всё о любом фильме:

Если...

If....
год
страна
слоган«На чьей стороне будешь ты?»
режиссерЛиндсей Андерсон
сценарийДэвид Шервин, Джон Хоулетт
продюсерЛиндсей Андерсон, Майкл Медуин, Рой Бейрд, ...
операторМирослав Ондржичек
композиторМарк Уилкинсон
художникЖослин Херберт, Брайан Итуэлл
монтажДэвид Глэдвелл
жанр драма, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время111 мин. / 01:51
Действия разворачиваются в английской школе, где царят старые порядки — школьников бьют хлыстами за провинности, старшеклассники шефствуют и издеваются над младшими. У группы старшеклассников созревает план протеста…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
97%
32 + 1 = 33
7.9
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Название фильма предложила секретарша из Memorial Films, которой надоело слушать спор режиссера и сценариста, бесконечно перебиравших возможные варианты названия.
    • Сценарий, по которому снимался фильм назывался «Крестоносцы» (написан в 1960 году) и действие в нем происходило в Тонбриджской школе, где учились его авторы. Натурные съемки предполагалось вести там, но руководство школы отказало, опасаясь за репутацию учебного заведения, поскольку в то время подобные школы-интернаты для мальчиков и без того травились прессой.
    • Фильм снимался в Чентенхэмской школе, где в свое время учился режиссер Линдсей Андерсон, а также в Алденхэмской.
    Трейлер 02:36

    файл добавилLepreckon

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Дэвид Шервин и Джон Хоулетт решили рассказать всю правду о школе для мальчиков в Тонбридже. И написали сценарий, за который взялся Линдсей Андерсон, которого позже назовут одним из ярчайших представителей «Британской новой волны». Будучи выпускником Челтенхэмского колледжа, Андерсон, очевидно, нашем представленный материал знакомым и актуальным. Так появился фильм, который прославил Малькольма МакДауэлла и раскрыл обществу глаза на средневековые порядки, царящие в закрытых английских школах.

    Школа в Тонбриджа основана в 1553 году. Если верить создателям фильма, в подобных заведениях создают аристократов палочной дисциплиной. Причем, самые яростные носители традиций, как правило, сами успевают погрязнуть в пороках. Мальком МакДауэлл играет одного из старшеклассников, который становится гостью в горле группе «старших товарищей». Для этого его герою ничего не надо делать: не так посмотрел, недостаточно низко поклонился, что-то сказал, чуть длиннее отпустил волосы на затылке. Но что, если те, кого считают бунтарями, взбунтуются на самом деле?

    У нас посыл фильма будет особенно понятен тем, кто служил в советской армии. Правда, есть существенная разница между школой для мальчиков и казармой. В первом случае, пройдя все испытания, выпускник вливается в средний класс. Во-втором — он просто возвращается домой и пытается нагнать упущенное время.

    1968-ой стал годом студенческим бунтов, и «Если…» попал в самую точку.

    7 из 10

    27 сентября 2016 | 09:41

    «Если…» — это фильм-манифест, снятый во время молодёжных беспорядков. Главные герои фильма — личности несформировавшиеся, раздувающие из мухи слона и отвечающие на диктатуру системы диктатурой оружия.

    Актуальный для своего времени, фильм показал мировые протесты, ограничившись лишь одной школой. Подобно Мику Трэвису, сотни молодых людей берут в руки оружие и идут протестовать против системы, толком даже не зная, против чего они протестуют.

    Андерсон сравнивает школу с армией: строгая иерархия, жестокая дисциплина. Армия — это подготовка солдат к войне, и эта война начинается. Несколько молодых людей объявляют протест и расстреливают всех, кто им не нравится. Оружие — самый сильный аргумент в борьбе за справедливость.

    8 из 10

    23 июня 2011 | 15:55

    «Если..» — фильм мягко говоря спорный, и сегодня, на мой взгляд, совсем неактуальный. Безусловно значимость фильма для кинематографа велика — в 1968году снять кино такого плана было сложно, накладно и опасно, тем более в Англии, где и без него разгул своенравия и анархии был на порядок выше штатских. Фильм-протест 68-го года, сегодня оборачивается фильмом — предсказанием, романтика непослушания и свободы привела к тому, что теперь всем тем, кто выпустил этого джинна из бутылки, приходится сознавать, что «ломать-таки — не строить».

    Очень просто выходить на площади и кричать «Долой диктатуру и общественный порядок!», просто и сознавать себя предтечей нового времени и думать, что главное сейчас — разрушить, как это делают герои фильма. Они уверены, что старый порядок, существующий в колледже (но режиссёрский намёк даёт понять, что и во всей стране) — пережиток прошлого, что засилие консерваторских идей достигло предела и должно быть разрушено, но люди такого типа не думают об альтернативе. они считают, что их дело сегодня крушить и ломать, а отстраивать всё заново будут «кто-то другие», кто-то, кто будет позже.

    Они восстают против системы, не осознавая ее значимости и не задумываясь о возможных положительных аспектах, и не создают нового. И результатом такого поведения/творчества/кино является наша современность, когда все против всех, когда те, кто «был никем» становятся всем, и когда каждый считает себя в праве ломать. В общем, я похож на другого популярного персонажа — Эрика Картмана с его «i hate those punks» и поэтому замолкаю.

    Нельзя, однако, не отметить удивительную операторскую работу, хорошо спланированную режиссуру и игру МакДауэлла, атмосфера и сюжет переданы достаточно дростоверно и качественно, для 1968 года, по-моему, высококачественное кино.

    12 апреля 2007 | 15:51

    Конец 1950-х и начало 1960-х в европейском кино были ознаменованы всплеском так называемых новых волн. В разных странах возникали целые плеяды молодых режиссеров, пришедших со свежими идеями и отбросивших большинство авторитетов прошлого и современного. Но если, скажем, во Франции, Чехословакии или Советском Союзе в фильмах нового образца доминировала форма и визуальные решения, то англичане выстрелили залпом социально острых лент, в которых отчетливо прослеживались протестные настроения и критика многовековых устоев британского общества. За эту резкость с легкой руки одного театрального критика движение получило название «рассерженных молодых людей». Одним из ярких представителей которых был Линдсей Андерсон, начавший карьеру с социальных документалок, а позже дебютировав в игровом кино с жесткой и бескомпромиссной картиной «Такова спортивная жизнь».

    Вторую свою работу режиссер посвятил уже проблемам образования, вернее закрытым школьным сообществам и царящим там порядкам. Действие фильма происходит в престижной милитаризированной школе для мальчиков, жизнь в которой построена по принципу армейской части и является моделью всего общества. Есть «деды», приближенные к руководству, есть новобранцы и аутсайдеры, которых грубо заставляют принимать действующие порядки, а есть те, кто держится середины. Большинство из них предпочитает отмалчиваться и шестерить у «дедов», но случаются и те, кто наивно желают дышать свободой в затхлой школьной атсосфере. Руководство предпочитает произносить пафосные речи, а учителя — раздавать подзатыльники. Но ни те, ни другие особо не вмешиваются во внутреннюю кухню школьников, давая «полицаям» лицензию на самосуд во имя мнимых благих целей. Но то, что для кого-то Родина, для других лишь клочок шерсти на соске.

    Смелый для своего времени фильм Андерсона сумел стать звеном в киноцепочке знаковых картин о проблемах европейских школьников, которую начали Жан Виго («Ноль за поведение»), Франсуа Трюффо («Четыреста ударов») и завершил Стэнли Кубрик («Заводной апельсин»). Фильмы условной тетралогии ужесточались от фильма к фильму, прослеживая все стадии школьного и социального аутсайдерства. Если параллели с великими французами лежат на поверхности, то связь с вышедшей спустя три года лентой Кубрика во внутренних мотивах и в личности главного героя. Внимательный зритель не может не заметить насколько много общего у героев МакДауэлла в обеих фильмах. Настолько, что Алекса Деларжа можно считать эволюционировавшим (или инволюционировавшим?) преемником Майкла Тревиса.

    У Андерсона он только начинает ожесточаться, вступая в первые конфликты с обществом. Насилие, несмотря на жестокую, но довольно сюрреалистичную концовку, пока не приобрело приставку «ультра», а кисы соглашаются на старый-добрый «сунь-вынь» почти добровольно. Музыкальные интересы еще не охватили Людвига Вана, но классика на патефоне уже звучит. Остались еще обломки морали и элементы уважения к старшим, да и дружкам еще далеко к одетым по последней моде отморозкам в белом из футуристического Лондона Кубрика. Майкл развешивает постеры с интернациональными революционерами, осваивает повадки хищников и выдает в себе начинающего ницшеанца, вскользь рассуждая о войне, как о главной творческой силе человечества.

    «Если…» условно можно поделить на две части. В первой режиссер немного иронично рассуждает о подавлении личности в репрессивной системе, где не разрешают носить длинные, почти битловские прически, но прикрывают глаза на табак и алкоголь в укромных местечках кампуса. По-настоящему жестокий момент в фильме всего один, после которого и происходит слом в психологии героев, остальные же, в том числе и финальная резня, исполнены в сюрреалистическом ключе и несут непроизвольный оттенок комичности. Завершает же фильм режиссер размышлением о проблематике бунтарей без цели, развенчивая романтический ореол мучеников, сложившийся в начале фильма и намекая, что если революция и созрела, то делать ее, увы, некому. Симптоматично, что фильм получил Золотую пальтовую ветвь на следующий год после майских волнений 1968 года, что можно считать первым шагом к деромантизации смутных идеалов революции ради революции.

    Некоторая мягкость Андресона вполне объяснима тем, что «рассерженные» британцы к 1968 году уже успели немного спустить пар, и попытались посмотреть на ситуацию под другим углом. Режиссер уже не принимает ничью сторону, пряча отсутствие позиции за остроумием и не всегда оправданным сюрреализмом.

    Если же продолжать аналогии с «Заводным апельсином», то можно сказать, что если последний был настоящей диссертацией на тему насилия, жестокости и общественных пороков, то фильм Андерсона можно считать только старательной и талантливой дипломной работой на эту же тему. Все же глубины и умения смотреть в корень Андерсону порой недостает, хотя в фильме достаточно интересных и новых идей, которые, к сожалению, не были собраны твердой режиссерской рукой в рамках четкой концепции. Выразительные эпизоды чередуются с необязательными, темп повествования неровный, а использование ч/б кадров вперемешку с цветными съемками объяснимо только с производственной точки зрения. В историческом контексте «Если…» ценен, прежде всего, позицией создателей, так громко заявивших обществу о том, что в школьных королевствах все далеко не так идеально. И хотя определенные художественные недочеты у фильма имеются, ругать его сложно, ведь за смелость и открытие миру дьявольской ухмылки Малкольма МакДауэлла простить можно многое.

    6 октября 2012 | 17:16

    Прошу учесть, что это частное мнение, и вы можете с ним не соглашаться.

    Режиссер Линдсэй Андэрсон/ Lindsay Anderson бунтарь по убеждению, решил воплотить свои убеждения при помощи кинотрилогии «Если…/ If…, 1968г», «О, счастливчик!/ O Lucky Man!, 1973г» и «Больница «Британия»/ Britannia Hospital, 1982г» высмеивая многовековые традиции британской культуры.

    Посмотри фильм «Если» лет в 15 возможно он мне и понравился бы, но с годами иначе относишься к свободе, которой не хватало в юности. С возрастом происходит переоценка ценностей, и на многие вещи начинаешь смотреть по-другому и то, что в юности казалось правильным и важным с годами может показаться неоднозначным и второстепенным.

    Не берусь рассуждать о ценности данной картины для британского образа жизни, но с позиции человека не лишенного здравого смысла, я являюсь противником идеи представленной в данном фильме. По сути, нам показывают серую посредственность в исполнении Мальколма МакДауэлла/ Malcolm McDowell, который не обладая ни чертами характера заслуживающих уважения ни какими либо талантами (но незаурядной злопамятностью) пытается выделиться из толпы исключительно благодаря своему неадекватному поведению. И затаивший обиду на последовавшие за этим наказание розгами (примененных исключительно в данном случае), как адекватной реакцией на его поведение.

    Разумеется наказание розгами не является надлежащей формой наказания, но расстрел простых посетителей школы (женщин, пожилых людей, детей), на мой взгляд куда более критичны в данном случае. Кто-нибудь захотел бы, чтобы его страной управляли люди подобные Майку Трэвису или отдать своих детей в школу, где такие люди преподают. Ведь Получив ответ на поставленный вопрос, каждый определит ценность данной картины для себя лично. Таким образом, режиссер вызвал у меня не одобрение его героя, а абсолютное порицание. Мне гораздо ближе кредо таких героев этого фильма как директор колледжа и генерал Дэнсон, а не Майка Трэвиса.

    6 марта 2009 | 23:17

    Стремление администрации Каннского фестиваля следовать духу времени нередко «назначало» в шедевры совершенно «ровные» и казалось бы совсем не выдающиеся картины. Вот к примеру, поговорим о фильме «Если…». Мог ли на следующий год после Парижской революции 1968 года, сорвавшей Каннский фестиваль, победить на этом празднике кино фильм конформистский и заурядный? Я думаю что нет. Уверен, что особо не сговариваясь жюри ведомое Лукино Висконти выбрало самый скандальный. противоречивый и предоставляющий различные толкования фильм. А такой картиной оказался в тот год фильм Линдсея Андерсона «Если…».

    «Если…» предлагает нам модель прогнившей до основания системы, лицемерной и опасной. Как может руководство одного из самых престижных образовательных заведений допускать чтобы ученики выстроили возрастную вертикаль насилия и подавления воли друг друга, да еще и поддерживать этот уклад? А там ведь было еще и сексуальное насилие, причем видимо как норма. Режиссер лишь раз намекнет. А чванливые преподаватели? Похоже они совсем и не заботились о своем профессиональном соответствии. Дети ведь все стерпят. Не меньше достается и священникам.

    Конфликт обозначен и непременно должен придти к своему апогею. Тем более, если во главе спонтанно возникающей оппозиции стоит иронически относящийся ко всему и ухмыляющийся герой Малькольма МакДауэлла. И не нужно укорять меня в том, что «Заводной апельсин» был снят позднее. Поверьте, он будет поступать точно такими же методами как и Алекс. Это сейчас выстрелы в школах уже никого особо не смущают похоже, как в Америке, так и в Москве (сколько за последний год было случаев, а?), а для тех лет предложенный сатирическо-милитаристский финал показался вероятно определенным футуристическим отступлением. Режиссер еще добавил сюрреализма — невесть откуда берущиеся патроны, ружья и гранаты, бессвязность повествования, голую женщину с большой грудью и явно негармоничными формами, крупные планы микробов… К тому же, Линдсей снимал кино там, где сам учился. Именно поэтому, как я думаю, фильм показался более продвинутым нежели «Дзета» или «Беспечный ездок» (кстати, соперники по Каннам).

    Ну а при высталвении оценки я просто руководствовался впечатлениями. «Заводной апельсин», «Слон» и «Зло» Хофстрема были в декартовых координатах истории кино много позже, но для меня — раньше. А фильм Андерсона им проигрывает. Такие дела. Вероятно в тех местах где режиссер старался удивить современников, ничего совершенно не срабатывает. Остается лишь незаурядный режиссерский почерк и очень достойная игра Малкольма.

    6 из 10

    30 июня 2014 | 06:43

    О, если ты спокоен, не растерян,

    Когда теряют головы вокруг,

    И если ты себе остался верен,

    Когда в тебя не верит лучший друг,

    И если ждать умеешь без волненья,

    Не станешь ложью отвечать на ложь,

    Не будешь злобен, став для всех мишенью,

    Но и святым себя не назовешь, -

    И если ты своей владеешь страстью,

    А не тобою властвует она,

    И будешь тверд в удаче и в несчастье,

    Которым в сущности цена одна,

    И если ты готов к тому, что слово

    Твое в ловушку превращает плут,

    И, потерпев крушенье, можешь снова -

    Без прежних сил — возобновить свой труд, -

    Земля — твое, мой мальчик, достоянье.

    И более того, ты — человек!
    Редьярд Киплинг «Если»

    Говорят, что Линдсей Андерсон снимал фильм в измененном состоянии сознания, под грибами. Он забыл даже назвать фильм, когда ему вручали Золотую Пальмовую ветвь.

    Это история о том, как «воспитание» учителей приводит к деградацией младших и старших учеников. Первые становятся рабами общества, а старшие — маньяками, которые «убирают» мертвые цветы. А ведь всем известно, что дети — цветы жизни. К какому цветку можно соотнести главного героя, Майка Трэвиса, я бы назвала сорт сорняков. Потому что он, типа, бунтарь. Осмелился, например, усы отрастить, правда, сикливо их спрятал и быстренько сбрил. Курит и пьет. Оклеивает стены всякими вооруженными неграми и чегеварами, разглагольствует о восстании.

    Режиссер снял фильм о задроте, мстящем в фантазиях обидчикам. Сценаристы, бывшие учащиеся такой вот школы закрытого типа для мальчиков, отомстили обидчикам, написав сценарий. Режиссер, бывший учащийся такой вот школы закрытого типа для мальчиков, отомстил обидчикам, сняв фильм. Майк в фильме, несмотря на свое показное бунтарство, униженно сносит все издевательства, а потом воображает, будто находит в эдакой кэрролловской норе, в здании школы, оружейный склад…

    На вопрос критиков о девушке Майка — я думаю, в жизни, она не существовала. Ангел? Да, предположим. Ангел Майка, похоже, вообще исконно фантазийная — сотканная из образов, развешанных на стенах комнаты журнальных вырезок. Она мерещится парню повсюду, даже когда он смотрит в телескоп ботаника. А под конец, возникает ниоткуда в «норе» с боеприпасами.

    Фильм сюрреален — в нем нет четкого разграничения на реальные и воображаемые персонажем сцены. Линдсей даже перемешал в случайном порядке черно-белую и цветную съемку, чтоб запутать зрителя. Впрочем, насчет черно-белой есть две версии: первая, — банально не хватило бюджета на цветную пленку. Вторая: Андерсон снимал сцену в ратуше при естественном освещении, падавшем из мозаичных окон, отчего на цветной пленке возникала зернистость. Поэтому Андерсон перешел на черно-белый монтаж, а потом решил снять еще и другие сцены, с целью заморочить голову зрителям. Впрочем, отделить «а вот если бы» от реальности несложно за счет утрированности воображаемых персонажем сцен.

    Вот такой кудесник Андерсон!

    8 из 10

    19 июня 2012 | 15:18

    Мне этот фильм понравился своей неоднозначностью. Создалось впечатление, что в нем сняли именно сегодняшнее поколение детей, которые фактически отданы на воспитание таким же детям как и они, только чуть старше. Ну чему может научить молодая семья свое чадо, когда сама ничегошеньки о мире не знает об устройстве этого мира. Вместо молодой семьи тут, мне кажется, и выступают особая элита старшеклассников. А вместо мудрых и добрых бабушек с дедушками, здесь представлены учителя. Они, вроде, учат доброму, вечному, ценному, но с их же позволения и допущения калечатся невинные дети. Это не может не пугать. Религия здесь просто пропагандируется, никто не призывает проникнуться ею. Отношения объясняются, как нечто греховное и неприемлемое, поэтому единственная сцена между девочкой и мальчиком так агрессивна и груба.

    Вот и спрашивается: а чего ожидать от детей, которые никак не могут понять за что их постоянно наказывают, которые стали уже вещью без чувств и желаний, идущие по рукам (здесь сильно впечатался в память мальчик, которого хотели выменять на пару ночей старшеклассники из другого крыла). А тут еще взрослые со своими хвалебными одами существующей системе.

    Сейчас можно с уверенностью сказать, что фильм-предупреждение обернулся для нас предсказанием, ибо такие бунты уже давным-давно случились. Жертвы стали палачами и вершат судьбы над такими же как и они сами без жалости и милосердия, как когда-то расправлялись и с ними. В конце фильма меня стала мучить одна единственная мысль, которой я так и не смогла найти ответа: а что случилось бы, если дети в одну минуту отказались от идеи беспощадной расправы над обидчиками и теми, с чьего позволения это допускалось…

    8 из 10

    (снизила за бессмысленные ч\б моменты и не везде попадающую актерскую игру)

    24 мая 2012 | 16:37

    молодые и талантливые — враги заклятые
    любых общественно-политических строев.
    души нежные имеют взгляды радикальные.
    революции в статусе мемориальном.
    они всегда готовы к неравному бою.


    Поначалу это кино напоминает одичавшее «Общество мертвых поэтов», пока на экране не появляется герой Малкольма МакДауэлла, схожий с Алексом из «Заводного апельсина». Такой же наглый и радикально настроенный, только не похож на психа-рецидивиста. Всё заканчивается бунтом, русским бунтом — бессмысленным и беспощадным. Герои бунтуют из-за вполне справедливого наказания. Пить водку и говорить о свободе в таких местах не принято, в них надо учиться, хотя бы этому невероятному произношению, чистому английскому языку.

    Каждая мелочь очень интересна. Например, отношение учителей к детям. Приятно, что герои не скопированы с помощью грязной затасканной кальки.

    Чем больше времени режиссёр забирает у увлечённого зрителя, тем больше реальность смещается на задний план. Феноменальные сцены: придорожное кафе, подвал, где находился заспиртованный эмбрион — ещё один веский повод расстрелять всех и вся (пыльный скелет в шкафу всегда вызывает отвращение), погружают в мир юношеского максимализма, в мир из той свободы помыслов от нерадивой системы.

    Кино поистине стоящее. Обязательно к просмотру младшему поколению, дабы те упились досыта крушением порядка и поняли бессмысленность всяческих нарушений дисциплины.

    20 декабря 2010 | 17:38

    Политики рассуждают о свободе… Свобода — наследие каждого англичанина, который говорит на языке Шекспира, но мы не станем свободными пока не будем готовы к борьбе, а хороший боец обязан иметь представления о дисциплине, умению подчиняться, отдавать приказы и выполнять их. Нам нужные верные сыны и традиции, в отличии от того упадка и кровопролития, что мы видим вокруг.



    Этой цитатой можно озаглавить весь фильм. Покорность традициям, которую с такой верностью преподносят учителя и берущие с них пример старшеклассники, без капли преувеличения издеваясь над всеми учениками в колледже. Строжайшая дисциплина, вселение страха, запугивание, малейшее неповиновение — суровое наказание, бесчеловечность — вот истинный путь к успеху! Но, двигаясь по такой свежей колее, можно наткнуться и на собственные грабли…

    Если относиться к своим же ученикам как к рабам…

    Если закрыть глаза на весь беспредел….

    Если вдруг всё однажды выйдет из под контроля…

    То цена такого успеха будет очень дорога, и всё повернётся против тебя….

    Хороший фильм, очень сильная сюжетная линия, не обделенная яркой концовкой с непередаваемой атмосферой неравноправия, безусловно имевшей место в ту пору. Харизма в лице Малкольма Макдауэла вносит особый колорит, как впрочем и остальные персонажи. Душит чувство неопределенности и недосказанности от вопросов, оставшихся без ответа, а так же от некоторых сцен, в которых точно есть какой то смысл, но так и не покорившийся мне. Может, ответы отыщутся в продолжении? Будем обязательно смотреть…

    4 мая 2010 | 00:21

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>