всё о любом фильме:

Агирре, гнев божий

Aguirre, der Zorn Gottes
год
страна
слоган«On this river, God never finished his creation»
режиссерВернер Херцог
сценарийВернер Херцог
продюсерВернер Херцог, Ганс Прешер, Дэниэл Камино, ...
операторТомас Маух
композиторPopol Vuh
монтажБеате Майнка-Йеллингхауз
жанр драма, приключения, история, ... слова
бюджет
$370 000
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время93 мин. / 01:33
После завоевания и разграбления испанцами государства Инков возникла легенда о сказочно богатой стране Эльдорадо, которая затерялась в бесчисленных болотах бассейна Амазонки.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
98%
43 + 1 = 44
9.2
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 03:25

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    Одна из лучших и ключевых картин в творчестве замечательного западногерманского режиссёра Вернера Херцога, снятая им в тридцатилетнем возрасте, принесла мировую известность самому Херцогу и  актёру Клаусу Кински, который сыграл заглавную роль. За основу поведанной на экране истории была взята трагическая судьба реально существовавшего испанского конкистадора Лопе де Агирре, который в 1560 году высадился в составе экспедиции в Перу, чтобы найти богатую страну Эльдорадо, некий «золотой рай» на Земле. Но развернувшаяся между конкистадорами ожесточенная борьба за власть, а также безуспешность поисков этого самого Эльдорадо привели экспедицию к полному краху. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 13 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Просматривая этот фильм, я не переставал думать о том, что в мире редко, но все-таки рождаются люди под знаком зла, к таким людям как раз и относится Агирре, называющий себя «Гневом Божьим».

    Воплощение жестокости и беспощадности, этакий humiliation во плоти, человек, для которого амбиция и жажда золота превосходит все на свете…

    Клаус Кински, сыгравший жестокого конкистадора, оставил тяжелейший осадок на душе.

    Шикарная работа оператора превратила красивейшую природу Амазонии в преисподнюю для испанцев, за что Томасу Мауху огромное спасибо, да и дуэту Томас-Вернер низкий поклон…

    P.S… . апокалипсис 1561 года…

    7 из 10

    30 сентября 2010 | 17:51

    Вернер Херцог — Homo ignotus в немецком кино 70-80 годов. Он неистовый романтик «южной» мюнхенской волны кинематографа Германии, он экзистенциальный документалист, чьи фильмы «вещественные» и эфемерны как и любимые им перуанские леса. Херцог всегда говоривший, что «кино — искусство не для ученых, а для неграмотных» каждым своим фильмом подтверждал собственную жажду познания мира и человека.

    Режиссер пришедший в кино с особым этнографическим видением сценарий одного из своих самых известных фильмов «Агирре, гнев Божий» написал за два с половиной дня во время поездки со своей командой на футбольный матч. Написал, что говорить, быстро. После этого ему больше ничего не оставалось как украсть из запасов киношколы, в которой учился, 35-миллиметровую плёнку, а после сорваться со всей съемочной группой в глухие джунгли, кишащие всем, что непривычного белого человека могло съесть, укусить и заразить.

    Херцог отсылает действие к первой половине XV века, в те ренессансные времена когда Испания с дикостью богатой империи завоёвывала жизненное пространство, разрушала древние Миры, вгоняла в рабство весь Новый Свет и убивала Историю Человечества во имя короля Карла V и делала это руками горстки головорезов под предводительством безграмотного Писсаро.

    Писсаро хотел найти Эльдорадо, найти то, что можно переплавить и затем сплавить по желтым водам Амазонки прямиком к судам Его величества. Но он не учел одной немаловажной детали — испанская кровь на закате Инков была редкой вещью и оттого еще более желанной для индейцев мстящих за смерть своего царя. А потому долгая дорога в джунглях для испанских конкистадоров из похода завоевателей превращается в бандитский рейд компании ошалевших от взаимной ненависти высокопоставленных испанцев во главе с кривобоким Лопе Де Аггире.

