всё о любом фильме:

Токийская повесть

Tôkyô monogatari
год
страна
слоган-
режиссерЯсудзиро Одзу
сценарийКого Нода, Ясудзиро Одзу
продюсерТакеси Ямамото
операторЮхару Ацута
композиторТаканобу Сайто
художникТацуо Хамада, Тайдзо Сайто
монтажЁсиясу Хамамура
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время136 мин. / 02:16
Пожилая супружеская пара едет из провинции в Токио навестить своих детей: сына, ставшего доктором, и дочь, открывшую салон красоты. Дети слишком заняты, чтобы заниматься с родителями, и отсылают их на курорт. После бессонной ночи на шумном курорте родители возвращаются в Токио. Перед тем как уехать, мать проводит ночь со вдовой другого сына, а отец встречается со своими старыми, пьющими дружками.

Выходит так, что только вдова сына оказывает старикам достойный прием с любовью и вниманием, которые им так нужны. У собственных детей скоро будет причина пожалеть о своем пренебрежении родителями, но к этому моменту эмоциональные связи уже будут обрезаны. Нет ничего удивительного в том, что они так легко возвращаются к жизни, в которой они поглощены только самими собой.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
41 + 0 = 41
9.7
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 04:15

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Японский режиссёр Ясудзиро Одзу считается не только на родине, но и далеко за её пределами чуть ли не самым сущностным кинематографистом Страны восходящего солнца, однако мало известен у нас даже в среде профессионалов. И хотя в 1999 году в Музее кино в Москве состоялась уникальная ретроспектива Одзу, а на телеканале «Культура» демонстрировались две его самые поздние ленты «Осень в семействе Кохаягава» и «Вкус сайры», а также «Токийская повесть», всё равно Ясудзиро Одзу, знаменательно названный одним из «ангелов кино» в специальном посвящении фильма «Небо над Берлином» Вима Вендерса, остаётся для многих неведомой персоной. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 13 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    60 лет назад Ясудзиро Одзу снял фильм, поистине актуальный и по сей день. «Токийская повесть» — это кино о двух пожилых супругах, пытающихся найти теплоту и любовь в своих детях.

    Повествование фильма очень неторопливое и медлительное. Малодинамичность всего, что происходит на экране, может показаться некой метафорой, отсылающей зрителя в неспешную жизнь двух стариков. В фильме можно наблюдать послевоенную Японию, её интересный, несколько необычный быт. Токио 50-х переполнен жизни; обитателям большого города явно нет дела до посторонних, отвлекающих факторов. Нет дела до своих родителей и героям фильма. Молодые люди много работают, воспитывают своих детей. И два неторопливых старика явно сбивают тот бешеный и скоротечный ритм жизни, коему следуют молодые.

    Одзу сумел показать тонкие психологические грани героев. Почти каждый эпизод этого, несомненно, гениального фильма наполнен смыслом, пусть и простым, но очень важным. Так, сыновья никак не могут понять, что пожилых родителей отнюдь не обязательно надо «развлекать», водить в кино или катать по городу. Старикам достаточно уделить совсем немного времени: всего-то необходимо подарить им свою душевную теплоту и внимание. Именно так и поступила, пожалуй, самая добрая и великодушная героиня фильма — Норико. Не являясь для пожилых людей родной, героиня, в отличие от остальных сыновей, смогла уделить старикам свою любовь и заботу.

    Такого великолепного раскрытия персонажей, как в «Токийской повести», сложно найти в каком-либо другом фильме. В этом и заключается гениальность Одзу. Величайший режиссер, словно медленно выводя пером иероглифы по листу пергамента, вырисовывает каждого героя, пускай даже и незначительного для сюжета, таким образом, что чувствуешь каждую личность рядом с собой, чувствуешь совсем рядом.

    Одзу доносит до зрителя простые, но в тоже время гениальные мысли и идеи. При просмотре становится по-настоящему жалко пожилых родителей, не способных найти взаимную любовь в своих детях. Интересен эпизод возвращения стариков с курорта. Внезапно приехавших родителей одна из героинь встречает почти что с ненавистью; некое презрение к пожилой паре вскоре наблюдается чуть ли не у всех молодых. Одзу смог показать зрителю почти Тургеневских персонажей. И это правда: сходство пожилых родителей со стариками Базаровыми прослеживалось неоднократно; вот только сын у Базаровых заботливее был.

