всё о любом фильме:

Сладкая жизнь

La dolce vita
год
страна
слоган«The Roman Scandals - Bound to shock with its truth!»
режиссерФедерико Феллини
сценарийФедерико Феллини, Эннио Флайяно, Туллио Пинелли, ...
продюсерДжузеппе Амато, Анджело Риццоли, Франко Мальи
операторОтелло Мартелли
композиторНино Рота
художникПьеро Герарди
монтажЛео Каттоццо
жанр драма, комедия, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  2.96 млн
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время179 мин. / 02:59
Смотрите в кино:
1 сеанс в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Журналист Марчелло — наблюдатель и участник всех эпизодов жизни итальянской элиты конца 50-х годов. Женщины как тени сменяют друг друга, не задевая его чувств, даже явление американской кинодивы Сильвии, воплощения сексуальности и порока, не выводит его из ступора…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
55 + 2 = 57
9.1
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • В год выпуска фильма в прокат Католическая церковь восприняла соответствующий эпизод как пародию на идею Второго пришествия Христа; эта сцена и весь фильм в целом были осуждены газетным органом Ватикана «L`Osservatore Romano» в 1960 году. В Испании этот фильм был вообще запрещен к показу вплоть до 1975 года.
    • Благодаря этому фильму появился термин «папарацци», производный от Папараццо, имени друга фотографа Марчелло. Причем в итальянском языке «папарацци» — форма множественного числа.
    • На эту роль продюсеры активно навязывали известного американского актера Пола Ньюмана, но Феллини не мог пригласить на эту роль артиста с международной известностью. Поэтому он и сказал Марчелло Мастроянни: «Ты нужен мне, потому что у тебя обычное, ничем не примечательное лицо». Это объяснение повергло в шок Марчелло, но тем не менее, пораженный отказом от Ньюмена, а так же зарисовкой, сделанной режиссером о герое Марчелло в сценарии, он согласился.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 10.0/10
    Эта картина вызвала бурный скандал в Италии в момент своего выхода на экран в начале февраля 1960 года, подвергалась гонениям со стороны цензуры и католической церкви. Ажиотаж вокруг фильма был связан, в основном, с разными домыслами и распалённым воображением самих зрителей, для кого уже одно название «Сладкая жизнь» сулило зрелище, которое непременно должно было смущать ханжеские умы. А Федерико Феллини, пожалуй, вкладывал в заголовок иронический смысл, отнюдь не собираясь поражать толпы в кинотеатрах сценами из греховного времяпрепровождения элиты нового Рима. Хотя эпизоды с пышногрудой шведкой Анитой Экберг, которая взбиралась по лестнице собора святого Петра или купалась ночью в фонтане Треви, конечно, были рассчитаны на определённый эпатаж. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1524 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Это далеко не стандартный фильм, впрочем как и все фильмы Федерико Феллини. Прежде всего «La dolce vita» следует рассматривать как философскую притчу об итальянском обществе, переживающем «экономическое чудо» после нескольких лет нищеты. Лучше чем Феллини об итальянцах (да и о личностях вообще), их жизни, привычках, предпочтениях и страстях не снимал никто.

    Он хотел показать, как беспечна, пуста, бессмысленна жизнь, в которой царят одиночество, отчуждение, разобщение людей. Проблема личности героя Мастроянни остается актуальна и по сей день. Он постоянно присутствует в фальшивых, пьяных, «веселых» вечеринках разнообразных элит. В этом непрекращающемся празднике голос одного человека совсем не слышно, он теряется за гулом восторженных криков. Что остается после вечеринки?Только она, от которой все хотят убежать. Только она — сама жизнь

    Картина получила «Золотую пальмовую ветвь» на фестивале в Каннах и оказала значительное влияние на кинематографистов всего мира. При внешней простоте, ясности лента впервые поразила барочностью режиссерского видения, сложностью композиции, символичностью пролога и поэтического финала, ставшего одной из утонченных лирических сцен в истории мирового кино.

    Спасибо за все труды Ваши, Федерико Феллини!

    10 из 10

    6 января 2010 | 21:29

    Фильм-классика, такие фильмы особенно интересно смотреть, чтобы попробовать понять для себя: а что же там гениального?

    Откровенно говоря, мне было тяжело смотреть этот фильм, и чем ближе к концу, тем сложнее. Это все потому, что сложно мне принять такой образ жизни. Сладкой, но пустой и праздной жизни. В фильме никто ничего не создает, никто ни к чему не стремится. Все предаются наслаждениям, развлечениям, все кто попадают в этот порочный круг. Так отец Марчелло, поддавшись соблазнам, после опустошенный спешит сбежать. Но сам Марчелло уже не может выбраться. Даже если ангел зовет.

    Вот и получается, что вся эта красота ничего не стоит. Что под этим ореолом успешности и уверенности в себе скрывается горечь, боль от пустоты и бессмысленности. А любовь всегда извращена, она не созидает, но мучает.

    9 из 10

    15 марта 2015 | 12:39

    La dolce vita e come l`acqua dolce: soddisfa la sete mentre lei inghiottisce.
    Сладкая жизнь — как сладкая вода: утоляет жажду, пока глотаешь.


    Фильм в самых лучших традициях Федерико Феллини! В фильме «La Dolce vita» показан Рим в конце 50-х. Жизнь города и жизнь людей этого города. Феллини в самых «ярких красках» показывает нам насоящую сладкую жизнь. Когда смотришь его фильм, как будто режиссер стоял в стороне с камерой и снимал саму жизнь в Риме, и как будто в фильме сняты простые люди, а не актеры. Как будто это не фильм, а отрывок из жизни. Только черно-белый отрывок. Это изумительно.

    Марчелло — журналист, которого играет сам Марчелло Мастроянни. Ах, как он красив и привлекателен! Все женщины сходят с ума по нему и ему это нравится. Он не упускает ни единого шанса, наслаждаясь каждым мгновением своей развратной жизни, но внезапная смерть его друга заставляет его смотреть на эту самую сладкую жизнь с другой стороны. С горькой стороны. Но надолго ли это? Марлчелло уже привык к той жизни. Он уже вовсю погружен в нее, он не может остановиться, ему нравится такая жизнь.

    В фильме Феллини нам показывает как циничны могут быть люди. Как много глупых людей есть на этом свете. Как безгранична их глупость. Как жестоки могу быть люди. Как эгоистичны и мелочны могут быть люди. Он показывает нам все худшые стороны этих людей и смеется над их глупостью. Не надо удивляться, все эти персонажи из нашей повседневной жизни, сам фильм показывает нашу жизнь. Это грусно, но это правда.

    Фильм снят в вечном городе — Риме. Есть кадры на улице Via Veneto, которую иначе называют «La Dolce vita», потому что эта самая дорогая улица Рима, и на этой улице жили знаменитости. Шик, блеск, красота, богатство, развтрат, циничность и мелочность — все это в те годы творилось на этой улице.

    Музыка, которая звучит в фильме написал Нино Рота. Она так подходит к атмосфере фильма, что просто слов нет. Сначала такая немного печальная и загадочная, а потом специально сановиться глупой и снова печальной и загадочной. И красивой, красивой, очень красивой.

    Кто я, чтобы ставить оценку фильму великого Федерико Феллини?

    10 из 10

    23 июня 2008 | 16:27

    «Когда я с моими помощниками предпринял попытку создать историю, которая обобщала бы и показывала противоречия, неуверенность, усталость, абсурдность, неестественность определенного образа жизни, то, словно слыша потусторонний голос, стал повторять себе: нет, не надо заботиться о создании повествования, этот фильм не должен представлять собой сюжетную историю.»

    Так комментирует свое детище Федерико Феллини. Я отнюдь не считаю этот фильм гениальным. Но очень нужным, продуманным и воплощающем задумку автора — на все 110%.

    По сегодняшним меркам, когда ТВ буквально утонуло в тоннах пафоса и гламура, попытка Феллини шокировать стриптизом на спор смотрится по детски наивно. Но если у внимательного зрителя еще не все одервенело, то, конечно, его должно пронять от увиденного. Грязи и бессмыслия в этой с издевкой нареченной сладкой жизни в достатке.

    Кажется, что повествование тянется невообразимо долго, нас потчуют изысканными кадрами «классного оттяга» римской богемы, да так, что хочется переключиться. Весь фильм ты ловишь себя на мысли, и ЧТО ДАЛЬШЕ? Когда герой пойдет в развитие? прозрение если хотите, достигнет ли оно его?

    А вся изюминка в том, что ничего не происходит. Недолгие мгновения самоотвращения Марчелло легко теряются за бокалом вина или объятьях одноразового друга. Куда ведет такая жизнь? что она приносит ее приверженцам? Это очень жестокий стеб над тогдашней тусовкой, ибо он просто передает реальность без прикрас. Актуальна ли это лента сегодня? Безусловно. Мы живем во время, когда, как поется в одной песне «if we could party all night and sleep all day and throw all of my problems away, my life would be easy, my life would be easy».

    Это время наступает, надеюсь не везде, я очень в это верю, верю, что таким людям как профессор Штайнер, найдется место в нашем обществе. Иначе, кто же еще образумит эти сотни Марчелло, которые способны думать, а растрачивают свой талант на ничтожные вещи.

    6 ноября 2009 | 15:54

    Жизнь — весьма пресная штука. Вот, иду я по улице, необыкновенный человек, который играет в шахматы лучше Лионеля Месси, а в футбол круче Анатолия Карпова, а никто за мной с фотоаппаратом наперевес не охотится, не пытается заполучить росчерк авторучки в заветный блокнотик, на банкет с придыханием в голосе не приглашает. Вот мимо пробежал корреспондент местной районки, даже не повернув головы в мою сторону, ведь в городской ресторан проездом пожаловал Борис Моисеев, и завтра все жители обязательно с жадностью прочтут на развороте, что он ел, и у какого окна сидел, а счастливая повариха будет не один год рассказывать о сошествии небожителя в наш захудалый мирок.

    Термин «папарацци» вошел в лексикон жителя планеты Земля с лёгкой руки классика кинематографии Федерико Феллини. Фильм «Сладкая жизнь» удачно попал во временную вилку, когда чиновники и церковники, с воодушевлением предавшие анафеме картину, были вынуждены кто покинуть пост, кто отойти в тень, выдав тем самым картине бесплатный промоушен. А успех в Каннах и академическом Голливуде зафиксировал статус шедевральности. Тем более, что «Сладкая жизнь» — это просто мечта для кинокритика. Каждая сцена, каждый эпизод на протяжении без малого трех часов можно без особых усилий подвести под любую философскую или социальную базу. От первых кадров прилёта Иисуса Христа в Вечный Город до глухоты светского льва к гласу простой девчонки перед титрами.

    И хотя режиссер был со многими выводами рецензентов не согласен (например, двусмысленное название он трактовал не с каноническим осуждением гламурной прослойки общества, а с призывом осознать, что жизнь состоит из волшебных мгновений, которые хочется пить, как сладкое вино), от него уже мало что зависело. Киноведы и публицисты, наперегонки включающие «Дольче виту» в списки лучших фильмов всех времен и народов, убедительно отлили в граните действительные и придуманные достоинства картины. Уже просто неприлично не быть знакомым с символом великой эпохи в итальянском кино, а попытки заикнуться про будничность темы и затянутость хронометража вытатуируют на репутации символ профана.

    Тем более, что и актерская игра, и музыка, и операторские эксперименты действительно на высоте. Понятно, что икона стиля Марчелло Мастроянни элегантен и многогранен, так ведь и остальной ансамбль как на подбор — и Анита Экберг, и Анук Эме, и Ивонн Фюрно расцветали орхидеями. Вот только облик Алена Кюни постоянно пробуждал в памяти персонажа пожилого эротомана из «Эммануэли», что поделать, уж больно сильна оказалась юношеская зарубка. А вот проигрыши Нино Роты слушались зачастую как отдельные произведения, благо рефлексирующий темп повествования тому способствовал.

    И не хочется, откровенно говоря, морализировать про никчемную жизнь столичного журналиста, отсутствие такта репортеров, детскую непосредственность заморской звезды и прочую религиозную наивность. Окружающая реальность соткана из похожих фракталов. Мало кто поднимается с каждым днём по алмазной колеснице, гроздья собственных недостатков давно прошли точку невозврата, стадное чувство велит верить не то, что в Мадонну — в непогрешимость очередного новоявленного политика. Aetate fruere, mobili cursu fugit. Пользуйся жизнью, она так быстротечна. И все равно рано или поздно поймешь, что вектор был повернут не в ту сторону. Хоть привкус сахарина останется от сладкой жизни.

    26 декабря 2013 | 23:44

    Не всем посчастливилось почувствовать на себе «лёгкость» бытия, и полную беззаботность жизни, которую ведут люди живущие от вечеринки к вечеринке. Феллини предлагает не просто увидеть но и почувствовать всю палитру незабываемых ощущений, которые переплетаясь между собой создают сладкую жизнь. герой имеет всё о чём когда либо мечтал человек, его любят, ценят, он может получить всё, и он это получает. Человек без морали и принципов, человек из рая.

    Весь фильм — череда пиршеств и вечеринок, и кажется что в этом нет смысла. Феллини не стал открыто размышлять а последовал примеру Орсини Уэлса заточив фабулу в мимолётный монолог, и второстепенных героях, героях своего времени.

    Очень сладкое кино.

    14 июня 2010 | 15:34

    La dolce vita. Сложно сказать, какие именно чувства вызывает этот фильм. Естественно, что каждый воспринимает его по-своему. Кажется, лучше всего подойдут слова «огромное замешательство». Почему? Да потому, что в нем есть все и вместе с тем ничего.

    Фильм оказался совсем не таким, каким я примерно себе его представляла. Он сделан с душой, но чего-то не хватает. Сложилось впечатление, что Феллини использовал свой потенциал только на 99,8% А вот эти оставшиеся, казалось бы, ничтожные 0,2% все же очень важны и принадлежат они Риму. Да, мне не хватило Рима. Сцена в фонтане Треви безумно красива и гениальна, но из-за нее то и хочется еще, еще и еще; хочется увидеть дух самого города.

    В «Сладкой жизни» собрано такое обилие различных чувств и эмоций, что поневоле хочется сравнить фильм с бутылкой шампанского. Начинаешь просмотр — открываешь пробку, и взорвалось. Есть совершенно умилительные, смешные моменты, есть просто шокирующие, а есть вообще какие-то странные.

    Хочется отметить, что, несмотря на длину в 179 минут, картину очень интересно смотреть и в первую очередь благодаря отменным актерским работам. Веришь всем.

    Я считаю, что это фильм о разбитых мечтах. И разбиты они по вине этой самой сладкой жизни. Просто из нее трудно выбраться и трудно остаться в ней самим собой, а не актером, играющим какую-то роль. Главный герой Марчелло хотел быть не журналистом какой-то непонятной газеты, а писателем, но не стал, хотел изменить, что-то в своей жизни, но не изменил… Есть, о чем поразмыслить.

    18 сентября 2010 | 17:06

    «Не говори — театр, говори — бордель». Эмиль Золя.

    В новое десятилетие, 1960-е, Федерико Феллини вступил с поистине грандиозной сатирическо-гротескной кинофреской, в одночасье надвое расколовшей итальянское общество. Прогрессивно настроенная его часть, молодежь и демократические круги, всячески восхваляла «Сладкую жизнь» за революционность и свежесть идей, тогда как консерваторы, реакционеры и церковники в один голос клеймили фильм за мракобесие и вольнодумство. Впрочем, обо всем по порядку.

    Мысль снять продолжение «Маменькиных сынков», «Моральдо в городе», долгое время терзала Феллини и мало-помалу отошла в прошлое: само время действия, фашистская атмосфера 1939 года, безнадежно устарело, теперь людей волновали иные проблемы, да и само итальянское общество претерпело значительные изменения. На смену солидарности и сплоченности военных лет пришел паразитизм власть предержащих, аристократических классов, фактически господствовавших в стране в симбиозе с католической Церковью. Определенную эволюцию претерпел и юный, полный надежд и амбиций Моральдо: теперь его зовут Марчелло (Мастроянни), он — преуспевающий журналист, с деньгами и связями, имеющий успех у женщин и называющий добрую сотню представителей римской богемы своими приятелями. Но конкретной цели в жизни у него нет, ведя бесцельное существование, Марчелло день за днем растрачивает себя по мелочам, морально опустошаясь и приходя в итоге к полнейшему духовному краху. Во многом этот персонаж автобиографичен, как, например, и Дзампано с Аугусто: доверив Марчелло Мастроянни воплотить на экране потаенную часть своей натуры, Феллини, как он шутя признавался впоследствии, «старался, чтобы он оказался блестящим и обаятельным». С другой стороны, экранный Марчелло представляет собой некий усредненный тип богемного римского гуляки, имеющего какую-то профессию лишь для прикрытия, на деле же нравственно загнивающего от сознания собственного бездействия.

    Внешне «Сладкая жизнь» не производит впечатления картины с четкой и гладкой сюжетной структурой. Скорее она напоминает довольно хаотичное нагромождение эпизодов, навеянных газетной хроникой, комиксами и желтой прессой бульварных журнальчиков. Именно эту цель и преследовал слаженный тандем режиссера и сценаристов — Брунелло Ронди, Туллио Пинелли, Пьера Паоло Пазолини, Эннио Флайано и, конечно, самого Феллини: создать кинематографическое свидетельство хаоса эпохи, выразить чувство утомления и тоски, навеиваемое доведенной до абсурда светскостью и декадентской роскошью. Казалось бы, трудно оспорить реалистический, подчас даже натуралистический характер картины: режиссер намеренно использовал в некоторых сценах реальных людей (художницу Анну Сальваторе, писателя Леониду Репачи), другим же придал почти документальный оттенок (прибытие на аэродром кинозвезды Сильвии в исполнении Аниты Экберг)… Но и от присущего ему символизма Феллини не отступил, уделив должное внимание сюрреалистическим и барочным деталям, а также тщательно и с известным лишь ему тайным смыслом проработав дизайн костюмов. Чего только не усматривали в семичастной мозаике фильма: аллегорическое изображение и семи смертных грехов, и семи дней творения, и семи церковных таинств; саму картину нередко интерпретировали в духе «философии этического энтузиазма» Серена Кьеркегора, близкой Эмилю Золя «эротической религиозности», сатирических произведений античных авторов…

    Последняя догадка, пожалуй, не лишена оригинальности. Действительно, столь смакуемые Феллини оргии на дачах аристократов очень похожи на аморальные языческие празднества Древнего Рима времен Нерона и Калигулы: вполне можно представить, что и две тысячи лет назад высокопоставленные бездельники, забавы ради, обливались вином и обсыпали друг друга перьями. Но, как видим, немало пережитков той эпохи сохранилось и в середине XX столетия, ибо очень многие узнали в сатирически изображенных Феллини реалиях и персоналиях себя, свой привычный образ жизни. Узнали — и остались весьма недовольны. Особое отношение к «Сладкой жизни» сложилось у католических иерархов: уже первые кадры фильма — транспортируемая вертолетом статуя Христа — довольно прозрачно намекали на утрату Церковью главенствующей роли, на невыполнение своей социальной функции. Об этом же свидетельствовала и так называемая «ночь поддельного чуда», явно перекликающаяся с сюжетом полотна «Слепые» Питера Брейгеля, одного из любимых живописцев Феллини: где-то узревшие Мадонну дети ведут за собой не только родителей, но и целую толпу, обезумевшую в религиозном экстазе и неспособную отличить истинного Бога от идола. Неудивительно, что с легкой руки официального печатного органа Ватикана «Оссерваторе Романо» кардиналы, священники и редакторы католических журналов отозвались о «Сладкой жизни» однозначно негативно, как, якобы, неприкрыто и гнусно описывающей тошнотворные пороки, намеренно демонстрирующей униженное положение женщин и не оставляющей своим героям, погрязшим в аморальности, ни капли надежды.

    Несмотря на очевидную пристрастность, последнее утверждение не совсем безосновательно. Вдумайтесь, ведь, по сути, никто из персонажей «La Dolce Vita» по-настоящему не внушает сострадания; сплошь и рядом нас окружают сплошные антигерои, и даже Штайнер (Ален Кюни), чьи более-менее твердые принципы казались единственным спасительным якорем для антагонистичного ему Марчелло, не выдерживает схватки с судьбой и тонет, пытаясь не плыть против течения посредственности. Но Феллини не посчитал нужным вводить в повествование лирического альтер-эго, как и создавать его социальную подоплеку или подчеркивать политическо-антиклерикальную мораль. Вызвав беспрецедентную для своего времени полемику, «Сладкая жизнь» не являлась полемической по характеру; трудно назвать ее и «высшим, самым законченным продуктом католицизма за все последние годы», как с марксистких позиций посчитал Пазолини. Вкапываясь в философскую подоплеку решений Феллини, критикуя чрезмерный аллегоризм его киноязыка, выискивая связь его идей со взглядами светил мирового экзистенциализма и абсурдизма, многие критики упускали из виду самую важную деталь. Ведь если отбросить все наносное и усвоенное со стороны, мы увидим до боли знакомые каждому нам ситуации: трудности в отношениях с отцом (Аннибале Нинчи) пренебрегшим воспитанием сына и не способным понять его в зрелом возрасте; сложный выбор между преданной материнской любовью, которую олицетворяла Эмма (Ивонн Ферно), и свободными отношениями со сногсшибательной, но пустой и кукольной красавицей в лице Сильвии; наконец, усталость от показной манерности в кругу друзей-псевдоинтеллектуалов… Феллини не изобличает и не карает: он глубоко привязан к Риму, искренне сопереживает трагедии, которую переживает итальянское общество, и даже в изображении его самых неприглядных сторон заметен великий гуманизм творца, так же как «сквозь сатиру проглядывает радостное лицо жизни».

    10 из 10

    17 июля 2012 | 20:17

    Фильм «La dolce vita» рассказывает о жизни итальянской богемы 50-60-х годов. Фильм обнажает пороки богатого общества, их скучную однообразную жизнь, их развратное поведение и отсутсвие жизненных ценностей у каждого из них.

    Это порочное общество, на первый взгляд, кажется успешным, счастливым и беззаботным. Но если приглядеться получше, то вы увидите, что вся эта богемная тусовка тонет в болоте собственного богатства и беззаботности. У них каждый день такой же как и вчерашний. Полное отсутсвие проблем и забот. Не надо лечить заболевших детей, потому что их нет, не надо ссориться с мужем/женой, лучше погрязнуть в толпе однообразных девиц/мужчин.

    И лишь два человека отличаются от этой серой толпы. Эмма — простая женщина, искренне любящая Марчелло. И Штайнер — счастливый отец своего семейства. Но и он, как выясняется позже, не доволен своей жизнью. Штайнер не видит смысла дальнейшей жизни, потому что все его окружение не имеет никаких ценностей, и поэтому оно обречено. Его дети — символ чистоты, обреченные в будущем на такую же никчемную жизнь. Он «спасает» их, дабы в будущем они не стали пленниками этой беззаботной богемной тусовки.

    «Если жить как многие — потребительски-бесчувственно, то жизнь лишиться гармонии»  — говорит Штайнер…

    «Но вряд ли у меня хватит сил оторваться от своего времени» — как приговор звучит эта фраза в его беседе с Марчелло. Очевидно, своим поступком он оторвался от своего времени…

    Феллини снял хороший фильм. Актуальность «Сладкой жизни» никогда не пройдет. Это фильм на все времена и для любого поколения. Единственным минусом является затянутость фильма. В некоторые моменты действительно тянет заснуть. Но если набраться сил и досмотреть до конца, то можно сделать для себя кинематографическое открытие.

    Я снимаю 3 балла за долгих 3 часа.

    7 из 10

    Но все же фильм прекрасен и достоин просмотра!

    1 мая 2010 | 12:15

    К своему позору осознал, что к своим 25 с небольшим годам так и не видел данного фильма. Посмотрев его накануне решил поделиться своими впечатлениями.

    Нам рассказывают историю о Марчелло — мужчины, что называется, в самом расцвете своих сил. Не юного, но и не пожилого. Он крутится во всех богемных кругах, вместе с группой своих папарацци проникает на все приёмы, фотографирует знаменитостей и знакомится с красивыми и известными людьми. Не обяхательно девушками, хотя с ними по большинству. Вообще-то он человек достаточно слабохарактерный — даже не может объясниться со своей женой Эммой, далекой от всего этого богемного «лоска».

    Фильм не о герое как таковом. Через нашего персонажа мы видим ту самую «сладкую жизнь» в понимании многих. Мы видим людей по сути «картонных», наблюдаем их, как мне показалось, какую-то «рисованную» веселость. Сам Марчелло производит впечатление человека не то чтобы очень счастливого, но и не несчастного. Сегодня он находится с любовницей Маддаленой (в лице замечательной Анук Амэ), завтра он уже следит за некой голливудской звездой Сильвией — женщиной весьма пышных прекрасных форм. Наблюдает как-то вяло, но не без надежды на «ночное продолжение».

    Первая половина фильма мне напомнила что-то, извините, совсем «карнавальное». Нечто безумно развеселое, где все танцуют, улыбаются, поют и любят друг друга. Но вскоре нам рассказывается, что та самая «сладкая жизнь», какой нам она видится глазами Марчелло — не такая уж «сладкая». Нам показывают давнего друга Марчелло Штайнера — писателя (но могу ошибаться. Заранее прошу прощения), который объясняет нашему герою о том, что смысл жизни утерян. Рекомендует ему сесть за книгу мемуаров, заняться творчеством и не прожигать жизнь на этих бесконечных «буржуазных оргиях». Наутро мы узнаём, что Штайнер совершает самоубийство.

    Я не буду фильм рассказывать подробно. Во-первых это дело неблагородное — по-крайней мере к классике. Во-вторых — даже если я подробно опишу каждый кадр, то всё равно восприятие будет совершенно «плоское». Для «объёмной» картины, данное произведение нужно смотреть, понимать и оценивать. В силу своего восприятия, жизненного опыта и даже своей «испорченности», прошу прощения.

    В фильме нет устойчивого сюжета. «Сладкая жизнь» — полотно о той самой богемной жизни, которое будет современно до тех пор, пока не исчезнет тот самый «высший свет» в лице бесконечных богемных художников, писателей, актёров, режиссеров, фотографов и т. д. И происходящее в фильме будет повторяться — эти истории о том, что в буржуазном мире человек как личность без «стержня» будет загнивать — будут, к сожалению, и дальше иметь место быть.

    Здесь прозвучало несколько негативных мнений о фильме. Что режиссер-де, ни разу не гений — Феллини, снял что-то своё а мы — зрители — как хочешь так и понимай. Такое мнение тоже имеет место быть. И в этом гениальность произведения — оно позволяет нам рассказывать, дискутировать и задумываться. Более того, ещё и давать разные оценки и мнения. А то, что было в исходной задумке Феллини — нам знать и не нужно, я думаю. Мне, к примеру, совершенно всё равно какие мысли были у Петра Ильича, когда он сочинял одну из своих симфоний. Я слушаю произведение и мне оно либо нравится, либо — нет.

    И напоследок, кстати, о музыке. Нино Рота, который очень много работал с Феллини, создал потрясающую музыку и для этой картины в частоности. При всей приукрашенной и преувеличенной праздности первой половины фильма, этой кипящей атмосфере веселья и зажигательности — музыка мне отнюдь не кажется лишней. Она выставлена именно в тех местах, в которых она нужна. Не больше и не меньше.

    Фильм рекомендуется к просмотру всем, кому уже исполнилось лет шестнадцать-семнадцать. И ещё маленький личный совет от меня — фильм КРАЙНЕ не рекомендую смотреть с перерывами. Найдите время и посмотрите его внимательно. Картина при своём хронометраже совсем не покажется затянутой. У Вас же будет совершеннейшее чувство, будто вы только что вышли из этого мира. Из мира «сладкой жизни».

    10 из 10

    21 сентября 2012 | 20:04

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>