всё о любом фильме:

Восставший

Risen
год
страна
слоган«Witness the manhunt that changed the course of human history»
режиссерКевин Рейнольдс
сценарийPaul Aiello, Кевин Рейнольдс
продюсерПатрик Айелло, Мики Лиделл, Пит Шилеймон, ...
операторЛоренцо Сенаторе
композиторРоке Баньос
художникСтефано Мария Ортолани, Ино Бонелло, Gabriel Liste, ...
монтажСтив Миркович
жанр боевик, драма, детектив, приключения, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время107 мин. / 01:47
33 год н. э. Римскому трибуну в Иудее дано задание найти пропавшее тело распятого накануне еврея, который, судя по слухам, воскрес.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (13 719)
ожидание: 95% (720)
Рейтинг кинокритиков
в мире
51%
61 + 58 = 119
5.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 41 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Фильм привлек интересным названием аннотацией. А при просмотре еще и интересным сюжетом. Правда только в первой половине фильма.

    В самом фильме я увидел две истории, рассказанные не очень подробно и, возможно, поэтому оставляющие простор для размышлений.

    Первая история сюжетная и полностью себя исчерпавшая к середине фильма.

    Римский трибун Клавий расследует слухи о, якобы, пришедшем Мессии и его воскрешении после распятия. Как настоящий солдат и реалист, присутствоваший на его казни, в это поверить он не может и направляет все свои силы и умения на попытки найти правду. И делает это вовсе не из-за своего служебного рвения. Он лучше бы пошел, как сам говорит трибуну, на подавление мятежа. А из-за своего честолюбия. Так как трибун ему явно намекает, что награда будет достойной. А мечтает Клавий о «покое и дне без смерти» в Риме. И кроме как службой не знает как этого добиться.

    А вот вторая читается по ходу фильма

    И история эта про становление Веры. Веры новой. Когда старая Вера не дает уже Веры и Чуда. Вот такой каламбур. Который происходит в голове Клавия, когда он хмурит брови.

    Клавий хоть и молит Марса о том, что бы он помог ему, но вера в него уже угасает. Потому и просит он наравне и Яхве о помощи. Клавий — настоящий реалист и вера в нем не от чуда идет, а наоборот — чудо от веры.

    Поэтому и увидев воскресшего Иисуса он сразу принимает это. Принимает это и как Чудо и как Факт сам собой разумеющийся. Просто потому что вера в Мессию в нем уже была задолго до этой встречи. Не будь веры никогда бы он не поверил в воскрешение и даже мысли бы не допустил о его правде.

    Прообразом этой сцены несомненно служил сюжет, в котором Фома сказал, что не поверит пока не увидит, а когда увидел сказал — «Господь мой и Бог мой!», после того как увидел он Иисуса.

    Эта история перехода от одной веры к другой проходит по всему фильму. И эта смена — результат сомнений Клавия, а не результат работы апостолов. Клавий сам пришел к своему решению, а не благодаря кому то. 

    Ради неё фильм захочется пересмотреть еще раз.

    3 января 2017 | 20:03

    Для Кевина Рейнольдса, известному самому широкому зрителю по «Водному миру» и «Робин Гуду, принцу воров», фильм «Восставший» стал очевидным возвращением на большой экран. Надо отдать должное, «Воставший (Risen)" (или «Воскресший»?) оказался крепкой работой на околобиблейские темы. Темы, которые знакомы всем и каждому и где очень сложно найти новое зерно для сюжета.

    Рейнольдсу удалось сделать реконструкцию событий за счет особого взгляда. Вгляда со стороны римского трибуна Клавиуса, взгляда со стороны гонителя христиан, взгляда верного пса империи. Почему речь идет о реконструкции? Потому что Рейнольдсу нужно было вдохнуть свежего воздуха в устоявшийся канон. Была нужна интрига. Сюжетно этой интригой стал поворот Клавиуса в сторону христианства после распятия Иешуа.

    Все прекрасно знают, кем были иудеи, а потом и христиане. Единоверцами. Сторонниками монотеизма, в отличие от политеистичных римлян. Появление Иешуа еще больше усугубляло взаимоотношения местного населения и метрополии. Христиане — они кто для римлян? В первую очередь — идейные противники, радикальная ветвь традиционной для иудеев религии как сказали бы сейчас. Кто тогда трибун Клавиус, боевой офицер и отважный солдат? Не более чем, предатель, меч в спину Римской Империи. Не случайно, в «Восставшем» просматривается умело скрытый элемент вестерна. Wanted. Dead or alive.

