Набережная туманов

Le quai des brumes
год
страна
слоган«Tender...frankly adult. Filled with almost every emotion known to man»
режиссерМарсель Карне
сценарийЖак Превер, Пьер Дюмарше
продюсерГрегор Рабинович
операторЭжен Шюффтан
композиторМорис Жобер
художникАлександр Траунер, Коко Шанель
монтажРене Ле Энафф
жанр триллер, драма, мелодрама, криминал, ... слова
премьера (мир)
возраст
для любой зрительской аудитории
время91 мин. / 01:31
Солдат колониальных войск Жан приезжает в Гавр, надеясь сесть на корабль и уплыть далеко, далеко — для этого у него есть причины, точно в фильме не указанные. Он знакомится с прекрасной девушкой Нелли и между ними возникает любовь с первого взгляда.

Сильный, сдержанный и немногословный Жан может и хулигана проучить, и вести себя с достоинством и гордостью парижанина. Ему везет — он получает в подарок и гражданскую одежду, и паспорт; корабельный врач предлагает ему место в своей каюте, но пощечины, выданные публично местному молодому бандиту, обусловили печальный конец этой романтической истории.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
22 + 1 = 23
8.5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 03:49

    файл добавилvic1976

    Знаете ли вы, что...
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей

    ещё случайные

    Наверное, самый известный, удачный и значимый фильм Марселя Карне. Хотя критики, в большинстве своём, отмечают, в первую очередь, «Дети райка»…

    Шедевр. И спустя 76 лет (фильм 1938 года) смотрится с большим интересом. Всё натурально, органично. Интересные съемки. Отточенные диалоги. До филигранности выверенные мизансцены. И музыка Жобера, и декорации Траyнера — окутанный туманом барак (машину для создания искусственного тумана изобрёл сам Карне), улица блестящей от дождя мостовой. Всё это поразительно точно сочетается с поэтичностью сценария Жака Превера. Говорят, что именно Превер положил начало во французском кинематографе, так называемому, «поэтическому реализму»…

    Актёры.

    Пьер Брассер — отец очень популярного в 70-80-е годы Клода Брассера ("Бум», «Чёрная мантия для убийцы», «Ледяная грудь»).

    Мишель Симон. Уже тогда, в свои-то 47 лет сутуловатый, морщинистый старик, добивающийся взаимности от 18-летней Нелли (Мишель Морган) — мерзкая личность. Не иначе, как Превер черпал этот образ, в том числе, и у героев Достоевского. Хотя и во французской классике подобных тоже немало.

    Ну, и Жан Габен и Мишель Морган…

    - Поцелуй меня, — это говорит Нелли.

    И Жан Габен целует Мишель Морган.

    Спустя годы актриса напишет об этом поцелуе: «он был настоящим». Они целовались так долго, что Марсель Карне закричал: «Ну, хватит!», тотчас, впрочем, добавив: «Хорошо! Очень хорошо! Снято!»

    Кстати, первоначально «Набережную туманов» планировали снимать в Германии, в Гамбурге. И на немецкие деньги. Но министерство информации и пропаганды третьего рейха, внимательно изучив сценарий, обвинило авторов картины в плутократии и декадентстве. Разразился скандал. Доктор Геббельс запретил снимать эту ленту. Все контракты аннулировали. Так что место действия перенеслось из портового Гамбурга в портовый Гавр.

    Представленная Францией на Венецианский фестиваль, «Набережная туманов» получила «Золотого льва» под недовольные выкрики итальянских фашистов. А при петэновском режиме, картина Карне расценивалась во Франции как типичное произведение, приведшее к поражению в 1940 году!

    10 из 10

    4 декабря 2014 | 13:51

    Несчастные деянья совершились,
    Сомкнулось преступленье с преступленьем,
    Как звенья цепи бедственной, но мы,
    Безвинные, как очутились в этом
    Кругу злодейств? Кому мы изменили?..

