всё о любом фильме:

Жертвоприношение

Offret
год
страна
слоган-
режиссерАндрей Тарковский
сценарийАндрей Тарковский
продюсерАнна-Лена Вибом
операторСвен Нюквист
композитор-
художникАнна Асп, Ингер Перссон
монтажМихал Лещиловский, Андрей Тарковский
жанр драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время149 мин. / 02:29
Номинации (1):
Чем надо пожертвовать, чтобы спасти мир от надвигающейся катастрофы? Своим имуществом, своим образом жизни, а может быть, своей жизнью? Что положит герой фильма на алтарь Всемогущего Творца, если последний, конечно, существует?!
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
26 + 6 = 32
7.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Почтальон Отто, как персонаж картины, является своеобразной данью памяти Тарковского одному из своих постоянных актерских талисманов Анатолию Солоницыну, умершему в 1982 году от рака легких.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Тарковский в течение нескольких дней искал место для сцены атомной катастрофы, паники. Он нашёл это место, и это был тоннель, лестница и небольшая площадь перед ними. Там и была снята эта ужасная и прекрасная сцена. А через некоторое время был убит премьер-министр Швеции Улоф Пальме. Убийца стоял на том самом месте, где находилась камера во время съемок фильма.
    • Сцена горения дома снималась два раза — в первый раз у камеры (Arriflex) отказала грейферная система, и пленка встала. Дом сгорел впустую. Через неделю декорация дома была вновь выстроена, и съемку провели снова. На этот раз тремя камерами.
    • еще 2 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 171 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Как же человеку бывает тяжело пребывать с тем, что он создаёт. Как мучает его осознание корявости его творений, оказавшихся рядом с божественной красотой естественных вещей. Как часто человек берётся за дела, от которых невозможно получить греющий душу результат. И как же часто человек выдумывает и верит в сказки о том, что если каждый день поливать сухое дерево, то через три года оно зацветёт. Хиленькое корявое сухое дерево без корней. Изначально мёртвое дерево.

    Быть может легенда мудрее и дерево цветёт лишь в нашем восприятии, но тогда ещё больнее обнаружить, что восприятие нас подвело. Обнаружить, что труды были напрасны, красота разрушена, результат ничего не значит или, что ещё хуже, ведёт лишь к дальнейшему разрушению. Сколь многое ценное мы приносим в жертву ради своих никчёмных творений и считаем благом, что ради результата следует нести жертву, иначе результат не обладает ценностью, «иначе какой же это подарок?», словами героя фильма.

    Подчинение себя и мира различным великим и малым целям и связанная этим потеря чувства гармоничности и естественности собственной жизни приводят к страданию. В итоге приходит осознание того, что мы принесли в жертву себя, свою идентичность. Чувствующий свои границы человек остро переживает подобные потрясения. И не только за себя лично, но и за других, за всех. Ему хочется отказаться от лжи самому себе, от ролей, в которые так до сих пор и не вжился полностью без остатка, от пустых слов, от созданного самим собой и человечеством уродливого мира, которого как ни поливай, он увы никогда не зацветёт. Выход из этого тягостного состояния — сделать сильный шаг и принести всё, для чего жертвовал миром и собой, в жертву ради первозданности мира и целостности себя.

    На фоне этого недовольства сущностью преобразующей деятельности человека, как малая отдушина проскальзывают в фильме образы икон, как пример несущих тёплые чувства творений. Быть может Тарковский тем самым даёт некоторую надежду и отделяет высокое искусство от всего прочего созидания, преобразования и творчества в широком смысле. Быть может.

    Стоит ли приносить жертву, идти на риск и страдать ради творчества и созидания? И если в Андрее Рублёве ответ «однозначно да», то в Жертвоприношении — «возможно и нет». Вопрос в том, каков критерий, когда стоит браться за созидание, а когда стоит оставить всё как было?

    25 декабря 2013 | 18:17

    О чём фильм, сказать очень турдно. Да, в первую очередь о человеческой жертве. О том, как трудно бывает сделать выбор между собственным воображением и страшной реальностью, которая тлеет у тебя на глазах. Здесь и локаничное сочетание тарковского умения «красть» у жизни моменты и показывать их нам + ко всему философия восприятия нами окружающей действительности.

