Фонтан

The Fountain
год
страна
слоган«Что, если бы мы могли жить вечно?»
режиссерДаррен Аронофски
сценарийДаррен Аронофски, Эри Хэндел
продюсерАрнон Милчен, Иэн Смит, Эрик Уотсон, ...
операторМэттью Либатик
композиторКлинт Мэнселл
художникДжеймс Чинланд, Изабель Гюэ, Николас Лепаж, ...
монтажДжей Рабиновиц
жанр фантастика, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
DVD в США
зрители
США  1.52 млн,    Франция  201.7 тыс.,    Россия  95.7 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время96 мин. / 01:36
Томас Крео ищет Древо Жизни, сок которого, как говорят легенды, дарует вечную жизнь. Томасу же необходимо спасти свою смертельно больную жену Изабель.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
52%
104 + 97 = 201
5.9
в России
75%
3 + 1 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Изначально съёмки с участием Брэда Питта и Кейт Бланшетт должны были пройти в 2002 году. Бюджет фильма должен был составить $75 миллионов. Однако, во время пре-продакшна Питт покинул проект из-за творческих разногласий с Дарреном Аронофски. После чего, проект лег на полку. В начале 2004 года Аронофски переписал сценарий под новый бюджет в $35 миллионов, главные роли согласились исполнить Хью Джекман и Рэйчел Вайс.
    • Хью Джекману пришлось обрить все волосы у себя на голове и груди для съёмок последней трети фильма.
    • Даррен Аронофски постарался свести к минимуму использование компьютерных спецэффектов. Вместо этого, для создания спецэффектов использовалась микро-съёмка химических реакций. Главная причина применения во многом уникальных некомпьютерных эффектов — снизить расходы на производство фильма. Также, по словам Аронофски, нынешние компьютерные технологии устареют через несколько лет, а он хочет, чтобы фильм выдержал испытание временем.
    • Музыку к фильму написал Клинт Мэнселл, работавший над саундтреками к другим картинам ДарренаРеквием по мечте» (2000) и «Пи» (1997)).
    • После того как проект лег на полку, Даррен Аронофски переписал сценарий. Первая версия сценария послужила основой для графической новеллы, иллюстрации для которой сделал Кент Уилльямс.
    • Первоначальное название фильма — «The Last Man» (Последний человек).
    • Издательства DC Comics и Vertigo в 2005 году выпустили комикс на основе первой версии сценария «Фонтана».
    • Среди семидесяти актеров, сыгравших в фильме воинов Майа, двадцать человек на самом деле являются представителями племени майа из Гватемалы. Актер Фернандо Эрнандез, сыгравший Повелителя Шибальбы, был единственным, кто знал английский язык.
    • Приведенная в начале фильма цитата — «И изгнал Господь Адама и Еву из Сада Эдемского и меч пламенный воздвиг, дабы охранять Древо Жизни» (Therefore, the Lord God banished Adam and Eve from the Garden of Eden and placed a flaming sword to protect the tree of life) — не является точным воспроизведением оригинала (Бытие 3:24), хотя в полной мере передает его смысл. В Ветхом Завете Библии фраза имеет следующий вид: «И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни» (So he drove out the man; and he placed Cherubs at the east of the garden of Eden, and the flame of a sword which turned every way, to guard the way to the tree of life).
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Фамилия главных героев фильма — Крео, что с латыни переводится как «я творю», а с испанского — «я верю». Полное имя Иззи (Izzy Creo) можно перевести с испанского языка (Y sí, creo) как «да, я буду верить». Имя и фамилия героини показаны в заключительной сцене, где Том стряхивает снег с надгробия могилы Иззи.
    • еще 7 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    После просмотра я сначала все переваривала, потом обдумывала, потом после второго просмотра до меня все дошло, ну почти все, потому чтобы понять все, надо быть очень осведомленным человеком в плане религий. Я совершенно не согласна с синопсисом фильма. Это не три истории, происходящие в разное время, нет, это совсем другое.