    По-настоящему гениальная картина. Идеальный фильм, без единого минуса. Не случайно «Токийская повесть» так полюбилась мэтрам мирового кино (фильм занимает первое место в списке лучших фильмов мира по версии гильдии режиссеров). «Токийская повесть» — это фильм с замечательной музыкой Таканобу Сайто, с великолепным раскрытием персонажей и с красивейшей актерской игрой. Лично для меня, лучший драматический фильм всех времен и народов.

    10 из 10

    3 мая 2015 | 21:01

    Пожилые супруги, из провинции, отправляются в Токио, чтобы навестить своих взрослых детей, которых не видели долгое время, но как выяснилось их детям, не очень то это и нужно, они эгоистично поглощены только своими сиюминутными проблемами — карьерой, деньгами и стабильностью.

    Как ни странно, вдова одного из их сыновей, оказывается им гораздо «ближе» и преданней, чем их родные дети. Но вскоре эгоизм детей сыграет с ними злую шутку.. ., правда он же не даст им долго скучать и они вернуться к своим прежним сиюминутным проблемам…

    Этот фильм японского режиссера Ясудзиро Одзу, на первый взгляд, может показаться довольно приземленной историей о родственных отношениях в японской семье, между престарелыми родителями и их детьми. Но в этом и особенность фильма, что не всякий зритель может заметить еле уловимую, простую как повседневность, но в то же время непостижимую логикой «мудрость бытия», Истину сокрытую под тонкой пеленой человеческих чувств и переживаний, которая как бы сама собой проступает из призрачного «мира грёз».

    В этом смысле фильм подобен чистому зеркалу реальной жизни, но в то же время незримо показывает ее изнанку, которая открывается на определенном этапе, уже, где то «внутри» самого зрителя.

    10 из 10

    16 марта 2015 | 08:05

    Тема отцов и детей остается одной из самых актуальных тем в кинематографе и литературе. Поколения сменяются и смены каждого отдельного поколения сопровождаются отличительными особенностями. Поэтому эта тема всегда будет интересна зрителю.

    Драма японского режиссера Ясудзиро Одзу «Токийская повесть», хоть и обращена к этой насущной тематике, скорее, немного про другое. В ней не показаны противоречия между поколениями, конфликты, различия идеалов. Главной проблемой фильма является проблема забытых родителей. И показана она с необычным для многих культур японским менталитетом. Это и отличает «Токийскую повесть» от множества других фильмов с подобной тематикой. Непривычная для многих эмоциональность и добродушие героев резко бросается в глаза и в уши. Именно эта «заморская приправа» придает особый шарм происходящему.

    Родители на старости лет собираются навестить своих детей, давно переехавших в постиндустриальный Токио — символ нового времени, символ черствости нового поколения. Их встречают с радушием, но довольно наигранным. Настоящие отношения и эмоции показывают только внуки, которые видно, что рады, но социальные маски, которые уже успел навязать им большой город, вызывают у них противоречия в поведении, они или молчат, или срываются. После непродолжительного радушия и хорошего приема, родители становятся для детей обузой, помехой в их распланированной монотонной неинтересной жизни. Единственное настоящие сочувствие даёт только жена их погибшего сына. Её любовь не картинна. Дальнейшее происходящее на экране превращает всё в большую трагедию, которая заставит сопереживать и не раз вспомнить о своих родителях. Это наверное главный плюс картины.

    Что касается недостатков, то сразу скажу, что «Токийская повесть» малодинамична. Это её главный минус. Наверное это из за размеренного менталитета самой японской культуры, что делает малодинамичными многие японские драмы. Поэтому в некоторые моменты фильма можно сильно заскучать. Практически все диалоги между героями довольно просты и обыденны. Главные герои, всё таки, получились театральными. Они весь фильм держатся в ложной улыбке, которая спадает у них только в момент горячи и в момент алкогольного опьянения. Они неискренни. Возможно как раз эта неискренность и дала такие плоды — неискренность детей.

    Сравнивая этот фильм с другими шедеврами подобного кино, невольно понимаешь, что каким бы громким не было его имя, какими бы критиками этот фильм не одобрялся, всё таки, для следующего просмотра с детьми выбрал бы другой. Я бы, на самом деле, включил бы сыну «Гран Торино» Иствуда.

    «Токийская повесть» — хороший фильм. Правда загадочный японский менталитет в этом фильме так и остается загадочным. Мелкие сопереживания главным героям так и не переходят в глубокие чувство эмпатии.