    Фильм, несомненно, трудный, долгий, на любителя. Можно сказать сразу, что если после 10 минут вам скучно — можно смело выключать и не мучать себя. Здесь мало действий, они идут плавно, нет резких моментов. Это фильм — созирцание, его нужно чувствовать, этим фильмом нужно дышать.

    Перед нами герой Андрей, который в свой День Рождения, собравшись с близкими людьми, слышит страшную новость по радио: близится атомная война. И впервые в жизни Андрей обращается к богу, моля его предотвратить войну, отдав взамен всё, что у него есть: семью, друзей, сжечь дом и дать обед молчания. Однако появляется ещё один герой: ведьма Мария, которая якобы может помочь решить надвигающуюся проблему, если… Андрей с ней переспит.

    Для зрителя здесь будет много вопросов. Много ответов. Главная задача — сопоставить всё верным образом, и тогда перед вами раскроются грани тарковского видения, его мысль донесётся до вас, и она, поверьте, будет глубока и долговечна, ведь практически каждая работа этого режиссёра не что иное, как ещё одна раскрытая тайна на тему мира и Человека.

    21 января 2008 | 22:44

    «В детстве я как-то спросил у отца: «Существует ли Бог?». Его ответ был для меня открытие. «Для неверующего — нет, для верующего — да!». Это очень важная проблема. Я хочу сказать, что фильм можно интерпретировать по-разному.» «Я считаю, что зритель имеет право воспринимать то, что он видит на экране, в соответствии с собственным внутренним миром, а не с той точкой зрения, которую пожелал бы навязать ему я.» — говорит Андрей Тарковский в одном из своих интервью.

    С первых минут фильма понимаешь, что ввязался во что-то личное, интимное. Притом, это интимное граничит с дозволенностью. Словно автор приоткрывает дверь в совершенно иной мир. Более неземной. Простые картины соединяются с высокоморальными диалогами. Жизнь как есть — с одной точкой обзора. Жизнь, которой нет — со словами, что обычно остаются несказанными.

    Реалистичные персонажи, реалистичные характеры, но что-то постоянно идет не так, это «что-то» держит в напряжении.

    И вот, роковая клятва Александра. «Он в соответствии с логикой своего внутреннего мира обращается к Богу, как единственной надежде. Это момент отчаяния» — опять-таки слова самого Тарковского. И можно понять его стремление, чтобы «все было, как утром, как вчера», несмотря на слова, сказанные Маленькому Мальчику, что «смерти нет. Конечно, есть страх смерти — очень плохой страх. Он часто заставляет людей делать то, чего не следует».

    Больше всего меня волнует помешательство главного героя. Когда близкий друг, почтальон Отто, говорит путь к решению трагедии, когда понятно, что не будет никаких смертей — все решилось, Александр все равно выполняет свое обещание. Он уничтожает дом, уничтожает свою жизнь. Но так ли это было нужно? Или же смысл любой жизни в том, чтобы разрушить ее? Пусть и преподнеся, как подарок.

    «Подарок — всегда жертва».

    От себя лишь еще добавлю, что получать его — также немалая ответственность.

    6 из 10

    9 апреля 2015 | 08:28

    Писать рецензию на Тарковского с одной стороны как-то даже странно — плохого ведь много не скажешь, ведь ни у кого нет сомнений, что это великий художник. С другой стороны, очень приятно, ведь это рассуждение об искусстве, а не об аттракционе. Это даже не рецензия, а попытка для самого себя построить образный ряд фильма и перевести язык воспринятых образов на язык разума.

    Скажу сразу, фильм по-моему очень хорош, может быть только немного многословен, такое ощущение, что в сердце режиссера накопилась вся уже вот эта тоска по всему миру вокруг, что он просто решил нам ее излить. Шведский остров с бедной суровой растительностью, бледные оттенки северного лета служат фоном для обличительной роли главного героя.

    По мне так главная линия фильма — это разрыв между духовной и материальной сущностью человека. Александр сидит в небольшом леске прямо на земле и рассуждает о нас, о нашем обществе. Мы насилуем природу и потребляем, мы неугомонны и ничто нас никогда не остановит, а более того, мы об этом говорим, мы вообще столько говорим, мы все такие умные, что просто хочется чтобы просто в раз все стали немыми. Чтобы мы послушали звуки вокруг, чтобы наше «я» вдруг перестало разрастаться.

    Александр не верит в Бога в начале фильма, у него день рождения и все гости собираются к столу. Но в этот момент праздника, когда уже подарены подарки начинается ядерная война и в этот полуоткрытый легкий домик врывается ветер страха. Все, теперь всему конец, теперь новый человек — «малыш» будет жить в страхе, он уже будет жить в новой жизни, ужасной жизни. Главный герой просит не будить малыша, когда все поддаются панике, он произносит молитву к Богу, то есть как бы обращается к духовному. Интересно, что в молитве он говорит о тех, кто не верит в Него. Он говорит, что они просто не были «по-настоящему несчастливы». Как только всему видимому грозит конец, как только спадает пелена с глаз человека, он начинает видеть, в нем откуда-то просыпается забытая когда-то вера. Искренняя молитва льется из уст Александра, он готов отказаться от всего материального, от всей своей болтовни, всего что было ему дорого, лишь бы все вернуть, лишь бы малыш жил в другом мире.

    Его молитва услышана, Мария — как имя матери Божьей жалеет его, жалеет его за его несчастье, хотя даже не знает до конца, что с ним приключилось. Но в этом и сильнее ее любовь — она любит страдание человека, душу его и спасает его.

    Все возвращается на круги своя, катастрофы нет, но Александр исполняет свою жертву.

    Наш мир уже стоял ни один раз на пороге массового уничтожения, две ядерные державы, огромные арсеналы оружия, огромные заводы и машины. И все мельчающие души, все приземленнее наши мечты, все бездуховнее наши жизни. Когда-то за это придется заплатить, быть может уже никаких жертв принести не удастся.

    В фильме также важна тема страха — страха смерти. Ведь смерть состояние неизвестное, она даже не страшна сама по себе, но перед ней стоит завеса неизвестности и эта неизвестность и пугает всех. Из страха смерти мы порабощаем все вокруг, мы заботимся о еде, одежде, пропитании, экологии, комфорте. Мы часто просто руководствуемся им как будто что-то ужасное ждет нас. А нам не нужно бояться, нам нужно верить, тогда и дом перестает быть цитаделью, а становится просто жертвой.

    В фильме часто показывается картина с Божьей матерью, как бы обращение к истинной ценности, к Богу. Мальчик начинает говорить со слов «В начале было Слово». И верно и нужно обратиться к такому началу — к духовному, к Слову, ведь мир наш согласно Библии словом сотворен. Тогда вопрос малыша правилен, по-краней мере можно надеяться, что жертва отца не напрасна.

    23 апреля 2013 | 22:34

    Последнее кинопроизведение выдающегося Андрея Тарковского, снятое, как и предыдущая «Ностальгия», за границей.

    В отдалённой глуши, где-то в болотистых местах Швеции, в своём загородном доме живёт журналист, «мимоходом» и профессор, Александр со своей семьёй. Всё вроде идёт обыденно и планомерно: профессор, гуляя по болотистой местности вместе со своим маленьким (немым от рождения) сыном, философствует на темы Вечности, Бытия. В его доме, в обычной обывательской обстановке, которая, явно, не блещет роскошью, супруга ведёт не менее «важные» беседы с гостями, собравшимися на день рождения профессора Александра… В общем, всё идёт тихо, планомерно и даже… нудно.

    И вот, когда все домочадцы оказываются в большой гостиной, внезапно по телевизору диктор сообщает страшную новость…» запущены ядерные ракеты», и вскоре весь этот мир превратится в хаос.

    Александр неистово просит Всевышнего прекратить весь этот Ужас, вернуть безмятежное утро последнего мирного дня и пустить события по иному пути. Умоляет, обещая любую жертву- отказ от семьи, от благополучия, добровольное заточение, пожизненное безмолвие.

