Хрупкость

Frágiles
год
страна
слоган«История призраков»
режиссерЖауме Балагеро
сценарийЖауме Балагеро, Хорди Гальсеран
продюсерХоан Хинард, Карола Эш, Патриция Карр, ...
операторЧави Хименес
композиторРоке Баньос
художникАлен Байне, Иниго Наварро, Патрисия Монне, ...
монтажЖауме Марти
жанр ужасы, триллер, ... слова
бюджет
€7 000 000
сборы в мире
$6 680 926 сборы
зрители
Испания  605.3 тыс.,    Италия  192.9 тыс.,    Португалия  30.1 тыс., ...
премьера (мир)
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время101 мин. / 01:41
Старинная детская больница закрывается, и нечто страшное, полное боли и ненависти, пробуждается к жизни. Мэгги, одна из маленьких пациенток, называет это механической девочкой по имени Шарлотта и уверяет, что она живет наверху, на втором этаже, который заперт и не используется уже 40 лет. После необъяснимого получения переломов лежащим в больнице мальчиком местная медсестра увольняется, и на её место берут новенькую.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 02:06

    файл добавилYoungFather1973

    Знаете ли вы, что...
    • Идея фильма пришла Жауме Балагэро в голову после того, как он увидел медицинский снимок начала 20-го века, на котором была запечатлена девушка с несовершенным остеогенезом (это заболевание, характеризующееся повышенной ломкостью костей).
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Всё же испанцы любят фильмы ужасов, любят мистику. Картины данного жанра с завидной регулярностью выходят в свет за пределы своей страны, хотя Испания и не занимает ведущего места в мире кинематографа. Всё связано со стилем и эстетикой таких лент, как и японцы, они снимают фильмы ужасов со своим почерком, который имеет явные различия с американским методом съёмок. Но вот чего не отнять — подобные фильмы близки к категории «Б» и кроме поклонников жанра мало кто проявляют внимание к работам испанцев-хорроров. Испанцы не любят снимать картины про молодёжь, которая попадает в лапы маньяка-убийцы или же сталкиваются с различными демонами или призраками, которые убивают пачками налево и направо. Они насыщают атмосферу опасностью, саспенсом, непреодолимой боязнью, что вот-вот произойдёт что-то ужасное, но потоков крови, оторванных голов и конечностей в картинку не впихивают безраздельно, пальму первенства у испанцев держит атмосфера. Самое заметное сходство с американцами — это финал, когда им пытаются поразить зрителя невообразимостью, разгадкой тайны. Часто всё смотрится шаблонным фарсом, но, увы, такова тенденция.

    Испанский режиссёр Жауме Балагуэро — знатный кинематографист на ниве фильмов ужасов. Перед тем, как он снял «Хрупкость», две его предыдущие работы ("Без имени» и «Тьма», где снялись Анна Пэкуин, Лена Олин и Джанкарло Джаннини) также были фильмами ужасов, что говориться — уже собаку съел. До выражения ужаса, как это получается у Уэса Крэйвена, Жауме Балагуэро далековато, но откровенно неудачными его картины не назовёшь, тем более, что к такому жанру, как ужасы, зритель подходить весьма скептически, ему подавай что-то новенькое, адреналин и страх должны аж бурлить, а это сложно сделать даже в свете технического прогресса и засилья компьютерной графикой, зритель быстро читает натянутость фильма, если в нём куда-то девается натуральность. Жауме Балагуэро пытается балансировать на очень тонкой грани, практически невидимой, иллюзорной между мистикой и реализмом. Последующая работа режиссёра «Репортаж» — пока венец его творений, но перед этим была «Хрупкость».