    Встреча Клавиуса и апостолов, общение с Иешуа, следование за апостолами и отказ от римских ценностей решены по-американски прямолинейно. Вместе глубоких душеспасительных бесед — античный экшн, деяния Спасителя поданы не в должном объеме, а как иллюстрация, апостолы (за исключением Петра и Фомы) показаны обычной блаженной толпой. Уровень актерской игры высоко можно оценить только у Клавиуса. Джозеф Файнс находится в хорошей форме для костюмированных ролей. А режиссер очень точно подстраивает «Восставшего» под потребности обычного среднестатистического зрителя.

    В итоге можно поспорить об идейной ценности «Восставшего». Слишком быстро апостолам удается привлечь к себе Клавиуса, слишком просто он принимает чуждые духовные ценности, слишком много не очень хорошего детектива в сюжете. Но… основная мысль «Восставшего» — в его замечательном финале. Рейнольдсу удалось решить в основном очень сложную задачу — снять занимательный фильм об истоках христианства в то время, когда само христианство пытаются подвергнуть ревизии.

    7 из 10

    10 июня 2016 | 14:04

    Пафосное название и претензионный слоган напускали туману, сквозь который под финальные титры хотелось узреть нечто неожиданное, сродни «пасха отменяется — тело обнаружено».

    И к чести режиссера, всю первую половину ленты он пристойно выжимал из актеров все соки, которыми щедро удобрял древо интриги. И порой оно расцветало настолько буйно, что казалось, вот прям сейчас сквозь лучи проектора в зрительный зал снизойдет само прозрение, что, мол, так-то оно так, но вот есть версия Кевина Рейнольдса, и поговаривают… За этим последовало бы многозначительное поползновение взгляда куда-то в сторону и переход на едва слышный шепот.

    А иначе и быть не могло, когда мы видим начало истории глазами римского трибуна Клавиуса (Джозеф Файнс, «Влюбленный Шекспир»), которому Пилат поручил найти тело распятого еврея и опровергнуть слухи о его воскрешении. Римский легионер, молящийся богу войны Марсу, уверен в неправдивости версии сторонников Иешуа (Клифф Кертис; «Крепкий орешек 4,0», «Пекло»). На мельницу его уверенности изо всех сил льют воду сами апостолы и им сочувствующие, чья манера поведения в стиле «здравствуйте_а_вы_верите_в_бога?» на фоне мрачных и деловитых римлян, выглядит откровенным фанатичным бредом, носителям которого самое место в комнате с мягкими стенами.

    И чем уверенней Клавиус движется к своей цели, чем больше он противится божьему учению, тем больше режиссер смещает акцент на глубину его ошибки и невежества.

    Хорошая детективная история, повстречавшись с первопричиной всего сюжета, вслед за главным героем совершила идеологический кульбит и постриглась в монахи, т. е. прислужники всевышнего, став проповедовать официальную библейскую версию без единого отступления.

    И вроде бы все правильно — как по написанному, но где-то рядом витает незримый призрак разочарования несбывшейся надежды увидеть смелый замысел создателей отойти от канона и показать альтернативную точку зрения.

    В итоге, получив по щам своих надежд, всю вторую часть фильма я тщетно пытался поймать в кадре стилиста, который неустанно стрижет и бреет римлянина Клавиуса — за все время странствований каждый из его спутников обрастает волосами на голове и лице, но только не экс-влюбленный Шекспир.

    Этот момент после экватора оказался единственным достойным внимания среди нудных моралей и проповедей буквально по книжному тексту, т. к. творящееся в кадре действо никакой интригой более не обладало — хотите знать, чем все закончилось, читайте первоисточник.

    6 из 10

    26 апреля 2016 | 23:13

    Вопрос, который стоит задать себе до просмотра фильма: могут ли киноделы создать по-настоящему оригинальный фильм об Иисусе? Разве что «Страсти Христовы» выделяются на этом фоне и это исключение подтверждает правило: большинство фильмов на эту тематику устарели. «Восставший», эта скромная по бюджету драма, является также достаточно оригинальной историей об Иисусе Христе, пусть и с недостатками. Иными словами, это если как взять Библию — самую популярную книгу всех времён и народов, и далее переписать её в формате дорожного чтива в жанре детективного триллера.