    Пересказывать этот фильм-притчу не имеет никакого смысла. Каждый из зрителей (тот, кто досидит до финальных кадров) найдёт в «Жертвоприношении» что-то своё, духовное. Признаюсь, фильм меня не потряс, но и странное ощущение того, что через какое-то время его пересмотрю, у меня осталось. Поэтому как-то глубинно рассуждать о «Жертвоприношении» я пока не берусь. Сделаю несколько набросков первого впечатления.

    Фильм, безусловно, неординарный. Как я уже говорил выше, «не для каждого». Чтобы его посмотреть (досмотреть) (и не один раз) и понять, должна быть некая внутренняя потребность, а не «просмотр для красного словца». Внешне фильм несколько отталкивает своей тягучестью, заунывностью и медлительностью. Окружающие пейзажи создают картины полного уныния и оторванности от цивилизации. Даже не верится, что люди ещё могут жить в таких суровых условиях… Ну это всё лирика. Главное, в фильме не место действия и окружающая обстановка, а внутренняя, духовная энергия происходящего, сложные взаимоотношения между Мужчиной и Женщиной с остальными людьми и… Богом.

    В связи с этим хочу выразить своё восхищение великолепнейшей (нет, гениальнейшей) операторской работой великого шведского мастера операторского цеха Свена Нюквиста. Его манера съёмок (общие крупные планы, монотонно- неторопливое движение кинокамеры (чтобы не упустить никакую маломальскую деталь), оригинальные портретные характеристики героев) весьма индивидуальна и органично сочетается с общей, внутренней концепцией фильма. Хочу заметить, что Великий Андрей Тарковский на свои фильмы специально подбирал «под себя» операторов, так, чтобы «главная режиссёрская тема» была сохранена в «особом киномонолите» (вспомним работы Вадима Юсова в «Солярисе», «Сталкере», «Иванове детстве», «Андрее Рублёве», Георгия Рерберга в «Зеркале», итальянца Джузеппе Ланчи в «Ностальгии»).

    С кем бы не работал Свен Нюквист (с Ингмаром Бергманом («Фанни и Александр», «Осенняя соната», «Персона», «Шёпоты и крики» и другие фильмы), с Бобом Рафелсоном («Почтальон всегда звонит дважды»), с Фолькером Шлёндорффом («Любовь Свана»), с Норманом Джуисоном («Агнец божий»), с Филиппом Кауфманом («Невыносимая лёгкость бытия»), с Норой Эфрон («Неспящие в Сиэтле»), с Ричардом Аттенборо («Чаплин») и т. д. и т. п. Представляете, с какими мастерами работал великий швед!) везде был известен его «фирменный почерк». Многие режиссёры мира считали за честь поработать с Нюквистом (старый, добрый и мудрый швед никому не отказывал, но предпочтение он отдавал в работе со своим не менее великим соотечественником Ингмаром Бергманом).

    Говоря о фильме «Жертвоприношение», нельзя не отметить блистательные актёрские работы Сьюзен Флитвуд, Томми Кьеллквиста, Валери Меррес (до этого красотка «засветилась» во французских суперкомедиях «Укол зонтиком» реж. Жерара Ури и «Банзай» реж. Клода Зиди), Алана Эдваля и других шведских актёров. Но есть среди них одна, которая стоит ото всех особняком.

    Это, безусловно, главная мужская роль — роль обезумевшего профессора Александра в исполнении великолепного шведского актёра Эрланда Джозефсона. Надо заметить, у актёра за плечами богатый опыт работы с великими мастерами; Ингмаром Бергманом (Джозефсон являлся «своеобразной музой» для Бергмана), Дамиано Дамиани («Я боюсь»), Душаном Макавеевым («Монтенегро»), Андреем Тарковским («Ностальгия»), Иштваном Сабо («Хануссен»). Его герой, Александр в «Жертвоприношении», предстаёт неким обезумевшим после известия о надвигающейся угрозе типом. Внешне он странен и неадекватен, все его беседы с самим собой и последующие неконтролируемые метания по дому и по окружающей местности вызывают, мягко говоря, сочувственные нотки души. Актёр очень тонко и точно рисует душевные терзания своего героя, актёр «растворяется» в своём экранном герое…

    В фильме есть ещё один немаловажный герой, который ночью спокойно спал и не принимал никакого участия в безумных ночных событиях. Это, уже упоминавшийся выше, маленький мальчик, немой от рождения, поздний ребёнок Александра. Но вот что интересно; на утро мальчуган заговорил. По-моему, это очень важно и символично.
    Работа Тарковского вся построена на подсознательных образах и аллегориях. Мы, зрители, не вправе осуждать или ругать Великого Гения! Каждый решает для себя: стоит ему соприкоснуться с Великим или…

    P. S. Душой чувствую, что фильм «Жертвоприношение» пересмотрю не один раз.

    10 из 10

    22 февраля 2008 | 13:40

    Фильмы Тарковского красивы и сверхэстетичны, но затянуты и скучны. Паузы между словами и сценами выдержит не всякий мхатовский зритель. Словам придается больший вес, чем есть на самом деле, как в пьесах Чехова (…если каждый день наливать стакан воды и выливать ее… — это о пользе самодисциплины). Отдаю себе отчет, что потревожила откристаллизовавшегося классика, но я предпочитаю Германа и Герасимова. Первого — за умение концентрироваться, второго — за душевное тепло.

    Из несомненных достоинств Тарковского — его внимание к деталям — каждая на своем месте, будь то лампа, плошка с молоком или стеклянная банка с цветами, кочующая из фильма в фильм. Природные порывы — ветер и дождь, деревья и трава у него натурализованы до предела. Красота мизансцен. Его герои чаще всего относятся к думающей, цивилизованной прослойке. А главное, он снимал фильмы о смысле существования, которые, по определению, должны затрагивать

    каждого. Смысл Жертвоприношения — в том, что никакие материальные ценности не эквивалентны возможности прожить правильную духовную жизнь. В фильме возникает вполне реальная угроза сгореть под шляпкой ядерного гриба, герои начинают себя переоценивать или недооценивать, а в конце приносится жертва.

    Почему-то кажется, что Жертвоприношение — это идеальная постановка для сцены, но вот беда — театр не предусматривает крупных планов, а это — серьезное оружие Тарковского… Бергман теплее Тарковского. Он не создает невидимой преграды между собой и зрителем, и можно ощутить себя привлеченной в то пространство, где его герои решают мелкобытовые и крупнобытовые проблемы, мучаясь и страдая духовно. Тарковский претендует на глобальность, он стремится придать философскую значимость всему, с чем соприкасается. А когда просто разговоров не хватает, призывает на помощь мистику. Вместе с тем он уникален, узнаваем, добротен и классичен. Он показал кино, оснащенное такой степенью серьезности и уровнем доверия к зрителю, какого до него не снимали.

    8 из 10

    20 июня 2013 | 09:26

    Андрей Тарковский в 1986 году снимает свой последний фильм «Жертвоприношение». Совершенно точно можно говорить о том, что фильм форматно напоминает притчу, а суждения героев (по большей части главного героя Александра) не только назидательны, но в некоторой степени даже категоричны, что, скорее всего, свидетельствует о полной уверенности, в данном случае, — творца киноленты — Тарковского — в правильности сказанного.

    «Жертвоприношение» — притча. В ней говорят о Достоевском, и, конечно, не случайно имя его возникает здесь. Федор Михайлович первый так остро поставил перед человеком это вопрос: технических прогресс досыта накормит человека и обеспечит его утварью, но, удовлетворившись материальными благами, люди однажды взвоют оттого, что в погоне за всем этим не задали вопроса — «зачем жить?». Когда Александр сжег мосты, рассчитавшись с прошлым, его сочли ненормальным и отправили в психиатрическую лечебницу. Так бытовое сознание сталкивается с историческим и берет над ним верх». Таким образом, весь фильм мы видим путь героя к достижению максимального душевного комфорта и гармонии, путь к нахождению ответа на вопрос «зачем жить» (в данном случае, можно в определенном смысле считать, что для Александра главной целью жизни становится спасения человечества от надвигающейся опасности; герой не сам изначально определяет цель своей жизни именно так, а внешние обстоятельства «объясняют» ему уникальность его предназначения на земле). Несмотря на то, что конечное состояние героя объективно противоречит общественным «нормам» и способ достижения, так называемое, гармонии не приемлем с точки зрения нравственности, герой достиг конечной цель — обрел внутреннее спокойствие, устоял в схватке против своих страхов.

    В центре сюжета история о нескольких днях из жизни одной семьи: в отдаленном месте в Швеции в загородном доме живет семья журналиста и ученого Александра. Сначала все идет по обыкновению просто: герой с сыном гуляет, философствует на вечные темы, встречает своего старого друга, возвращается домой и т. д. Однако повседневным покой нарушается страшным известием о том, что «запущены ядерные ракеты». Это не только нарушает привычный уклад жизни героев, но селит хаос во внутреннем мире Александра. Таким образом, внешние раздражители приводят к состоянию внутренней дисгармонии. Тогда главный герой начинает всеми известными ему способами стараться прекратит, остановить приближение очевидной катастрофы — он просит всевышнего прекратить весь этот ужас, вернуть безмятежное утро последнего мирного дня и пустить события по иному пути. Умоляет, обещая любую жертву — отказ от семьи, от благополучия, добровольное заточение, пожизненное безмолвие. Просит спасти его от «этого смертоносного душащего животного страха».

    Александр говорит сыну: «`Не бойся мой мальчик. Смерти нет. Конечно, есть страх смерти. И это очень плохой страх. Он часто заставляет людей делать то, чего не следовало бы делать. Но если бы люди вдруг перестали бояться смерти, всё было бы иначе`». Скорее всего именно этим словами героя можно объяснить его же поступки — движимый страхом перед надвигающейся возможностью смерти Александр решает принести жертву, чтобы, условно говоря, спасти мир (хотя сложно точно сказать насколько масштабно герой сам воспринимает свою жертву). Таким образом, абсолютная вера в свои убеждения, абсолютная уверенность в своей правоте приводит героя к жертве. Приводит героя к тому, что он заключает сделку с Всевышнем. С кем именно Александр заключает сделку понять в определенной степени нелегко, так как условия, так называемой, сделки герой придумывает сам, руководствуясь исключительно глубиной своей веры и уверенности в правильности своих взглядов.

    В данном случае именно эта крайняя уверенность Александра поражает. Ведь голос из радиоприемника предупреждал: « …единственный внутренний враг сейчас — это паника. Она заразительна и не поддаётся влиянию здравого смысла. Порядок и организованность, ничего иного дорогие сограждане. Только порядок. Только порядок. Порядок против хаоса. Я прошу вас. Я взываю к вашему мужеству. И не смотря ни на что, к вашему здравому смыслу…» Главный герой ни сколько не сомневается в наличии у себя здравого смысла и отсутствие хаоса в своем внутреннем мире. Однако в конечном счете результат заставляет задуматься и диктует двойственность восприятия жертвоприношения Александра: с одной стороны цель достигнута, с другой невероятно сложно понять оправдывает цель средства; к этому также прибавляется то, к чему эта жертва привело непосредственно того, кто ее принес.

    Александра можно воспринимать либо как человек, который положил себя на алтарь спасения мира, принес себя в жертву ради спасения человечества; либо как пример человека, который оказывается на грани краха внутреннего мира, гармонии, спокойствия и здравого смысла, ликвидации рассудка под действием всепоглощающего страха смерти.

    14 января 2010 | 22:23

    У каждого человека есть дело всей его жизни. Даже если он обычно об этом не задумывается, оно все равно существует. И человек был бы другим, если бы он нужен был для совсем другой цели. Так, к примеру, Курт Гёдель был бы другим, не сформулировав и не доказав теорему о неполноте формальных систем. Бетховен не был бы собой, если бы не его 9-я симфония. И Андрей Тарковский был бы другим если бы не снял «Жертвоприношение».

    Смотря его фильмы, не перестаешь удивляться, насколько размеренным может быть киноритм. Насколько тихим может быть смена планов для того, чтобы не заглушить мысли высказываемые в монологах. Каждое слово важно, каждое движение. Пустынные пейзажи? Одиночество? Безмолвие? Все это для того, чтобы зритель посмотрел внутрь себя и сопоставил с тем, что происходит на экране.

    Во всех фильмах Тарковского главным есть человек. Не его руки и ноги. Его бессмертие. А бессмертие нельзя приносить в жертву. Когда я вижу героя профессора-Александра молящимся, это почти оправдывает его. Искренность не вызывает сомнений. Но грань очень тонка. Цена ошибки — жизнь. И не земная, а вечная жизнь. И, как ни прискорбно, Александр ошибается. Это происходит потом. Когда почтальон показывает «единственный путь». Что отличает человека от животного? Свобода воли. Для человека нет «единственного пути», человек каждую секунду жизни выбирает. И всегда стоит задумываться, когда возникает вопрос о «единственно возможном решении», действительно ли оно единственное?

    Почему вообще возникают такие ситуации, из которых «нет выхода»? Не иллюзия ли? Ловушка захлопывается, когда человек дает окончательный ответ «выхода нет». И ущербный мир, в котором «в корне что-то не так» принимает новую жертву. «Если бы люди вдруг перестали бояться смерти, все было бы по-другому» говорит Александр своему немому сыну. Но поступает с точностью до наоборот судя по всему потому, что, по его же словам, «разучились молиться». Нужно быть внимательным чтобы увидеть тонкую грань, которая отделяет Александра от смерти. Это слова»… я отказываюсь от всего, что меня связывает с жизнью, только избавь меня от этого животного страха. «

    Операторская работа гениальна. Всегда в кадр попадает только то, что нужно. Детали насколько незначительны, настолько же и важны. Особенно важны подробности, все движения камеры и планы в эпизоде, когда Александр приходит к Марии за «спасением». Особенно примечательным оказывается то, что же для Марии служит знаком того, что «клиент готов». Александр ставит к виску пистолет. Вполне логично предположить что самоубийство — это худшее что с ним может случиться. Но это не так. Мария это с легкостью доказывает.

    Так кто кого принес в жертву? Очевидно что разыграв бесконечно сложную шахматную комбинацию, Мария и Отто и совершают жертвоприношение. Для них это очень удачная партия. Очень смышленный противник, который мог бы их обставить в два счета, терпит поражение. С счастью его жертва тоже принята, бой проигран, но не война. Эта жертва — бесконечная любовь, которую отец подарил сыну. Любовь, которая открывает немому уста. Первое что говорит новый человек: «Сначала было слово».

    Самым главным и очень мощным символом оказывается дерево, которое сын собирается поливать пока на его сухом стволе не появятся цветы. Это дерево — символ жизни, истины, которая угасла. Но настанет момент, когда оно зацветет. Угасшая истина таки принесет плод. Ведь есть тот, кому это не безразлично.

    10 из 10

    22 марта 2008 | 01:09

    Режиссер стоял перед дилеммой. Остаться на Родине — значит не иметь творческой свободы. Эмигрировать — значит делать то, что хочется, но тосковать по России. Тарковский поступил подобно известному буддистскому монаху, который сжег слишком красивый храм, мешающий духовному освобождению. Символом России в фильме является дом героя. Принося жертву, персонаж сжигает его, потому что слишком к нему привязан, дом прикрепил его к вещественному миру. Подчеркивая ассоциацию с мною упомянутым буддистским монахом, Тарковский облачает поджигателя в халат со знаком инь и ян на спине. «Посочувствуйте мне," — словно говорит режиссер зрителю, — «Я принес в жертву свою любовь к России ради моего свободного творчества, необходимого всему человечеству и новым поколениям».

    Мне не хочется, чтобы автор фильма передо мной оправдывался. И не нравится прекраснодушие, заставляющее убеждать самого себя и других в том, что не искал комфорта, а ну просто вот собой пожертвовал ради искусства. Поэтому я поставила фильму 7 баллов.

    Весь сценарий «Жертвоприношения» напоминает символы из восточной притчи. Сухая ветка обязательно зацветет. Как и духовная жизнь многострадальной России.

    Бесподобна фраза «Много счастливых возвращений!» С одной стороны, Тарковскому желают вернуться домой. С другой — это чревато новыми рождениями и новыми витками колеса Сансары.

    Образ служанки, с которой должен переспать персонаж фильма, вызвал у меня ассоциацию со всякими библейскими агарями, хотя порожден он был «ведьмой»

    Стругацкого. Видимо, тема «ведьмы» не была в «Жертвоприношении» внятной. Что до служанок, родивших от хозяина детей, то в Библии упоминаются ситуации, когда, например, бесплодная жена просила служанку родить ей ребенка от ее мужа. Но это скорее символ наших разнообразных отношений и «контрактов» с богом. Фильмы и прочие произведения — «дети» эмигранта. Это бастарды, но от детей изгнанных библейских наложниц пошли целые народы. От «незаконнорожденного» (снятого не в России, а в эмиграции) фильма может пойти мощный и ценный пласт культуры.

    Лента неглупа, поэтому совсем низкой оценки она не заслуживает. Но камера увеличивает всё, в том числе и спекуляции, слабости и маленькое враньё авторов фильма.

    7 из 10

    1 августа 2014 | 18:24

    Казалось бы чуть ли не классика из школьной программы. Всё изучено, исследовано, сказано.

    И всё равно, странно.

    Странно, что фильм принято рассматривать автобиографическим, пророческим, хотя он таковым не является: замысел родился ещё в России, до эмиграции, до диагноза.

    Странно, что родившись вот так, он, тем не менее, предполагался как повествование об удивительном исцелении больного раком благодаря ночи, проведенной с ведьмой, на которую указывает ему предсказатель (прообраз Отто).

    Странно, что потом он был переделан из жертвоприношения для спасения человека в спасение мира, и уже находился на этапе монтажа, когда стал ясен диагноз…

    Странно и само жертвоприношение. Жертвоприношение кому? Богу? А он просит эту жертву? И при этом одним из элементов жертвоприношения является совет Отто, который живёт на грани с потусторонним миром, а сам образ является данью умершему Отто Солоницыну!

    Странен и мир, ради которого приносится жертва: герой не доволен своей жизнью, не уверен, что прожил так как нужно, любимый сын болен, у жены какие-то странные отношения с Виктором…

    Странна боязнь Отто перед картиной Леонардо. Хотя, если задуматься, маги приносят младенцу дары: один — что он новый Царь, второй — что он новый Учитель (Мессия), третий — что его ждёт смерть, жертва. И это дары младенцу… Действительно, страшно.

    Не менее странно, что после ночи любви с Марией, мир вроде бы спасен, спасен без жертвы, да, это всё тот же мир, в котором жена рыдает по Виктору, но ей дела нет до больного сына, и сомнения героя о правильности прожитой жизни никуда не делись, и боеголовки на месте, и враг всё ещё рядом, и весь день впереди чтобы войне всё же начаться. И в этой ситуации, когда жертва уже вроде излишня, Бог уже вроде бы дал понять, что она не нужна, герой начинает её исполнять. Кажется, что это уже было в «Сталкере», когда исполнялось не то желание Дикобраза, которое он произносил вслух, а истинное. А какое оно, наше истинное желание?

    И когда жертва, а жертва ли это, если учесть вышесказанное, всё же свершается, и выясняется, что этот маленький мир уж точно разрушен: дом сожжен, жена, к которой уже и Виктор испытывает раздражение из-за её эгоцентризма, падает в истерике в лужу воды, героя увозят в сумасшедший дом… Желание, истинное желание, или это было не оно, исполнилось??!!!

    И лишь в самом конце, когда машина с героем почти исчезает из кадра, мы видим мальчика, который поливает сухое дерево, т. е. перенял эстафету веры отца, и мальчик заговорил…

    Что есть жертва, кто ведьма, а кто святая, что есть наши истинные желания и как это понять, в чем заключается вера, для чего мы живём и дано ли нам это понять — боюсь повествование не закончено, много раз просмотренный фильм продолжается, странным образом неизвестными силами один сюжет превращается в другой, потом становится жизнью, а жизнь — сюжетом, ведьма превращается в святую, и кто знает — когда эта цепочка прервется, внутри фильма реальность перетекает в сон, сон — в пророчество, пророчество — в реальность, туман то сгущается, то рассеивается, и возможно когда погас экран- это просто один из этих переходов, и сюжет продолжается, только герои уже мы?

    17 февраля 2013 | 19:53

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>