всё о любом фильме:

Крестный путь

Kreuzweg
год
страна
слоган-
режиссерДитрих Брюггеманн
сценарийАнна Брюггеманн, Дитрих Брюггеманн
продюсерЛейф Алексис, Фабиан Маубах, Михаэль Юнгфляйш, ...
оператор-
композитор-
монтажВинсент Ассман
жанр драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
время110 мин. / 01:50
Номинации (1):
Мария разрывается между двумя мирами. В школе она обычная четырнадцатилетняя девочка с типичными для подростка интересами, но дома со своей семьёй она живёт согласно учениям Священнического братства святого Пия XII и их традиционной интерпретации католицизма. Всё, что Мария думает и делает, находится на суде перед Богом. И так как Господь строгий наблюдатель, девочка живёт в постоянном страхе, что может совершить проступок.

Пока её мать придерживается жёсткого воспитания в формировании у дочери убеждения следовать праведной тропой, отец Марии очень часто воздерживается и предпочитает оставаться в стороне во время критических моментов. Конфликты разгораются, когда заканчиваются аргументы в спорах с учителями и врачами. Отчаянно желая угодить всем и каждому, Мария вскоре оказывается меж двух огней. Как она сможет примирить чувства к своему однокласснику со своей клятвой оставаться верной сердцем лишь Богу? Потребует ли Господь принести непосильную жертву ради выздоровления её брата?
Рейтинг фильма
IMDb: 7.50 (2423)
ожидание: 98% (198)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
4 + 0 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 12:49

    файл добавилKasablanka

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 36 постов в Блогосфере>


    Критики, отзывы которых я читала (но надеюсь все же, что не все поголовно критики), прежде всего отмечают обличающую религиозный фанатизм составляющую фильма. Действительно, режиссер очень ярко демонстрирует нам насилие, совершаемое над душой юной Марии не в меру рьяным священником и фанатичной матерью. Такое насилие вызывает естественный протест и возмущение, как и любое насилие.

    Но это только одна составляющая, и, как по мне, не самая важная. Самое главное — чистое, любящее сердце Марии. Да, она боится мать, она повторяет вбитые ей в голову слова о грехе, о бесовской музыке и т. д. Но ее любовь к Христу неподдельна, превозмогает страх и возвышается над ним. Ее любовь к маленькому брату так сильна, что ради него Мария готова принести самую большую жертву. И эта живая вера пробивает заскорузлую кору фанатизма, лицемерия, фарисейства и уходит прямо к небу. Она не смешивается ни с чем, оставаясь белоснежной.

    Бернардетт, единственный близкий Марии человек, не понимает, зачем нужны такие крайности, как не понимают и все те, кто говорит о бессмысленности жертвы девочки. Вера Бернардетт, как удобные тапочки, которые нигде не трут. Во всем нужна умеренность, не так ли? Но святые так не считают. Святые ради любви совершают безумные (с точки зрения обывателя) поступки.

    И не случайно режиссер сравнивает путь Марии с путем Христа. Что-то вертелось, крутилось вокруг Иисуса, плелись какие-то заговоры, интриги, предположения, допущения. Но Он шел над всем этим Своим путем.

    Мария принесла свою жертву, и Бог принял ее. Этим все сказано.

    Этот фильм перекликается для меня с испанской лентой «Камино» (в переводе с испанского «дорога») о еще одной маленькой святой.