    Херцог упивается властной издерганность Аггире, сублимируя в нём чистую силу волеизъявления Человека против небес, против порядка вещей. Маленький лихорадочный Аггире называющий себя «гневом Божьим» заявляя, что «если я захочу, чтобы птицы падали мертвыми с деревьев, то птицы будут падать мертвыми с деревьев», становиться для остальной выжавшей кучки голодных недобитых конкистадоров «бичом Божьим».

    Аггире — великий предатель никогда не существовавших стран и мертвых континентов, незаконнорожденный наследник великих варварских империй и погрязших в кровосмесительных связях царских родов. Он пришедший завоевывать свой рай, свою новую Испанию, свой Эльдорадо, свою Страну Великой Мечты и нашедший лишь запах смерти во влажном воздухе обещавших золото джунглей. Он — конкистадор в некогда не истлевающих латах; он — Харон присягнувший именем Стикса; он- безумец заворожено смотрящий в серое перуанское небо; он будто только что сошедший с картины Антонио де Переды, но не принявший покаяние. Его Бог — это свобода, это презрение и гнев проклятого небожителя. Он узнаваем и притягателен потому, что воплотил в себе силу всех фанатичных выродков когда-либо рожденных на этой Земле.

    Именной такой герой мог завладеть воображением Херцога, потому как он «контра», средневековый «сталкер», неуязвимый воин совершающий ритуал сonquista of paraí so и не подозревающий, что глинистая вода Амазонки несущая его плот к туманному Эльдорадо уже заключила его меж своих берегов оставив наедине со своей одержимость, одного в своём бессмертии в этой перуанской Валгалле.

    Эльдорадо становиться для этого проклятого короля наваждением уже перешедшим из реальной плоскости восприятия в мистическое ощущение живущие лишь в его выжженном страхом перед неизвестность таящейся в джунглях воображении. Херцог наделяет маленького оккупанта особенным сверхсознанием и верой в своё предназначения перед Миром, присваивает Аггире желание Творить Историю подобно тому «как другие ставят спектакль».

    Фильм смотрится как доподлинно реальная документальная зарисовка великой эпохи завоевания испанскими конкистадорами Южной Америки, а немецкий режиссер создаётся весьма странную иллюзию «подсмотренности» всего происходящего, еще больше усиливающуюся, когда звучит заунывная дребезжащая инструменталка «Popol Vuh».

    И в итоге понимаешь, что «Аггире, гнев Божий» откровенно антижанровая вещь, чья обобщенная планетарность начинает зашкаливать к концу происходящего с лихвой окупая не только явную затянулось и монотонность ленты, но даже раздражающий и режущий глаз красный нитролак, который скупо проливается вместо драгоценной испанской крови.

    Это доподлинно культовое кино, так как Херцог нашел какой-то особый мистический, сакральный язык на котором можно рассказать о всех безумствах, тайнах и проклятиях этого мира.

    9 июня 2008 | 16:42

    Данная картина немецкого режиссера Вернера Херцога повествует трагическую историю продвижения вглубь континента группы конкистадоров под предводительством Агирре в 1560 году с целью найти «Эльдорадо», мифическую страну золота.

    Херцог в этом произведении постепенно раскрывает различные формы человеческого поведения, вне социума, движимое только слепой мечтой. Конкистадоры плывут на реке, и с каждым пройденным поворотом безумие в головах героев нарастает, преобретая все новые, мыслимые и не, несколько сюрреалистические формы, ведя к трагическому финалу, пределу того, куда человека может завести жажда власти. Это нарастание происходит вкупе с великолепными девственными видами природы Южной Америки, порой завораживающими воображение зрителей.

    «Агирре, гнев божий» сравним со знаменитой лентой Френсиса Форд Копполы «Апокалипсис сегодня». В обоих фильмах показано безумие людей. Оба действа происходят на реке, что позволяет плавно показывать задуманное, изображать его различные формы. Оба ведут к локальному апокалипсису, который вполне может перерасти в более масштабный.

    Покорение конкистадорами Южной Америки — борьба. С собой, с племенами, вышними силами, судьбой. Трагическая и захватывающая, аналогов которой не много в кинематографе.

    24 марта 2011 | 20:18

    Начало 70-х годов ХХ века ознаменовано появлением одного из наиболее знаковых и самобытных направлений в истории кинематографа — «Немецкого нового кино», или, как его еще называют, — «Немецкой новой волны». Многие ленты этого направления стали шедеврами мирового киноискусства, а режиссеры их сотворившие по праву считаются классиками. Среди них Вим Вендерс, Райнер Вернер Фасбиндер, Фолькер Шлёндорф и, конечно же, Вернер Херцог. Этот выдающийся режиссер дебютировал в кино очень рано — всего в двадцатилетнем возрасте. Он снял документальный короткометражный фильм «Геракл», в котором поразмышлял о деструктивной природе физической мощи. В 1968 году Херцог дебютировал в полнометражном игровом кино, сняв фильм «Знаки жизни». Стоит отметить что Херцог будет чередовать игровые и документальные картины на протяжении всего своего творческого пути. Критики также будут неоднократно отмечать что его документальные фильмы высокохудожественны, а игровые почти документально достоверны, даже, в некотором роде, репортажны.

    Однако настоящим прорывом, принесшим Вернеру Херцогу всемирную славу, стала картина 1972 года «Агирре, гнев божий». В данном, фильме, снятом по мотивам реальных событий, и повествующем историю безумного конкистадора Лопе де Агирре, отражены две центральные темы творчества гениального немца: тема столкновения цивилизации с дикостью (при чем вопрос о том что есть подлинная дикость поставлен у Херцога традиционно иначе, нежели это принято у, так называемых, нормальных людей) и тема одержимости главного героя безумной идеей. По ходу фильма, снятого словно репортаж с места событий, зритель все глубже и глубже погружается вместе с героями в пучину безумия, а джунгли, укрывающие стреляющих отравленными стрелами индейцев, представляются неким разумным существом (наподобие океана планеты Солярис из одноименного романа Станислава Лема), отвергающим конкистадоров как некое инородное тело. Стоит отметить что Херцог снимал фильм с той же одержимостью и пренебрежением к опасности, с которой шел к своей цели Агирре. Однако Херцог, все же, больше схож в этом не с Лопе де Агирре, а с эксцентричным безумцем-мечтателем Брайаном Суини Фицджеральдом из другого своего шедевра «Фицкарральдо».

    Фильм создавался без помощи спецэффектов и декораций в тяжелейших условиях перуанских джунглей. Соратником Херцога в этой авантюрной затее выступил бесстрашный оператор Томас Маух, снявший с Херцогом немало картин, как до, так и после фильма «Агирре, гнев божий». Имея минимум технических возможностей, Маух выстраивает кадры таким образом, что из данного фильма можно свободно сделать фотоальбом и демонстрировать его на различных престижных выставках. Композитором фильма является этно-рок группа «Popol Vuh», впоследствии еще не раз сотрудничавшая с режиссером. Ее магнетическая музыка помогает еще больше проникнуться и без того невероятной атмосферой фильма. Но впечатление от ленты было бы неполным без впечатляющей игры Клауса Кински. Его дьявольский магнетизм и психопатическая харизма поражают даже весьма искушенного зрителя. По сути его Агирре это некий антипод сталкера из одноименного фильма Тарковского, а также известного героя Виктора Гюго — Квазимодо. Ибо являет собой образ юродивого, но отнюдь не блаженного и не «на лицо ужасного, доброго внутри». Агирре в исполнении Кински уродлив как внешне, так и внутренне. В нем нет двойного дна. Есть только безумие и ненависть. Но он таинственным образом притягивает к себе людей. Посредством образа Агирре, Херцог словно объясняет нам феномен нацизма. Он в нас. В нашей природе. В нашей страсти к разрушению и подсознательном стремлении к смерти. Особенно яркими являются два эпизода в исполнении Кински: эпизод в сожженной индейской деревне и финальный эпизод с мартышками. Финал картины метафоричен и глубок. Те кто идут с безумцем до конца, теряют свой человеческий облик и становятся подобны животным.

