всё о любом фильме:

Оправданная жестокость

A History of Violence
год
страна
слоган«У каждого свои секреты...»
режиссерДэвид Кроненберг
сценарийДжош Олсон, Джон Вагнер, Винс Лок
продюсерКрис Бендер, Дж.С. Спинк, Кент Альтерман, ...
операторПитер Сушицки
композиторГовард Шор
художникКэрол Спайэр, Джеймс МакЭтир, Денис Кроненберг, ...
монтажРональд Сандерс
жанр триллер, драма, криминал, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
$430 000
DVD в США
зрители
США  4.87 млн,    Великобритания  802.6 тыс.,    Франция  798 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время96 мин. / 01:36
Номинации:
Двое бандитов путешествуют по американской провинции, оставляя после себя многочисленные трупы. Однажды они оказываются в тихом городке Миллбрук, штат Индиана. В этом городе живёт Том Столл, уважаемый всеми владелец небольшой закусочной, и его семья — жена Иди и двое детей, Джек и Сара. При попытке вооружённого ограбления своей закусочной Том Столл убивает бандитов и становится местным героем, о его подвиге упоённо рассказывает телевидение. На следующий день в Миллбруке появляются загадочные люди, которые почему-то называют Тома именем Джоуи и расспрашивают его о Филадельфии.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
87%
180 + 27 = 207
7.9
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Съёмки картины проходили на родине режиссёра Дэвида Кроненберга в Канаде. Роль вымышленного американского города Миллбрук, штат Индиана, сыграл город Миллбрук в провинции Онтарио; сцены фильма, происходящие в Филадельфии, снимались в Торонто.
    • Одна из самых затратных и жестоких сцен ленты — сон Тома Столла, в котором он убивает Карла Фогарти, — в фильм не попала. Режиссёр счёл её неуместной ссылкой на свои предыдущие работы. Эта сцена с комментариями Кроненберга вошла в DVD-издание.
    • Все эпизоды в закусочной Тома были отсняты в павильоне студии «Торонто Филм». Таким образом, и сама закусочная, и улица, которая видна за окнами и стеклянной дверью, — всё это декорация.
    • Дэвид Кроненберг решил пригласить на роль Тома/Джоуи Вигго Мортенсена, после того как увидел его в роли Арагорна в трилогии Питера Джексона «Властелин Колец» и в дополнительных материалах к этим фильмам. Режиссер был просто поражен несоответствием заурядно-безобидной внешности актера в жизни и мощного образа хладнокровного бойца, созданного им в кино.
    • Вигго Мортенсен сам купил большую часть реквизита для закусочной и дома Столлов во время своей поездки по американскому Среднему Западу. Это помогло ему лучше проникнуть в суть своего героя.
    • Чтобы освоить филадельфийское произношение Джоуи, Вигго Мортенсен часами общался с дядей и братом Марии Белло, жителями Филадельфии.
    • Уильям Хёрт присутствовал на съемочной площадке всего 5 дней.
    • Стивен МакХэтти и Грег Брик, сыгравшие бандитов Лиланда и Билли, будучи большими поклонниками системы Станиславского, сами придумали себе предысторию своих героев. Согласно ей, Лиланд и Билли — соответственно родные дядя и племянник. Лиланд вышел из тюрьмы года полтора назад, поехал навестить свою семью, встретился с Билли и решил, что должен показать ему мир.
    • На футболке Билли мы видим рекламу бильярдной «Ночная сова». Это — отсылка к знаменитому криминальному триллеру Кёртиса Хэнсона «Секреты Лос-Анджелеса» (1997), сюжет которого вращается вокруг убийств в кафе «Ночная сова».
    • Эпизод, в котором Билли направляет пистолет на маленькую девочку, — это цитата из легендарного вестерна Серджо Леоне «Однажды на Диком Западе» (1968). Сцена копирует знаменитый эпизод, в котором Фрэнк направляет револьвер на последнего оставшегося в живых члена клана Макбэйнов, тоже ребенка, только сразу после этого вместо свистка паровоза раздается пронзительный крик дочери Столлов.
    • В оригинальном сценарии гангстеры — представители италоамериканской мафии. Однако после того как на роли Карла Фогарти и Ричи Кьюсака были утверждены соответственно Эд Харрис и Уильям Хёрт, Дэвид Кроненберг решил сделать гангстеров ирландцами, так как чувствовал, что Харрис и Хёрт не смогут убедительно сыграть итальянцев.
    • Фильм основан на графическом романе Джона Вагнера и Винса Локка A History of Violence 1997 года.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Количество убитых людей в фильме составляет 13 человек.
    • В оригинальном сценарии, как и в оригинальном романе-комиксе, Джоуи и Ричи были всего лишь старыми друзьями. Однако Дэвид Кроненберг решил усилить драматизм ситуации и сделать их родными братьями.
    • Как это часто бывает, американская версия фильма отличается от международной меньшей кровавостью — это касается конкретно двух кадров: когда мы видим лицо умирающего головореза Карла Фогарти, которому Джоуи выбил нос; и когда Джоуи ногой ломает шею одному из головорезов Ричи Кьюсака.
    • еще 12 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 427 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    После тягучей как жвачка лекции по психоанализу («Паук») Дэвид Кроненберг вернулся к своему любимому злому и липкому киберпанку. А темой для возвращения стала совсем уж не неожиданная для режиссера тема насилия. В семье, в обществе по отношению индивидов друг к другу, это абсолютно неважно. Главное, что Кроненберг признает, что оно есть и упрямо тычет им на протяжении всех 90 минут фильма. А здесь оно самое настоящее. Животная, сырая жестокость, как окрестили его наши переводчики. Тем более что касается оно не только непосредственно главного героя. И различить, где здесь то самое насилие, которое имеет в виду Кроненберг не так-то просто. Но однозначно можно сказать только одно — оное присутствует в каждом без исключения человеке, и присутствовало там всегда на протяжении долгих лет.

    С самых первых кадров режиссер твердо заявляет — все в этом сумасшедшем мире не то, чем кажется поначалу. Вот двое мужчин возле мотеля беседуют о дальнейших планах, а через минуту уже расстреливают всех постояльцев. А теперь уже спокойный с добродушным лицом хозяин небольшого кафе, защищая своих служащих, расправляется с теми же двумя мужчинами за долю секунды. Что это: суровая подготовка из прошлого или же всего лишь скрытые способности человека, проявившиеся в экстренной ситуации? Дэвид Кроненберг не дает сразу утвердительного ответа, а лишь разводит руками — все может быть. Сцены вбивания носа в голову или выстрелы в лицо из двустволки используются не для того, чтобы шокировать, а для того, чтобы показать оправданность поступков Тома, который защищает своих близких.

    Дэвид Кроненберг не будет расставлять приоритеты «вот этот здесь хороший, а вот тот плохой». Даже мафиози Фогерти с обаятельными чертами Эда Харриса заслуживает понимания. Ему же приказали привести Тома, а когда уговоры не помогли, осталось применить только ту самую жестокость. Каждый персонаж жесток здесь по-своему, но ее проявление у всех одно и то же.

    «История насилия» рассказывается предельно просто и прямо, без излишеств. Режиссер не пытается её завуалировать, нагоняя тумана, как может показаться в начале. Он раскручивает ее как сжатую спираль, с каждым новым витком которой раскрывается какая-то часть прошлого главного героя. И в конце, полностью распрямившись, она выстреливает жестким финалом, дающим неоднозначный ответ на вопрос «что дальше?»

    Данную картину, прежде всего, стоит воспринимать как очередную лекцию режиссера о человеческой психологии, идеально построенную и выверенную до мельчайших деталей, начиная с «подросткового» секса Тома и его жены, заканчивая сценой отмывания рук от крови главным героем в озере. А уже затем, как экранизацию графической новеллы. Кроненберг не пытается запутать нас происходящим на экране (как это было в «Экзистенции») или нагнать страху и «компассировать» мозги («Видеодром» или та же «Муха»). Он хочет донести одну простую вещь — насилие присутствует во всех без исключения. А вот момент, когда оно проявится, каждый выбирает для себя сам. В этом и заключается оправданность жестокости.

    29 июля 2009 | 14:45

    Вышедшая в 2005 году картина «Оправданная жестокость» представляет собой творчество нового Кроненберга, который начал снимать криминальные триллеры. «Оправданная жестокость» отличается от других аналогов более тонкими философскими размышлениями о природе человека и его сущности.

    Отдаленная американская провинция, типичный небольшой городок, закусочная. Подъезжает черный «Крайслер», оттуда выходят серьезные люди в черном. Их главный (Эд Харрис) обращается к бармену: «Ну, здравствуй, Джоуи!» Тот ошеломлен вопросом и отвечает: «Должно быть, вы ошиблись, я Том Столл!» Но незваные гости оказываются очень настойчивы…

    Кино становится утонченной и динамичной драмой. Главный герой Джоуи/Том, сыгранный бесподобным Вигго Мортенсеном, отчаянно пытается защитить свою семью от нападок мафии, которая начинает преследовать его жену и детей, давая ему понять как иллюзорна их безопасность. Повседневная тихая жизнь превращается в жесткий триллер.

    Но так было бы все просто, на что Кроненберг отвечает перерастанием созерцательного лаконичного и медленного триллера в семейную драму, когда супруга Джоуи/Тома Эдди (Мария Белло) начинает подозревать мужа в неискренности. И с каждой новой «жестокой выходкой» отца своих детей она все больше и больше укрепляется в мысли, что Том совсем не тот человек, которого она знала.

    Фильм постоянно испытывает и проверяет отношение зрителя к жестокости, с каждой сценой все усиливая и усиливая этот эффект. Кроненберг тем самым «между строк» критикует американское общество, кидая камень в огород общепринятой идеи «мой дом — моя крепость», что каждый имеет право на ту самую оправданную жестокость, когда речь идет о собственном доме.

    Казалось бы, сюжет локален, провинциальный городок, семейная драма, но подтекст звучит отчетливо. Кроненберг попытался задать риторический вопрос насколько человеческая жестокость может быть оправдана? Насколько можно оправдать всю историю кровавых войн, междоусобиц, гонений, ссылок, репрессий… Становится жутко. И страшно.

    20 апреля 2013 | 12:50

    Оцениваемый мною фильм не сыскал популярности в России, тем не менее был неплохо оценен обывателями всевозможных киноманских сайтов. Но вот «за рубежом», в особенности в Америке, где и получил большую часть сборов, сыскал немалую популярность и был принят просто «на УРА!», высоко оценен как критиками, так и посетителями главной кинобазы планеты.

    В начале фильма нам показывают уютный семейный быт с виду «обычного» американского семейства, чтобы мы еще до развития главных событий возненавидели главных героев.

    А уже после случившейся трагедии в кафетерии, отвращение переходит в своей апогей, и больше всего «драконит» не главный герой, а скорее общество, воспринявшее убийство двух человек как подвиг! Русское же название фильма ("Оправданная жестокость») не только не буквалистично, оно просто бездарно, хотя и в какой-то мере отображает идейное содержание фильма. Жестокость не может быть оправданной, так же как и убийства. Ошибки совершенные главным героем не исправляются годами.

    Хоть какое-то своеобразие и интересность фильм приобретает ближе к своему концу, к поездке в Филадельфию. А единственным по настоящему стоящим моментом в фильме является, наверное, лишь возвращение Тома из больницы второй раз. Почти в идентичных ситуациях человек может быть героем, а может изгоем, все зависит от того как воспринимают человека окружающие.

    Фильм «Оправданная жестокость» неприятен в первую очередь не показной жестокостью с нарочито обильной кровью вкупе с неспешным повествованием о жизни провинциальной семьи, а тем, что он почти напрочь лишен кинематографических изысков. Темные полутона, музыка среднестатистического фильма, диалоги персонажей… все это настолько приелось, что под час действительно «выворачивает». В фильме даже были попытки использования «кафкианских» мотивов, но воссозданы они ужасно плоско.

    Нельзя начать жить заново с запятнанной душой, грехи прошлого имеют свойства о себе напоминать.

    6 из 10

    14 февраля 2010 | 17:03

    Посвящается Alenalove, моей идейной вдохновительнице

    Для фильмов Кроненберга нет одной конкретной ниши, в которую можно поместить все или часть его творений: разнообразные жанры, мейнстрим и артхаус — все смешалось у Дэвида, будь то роман У. Берроуза «Обед нагишом» или «Муха». Давно уже состоявшийся режиссер и признанный мастер, которому уже ничего доказывать не нужно поставил фильм «История насилия» по мотивам графической новеллы (комиксов, проще говоря) Джона Вагнера и Винса Лока.

    Двое отморозков путешествуют по американским городишкам, учиняя кровавые расправы с местными жителями. Однажды они оказываются в тихом городке Миллбрук, штат Индиана. В этом городе живёт Том Столл, уважаемый всеми владелец небольшой кафешки, и его семья — жена Иди и двое детей, Джек и Сара. При попытке вооруженного ограбления своей закусочной Том Столл убивает бандитов и становится местной знаменитостью, о его подвиге упоенно рассказывают все телеканалы. Вскоре в Миллбруке появляются мафиози, которые почему-то называют Тома именем Джоуи и расспрашивают его о Филадельфии…

    Честно говоря, не понимаю, почему «Историю насилия» в российском прокате обозвали «Оправданной жестокостью» Может быть решили, что такое название будет более коммерческим. Название это оказалось не совсем корректным и может ввести в сильное заблуждение. Дело в том, оно предполагает оправдание главного героя за содеянные поступки, на самом же деле в видении Кроненберга Том Столл (Вигго Мортенсен) не чудовище и, его не за что винить (разве попытка защитить свою семью — преступление?). Нет, Том Столл по своей природе не является жестоким, т. к. настоящая жестокость предполагает садистское удовольствие от совершаемых актов насилия. У Кроненберга же все просто: Том Столл — «хороший парень», а Карл Фогерти (Эд Харрис очень убедительно сыграл злодея) и Ричи Кьюсак(Уильям Херт) — «нехорошие ребята» которым и полагается быть плохими. И никакого твиста, никакой интриги.

    Кроненберг не пытается показать как нужно это насилие снимать, он лишь выясняет как оно зарождается. Фильм поднимает интересный вопрос: передается ли жестокость по наследству, возможно ли что сын пойдет по стопам отца, или это вопрос социальный: окружающей среды, воспитания или желания прославиться. Сын героя — прекрасный дипломат, может легко избежать драки, используя знания человеческой психологии, но тоже становится жестоким. Весь фильм — хронология насилия: в начале Вы переживаете за Джека и Тома, (есть там кстати и момент, которому хочется аплодировать — школьная драка) определенные моменты Вам нравятся, но как известно насилие ни к чему хорошему не приводит — жестокость всегда ведет к жестокости. Люди видят к чему это привело и это вызывает шок. А Дэвид Кроненберг хочет сказать фильмом: не всегда жестокость — плохо, некоторые конфликты по-другому не разрешить ибо мир жесток, либо ты их, либо они тебя.

    В «Оправданной жестокости» есть что-то и от гангстерского кино и от семейной драмы. И вторая составляющая фильма мне больше по душе. Том Столл использует насилие для защиты собственной семьи, но примет ли семья его новый облик, облик жестокого человека. Все члены семьи меняются, меняются и их отношения и тут понимаешь, что даже если они останутся вместе, семья никогда не станет прежней. Еще один интересный вопрос, поднятый фильмом — имеет ли право преступник право на оправдание своей семьей.

    Вигго Мортенсен идеально вписывается в роль примерного семьянина, добродушного хозяина кафешки и образцового отца. Памятуя Арагорна я нисколько не удивился, когда его Том Столл начал красиво разбивать носы и мастерски размахивать руками и ногами.

    Последней сценой Дэвид Кроненберг окончательно оправдывает себя, и своего героя за кровавые делишки в Филадельфии. Фактически Кроненберг продолжает исследование человеческой психики (как и в «Пауке»), и гангстерские разборки тут не при чем. Режиссер достиг неплохих результатов: он настолько упростил свои методы подачи, что получилось кино вполне обыденное, но увлекающее своей простотой, которое хочется посмотреть ещё пару раз.

    22 сентября 2008 | 14:33

    Данный фильм Дэвида Кроненберга вполне может вызвать у широкого круга зрителя неоднозначные впечатления. От резкого неприятия до глубокого почитания, как у меня. Признаюсь честно, подобного зрелища, по своей оригинальной манере изложения, мне наблюдать не приходилось.

    С самых первых кадров картина удивила меня отсутствием какой-либо прелюдии к истории владельца провинциального бара Тома Столла (Виго Мортенсен), рядового американского гражданина, вынужденного защищать свою семью, вступая в противостояние с бойцами мафиозного клана, которые словно призраки возникли из темного прошлого Тома. Фильм начался сразу, мгновенно очень жестко и прямолинейно, немного нервно, беспощадно приближая действие к натуралистичному по степени проявления главным героем жестокости финалу.

    Квинтэссенция насилия разных форм и разной мотивации, вмещенная в полутарочасовые рамки художественного фильма, кино, в котором Кроненберг оставил без права на существование любые попытки морализаторства или идейности сюжета. Зрителю было предоставлено право самому порассуждать на тему насилия, как формы выражения человеческих чувств, право поразмышлять о насилии, как форме защитной реакции человека на внезапно возникшую опасность со стороны окружающего мира. При этом, если попытаться оценить любого из героев фильма, никого из них идеализировать желания не возникает.

    Режиссер не раскрыл весь жизненный путь Тома Столла, которым он следовал от солдата мафии до достижения статуса добропорядочного гражданина, не стал объяснять как, когда и почему Том был вынужден этот путь пройти. Эти вопросы Кроненберг оставил на суд зрителю.

    По моему мнению, этот фильм стал открытием для Виго Мотренсена, замечательного актера, который долгие годы вынужден был создавать яркие, но в то же время второстепенные образы в предлагаемых ему фильмах. Главных ролей ему почему-то не доставалось. «Оправданную жестокость», с некоторой относительностью, не умаляя творческих заслуг Эда Харриса и Уильяма Херта, можно определить как фильм одного актера. Очень приятно, что этим актером заслуженно стал именно Мортенсен.

    9 из 10

    24 сентября 2008 | 18:46

    Есть два типа людей. Мужественные и не мужественные. Если человек не подходит так или иначе под такое описание — значит он душевно больной. Это про главного героя, психологическая патология которого раскрывается во всей красе только там, далеко-далеко. Притом паталогия эта — серая, унылая, и никакая вообще, нет характера у главного шизофреника де факто. И есть натуральное и искусственное. Фильм попал под вторую категорию, из-за последней сцены в частности, но не только из-за нее, конечно же. Для гробика гвоздей не пожалели.

    Для начала загадочные акценты, на которых делают весь упор. Убийца, семья и душевные терзания. Вот мы видим порядочную семейку, в полном смысле слова. В семье есть папа (Вигго Мортенсен), мама, подросток и его маленькая сестра. К детям претензий нет, а к взрослым дяденькам и тетенькам да. Все наверное знают игру «ковбои против индейцев», так вот давайте вообразим, наши главные герои-супруги сначала играют за индейцев (и тех и тех много), а потом жена узнает, что ее муж на самом деле был ковбоем когда-то там. Становится останелой ведьмой. А когда между ними начинаются качели, и он и она начинают играть в гангстеров по своим причинам, но только как антагонист в роли мамы и абсолютный протагонист в роли папы. Но это еще не все. Есть несколько мистических персонажей, которые играют плохих парней, они пытаются убрать главу семейки под каким-то абстрактным предлогом, но не получается, потому что им попался крепкий человечек Вигго. И вот папаша делает совершенно абсурдные поступки до самого конца, спойлеров писать не буду.

    На экране происходят лишь цвето-звуковые эмоции, лишенные мысли. Очень штучный и сырой сценарий. Детям, а точнее сыну уделили массу сюжетного времени, килограммами лапша вешалась минут 20, зачем — загадка. И что это были за ребята в бегах в начале фильма — приходится гадать. Хотели раскрыть отношение общества к событиям — не зацепило. Терки внутрисемейные деревянные какие-то. Особенно огорчила мамочка, в которой не нахожу здравого ума ну никак, а вот яиц хоть отбавляй, строит из себя диктаторшу. Потом следует конец фильма. В итоге, причину и следствие никто так и не открыл. Суп с сапогом, каша с топором.

    3 из 10

    28 сентября 2012 | 03:28

    Фильм хороший. Чем-то похож на «Простую историю» Линча. Оба снимают мрачные заморочки, а тут на тебе — внешне простой фильм без изысков.

    В этой простоте, однако, можно найти до фига и больше всяких смыслов, описывать которые здесь не стоит. Каждый посмотрит и найдет все сам. Я хотел бы отметить потрясающую игру актеров. Мортенсен и раньше был замечен в этом, теперь я только лишний раз убедился, что дело свое он знает. То, как он за секунду перевоплощается — это очень здорово и, что называется — верю!

    Что касается изображения насилия и секса — один из немногих фильмов, где нет ощущения, что это кино. Вообще, фильм можно смотреть без звука — все понятно и так. Это говорит о том, что режиссер все отлично проработал и построил, а актеры на 100% отработали свой гонорар. Фильм кажется простым, но эта простота дорогого стоит!

    10 из 10

    16 мая 2007 | 15:42

    Для меня, Кроненберг остается до сих пор одним из самых загадочных режиссеров современности. «Naked Lunch», «Мертвая зона», «Видеодром», «Eastern Promises», «Экзистенция»… фильмы абсолютно далекие друг от друга по жанру, но в каждом из них чувствуется непревзойденная рука мэтра.

    «Оправданная жестокость» (название, данное русскими прокатчиками) поражает откровенными и откровенно-жестокими сценами секса и насилия, отчего погружение в действие на экране оказывается сродни погружению в виртуальную реальность. Сюжет закручен вовсе не лихо, но его развитие…

    Ни в коем случае не читайте аннотацию к фильму! Достаточно увидеть список актеров и фамилию Кроненберг.

    Смотрите! Не пожалеете!

    P.S. Мне он напомнил, «Старикам тут не место» братцев Коэнов.

    29 июля 2009 | 01:11

    Жил был Том Стоун. Любил свою жену, воспитывал детей, работал в кафе. Его все любили, знали и уважали как образцового семьянина и порядочного жителя маленького городка. Так и продолжалось бы, если волей случая в их городок, в его кафе, не занесло двух психопатов, бессмысленно убивающих всех на своем пути. В результате такого стечения обстоятельств темная сторона Тома Стоуна просыпается в момент, когда его жизнь и жизнь его коллег висит на волоске. Бах-бах, психопаты-маньяки мертвы, 4 человека спасены и Том становится настоящим героем города, идеалом для подражания.

    Никто не задумался, откуда взялись находчивость, прекрасное умение обращаться с огнестрельным оружием и тем более хладнокровность. Только после появления страшного, странного полуслепого человека семья Тома начинает что-то подозревать, и как оказалось в итоге-не зря.

    Вся это история навевает размышления о воле случая и о том, что от прошлого, от своей сущности не убежишь. Как бы ты не старался создавать себе иллюзию американской, или другой любой мечты, ничто не убережет тебя от самого себя. Именно в тот момент, когда ты наконец-то подумаешь, что выдуманная жизнь стала твоей реальностью, судьба разрушит все иллюзии. Том Стоун, как и любой другой из нас старался отрицать себя. Он врал не столько семье, сколько себе, и в итоге, прошлое настигло его в самый неподходящий момент. Создатели фильма тонко и красиво, хотя немного кроваво, описали вторжение судьбы и случая в нашу жизнь.

    Название фильма поразительно отражает реакцию Тома Стоуна на разрушение его реальности. Разве такая жестокость, не была оправдана? Разве он мог как-то по-другому защитить семью и созданный им мирок? Или же все таки не столько благие мотивы, сколько инстинкты и его кровожадная сущность Джоуи заставили его беспощадно расправиться со своими врагами? Думаю, каждый решит чего больше он хочет видеть в образце Американской мечты.

    Вигго Мортенсен отличился, очень хорошо вписался в роль. Его игра и выражение эмоций, в особенности то, как он из хладнокровного убийцы превращался в доброго семьянина, разрешили ему раскрыть своего персонажа как можно подробнее. Остальные актеры также достаточно хорошо выразили задуманные чувства. Положительное впечатление от фильма так же добавляет реакция семьи на происходящее, все таки он был надежным и любящим членом семьи на протяжении всех этих лет, и несмотря на его прошлое, нельзя перечеркивать настоящее.

    Фильм отличился хорошим, достаточно напряженным сюжетом и качественной игрой. Небольшой минус музыкальному оформлению, так как в фильме почти нет никакой музыки. С одной стороны это немножко удручает происходящее, с другой стороны добавляет некой интриги и загадки, так что здесь на любителя. То же самое можно сказать о неприятных но соответствующих жестоких кадрах и обилии крови.

    Хороший, качественный и напряженный триллер оставляющий приятное впечатление. Хотелось бы сказать и обсудить большее, но тогда рецензия превратится в спойлер, так что Приятного просмотра.

    8 из 10

    26 июля 2012 | 23:12

    В семье Тома Столла проблемы не решаются при помощи насилия. Но у семьи Тома Столла и нет проблем — чудо-дети, чудо-жена, чудо-дом, чудо-соседи, чудо-работа. Что греха таить, в кино такое обывательское счастье можно увидеть разве что в виде сжатых символичных обобщений, ибо слишком скучно. «Все счастливые семьи счастливы одинаково» — сказал классик, и Кроненберг как бы соглашается с ним, доводя зрителя до невроза за какие-то пять минут демонстрации чужой идиллии. Но мы-то знаем, что Дэвид не такой, и терпеливо ждем, пока два гастролирующих отморозка не ворвутся в жизнь обитателей Миллбрука с социопатией наголо. Бедолаги решили рассказать «деревенщинам» в местной закусочной о взаимосвязи насилия и власти. Только вот хозяин заведения — чудо-парень с добрыми глазами и скромной улыбкой — все свое детство смотрел фильмы со Стивеном Сигалом на VHS, поэтому лекция закончилась двумя хладнокровными, реалистичными и кровавыми убийствами в целях самозащиты. Против лома нет приема… так?

    Миллбрук, а с ним и вся Америка, признали и отблагодарили массовыми аплодисментами своего героя — это ведь здорово, когда хороший парень вышибает плохому парню мозги, разве нет? У сил добра наконец-то появились кулаки! Но хороший парень не хочет почему-то купаться в лучах славы и тратить время на назойливые сми, пытаясь убедить всех, включая Тома Столла и его семью, что это все неправильно и такие вещи не должны происходить. Надо просто забыть, притвориться, что ничего и не было. Однако было и уже сделало свое дело. И пусть до появления черного вестника бури — изувеченного мистера Фогерти — об этом не говорили вслух. Запах пороха и крови уже протягивает свои незримые щупальца вдоль стен полного любви и уюта дома Столлов.

    Первым обстановку уловил Джек Столл, что не удивительно — парень как раз в том возрасте, когда мальчики начинают познавать прелести открытой агрессии. Неконфликтный и умный ребенок обладал всеми задатками пацифиста, но сложившиеся обстоятельства волей-неволей натолкнули на мысль, что жизнь — это не пакет с гашишем и что жестокость имеет свои плоды. Еще больше крови, слез и секса — и Иди Столл тоже приходит к пониманию многогранности насилия. Животный инстинкт самосохранения, животный инстинкт размножения — как много еще от животного в каждом из нас? И как долго мы проживем в реальном мире, вытравливая из себя все животные инстинкты?

    Умело чередуя драму с триллером режиссер методично, просто и откровенно рассказывает о том, как человек может быть и человеком и не человеком одновременно. Как страсть может оставлять синяки на спине, а любовь — кровь на руках. У Джоуи нет фрейдистской предыстории, он просто парень, который с насилием на «ты». Он и есть само насилие. Том его не оправдывает, но от помощи не отказывается — ведь против лома нет приема.

    «Как жаль, что природа сделала из тебя одного человека: материала в тебе хватило бы и на праведника, и на подлеца»

    29 декабря 2012 | 09:01

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>