    На мой взгляд, это история о муже и жене, больной неизлечимой болезнью, но смирившейся с ней и пытающейся через книгу донести до мужа мысль о том, что бессмертие здесь, на земле — заточение и горе, а бессмертие там, в раю — свобода и радость. Сцены же с древом бессмертия и Джекманом на мой взгляд несут в себе смысл о том, что его герой настолько был поглощен идеей бессмертия, что вместо того, что бы уделять внимание жене, уделял его — идее/древу. Это фильм режиссера, но актеры в нем бесподобны, меня крайне порадовало, что в этом фильме снялась Эллен Берстин — наиталантлевейшая актриса! Еще хотела уделить внимания эффектам — это бесподобно — Дарен гений и можно сказать мой самый любимый режиссер!

    Это философский фильм, не для всех, только для тех кто любит умное кино, а не пустышки.

    1000 из 10

    17 мая 2007 | 18:26

    Почему мы не можем жить вечно? Ответ на этот вопрос герой Джекмана ищет на протяжении всего фильма, и ртерпит неудачи, совсем как эпический Гильгамеш и многие другие герои древности. В следствие чего зритель понимает, что жить вечно — просто нереально.

    «Фонтан» — это квинтэссенция чувств главного героя. Эмоции которого сражаются между собой, пытаясь обрести гармонию. А, может быть, для того чтобы понять, что вечной жизни не бывает, герой должен умереть? Но зачем нам нужна эта жизнь, если мы не можем жить вечно?

    3 августа 2007 | 08:49

    После великолепного арт-хаусного «Пи» и венародного хита «Реквием по мечте» Аронофски приобрел своеобразную популярность в Голливуде (но никак не в народе, потому как даже некоторые самые верные фанаты «Реквиема..» не знают фамилию режиссера. Продюссеры теперь могли смело и без боязни финансировать его фильмы, но, по моему, продюссеры не удосужились прочитать сценарий фильма, перед тем, как влаживать туда деньги, потому как если бы они его прочли, то красным маркером написали бы на всех листах: «Фильм никто не поймет!», но, видать фамилия Аронофски сыграла в этом случае положительную роль и мы увидели, наверное, один из самых чувственных и личных фильмов режиссера.

    «Что, если бы мы могли жить вечно?» — этим вопросом задавались десятки философов и Аронофски решил, скорее всего, построить вокруг этой фразы весь фильм, используя при этом легенды народов Майа, собственные «придумки» и жизненный опыт. Получилось довольно оригинальное кино, очень романтическое, очень жизненное.

    Что будет, если вы сделает выбор не в сторону того, чего желает? Причем такая возможность — выбрать согласно личным предпочтенями, у нас есть далеко не всегда. А у героя фильма была возможность сделать выбор между своей женой и проффессией, но он, к сожалению, сделал неверный шаг… А задумывались ли вы когда нибудь, поставит ли вас судьба перед таким сложным выбором? Эта картина дает нам повод подумать над этим, так что, просмотр этой картины отнюдь не будет лишним.

    В отличие от двух других фильмов Аронофски «Фонтан» еще и очень красив в визуальном плане. Минимум спецэффектов, максимум красоты и эффекта. Под эту красивую картинку просто идеально вписывается музыка Клинта Мансела. Кроме картинки в фильме задействованы потрясающе красивые костюмы эпохи инквизиции. Может они и не очень исторически достоверны, но идеально вписываются под красивейшую картинку и отличные пейзажи. Операоторская работа в этом фильме также на высоте.

    «Смерть — это тоже болезнь! И я найду от нее лекартсво!» — собственно говоря — на этой фразе и построен весь фильм. Главный герой переживает тяжелейшую потерю любимой и ему очень тяжело, и чтобы хоть как то утихомирить свой пыл он посвещает себя исследованиям и одному обещанию, данному любимой. В принципе — это и есть весь сюжет фильма, а все остальное — это невероятно красивые и пропитанные огромным смыслом сюрреалистические картины и мудрые высказывания на тему жизни и смерти.

    И конечно — об актерах: Хью Джекман тут просто великолепен! Честное слово, я его раньше вообще за актера не считал, тем более за талантливого. Но после «Престижа» я немного поменял свое мнение, а уж после «Фонтана» — так и вовсе готов его признать одним из самых перспективых актеров, несмотря на то, что ему уже 41 год. Но он действительно растет от фильма к фильму и может годам к 50-ти выдаст такую роль, от которой буквально все обомлеют. Рейчел Вайс — экранного времени у нее немного, но его она заполнила с блеском. На нее не только приятно смотреть как на красивую женщину, но и как на актрису с огромным талантом. Эллен Берстин — вообще великолепная актриса, но в этом фильме роль у нее не настолько значительноа, чтобы она раскрылась по полной программе, да они, видимо, и не старалась. Ну и какой фильм Аронофски без Марка Марголиса — роль у него почти эпизодическая, но очень значительная. Тут у его персонажа есть намек на эксцентричность и манию, но, к сожалению, слишком ало экранного времени и у него тоже. Хотя роль запоминается.

    Итог: великолепнейший фильм, который я долго не забуду. Фильм — где все идеально!

    10 марта 2010 | 16:14

    Пересказывать и разбирать сюжет не буду, поделюсь своими впечатлениями.

    Это не просто фильм. Я даже скажу, по ощущениям, это и не фильм вовсе. Это эзотерический сеанс глубокого погружения в себя. Это не герои Хью Джекмана и Рейчел Вайз разговаривают с тобой с экрана, а ты сам вступаешь в диалог со своим бессознательным Я и оказываешься лицом к лицу с главным страхом всего живого на Земле — страхом смерти. Страхом собственной смерти — как страхом перед неизвестностью, страхом смерти любимых тобой людей — как страхом их безвозвратной потери. Здесь темы любви, жизни и смерти сплетаются в тугой клубок, и вместе с главным героем ты распутываешь его, нить за нитью, чтобы в конце концов осознать — смерть суть начало новой жизни, а значит неотъемлемая ее часть. А любовь, связывающая все воедино — ключ к этому осознанию.

    Эмоции, которые я испытала при просмотре, сложно передать словами. Да и не очень хочется о них говорить — это глубоко личные и даже болезненные переживания. Большинство людей «Фонтан» однозначно не оценит. Один мой приятель отозвался о нем так: «Мм… да, смотрел. Что-то там про дерево…». «Фонтан» можно посмотреть, но так и не увидеть. Не увидеть главного. Не каждый готов отправиться в экзистенциальное путешествие внутрь себя. А без этой душевной работы фильм превращается в безумно красивую, но бредовую картинку.

    Потрясающая режиссерская задумка, проникновенная актерская игра, завораживающий визуальный ряд. И отдельное спасибо Клинту Мэнселлу — музыка оказывает прямо-таки гипнотическое воздействие, она настолько выразительна, что буквально «говорит» за героев картины. Эти композиции тут же перекочевали в мой плейлист, и каждый раз, когда я их слышу, к горлу подкатывает ком и становится больно дышать.

    Фильм-потрясение. На экране финальные титры, а я чувствую, что за эти полтора часа во мне все перевернулось. И самое интересное, что спустя время эффект, произведенный фильмом, только усиливается. Он не отпускает, заставляя вновь и вновь возвращаться мыслями к увиденному. И ты обязательно придешь к тому, что должен увидеть его еще раз.

    10 из 10

    2 декабря 2015 | 16:54

    Имя Даррена Аронофски вписали в страницы мирового кинематографа как имя великого режиссера не просто так, и «Фонтан» яркое тому подтверждение. После нашумевшего «Пи» и ставшего поистине культовым «Реквиема по мечте», режиссер берётся за работу над фильмом по собственному сценарию, и не прогадывает. Преодолев все препятствия, уменьшив бюджет вдвое, растеряв по пути Бреда Питта и Кейт Бланшетт как исполнителей главных ролей, фильм всё-таки вышел. Провалившись в прокате, фильм, тем не менее, стал любимым для многих. Несмотря на то, что критики восприняли фильм довольно прохладно, а многие открыто выступают против фильма и его философии, пройти мимо него невозможно, так же как и поставить его в ряд обычных фильмов: равнодушным он не оставит никого.

    Это способ Аронофски показать нам свой взгляд на жизнь и смерть, на философские вопросы, которые никогда не давали покоя человечеству. И Аронофски, как настоящий гений кинематографа, делает это мастерски: нет ничего лишнего или лишенного смысла, всё пропитано одной общей идеей. Сотни маленьких подсказок на пути к истине. Даже само название настолько символично, что лучше, мне кажется, выразить его смысл просто невозможно. Фонтан-это символ бесконечности. Одно переходит в другое, но ничто не исчезает бесследно. И даже смерть-не конец, а всего лишь продолжение.

    Больше всего меня поразил символизм: он везде, абсолютно во всём, что мы видим, но настолько тонкий и незаметный, что с первого раза его просто невозможно разглядеть. Всё переплетается между собой так тонко, что кажется, эта связь вот-вот разорвётся, но она становится только крепче. Многое не поддаётся здравому смыслу и тогда надо понимать не умом, а сердцем и душой, чем-то внутри нас, чем-то, что и делает нас людьми.

    Этот фильм не даёт ответов на свои же вопросы просто так, они не появляются из ниоткуда, но если вы вдумаетесь, то всё станет предельно ясно. Этот фильм не лекция, это лишь подсказка, но осознать всё, о чём в нём говорится, вы должны сами. И если осознаете, то это понимание не исчезнет никуда, оно останется с вами навсегда. Каждый увидит там что-то своё, потому что всему в этом фильме нет однозначного и точного объяснения, но с каждым просмотром вам будет открываться что-то новое. И это самое прекрасное, потому что этот фильм хочется пересматривать снова и снова.

    Это нечто большее, чем просто фильм, это что-то, что разрывает тебя на части и снова собирает воедино, но уже с чем-то новым в душе. Диапазон эмоций, который вызывает этот фильм, просто невероятен: невозможно не почувствовать боль главного героя, его борьбу, борьбу с отчаяньем, которое украдкой поселилось в его сердце; невозможно не восхищаться тихим смирением Иззи, её смелостью перед лицом смерти, её улыбкой, когда она знает, что скоро умрёт, и стремлением к гармонии в жизни, к гармонии с собой и миром. Ведь далеко не каждый из нас способен принять смерть так. Не каждый способен понять и принять, не сопротивляясь. Не каждый верит в то, что умирая, он только лишь переходит в другое качество, становится чем-то невесомым, но остаётся.

    « -Ты должна быть со мной.

    -Я с тобой! Смотри! Я всегда буду с тобой…Обещаю.»

    27 октября 2009 | 16:10

    1. Желчь

    При слове фонтан я вижу тугую струю воды, стреляющую в небо, ощущаю на лице прохладную влажную пыль, а если повезет — замечаю клочок радуги. В первую очередь — это буйство и напор жидкостей, и уже потом архитектурный объект, какой бы квадратно-каменной могилой для воды они не был (не всем же фонтанам повезло быть Треви).

    Лишь атрофией образного мышления можно объяснить решение русских локализаторов остановиться на первом значении английского «fountain», а не на втором, подразумевающим источник. Ассоциации мгновенно приобретают глубину Марианской впадины: источник жизни, источник силы, источник знаний, источник смерти, начало и конец… Все то, о чем пытается говорить Аронофски не задорно фонтанируя, а просачиваясь тягучей струйкой меж несдвигаемых глыб мозговых полушарий.

    Жизнь и смерть, их фатальная взаимосвязь, любовь, судьба, вечность, жертва. Очень многое втиснуто в очень малое: глиняная густота философских идей умножается сложностью композиции, составленной из трех не пересекающихся, а взаимно дополняющих сюжетных линий. Дерзкий по глобальности замысел, вызов «Малхолланд Драйву» по части скрытых значений и недосказанности.

    В процессе втискивания Вселенной в 96 минут экранного времени, за кадром осталась важная сюжетная подробность. Встретил в сети расхожую подачу фабулы: «действие параллельно развивается в настоящем времени, 2500-м и 1500-м годах». Насчет нашего времени и конкистадоров — понятно. Но откуда вдруг 26-й век? Где о нем, о будущем, говорится в фильме? Главный герой растит дерево и предается медитации в прозрачной сфере, на фоне золотых пульсаций вечности. Он последний человек на Земле? Почему выжил именно он? Что же произошло с миром?