    «Восставший» фокусируется на Новом Завете, а также на фантазиях режиссера и сценариста. Трибута Клавия (Джозеф Файнс) призывает Понтий Пилат (Питер Фёрт) для определения местонахождения пропавшего тела Иисуса Христа. Дальше начинается поиск свидетелей, интервью с последователями, перепалки с молодым «напарником» (Том Фелтон) и тому подобное.

    Увы, фильм вышел не без недостатков. Во-первых, картина показана, в основном, с точки зрения Клавиуса (которого играет Джозеф Файнс и его образ похож, скорее, на блеклую тень героя Рассела Кроу в «Гладиаторе»). Наблюдать за этим местами скучно: данный оригинальный характер вышел, по большому счету, непрописанным. Это не лучшая работа Файнса, который представил и даже сыграл его как перегруженного работой менеджера среднего звена.

    Также смущают некоторые огрехи в сценарии. Такое ощущение, что сценаристам были интересны больше политические хитросплетения, а не эмоционально-религиозная подоплека их истории. В последнем акте картина вообще превращается в фильм-погоню. Действительно ли необходимо зрителю наблюдать как ученики Христа ищут секретный проход, избегают отряда римлян, да и ведут себя как в посредственном вестерне? Картина не о том, а о вере, её зарождении и развитии.

    По актерской игре. Клифф Кёртис превосходно играет Иисуса Христа. Его темнокожие черты лица играют на контрасте с образами Иисуса в старых фильмах (светловосый и голубоглазый, см. «Царь царей»). Учеников Мессии, а также первосвященника Каиафы, также играют актёры, которые соответствуют географии и временному периоду. Выделяется лишь на их фоне Том Фелтон: на римлянина он похож слабо.

    Вывод: несмотря на то, что «Восставший» является большим чем просто религиозная драма, недостатки в сценарии и по смысловой составляющей простить нельзя. «Воскресший», конечно, вышел увлекательным культурным артефактом. Увы, но его предназначение было лишь в том, чтобы выйти в прокат аккурат к Пасхе 2016.

    6 из 10

    6 июля 2016 | 00:56

    33 год нашей эры…

    В картине пойдёт речь о первых 40 днях, последовавших вслед за Воскресением Христа. Основным персонажем станет атеистически настроенный римский трибун, которого прокуратор Иудеи, Понтий Пилат, посылает разузнать с чем связаны слухи о Воскресении Христа, а также попытаться отыскать тело этого новоявленного мессии. Постепенно трибун Клавдий начинает осознавать, что слухи о том, что тело Иисуса выкрали из гробницы его ученики — нагромождение лжи, сплетен и клеветы. Вскоре ему придётся столкнуться с тем, что в корне поменяет его представления об окружающей действительности, изменит всю его прежнюю жизнь.

    Этот прекрасный фильм очень напоминает историю обращения апостола Павла, а также немного похож на «Камо грядеши» 1951 года высокомерием и цинизмом главного героя.

    Небольшая путаница у меня возникла с воинским званием язычника Клавдия — кто же он: центурион или трибун?

    Центурион в римском легионе — это младший офицерский состав, в их подчинении было от одной до нескольких сотен солдат. Звание центуриона присваивалось за заслуги на войне и наиболее отличившееся назначались одним из трибунов или легатом легиона.

    Трибун — это уже старший офицерский состав, «белая кость». Трибунами были младшие представители древних родов или центурионы, показавшие чудеса отваги и героизма, т. к. звание трибун автоматически причисляло его владельца к касте патрициев или аристократов. Правильнее назвать Клавдия всё-таки трибуном (как и называет его переводчик в фильме и как сказано в описании фильма на кинопоиск. ру и на других сайтах в Интернете), а не центурионом, как написано в официальной аннотации на лицензионном DVD-диске.

    10 из 10

    29 мая 2016 | 15:45

    Случайно наткнувшись на фильм «Risen» я прочитала все отзывы о нем после чего решила, что фильм стоит того, чтобы посмотреть. От просмотра ожидала все же худшего результата, но к счастью фильм приятно удивил.

    Сюжет связан с моментом смерти Иисуса Христа и с тем резонансом, который она вызвала.

