всё о любом фильме:

Жертвоприношение

Offret
год
страна
слоган-
режиссерАндрей Тарковский
сценарийАндрей Тарковский
продюсерАнна-Лена Вибом
операторСвен Нюквист
композитор-
художникАнна Асп, Ингер Перссон
монтажМихал Лещиловский, Андрей Тарковский
жанр драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время149 мин. / 02:29
Номинации (1):
Чем надо пожертвовать, чтобы спасти мир от надвигающейся катастрофы? Своим имуществом, своим образом жизни, а может быть, своей жизнью? Что положит герой фильма на алтарь Всемогущего Творца, если последний, конечно, существует?!
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
26 + 6 = 32
7.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Почтальон Отто, как персонаж картины, является своеобразной данью памяти Тарковского одному из своих постоянных актерских талисманов Анатолию Солоницыну, умершему в 1982 году от рака легких.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Тарковский в течение нескольких дней искал место для сцены атомной катастрофы, паники. Он нашёл это место, и это был тоннель, лестница и небольшая площадь перед ними. Там и была снята эта ужасная и прекрасная сцена. А через некоторое время был убит премьер-министр Швеции Улоф Пальме. Убийца стоял на том самом месте, где находилась камера во время съемок фильма.
    • Сцена горения дома снималась два раза — в первый раз у камеры (Arriflex) отказала грейферная система, и пленка встала. Дом сгорел впустую. Через неделю декорация дома была вновь выстроена, и съемку провели снова. На этот раз тремя камерами.
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 171 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Как же человеку бывает тяжело пребывать с тем, что он создаёт. Как мучает его осознание корявости его творений, оказавшихся рядом с божественной красотой естественных вещей. Как часто человек берётся за дела, от которых невозможно получить греющий душу результат. И как же часто человек выдумывает и верит в сказки о том, что если каждый день поливать сухое дерево, то через три года оно зацветёт. Хиленькое корявое сухое дерево без корней. Изначально мёртвое дерево.

    Быть может легенда мудрее и дерево цветёт лишь в нашем восприятии, но тогда ещё больнее обнаружить, что восприятие нас подвело. Обнаружить, что труды были напрасны, красота разрушена, результат ничего не значит или, что ещё хуже, ведёт лишь к дальнейшему разрушению. Сколь многое ценное мы приносим в жертву ради своих никчёмных творений и считаем благом, что ради результата следует нести жертву, иначе результат не обладает ценностью, «иначе какой же это подарок?», словами героя фильма.

    Подчинение себя и мира различным великим и малым целям и связанная этим потеря чувства гармоничности и естественности собственной жизни приводят к страданию. В итоге приходит осознание того, что мы принесли в жертву себя, свою идентичность. Чувствующий свои границы человек остро переживает подобные потрясения. И не только за себя лично, но и за других, за всех. Ему хочется отказаться от лжи самому себе, от ролей, в которые так до сих пор и не вжился полностью без остатка, от пустых слов, от созданного самим собой и человечеством уродливого мира, которого как ни поливай, он увы никогда не зацветёт. Выход из этого тягостного состояния — сделать сильный шаг и принести всё, для чего жертвовал миром и собой, в жертву ради первозданности мира и целостности себя.

    На фоне этого недовольства сущностью преобразующей деятельности человека, как малая отдушина проскальзывают в фильме образы икон, как пример несущих тёплые чувства творений. Быть может Тарковский тем самым даёт некоторую надежду и отделяет высокое искусство от всего прочего созидания, преобразования и творчества в широком смысле. Быть может.

    Стоит ли приносить жертву, идти на риск и страдать ради творчества и созидания? И если в Андрее Рублёве ответ «однозначно да», то в Жертвоприношении — «возможно и нет». Вопрос в том, каков критерий, когда стоит браться за созидание, а когда стоит оставить всё как было?

    25 декабря 2013 | 18:17

    Думаю, сколько людей смотрело «Жертвоприношения», столько и версий есть на свете, о чем этот фильм. Видимо, в этом и состоит особенность работ А. Тарковского, превращающих просто кино в просто шедевр. Я же напишу свою версию, одну из последних — о чем со мною говорит А. Тарковский в своем фильме. В уста своего героя он вложил такие слова: «Когда-то давным-давно в одном православном монастыре жил монах по имени Панве. Он посадил сухое дерево на горе, такой, как эта. А своему послушнику Иоанну велел поливать его каждый день до тех пор, пока оно не оживет. И вот каждое утро на заре И. наполнял ведро водой и отправлялся в путь. Он взбирался на гору и поливал сухое дерево. А вечером, когда темнело, возвращался в монастырь. И так продолжалось целых три года. Но в один прекрасный день Иоанн поднялся на гору и увидел, что его дерево все покрыто цветами. Что ни говори, а метод, система — великое дело. Знаешь, порой я говорю сам себе, что если каждый день в одно и то же время делать одно и то же дело, как ритуал, неколебимо, систематически, каждый день, точно в одно и то же время, то мир изменится. Что-то в нем изменится. Иначе и быть не может».

    Послание в речи и послание в образе, образе действий не всегда совпадает. Иногда я путаюсь — не знаю, что же важнее. На что опираться: на то, что мне говорят, или на то, как мне говорят, а, может, на то, что мне делают. Где мы более искренни и последовательны? Сколько сил нужно, чтобы понять: человеческая правда во всем. Даже во лжи — чья природа также включается в человеческую правду, суть, сущность.

    Так и с «Жертвоприношением». Я слушаю текст. И в конце фильма вместе с Мальчиком задаю себе вопрос: «Папа, почему?». Почему мир меняется и систематическим ритуалом, и простым действием, единственным шагом за пределы системы, последовательности, метода? Где же истина? Где путь? И что же ты хотел сказать этим?

    11 сентября 2009 | 14:29

    Мир встретит своей конец в обычный, неправильный день. В темном доме у океана голос диктора возвестит о начале ядерной войны, отчаяние исказит лица гостей, и на пол прольется белое море молока. По тесным переулкам под разорванным небом побегут люди, а полные монет лужи приглушат шаги по измученной земле. В холодной Швеции уже не советский гражданин Тарковский, трансформировав историю об онкологическом больном в реквием больному миру, предсказал недалекое будущее. Скоро ему диагностируют роковой рак легких. Скоро известиям о Чернобыльской катастрофе будет вторить идущее в прокате «Жертвоприношение». Скоро пугающе сильная картина о безнадежном поиске спасения в апокалиптичном мире станет для постановщика не очередной, а последней.

    Замененные далеким гулом взрывы, паника вместо столкновений — война как очередная режиссерская условность, событие, значимое лишь как визуализация всеобщих ночных кошмаров, которая выглядела бы иначе вне реалий Холодной войны. Изображением боевых действий Андрей Тарковский пренебрег намеренно, по обыкновению сконцентрировав внимание лишь на внутренних сломах немногочисленных персонажей — стареющего журналиста Александра и его близких друзей, собравшихся для празднования дня рождения. Обернувшееся трагедией торжество обнажило души героев, медленно подводя их к черте безумия. Каждый переживает горе по-своему, каждый ищет выход, но из всей группы режиссер выделяет лишь именинника, мечтателя, уверенного, что сухое дерево когда-нибудь оживет. Называемый друзьями старым ребенком, Александр переживает беды мира еще до разразившейся грозы и после нее в своем исступлении приближается к святости, становясь почти блаженным. Именно он, вчерашний атеист, взывает к Богу и заново учится молиться, прося Всевышнего даровать спасение. Заключая в этом отчаянном обращении, кажется, всю суть тысячелетней людской веры, автор укоряет мир безбожников, достающих идолов с пыльной полки, лишь когда станет слишком поздно.

    Выступившее фоном для стартовых титр «Поклонение волхвов» Леонардо Да Винчи стало ключом к центральной теме жертвенности. Подношения восточных царей младенцу Христу, роскошные подарки ко дню рождения хозяина дома и жертва, которую главный герой хочет принести ради спасения, в фильме равнозначны в своем значении дара во имя будущего. В новой роли Александр подобен и волхвам, и распятому Иисусу, но сберечь он хочет не все человечество, а свой маленький мирок, укладывающийся в простую формулу — дом, дерево, сын. На вопрос об адресате этой жертвы Тарковский не дает однозначного ответа: она предназначена то ли Господу, то ли языческим духам, то ли кровавым богам войны. Первобытная одержимость мужчины мрачным ритуалом переплела христианские мотивы с политеизмом и извечной верой в чудеса, что наделило картину особой мистичностью. Здесь падают замертво, обрывая мысль на полуслове, делятся необъяснимыми историями, называют замкнутую служанку Марию ведьмой. В образе загадочной исландки создатель ленты объединяет и греховность злодейки, и святость девы, она и Кассандра, возвышенная в своем могуществе, и одинокая женщина, которой приписывают сверхъестественные способности.

    Чем ближе Александр становится к помешательству, тем сильнее цветная явь начинается смешиваться с черно-белым сном, а меркнущие краски действительности все больше стирают тонкую грань, ставь под сомнение реальность многих событий. Так могла быть сном даже ключевая сцена похода к ведьме — одна из загадок таинственного «Жертвоприношения», полного недосказанности и вопросов без ответов. Мистичен даже дом, с его однотонными стенами и полом подобный деревянной коробке, символичное убежище-клетка, ящик Пандоры, скрывающий немало темных тайн. Эффект усиливает камера Свена Нюквиста, превращающая небольшой коттедж с лабиринт мрачных коридоров. Мирные сцены на берегу противопоставляются состоянию героев в этом страшном доме, где психоз подбирается к ним все ближе. Потусторонни и интерьеры: призрачно-белые ткани, распахивающиеся сами собой двери, зеркала, открывающие взорам прикрытую наготу.

    Особым смыслом в «Жертвоприношении» наделены слова и молчание; говорят здесь много, чередуя философские монологи с будничным пустословием. Болтун, осуждающий болтунов, Александр не замолкает, пока его слушает потерявший голос сын. В образе этого способного услышать, внимательного ребенка воплощено то, чего не хватает отравленному равнодушием глухому миру. Вниманием даже к обыденным диалогам и своей размеренностью картина напоминает театральную постановку, чему способствует и актерская игра, сочетающая безыскусную естественность с преувеличенно выразительными эмоциями. Камерному фильму свойственны три единства, а объектив глядит на героев издалека, охватывая фигуры в полный рост и превращая комнату в подмостки.

    После духовно русской «Ностальгии» Тарковский следовал корням и на скандинавской почве, вкладывая в уста шведов чуждо звучащие молитвы, а в руки — альбом репродукций древнерусских икон, затронув при этом тему искусства, пришедшую от дюреровских «Четырех всадников Апокалипсиса» в «Ивановом детстве» по дорогам жизни Андрея Рублева. Но «Жертвоприношение» не стало русским, как и не стало шведским, вопреки месту съемки, сходству с интерьерным психологизмом Ингмара Бергмана и участию его оператора с ведущим актером. Общечеловеческая тема сделала кино общемировым, вознесла фильм-итог Андрея Тарковского на уровень, которому чужды географические условности. Режиссер не нашел панацею от всех бед, но дал надежду, светлую веру в то, что мертвое Древо жизни воскреснет, что простые ежедневные ритуалы исцелят этот мир. Что оставленное нами на Земле станет достойным даром будущему.

    10 сентября 2014 | 01:31

    Есть такие растения, которые абсолютно не переносят пересадку на другую почву. И пускай растут они на скудной земле или на каменистых склонах, если их посадить на хорошо удобренную почву и создать для них тепличные условия, они увянут…..

    Фильм «Жертвоприношение» снят в Швеции в 1986 году. Картина завоевала Гран-при Каннского кинофестиваля (1986), приз ФИПРЕССИ (1986), приз Британской киноакадемии (1988) и другие награды. Сюжет этого фильма очень странен, если не сказать абсурден.

    Вообще, если не знать что это снял Тарковский, трудно в это поверить. Картины Тарковского всегда полны глубочайшего смысла, они сложны и многогранны, а здесь какой-то театр абсурда, совершенно для него не характерный. Теперь хочу сказать об игре актёров. Они честно пытались играть русских интеллигентов, но у них не получилось. Сказалась разница в ментальности. Мне кажется, они так и не поняли, что от них хочет «этот русский режиссёр». Герои Тарковского это люди не от мира сего. А главные герои это те, кого в Средние Века на Руси считали юродивыми. Тогда это слово ещё не имело глумливо-презрительного оттенка, как сейчас. Их считали великими мудрецами и святыми. Даже самый грозный царь выслушивал от них дерзости и не смел причинить им вред, поскольку считал, что их устами сам Господь глаголет. Никто в мировом кинематографе не умел так блистательно показывать их в своих фильмах, как Тарковский. Вспомните гениальную игру Солоницына в «Андрее Рублёве» или Кайдановского в «Сталкере». Но для западного человека такого понятия не существует вообще. Нельзя сказать, что в западной христианской традиции не было юродивых (например Св. Франциск Ассизский), но эта традиция давно умерла. Западный человек и в Бога то не верит. Для него всё, что выходит за рамки привычного это ненормальность. В результате Эрланд Юзефсон в роли Александра, играет городского сумасшедшего. Не потому, что он плохой актёр, актёр он замечательный, а потому, что не понимает, что от него хотят. Тоже самое можно сказать и о Гудрун Гисладоттир в роли Марии. Остальные играют пустых и никчёмных буржуа в лучших традициях «Скромного обаяния буржуазии» Луиса Бунюэля…

    Грустно, что последний фильм великого мастера оказался неудачным. Глубочайшая философская притча осталась так и не реализованной на экране. Но один из персонажей не вызвал у меня сопереживания. Они все чужие и холодные. Их судьба мне абсолютно безразлична. Может быть, за исключением юного сына Александра, но его образ не достаточно прорисован. За весь фильм он появляется на экране всего несколько раз. Он поливает с утра до вечера сухое дерево, надеясь на то, что оно оживёт. Но чуда не происходит…. И произойдёт ли?…

    10 сентября 2015 | 14:56

    Всегда, когда люди говорят со мной о Тарковском, я чувствую какую-то поверхностность и покорность. Все они бесконечно твердят, что он гений, гений, гений, но в основном многие из них ничего не понимают в его картинах и, не смотря на то, что чувствуют при просмотре его работ только тяжесть, мрачность и грусть, просто обожают и восхищаются ими. Порой это вызывает ощущение мазохизма, боящегося, что если он не признает гений Тарковского, то автоматически признает этим свою глупость, недоразвитость, не дозрелость, неспособность вообще глубоко мыслить и ничтожность. Я не говорю, что Тарковский не гений. Каждый первооткрыватель гений. Но возникает ощущение, что если кто-то скажет что в Тарковском он ничего особенного и сверхъестественного не видит, то его сразу можно считать законченным идиотом. Вам не кажется это предубеждением?

    Фильм «Жертвоприношение» Тарковского, предсмертное философское откровение режиссёра. Впрочем, Тарковский это и есть философия в квадрате. Квадрате, с острыми, как бритва углами, которыми он вспарывает вены всем смотрящим и тем самым вызывает ощущение того, что на протяжении всего фильма ты медленно истекаешь кровью. В своей рецензии не буду копаться в глубокомысленных метафорах фильма, т. к. считаю все их предельно ясными для тех, кто знаком с библией, христианством и основными условными образами в искусстве. В этом плане можно вообще отделить работу оператора и без озвучки и игры сделать её самостоятельным произведением искусства. С монологами актёров всё так же философски кускообразно. Таково своеобразие стиля Тарковского. Поэтому считаю, что о его стиле и стоит говорить.

    Нельзя не заметить, что все картины Тарковского как большой груз. Завидую тем кого, судя по их покорному восхищению, он поднимает над землёй, а не опускает в самые недра. Хотя с другой стороны, способен ли на это человек, который сам при жизни был невероятно тяжёлым? Конечно, кто-то скажет, что Тарковский нам не для этого дан. Он словно плеть для мук. Что ж, кто хочет мучиться, очищаясь через страдания, наверное, напьётся из его колодца сполна. Я не осуждаю подобные желания, и я не против такого мироощущения. Все мы разные. Но это не должно быть основанием для того, чтобы называть людей, которые считают Тарковского пафосно мрачным, недалёкими. Потому как он такой и есть. Тарковский во всех своих проявлениях пафосно мрачен и кому-то это нравится, а кому-то нет. Просто надо называть вещи своими именами.

    8 февраля 2012 | 13:21

    "… Первый вариант картины носил название «Ведьма» и предполагался… как повествование о чудесном исцеление больного раком».
    Андрей Тарковский

    «Жертвоприношение» — последний фильм Андрея Тарковского. Более того, снимая этот фильм, Андрей Арсеньевич уже знал, что смертельно болен раком.

    На мой взгляд, фильм является внутренним диалогом автора с самим собой же. Тарковский на протяжение всего фильма задаётся вопросом жертвоприношения, на который сам и пытается ответить. Скорее всего, «катастрофа» — символ его приближающейся кончины.
    Я не хочу в этой рецензии обсуждать игру актеров, работу оператора и т. д. Более того, не хочу высказывать своё мнение по поводу этого кино, поскольку считаю, что отнашение к такому роду фильмов — отношение сугубо интимное.

    Написать рецензию решил потому, чтоб призвать большее количество народу посмотреть этот фильм. Такое кино поднимет не только Ваш культурный уровень, но и духовный.

    А главное, после просмотра фильма подумайте: «А какую жертву принёс бы я?»

    13 ноября 2008 | 21:09

    У каждого человека есть дело всей его жизни. Даже если он обычно об этом не задумывается, оно все равно существует. И человек был бы другим, если бы он нужен был для совсем другой цели. Так, к примеру, Курт Гёдель был бы другим, не сформулировав и не доказав теорему о неполноте формальных систем. Бетховен не был бы собой, если бы не его 9-я симфония. И Андрей Тарковский был бы другим если бы не снял «Жертвоприношение».

    Смотря его фильмы, не перестаешь удивляться, насколько размеренным может быть киноритм. Насколько тихим может быть смена планов для того, чтобы не заглушить мысли высказываемые в монологах. Каждое слово важно, каждое движение. Пустынные пейзажи? Одиночество? Безмолвие? Все это для того, чтобы зритель посмотрел внутрь себя и сопоставил с тем, что происходит на экране.

    Во всех фильмах Тарковского главным есть человек. Не его руки и ноги. Его бессмертие. А бессмертие нельзя приносить в жертву. Когда я вижу героя профессора-Александра молящимся, это почти оправдывает его. Искренность не вызывает сомнений. Но грань очень тонка. Цена ошибки — жизнь. И не земная, а вечная жизнь. И, как ни прискорбно, Александр ошибается. Это происходит потом. Когда почтальон показывает «единственный путь». Что отличает человека от животного? Свобода воли. Для человека нет «единственного пути», человек каждую секунду жизни выбирает. И всегда стоит задумываться, когда возникает вопрос о «единственно возможном решении», действительно ли оно единственное?

    Почему вообще возникают такие ситуации, из которых «нет выхода»? Не иллюзия ли? Ловушка захлопывается, когда человек дает окончательный ответ «выхода нет». И ущербный мир, в котором «в корне что-то не так» принимает новую жертву. «Если бы люди вдруг перестали бояться смерти, все было бы по-другому» говорит Александр своему немому сыну. Но поступает с точностью до наоборот судя по всему потому, что, по его же словам, «разучились молиться». Нужно быть внимательным чтобы увидеть тонкую грань, которая отделяет Александра от смерти. Это слова»… я отказываюсь от всего, что меня связывает с жизнью, только избавь меня от этого животного страха. «

    Операторская работа гениальна. Всегда в кадр попадает только то, что нужно. Детали насколько незначительны, настолько же и важны. Особенно важны подробности, все движения камеры и планы в эпизоде, когда Александр приходит к Марии за «спасением». Особенно примечательным оказывается то, что же для Марии служит знаком того, что «клиент готов». Александр ставит к виску пистолет. Вполне логично предположить что самоубийство — это худшее что с ним может случиться. Но это не так. Мария это с легкостью доказывает.

    Так кто кого принес в жертву? Очевидно что разыграв бесконечно сложную шахматную комбинацию, Мария и Отто и совершают жертвоприношение. Для них это очень удачная партия. Очень смышленный противник, который мог бы их обставить в два счета, терпит поражение. С счастью его жертва тоже принята, бой проигран, но не война. Эта жертва — бесконечная любовь, которую отец подарил сыну. Любовь, которая открывает немому уста. Первое что говорит новый человек: «Сначала было слово».

    Самым главным и очень мощным символом оказывается дерево, которое сын собирается поливать пока на его сухом стволе не появятся цветы. Это дерево — символ жизни, истины, которая угасла. Но настанет момент, когда оно зацветет. Угасшая истина таки принесет плод. Ведь есть тот, кому это не безразлично.

    10 из 10

    22 марта 2008 | 01:09

    Фильмы Тарковского красивы и сверхэстетичны, но затянуты и скучны. Паузы между словами и сценами выдержит не всякий мхатовский зритель. Словам придается больший вес, чем есть на самом деле, как в пьесах Чехова (…если каждый день наливать стакан воды и выливать ее… — это о пользе самодисциплины). Отдаю себе отчет, что потревожила откристаллизовавшегося классика, но я предпочитаю Германа и Герасимова. Первого — за умение концентрироваться, второго — за душевное тепло.

    Из несомненных достоинств Тарковского — его внимание к деталям — каждая на своем месте, будь то лампа, плошка с молоком или стеклянная банка с цветами, кочующая из фильма в фильм. Природные порывы — ветер и дождь, деревья и трава у него натурализованы до предела. Красота мизансцен. Его герои чаще всего относятся к думающей, цивилизованной прослойке. А главное, он снимал фильмы о смысле существования, которые, по определению, должны затрагивать

    каждого. Смысл Жертвоприношения — в том, что никакие материальные ценности не эквивалентны возможности прожить правильную духовную жизнь. В фильме возникает вполне реальная угроза сгореть под шляпкой ядерного гриба, герои начинают себя переоценивать или недооценивать, а в конце приносится жертва.

    Почему-то кажется, что Жертвоприношение — это идеальная постановка для сцены, но вот беда — театр не предусматривает крупных планов, а это — серьезное оружие Тарковского… Бергман теплее Тарковского. Он не создает невидимой преграды между собой и зрителем, и можно ощутить себя привлеченной в то пространство, где его герои решают мелкобытовые и крупнобытовые проблемы, мучаясь и страдая духовно. Тарковский претендует на глобальность, он стремится придать философскую значимость всему, с чем соприкасается. А когда просто разговоров не хватает, призывает на помощь мистику. Вместе с тем он уникален, узнаваем, добротен и классичен. Он показал кино, оснащенное такой степенью серьезности и уровнем доверия к зрителю, какого до него не снимали.

    8 из 10

    20 июня 2013 | 09:26

    Я, как человек, не посвященный в детали и не имеющий обширного опыта в трактовках мирового кинематографа, оценивал фильм исходя с позиции того, что мое мнение будет субъективным и отталкиваясь от опыта ранее просмотренного, да и в целом взглядов и вкусов.

    Начало было крайне интригующим! Человек, уже, скажем, в преклонном возрасте и наверняка умудренный жизненным опытом, рассуждает о вещах вечных, не столь приземленных. Причем, как подчеркивает один из героев фильма, ведет действительно «монолог» — его маленький сын вряд ли сможет понять о чем идет речь. Многое из сказанного им пересекалось с тем, чем на данный момент занята моя голова — я приободрился. Были также интересные мысли, в один момент я даже из интереса припомнил имя автора сценария, указанного в начальных титрах — как ни странно, тот же Тарковский.

    Но что я увидел далее? То, что меня порядком удивило, и слегка разочаровало. Объявление по СМИ выбрасывает главного героя обратно в реальность и возвращает к делам, скажем, более будничным. Это первое что меня интересует — почему Тарковский не продолжил линию чего-то более философского, но оборвал её и продолжил иначе. Не его стиль? Задумка совсем иная (к чему тогда такое начало?)? Ну, наверное, от меня все же что-то ускользнуло… В принципе, после окончания фильма у меня такое чувство и осталось: «что-то ускользнуло». Судя по всему, так со всеми фильмами этого режиссера. Помимо основной сюжетной линии и идеи, у него идет поток абстрактных мыслей, используется язык ассоциации и прочие (быть может и не известные мне — а посему и не упомянутые) приемы, дающие эффект на подобие: «А что я вообще только что посмотрел?». Да, вот здесь вот герой сделал так, и так — ну понятно, жил себе жил, семья, дом, признание — жизнь удалась. И тут тебе глобальная неприятность, вынужденное жертвоприношение, печальный конец. Но ведь помимо этого в произведении присутствовало столько деталей (наверняка очень важных), которые я так и не смог расшифровать. А жаль…

    8 мая 2010 | 04:11

    Возможно, все, что есть у человека, делая его именно таковым, это вера. Вера в себя, любовь, дружбу и счастье. Вероятно, нет и, никогда не было любви, дружбы, заботы, да счастья, наконец. Скорее всего, мы верили в них, верили в себя и человечность и созидали формы, которые обретали сущность и теперь зовутся любовью, дружбой и счастьем.

    Вы уронили сердце, и из него вытекла душа, она легла по низу, смешалась с пыльными человечками, теперь это ничто, об такое вытирают подошвы движения. На месте некогда пульсирующей уверенности выросло каменное зеркало, в нем отражаются люди, в буквальном смысле вашего понимания, тот крошится на части, они попадают в кровь и лишают тело воздуха, сознание мыслей. Так герой «Жервоприношения» превратился в окончание, точку — сухое дерево.

    Оно изнемогается под сопением ветра, так словно струя пламени избегает полымя воды, его ствол вырвут с корнем и раздадут детям. Как они учатся добродетели!Но оно обязательно расцветет, если верить, может и не в тебе или ком — то еще и не в данное время, а в твоем продолжении (сыне), которое все же заговорит, символизируя дар упорства и извечного взращения Высокой поэтики. Так наступит весна для омертвевшего небытия в бытие.

    Картина открывает в нас поток Веры: веры в себя, в людей, в возможность самопожертвования сущим во общее благо.

    Тарковский оставил нам дар, который зовется Любовью.

    10 из 10

    5 апреля 2011 | 13:08

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>