    После «Тьмы», где снялись довольно известные актёры, в «Хрупкости» не постеснялись сыграть Калиста Флокхарт (нынешняя жена самого Харрисона Форда), Чичард Роксбург, известный по роли графа Дракулы в «Ван Хельсинге», и Елена Анайя — секс-символ испанского кино последних лет. Надо сказать, что Калиста Флокхарт, игравшая главную роль, мало подходила образом под фильм жанра ужасов. Явно не хватало напряжения и поглощающего ужаса, она старательно разыгрывала из себя доктора-детектива, что вскоре превратилась в обездвиженную фигуру с туманным взглядом, героини в ней не хватало, не выжимала она максимум — и это всё один из очевидных минусов картины «Хрупкость». А вот даже без излишней суматохи Роксбург и Анайя смотрелись куда более убедительными, словно они на самом деле погрузились в атмосферу страшных событий и будущих смертей от руки неизвестного существа из мира мёртвых. Больше экспрессии, больше проявлений страха у Анайи и героизма у Роксбурга делают этих актёров более заметными фигурами, чем Калисту Флокхарт. К тому же есть интересный момент, что или Роксбурга или Анайю подозреваешь в чём-то страшном, но Жауме Балагуэро и Хорди Гальсеран, написавшие сюжет, приготовили небанальную развязку.

    От фильма «Хрупкость» веет ещё и пугающей клаустрофобией: всё действие происходит внутри детского дома, где лечатся ребятишки. Странное, очень неприятное здание с бесцветными комнатушками и запахом больничных препаратов — всё это уже приводит к неспокойному просмотру, под кожей осознаёшь, что там таится нечто, что вскоре ещё покажет всем «кузькину мать». Путешествуя по коридорам лечебницы вместе с рваным темпом и приближённой съёмкой, являешься невольным свидетелем, худой тенью происходящих событий, но сам-то прекрасно понимаешь, что совершенно не хочешь там находиться, хочется сбежать от этих удушливых запахов и ночных стуков, от перепуганных детей и состояния дикого холода. Да, в чём-чём, а в атмосфере «Хрупкости» не откажешь.

    Для поклонников жанра мистического фильма ужасов фильм может уверенно подойти для просмотра, если не требовать каких-то ухищрений и новшеств. Режиссёр фильма Жауме Балагуэро удачно создаёт атмосферу, как для жанра, постепенно накручивает сюжет, выдаёт несколько неожиданный финал. Как для европейского кино с небольшим бюджетом — вполне хорошего качества.

    7 из 10

    28 октября 2014 | 12:34

    При словосочетании «испанский фильм ужасов» представилось что-то стильное, необычное — что-то в духе фильмов дель Торо. Да и премия Гойи обнадежила — фильм обещал быть по крайней мере красивым. В принципе, картинка действительно хороша, но вот все остальное…

    1. Пролог. Зачем нужен этот чисто сериальный прием? Tribute to X-files? Дешево как-то получается, как будто режиссер боится потерять зрителя с первых секунд фильма.

    2. Завязка. Зачем в закрывающуюся больницу принимают на работу новую медсестру? Логичнее было бы откомандировать кого-то из другой больницы. И героиня фильма — мазохистка? Ей нравится, когда ее увольняют по сокращению штата?

    3. Административный хаос. Неужели все больницы настолько переполнены, что в них ну совершенно нет места даже для горстки детей, и их просто совершенно необходимо оставить в аварийном здании с дурной славой проклятого, на труднодоступном для транспорта острове? Вот для сотен пациентов место есть, но для этих детишек — нет.

    4. «Чеховские» диалоги. Персонажи не слышат друг друга. Вообще. Не взаимодействуют — просто говорят, то, что должен знать зритель и изображают эмоции. Контакта нет, диалога нет. Или дело в переводе? Сомневаюсь.

    5. Брошенный этаж. Во-первых, это больница. Там лежат больные и иногда они умирают. Никто не стал бы бросать целый этаж из-за того, что там кто-то как-то нехорошо умер. Во-вторых, welcome to Silent Hill, дорогой зритель. Паутина, пыль, брошенные вещи… Создателям фильма явно не знакомо слово «консервация». Вообще-то прежде, чем закрыть учреждение, оттуда обычно вывозят все оборудование вплоть до мебели — призракам там, что ли, оставили кровати, для пущего комфорта? Посуда на столиках, вещи больных, медицинские инструменты — даже капельницы с высохшим лекарством! Хорошо, что на полу не валяются скелеты замурованных больных и медсестер…

    6. Монстр. Как можно принять ЭТО за маленькую девочку? Это можно принять за Оззи Осборна с накладной грудью… И почему оно синее и распухшее? Прежде, чем броситься в шахту лифта, она залила ее своими слезами и утонула? И очень интересно, сценарист проверил на себе возможность надевания ортопедических аппаратов, снятых с маленькой девочки? Их вообще-то индивидуально подгоняют, если что.