    Несмотря на то что творчество Вернера Херцога формально относится к направлению «нового немецкого кино», он все же стоит особняком от всех. Можно проследить, пожалуй, лишь условную связь с «альпийскими» фильмами Арнольда Фанка (особенно отчетливо она видна в фильме Херцго «Крик камня»), да и то лишь по манере съемки в тяжелых условиях, а не по тематизму. Херцог даже сейчас смотрит не больше трех-четырех фильмов в год, предпочитая книги, а в молодости, судя по всему, смотрел и того меньше. Именно потому его кинопроизведения можно считать «чистым кино» — то есть лишенным влияния извне. Да и не кино это по сути. Скорее эпический театр по открытым небом. Режиссер словно продолжает и развивает идеи другого великого немца — Бертольда Брехта. Пока другие режиссеры подвергаются влияниям классиков, Вернер Херцог воплощает собственные безумные и, на первый взгляд, невыполнимые мечты.

    10 из 10

    12 апреля 2013 | 21:02

    В первой половине 16 века цивилизация ацтеков пала под натиском конкистадоров, и Эрнан Кортес, разрушивший эту могущественную империю, стал легендой и примером для подражания для последующих поколений завоевателей. Одним из них был жестокий и вспыльчивый испанец Лопе де Агирре, спустя четыре века ставший главным героем одного из известнейших фильмов Вернера Херцога. С реальной исторической фигурой Агирре в исполнении Клауса Кински имеет не так уж много общего, а в основу фильма легло лишь одной событие из жизни испанца — путешествие по Амазонке в поисках мифической страны Эльдорадо.

    «Агирре, гнев божий» — это история, которой не было, но которая могла бы произойти. Упоминая реальные события и некогда живших людей, немецкий режиссер, тем не менее, создает картину, не претендующую на историческую точность. Сюжет об отчаянном походе героев — это лишь повод показать многогранный и сложный мир людских пороков и страстей. В центре — человек, человек Средневековья, объединяющий в себе, казалось бы, не сочетаемые черты. Глубокая религиозность, граничащая с фанатизмом, не мешает убивать за убеждения без зазрений совести, а за видимой преданностью идеалам скрывается алчность и коварство. Самоуверенные европейцы изображены бездушными и глупыми, и мало чем отличаются от порабощенных ими индейцев.

    Этот театр людских взаимоотношений лишь увертюра к основному действию, где яркое соло исполняет главный герой. Агирре с его безумными глазами и импульсивными поступками представляет собой образ фанатика, тирана, готового положить все на алтарь идеи. Желание повторить судьбу Кортеса — захватить империю, возвыситься, приводит к чудовищному путешествию в никуда, навстречу верной смерти. Для такой личности человеческие жертвы — лишь необходимость, а путь по головам кажется единственным выходом. Но безжалостный Агирре, как олицетворение некой темной силы, воспринимается создателями достаточно спокойно. Херцог будто дает своему герою право творить зло, поднимая тем самым важный вопрос: возможно ли зло ради прогресса, ради будущего, можно ли найти оправдание кровавым деяниям, если ужасные семена дадут хорошие всходы.

    «Агирре», несмотря на всю документальную убедительность, силу, живые образы и пейзажи, остается одной большой иллюзией. Все здесь кажется миражом и загадкой. Люди, исчезнувшие навсегда, будто их никогда и не было на свете, невидимые враги, окружающие героев со всех сторон, невероятный путь в страну золота Эльдорадо. Самый яркий и пронзительный образ ленты, корабль на дереве, одновременно символизирует крах надежд и то непостижимо-иррациональное, что представляет собой мифический пункт назначения. А сам фильм заканчивается кадрами с обезьянами, захватывающими плот и несущими в себе первобытный хаос и торжество жизни. Именно то, о чем по глупости забывали герои, находясь на краю земли, оказывается сильнее всех амбиций, стремлений и страстей. Ведь нет ничего могущественнее сил и законов природы.

    Спустя десять лет, в 1982 году, свет увидела еще одна картина Херцога о невероятной мечте, граничащей с безумием — о Фицкарральдо, решившем построить оперный театр в джунглях. Это еще одно путешествие навстречу неизвестности во главе с героем Клауса Кински, одержимым невероятными фантазиями и стремлениями. Цели и Агирре, и Фицкарральдо недосягаемо далеки и нереальны, а оперный театр и Эльдорадо являются личным раем каждого из них. Страна золота в фильме Херцога олицетворяет новую землю обетованную, которая манит не вечной жизнью, но богатством и славой, как главными ценностями нового времени. Дорога в этот рай извилиста, кровава, лежит через лес из людских тел, но неизменно привлекательна для все новых и новых поколений. И сколько бы не существовало человечество, каждый будет искать дорогу в свой рай. В то место, куда нам не суждено попасть.

    10 октября 2012 | 19:53

    Фильм-эмбиент, фильм-транс, фильм-экспозиция с эффектом близким к фильмам Тарковского 70-х годов. «Летящая» масса воды, шум ветра, свист птиц, пейзаж, джунгли, экспедиция на плоту, сплавляющаяся по Амазонке. Половина саундтрека: отлично работающий sounds of nature. Вторая половина: Рон Фрике и Popol Vuh — мелотроны, психоделика, ранний эмбиент (70-х годов), аналоговый саунд. Аналоговый звук Фрике работает так ярко, что кажется что эту работу делал скорее лидер направления, Клаус Шульце. «Статичное» повествование — настолько медленное, что кажется лишённым движения: «стояние» фильма заставляет созерцать и вживаться.

    При полном отсутсвии мистики, фильм постоянно держит при мистическом напряжении. Возможно, это достигается только антуражем: подобранными пейзажем и фактурой актёров; статикой повествования; напряжением которое вызывает путешествие в неизведанный край за мистической целью; плохо различимыми силуэтами индейцев в чаще джунглей; музыкой Popol Vuh; неожиданно сильным реалистическим эффектом, смешанным с абсурдом.

    У абсурда два агента: иррациональное присутствие в контексте экспедиции двух женщин, ощущающихся как два ярких, бьющих цветом пятна (в духе фовизма). И иррациональное окрашенный конец: повествование выходит в полный абсурд и создаёт отличный смысловой накал, метафору. Свихнувшийся на страсти воин, один на плоту, продолжает своё путешествие в никуда, всё еще строя наполеоновские планы. Концовка открыта — и получается, что Агирре уходит в бесконечность, в вечное путешествие за объектом своей страсти. Кажется, что Агирре становится бессмертным и вечным, хотя очевидно, что он всего-лишь начинает своё вечное путешествие в ад.

    Отдельную роль тут играет музыка Popol Vuh — это эмбиентальный space-rock, аморфный, текучий. Космический уклон, с присущим ему ощущением бесконечного пространства очень удачно поддерживает то мистическое иступление в котором Агирре уплывает в свой субъективный извращённый «рай», в своё «Элльдорадо».

    22 января 2011 | 11:47

    Фильмов Вернора Херцога мною просмотрено пока что довольно небольшое количество, если быть точнее их два «Спасительный рассвет» и наконец дошедший до моего взора «Агирре гнев Божий». Оба они объедены природным элементом, главным сильно запоминающимся героем, выражающий в себе неодолимую жажду к чему-либо. В случае «Спасительного рассвета» оправданной жаждой к свободе. В случае фильма о злоключениях инков, жаждой к превосходству над другими, а также к построению идеального государства, — но, это так отхождение от основной темы.

    Конкретно о самом фильме — о самом фильме в моем тексте, будет мало. Вся вина на том что фильм короткий, да и если сказать как кончатся злоключения конкистадоров, а кончатся они, что бы не врать, специфично и как то по честному сказать, двусмысленно. Именно кстати в финале вся основная часть, которая сможет остаться в мозгу, но повторюсь очень двусмысленно. Так что тем кто любит находить глубокий смысл, он тут имеется, тот его найдёт. Хотя как мне кажется, тут всё довольно ясно и понятно предоставлено благодаря актёру Клаусу Кински. Его герой, забирает на себя, всё внимание при просмотре, благодаря его специфичной манере в подаче своего амплуа фанатика, который вышел вообще изумительно и страшно. Своими действиями он губит всю свою команду при поиске священного города инков, идёт к тому чего сам не понимает, но во что слепо верит — я говорю о том насколько этот герой поразил меня своей харизмой и одержимостью. В неких моментах он даже сможет пару раз заставить улыбнуться зрителя, но к финалу его становится жаль, но как то вообще без эмоций. Как то выходит по странному, но и сама картина странновата именно благодаря ему, а также самим сюжетом.

    А вот один интересный момент, который немного говорит о религиозной подоплёке картины Херцога:

    - Он понимает, что эта книга содержит Слово Божие?
    Держи, сын мой.
    -Он сказал, что она не разговаривает. — Хватайте его!
    Убить его! Казнить его за богохульство!»

    Важный итог, из всей всей моей писанины: «Агирре гнев: Гнев Божий» говорящий о себе с претензией на гениальность, на самом деле обычен по построении сюжета и его подаче для зрителя, но занимателен будет для просмотра не только киноманам, но и рядовому зрителю. А удовлетворение будет получено благодаря музыкальному сопровождению от Popol Vuh, отлично заснятой природой на камеру, благодаря оператору Томасом Маухом и всеми теми приключениями, которые кстати длятся не долго. И конечно после этого фильма не возможно забыть Клауса Кински, также как и не возможно забыть некую гнетущую часть, содержащееся в фильме.

    9 из 10

    31 марта 2015 | 21:40

    Зрелищность, динамичность, спецэфекты — всё это становится тормозящими понятиями для развития мысли в современном кино. Вот и приходиться искать эту мысль у грандов кинематографа 20 столетия. Однако, впервые в жизни, я заскучала без того от чего бежала- без «голивудщины».

    Фильм заявленный как художественный, драма, исторический, приключения, оказался совсем не таким — затянутость и монотонность полностью убила приключенческий жанр, историческая подоплека подведена слишком поверхностно, и не обладая энцеклопедическими знаниями об испанских завоеваниях Америки — вообще с трудом можно понять иерархическую структуру героев экспедиции, драматические моменты, филосфия и психологизм героев на мой взгляд, очень далеки от Войцека и Каспера Хаузера. Минимализация диалогов оставляет внутренний мир героев на усмотрение зрителя. Эмоциональные испанцы оказываются бессловестными овцами, с обреченной покорностью принимающие несправедливые решения сумасброда и даже собственную смерть (и это при условии что конкистадоры — самые отчаянные и авантюрные люди своего времени). И даже самоотверженная дона Инес, теряя возлюбленного, удостаивает палача лишь пронзительным взглядом.

    Оранжевая краска вместо крови, комична так же как и белоснежные воротнички женщин, перенесших многодневный путь через джунгли. Бунт апатичен, голод ненатурален. Многочисленные смерти не вызывают сочувствия. Клаус Кински реалистично сумасшедш (впрочем, как и всегда), но что с того?

    Фильм получился скорее документальным «дедушкой» картины BBC: Дикий мир Амазонки.

    Оценка 8 из 10 Херцогу-документалисту, великолепной работе оператора, этнической музыке странного инструмента (не рискну назвать его флейтой) и конечно матушке-природе, которая без человеческого вмешательства, как всегда — великолепна.

    8/10

    28 января 2010 | 13:05

    «И сотворил Бог небо и землю»… Сквозь туман небытия выступают горы, камера скользит ниже, по ним медленно цепочкой спускаются в джунгли люди…

    Что мы увидим? Фильм-притчу о пророке доне Агире, подобно Моисею, упорно ведущего малочисленный отряд через «пустыню» джунглей к земле обетованной- Эльдорадо. Который, если захочет, чтобы «птицы замертво падали с ветвей, то птицы будут падать мёртвыми с деревьев». Или рассказ «о величайшем предателе, которого никто не смеет превзойти»? О внутренней борьбе титана, делающего выбор между дочерью и славой, отцовскими чувствами и гордыней. Или о беспринципном негодяе бездумно «идущего по головам» к своей цели?

    Задумчиво и тихо катит воды Амазонка, река Времени, река Судеб и Жизни, и тогда, окружающие её джунгли и небо, плоты и люди, оружие и мысли отражаются в ней. То бурлит и негодует она в водоворотах на порогах, и в хаосе смешаны линии и формы, страсти людские на холсте её вод…

    И перед нами рассказ о бунте, в котором «банда» объявляет отделение от Испании, ведь «счастье улыбается самым смелым и плюёт на врагов». И бунт этот схож с противлением в «Потерянном рае» Мильтона. И каждый делает выбор и пожинает его плоды. Монах серебряный теряет крест; что-то сжимает в кулаке дон Педро, сохранивший верность, быть может крест. Агире дон теряет дочь, команду, становится безумным, покаяния в нём нет. Плоты с людьми поглощают река, джунгли, индейцы… или гнев Божий?

    Блестят на солнце воды реки, матовые блики бегут, тускнеют, исчезают и вновь вспыхивают в ней, смешиваясь с туманом, голосами птиц и леса..

    В фильме поставлен также вопрос о ценности европейской цивилизации, в чём она превзошла индейскую? В Законе? Перед ним испанцы и закованные в цепи индейцы-рабы не равны. Верность ему и трону, определяется расстоянием у большинства членов отряда. В религии и морали? «Церковь всегда была на стороне сильнейшего»,- говорит монах, перечёркивая их. Лишь четверо: дон Педро, дона Ирене и двое слуг из сорока человек следуют внутреннему закону. Техническим достижениям? Они сведены к более совершенному оружию, т. е. насилию. В разуме? В экстремальных джунглях он уступает место воле и эмоциям. Давая бессмысленные имена индейцам, обесценивают их жизнь; пленный вождь-индеец: «Наш народ прошёл тяжёлые испытания: землетрясения, наводнения. Но то, что принесли нам испанцы, много-много хуже…- они дали мне имя Бальтазар, а моё настоящее имя Ромарик. Что оно означает? Это значит «тот, кто говорит».» (Бальтазар от ассирийского «тот, кого защитит Бог».)

    Повествование фильма неспешное, условностью схоже с театральным действием. Значительную часть времени в нём занимают виды Амазонки и окружающие её джунгли, которые становятся ещё одним действующим лицом фильма. Характеры и мысли героев напоминают наброски, например, как в казни дона Педро, дополняет их музыка.

    12 августа 2016 | 15:04

    Перед тем, как написать что-то об этом фильме, я попрошу Вас представить себе на один миг уникальную, эксцентричную, харизматическую личность, которая тщетно пытается прыгнуть выше головы, преодолевая нереальные испытания в экстремальных условиях на фоне бурной и величественной природы, нетронутой человеческой цивилизацией. Ведь это одна из основных тем уникальнейшего немецкого режиссёра — Вернера Херцога. Его уникальность заключается в первую очередь в том, что он не просто снимает и монтирует необходимый материал: он со своей съёмочной группой буквально проходит тот тернистый путь, который проходят герои его фильмов. Этот титанический труд, вкладывающейся режиссёром в своё кино и сейчас активно обсуждается как зрителями, так и критиками. Одних восхищает мужество и настойчивость постановщика, других возмущает его фанатизм: ведь на его съёмках не раз происходили несчастные случаи и даже погибали люди. Но как бы то ни было, классический период Херцога стал одной из ярчайших жемчужин в копилке как европейского, так и мирового кино в целом.

    Этот фильм повествует о рискованной и опасной экспедиции, предпринятой знаменитым испанским конкистадором Гонсало Писсаро. Ее целью было открыть в неизведанных амазонских джунглях сказочно богатую страну Эльдорадо. У Писсаро было немало помощников, одним из которых был отчаянный и самоотверженный человек — Лопе де Агирре, которого с блеском сыграл немецкий актёр Клаус Кински. Именно вокруг Агирре разворачивается основной сюжет, так как именно ему и его отряду было суждено проникнуть глубоко в чащу, переплывая по широкой реке на плотах. Выполняя чисто разведывательную миссию, Агирре внезапно предает своего хозяина, желая самостоятельно открыть чудесную страну и прославить своё имя… Данный исторический материал, взятый за основу фильма, имеет непосредственную связь с современным обустройством мира, что делает его очень значимым и актуальным на сегодняшний день.

    В этом фильме Херцог провел свой классический режиссёрский прием, противопоставляя дикий мир цивилизованному. И он делает это настолько мастерски, что всё привычное и обыденное становится настолько диким и неприемлемым, что хочется скорее вырваться из четырех стен своей комнаты, душного города и проникнуться буйной романтикой далеких неизведанных земель. Цивилизацию в этом фильме представляет именно немногочисленный отряд Агирре. Немногочисленный, но очень разношёрстый. Тут присутствуют все: начиная императором, а заканчивая бесправными слугами. Медленно, но упорно наша цивилизация плывет в никуда… Отряд становится всё меньше и меньше, и сформировавшееся общество трещит по швам из-за безрассудной жажды славы и наживы, а так же из-за социального неравенства, господствующей тирании, бесчеловечного отношения людей друг к другу. Цивилизации приходит конец и начинается то, что люди привыкли называть «апокалипсисом». Однако, по мнению Херцога (впрочем, и не только его), апокалипсис вовсе не принимает форму масштабного цунами, землетрясения или же огромного астероида, упавшего на Землю. Он приходит медленно, неумолимо, буднично. И распространяется отнюдь не на поверхности нашей планеты, а в сердцах живущих на ней людей. И наступит он тогда, когда люди окончательно потеряют человеческое лицо, прикрываясь такими словам, как «власть» и «могущество». Именно это случилось с Агирре, именно поэтому он проиграл. Фильм кончается тем, что он усиленно смотрит вдаль, отчаянно желая достигнуть желанной цели, прекрасно при этом понимая, что его амбиции ничтожны и абсурдны. Иными словами, Херцог хотел доказать нам, что не стоит искать апокалипсис в неопределенном будущем, а следует его искать и распознавать у себя под носом. И, на мой взгляд, это ему великолепно удаётся.

    Зная, что картину снимал Херцог, не стоит долго говорить про её визуальное и музыкальное оформление. Всё было просто бесподобно.

    И в конце концов, мы получаем изысканное и тотальное кино, которое стоит посмотреть хотя бы раз в жизни, не в зависимости от того, являетесь Вы киноманом или нет. И не печальтесь, если он впечатлил Вас не сразу, так как этот фильм относится к категории таких, которые оставляют после себя длительное и бешеное послевкусие. Знаю по себе.

    14 февраля 2012 | 18:26

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>