    Главный герой, римлянин, расследует пропажу тела Иисуса Христа. Он, как и большинство окружающих людей, уверен, что тело было выкрадено учениками Христа и свидетельствующих о том, что видели воскресшим «бедного еврея», свидетелем смерти которого был главный герой, считает безумными, но достаточно безобидными, чтобы не убивать их. Он предпринимает все возможные, иногда совершенно чудовищные меры (выкапывание всех трупов за последнюю неделю), чтобы раскрыть данное «преступление», которое угрожает миру и спокойствию с точки зрения Пилата и религиозных евреев. Клавдий- закаленный воин и, кажется, его ничто не остановит, кроме Бога, что с ним и случается.

    В фильме нет серьезных нарушений библейского текста (что очень радует), есть, конечно, много деталей и событий, которые в Библии не написаны, но вполне могли быть. В любом случае, все это не отводят от сути.

    Раскрытие «преступления» плавно переходит для героя в поиски истины, в фильме все более ясно звучит вопрос для героя и, я думаю, для зрителя, кто же такой Христос — Бог или шарлатан? Это не единственный вопрос, который поднимается в фильме: тут и вопросы бытия, ценности человеческой жизни, любви к ближнему. В итоге — фильм качественно снятый, в большинстве случаев хорошо сыгранный (лично мне не понравился актер, который играет Христа), без лишнего «мяса» и фильм, который однозначно дает хорошую почву для размышлений.

    9 из 10

    22 мая 2016 | 00:28

    По Иудее разносятся слухи, что распятый Йешуа (Клифф Кертис) — Мессия, который воскреснет после своей смерти. Римский трибун Клавий (Джозеф Файнс) получает приказ проследить, чтобы последователи самопровозглашенного пророка не украли его труп. Когда тело все-таки таинственным образом исчезает, Клавий начинает поиски, не веря, что Йешуа мог восстать из мертвых.

    Режиссер «Робина Гуда», «Графа Монте-Кристо» и «Тристана и Изольды» Кевин Рейнольдс не становился за камеру десять лет, но решил вернуться с помпой. Чтобы замахнуться на очередную экранизацию Величайшей из когда-либо рассказанных историй, нужно определенно обладать очень высокой самооценкой и быть уверенным, что можешь предложить зрителю что-то новое, выделиться на фоне многочисленных предшественников. У Рейнольдса, учитывая, что он еще и написал сценарий, такая уверенность, судя по всему, была. Сработало ли? Отчасти.

    Рассказать о событиях, в центре которых главная личность в христианстве, со стороны — действительно свежая идея. Здесь Йешуа — движущий элемент повествования, но вовсе не протагонист, а это изрядный шаг в сторону от привычного подхода. Другое дело, что реализация отличной в общем-то задумки вышла вовсе не такой эффектной, как это можно было предположить. Начинаясь, как детектив в сеттинге Евангелие, «Воскресение» в какой-то момент, к сожалению, превращается в сбивчивый пересказ всем известного сюжета, напрочь лишенный каких-либо откровений.

    Рейнольдсу явно не хватило смелости, чтобы замахнуться против канона, потому, когда расследование Клавдия подходит к предсказуемому завершению, он перемещает акцент на духовное преображение неверующего — тема щекотливая, но преподнесенная абсолютно безапелляционно, как нечто собой разумеющееся. Изначальный конфликт сводится на нет в одно мгновение, становится пшиком, и ему на смену приходит вялая констатация факта — мол, да, все так и было. Но стоило ли ради этого что-то затевать?

    Интрига хоть как-то работает в первой половине, когда Клавдий пытается найти разумное объяснение тому, что произошло — это действительно мог бы быть достаточно крепкий детектив, если бы концовка не была столь очевидна. Джозеф Файнс пытается играть, но герой у него хоть и должен быть полон противоречий, получается весьма простой и незамысловатый. Именно простота — одна из главных проблем «Воскресения». Рейнольдс слишком все упрощает, хотя у него был хороший фундамент для темной и глубокой драмы. Но в итоге все страсти, который якобы бушуют внутри Клавия, Файнс изображает, хмуря брови — эффектный прием, но не слишком убедительный. Джозеф, впрочем, хотя бы органично смотрится в облачении римского воина, в отличие от Тома Фелтона, который выглядит как начинающий косплеер.

    Взявшись за очень важную тему, Рейнольдс, прямо скажем, не справился с ответственностью. «Воскресение» с его поверхностной моралью получилось абсолютно необязательной поделкой, которая, в принципе, временами выглядит неплохо, но не несет в себе абсолютно никакой ценности. История вознесения — более чем благодатная почва для творчества, а посеянные Рейнольдсом семена на ней так и не прижились.

    15 апреля 2016 | 13:38

    В последнее время стало привычным ругать Голливуд за исторические фильмы. Вольная трактовка исторических событий, нереальные персонажи, реквизит. С другой стороны, массовая культура ищет ключ к своему зрителю и поле экспериментов здесь огромно. Но библейская история всегда на особом счету. Снимая фильм, задеваешь какой-нибудь нерв: то неправильная трактовка древнего текста, то оскорбление чувств верующих… Фильм Кевина Рейнольдса удивительно мягок и деликатен: привнося в библейский сюжет интригу и детективный замысел, он делает это крайне осторожно. Ни о ком из персонажей не хочется говорить плохо, каждый из них по-своему прав и логичен. Вот главный герой Клавдий, — он и сомневается и верит, вот Понтий Пилат, который должен поддерживать в провинции хрупкий мир и отвечать за это перед императором. И даже апостолы показаны как обычные люди, а не фанатики, — в них также достаточно скепсиса. От того, что история рассказана довольно обычным языком, она получает особенную правдоподобность. В ней нет иконописи, величия и прочих элементов официальной религиозной традиции. В тоже время, не обошли вниманием и чудеса, совершенные Иисусом, что придает фильму именно библейский характер. Сейчас многие забыли, что первоначальное христианство провозглашало торжество человечности и любви, а не следование догмату, поклонение традиции и слепая вера в чудеса. Фильм напомнил об этих традиционных ценностях и за это большое спасибо создателям.

    В фильме очень хорошо показано противопоставление духовного и мирского: Клавдий, как олицетворение государственности и римского права, находится в жестокой борьбе со своей традицией и своей службой, поскольку новый Мессия противопоставляет закону и праву Человека и Любовь. Это вынуждает законопослушного римского гражданина врать начальству, препятствовать работе подчиненных и сомневаться в установленном Римом правопорядке. Мне кажется, что показанная в фильме драма римского гражданина и трибуна, — один из важнейших посылов фильма, который не может оставить равнодушным.

    Фильм, конечно, можно и покритиковать за определенную поверхностность, схематичность. Главные персонажи могли бы быть показаны более глубоко (вот если бы за сценарий взялся Достоевский!)

    Вывод: замечательный фильм, который можно смотреть снова и снова.

    18 мая 2016 | 22:11

    Взяться сегодня за экранизацию новозаветного писания-дело в какой-то мере неблагодарное. Нет, не подумайте, я ничего не имею против Иисуса Христа, но чтобы экранизировать его жизнеописание нужно быть невероятным смельчаком. Во-первых, даже если ненароком обидеть как-то пророка или его учеников, можно так получить по носу от обеих ветвей христианской церкви, что впредь будет неповадно, во-вторых, если у фильма не будет собственного почерка, он рискует стать безликим творением в череде десятка-другого более удачных экранизаций, включая «Страсти Христовы» Мела Гибсона, единодушно признаваемого всеми конфессиями лучшей во все времена экранизацией сюжета о Христе. И, наконец, в — третьих, если не угадать с историческим антуражем картины, последний гвоздь в крышку гроба твоего творения вобьют историки. Как снимать кино в историческом антураже шестидесятичетырёхлетнего Кевина Рейнолдса учить не нужно — его руками сняты «Робин Гуд: Принц воров» и «Тристан и Изольда», так что на историческом кино Рейнолдс, что называется, собаку съел. Наверное, именно это и заставило Кевина взяться за экранизацию одного из популярнейших библейских мифов о том, как знатный римский трибун, уверовавший в учение Христа после того, как увидел его деяния своими глазами, стал одним из его учеников. Даже несмотря на то, что со времени последней исторической картины Рейнолдса, «Тристан и Изольда», прошло ни много, ни мало — одиннадцать лет.

    После казни Христа по Иудее стремительно распространяются слухи о его воскресении, заставляющие римлян тщательнее охранять пещеру, в которой содержится тело распятого во избежание его похищения учениками. Когда же тело Иисуса таинственным образом исчезает, Пилат поручает именитому трибуну Клавдию в кратчайший срок найти его — в провинцию в скором времени должен приехать император, и лишние проблемы Пилату ни к чему. Клавдий берётся за порученное, даже не предполагая, что это в корне поменяет его жизнь и веру.

    Первая половина «Воскресшего» не может не порадовать любого поклонника библейских «пеплумов» — Рейнолдс великолепно воссоздаёт на экране изображаемую историческую эпоху благодаря прекрасным декорациям, роскошным костюмам и пусть и немногочисленным, но мастерски поставленным батальным сценам. К тому же, вместо привычного видеоприложения к Евангелию, коим становится большинство попыток экранизировать библейские сюжеты, «Воскресший» подкупает новизной идеи — Рейнолдс превращает свой фильм в этакий детективный исторический триллер, в ходе которого Клавдий встречается с очевидцами событий, без стыда подкупает свидетелей, всё ближе и ближе подбираясь к воскресшему Христу.

    Однако после судьбоносной встречи героев «Воскресшего» словно подменяют, и о попытке оживить сюжет свежими сюжетными линиями режиссёр напрочь забывает, предпочитая просто демонстрировать чудеса Христовых деяний: вот он умудряется накормить своих апостолов с помощью нескольких хлебов, вот излечивает лежащего на дороге прокажённого, вот эффектно шествует по морской глади…. При этом все деяния не связаны композиционной логикой — они нужны просто как набор чудес для демонстрации Клавдию, становящемуся тринадцатым апостолом, отчего фильм на добрые полчаса откровенно провисает. И рука, уже было поднимавшаяся поставить «Воскресшему» положительную оценку, сама собой опускается. Да, версию последних дней жизни Христа от Кевина Рейнолдса можно назвать новаторской, однако сделать её новаторской и альтернативой другим экранизациям Евангелия на сто процентов, у Рейнолдса не хватило то ли мастерства, то ли элементарной смелости. Оценка за то лишь нейтральная…

    5 из 10

    7 мая 2016 | 19:29

    Картина «Восставший» (или «Воскресение») повествует о воскрешении Иисуса Христа (Иешуа). В центре сюжета находится римский трибун Клавдий, который должен во что бы то ни стало найти тело распятого мессии…

    Мне понравился христианский посыл картины Кевина Рейнольдса «Восставший». Сейчас редко выходят в свет подобные ленты, еще и с миллионными бюджетами (это не «Библия» Де Лаурентиса 1966-го года). На моей памяти только «Страсти Христовы» Мела Гибсона.

    Да, фильм далеко не шедевр, к тому же без внимания осталось много интересных событий из жизни Иисуса Христа, описанных в Библии, которые можно было бы достойно обыграть (например, хрестоматийный эпизод, где Иисус Христос ходил по воде). Форма картины тоже очень упрощенная, но здесь я бы не придирался, потому как общество сейчас удивительно примитивное. А если еще и оставить библейскую риторику или сделать персонажей объемными, события в чем-то противоречивыми — такой фильм вообще не будут смотреть. Хоть в Европе, хоть в США.

    К тому же не следует забывать, что это лишь одна из трактовок. В данном случае Кевина Рейнольдса.

    Но присутствуют в фильме и значительные плюсы:

    - Пружина сюжетной линии раскручивается со стороны римского трибуна (Джозеф Файнс). Это уже интересно, ведь все библейские события всегда подаются исключительно со стороны иудеев, увидеть эти события глазами римлянина уже оригинально;

    - Простая форма (это и минус), которая позволяет задуматься над происходящим на экране даже детям или подросткам, а также отсутствие крайне жестоких сцен, не говоря уже об эротике, которая в последние годы становится разрешенной порнографией фильмов;

    - Христианский подтекст, при том настоящий. Влияние неоманихейства в картине почти не чувствуется, как и богоборчество (сейчас в Бога не бросает камень только ленивый, потому что все «интеллектуалы» именно этим и стремятся отличаться — забрасывать камнями Христа или его религиозную концепцию, которая, кстати, до сих пор так и не реализована в жизнь, поскольку мы в лучшем случае христианские язычники). К тому же события подаются в нравственном ключе, что важно;

    - Настоящие натурные съемки (во всяком случае, я не чувствовал «зелёного экрана»);

    - Тема поиска истины главным героем (истину не выносят на блюдечке, а герой постепенно со зрителем приходят к ней, что и порождает определённо дополнительный жанр теологического детектива);

    - Местами очень качественное музыкальное сопровождение Роке Баньоса («В сердце моря»).

    Поэтому, подводя итог, добавлю, что картина понравилась, но общество её скорее всего не примет или забудет.

    Да и зачем теперь нужен Иисус Христос, когда есть Супермен?

    8 из 10

    24 апреля 2016 | 17:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>