    Раз уж этот визуальный ряд стал визитной карточкой фильма, а сюжетная ветка — главной смысловой перегрузкой, я (зритель) имею право получить хотя бы намек. Кстати, на сайте режиссера некоторое время даже действовал унизительный раздел Fontain comments. Мне повезло его не застать.

    Помнится, феномен «Малхолланд Драйв» заключался (и заключается) в том, что в игру со сном и явью более-менее внимательный зритель въезжал сразу. Интересовали расставленные силки деталей, их взаимодействие и тайные значения. Только когда зрительское любопытство достигло размеров Башни Дубаи и уперлось шпилем Линчу в копчик, режиссер выложил в сеть свои версии (кстати, не исчерпывающие). В случае с «Источником» неразрешимые вопросы возникают уже на уровне элементарного понимания развития сюжета. Скорое появление комментариев Аронофски — оправдание из чувства вины.

    Не оставляя надежды решить для себя вопрос с будущим, чтобы дальше адекватно воспринимать происходящее, я пришел к выводу: или моя внимательность предательски иссякла, или нет там никакого будущего. Я вижу мир, живущий по уже установленным автором законам, и сообразно им развивающийся: жадно упившись молочным соком Дерева жизни, конкистадор потешно пялится в камеру (как пялятся, когда кричат «Н-е-е-т», брызгая бутафорскими слезами) и возносится в небо. Он оказывается ВНЕ времени, в некоем ином измерении. Сферический лифт медленно приближает его к освобождению от бесконечной цепи земных перерождений, а меня — к нектару.

    2. Нектар

    Как бы я не сомневался в сфере, предполагая, будто она — мыльный пузырь, Аронофски профессионал. С первых сцен я с восторгом отметил — он буквально приручил свет. Весь фильм видится тускло освещенным коридором подземелья. Иногда приходится напряженно вглядываться в темноту впереди, чтоб разобрать не то что выражение лица, а даже фигуру. Свет обостряет ощущение таинственности и поиска. Вооружившись подаренной режиссером свечкой с хрупким пламенем, медленно крадешься сквозь сумрак, навстречу неизведанному. Всего несколько раз — трижды, если быть точным — Аронофски позволяет свету влиться в воды «Источника». Сначала в момент прощания конкситадора с королевой.

    - …я буду твоей Евой, — говорит она ему, и волна света распахивает двери. Восково-желтое лицо королевы становится воздушно-белым, почти прозрачным. Нечеловечески чистая красота, ввергающая в заблуждение.

    Следующие два момент неразрывно связаны со смертью Изабеллы. Если бы я вдруг сошел с ума от снобизма и задался целью составить свой список лучших сцен в кино, обязательно бы добавил туда эту из «Источника». Да, полнокровная Изабелла до последнего экранного вздоха не выглядит смертельно больной, но я готов проглотить комки недочетов образа за одно единственное мгновение. Когда Крео еще отказывается поверить в смерть жены, делая искусственное дыхание, тонкая, прозрачная нить слюны вдруг соединяет их губы.

    Так выглядит надежда.

    Стоит нити порваться, и под кожу пробирается холодная ясность — все кончено, оставь ее. 

    Следующая сцена — похороны, как и предыдущая в больнице ослепляет своей белизной. Предположу, так Аронофски в «Источнике» видит смерть: у нее нет черных одежд. На этом портрете она прозрачна, как воздух, светла, как опустевший день, которому нет конца, бела, как стерильный кафель операционной. Белое лицо Евы уже не кажется таким прекрасным. Вот оно, заблуждение. На конкистадора смотрит не королева, а сама смерть. Как говорится: до скорой встречи… в лаборатории.

    3. Лаборатория

    Анализируя пробы Желчи и Нектара, прислушиваясь к себе, понимаю: Желчь не перебьет пряной горечью пыльцовую сладость Нектара, а Нектар не подсластит Желчи. Смешиваясь, они образуют третью жидкость — с необъяснимым цветом и неуловимым вкусом. Оттенков больше, чем могут определить мои вкусовые рецепторы, а значит — вкуса нет вовсе.

    Я смотрел фильм без отторжения. Более того, с интересом. Но после просмотра возникло (точнее сказать, набухло до предела и взорвалось) острое понимание губительного надрыва, с которым режиссер реализовал свой замысел. Вместо того, чтобы говорить ПРОСТО, с чистотой горного источника, весь фильм мне усердно ПЫТАЛИСЬ что-то сказать, изощренно втолковать что-то, что в вязком струении образов и смыслов осталось недостаточно сильным, чтобы подняться со дна источника и пропеть мантру катарсиса. Так оно там и осталось — задохнувшейся песней ослабленной жизни.

    Raul Duke ©

    11 ноября 2009 | 21:07

    Сколь совершенными бы ни были современные технологии, и какими головокружительными теориями ни будоражили мир ученые, а подчинить ход времени и обратить его вспять пока не удается. Именно оно является последним гарантом той относительной гармонии, в которой пока еще существует наша планета. Ровно сорок лет назад Жан-Мишель Жарр представил публике свой дебютный альбом «Oxygen», моментально ставший классикой электронной музыки. Выражение «опередил время» уже в те годы можно было считать клишированным, и, тем не менее, к творению французского композитора его стоило применить. Фильм-притча Даррена Аронофски появился тридцать лет спустя, и мнения о нем полярные, в отличие от легендарного «Кислорода» Жарра. Бруклинский режиссер — гений? А может он просто заигравшийся фанатик с камерой, не сумевший распутать собственноручно скатанный клубок из мировой истории, современной медицины и базовых основ буддизма? Сам Аронофски давно уже не занимается разъяснениями своего «Фонтана», снисходительно подчеркивая лишь, что картину можно толковать бесчисленным количеством способов. Не вызывает сомнений одно — герой Хью Джекмана нашел что-то великое в лабиринтах собственного сознания. Быть может, это счастье, радость, просветление, а может и полное сумасшествие, к которому привело семейное горе. Золотой свет вымышленной звезды Шибальба не позволяет так просто забыть о нем, «Фонтан» не годится для традиционной классификации кино, и главная причина в том же — он опередил время.

    Создавая самый известный из своих альбомов, Жан-Мишель Жарр держал в уме философские мотивы. Иначе и не могло быть, ведь француз настраивал своего слушателя на медитативную волну, мягко требуя расслабиться, не искать в памяти историческую подоплеку, а просто идти по дороге к гармонии. Никто не знает, сколь долга она, но Аронофски предпринял успешную, как теперь уже совершенно ясно, попытку ее измерить. Фабула фильма проста, и подобна утренней росе на сочно растущей зелени. Онколог Томми Крео пытается спасти любимую жену Иззи от смертельного недуга, для чего ставит рискованные эксперименты над больными обезьянами. Ботанике неизвестно дерево, экстракт которого применяет персонаж Джекмана для лечения раковой опухоли, но это единственное что можно считать абсолютной выдумкой в фильме. Даррен Аронофски создал три различных сущности, которые ведут героя тремя тропами по той самой медитативной волне. Разница между ними лишь в том, что одно воплощение Тома готово к просветлению, другое — на пути к нему, а третье — отрицает вещи, которые пока не в силах понять. Пробил роковой час, и несчастный врач пренебрег общением с умирающей женой в угоду создания лекарства, но насколько мифичны попытки его найти, он не может даже предполагать. Смерть — болезнь, в этом твердо уверен Том, а вовсе не какая-то дорога к благоговению, как мягко возражает ему супруга. От убеждений отрешиться тяжело, в этом может помочь неожиданный символ. Аронофски нашел такой для своего героя — книгу-рукопись с лаконичным заголовком «Фонтан».

    Жарр не опирался на историю, когда сочинял гениальную музыку, он ее просто чувствовал. Уже готовому произведению было куда проще присвоить связь с атмосферой Земли, чем на стадии создания. Аронофски шел по схожему маршруту, его псевдоисторические сцены с Хью Джекманом в образе конкистадора — всего только вариация на тему того же поиска, захватившего человека до последней клетки его тела. Свободная интерпретация библейского мифа, весьма своеобразные попытки изобразить истинного буддиста — режиссера можно упрекнуть во многих уловках, но конечный результат восхищает. Аронофски пришлось прибегнуть к различным хитростям, чтобы осуществить задуманное, но удивительная красота «Фонтана», ставшая возможной благодаря обыкновенному химическому синтезу, убеждает в мысли, что это кино вышло в таких условиях, которые позволили максимально точно отобразить его философскую сущность. Упрямый конкистадор, упрямый врач и упрямый буддист стыкуются в единую личность, тянущуюся к источнику жизни. Томми Крео четко понимает, зачем ему нужно это прикосновение к неведомому Древу, но проблема в том, что у гармонии свои законы, и уберечь их от нарушения она всегда сумеет. Человек, как это всегда у Аронофски еще со времен «Пи», вторичен перед природой. Какой бы благородной ни была миссия очередного искателя, а не ему решать, когда перед ним откроется высшее знание. Четверо авантюристов из «Реквиема по мечте» погнались за мифом и только загубили несчастные жизни, но Тому Крео уготована иная участь при условии уважительного отношения к непостижимой силе, управляющей циклом жизни и смерти.

    Жану-Мишелю Жарру было несколько проще, чем Даррену Аронофски — «Кислород» был началом одной выдающейся карьеры, а «Фонтан» стал своеобразным Рубиконом другой. Французский музыкант выдавал шедевр за шедевром, еще много лет назад обессмертив свое имя, а американский постановщик регулярно сталкивался с поиском средств, которые позволили бы ему представить очередной фильм в надлежащем виде. Аронофски с самого старта своей карьеры шел тернистыми путями, и в этом смысле «Фонтан» подобен гигантскому дереву, каждый листок которого исполнен собственным смыслом. Получившееся кино сводит в единый треугольник жизнь, смерть, любовь, и яркий свет его легко обнаруживается на звездном небе. Каким-то гениальным произведениям везет больше, их принимают сразу и абсолютное большинство, но сложная судьба бесподобного «Фонтана» стала неожиданным благом для Аронофски, без которого, как знать, могло и не быть фантастически успешных «Рестлера» и «Черного лебедя». Из всех персонажей, которых американский режиссер вел по ухабистой тропинке испытаний, Тому Крео повезло больше остальных. Ослепительная улыбка его супруги, блестяще сыгранной Рэйчел Вайс, тому доказательство. Трагедия не потеряла ни частички своей опустошительной сущности, но наблюдая за Хью Джекманом в последние минуты фильма, четко понимаешь — все так и должно было случиться, судьба опять торжествует, и именно она в очередной раз первична.

    7 февраля 2016 | 23:06

    Впервые я посмотрела фильм «Фонтан» в 16 лет по рекомендации подруги. В тот день я была не настроена на просмотр драмы, но все же взялась за него из-за любимой Рэйчел Вайс. Картина не произвела на меня никакого впечатления. После фильма я могла лишь отметить что Джекман и Вайс как всегда подтвердили то, что они прекрасны (А как иначе?)

    Спустя три года я снова вспомнила про этот фильм, и видимо не случайно. На многое с годами люди смотрят иначе, иначе чувствуют и мыслят. Заново прочитанные книги или просмотренные фильмы открывают с годами все новое…

    Так вот. Как и предполагалось, во второй раз я восприняла фильм совсем по-другому. Теперь он не казался унылым, непонятным и нудным. На этот раз я увидела всю глубину идеи. Наверное, только фильмы с трагизмом, в меланхоличном настроении способны ворваться в сознание и оставаться там надолго. Да он печальный, но все же переполнен светом и нежностью.

    Героиня Иззи. Вся сила героизма, храбрости сосредоточена в ней. Она готова встретиться с вечным. Она умирает, но как никогда наполнена жизнью. Иззи — предмет счастья и горя Томми. Она его смысл. Загадка цикличности жизни этой истории в том чтобы они жили вечно. Королева и ее конкистадор, которые преодолев время и миры будут снова вместе.

    Очень ожидаемо, что Хью Джекман сыграет прекрасно. Когда смотришь на его лицо, то перенимаешь всю боль и скорбь; ненависть и отчаянье; безумие и безысходность. Не было бы его слез, не было и моих! А композитор К. Мэнселл, в свою очередь разбавил эту драму своей шикарной музыкой, что в итоге прозвало мою холодность, и вся сентиментальность вытекла наружу.

    В этом фильме я увидела любовь и тайну, волшебство за гранью вселенной. Качественная съемка, прекрасный дубляж, атмосфера… и полное погружение в фильм. Не знаю что еще нужно для великолепного фильма.

    10 из 10

    21 февраля 2016 | 02:55

    Тут очень много комментариев по сюжету, музыке и игре актеров. Надо признать, что Ароновски действительно создал шедевр, Вэйз и Джекман сыграли очень чувственно, Мэнселл создал шикарную аудио визуализацию. Одним словом — гармония. Фильм получился сочным и красочным, а главное философским. Умное кино, в котором любишь каждую секунду.

    10 из 10

    4 августа 2007 | 00:07

    Творения Д. Аронофски отличают продуманный психологизм, внутреннее напряжение и смысловая глубина. «Фонтан»(вернее «Источник») — не исключение. На мой взгляд, Аронофски относится к тем режиссерам, которые за кажущейся простотой могут скрыть невообразимую сложность. Сюжет, происходящий в трех временных пластах, в принципе понятен. 1500 г. — преданный конкистадор ради спасения своей королевы и всей Испании, находится в поисках Древа жизни, дарующего бессмертие. Настоящее время — Томас Крео пытается спасти от смерти свою неизлечимо больную жену Иззи, создав лекарство из некоего дерева ?,впоследствии оказывающимся тем самым Древом жизни. 2500 г. — ведущий отшельнический образ жизни человек (внешне, как две капли воды похожий, как на конкистадора, так и на Томаса Крео) пытается возродить к жизни дерево.

    В итоге получаем, что картина Аронофски о смерти и о тщетных попытках ее отсрочить, преодолеть. Однако, я думаю, что понять фильм этого режиссера можно, лишь пересмотрев его. Некоторые фильмы нуждаются в повторном просмотре, дабы не осталось белых пятен, непонятных зрителю сцен или эпизодов.

    Я бы назвала «Фонтан» фильмом-размышлением.

    Любовь, как важная составляющая жизни и как противопоставление смерти:

    «Мой конкистадор! Всегда побеждает»

    «И когда ты вернешься, я стану твоей Евой. И вместе мы будем жить вечно»


    Смерть, как перерождение, как продолжение жизни. Эту идею раскрывает размышления Иззи об умирающей звезде — учении племен Майя, реализовавшиеся в третьем временном пласте:

    «За этим последним темным облаком находится умирающая звезда. И очень скоро Шибальба умрет. И когда она взорвется, ты родишься вновь»

    Власть и ее догматичные законы, как разрушительная сила:

    «Наша плоть — темница для души. Наша кожа и кровь — железные решетки тюрьмы. Но не бойтесь. Плоть разлагается. Смерть все превращает в пепел. Таким образом душа после смерти освобождается»

    Ирреальную атмосферу фильма поддерживает просто потрясающая музыка Клинта Манселла, известного нам по нашумевшему саундтреку к «Реквиему по мечте». Визуальный ряд соединяясь со звуковым, создает непередаваемое ощущение вот-вот откроющейся вам тайны. Это действительно впечатляет.

    Актеры не разочаровали. Хью Джекман сохраняет свою мужскую привлекательность, будучи совсем без волос. Выражение его экранных переживаний и радостей весьма правдоподобно. А Рейчел Вайз мне всегда нравилась — в ней есть что-то таинственное и притягательное.

    В целом, получилась достойная картина, заслуживающая того, чтобы ее посмотрели хотя бы раз.



    9 из 10

    17 июля 2011 | 23:06

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: