всё о любом фильме:

Леопард

Il gattopardo
год
страна
слоган«Luchino Visconti's Enduring Romantic Adventure»
режиссерЛукино Висконти
сценарийСузо Чекки д’Амико, Паскуале Феста Кампаниле, Энрико Медиоли, ...
продюсерГоффредо Ломбардо, Пьетро Нотарианни
операторДжузеппе Ротунно
композиторНино Рота
художникМарио Гарбулья, Пьеро Този, Лодомия Эрколани, ...
монтажМарио Серандреи
жанр драма, история, ... слова
бюджет
ITL 2 900 000 000
премьера (мир)
возраст
для любой зрительской аудитории
рейтинг MPAA рейтинг PG рекомендуется присутствие родителей
время185 мин. / 03:05
В мае 1860 года в Италии разгорается гражданская война между республиканцами, сторонниками Гарибальди, и приверженцами правящей династии Бурбонов. Князь Фабрицио ди Салина, сицилийский феодал, образованный и мудрый аристократ-интеллектуал, с пониманием и пессимизмом относится к происходящим переменам.

Поэтому, когда его молодой племянник Танкреди сначала вступает в ряды мятежников-гарибальдийцев, а затем становится офицером короля Савойского, дон Фабрицио не осуждает его. Сам князь Салина не хочет активно участвовать в политической борьбе. Он прекрасно осознает неизбежность происходящих больших перемен и чувствует, что его время «леопардов» и «львов» — уходит.

«Я принадлежу к уходящему классу, я свободен от иллюзий и не способен к самообману, — говорит он. Мы — леопарды, львы. Те, кто придет на смену, будут шакалишками, гиенами».
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
45 + 0 = 45
9.1
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам одноименного романа Джузеппе Томази Ди Лампедуза.
    • Одну из ролей исполняет Марио Джиротти, ставший позднее известным под именем Теренс Хилл.
    • Первоначально на главную роль Лукино Висконти хотел пригласить Николая Черкасова, но тот не мог участвовать в фильме из-за болезни. Затем рассматривалась кандидатура Лоуренса Оливье, однако у него не нашлось свободного места в графике. В итоге студия, не посоветовавшись с режиссером, наняла Берта Ланкастера, что поначалу вызвало неудовольствие Висконти, но вскоре двум легендам удалось сработаться и даже стать друзьями.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Три цвета итальянского флага — ими расписал свой фильм Висконти. Красный — алые рубашки гарибальдистов, гибнущих в первых кадрах при штурме Палермо, багрянец вечерней зари старой Сицилии и рассвета нового мира — цвет крови расстрелянных мятежников и губ юной, манящей Кардинале. Белый — все пастельные краски выжженной, пропитанной вечным зноем земли, мелкой, белой, как дробленая кость, всепроникающей пыли, палящего бледно-бумажного неба, паутины, заволакивающей бесчисленные и заброшенные залы древнего родового дворца — давний цвет аристократии еще со времен французской революции. Зеленый — только что пошитые новые офицерские мундиры сидящие, как влитые, на юных графах и баронах, редкие тенистые рощи, бесконечный, почти часовой бал в оливковых тонах, венчающий фильм — цвет молодости, обновления, весны, которая наступила в Италии после смутной эпохи Рисорджименто, объединения страны.

    Центр средиземноморья, древний остров, вековое место притяжения различных цивилизаций, как Протей принимающий и прогибающийся, меняющий свой облик под очередной накатившей волной завоевателей. Середина девятнадцатого века. Очередные Бурбоны сброшены с очередного престола, на сей раз неаполитанского, уютно расположившегося на самом конце аппенинского сапога. И опять на Сицилию идут волны, на сей раз севера. Сначала Гарибальди со своими бригадами краснорубашечников — идеалисты, бессребреники, жесткие, витые из проволоки люди, неудобные в своей прямоте и одержимости. Вослед за ними эмиссары и администраторы северного короля Виктора Эммануила, подшивающего разрозненные лоскуты итальянских земель к Сардинскому королевству. Эти уже оборотисты, ухватисты, с ними можно вести дело не оглядываясь на идеалистические благоглупости, сохранить прежний удобный уклад вещей, для виду поменявшись и присягнув новому монарху. Князь Салина (Ланкастер) со своим немалым семейством и бойким племянником бароном Танкреди (Делон) оказывается в центре событий, как представитель родовой знати, горстки людей, держащих в своем кулаке старый патриархальный остров. Фильм охватывает несколько месяцев в течение которых Сицилия в очередной раз встретит наплыв варваров, для вида поклонится, сменит прическу и вечерний наряд, следуя новой моде — все для того, чтобы по сути остаться прежней.

    Как в старом калейдоскопе фильм содержит множество слоев, картин. Встряхнул коробочку — вот перед тобою встает зарисовка из жизни одного из последних итальянских феодалов, встряхнул еще раз — всплывают извечные проблемы недопонимания Севера и Юга, еще движение руки — процесс первичного накопления капитала, проходимцы, как всегда ищущие возможности пробраться в аристократические салоны. Все это вкупе с церковными, этическими вопросами, центральной любовной линией Делон-Кардинале, ну и бесконечными, практически автобиографическими виньетками, вставленными самим Висконти, аристократом, потомком миланских герцогов, видящем в могучем, но угасающем вместе с эпохой, князе Салина, свое альтер-эго.

    «Леопард», или «Гепард», если следовать оригинальному названию, появился на свет только благодаря случаю. Найденная рукопись в столе умершего критика и аристократа Джузеппе ди Лампедузы попала в нужные руки и прогремела на всю Италию конца пятидесятых, оказавшись, как никогда, актуальной для нации, расколотой социальными и политическими конфликтами, бесчисленными борениями правых и левых, миланцев и сицилийцев. На роман или, скорее, сборник новелл, посвященных нескольким десяткам лет семейной истории и нескольким поколениям благородных предков Лампедузы, обратил свое внимание известный уже режиссер, неореалист, социалист Висконти. Компактный, но сложный и емкий текст великолепно подходил к новому, постепенно формирующемуся у Висконти после «Чувства» большому стилю «фрески» — широкого, панорамного историко-психологического кино. История тающего, угасающего как ледяная глыба, аристократического сицилийского семейства стала, в итоге, поворотной и для самого режиссера, отобразившись резонансом в большинстве его последующих фильмов, а сама лента задала каноны масштабной исторической драмы, наравне с «Войной и миром» и «Унесенными ветром».

    Анфилады коридоров, расставленные в шахматном порядке фигурки персонажей, гулкое эхо дворцовых залов, где по углам прячутся семейные тайны и трагедии, случившиеся позавчера или пять веков назад, все это зритель встретит у Висконти не раз после «Леопарда», как и потомков героев фильма — медленно распадающихся, вырождающихся, разменивающих титулы на серебро нуворишей в неравных браках, погружающихся в адюльтеры, инцесты и заканчивающих, в итоге, свое существование в облике того же постаревшего Ланкастера, одиноко скитающегося в «Семейном портрете» по своей огромной римской квартире, заваленной воспоминаниями и родовыми артефактами. А пока оставим героев молодых, влюбленных, кружиться на бесконечном оливковом балу под музыку полузабытого вальса Верди. Впереди вся жизнь, молодость, надежда…

    5 ноября 2013 | 18:58

    Фильм Лукино Висконти» Леопард»-историческая киноэпопея, снятая в 1962 году по мотивам одноименного романа князя Джузеппе Томази Ди Лампедуза. Фильм «Леопард» считается одной из вершин мирового киноискусства. В 1963 году на Каннском кинофестивале получил Золотую пальмовую ветвь, а в 1964 году номинирован на Оскар за лучшую работу художника по костюмам (цветные фильмы).

    Действие фильма разворачивается на фоне падения города Палермо и всего королевства Обеих Сицилий перед отрядами гарибальдийцев и последующего становления объединенной Италии. Глава семейства князь Фабрицио ди Салина (Берт Ланкастер) остается верен девизу своих предков-«Чтобы все осталось по-прежнему, все должно измениться»- и присягает на верность савойцам. Скоро ему приходится столкнуться с последствиями своего решения: мир аристократии, к которому он принадлежит, неумолимо уходит в историю, а на смену леопардам приходят шакалы. Также в фильме прослеживается судьба его молодого племянника Танкреди (Ален Делон). Князь не сомневается, что Танкреди ждет большое будущее на службе государства. Танкреди -оппортунист, сватается к прекрасной дочери нувориша Калоджеро-Анджелике (Клаудия Кардинале) и в этом князь оказывает ему поддержку.

    Все нити фильма сходятся в 51-минутной сцене бала. Звучит музыка Нино Рота. Джузеппе Верди и Винченце Беллини, бал решен в красном, белом. зеленом -цветах гарибальдийского знамени. Эти моменты в фильме очень красивы, под музыку валься Джузеппе Верди кружатся Танкреди со своей невестой Анджеликой. По режиссерской задумке балл производит на зрителя впечатление невыносимой духоты. Князь не находит себе места и бродит из комнаты в комнату, как будто в поисках покоя. В отличие от книги в фильме не показана смерть князя. И все же сцена бала не оставляет у зрителя сомнений в скорой ее близости. Князю ди Салина с его воспитанием и понятием о чести никогда не приспособиться к миру,. которым правят выскочки-нувориши.

    Это — поистине шедевр., высший фильм, один из лучших, когда -либо виденных мною. Потрясающая игра актеров, потрясающая музыка и очень много красоты. От просмотра этого фильма получила огромное удовольствие. Смотреть обязательно всем.

    10 из 10

    Если было бы можно, поставила бы больше.

    29 апреля 2013 | 11:47

    В наших учебниках истории Италия теряется из виду после распада Священной Римской империи и «обнаруживается» только в XX веке с приходом к власти фашистов. Что творилось на «сапожке» в промежутке между этими эпохами ведают, разве что, историки, а для рядового человека, не связанного с музой Клио профессиональными обязательствами, события на Апеннинах прошли как-то мимо. К примеру, английскую Реставрацию мы знаем, французскую тоже, а вот итальянское Рисорджименто — нет. Дабы хоть как-то попытаться устранить эту несправедливость, можно посмотреть ленту Лукино Висконти.

    Князь Салина, глава старинного именитого рода, напоминает большого красивого леопарда, лениво нежащегося под теплым сицилийским солнцем, наблюдая, как один строй сменяет другой, как место величавых и грациозных представителей семейства кошачьих занимают гиены и шакалы. Казалось бы, у него достаточно сил и власти, чтобы влиться в эту новую жизнь, однако, как гласит одна английская пословица, являющаяся переделанной библейской цитатой, леопард не может сменить свои пятна — так и Салина не может изменить своим принципам и устоям. Застряв между двумя мирами и не находя себе места ни в одном из них, князь с грустной улыбкой смотрит на происходящее, все больше задыхаясь от нехватки кислорода в обществе безнравственных нуворишей.

    Ощущение невыносимой духоты пронизывает весь фильм. Пейзажи выжженной солнцем сицилийской земли, где едва ли можно найти дерево, чтобы укрыться от испепеляющего солнца, большой хронометраж, а именно три часа экранного времени, и донельзя медлительное развитие действия — все создает впечатление знойного летнего дня, когда от показателей градусника голова идет кругом. Жеманно целующаяся пара Делон-Кардинале только придает картине приторность, и ближе к концу второго часа довольно сложно справиться с дремотой, что сделать все-таки нужно, так как лента достойна того, чтобы досмотреть ее до конца.

    Терзания князя Салина будут понятны любому зрителю, так как нет такого государства, где не было бы таких же выброшенных на обочину истории людей, потерявшихся в ходе судьбоносных для страны событий. «Леопард» — это своеобразный киноурок чести и достоинства, несколько затянувшийся, однако от этого не менее ценный и необходимый.

    7 из 10

    23 мая 2011 | 22:11

    Замечательная постановка и режиссура от мастера итальянского кинематографа. Лично я получил удовлетворение, т. к. ещё с прочтения «Войны и Мира» люблю эту эпоху, люблю перелома в культуре, науке, укладе жизни. Даже старый князь в исполнении Берта Ланкастера сказал, на мой взгляд, гениальную фразу «если мы хотим, чтобы всё осталось как есть, нужно, чтобы всё изменилось». Она, как писали в школьных сочинениях, актуальна и по сей день. Что касается фильма, то там почти все идеально. Отдельно нужно обратить внимание на костюмы и атмосферу 60-х годов 19 века. Этот фильм даже на Оскар (за костюмы) номинирован. Ну а венцом является «Золотая пальмовая ветвь» Канского фестиваля.

    Но как почти любой фильм с подобным сюжетом (вспомнить можно «Войну и Мир», «Лоуренс Аравийский» и т. д.) фильм немного затянут и нуден, хотя просмотр не заставит заснуть.

    Можно долго петь дифирамбы как режиссеру, так и его творению, лучше посмотреть и сложить свое впечатление.

    8 из 10

    28 июля 2014 | 09:57

    Монументальное и тягучее кинополотно Лукино Висконти об эпизодах из жизни князя Фабрицио ди Салины на фоне скорого объединения Италии Джузеппе Гарибальди и словно жарких и выжженных пейзажей. Неспешная и величественная картина, благодаря которой можно ощутить ритм жизни итальянского дворянства и понять различные процессы, имевшие место в итальянском нобилитете второй половины XIX века.

    Главный герой — могущественный аристократ, князь Фабрицио ди Салина в исполнении Берта Ланкастера, сильная и неоднозначная личность, которая словно возвышается над другими героями фильма. Но он бессилен перед своей судьбой — скорыми переменами, разрушением привычного для него мира. Он отчетливо понимает, что помпезному дворянскому обществу с его высокими идеалами и скрытыми пороками придет конец и начнется новая эпоха, где ему и его окружению уже не будет места.

    Консерватор князь не видит перспектив общественного развития в связи со скорыми политическими изменениями, отмиранием дворянства и развитием капитализма. С одной стороны, главный герой самовлюблен и ценит только свои интересы, управляет и семьей, и своими имениями, с другой, он впервые за долгие годы осознает свое бессилие перед судьбой в виде необратимых политических и экономических перемен.

    Лукино Висконти противопоставляет князю его молодого племянника, который с легкостью переходит от идеалов Гарибальди к служению королю. Знаменитый итальянский режиссер показывает необратимое — после великих личностей, словно подминающих под себя все вокруг, часто приходят к власти их потомки, выросшие в роскоши и достатке, которые не в состоянии удержать родительскую империю на плаву. Вот и племянник главного героя не понимает скорых перемен и не в состоянии просчитать все свои ходы, чтобы остаться в политической игре. Его больше волнуют торжественные балы, когда как князь уже видит скорую гибель этого мира. «Мы — леопарды, львы. Те, кто придет на смену, будут шакалишками, гиенами».

    «Леопард» окончательно знаменовал отход Висконти от экранизаций историй в духе неореализма к постановке величественных историко-философских драм, детальной реконструкции прошлого, исследованию отдельных человеческих трагедий и страстей, института семьи на фоне коренных общественных преобразований.

    23 марта 2014 | 18:50

    Великий итальянский режиссер Лукино Висконти во многих своих фильмах экранизировал книги. «Леопард» не является исключением. Фильм снят по одноименному роману писателя Джузеппе Томази ди Лампедуза, роману, посвященному такому периоду в итальянской истории, как эпоха Гарибальди, и параллельно с этим — истории князя, дворянина старой закалки, вступающего в мучительный конфликт с окружающим миром.

    Книга читается очень тяжело. Очень остро ощущается внутреннее состояние главного героя, князя дон Фабрицио ди Салина, мудрого аристократа, который осознает неизбежность перемен и не пытается себя обмануть.

    Лукино Висконти блистательно воплотил книгу на экране, создав шедевр продолжительностью три часа. Неторопливый, продуманный шедевр, где все чувства, вся суть — в жестах, взглядах и чем-то невысказанном, но висящем в воздухе.

    Исторические факты гласят, что Лукино Висконти пригласил на роль князя Салины Берта Ланкастера, дабы последний, являющийся голливудской звездой, проспонсировал фильм. Если им верить, то бартер режиссера и актера был более чем выгодным. Именно Ланкастер в фильме «правит балом». На его фоне меркнут абсолютно все, включая еще двух главных героев: его племянника дона Танкреди (сыгранного молодым в то время Аленом Делоном, который был любимцем Висконти) и Анжелики Седары, которую Танкреди по сюжету берет в жену (сыгранную Клаудией Кардинале). При всем уважении к данным деятелям — они на фоне князя просто теряются.

    Мне в процессе фильма вспомнилась драма немецкого драматурга Фридриха Шиллера «Вильгельм Телль». Нет, история меткого стрелка из лука тут категорически ни при чем. У Шиллера в его произведении есть короткая сцена, весьма колоритно показывающая отношения старого барона с его племянником.

    В шелку блистаешь, горд пером павлиньим,
    Австрийский плащ пурпурный на плече…


    Что-то похожее наблюдается и в отношениях князя Салины с его племянником Танкреди. Только с поправкой на эпоху: дон Танкреди примыкает к рядам гарибальдийцев. Однако это не занимает первого места в «Леопарде». На первом месте — именно внутренний мир князя, его переживания, размышления, поведение, внутренние метания. А то, что его племянник примкнул к Гарибальди, является скорее неким приемом, позволяющим подчеркнуть то, кем является князь Салина. Дон Фабрицио не принимает участия в политической борьбе, он понимающе глядит на перемены и чувствует одно: неизбежный уход того времени, которому он принадлежит. Историческую необратимость гибели своей эпохи.

    Повторюсь — именно Берт Ланкастер блистательно воплотил образ мудрого феодала-аристократа. Именно он является украшением фильма и «нервом» картины. Более того — это еще сильнее подчеркивает символику названия — на протяжении всего фильма он величав, строен, нетороплив, подвижен и поразительно естествен. Когда смотришь на него, то невольно приходит на ум мысль о диких кошках — грациозных и прекрасных.

    Финал фильма является открытым, хотя Висконти дает зрителю весьма четкое понимание того, что будет дальше, в словах, которые князь произносит в одной из сцен:

    «Я принадлежу к уходящему классу, я свободен от иллюзий и не способен к самообману. Мы — леопарды, львы. Те, кто придет на смену, будут шакалишками, гиенами».

    Однако этот момент стоит немного «обыграть». В этой фразе князя Салины отображается прежде всего то, про что уже было сказано — историческая необратимость гибели самой эпохи, к которой принадлежит дон Фабрицио. Времена меняются. С эпохой Гарибальди, по мнению князя, начнется иное время — время шакалов и гиен. К которому, судя по финальным эпизодам фильма, Танкреди, любимый племянник князя, сможет приобщиться сполна.

    Однако Висконти, давая безжалостную характеристику тому, что придет на смену уходящей эпохе, все же оставляет зрителю возможность подумать и немного дать волю воображению. Именно «полуоткрытым» финалом своей картины. Пусть сама гибель эпохи неизбежна. Но в отношении самого князя Салины, Висконти оставляет и своему герою, и зрителю — свободу мышления и свободу совести.

    И именно по этой причине концовка «Леопарда» многозначительна и прекрасна. Прекрасна, как пейзажи Италии 19 века, как дворцовые интерьеры той эпохи, как музыка Джузеппе Верди и Нино Рота, играющая в фильме, как звучащие в картине фразы, как, в конце концов, прекрасны главные герои Анжелика Седара, дон Танкреди и князь Салина. Концовка не бьет зрителя по мозгам, как, впрочем, и сам фильм. Ею, да и Бертом Ланкастером в последней сцене, просто любуешься. Как, впрочем, можно любоваться каждый кадром и каждым жестом в «Леопарде».

    «Леопард» — это историческая драма, драма, наполненная тонким психологизмом. Что, впрочем, присуще всем работам Висконти.

    7 августа 2009 | 00:20

    Если бы я мог сравнить кино с настоящим искусством, из всех увиденных картин выбрана была бы эта, поспорить с которой может только наша Война и Мир.

    … сильнейший фильм о переменах и чувствах ушедшего времени, о семье и особой атмосфере Сицилии, склонной как к насилию, так и сладостной неподвижности, когда губительно красиво и чисто, пыльно и душно, где норма жизни еще безупречна и не испорчена, когда запах революции свеж и привлекателен, но переменчив, а бедность покорна и не лишена достоинств, и не нуждается в плохих советах. Изысканная ностальгия Лукино Висконти, тем не менее, признающего ход жизни, что неизбежно всё должно меняться, но всё останется по-прежнему, только хуже.

    - Я сделал важное политическое открытие, знаете, что происходит в стране — ничего, всего лишь неизбежная смена классов… Мы не слепы, мы просто люди, что живут в меняющемся мире, мы как водоросли, что колышутся под набегающими волнами…

    … всё в лично высказанных подробностях художественной картины перфектциониста, осуществленный шедевр в наследие веку следующему, прошедшего под бой всепоглощающей политической игры, технического прогресса и социальных утопий. Под бой, который кажется не прекращается, после роскошного и затянувшегося бала, где изящно красиво двигаются люди, в черных и вечерне белых платьях, а тот кто старше, с размеренностью благородного хищника безнадежно спокойно делится своей мудростью, похоже влюбившись в смерть.

    - Я принадлежу к уходящему классу, безнадежно испорченного прошлым режимом, и у меня нет иллюзий… Мы леопарды, львы, а наше место займут шакалы, гиены. Но все мы: леопарды, шакалы и овцы, будем считать себя солью земли.

    … и эта тройка Берт Ланкастер, Алан Делон, Клаудия Кардинале идеально вписывается в тот умирающий романтизм перед событиями новых ценностей, которые, как настоящие те, так и эти наши другие, увы не для всех. Как и любой кинокадр, который классически выражен, наполнен и завершен тем самым пронзительным светом и музыкой, что важен для создания нужного восприятия момента. И всё именно так, а Делону можно только позавидовать, сыграть сразу в трех лучших картинах и навсегда оставить себя молодым и красивым. Как и нельзя проигнорировать появление Анжелики, эта сцена вершина тонких штрихов истинного ценителя красоты, и то как она представлена в лицах мужчин, вынужденных поправлять свой вид, забывая о странно одетом госте в белом галстуке, который для них первое проявление издержек революции.

    - Смотрите, святой отец, смотрите, какая красота! Никакие короли с бунтарями не смогут разрушить это волшебство… И они никогда не захотят стать лучше, их тщеславие сильнее их убожества,… но даже в безнадежности есть утешение.

    И только в совершенном воплощении искусства можно утопить любовь и печаль.

    20 ноября 2012 | 18:56

    «Леопард» эпичное кинополотно Лукино Висконти. Умирающий старый аристократический мир на фоне революционных стихийных событий в Италии. Феноменальный и поэтический образ существования итальянской элиты. Пожалуй, один из самых зрелых и знаковых фильмов Висконти (хотя, по моему мнению, они все прекрасны). Абсолютно идеальная картинка, могучее внутренне наполнение, гармонично сочетаются и создают магию кино на три часа. Режиссер старается передать историю своего государства, пытается её понять и заинтересовать зрителя. Рассуждает, дает огромные порции пищи для зрителя.

    Фильм Кубрика про авантюриста очень ярко перекликается с работой Висконти. Не знаю, вдохновлялся ли Стенли фильмом Лукино, но уважал точно.

    Консерватизм аристократии, ее аморфность, неуклюжее сохранение древних принципов и традиций — все это происходит почти каждый век. Современные тенденции, развитие мысли, эволюция технологий, улучшение быта людей и увеличение темпа, ритма жизни — неизбежные процессы, под которые необходимо подстраиваться или остаться в своем старом, уютном, блаженном, неспешном мире. Выбор неизбежен.

    Старость и покорность, разрушение семьи и рождение новой, покорность и покорённость; уход в забвение старой, искренней, принципиальной, основанной на древнейших традициях, власти и восхождение на пьедестал новой агрессивной, скользкой, хитрой, заостренной только на деньгах. Омертвевающее дерево клана Салина, доживающее свое последнее годичное кольцо — покорной и спокойной жизни.

    Глава семейства Леопард — статный, незаурядный красавец. Глава семьи и представитель древнего княжеского рода. Образ мученика всего старого аристократического мира. Измученное лицо; брови, держащие ответственность за всю свою собственность и за свою большую семью, отягощенные всей полнотой забот и дум, отображающие всю печаль и боль умирающего мира; тяжелые, весомые глаза, наполненные всей грустью и тоской мира — это глаза уставшего «бога» у которого нет ни секунды покоя. Фантастической красоты бакенбарды и усы, дополняющие портрет старого главы семьи кошачьих — Леопарда. Фантастический образ, один из самых цельных, скрупулезных и эффектных.

    Осознание своей старости и немощности сражаться в этом современном, быстроменяющемся мире, ненужность в нем — трагедия главного героя. Трагедия эклектичного мира.

    Весь фильм повествует и анализирует историю, мир семьи Леопарда сквозь призму неспокойного времени. Красота Сицилийских равнин и фантастические виды Палермо, нарочито сочетаются с беднотой и нищетой гордого, богатого духовно народа — они идеальные люди, им не зачем меняться — они «Боги».

    История движется по спирали — хитрые съедают сильных, мамонты вымирают, Шакалы искореняют Леопардов, продолжать можно бесконечно.

    Блистательная сцена бала специально растянутая на более чем 50 минут, показывающая всю пафосность, вульгарность, уродство и невыносимую духоту плотности самых сильных и тем самым самых опасных людей. Они словно накаливают своей энергией пламя печи, в которой сгорает Леопард.

    Падение Палермо и осознание своей старости — события одной цепи. Зритель догадывается и понимает, что произойдет с главным героем в конце фильма. Закат в нищем и обветшалом районе, в котором бродит уставший и смирившийся, но не опустившийся до уровня признания нуворишей — новой власти, которую требует современное веяние истории.

    Бои и военные действия в фильме показаны пластмассово и игрушечно. Потешные игры Висконти. Но они абсолютно не должны быть дотошно реалистичными, они убедительно и основательно показывают настрой населения, всю отвратительность положения, упаднического и низменного, над справедливым и мирным.

    Великолепный Берт Ланкастер. Американский актер, вписывающийся в весь интерьер европейского фильма. Блестящая и великая роль актера. Трудно представить в роли Леопарда другого актера. Молодой и прекрасный Ален Делон, раскрывающийся в фильмах Висконти полностью. Удивительный актер, сыгравший в ряде фильмах очень средне, но у Висконти он всегда хорош и великолепен. Обольстительная красотка Клаудия Кардинале, олицетворяет всю сказочную женскую долю. Все остальные актеры фантастические, второй план у Висконти всегда великолепен.

    Шикарный саундтрек Нино Рота. Концепция мелодии ярко и плавно подводит нас к финалу фильма. Джузеппе Верди, как нельзя приходится гармонично.

    Грандиозное кинополотно с эпичным размахом кинокисти, удивительно и стильно нарисованный шедевр мировой классики. Рекомендую к просмотру всем.

    Осталось только посмотреть.

    10 из 10

    8 апреля 2014 | 00:17

    Блистательно!

    Полутона чувств, замысловатая игра света и тени, сложные характеры героев, в которых актеры просто растворились. Книга («Гепард» Ди Лампедуза), как и ювелирно созданный по ней фильм: это такой реквием по умирающей, почти уже мифической старой Европе. С ее идеализмом, романтизмом, элегантной неспешностью, дворянской честью и аристократизмом — проигравшей столкновение с новым миром буржуазных ценностей, революциями, техническим прогрессом и жадностью нуворишей, — с самими Временем

    21 ноября 2010 | 22:20

    «Немало дел свершится, но все окажется лишь комедией, шумной и романтической, и лишь несколько капель крови останется на шутовском наряде», — эта фраза принадлежит главному герою истории — сицилийскому феодалу, князю Фабрицио ди Салина по прозвищу «Леопард».

    Роман «Леопард» создал старый аристократ, князь Джузеппе Томази ди Лампедуза. Для описания революционных событий с мая 1960 до мая 1910 годов, он использовал историю своего собственного рода, который брыл начало от Византийского императора Тиберия II и на протяжении нескольких столетий принадлежал к грандам Сицилии. С документальной точностью Джузеппе Томази ди Лампедуза, а затем и Лукино Висконти показали влияние революционного движения Гарибальди на сицилийцев вообще, и аристократию в частности.

    Князь Салина — умный, полный противоречий и сомнений человек. Он горячо любит родную Сицилию, что в фильме постоянно подчеркивается импрессионистскими пейзажами. Князь видит надвигающиеся перемены, но до последнего надеется, что они лишь упрочат устоявшийся мир. «Князь Фабрицио при всех своих повадках Зевса томился вечной тоской и безучастно наблюдал за крушением, как своего сословия, так и собственного достояния, не имея ни малейшего желания воспрепятствовать тому и другому».

    Висконти снял фильм завораживающей красоты, и при этом — наполненный до краев ощущением грядущими переменами, которые неминуемо обернутся для главного героя катастрофой. И что с того, что князь не хочет участвовать в политической борьбе? Политика сама к нему придет: достаточно вспомнить окрашенные в зелено-бело-красные цвета революционного триколора сцены обеда и бала.

    Безусловная классика мирового кино. Лично мне хотелось, чтобы фильм был покороче, но едва ли такое возможно.

    8 из 10

    19 октября 2015 | 13:35

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>