    За многоплановость

    9 из 10

    19 января 2015 | 23:30

    Проклятый католицизм!» — так безапелляционно называлась статья в германской газете «Die Zeit», вышедшая после показа на 64-м Берлинском фестивале фильма Дитриха Брюггеманна «Крестный путь». По словам журналистки Wenke Husmann, при просмотре ей хотелось оттолкнуть камеру и броситься на помощь главной героине — 14-летней Марии, чтобы обнять и уберечь ее от близких людей, уверенных в том, что творят добро. Я — не Wenke Husmann и потерять работу в престижной газете мне не грозит. Поэтому честно признаюсь, когда я смотрела «Крестный путь», мне хотелось надавать пощечин матери девочки и заорать: «Да что же творишь, сука?!» А еще хотелось встряхнуть отца Марии так, чтобы он наконец-то очнулся, поднял глаза от пола и вымолвил хоть слово в защиту собственного ребенка. Священнику же… О, этому «добродетелю» хотелось дать возможность пострадать за веру не на словах, которыми он так ловко жонглирует, а на костре инквизиции, например. Хотя что им мой человеческий суд — Господь сам будет судить их. И никто не знает, вменет ли он им в вину сломанный невинный цветок или воздаст райскими почестями за подаренную новую святую.

    Четырнадцать лет — возраст, когда из худых девочек с торчащими коленками и лопатками начинают вырисовываться те, кто будет дарить любовь и жизнь в этом мире. Но пока сверстницы пишут мальчикам СМС-ки и пробуют на вкус первые поцелуи, Мария не смеет не только смотреть в их сторону, но даже думать об этом. Ведь дьявол не дремлет — он проскальзывает сквозь модную одежду, яркой косметикой рисует свои следы на лицах, ставит татуированные печати на молодых телах, бесовской музыкой просачивается в уши, ослепляет непотребством с экранов телевизоров и рекламных щитов. Грех повсюду — как уберечься самому и спасти от него своего ребенка? Ультрарелигиозная мать Марии считает, что лучший способ — запреты и угрозы, и в этом она весьма преуспела. В зеркало не смотреть! Брюки не носить! На физкультуре под поп-музыку не скакать! Младшего брата на руки не брать! Петь в хоре госпел — прямая дорога в ад! Болтать с одноклассником по телефону — прелюбодеяние в словах и мыслях! Любой поступок, помысел, слово — на исповедь! Матери вторит и молодой священник, подкрепляя свои слова цитатами из Священного Писания. Мир погряз в грехе — нужно очистить его от скверны! Господь призывает своих воинов в Крестовый поход. «Каждый день — маленькая битва между Богом и сатаной. И мы солдаты — спасители душ. Даже если люди сражаются под знаменем сатаны, мы обязаны спасти их души — ведь мы солдаты под знаменем любви. Мы храним истинную веру, которую защищаем ценой жизни. Святой Дух укрепит вашу веру, когда вы будете биться и погибнете за Иисуса Христа. На Страшном суде Иисус спросит: «Сколько душ ты спас? А сколько еще мог спасти? Все ли ты сделал, чтобы показать истинный путь грешнику?»

    Четырнадцать лет — это возраст, когда еще верится, что взрослые всегда правы, знают ответы на все вопросы и в любую минуту придут на помощь. Эта вера, зацементированная религиозными установками, глушит в душе Марии зарождающиеся ростки сомнения в правильности картины мира, нарисованной взрослыми. Находясь на пороге конфирмации — таинства, означающего окончание детства — Мария ощущает себя великой грешницей, недостойной принять Тело и Кровь Христовы. И чтобы доказать Господу свою любовь, она делает выбор, противостоять которому даже взрослые оказываются бессильны. Нежное дитя с внешностью Мадонны с картин эпохи Возрождения становится солдатом Иисуса Христа. Но воевать она будет не с миром, а с собой. Как Сын Божий принес себя в жертву ради любви к людям, так и Мария решает пожертвовать собой ради любви к ближнему.

    14-летняя девочка в 14-ти эпизодах проходит 14 стояний крестного пути Христа. Идея фильма сложилась из детских воспоминаний самого режиссера, когда он вместе с семьей, живя в Южной Африке, попал под влияние католической общины св. Пия Х, а также из элементов того, что представляет собой религия в современном мире — это люди, выходящие из церкви после воскресной мессы, и выступления американских пасторов по телевизору, теракты исламских фундаменталистов и сексуальные скандалы с католическими священниками. Брюггеманн не считает свой фильм антирелигиозным: христианские ценности для него — нормы морали здорового общества. Снимая «Крестный путь», он, прежде всего, хотел показать, к чему может привести религиозный фанатизм, когда религия становится идеологией. Но талантливому режиссеру удалось большее: найдя конец нити и потянув за нее, он размотал целый клубок проблем, скрытых под верхним слоем — благие намерения, выстилающие дорогу в ад, страх перед Богом и родителями; разница между верой и религией, грехом и святостью, любовью и долгом; последствия эмоционального насилия и религиозного зомбирования; догмы и боязнь приподнять завесу запретов, чтобы самому разобраться, понять и принять мир, в котором живешь.

    P.S. Ларс фон Триер утверждает, что хорошее кино должно быть «как камень в вашей обуви». В таком случае «Крестный путь» — это булыжник, который не дает сдвинуться с места, заставляя досмотреть до конца. Кому-то этот камень разотрет сердце в кровь, а кто-то запустит им в виновных. Но что можно сказать наверняка — безразличным он не оставит никого.

    9 из 10

    11 января 2015 | 16:23

    Вам когда-нибудь было невыносимо больно от того, что вы всё в жизни делаете неправильно? Больно до отчаяния, до понимания, что поменять себя до конца не удастся. Во сколько лет может прийти такое осознание, если мы часто и в 25 уверены, что всё у нас впереди? А то, что позади, старательно не замечаем. Католичка Мария, главная героиня «Крестного пути», мучительно переживает своё несовершенство уже в 14 лет, в год своей конфирмации.

    Год перехода ко взрослой жизни задаёт для католиков невероятно высокую планку, уподобляя их апостолам, призванным нести в мир свет христианства. Об этом на подготовительной к конфирмации беседе, открывающей фильм, и рассказывает священник, убеждая молодых людей взять на себя ответственность за свою судьбу и судьбы ближних. По сути, это и есть согласие на Крест, осознанное и добровольное. Убеждать одноклассников в греховности молодёжных журналов — это, поверьте, требует поистине апостольской решимости. Название картины в этом смысле очень точно передаёт путь Марии, которая просто более ответственно, чем остальные, отнеслась к таинству, завершающему детство.

    Предназначение — одно из основных понятий, передающих отличие взрослой жизни от детства. Мучительные размышления Марии о своём предназначении многим зрителям могут показаться необычными. 14 лет — живи да радуйся. Но очевидно, что эти слова в нас говорит изменчивая мода, за последнее время размывшая возраст детства-юности чуть ли не до половины жизни.

    Ещё полстолетия назад всё было по-другому. И даже католики, оказывается, были другими. Удивительно, как атеисту Дитриху Брюггеманну в фильме удалось передать тончайшие конфессиональные отличия. Например, крайне интересна сцена беседы в библиотеке двух христиан-подростков о Святом Причастии и особенностях службы — Марии, прихожанки общины католиков-традиционалистов, и Кристиана — «обыкновенного» католика. «У вас какая-то особенная община?» — удивлённо спрашивает юноша, не ведая, что его община была такой же до II Ватиканского Собора, а после Иоанн Павел II отлучил традиционалистов от церкви… «Мы просто делаем то, что церковь всегда делала», — отвечает Мария.

    Особое место в картине занимает образ матери Марии, из-за которого многие критики ошибочно навесили на фильм ярлык антирелигиозной пропаганды. Женщина, активно защищающая традиционалистскую позицию своей общины, и, главное, деспотичная в воспитании детей, вызывает скорее негатив. Её религиозность слишком уж довлеет над её нравственным чувством, превращая героиню в инквизитора, борющегося с музыкой в стиле «фанк», которую дочь и не думала слушать. И лишь в одной из финальных сцен (любимая сцена режиссёра) рыдания матери открывают в ней человека.

    Мария находит своё предназначение и следует по Крестному Пути до самого конца. Но режиссёр скорее сочувствует девушке, чем одобряет выбранный ею путь. Видимым маркером сочувствия служит отношение к чуду. Если финальная сцена фильма «Лурд» буквально пропитана блеском в глазах Кристин под звуки песни о счастье, то концовка «Крестного пути» — это свинцовое небо и гул экскаватора. Для Брюггеманна религия — это когда «люди идут в церковь по воскресеньям, чтобы поддержать друг друга, спеть псалмы и поиграть на органе». Но когда религия становится руководством к действию и, более того, меняет окружающий мир, атеисты перестают одобрять её.

    8 из 10

    5 февраля 2015 | 14:48

    За неделю до конфирмации молодой священник напутствует юных прихожан, экзаменуя их знания устоев, заповедей, правил и норм, в долгой нотации настаивая на твердости веры и преданности церкви, испытующе задавая за вопросом вопрос. Разговор затягивается, но въедливое занудство пастора позволяет перевести взгляд на сидящих за столом (определённая отсылка к тайной вечере) ребят, выделяя среди них оказавшихся по разные стороны друг от друга девушку и подростка, чьи ответы отражают разное восприятие религиозных правил, которые им прививает духовник — ортодокс.

    Девушка отвечает безошибочно точно, по писаному, а мальчик, не отклоняясь от принципов, преобразует идейную сущность в субъективные представления о целях и ценностях, не обманывая ожиданий наставника, но излагая более приземлённые мысли, отчего не кажется случайным его противоположное расположение за столом, задающее дискуссионный тон этой картины, герои которой ставят очень много вопросов, в расчете на ответ с другой стороны.

    Ключевым пунктом дискуссии является композиционное построение истории, привязывающее жизнь девушки Марии к крестному пути Христа, отчего приходится искать определение происходящего в границах между приговором и добровольной миссией, которую принимает на себя юная дева, чьи оставшиеся дни синхронизированы с последними шагами мученика, являвшегося и жертвой, и спасителем, носителем цели и хранителем духовных идей.

    Яркая дневниковая параллель со священным писанием может быть причислена к достижениям, но настоящий режиссёрский успех видится в четкой текстовой наполненности всех сцен и очевидной проработке содержания с артистами, которые даже немым присутствием, эмоционально, создают течение мысли, являющееся главной целью, к которой следует этот фильм.

    Прерывающееся остановками, шествие Марии включает её встречи в семейном кругу с родителями, разговоры со сверстником в школе и в храме — с исповедником, обнаруживающие своеобразие их взглядов — воззрений на предмет веры и её особенности, разные формы религиозности и духовной близости с учением, где отец, мать, мальчик и священник задают координаты точек зрения и личных позиций, образующих ту самую дискуссионную среду, в которой персональные характеристики действующих лиц определяют направление анализа, предлагаемого авторами этой картины для соотнесения писаного и житейского, духовного и плотского, светского и церковного, объединяемого в одной жизни, как неизбежные части её.

    Разное соотношение этих частей отражается в характерах робкого и податливого отца, полной одержимости матери, исполнительного церковного служаки — священника и чистого в своих намерениях юноши, чей либеральный протестантизм не в силах победить ортодоксальность другой общины, но именно короткое общение с ним порождает наибольшее количество вопросов, на которые девушка не в силах найти верный ответ.

    Наводя на цель, само кино, не предлагая своего, полностью полагается на выводы зрителей, позволяя им судить каждого по его делам, лишь добавляя деталей к облику того и этого, что только в самом финале позволяет ощутить критическую иронию режиссёра, вкладывающего в уста матери саморазоблачительную фразу, подрывающую её обманчивую строгость, выводя из тени прятавшуюся в ней измену, которая давно изъела веру тщеславием, дав волю амбициям, что в итоге заостряет значимость определения места и роли религиозного культа в культурном поле общества, не противопоставляющего ценность жизни верности учению, но оценивающего ценность учения любовью, мерой которой измеряются и отношения людей.

    22 июня 2014 | 15:47

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>