    7 из 10

    23 января 2014 | 11:49

    «Продолжительная истина, которая длится с первого до последнего кадра»- так отзывался о кинематографе Одзу, другой классик экрана немец Вим Вендерс. И правда, по-домашнему уютные фильмы Ясудзиро, завораживают и наполняют душу зрителя кристальной добротой. Традиционно японцам удаётся снимать удивительно лиричное кино, но работы Одзу наделены особой индивидуальной чистотой стиля и размеренностью повествования.

    Фильм «Токийская повесть», обычно включается всевозможными критическими опросами в 10-ку лучших лент в истории кино. За что такая честь? А вот есть за что…

    «Тёплая», по картинке, каноническая двухцветная гамма, погружает вас в замедленное действие, незамысловатой истории из жизни простой японской семьи. Снятые с одной точки длинные общие фронтальные планы, при минимуме монтажного мельтешения, по-восточному возвеличивают изобразительное начало картины.

    Режиссёр словно бы приглашает зрителя перейти за противоположный край экрана, став членом семьи героев. Поучаствовать в своеобразном ритуале быта, где каждое движение внутри кадра имеет определённую ценность. А с какой любовью Одзу запечатлевает свой любимый родной Токио, от лица пожилой пары персонажей, восхищаясь японской столицей…

    Уважение к «старикам», есть первейшая добродетель, на которой строились даже самые по сегодняшним временам «дикие» племенные цивилизации. И как же странно, что в нынешний техногенный век, мы теряем эту традицию. Война разделила историю «страны заходящего солнца» пополам, старое, казалось бы вечное, уходило вместе с ростом городов в вечность (как парадоксально, хоть и тавтологично сказал, а!). Одзу тосковал по размеренной (сам он всю жизнь прожил вместе с мамой) довоенной жизни, без суетной беготни, навязанной укладом западного мира. В которой, можно было бы, не спеша разглядывать невинную былинку вдоль пыльной тропинки или смотреть, как плавно исчезают на воде круги от брошенного камешка. Вот также, хочется наслаждаться его фильмом, глотая свежесть жизни, струящуюся с целлулоида.

    9 из 10

    16 марта 2011 | 22:02

    Так получилось, что деятелей японского кинематографа, известных за пределами своей страны, можно пересчитать по пальцам. Самые известные из них — Такеши Китано, Акира Куросава и Ясудзиро Одзу. И речь пойдет о фильме, который снял последний, из перечисленных режиссеров.

    Япония. Послевоенные годы. Пожилая пара едет в Токио, навестить своих детей и внуков, по причине… безо всякой причины. Соскучились. Там они общаются с детьми, ездят по городу на автобусе, гуляют в парке и даже отправляются на курорт, за счет своей любящей дочери. И все бы ничего, если бы дети это делали для своих родителей от чистого сердца, а не для того, чтобы избавиться от них на некоторые время. Вы можете подумать, что дети искренни, ведь они тратят деньги, покупая старикам угощения, которые сами себе обычно не покупают. Но почему, когда муж дочери ее родителей приносит и показывает, что он им купил, она ему заявляет, что этого делать не надо было, и что осталось еще старое, дешевое печенье, которое старики любят. И парадокс здесь в том, что лучше всех пожилую пару принимает их невестка. Жена их погибшего на войне сына. Именно с ней они чувствуют себя по-настоящему комфортно. Она даже отпрашивается с работы, чтобы провести с ними время.

    Черно-белая, пронзительно грустная повесть именитого режиссера, наталкивает на мысль лишь об одном: конфликте отцов и детей, их взаимном непонимании, а может даже проще: эгоизме, который проявляется, правда, в разные времена. То есть родители не всегда внимательны к детям в период их взросления, становления на ноги, а дети, в свою очередь, едва покинув родительский дом, утрачивают с ним всяческие контакты, дабы подчеркнуть свою самостоятельность. Ведь самое страшное здесь то, что ни одна из сторон не хочет «идти на контакт» первой, и вместо того, чтобы искать точки соприкосновения, все мило друг другу улыбаются, а когда гаснет свет, почему-то рыдают в подушку, или, наоборот, ругают своего нерадивого родственника, правда, у него за спиной.

    Примечательно, что режиссер не дает выхода из складывающейся веками ситуации, и даже более того, по ходу повествования, как бы усугубляет ее, придавая, таким образом, рассказываемой истории еще более яркий оттенок. Возможно, из нее нет, и не может быть выхода, потому что человек по природе своей не идеален. Как сказал Паланик, «Мы не уникальны. Но мы и не просто разлагающаяся органическая материя. Мы существуем. Просто существуем, и с нами происходит то, что происходит». И, в сущности, глупо требовать от людей того, на что не способен сам. Проявлять сдержанность, великодушие, или простую терпимость. Остается лишь попытаться не допустить того, что происходит в этом фильме. И, да, смотреть фильмы. Смотреть такие фильмы. Смотреть шедевры.

    Из окна больших домов видны большие дома,
    У больших людей только большие дела,
    И нет времени на тех, что меньше ростом
    Большие города — большие спросы.

    5 апреля 2011 | 19:08

    Есть такие фильмы про которые сложно что-то говорить. Их место в истории кино значительно, художественные достоинства неоспоримы и ты понимаешь почему этот фильм нравится многим критикам и зрителям. Но сам смотришь и видишь, что придраться вроде не к чему, но не твое это кино.

    Ясудзиро Одзу, по-моему, такой бытописатель. Рассказывая простые, неторопливые истории с японским колоритом поднимает вечные проблемы. В данной картине речь идет об отчужденности разных поколений. Без надрыва и мелодраматизма медленно развивается сюжет. Жизнь идет своим чередом, сменяются поколения и все больше общество утрачивает традиционные семейные ценности. Вообще, довольно любопытно то, что сам Одзу всю жизнь прожил холостяком с матерью и не имел детей. И умер всего два года спустя после смерти матери.

    Все это понятно, другое дело, что осилить данное кино способен не каждый. Хронометраж в более чем 2 часа и практическое отсутствие динамики. Актерская игра малоэмоциональная. Ты смотришь зарисовку из жизни одной японской семьи. Тут либо принимаешь неторопливую манеру режиссера, либо нет. А она достаточно своеобразна и, пожалуй, не для меня. Вообще, картина мне напомнила старую социальную рекламу «Позвоните родителям».

    6 сентября 2015 | 20:30

    Фильм привлек мое внимание благодаря различным рейтингам кинолент, которые мы должны посмотреть, прежде чем умрем.

    История «Токийской повести» рассказывает о пожилой супружеской паре, которая отправляется в Токио навестить своих детей. Но оказывается, что у сына и дочери абсолютно нет времени на родителей, каждый старается спихнуть их друг на друга, а в конечном итоге они вовсе отправляют стариков на курорт. И когда родители понимают, что активный курортный отдых уже не для них, единственным человеком к которому они могут пойти по возвращению в Токио это жена умершего сына, совершенно посторонняя, по сути, им женщина. Именно она наиболее человечно, внимательно и искренне к ним относится.

    Самым отвратительным моментом фильма для меня является дележка вещей мамы сразу после ее смерти. Такая жестокость и бессердечность пугает, хотя знаю, что подобные ситуации достаточно часто встречаются в семьях. Это было во все времена и во всех странах, и, к сожалению, наверное, будет всегда.

    Кто виноват в таких отношениях между детьми и родителями? В какой-то степени родители, что не объяснили, не показали всю важность семейных отношений, семейной сплоченности, но конечно это было сделано не специально, никто добровольно не пожелает себе подобного. Вина и детей, которые сами не дошли до того, что родителям нужны внимание и забота, особенно имея уже своих собственных сыновей и дочек.

    Конечно, может от того, что фильм достаточно старый или нам просто непонятен менталитет японцев, но некоторые моменты смотрятся несколько наивно и глуповато. Например, когда мама спрашивает невестку с блаженной улыбкой бил ли ее их умерший сын, та с таким же довольным видом, что, мол, да было дело, еще и выпивал…

    Но все же, посмотреть фильм стоит. Чтобы не допустить подобного в собственной жизни. Мы не всегда хорошо поступаем со своими родителями, боимся того момента, когда уже нам приходиться отвечать, заботиться о них. Но, тем не менее, те дети, у которых есть за кого бояться, за кем ухаживать, я считаю счастливцами.

    7 августа 2010 | 01:24

    Вечная тема, которая несмотря на то, что достаточно часто поднимается в кино, получает раз в пять-шесть лет своего кинематографического лидера, бесспорно признаваемый всеми шедевр. Раньше, таким лидером была «Токийская повесть» Ясудзиро Одзу, а вот совсем недавно, многие стали восхищаться «Любовью» Ханеке. Можно ли оспорить значимость поставленных проблем, если важность поддержки родителей признают все государства и религии мира? Вернее, если кто-то не признает — обязательно отметьте это в комментариях, даже интересно будет.

    В силу этого, оспаривать созидательный смысл фильмов о поддержке престарелых родителей, дело заведомо проигрышное. Тут, даже если фильм снят плохо — все равно масштабы проблемы затрагивают почти каждого зрителя. Так что, эти фильмы обречены на регулярное обсуждение, введение в списки топ-лент и долгую жизнь. Что, впрочем, хорошо — странно было бы, если бы все обстояло иначе, как в «Зеленном сойленте».

    Ясудзиро Одзу построил свое повествование предельно просто, рассказав обычную историю недолгого приезда семьи престарелых родителей в Токио, к их детям и внукам. Одзу очень четко подметил некоторый холодок, расчетливость и прагматичность, которая исходила от детей и стоическое признание этого обстоятельства родителями. Но, в такой постановке нет ничего удивительного. Для меня, гораздо более точным и лаконичным признанием данного факта, стали слова Далай-Ламы: «люди социальные животные. Наше самое близкое окружение — это семья. И если это любящая семья, в которой царят забота и доверие друг к другу, то, я думаю, это само по себе уже способствует замедлению процесса ухудшения физического состояния».

    Для меня, фильм Одзу показался не то, что неинтересным — невыразительным. Если абстрагироваться от важности поднятой им темы, то «простая история» Одзу создает почву для односложной дискуссии, сводящейся к тому, как важно поддерживать родителей. Но этого ведь недостаточно, человеческие отношения гораздо сложнее и многограннее. Даже холодные, на первый взгляд, поступки детей могут иметь свои основания для оправданий.

    Если же говорить о стилистике, то картина Одзу насквозь пронизана новациями итальянского неореализма. Несмотря на тематику старости, фильм насыщен «светом дня», напоминающем об оптимизме и любви к жизни. Масштабные перспективы проспектов Токио так напоминают просторные, стремительно возведенные и оптимистичные проспекты столиц республик Советского Союза. А как точно подмечены строительные краны — однозначно символизирующие начало новой жизни, трудовые ценности.

    Вообще, оптимистичная грустинка Одзу, уверен, неспроста так пришлась по душе многим советским кинокритикам. Было в ней что-то от «трудового соцреализма», так ценящегося в те годы советскими «культурными» ведомствами.

    Поэтому, я не склонен превозносить каким-либо образом художественную ценность этой картины Одзу. При этом, нет оснований и на что-либо тут сетовать. Односложность ведь штука неоднозначная. С одной стороны, в незамысловатости можно увидеть и недалекость, концептуальную слабину. А вот с другой стороны, именно в простоте и сокрыта философская лаконичность. В конечном остатке остается лишь поле для размышлений. О вкусах не спорят, а имя Одзу однозначно почитаемо во всемирной синефильской тусовке. Настоящий тотем.

    5 из 10

    27 ноября 2013 | 09:30

    Я нашла этот фильм с помощью очередного рейтинга всех времен и народов. И хочу сказать, что фильм меня очаровал.

    Япония уже давно является литературной сверхдержавой, поэтому качество японского кинематографа тоже очень высоко. И особенно остро качество режиссёра проявляется, когда снимается «обыкновенная история», «повседневная жизнь».

    Уклад послевоенной Японии, проигравшей войну, пережившей настоящую национальную трагедию, вынужденной осваивать с нуля совершенно незнакомый американо-европейский стиль жизни передан через неспешную повесть обычной семьи.

    Мне кажется, что в этом фильме намеренно введён необычно медленный ритм. Этот ритм пожилых супругов, а вместе с ними и довоенной Японии, явно диссонирует с ритмом их детей. В фильме очень глубоко раскрыты многие темы отношений внутри семьи. Это и тема супругов, ведь мы имеем возможность наблюдать три супружеские пары, даже почти четыре. Это и тема родительских ожиданий и амбиций в отношении своих детей. И тема душевного родства, которое может оказаться важнее родства кровного. Да в этом фильме много всего.

    Его интересно смотреть, а благодаря неспешному ритму успеваешь и о многом подумать. А, главное, с этим фильмом происходит то чудо, которое невозможно отразить в словах рецензии, но ради которого и смотришь кино. Его образы и настроение поселяются в сердце, помогая жить твою собственную жизнь чуть чище, чуть спокойнее и чуть счастливее.

    10 из 10

    3 мая 2013 | 22:32

    Как состав скорого поезда, перед глазами проносится жизнь. Совсем скоро она приобретет вкус резинового «джуниор ланча» и вид безликого токийского небоскреба. Забытыми словами зарастут традиции предков, и новые, оторванные от своих корней поколения, подчиняясь бешеному ритму мегаполисов, перестанут замечать, куда исчезло то короткое мгновение между первым школьным звонком и тревожным звуком ритуального барабана. Это будет совсем скоро, а пока на дворе 1953 год, и не ставший еще киноклассиком Ясудзиро Одзу снимает свою «Токийскую повесть». Хотя, наверное, здесь было бы точнее сказать: «Продолжает снимать свою «бесконечную историю». Историю деградации японской семьи и японского самосознания в период европеизации (или — американизации) национальной культуры и образа жизни.

    Фабула картины, что характерно для режиссера, повседневна и ничем не примечательна. Пожилая супружеская пара — Сукиси и Томи — приезжает в Токио навестить своих взрослых детей. Но, выказывая внешнее почтение, озабоченные повседневными делами отпрыски надеются, что визит не затянется. События развиваются медленно, даже медитативно. Диалоги сводятся к обмену короткими репликами. Хронометраж фильма значительно увеличивается за счет съемок подолгу пустующих интерьеров. Одзу верен себе. Как во всех своих фильмах, он самолично выстраивает кадр и фиксирует камеру с 50-миллиметровым объективом на самолично же сконструированном штативе, после чего каждый член съемочной группы опасается ненароком ее сместить. Даже оператор Юхару Ацута, всю жизнь проработавший с одним режиссером. Режиссером, который был диктатором на киноплощадке, готовым тратить по двадцать дублей на одну сцену, пока актеры не выполнят того, что он задумал. Кстати, в «Токийской повести» в очередной раз задействован любимый экранный дуэт кинохудожника: Тисю Рю повторно после «Поздней весны» сыграл трогательного отца семейства, а Сэцуко Харе снова появилась в роли воплощенной добродетели — вдовы погибшего на войне сына Сукиси и Томи, единственной, подарившей старикам частичку тепла.

    Пытаясь поймать что-то очень важное, но неподдающееся объяснению в объектив любимого старенького «Митчелла», Одзу отсекает все лишнее, находя путь к совершенству в аскезе. В «Токийской истории» он обошелся минимумом художественных средств, сумев, тем не менее, на два с лишним часа полностью завладеть вниманием зрителя. Секрет успеха Одзу прост, но не прост путь к обладанию им. Все дело в нескончаемой мудрости режиссера, которой и после его смерти продолжали восхищаться коллеги по съемочной площадке. В умении снять кино, вроде бы, и о вполне определенном семействе Хирояма, но в то же время — о любой семье в любую эпоху. Картина пронизана патриотической ностальгией по традиционному укладу и в то же время — интернациональной болью, возникшей, будто от пореза осколком разбитых человеческих отношений.

    Без излишнего мелодраматизма, сознательно избегая спекуляции на зрительских эмоциях, вендерсовский «ангел кино» рассказывает историю об отцах и детях. Историю, которая повторялась и повторится еще не раз. Родители будут отдавать все лучшее своим чадам, чтобы затем отпустить их во взрослую жизнь, где старикам уже не будет места. Трагедия старости в одиночестве. Еще, быть может, в нереализованных надеждах, ведь дети не всегда добиваются того, что им прочат. Но почти всегда, покинув отчий дом, они отдаляются от родителей, окунувшись в свои собственные проблемы. Это закон жизни, и Ясудзиро Одзу не пытается его изменить. Он не осуждает, но и не оправдывает. Только отстранено запечатлевает, как слезы по усопшим моментально высыхают, когда дело доходит до дележа их нехитрого скарба. Как формальные семейные узы оказываются крепче кровных. Фиксирует бесчувственную деловитость молодости и жалкую ненужность старости. Внешнюю уважительность и внутреннее раздражение. Или внешнее понимание и внутреннюю горечь. Во всем этом присутствует еле уловимая тоска, но в то же время — смирение. Нет смысла сокрушаться, когда нельзя изменить ни природу вещей, ни природу людей. Остается только любоваться восходом. Вот и Сукиси говорит, что красивый был восход.

    12 мая 2013 | 17:53

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>