    7. Кто все эти люди? Две дамы-гадалки, дающие советы главной героине — они вообще, откуда? Каков их статус, почему к ним все обращаются, какого лешего они так много обо всем знают? Штатные прорицательницы города? Ну да, конечно, они же в каждом английском городке есть, как же я забыл. И что там за тайны в прошлом главной героини? О которых создатели фильма предпочитают, в конце концов, забыть. Какие вообще трагические поступки и решения могут быть в прошлом медсестры, не хирург же она, в конце концов… Чеховские диалоги есть, а чеховские ружья не стреляют, непорядок…

    Итог «баночки, скляночки, ржавый пинцет…» Официант, унесите это…

    3 из 10

    9 октября 2013 | 21:01

    Наверное, сложно отыскать на земном шаре места более загадочные, чем острова Велиобритании, выкрашенные в лазуритово-зеленый цвет и укрытые туманами с пасмурными тучами. В такой обстановке едва ли не каждый куст, шевелящийся на несильном, но пронизывающем ветре, покажется мистическим и нереальным. Стоит ли говорить о том, что Балагуэро не прогадал, избрав локацией для своего хоррора старинное, полуразрушенное здание, расположенное на лоне королевства. Его детская больница жанрово хороша своей непримечательностью, частичной опрятностью и тошнотворной чистотой; часть здания, заваленная коробками и покрытая толстым слоем пыли только довершила общую картину уныния. А унылые места, как известно, притягивают что-то, что делает их особенными… так и «Мерси Фолз» не осталась в истории кинематографа обычной детской лечебницей, которую закрыли из-за диагноза «старовата будет», а запомнилась своей «механической» девочкой. Кто она? Для медперсонала очевидно, что призрак — лишь вымысел детей с богатым воображением, однако чтобы получить полное представление о здешних местах спросите людей, работающих в ночную смену. Когда бархатная темнота укрывает и без того мрачную больницу, самые противные и пугающие звуки, мелькающие тени и стоны создают атмосферу страха, поглощающую все вокруг. Конечно, это можно объяснить логически — старые трубы дуэтом с завываниями нередкого ветра, но все же дети твердят наперебой, что некая Шарлотта, не такая как все они, очень сердится.

    Отрицание очевидных вещей — это самый простой способ решения фактически любой проблемы. Однако очередной ночью, когда все в страхе молчали, озираясь по сторонам и стараясь уловить приближение опасности, раздался бешеный, душераздирающий крик. Невидимая сила начала ломать детям кости: на глазах у врачей мальчик просто выгнулся от боли и разрыдался, когда его кость сломалась. Только что прибывшая медсестра сразу понимает, что здесь дело нечисто, однако для начала существование паранормального нужно доказать самой себе. Постепенно, с каждой новой ночью она делает шаг в сторону веры — одно дело малозначительные шумы на третьем этаже, закрытом вот уже сколько лет, но совсем другое — чье-то задыхающееся лицо под свежей больничной простыней, проявляющееся в темноте. Кто бы ни была мистическая Шарлотта, но она и впрямь разгневалась, когда детей начали вывозить из больницы.

    Картина спорна с точки зрения хоррора — уж слишком неординарная она зверюшка, чтобы нравится всем и вся без исключения. Да и сам концепт весьма хрупкий — стоит дунуть и вся «красота» сложится карточным домиком, в то время как достаточно просто поверить рассказчику и потянуться к злобным призракам, чтобы испытать настоящий страх. Балагуэро — талантливый повествователь, тонко чувствующий любого рода мистификацию, но все же вредным киногурманам его наивное стремление напомнить простом люду о детских страхах и взрослых предрассудках покажется нелепым. Умело акцентируя внимание на деталях, способных пугать и удивлять аудиторию, режиссер порою забывает об основной сюжетной линии, отчего она и страдает. В то время как психологический портрет призрака прорисован идеально, злость, ярость и исступление переданы на высшем уровне, а мелочи, вроде двигающихся кубиков с буквами или того же самого третьего этажа, сделаны добротно, важные, порою ключевые, диалоги «провисают», а в истории остаются непростительные пробелы. Так в картине и не прорисовываются два горячо любимых жанра — драма и ужасы, остается лишь что-то среднее, способное радовать частично.

    Призраки, которые остаются рядом с тем, что им дорого — это интересная и в некотором плане «сочная» тема, в особенности рассмотренная с подобного ракурса, хотя многое зрителю придется додумывать самому. Порою, детям стоит верить, а на ужасные инциденты и смерти глаза закрывать просто нельзя, думая в первую очередь о том, какой тяжелый отпечаток оставляет каждое событие в нашей жизни. Вполне возможно, что у каждого за спиной стоит свой, особенный призрак, который не ищет упокоения, а хочет остаться в родной среде. Не стоит отрицать все паранормальное, но и не следует к нему навязчиво тянутся. Так много простых, но интересно изложенных моралей, жаль, не доведенных до ума. Хотя бы пару ночей странные перешептывания будут преследовать зрителя, как и лицо самой Шарлотты; напряженная тишина и отчетливые стоны откуда-то из-за стен померещатся не раз. Впрочем, тише. Кажется, она сердится…

    8 апреля 2012 | 18:05

    Мне стало любопытно посмотреть, о какой хрупкости идет в фильме речь, а еще, пожалуй, вдохновила аннотация — это две причины, по которым я решила ознакомиться с этим фильмом. Хочется сразу оговориться, что он вызвал у меня довольно положительные эмоции, хотя в некоторых моментах я сразу скидывала ему несколько баллов за минусы…

    Сюжет стал для меня сюрпризом. Обожаю вот такие фильмы про всякие больницы, психиатрические лечебницы, санатории и прочие учреждения (только не обычные дома, где живут семьи, а на чердаках водятся приведения!), чаще всего действие очень интересное. Здесь все, как и положено: больница, старый, заброшенный этаж, дети и призрак девочки… (не люблю призраки девочек, но тут меня подкупило ее прозвище — «механическая девочка», признаться, очень заинтриговало). Почти весь фильм та самая девочка оставалась тайной и кроме ее темного силуэта мы ничего не видели. Очень понравился ее образ (пусть и темный) — вся эта конструкция, которую на нее нацепили, действительно, механическая девочка…

    Загадка, которая присутствует в фильме, одно из самых больших плюсов вообще. Образ призрака создали просто замечательный, так что даже несмотря на кое-какие банальности, я с интересом следила за ходом событий. Вот только жаль, что к концу создатели, видимо, исчерпали свой творческий подъем и финал меня слегка расстроил своей скомканностью. Но прежде, чем сказать о минусах, я все же закончу с плюсами: еще одним плюсом является актриса Ясмин Мерфи, которая очень хорошо сыграла свою роль, оказалась там довольно запоминающимся персонажем, из-за которой, в сущности, я и переживала.

    Теперь о минусах. Главная героиня: о ней тоже стоит упомянуть. Если честно, она не понравилась мне с самого начала. По-моему, она весьма и весьма страшненькая, играла, может, и не плохо, но каких-то эмоций не вызывала… То, что к Эми зритель начинает относиться равнодушно, ставит фильму еще один минус. Ну, о мелочах упоминать не буду.

    Вердикт: «Хрупкость», по моему мнению, фильм не плохой, даже интересный, особенно это касается главной идеи, но со своими минусами. Из-за понравившегося начала и интересной задумки я бы рекомендовала его всем, особенно впечатлительным.

    Приятного просмотра!

    7 из 10

    3 декабря 2010 | 04:55

    Итак начали. Хрупкость или хрупкая грань, однозначно неплохой фильм. Интересная задумка, Есть сюжет, хорошо играют актеры, особенно Мегги. Мрачная атмосфера старого госпиталя дополнена отличной музыкой. Но назвать этот фильм фильмом ужасов я бы не решилась. Ну не вызывает он страха, так легкую тревогу и то лишь местами. Вносят разлад в общую картину недоработки сюжета, история Эми никак не раскрыта, непонятно как удалось сбежать от Шарлот, вот она их преследует, а вот ее уже нет.

    В общем недоработки есть, но даже с ними фильм будет интересно смотреть. Общая картина: мрачный, холодный, уютный триллер о призраках. Мне, если честно, напомнил «Королевский госпиталь» С. Кинга.

    31 мая 2011 | 10:35

    Это один из немногих фильмов, которые щекочут нервы. Одно дело, когда кучка напуганных, к примеру, студентов пытается сбежать от ужаса, в который асми и забрались по уши. Совсем другое — когда страдают дети, которым в таких случаях верят в последнюю очередь.

    Оригинальна и причина по которой дух мучает невинных болеющих детей.

    Некоторые процессы лечения (обретения здоровья) бывают весьма болезненны. И оставляют неизгладимый след в памяти и психике как ребенка, так и взрослого.

    МОРАЛЬ: берегите детей, даже от медперсонала!

    9 из 10

    18 июля 2010 | 10:52

    Обычно я не пишу рецензий на «проходные» ужастики. Однако вдохновение — вещь непредсказуемая, и вот после просмотра балагуэровской «Хрупкости» почему-то возникло желание поделиться мыслями…

    Итак, главная героиня — Эмили, одинокая, апатичная и «сидящая» на каких-то «колёсах» девушка «немного за…» в исполнении Калисты Флокхарт (лично для меня — особы крайне несимпатичной чисто визуально, так что вытерпеть её физиономию на экране в течение полутора часов — тот ещё ужастик), приезжает устраиваться ночной сиделкой в детский приют, доживающий последние дни перед переездом. И работа ей предстоит та ещё, потому что здание не просто старое и унылое — в нём происходят странные вещи, по ночам раздаются непонятные звуки, стены трескаются, а деток и вовсе кто-то калечит. Или — что-то…

    Мне всегда казалось, что снимающие фильмы ужасов режиссёры сублимируют на плёнку свои комплексы, переживания и внутренние страхи. Вероятно, главным страхом Жауме Балагуэро была темнота — первичная субстанция, таящая в себе неизвестность и способная порождать самых жутких монстров, которые исчезают, стоит только чиркнуть спичкой, но при этом никогда не умирают. Они будут существовать всегда, выглядывая из-под кроватей и протягивая холодные щупальца из-за неплотно прикрытых дверец шкафов… Чудовища эти — у каждого свои.

    Наверное, поэтому фильмы с похожими сюжетами порой так непохожи друг на друга. Наверное, поэтому в таких фильмах столь малое внимание уделяется деталям. Мы ничего не узнаем ни о прошлом Эмили, ни о том, что подтолкнуло её приехать в глушь и выбрать безрадостную профессию ночной сиделки, ни даже о том, почему она сидит на антидепрессантах. Потому что это неважно. Важнее — заставить зрителя вспомнить своих монстров. А вот с этим в «Хрупкости» как-то не очень.

    По сюжету кино напоминает и вышедший в один год с «Хрупкостью» французский ужастик «Сент-Анж», и более поздний «Приют», однако здесь нет ни чарующей стильности первого фильма, ни драматичной напряжённости второго. Атмосфера напряжения — обязательная деталь фильмов про «дома с привидениями» — здесь не чувствуется совсем. Старое здание, в котором находится приют, не зловещее (обиталище зла как-никак!), а скорее просто унылое. Стены перекрасить — и можно хоть цирк туда заселять.

    Ещё больше «Хрупкость» напоминает предыдущее творение Балагуэро — «Тьму» (кстати, именно эта причина подтолкнула меня к просмотру), однако по сравнению с ней «Хрупкость» гораздо слабее. У героев «Тьмы» был хитрый и мудрый соперник, способный принимать любые формы и оттого — непобедимый. А что такое Механическая Девочка? Ожившая «городская легенда», пионерская страшилка — в самом деле, кому-то Гроб на Колёсиках, а кому-то — страдающее остеопорозом привидение на шарнирных ножках. Хотя при первом появлении она всё-таки заставила меня вздрогнуть — да и то не от страха, а скорее от неожиданности.

    «Хрупким» оказался и сценарий фильма, неплотно склеенный из кусочков всякого-разного и начинающий ломаться при малейших попытках осмысления происходящего — и мотивации привидения, и взаимоотношений девочки Мэнди со своей няней. Да, я понимаю, что частично противоречу самой себе — такие фильмы действительно не для обдумываний. Просто отсутствие атмосферности надо было чем-то компенсировать.

    Из плюсов можно отметить появившуюся в роли Мэнди Ивану Бакеро («Лабиринт Фавна»). Несмотря на второстепенность, её персонаж стал лично для меня самым запоминающимся (читай: «единственным запомнившимся»).

    Остальное… дети в роли «проводников между двумя мирами», загадочные смерти и амёбообразная главная героиня, за которую уж совсем не хочется переживать. Полный джентльменский набор для мистического триллера, который получился не то чтобы совсем скучным, просто моих надежд, увы, не оправдал. А уж для Балагуэро, от которого ожидалось хотя бы что-то равное «Тьме», и вовсе — не айс.

    4 декабря 2011 | 13:11

    Между миром живых и миром мертвых пролегает хрупкая грань, но не смотря на это, только те, чья жизнь клонится к закату, могут видеть мир сверхъестественного.

    Старинная детская больница «Мерси Фолз» — по-настоящему жуткое место, вселяющее страх не только в детей, но и в персонал, работающий в здании. Постоянное ощущение тревоги, которое испытают все, подкрепляются историей о «механической девочке», живущей на 3-м этаже. Но он уже как 40 лет закрыт, так что никто не воспринимает россказни о призраке всерьез, даже не смотря на то, что в больнице ни раз происходили кошмарные вещи. Переломанные кости — это только начало всего того ужаса, который навлекает на себя это старинное здание, находящееся на грани закрытия.

    Я большой любитель таинственных историй, являющихся сердцевиной всего сюжета; мне неважно комедия это, как «Дом с призраками» или триллер «Зеркала» — меня просто завлекает сама идея нераскрытой тайны, которую хранят на протяжении многих лет люди, непосредственно с ней связанные. Хранят, мучаются, понимая, что все происходящее вокруг связанно с историей, которой лучше оставаться в прошлом. Храня молчание и убеждая себя в том, что все можно объяснить, эти люди бездействуют, что приводит к многочисленным жертвам. Мне всегда нравилась именно такая стратегия повествования, и «Хрупкость» меня этим побаловала. Основная история завязана вокруг Эми — новой медсестры, которая сразу «берет быка за рога» и пытается понять, что происходит с ее подопечной Мэгги, в которой она разглядела свое отражение. Так, шаг за шагом, в тщетных попытках защитить девочку, Эми, копаясь в грязном белье, находит ответы. Пожалуй, эти ответы тоже следовало бы похоронить, чтобы никто и никогда больше не пострадал от тайны «механической девочки».

    Как по мне, у фильма очень много плюсов, самый первый для меня — это Эми, в исполнении Калисты Флокхарт. До этого фильма, я совершенно ничего не знала о ее карьере, но в фильме она мне показалось очень обаятельной, я просто не могла оторвать глаз от ее лица, мимики. Большие глаза, улыбка, играющая на губах, костюм медработника, волосы, завязанные в хвостик. Все в ней говорило о том, что эта женщина побита жизнью, что она пережила драму, но оправилась и готова сейчас биться за того, кого правда любит. Во многих рецензиях отмечено, что между Эми и Робертом — врачом, которого сыграл Ричард Роксбург (пожалуй, мой самый любимый Дракула) вспыхнули чувства. Возможно это и так, но режиссер очень умело это показал: вроде бы между двумя эти героями что-то есть, и все это понимают, но в тоже время ничего откровенного нам не показывают. Наверное, я хотела, чтобы между ними что-то произошло, вроде взрыва, но сейчас, по прошествии нескольких дней, понимаю, как глупо бы это выглядело. Вторым плюсом оказалась Мэгги — Ясмин Мерфи, пожалуй, по тем же причинам, что и Калиста Флокхарт. Так что расписывать много я не буду. Тоже самое и с Ричардом Роксбургом. Единственное, что скажу, он — талант, и не было сомнения в том, что его роль в «Хрупкости» будет сыграна на должном уровне. 3 — это сама больница. Одиноко раскинувшееся на одном из островов, она внушает ужас, и согласиться там лечить можно только за большое вознаграждение, ну или имея огромный стимул. Ни того, ни другого у наших героев не наблюдалось, так что ужас в их глаз был оправдан, а многие жертвы «механической девочки» не добавляли им радости.

    В конце рецензии я хотела бы посоветовать людям, которые не определились: смотреть им этот фильм или нет, все же сесть и потратить 100 минут на данную работу. Я думаю, что разочарованы вы не будете, потому что конец фильма очень неожиданный, ради него одного можно посмотреть его весь целиком.

    «They Just Stay Near What They Love»

    16 марта 2012 | 11:08

    Классическая картина о злобных, мстительных призраках — ни шагу в сторону, всё предсказуемо и нисколько не страшно. Все эти поскрипывания, мигание света и тотальное неверие ближнему своему- есть главные бессильно-пугающие моменты. Звуковое бу может лишь отвлечь от скуки, а вот недоверие, которое сопровождало весь просмотр, просто бесило, кинематографический атавизм. Тяжело переваривать подобное, особенно зная, на что способен этот режиссёр.

    Отмечу саму историю, вот она не лишена ужасности, подобная хлоднокровно-убийственная развязка, во имя светлого чувства, донимает до дрожи. Но самое главное, она не лишена здоровой интриги, которая будет сохранена практически до самого конца.

    Фильм можно порекомендовать к просмотру, но только ярым поклонникам призрачных лент или людям способным с интересом смотреть одно и тоже, а так картина, конечно, из разряда крепкого середнячка, коему не хватает смелости быть другим, а жаль…

    Кому -нибудь да пожелаю приятного просмотра!

    16 марта 2015 | 20:11

    I know what you did.

    8 минут в госпитале сами знаете какого тихого городка.

    Влияние очевидно: второй этаж местной лечебницы инспирирован Сайлент Хиллом ровно настолько, насколько бездарно все остальное.

    Начиная со второй половины этот «ничего-так хоррор» разваливается окончательно. Создается впечатление, что человеку у руля просто не дали сделать все так, как хотелось, а неестественно, словно принужденно вытащенная из хранилища безвкусицы сцена с двумя бабулями-прорицательницами (здравствуй, Линч), призванная повернуть русло фильма в сторону долины сверхъестественного, но привычного и понятного действия на «Рубеже Двух Миров» (шляпы и посоха им не достает, ну а мало-мальски здоровому любителю хорроров в этот момент не хватает злости) уничтожает последнюю надежду.

    Еще в самом начале, когда раздался классический «I know what you did» звонок, все, казалось бы, встало на свои места. Подавленные воспоминания, чувство вины и очередной образчик «подсознательного» хоррора ждал нас впереди. Но нет, у нас тут «неожиданные повороты», видите ли. Просто не могу себе представить, чтобы человек в здравом уме отказался от хоть и заезженной, но вполне сносно приподнесенной замуты с комплексом вины в пользу падающих на пол люминесцентных ламп, крошащихся стен и убогого экшна с хэппи-эндом.

    Такой вот plot twist: от терпимой предсказуемости к невыносимой бездарности.

    Нам же многого и не надо, все уже давно снято и написано. Мы хотим только пугающую больницу, шаловливое подсознание и страшного существа (с последним-то все в порядке, если бы удалось обойтись без жестокой конкретики, тут продюсеры постарались, очевидно). Благодаря пг-16 мы растеряли боль и гниль. Можно было бы изящно обойти механическую девочку вниманием камеры, но нет. Крупные планы все губят, а страха ноль.

    Вообще любой хоррор, отказавшийся от загадочности в пользу конкретики, заведомо обрекает себя на провал. И провал этот — не коммерческий, от коммерческого провала как раз оберегли его заботливые дяди с кошельками, заставив несчастных чернокожих вылетать в окно без причины, а главных героинь оживать от любовных поцелуев.

    Кстати, о plot twist. Есть и еще один, оставшийся, видимо, от первоначального замысла, еще не изуродованного сюжетными полетами. Это конечно очень субъективно, но в самой идее одержимой переломами нянечки есть что-то по-правильному взращенное и очень «вкусное».

    Подводить черту тут нечего: смотрим с 60:00 по 68:00. Остальное можете придумать сами. Держу пари, получится даже лучше.

    We still don`t know what she did.

    4 из 10

    15 июня 2013 | 03:24

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: