всё о любом фильме:

Агирре, гнев божий

Aguirre, der Zorn Gottes
год
страна
слоган«On this river, God never finished his creation»
режиссерВернер Херцог
сценарийВернер Херцог
продюсерВернер Херцог, Ганс Прешер, Дэниэл Камино, ...
операторТомас Маух
композиторPopol Vuh
монтажБеате Майнка-Йеллингхауз
жанр драма, приключения, история, ... слова
бюджет
$370 000
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время93 мин. / 01:33
После завоевания и разграбления испанцами государства Инков возникла легенда о сказочно богатой стране Эльдорадо, которая затерялась в бесчисленных болотах бассейна Амазонки.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
41 + 1 = 42
9.1
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 03:25

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Одна из лучших и ключевых картин в творчестве замечательного западногерманского режиссёра Вернера Херцога, снятая им в тридцатилетнем возрасте, принесла мировую известность самому Херцогу и  актёру Клаусу Кински, который сыграл заглавную роль. За основу поведанной на экране истории была взята трагическая судьба реально существовавшего испанского конкистадора Лопе де Агирре, который в 1560 году высадился в составе экспедиции в Перу, чтобы найти богатую страну Эльдорадо, некий «золотой рай» на Земле. Но развернувшаяся между конкистадорами ожесточенная борьба за власть, а также безуспешность поисков этого самого Эльдорадо привели экспедицию к полному краху. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 13 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Основой сюжета этого оглушающего, атмосферного фильма, послужил дневник испанского монаха — единственное что осталось от одной пропавшей экспедиции, отправленной Писсаро. Конечно же можно спросить — а что толку от этого бессмысленного похода в масштабах истории? Но смысл как раз таки в масштабах истории и можно увидеть. Фильм — это гимн жажде власти, честолюбию, алчности, короче всех тех сил, которыми строились одни цивилизации и государства и завоевывались другие. Только посредством такого безумного стремления к власти и можно достичь своего Эльдорадо.

    И естественно осуществить замысел Херцога в изображении такого одержимого желанием стать повелителем Золотого Города, сверхчеловека мог только один актер — Клаус Кински, актер с сумасшедшей энергетикой и выдающейся харизмой. Он не играет — такие безумные глаза нельзя «сыграть», это можно только пережить и потом носить этот хаос и постоянно с собой. И когда в кадре есть Кински, все остальные превращаются просто в фон, этот человек просто выжигает пространство вокруг своей персоны — более идентичного исполнителя этой роли и представить сложно.

    А благодаря особенной, почти что документальной манере съемке, и похожему на какую-то ритуальную мелодию, саундтреку, фильм завораживает и погружает в эту атмосферу, создается практически эффект присутствия.

    Эта странная ритуальная музыка вообще одна из основ этого фильма — она звучит наподобие Реквиема, создает необходимый настрой неизбежности и дает зрителю ясно понять с самого начала, кому уготованы участи жертв — естественно всем этим человечкам — его соотечественникам и рабам-туземцам, биомассе в глазах Аггире, которых он железной рукой гонит к своему собственному бессмертию. И человечки свое жертвенное предназначение выполняют — гибнут с чувством обреченности, один за одним, от индейских стрел, болезни или руки своего безумного предводителя.

    До тех пор пока дон Агирре не остается на плоту в полном одиночестве, окруженный трупами. Хотя нет, это одиночество полным не назовешь — откуда-то на плот сбегается куча мелких обезьянок. С одной стороны можно подумать, что режиссер таким образом осудил главного героя — мол, раз считал своих ближних за низших существ и недочеловеков, так пусть получит достойную компанию. Но, знаете, такое ощущение, что Херцог своим героем просто любуется и относится с искренней симпатией. А как же иначе? Только такие, по современным меркам, шизофреники, маргиналы, психопаты и отморозки, как дон Агирре и делали историю.

    Дорога к власти и, следовательно, в историю, то широкая, но путь туда заказан тем, кто хранит в себе моральные принципы и любовь к людям. Просто не факт, что если вы убьете человека внутри себя, вам обязательно повезет.

    P. S. А еще во время просмотра где-то на подсознательном уровне, начинаешь проводить параллели с действом происходившем в совсем другое время, в другой стране и другом фильме. «Апокалипсис сегодня» кино называется — та же идея безумия и мрак окружающий героя, река и Великий поход в никуда. Короче, времена меняются, герои меняются, но все равно уходят в Лету, а эта самая река пребывает неизменной.

    10 из 10

    7 апреля 2008 | 21:22

    Где-то, в душных зарослях берегов Амазонки спрятана страна сказочных богатств Эльдорадо. Там золото в горах, в земле, в воде. Везде. Надо прийти и забрать его у глупых, диких инков. Оно наше по праву. Вперед, во имя Девы Марии!

    Вернер Херцог в далёком 1972 году снял очень неоднозначный фильм из жизни конкистадоров-завоевателей XVI века. Видно, что его захватила эпоха безумцев, когда любой вчерашний башмачник и пейзанин менял географическую карту, а народы перемешивались в котле авантюр.

    Печально известный Писарро застрял в болотах будущего Перу. Чтобы определиться с дальнейшим планом, он отправляет в разведку четыре десятка бойцов. Среди них был опытный захватчик дон Лопе Де Агирре.

    Фильм отличается от большинства исторических лент многими психологическими и философскими этюдами. Особый упор был сделан на финальный монолог абсолютного безумца в окружении приматов. Этими эпизодами заретушировался простенький сюжет и множественные нестыковки повествования.

    Многие зрители отметили документальность картинки. Это обманка. Да, преобладала живая съёмка, без эффектов. Сама природа умело было взята в союзники декораторами. Но, по большому счёту, чуть не каждую секунду глаза резали вопиющие ляпы. Причем, это не придирки, вроде несоответствия шевронов у Штирлица или количества разломов «Титаника». Все гораздо проще.

    Сплошь и рядом конкистадоры закованы в латы. 24 часа в сутки. При любых обстоятельствах. Поносите, не снимая жестянку на груди и кастрюлю на голове в амазонской бане. Если Вас сердечный удар за неделю не хватит, то смело записывайтесь в космонавты. Верх абсурда было сплавление по бурным, мутным водам в полной амуниции. Достаточно неустойчивому плоту чуть накрениться, и всё. Плавать в доспехах человек не умеет. Возможно, кто-то возразит: «А на картинках конкистадоры в броне как один!» Господа, Брежнева тоже с килограммами орденов постоянно изображали, но спал он в пижаме.

    А отглаженные платья до полу у барышень? Без капельки амазонской глины или ила. Я думаю, что месяц походов по джунглям и пампасам любые локоны превратит в заурядный колтун. Но у наших девиц не иначе трейлеры со стилистами в кустах запрятаны.

    Есть вопросы и по оружию. Пушка при падении с обрыва взорвалась, как грузовик тротила. С чего вдруг? Даже если в ней и осталась горстка отсыревшего пороха, то этого явно недостаточно. Да и снарядов-ядер я как-то не заметил. А ведь экспедиция должна, как минимум, десяток-другой боеприпасов к оружию нести. А это незаметно сделать тяжеловато в буквальном смысле. При желании, таких моментов можно увидеть немало. Так что эпитет «документально выглядящий» употреблять наивно.

    С игровой точки зрения тоже есть вопросы. По большому счету, играл только голубоглазый блондин. Клаус Кински. Будем считать его испанцем, но с большой оговоркой. А остальные изображали театральных персонажей, как глава экспедиции дон де Урсо (Руй Гуерра) или меланхоличный пастырь (сравните, к примеру, с проповедником из верхувенской «Плоти и Крови»). А то и вообще уподоблялись дереву, как все две с половиной актрисы фильма. Кстати, абсолютно не понял, какого Шрэка они там делали? Хоть бы пострадали или повлюблялись чуток.

    Конечно, можно сказать, что Херцог был незауряден в показе неприглядности цивилизаторов или христианских догм ("эта книга молчит», «церковь всегда с сильнейшим»). Но это только для тех зрителей, которые верят в романтику миссионерства. И только понемногу открывают, что все мерзости в Истории делались с именем Господним.

    Удивительны были испанские вояки. Прожженные, закаленные в стычках, они безропотно шли на заклание за Агирре, Гневом божьим. Мягко говоря, не совсем верится, что даже мятежники не видели бутафории самопровозглашенной империи. Гораздо более практично было присоединиться к армии Писарро. Один выстрел или выпад шпаги.

    Но тогда бы кино было бы совсем другим. Со схватками с индейцами, корветами с награбленным добром, дуэлями и пьянками. Такие фильмы снимают, имея соответствующий бюджет. И не каждый остаётся в памяти на десятилетия, как осталась картина Вернера Херцога.

    Эльдорадо конкистадоры не нашли. Но и с пустыми руками не вернулись. Волна за волной накатывалось европейское иго на самобытные индейские земли. Зарождалась цивилизованная Южная Америка.

    3 июля 2010 | 22:00

    Воинам — железо лат, рабам — железо оков. Дамам — деревянные паланкины, врагам — деревянные клети, невезучим — деревянные дротики с кураре. Разношёрстный отряд осторожной змейкой сползает по горному серпантину. Продирается сквозь душные джунгли: путается в кущах, вязнет в топях, слабеет. Добирается до реки, ночует на тесной каменистой полоске меж лесом и большой водой. Долго плывёт на плоту, окружённый дебрями и воинственными племенами. Природа выдавливает пришельцев из своего лона: бескомпромиссно, яростно, не оставляет им ни пяди свободной земли по сторонам. Словно побеждённые агрессоры отступают по узкому коридору под присмотром вражеских войск. Но испанцы идут вперёд, и они пришли побеждать. Тщеславные, они называют эти земли своими по праву. А гибнут как на чужой. Их зовёт Эльдорадо — город, где любой человек обретёт высшую степень счастья.

    Однажды кинематограф замахнётся на эпопею о завоевании Америки. И белый человек в режиссёрском кресле выразит её как летопись бесславных побед, как исповедь за горести, что несли его предки коренным народам по всему свету. А пока у нас есть лишь разрозненные детали великого преступления. И «Агирре», одна из них, повествует о событиях на закате эры конкистадоров: без размаха, без претензии на полноту, однако способная ёмко выразить эту идею, даже не делая на ней акцента. Это слышно в печальном рассказе индейского вельможи и в робких мечтах негра о свободе, видно в опустошённом и смиренном взгляде дудочника и напуганной улыбке вождя. Угнетение расой других рас неявно, ибо не самоцель — лишь отмечается парой зарисовок. Испанцы не жестоки к индейцам, скорее презрительно-равнодушны, куда беспощаднее они друг к другу. И потому важнее отношения внутри группы европейцев.

    Их глаза пусты и бесцветны, зато как в них вспыхивает при виде золота угасший было огонь. Они готовы казнить аборигена, потрясшего Библией, обвинив его в богохульстве, но святотатствуют сами: индеец не знал о Писании, они же — забыли. И потому христианский символ благородства — лошадь, скинута за борт. Вслед за этой отправной точкой плот покидают король, командир Урсуа и его жена, каждый — своим незавидным путём. Вычищен последний сор чести и плот превращается в филиал ада. Ориноко становится их Стиксом, пересечь который можно лишь в одном направлении. А доверчивые индейцы зовут их сыновьями солнца, что, согласно преданиям, снизойдут с небес, чтобы спасти их. Но европейцы забыли, что могут нести свет — раскалённые добела, она выжигают всё, где снизошли. Им больше не мило сияние солнца, их влечёт сияние золота. И к нему они готовы идти даже за безумцем, изменником, изувером.

    И это он — Агирре, воплощённый на экране бесподобным Клаусом Кински. Звериный взгляд из-под нахмуренных бровей. Грубая гримаса — то ли измучена, то ли озлоблена. Хромая, раскованная походка. И золотое неистовство в помыслах. Человек смелый, безумно смелый, он живёт превосходством над ближними, вдыхает полной грудью липкий запах власти, когда освобождается от авторитетов. Словно Кортес, который сжёг корабли перед походом на Ацтекскую империю, он сжигает в подчинённых трезвое стремление остановиться. Он из тех людей, кто отождествляют уважение и страх. И мнит себя достойным большего, чем имеет. Молодой Херцог, не имевший опыта, но имевший собственные взгляды, и его заклятый друг Кински, человек ничуть ни более простой, нежели его персонаж, нарисовали этот образ не словами, но эмоциями и действиями, показав при этом лишь малую долю жестокости и бесчинств настоящего Лопе де Агирре. Создали стереотипный, нарицательный образ властолюбца, сребролюбца. А сколько таких было? И сколько ещё будет?

    По сути в картине не происходит ничего примечательного: сценарий не основан на сильных ходах или на резких поворотах. Действие неяркое, разреженное, но тем отчётливее через такую незатейливую сюжетную канву проступает фон, тем выпуклее содержание и аллегории. Невысокая событийность подталкивает внимательно разглядывать не что происходит, а как сопровождается. Ведь на самом деле весь фильм — целеустремлённый путь в никуда. В светлое будущее, которое не наступит. Отчаянное саморазрушение с целью отыскать золотой город и уже гарантированно саморазрушиться там. Дикая человеческая страсть к успеху, к открытию нового, к бегству за горизонт, которая и привела нас к нынешним высотам, предварительно повозив по всяческим безднам. Что пытался выразить режиссёр, показывая становление жестокой власти, не приемлющей инакомыслие, молчаливое непротивление злу и безумию лидера? Что хотел отыскать в человеческой природе, рисуя бессмысленный бунт и неприятие авторитетов, помутнение рассудка несбыточными желаниями. Не иначе как найти в душах людских пустующую нишу, которая с равным успехом может приютить собственного демона или впустить чужого. И имя ему — Агирре.

    11 апреля 2016 | 19:42

    Просматривая этот фильм, я не переставал думать о том, что в мире редко, но все-таки рождаются люди под знаком зла, к таким людям как раз и относится Агирре, называющий себя «Гневом Божьим».

    Воплощение жестокости и беспощадности, этакий humiliation во плоти, человек, для которого амбиция и жажда золота превосходит все на свете…

    Клаус Кински, сыгравший жестокого конкистадора, оставил тяжелейший осадок на душе.

    Шикарная работа оператора превратила красивейшую природу Амазонии в преисподнюю для испанцев, за что Томасу Мауху огромное спасибо, да и дуэту Томас-Вернер низкий поклон…

    P.S… . апокалипсис 1561 года…

    7 из 10

    30 сентября 2010 | 17:51

    Фильмов Вернора Херцога мною просмотрено пока что довольно небольшое количество, если быть точнее их два «Спасительный рассвет» и наконец дошедший до моего взора «Агирре гнев Божий». Оба они объедены природным элементом, главным сильно запоминающимся героем, выражающий в себе неодолимую жажду к чему-либо. В случае «Спасительного рассвета» оправданной жаждой к свободе. В случае фильма о злоключениях инков, жаждой к превосходству над другими, а также к построению идеального государства, — но, это так отхождение от основной темы.

    Конкретно о самом фильме — о самом фильме в моем тексте, будет мало. Вся вина на том что фильм короткий, да и если сказать как кончатся злоключения конкистадоров, а кончатся они, что бы не врать, специфично и как то по честному сказать, двусмысленно. Именно кстати в финале вся основная часть, которая сможет остаться в мозгу, но повторюсь очень двусмысленно. Так что тем кто любит находить глубокий смысл, он тут имеется, тот его найдёт. Хотя как мне кажется, тут всё довольно ясно и понятно предоставлено благодаря актёру Клаусу Кински. Его герой, забирает на себя, всё внимание при просмотре, благодаря его специфичной манере в подаче своего амплуа фанатика, который вышел вообще изумительно и страшно. Своими действиями он губит всю свою команду при поиске священного города инков, идёт к тому чего сам не понимает, но во что слепо верит — я говорю о том насколько этот герой поразил меня своей харизмой и одержимостью. В неких моментах он даже сможет пару раз заставить улыбнуться зрителя, но к финалу его становится жаль, но как то вообще без эмоций. Как то выходит по странному, но и сама картина странновата именно благодаря ему, а также самим сюжетом.

    А вот один интересный момент, который немного говорит о религиозной подоплёке картины Херцога:

    - Он понимает, что эта книга содержит Слово Божие?
    Держи, сын мой.
    -Он сказал, что она не разговаривает. — Хватайте его!
    Убить его! Казнить его за богохульство!»

    Важный итог, из всей всей моей писанины: «Агирре гнев: Гнев Божий» говорящий о себе с претензией на гениальность, на самом деле обычен по построении сюжета и его подаче для зрителя, но занимателен будет для просмотра не только киноманам, но и рядовому зрителю. А удовлетворение будет получено благодаря музыкальному сопровождению от Popol Vuh, отлично заснятой природой на камеру, благодаря оператору Томасом Маухом и всеми теми приключениями, которые кстати длятся не долго. И конечно после этого фильма не возможно забыть Клауса Кински, также как и не возможно забыть некую гнетущую часть, содержащееся в фильме.

    9 из 10

    31 марта 2015 | 21:40

    Не зря в раздел «Если вам понравился этот фильм, не пропустите» к «Агирре» поставлен «Апокалипсис сегодня» — казалось бы, — что между ними общего? — но от этих фильмов остается своеобразное «послевкусие» — чтобы в полной мере ощутить его, такие фильмы нужно смотреть на одном дыхании, чтобы не порвать «нить» последовательности резких сюжетных поворотов и монотонных, изнуряющих сцен.

    Мало кому нравятся затянутые сцены, да и вообще затянутые фильмы, но эти свойства отнюдь не отрицательны — главное их преимущество в том, что такие сцены медленно строят в голове воспоминание сопряженное с нашей эмоцией, которая появилась у нас в голове во время просмотра данной сцены, и когда мы наконец встаём после просмотра, у нас отпадают все лишние детали и зрительный образ и остаётся лишь это «воспоминание».

    Постановка таких сцен — признак отнюдь не занудности, а настоящего гения режиссёра.«Агирре» и «Апокалипсис» наполнены такими сценами, благодаря которым фильм так глубоко врезается в нашу память, вплоть до каждого эпизода.

    Но такое ощущение рассчитано на узкий круг любителей, но если вы узнаёте описанное мной ощущение, тогда желаю приятного просмотра!

    28 апреля 2010 | 18:05

    О, как хвалят «достоверность», «реалистичность» этого фильма, с другой стороны — его «символизм», «психоаналитичность». Я ожидал чего-то покруче «Барри Линдона», а получил несуразную сокуровщину, прообраз германовского «Трудно быть богом».

    Если говорить о символизме, о намёках, то они должны быть как-то изображены — так, чтобы соответствовать действительности, чтобы отражать её. Для иносказательности недостаточно одного актёра, который с вытаращенными глазами ковыляет весь фильм между едва ли ни зевающих статистов.

    Ни одна эмоция в фильме не отражена так, чтобы быть узнанной. Заметьте, я не говорю о реализме. Иконичность и символизм Тарковского тоже узнаваемы, потому что шифруют реальность, а не измываются над ней. А здесь — театр инопланетян.

    Этот фильм — исключительно для эстетов в самом плохом смысле слова — в том, что имел ввиду Ленин, характеризуя русскую интеллигенцию одним ёмким словом. Есть особый разряд первертов, которые предпочли Мамлеева Гоголю, а Губайдулину — Мусоргскому. Они даже никогда не интересовались ни Гоголем, ни Мусоргским, потому что им не интересно ничто прямое и ясное — ни в реализме, ни в символизме. Неестественные ужимки, невозможные ситуации, ненормальные фразы — какие же это символы? Символ — гость из иного мира, запечатлевшийся в обычном предмете мира нашего. Гораздо больше символизма в каких-нибудь «Мстителях» или «Железном человека», чем в этом натужном эстетском самолюбованстве.

    Это в полной мере вырождение искусства — когда оно не отражает посыла автора зрителю, не служит мостом и языком для разобщённых людей. Это псевдоискусство — только игрушки зарвавшихся эгоцентриков, злоупотребляющих народными лаврами. Это вырожденство способно только разделять, извращать, искривлять. Причём не принципиально — а так, по прихоти своего творца. Фишки ради!

    5 из 10

    21 декабря 2015 | 16:11

    История испанского конквистадора Лопе де Агирре, одержимого идеей стать новым Кортесом, и в 1560-м году во время поисков в амазонских джунглях знаменитого золота Эльдорадо поднявшего мятеж против руководителя королевского отряда благородного дона Урсуа, — в режиссуре 30-летнего Херцога обрела звучание философской притчи о человеке, бросившем вызов самому Господу Богу. Оставаясь верным своему неизменному постановочному принципу — максимально точно повторять в реальных условиях отражаемую ситуацию, — Херцог отправляется с экспедицией в перуанские джунгли, чтобы один к одному пройти по маршруту испанского отряда и снять в итоге кадры, которые никто ещё до него не снимал.

    На главную роль — «великого предателя» — он приглашает 46-летнего немца Клауса Кински, до того известного в кино главным образом в качестве специалиста по отпетым злодеям. Встреча с Херцогом наконец-то позволяет Кински раскрыть незаурядный актёрский талант, до сих пор по большому счёту невостребованный. Херцог первым направляет недюжинный темперамент актёра в нужное русло. Выразительнейшие физические данные Кински — орлиный нос, широкий властный рот, глубоко посаженные глаза, длинные, выбивающиеся из под шлема волосы — всё это, наряду с горбатостью героя и порывистостью приземистой походки, придало Агирре вид настоящего диктатора-монстра.

    Всё более узурпируя власть и спекулируя на чувствах наиболее алчных членов отряда, Агирре не останавливается ни перед чем и безжалостно подавляет любые попытки сопротивления. В конечном счёте, его безудержным порывам начинает противостоять не только девственная природа Амазонки, не только охраняющие свои владения индейцы, но и сам здравый смысл: уничтожив одного за другим всех инакомыслящих и без того малочисленного отряда, Агирре обретает-таки абсолютную власть, обретает в тот момент, когда остается уже совсем один.

    Кадры кружащегося на средине реки плота, заваленного трупами, в центре которого, как памятник самому себе, стоит одинокий вождь, тупо взирающий на стаю снующих по его последнему прибежищу мартышек, представляют один из самых блистательных в своей выразительности финалов в истории кино. Приём абсолютного погружение в материальную среду, всякий раз имеющий у Херцога принципиальное значение, производит столь сильное впечатление, что позволяет говорить чуть ли не о гипнотическом воздействии. Во всяком случае именно такой эффект способны произвести снятые оператором Томасом Маухом кадры горных перевалов и окутанной туманом Амазонки, в которых природа будто бы впадает в транс. В дальнейшем у Херцога ещё не раз проявится эта уникальная способность приоткрывать тайну над метафизической сущностью мира.

    6 декабря 2013 | 10:29

    Данная картина немецкого режиссера Вернера Херцога повествует трагическую историю продвижения вглубь континента группы конкистадоров под предводительством Агирре в 1560 году с целью найти «Эльдорадо», мифическую страну золота.

    Херцог в этом произведении постепенно раскрывает различные формы человеческого поведения, вне социума, движимое только слепой мечтой. Конкистадоры плывут на реке, и с каждым пройденным поворотом безумие в головах героев нарастает, преобретая все новые, мыслимые и не, несколько сюрреалистические формы, ведя к трагическому финалу, пределу того, куда человека может завести жажда власти. Это нарастание происходит вкупе с великолепными девственными видами природы Южной Америки, порой завораживающими воображение зрителей.

    «Агирре, гнев божий» сравним со знаменитой лентой Френсиса Форд Копполы «Апокалипсис сегодня». В обоих фильмах показано безумие людей. Оба действа происходят на реке, что позволяет плавно показывать задуманное, изображать его различные формы. Оба ведут к локальному апокалипсису, который вполне может перерасти в более масштабный.

    Покорение конкистадорами Южной Америки — борьба. С собой, с племенами, вышними силами, судьбой. Трагическая и захватывающая, аналогов которой не много в кинематографе.

    24 марта 2011 | 20:18

    В первой половине 16 века цивилизация ацтеков пала под натиском конкистадоров, и Эрнан Кортес, разрушивший эту могущественную империю, стал легендой и примером для подражания для последующих поколений завоевателей. Одним из них был жестокий и вспыльчивый испанец Лопе де Агирре, спустя четыре века ставший главным героем одного из известнейших фильмов Вернера Херцога. С реальной исторической фигурой Агирре в исполнении Клауса Кински имеет не так уж много общего, а в основу фильма легло лишь одной событие из жизни испанца — путешествие по Амазонке в поисках мифической страны Эльдорадо.

    «Агирре, гнев божий» — это история, которой не было, но которая могла бы произойти. Упоминая реальные события и некогда живших людей, немецкий режиссер, тем не менее, создает картину, не претендующую на историческую точность. Сюжет об отчаянном походе героев — это лишь повод показать многогранный и сложный мир людских пороков и страстей. В центре — человек, человек Средневековья, объединяющий в себе, казалось бы, не сочетаемые черты. Глубокая религиозность, граничащая с фанатизмом, не мешает убивать за убеждения без зазрений совести, а за видимой преданностью идеалам скрывается алчность и коварство. Самоуверенные европейцы изображены бездушными и глупыми, и мало чем отличаются от порабощенных ими индейцев.

    Этот театр людских взаимоотношений лишь увертюра к основному действию, где яркое соло исполняет главный герой. Агирре с его безумными глазами и импульсивными поступками представляет собой образ фанатика, тирана, готового положить все на алтарь идеи. Желание повторить судьбу Кортеса — захватить империю, возвыситься, приводит к чудовищному путешествию в никуда, навстречу верной смерти. Для такой личности человеческие жертвы — лишь необходимость, а путь по головам кажется единственным выходом. Но безжалостный Агирре, как олицетворение некой темной силы, воспринимается создателями достаточно спокойно. Херцог будто дает своему герою право творить зло, поднимая тем самым важный вопрос: возможно ли зло ради прогресса, ради будущего, можно ли найти оправдание кровавым деяниям, если ужасные семена дадут хорошие всходы.

    «Агирре», несмотря на всю документальную убедительность, силу, живые образы и пейзажи, остается одной большой иллюзией. Все здесь кажется миражом и загадкой. Люди, исчезнувшие навсегда, будто их никогда и не было на свете, невидимые враги, окружающие героев со всех сторон, невероятный путь в страну золота Эльдорадо. Самый яркий и пронзительный образ ленты, корабль на дереве, одновременно символизирует крах надежд и то непостижимо-иррациональное, что представляет собой мифический пункт назначения. А сам фильм заканчивается кадрами с обезьянами, захватывающими плот и несущими в себе первобытный хаос и торжество жизни. Именно то, о чем по глупости забывали герои, находясь на краю земли, оказывается сильнее всех амбиций, стремлений и страстей. Ведь нет ничего могущественнее сил и законов природы.

    Спустя десять лет, в 1982 году, свет увидела еще одна картина Херцога о невероятной мечте, граничащей с безумием — о Фицкарральдо, решившем построить оперный театр в джунглях. Это еще одно путешествие навстречу неизвестности во главе с героем Клауса Кински, одержимым невероятными фантазиями и стремлениями. Цели и Агирре, и Фицкарральдо недосягаемо далеки и нереальны, а оперный театр и Эльдорадо являются личным раем каждого из них. Страна золота в фильме Херцога олицетворяет новую землю обетованную, которая манит не вечной жизнью, но богатством и славой, как главными ценностями нового времени. Дорога в этот рай извилиста, кровава, лежит через лес из людских тел, но неизменно привлекательна для все новых и новых поколений. И сколько бы не существовало человечество, каждый будет искать дорогу в свой рай. В то место, куда нам не суждено попасть.

    10 октября 2012 | 19:53

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>