    (Фридрих Шиллер. «Смерть Валленштейна»)

    «Набережная туманов» — фильм, не говорящий о войне в строгом смысле слова. В нём чувствуется то, что сороковые годы не принесут Европе ничего хорошего. Это фильм в первую очередь о людях. О годах, павших на промежуток времени между 1913 и 1939 годами. Герой Габена принадлежит к тому поколению, которое в совсем юном возрасте познало, что такое ужасы войны, разрушение ценностей и тому подобное, и которому ещё предстояли сороковые… Уже в 34 года в Жане Габене был заметен потенциал великого актёра. Он необыкновенно органичен в роли солдата, молчаливого, резкого и жаждущего быть независимым. Его жизненное кредо выражено в ответе на вопрос Винсена:
    - Вы любите жизнь?
    - Да, бывают деньки.
    - А жизнь? Любит ли она вас?
    - Пока она ведёт себя скорей как сволочь, но может, она передумает, раз уж я люблю её.


    В этих словах он весь, уже знающий, что такое жизнь, но любящий её, милую жизнь, хоть она и хмурилась ему чаще, чем улыбалась. Элементарные принципы же не пропадают в колониальных войнах, потому что они либо есть, либо их нет. Жан ведёт себя с гордостью и достоинством, способен проучить наглеца и категорически не может брать денег у девушки.

    Мишель Морган сыграла в этом фильме одну из первых своих киноролей, когда ей не было и 20 лет. Роль девушки Нелли, открытой, добросердечной и свободной от предрассудков. Показателен их диалог о деньгах:
    - Вопрос чести. Деньги от женщины — не для меня.
    - От женщины, от мужчины, какая разница?


    Когда смотришь «Набережную туманов», складывается впечатление, что в этом фильме диалоги важнее действия. Действия словно бы и нет, взаимоотношения Жана и Нелли развиваются без эксцессов (не считать же пощёчины хулигану серьёзным событием), и именно в словах и формулировках преподносятся смысл и идея.
    - Когда вы зовёте меня «Нелли», мне кажется, будто вы пришли ко мне, когда я была совсем маленькой.
    - Ты не такая уж большая.
    - Неправда. Я выросла слишком быстро, я видела слишком многое. Я испорченная.
    - Испорченная? Ты с ума сошла, Нелли. Ты самая чудесная девушка, которую я встречал. Что такого, если красивая молодая девушка хочет жить, так же, как и если молодой человек хочет быть свободным? Все тут же недовольны, как один.
    - Это тяжело — жить.
    - Да, когда ты один. Но иногда мы встречаем людей, которых едва знаем, которых, возможно, больше не увидим. И они помогают тебе почему-то. Это забавно.
    - Просто люди любят друг друга.
    - Нет, это не любовь.


    И после этого следует признание в любви. Нелли вкусила этот запретный плод, оставить всё, как есть, для неё невозможно. Девушка радикально преображается под воздействием чувства. И тем большим ударом для неё звучит известие об отъезде.

    Каково это — испытать подобный удар?

    Да, они были счастливы. Любили друг друга, и им было хорошо вдвоём. «Вся эта жизнь — дрянь, одним словом», говорит герой Габена. Но в этой жизни у них обоих, у одного — видевшего много ужасного, у другой — задыхающейся от лицемерия, было чувство, подарившее им недолгое, но всё же счастье. «Пусть несколько секунд, но секунд, вырванных у отчаяния. Благодаря этим секундам возникает некая гармония. Благодаря этим нескольким секундам я наконец-то обрёл жизнь».

    А если вообще в этой жизни всё предопределено заранее? За что хвататься, на что опереться в этой непостоянной жизни, где так легко рушатся ценности? За взаимоотношения. За те чувства, которые являются связующими нитями между людьми. Не веря ни во что, уметь любить, не требуя гарантий и не страшась расплаты за кратковременное счастье. Плюя на реальности и перспективы, обнимать женщину, образуя крошечный островок счастья и покоя в равнодушном или ненавидящем мире… И пусть встреча двух сердец, бьющихся в унисон, будет кратковременной, и будет знаменовать собой лишь звено в цепочке событий. Лишь кирпичиком в дороге, ведущей к логическому концу, когда вследствие охватившего горя от личности остаются жалкие крохи…

    Тридцать восьмой год. Фильм насыщен особым символизмом и в этом плане выглядит очень грамотным и метафоричным. Собака, призванная подчеркнуть одиночество главного героя… Напряжённая обстановка с витающим в воздухе предчувствием дальнейших трагедий… И на этом фоне необычайно трогательно, пронзительно и искренне прорисована тема любви и взаимоотношений. Тема спонтанно вспыхнувшего чувства, которое, хоть и не приводит героев к счастью, но… оно дарит им то, ради чего стоит жить. Без чего жизнь не мила вообще, свет не мил и горек хлеб голодный (с)… Это любовь. Это чувства. Это понимание того, что ты в этом мире не один. Это подобно тому, как у тяжелобольного человека возникает улучшение здоровья, и он этому радуется. А дальше… читай Роберта Бёрнса:

    Но счастье — точно маков цвет:
    Сорвёшь цветок — его уж нет.
    Часы утех подобны рою
    Снежинок лёгких над рекою:
    Примчатся к нам на краткий срок
    И прочь летят, как ветерок…


    Рвать у отчаяния, безнадёжности и подлости секунды счастья… Мало кому удаётся это сделать. А те, кому удалось, заслуживают глубочайшего уважения. Хотя бы краткий срок быть счастливым… Пусть счастье и подобно макову цвету, но оно — не иллюзия. Горьковатая романтика с привкусом разочарования, столкновение шаткого и надёжного — это проза Эриха Марии Ремарка, и это фильм «Набережная туманов». Это те годы, в которые простые люди, прошедшие ад Первой Мировой войны, пытались оставаться людьми с собой и с другими…

    И ещё. Дорожите теми, с кем вам повезло в жизни. Дорожите, цените и храните, как одно из лучших сокровищ памяти. Ведь человек, с которым вы находитесь сейчас, но с которым предстоит разлука, на самом деле в двести раз ближе и дороже, чем абстрактные блага на другом конце света…
    ___

    Посвящается моей замечательной подруге — девушке, с которой можно идти в разведку.

    6 апреля 2010 | 20:08

    Не являясь поклонником французского поэтического реализма, я не могу разделить многочисленных слов восхищения от предложенного в картине символизма. Ведь если подробнее заинтересоваться историей создания фильма, то нельзя не вспомнить, что первоначально он должен был сниматься в Гамбурге, а строгий запрет Геббельса на съемки был дезавуирован точными действиями продюсера Грегора Рабиновича.

    Безусловно, история про солдата, который от чего-то бежит (вовсе не обязательно представлять его дезертиром) может быть связана с иносказательным поэтическим пророчеством о будущем Франции, но все же вопросы футуризма в кино наиболее точно раскрыл Герберт Уэллс.

    Меня более всего в этом фильме впечатляет воссозданная автором атмосфера. Вселенная Гавра ограничивается скромной набережной, забегаловкой, мокрым асфальтом, фирменными туманами. Обыденные разговоры о смысле жизни вполне вписываются в картину Сезанна «Игроки в карты». Важно не то о чем говорят герои, важно что пустые, на первый взгляд, разговоры занимают большую часть экранного времени. Тут прекрасно работает контраст с решительным образом Жана Габена.

    На фоне всеобщего уныния очень важен человек, образ человека, который продолжает бороться, готов влюбляться, может надавать пощечин гангстеру, разозлиться.

    Осмысляя эту ленту я стараюсь концентрировать своей внимание именно на визуальных решениях, героическом образе Габена. Что-то мимолетное роднит картину с «Кофе и сигаретами» Джармуша. Это атмосфера проходящей жизни.

    7 из 10

    8 сентября 2013 | 17:34

    - Мужчина и женщина никогда не найдут общий язык, слишком уж они не похожи, даже слова у них разные.

    На набережной туманов народ мрачен, а то и преступен. Но и в этом мире существуют красивые вещи… Нет наверно ничего проще, чем остановиться, и любоваться красивым деревом, ну или, мечтать выспаться ночь, под белой чистой простыней. Каждому своё… Но когда мне рисуют, я тоже представляю, и помимо своей воли, я тоже изображаю вещи, которые скрываются за другими вещами… И для того, кто уже завершает свой путь, чей круг замкнулся, это тоже стало когда-то изображением преступления со всем его внутренним содержанием, где даже в цветке розы можно увидеть мёртвое. Конечно же, надо быть дураком, чтобы жить так, в вечном недомогании и тревоге. И если снова, написать чей-либо портрет, мужчины или женщины, если бы ещё раз попробовать изобразить жизнь, без всех её ужасов, без войны; и нарисовать такую картину, которая действительно была положительной.

    - Может они не могут найти общего языка, зато могут любить друг друга.

    19 июля 2015 | 14:44

    Один из великих фильмов Карне. Выверенный сюжет, замечательная картинка, запоминающаяся музыка Мориса Жобера. Образ солдата Жана в исполнении Габена запечатлен в памяти, его не стереть — настолько лаконичный и яркий, а сам герой немногословен и мужественен.

    И добродушный пьянчужка со своей голубой мечтой поспать на белой простыне, и Панама, играющий на гитаре в полузаброшенном кабаке на берегу моря, и художник, разочаровавшийся в жизни и утопившийся в море — это четкие, наполненные смыслом образы жителей портового города, захваченного туманами.

    Замечательный фильм.

    4 июля 2007 | 14:18

    Фильм в духе книг «потерянного поколения», повествующий о Франции 30х годов. Предчувствие второй мировой и отголоски колониальных войн, безработица и преступность -эта кинолента наглядно иллюстрирует судьбы людей и настроения эпохи. Фильм снят режиссером Марселем Карне по роману Пьера Дюмарше.

    Солдат Жан (Жан Габен) попутками добирается до Гавра, откуда планирует отплыть ближайшим судном подальше от Франции. У фильма нет предыстории, но со временем становится ясно — Жан дезертир. У него словно и нет прошлого, нет будущего и пусто в карманах. Жан одинок настолько, что рад приблудившемуся псу, такому же отверженному, как и он сам. Герой Габена груб и неотесан, но честен и порядочен одновременно. Он устал от войны и службы — духовный эскапист бежит к неизвестности в поисках лучшей жизни, а, быть может, простого покоя. Альтруист по природе, он с радостью готов помочь нуждающимся, хоть и не отличается вежливостью и дружелюбием. Но если уж видит Жан в ком-то скользь и непорядочность, то разговор с таким человеком у видавшего виды солдата крайне короток. Есть в этом персонаже что-то от Ремарка, а что-то от Гюго (недаром ведь Габен позже исполнил роль Жана Вольжана)- он мог быть кем-то еще в этой, полной перспектив, жизни, но «дух времени» загнал его в солдатскую шинель. Все, что осталось Жану — вымученный оптимизм и тоска о прошлых годах.

    Кабак, в который попадает Жан, как символическое отражение Франции. Люди, которых солдат встречает в притоне, кажутся такими непохожими друг на друга, но всех их объединяют схожие проблемы — кризис, безработица, отсутствие уверенности в завтрашнем дне. Гениальный художник-сюрреалист оказывается непризнан обществом, знакомство с Жаном подталкивает его на самопожертвование. Владелец кабака не берет с солдата деньги и не обижается на него за грубость — за годы работы он, как никто другой, проникся состраданием к людям. Не может найти себя в мире даже юная красавица Нелли, живущая со своим крестным отцом Забелем, редкостным проходимцем и бандитом, причастным к смерти её любовника. Между Нелли и Жаном вспыхивает искра симпатии, они тянутся друг к другу словно к лучшей жизни, лишенной проблем и горести. Знающая себе цену особа влюбляется в хамоватого Жана, а тот, в свою очередь, проникается к ней глубоким чувством сострадания. После ночи знакомства Нелли уже не сомневается, что хочет быть с Жаном, в глубине души хочет этого и дезертир, но годы войн притупили в нем чувство любви, заменив его жалостью и сочувствием.

    Крайне злачное портовое общество показано в фильме весьма оптимистичным, за исключением разве что художника, способного видеть жизнь глубже простых пропойц. Гангстеры изображены в виде мелочных и жалких людей, вставших на путь преступления исключительно из-за неспособности выжить иначе. Бандиты не уважают даже своего главаря, которого держат за такового в виде пешки и богатого сообщника. Образ бандитов в фильме Карне разительно отличается от романтических гангстеров более позднего кинематографа.

    Впереди у Франции не лучшие годы и еще один послевоенный период, ожидание новой войны косвенно отражено и в «Набережной туманов». Трагичность концовки и символизм в виде несчастного и обездоленного пса лишь подчеркивают предчувствия новых бед. Жан и Нелли пытаются бежать не просто из опостылевшей клоаки общества, но от своих же следов, а это бегство никогда не ведет в лучший мир.

    Что всегда отличало классический кинематограф от современного — высококлассная актерская игра. Палитра чувств главного героя постоянно меняется от злости до умиротворения, Габен использует для этого весь свой актерский арсенал — интонации, выражения лица, жестикуляцию, позы. Мишель Морган воплотила в своем образе уставшего от жизни человека, внутри которого пылает пламенное сердце. Её каменное выражение лица в разговоре с бандитами сменяется влюбленной улыбкой, обращенной к Жану. Пьер Брассёр — истеричный преступник, избалованный мальчишка с королевскими замашками — такая роль досталась этому актеру, и он исполнил её великолепно.

    Вывод: Шарм портовой Франции, сплетенный с человеческой драмой на фоне всеобщей нестабильности. Классика европейского кинематографа и просто очень хороший фильм.

    8 из 10

    Цитаты фильма:

    Мужчина и женщина не могут найти общего языка, но могут любить друг друга. (с)

    Большие решения всегда должны приниматься с малой посудой. (с)

    18 июня 2011 | 22:35

    Марсель Карне снимает фильм «Набережная туманов» в 1938 году, когда режиссеры (тем более французские) еще не могли себе позволить снимать целиком мрачное, серьезное кино. Особый французский колорит создаётся в почти театрально сыгранных сценах: здесь и легкий гротеском и взгляд в камеру. Однако не стоит думать, что это кино развлекательное. Как это часто бывает, уже по названию киноленты можно многое сказать о её характере. Действительно, Набережная туманов предстает перед нами довольно мрачным фильмом с явным экзистенциальным подтекстом и, конечно, с туманом. Фильм Карне является одним из предвестников жанра «нуар» в кино, для которого характерным станет криминальный сюжет, полицейские, преступники и роковая женщина.

    Главный герой — солдат колониальных войск, который по каким-то скрытым причинам покинул армию и мечтает оказаться как можно дальше от родной земли. Жан, подобно типичному экзистенциальному герою «выброшен» в этот мир с неясными целями и по неясным причинами. Небольшой портовый городок еще больше подчеркивает «пограничное» состояние героя — люди здесь надолго не задерживаются. Карне намеренно вводит неясность в образ главного героя и мы почти ничего о нем не знаем, потому что личность здесь далеко не главное. Внешний облик Жана, его поступки — все говорит о том, что он почему-то устал от этой жизни. Он подвергает себя и водителя смертельной опасности ради бездомной собаки, а потом прогоняет ее. Он заступается за девушку, которую едва знает, также рискуя жизнью, вступая в открытый конфликт с местными гангстерами. Он ничего и никого не боится, потому что терять ему в этом мире нечего. Его жизнь уже потеряна (неизвестно по каким причинам) — мы видим это в обреченном, уставшем взгляде Жана. С солдатской жизнью, между тем, покончено и он не прочь примерить на себя жизнь другого человека, сыграть новую роль в этом надоевшем уже спектакле. Эта роль будет заведомо трагичной: почти такой же как у Мишеля Пуакара (1960 «На последнем дыхании», Жан-Люк Годар) или еще позже у Дэвида Локка (1975 г. «Профессия: репортер», М. Антониони). Эта обреченность закрадывается в облик героя после того, как он принимает «жизнь» покончившего с собой художника.

    Смерть витает в этом французском городке, то появляясь, то скрываясь в густом тумане. Решающее влияние на жизнь героя оказывает любовь к «роковой» женщине. Это то единственное, ради чего стоит существовать. Но любовь ли это или может красивый способ отсрочить смерть, которая затерялась в густом тумане?

    25 октября 2015 | 23:10

    Аккурат за год до начала Второй Мировой Войны, французский кинорежиссёр Марсель Карне поведал миру своё видение жизни, а также дал путёвку в жизнь замечательной актрисе Мишель Морган. И хоть у мадемуазель Морган уже были работы в кино, именно с «Набережной туманов», всё мировое и культурное сообщество услышало об этой актрисе. А кроме того и уж видавший виды, хоть и не располневший, опытный киношный волк Жан Габен, закрепил за собой реноме артиста, которому верят нисколько не меньше, чем Джеймсу Кэгни из «Ревущих двадцатых». И пусть эти две картины существенно разнятся по своему сюжету, всё-таки главный герой и там и там делает их шедевральными и классическими образчиками подлинно настоящего кино.

    Об этом фильме хочется говорить только в превосходной степени. Почему ? Наверно потому, что в этой картине много такого, что морской волной выносит её на берег одной из лучших картин прошлого и современности. Например, я поймал себя на мысли, что внешне Жан Габен мне напомнил Сергея Есенина, а Мишель Симон, исполнивший роль Забеля, до удивительности похож на героя Ежи Биньчицкого Рафала Вильчура из прекрасного фильма Ежи Гоффмана «Знахарь». А как пройти мимо музыки Мориса Жобера, которая рвёт душу, когда мы видим героя Габена на набережной.

    Без раскачки, с места в карьер, Марсель Карне, даёт понять зрителю, что у него весомые аргументы на то, чтобы дебют фильма упрочил положение и интерес к дальнейшему просмотру. Солдат колониальных войск, тормозит грузовичок, в надежде добраться на попутке до Гавра. И когда шибко разговорчивый водила, чуть было не сбивает пса, Жан выкручивает баранку, тем самым подарив жизнь белому четвероногому другу, который впоследствии от него не отстанет. Ну и монолог солдата, который сдержал себя и не надавал тумаков этому, в принципе неплохому шофёру.

    «Пустое это дело стрельба, как пальба по праздникам, по фигуркам в тире. Нажимаешь на курок, и скорчив смешную гримасу, он с криком хватается за живот, как объевшийся малыш. После этого с окровавленными руками он падает, а ты остаёшься один и ничего не понимаешь. Будто с ним исчез весь мир».

    Солдат и по совместительству бродяга Жан, знает о чём говорит. На своём веку он многое повидал и не нам судить, что там у него стряслось, что заставило его сбежать из армии. Может быть он просто устал от беспорядочной пальбы, по его собственному признанию. Он ещё пока не попал в хижину с волшебным названием «Панама», но обязательно туда доберётся. А пока, что счастливый случай свёл его с одним субъектом, который несмотря на свою склонность к зелёному змию, не лишён романтических настроений.

    -Знаешь о чём я мечтаю?
    -Дружище, если будешь мечтать на ходу, быстро расшибёшь себе нос.
    -Я мечтаю поспать на настоящих белых простынях, чтобы на одной лежать, а другой укрываться.

    И вот весь фильм, всё в этой картине пропитано по хорошему здоровым романтизмом. Как не вспомнить кораблик в бутылке «Панама 1906». А рассуждения художника, который не просто художник, но человек, подаривший нашему герою второе рождение.

    «Народ всегда остаётся народом, скорее всего мрачный, а то и преступный. Других вариантов нет». Разговор проходящий в Панаме, весьма выразителен и даёт пищу для размышления. И помимо всего прочего любопытен в плане того, чтобы заглянуть в поисковик и узнать есть ли такое направление в живописи, когда художник глядя на пловца уже видит в нём утопленника. Как там в фильме сказано: «Это называется живопись ножом».

    А ведь я ещё и к сотой части многогранности этого киношедевра даже не приблизился. Первая встреча Жана и Нелли. Люди с исковерканной судьбой встретились в тихом и спокойном уголке. У семнадцатилетней девушки уже есть за плечами негативный опыт, равно как и у солдата колониальных войск. И они, как-то настороженно принюхиваются друг к другу. Особенно Жан, который даёт своему языку позубоскалить относительно женской природы. Незлобивым юмором он пытается отгородиться от мира женщин, но разве устоишь перед такой девчонкой, как героиня Мишель Морган.

    -Что ты хочешь сказать? Что пришла сюда, чтобы принести пирожки своей старенькой бабушки. Ну-ко, где твоя красная шапочка? А я буду должен тебе ответить, ох как жаль, потому что я злой и огромный серый волк.
    -Ну что? Будешь бить огромного серого волка? Это его вдохновит.

    И всё же, эти два странника, два грешника и два Божьих творения, обретут на несколько мгновений счастье и радость бытия. А потом и умирать не страшно. Или вернее не так обидно…

    10 из 10

    5 июля 2015 | 05:54

    В «Набережной туманов», первой картине, прославившей француза Марселя Карне среди своих соотечественников и во всём мире, больше всего очаровывает тот особый и неподражаемый лоск, присущий только чёрно-белому кино 30-40-ых годов. Многие из последующих стилизаций были, несомненно, удачны и интересны, но только как таковые, как попытки в подражании оригиналу. Модные костюмы, выразительные и «правильные» лица актёров, чётко обрисованные характеры персонажей — всё давало понять нам, что это та самая эпоха. Со своими канонами и своими представлениями о том, что такое кино, как и кого нужно снимать, какие истории рассказывать. Пускай, кино и не выходило за рамки типичных для того времени мелодрам, комедий и детективов, но оно всё равно оставалось очень — в хорошем смысле — зрелищным и отнюдь не банальным, и любопытным для нас даже с точки зрения исторического развития кинематографа. Вспомнить хотя бы «Касабланку» или «Мост Ватерлоо» — вроде бы обычные любовные драмы, но какая сила чувств, какая трагедия, какие герои! Я считаю, что и картина Карне стоит в одном ряду с подобными ей работами американских режиссёров. Правда, это нечто иное, нечто более французское.

    Он и Она встретились случайно в небольшом портовом городке. Он — обычный солдат, бредущий в неизвестном направлении, подальше от своего прошлого. Она — крестница почтенного коммерсанта, которая проводит свои молодые годы в удушающей атмосфере городка. Он — честен и справедлив, спокоен и прямолинеен, немного резковат, но в глубине души добр. Она — ещё совсем юна и наивна, всё ещё чиста и прекрасна, хоть ей и довелось раньше времени увидеть и испытать всю мерзость жизни. Он — Жан. Она — Нелли.

    Встреча этих двоих — лишь короткий и светлый миг зарождения большого, но несбыточного счастья. Гавр — серый и отчуждённый и ещё более холодный и неуютный от чёрных тонов фильма город, погружённый в туман, где люди ищут себе приют, но так и не находят, пытаются узнать и понять других людей, но так и не приближаются к цели. Иными словами — это тот самый мир, где мы живём, точнее, маленькая и подчёркнуто мрачновато-безнадёжная его копия. «Мужчина и женщина говорят на разных языках, они не способны понять друг друга» — начинает Жан. «Но при этом они могут любить» — заканчивает Нелли. Так жизнь и протекает в своём неразрешимом противоречии.

    Говоря о чёткой обрисованности характеров, я не имею в виду, что героям старого кино не свойственны сомнения и внутренняя борьба. Так, по пути в Гавр Жан ненароком спасает жизнь маленькой собачке, которая инстинктивно тянется к нему, такому же неприкаянному и одинокому существу. То ли стыдясь проявленной заботы, то ли не желая привязываться, солдат замахивается на пса камнем. Но тот, испугавшись, возвращается снова и уже не оставляет его до самого конца повествования. И Жан смиряется с этим. Губительным и роковым в судьбе Жана оказываются и его гневливость и ненависть ко всем негодяям и подлецам, которые он не в силах сдерживать, несмотря на большое и доброе сердце. «Все самые ужасные вещи я совершаю, именно когда я зол» — таков его крест, и он должен нести его. Символично, что в поисках крова Жан оказывается в маленьком домике у моря, у некоего Панамы, в прибежище людей, у которых нечиста совесть. Одни — потерянные и утратившие веру, вроде бродячего художника, сомневаются, а стоит ли им вообще влачить столь жалкое существование без всяких видимых перспектив. Другие же, вроде мелкого воришки, подрабатывающего в доке, мечтают лишь о тёплой постели и белых простынях и видят в этом вершину своего счастья. Любовь и ревность, желание свести с жизнью счёты и жажда бороться, страх перед неизвестным будущим и радость случайных встреч — эти вещи идут бок о бок, и все они хорошо видны нам в этом фильме.

    Примечательно, что мэтр шведского кинематографа Ингмар Бергман включал «Набережную туманов» в десятку своих любимых картин. Это ни в коем случае не должно изменить отношения к фильму, но, пожалуй, должно заставить задуматься и заинтересоваться данной работой Марселя Карне и его творчеством в целом. И вообще сподвигнуть нас на поиски и изучение тех замечательных образцов киноискусства, о существовании которых мы раньше и не подозревали.

    31 октября 2014 | 00:32

    Настоящая классика. Правда иногда складывается ощущение, что другого кино в это время просто не делали. Фильм очень похожий по настроению и атмосфере на американские нуары, а также на прозу Эриха Марии Ремарка.

    Кино, кстати, вполне типичное для своего времени. Напряженная обстановка, воздух буквально наэлектризован, все предвещает предстоящую беду. Даже название фильма весьма метафорично. Европа в тумане, она словно предчувствуя свое будущее.

    Кино вообще полно разных метафор. Тут и собака, показывающая одиночество главного героя, его некоторую оторванность от всего мира и наоборот, подчеркивающая принадлежность к этому миру, который Бог давно уже оставил. Миру никому ненужных людей.

    Кстати, бар «Панама», сборище безнадежно и усиленно декаденствующих персонажей вскоре превратится в бар в Касабланке. Только с немного большими удобствами. Здесь же он подчеркнуто спартанского вида.

    Если же немного отвлечься от этих тем и общей безнадеги, которая происходит на экране, то фильм прежде всего о любви. Любви короткой и заранее обреченной. Понимая это, герои стараются отвоевать у судьбы хоть немножко времени. Их история любви — небольшая вспышка, прошедшая слишком быстро. Они люди с темным прошлым и конечно без будущего.

    Все же в старом кино есть та неповторимая магия, которую нынешнее безвозвратно утратило. Крупные планы, по которым можно без слов понять чувства героев намного выразительнее сегодняшних любовных историй. Хотя, каждому свое время.

    14 ноября 2008 | 09:13

    ещё случайные

    Заголовок: Текст: