всё о любом фильме:

Легенда о Нараяме

Narayama-bushi kô
год
страна
слоган«Only time could change the cruelty of tradition ... only their Love could survive it ...»
режиссерСёхэй Имамура
сценарийСёхэй Имамура, Ситиро Фукадзава
продюсерГоро Кусакабэ, Дзиро Томода
операторХироши Каназава, Шигеру Комацубара, Масао Тотидзава
композиторСинитиро Икэбэ
художникГоро Кусакабэ, Хисао Инагаки, Тадатака Ёсино, ...
монтажТосихико Кодзима, Фусако Мацумото, Хайме Окаясу, ...
жанр драма, ... слова
зрители
СССР  21.1 млн
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время130 мин. / 02:10
Действие происходит в XIX столетии в японской деревушке, пораженной голодом. Чтобы не умирать голодной смертью, жители ввели ритуал умерщвления бесполезных членов сообщества: новорожденных мальчиков просто убивали, а пожилых людей их собственные дети относили на вершину горы Нараяма и оставляли умирать. Орин — женщина 69 лет должна умереть. Ее сын не хочет выполнить ритуал, но того требует мать, верная традиции. Найдя жен своим детям, она начинает последний подъем на вершину, привязанной к спине сына.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
11 + 0 = 11
8.4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Сюжет основан на книге Ситиро Фуказава «Человек из Тохоку».
    Трейлер 02:48

    файл добавилvic1976

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 15 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Этот фильм меня слезно умоляла найти моя мама, якобы в свое время он на нее произвел огромнейшее впечатление, и, так как мне не чужда японская история и философия, я с большим интересом села смотреть этот фильм вместе с ней.

    И знаете, по началу впечатление было несколько смазанным и неярким, но этот фильм несколько дней не выходил у меня из головы, я постоянно вспоминала и думала о нем, и в скором времени пришла к выводу, что это — самый настоящий шедевр.

    Во-первых, это один из самых визуально прекрасных фильмов, которые я когда либо видела, все-таки так, как снимали раньше японские режиссеры, теперь не снимает никто.

    Большую часть времени на экране демонстрировался быт и традиции маленькой голодающей деревушки в горах довоенной Японии, и лично мне действительно было интересно узнать, что например, если в селе обнаруживалась бедняцкая семья, ворующая у других, то абсолютно всех членов этой семьи закапывали заживо, чтобы сохранить жизнь другим семьям. Или то, что зачастую маленьких девочек обменивали на соль и отдавали в гейши. На самом деле фильм наполнен такими интересными деталями и фактами, и к тому же сделан поистине искусно, что он просто не может не понравится тем людям, которых хотя бы мало-мальски интересует эстетика Японии.

    А финал… я не знаю, что можно сказать, это просто надо видеть — шикарная, проникновенная музыка, заснеженные вершины, мать и сын… такое кино действительно западает в душу, советую только настоящим ценителям!

    10 из 10

    24 сентября 2011 | 14:05

    Я честно собиралась рыдать навзрыд. Но уже с первых минут фильма поняла, что жалеть в этом фильме некого. Ибо кино вовсе не о страшном обычае, а о том, что неважно, что ты чувствуешь, важно, что ты должен.

    Не зря в конце показывают старика, жадно цепляющегося за жизнь, который не сумел совладать с чувствами и за это расплатился низкой и убогой смертью. Типично азиатская философия — смирись и обрети покой, а в нём счастье.

    Жалеть главную героиню Орин не за что, она правильно подготовилась, она отправила на смерть свою невестку и ушла за смертью сама, потому что это было единственно правильное решение. Она жила и умерла так, как считала нужным. Так что её надо уважать, а не жалеть.

    В целом фильм по-японски неспешен, красив, не в меру эротичен и подобно японской гравюре плосок. Он намного проще, чем кажется. Пальмовая ветвь ему досталась скорее за экзотичность, чем за смысл.

    7 из 10

    19 декабря 2010 | 19:51

    Картина о сложной жизни земледельцев в горах Японии. Для продолжения жизни они жертвуют многим, даже детьми и пожилыми людьми. Поражает дикость некоторых обитателей деревни, первобытная жестокость и низменные желания, ограничивающиеся только едой и жаждой спаривания. Найдя мертвого мальчика в огороде, о нем говорят как об удобрении и никто, даже родители не беспокоятся о происшедшем, ведь это обыденное дело. Семьи продают родившихся девочек или обменивают на соль.

    Но на фоне низких, ограниченных людей показывается мать семейства и старший сын, для которых не чужды чувство долга и человечности. Именно поэтому старшему сыну не говорят о том, что собрались похоронить заживо семью воров. Пожилая мать семейства сама хочет отправиться к Нараяме, дабы избавить семью от «еще одного рта». Ее сын разделяет идею самопожертвования, и мы понимаем, что в свое время он без ропота пойдет на то же, чтобы дать возможность жить своим потомкам. C матерью на спине, он проделывает долгий и тяжелый путь и оставляет мать в страшном месте, где много костей умерших и черных стервятников. Но пожилая женщина спокойна и умиротворенна, ведь она выполняет свой долг и не боится смерти, она уверенна, что ее примут боги. Идет снег- символ того, что бог встретил ее.

    Фильм учит нас чувству долга, чести, самопожертвования ради близких и во имя общего блага. Автор фильма хотел показать, что важно оставаться человеком даже в сложных обстоятельствах и не превращаться в зверя или стервятника, как это сделали некоторые жители деревни.

    7 из 10

    16 июля 2010 | 15:29

    Очень двойственный по своей внутренней природе фильм, именно из-за своей двойственности непростой для восприятия европейским зрителем. По сути своей, это экранизация традиционного, полулегендарного сюжета, но преломленного дважды — сначала через восприятие «нового японца» послевоенной эпохи Шихиро Фукадзава, а потом и через видение Сёхея Имамуры, ещё более близкое западному образцу. Поэтому, автор фильма как бы смотрит на свою Японию, ту, что показывает он в своей картине, двумя парами глазам: с одной стороны, он ненавидит эту дикую, варварскую деревню, оттого и рисует её такими густыми, ядовитыми мазками. С другой — восхищается этими людьми, такими близкими к природе: недаром, когда они работают, любят и даже убивают, это сопровождают картины из животной жизни, совершающей свой круговорот в неразрывной связи с людьми деревни.

    Также двойственен взгляд взгляд автора и на Обычай, ставший смысловым центром картины: с одной стороны, он как западный человек с ужасом и отвращением смотрит на него, находя его противоестественным (недаром, когда картина приходит к апогею — восхождению, сцены из мира природы сходят на нет — героев окружают лишь вороны, что пируют обычно на поле битвы, а не на кладбище). С другой, он как истинный японец, восхищается главной героиней, ставящей превыше всего чувство долга и готовой без сомнений жертвовать собой ради него, демонстрируя сверхчеловеческую волю. Подвиг Орин — это подвиг самурая, делающего сеппуку на затихающем поле боя у остывшего тела своего сегуна: акт бессмысленный, беспредельно абсурдный, но исполненный высшего понимания долга и чести.

    Впрочем, фильм достоин просмотра даже без такого впадания в умствования: японская кинематография 80-х годов прошлого века — это настоящая экзотика для измученного Голливудом зрителя. Здесь и оригинальная сценарная работа, и потрясающий видеоряд, и интересная актерская работа (конечно, нельзя не восхвалить главным образом Сумико Сакамото — она удивительна). Фильм наполнен дикой внутренней энергетикой, хтоническим противостоянием эроса и танатоса и ещё кучей приятных для синемана мелочей.

    10 из 10

    19 февраля 2012 | 02:41

    Фильм — откровение, так бы я его характеризовала. По крайней мере, таковым он явился для меня. В чем откровение — спросите вы. В том, что этот фильм дает ответ на волнующий всех вопрос: «В чем смысл жизни». Смысл жизни — в ее продолжении любыми способами, даже очень жестокими порой, как может показаться современному обывателю, но такими вполне понятными и естественными в мире, где единственной возможностью выжить, является избавление от бесполезных с точки зрения добывания пищи, членов ее общества. При этом бесполезными являются самые незащищенные, требующие заботы и милосердия люди — старики и дети.

    Но наряду с этой первобытной борьбой за выживание прослеживается глубокая психологическая ломка в моменты выбора, неизбежно встающие перед человеком разумным. И вот здесь авторы картины ставят перед зрителем сложную в своей неоднозначности задачу решать что есть зло, а что добро, кому сочувствовать, а кого презирать, как бы предлагая ощутить себя на месте того или иного героя чтобы понять на что готов ты, если судьба поставит тебя в жесткие рамки выбора.

    Непосредственно о том, как снят фильм, могу сказать, что натуралистичность изложения событий, где без стыдливости и ложной скромности показаны естественные человеческие потребности, вызывает доверие к происходящему на экране. Игру актеров лично мне сложно комментировать, так как закадровый перевод не может передать эмоциональную окраску, а японский язык сам по себе достаточно плохо воспринимается слухом, поэтому сложно расставить акценты и связать звуковой эмоциональный ряд. Хотя это не мешает при просмотре, так как главное в этом фильме сюжет.

    Я советую всем посмотреть этот фильм. Единственное, что хочу порекомендовать — это найти хорошую копию. Всем желаю получить от просмотра не только удовольствие, но, прежде всего, заряд для мозгового ресурса.

    10 из 10

    23 апреля 2009 | 09:55

    Фильм, вероятно, далеко не всем придется по вкусу. Слишком уж специфичны изображаемые события. Слишком уж далеки мы от старых японских традиций. Из-за различий менталитета и веры мы не можем в полной степени проникнутся всем, что происходит на экране. Но, посмотреть и хотя бы попытаться понять стоит.

    Сцены, которые нам бы показалась излишне жестокими и бесчеловечными в фильме изображаются как вполне естественные, ничем не примечательные. Вроде как бы «так и должно быть». И это то, что мы, опять же из-за слишком уж глубокой бездны между нашими культурами, не сможем понять.

    Определенно необходимо подчеркнуть весьма характерную для японского кинематографа черту — созерцательность. Режиссер уделяет внимание пейзажам, насекомым, животным, которые, вероятно, существуют в картине не без символизма. Шёхей Имамура таким образом создает прекрасный антураж для показа весьма странного «быта» японской деревушки.

    Ну и конечно нельзя не отметить игру Сумико Саакамото. Она была великолепна, вжилась в роль «на ура». На момент съемок ей было 47 лет, играла же она 69-летнюю старушку. И ей действительно веришь.

    В общем, фильм весьма достойный. Но главное, при просмотре, держать у себя в уме понимание, что у японцев отношение к смерти значительно проще чем у нас. При таком настрое фильм не покажется таким уж жестоким.

    8 из 10

    19 августа 2010 | 05:06

    Легенда о Нараяме — это стрела даже не в сердце… в мозг.

    Потрясающая операторская работа. Вы прочувствуете атмосферу от травинки, лягушки, жучков до масштабов гор. Грандиозно и красиво. Но это лишь маленькая доля того, что вы испытаете от фильма.

    История сложная и трагичная. Орин всего 69 лет, она сильна духом и здоровьем. Но по традиции, уже старая женщина, и старший сын должен отнести ее умирать на Нараям. Она прекрасно ведет хозяйство, весь дом на ней, работает в поле. И жить ей еще не один десяток лет! Когда она выбивает себе о камень передние зубы, все внутри сворачивается в комок. Какова сила этой женщины.

    Многое в фильме поражает и удивляет. Выброшенные в поле младенцы — мальчики. Убийство бедной семьи, в котором участвует вся деревня. Оправданная жестокость? Традиции, законы, устои? В голове это не укладывается. Но фильм хочется смотреть и пересматривать.

    Тандем мать и сын просто великолепен. Актерская игра на высоте. Сцены у подножья горы, когда сын понимает, что принес сильную и здоровую женщину на мучительную смерть, застают зрителя врасплох, ведь выбора у героя нет. Увы.

    10 из 10

    8 июня 2009 | 17:37

    Не удержалась всё же и посмотрела этот фильм, хотя изначально некоторое время сомневалась: стоит ли это делать?

    Несмотря на отталкивающую натуралистичность, данное кино меня не шокировало. Возможно, из-за того, что я наблюдала вещи и похуже. И не только на экране. И я не вижу смысла в осуждении героев «Легенды». Во-первых, потому, что со сложившимися обстоятельствами мало кто способен бороться, а во-вторых — наше современное общество в своем мировосприятии недалеко ушло от жителей этой богом забытой деревушки. Не знаю, как остальные, но лично я постоянно слышу в новостных программах истории о том, как молодые мамаши бросают своих новорожденных детей на произвол судьбы и не в больнице, где о них могут хоть как-то позаботиться, а на улице: у проезжей части на снегу, в пустующих зданиях, в мусорных контейнерах. А как у нас относятся к пожилым людям? Грабят, убивают, и не только уголовные элементы, но и близкие родственники.

    О художественной ценности этой картины тоже много не скажу, в связи с тем, что ранее мне довелось видеть фильм Ким Ки Дука «Весна, лето, осень, зима и снова весна». И вот там степень поэтичности режиссерской и операторской работы несоизмеримо выше. Хотя речь и в первой, и во второй ленте идет об одних и тех же неоднозначных понятиях — добре и зле. Мне неизвестно, видел ли Ким работу Имамуры, но параллели легко прослеживаются.

    Центральными ролями, на которых фокусируется внимание большую часть времени, на мой взгляд, являются роли матери и сына. О других персонажах говорить не хочется — слишком уж они невнятны и неприятны. История Орин и Тацухэя задевает за живое, пробуждая с одной стороны уважение к стойкости и альтруизму героини Сумико Сакамото, а с другой — вызывая искреннее сочувствие по отношению к ее экранному сыну, которому приходится смириться с решением матери умереть в соответствии с обычаем. И когда Орин без страха и колебаний говорит: «Закон есть закон. Доброта ничего не значит», понимаешь, что она абсолютно уверена в своей правоте.

    Подытоживая, могу заверить всех желающих посмотреть «Балладу»: о двух часах своей жизни, потраченных на просмотр, вы не пожалеете. Но людям с чуткой психикой я посоветовала бы воздержаться.

    8 июня 2013 | 08:12

    Все не как у людей у этих японцев: у нас гора — это гора, а у них — «яма».

    Убасутэ-яма — гора странной формы в префектуре Нагано, куда согласно жестокому средневековому японскому обычаю убасутэ (в переводе с японского «отказ от старухи») отводили или относили, судя по степени сопротивления, считающихся обузой пожилых односельчан, которым за 60. После ритуала прощания их оставляли умирать в одиночестве.

    В фильме вроде бы упоминается цифра 70, но в памяти сохранилась все-таки — 60.

    Или за 20 лет текст перевода стал более политкорректным, и возраст — 60 лет — изменили на 70? Может, для проверки этого факта следует изучать японский язык в качестве профилактики от старческого маразма, как японцы учат русский?

    С того далекого летнего дня 1984, когда я сбежала с уроков с симпатишным одноклассником в кинозал «Россия» на Пушкинской, чтобы посмотреть какую-нибудь легкую сказочку о любви (И название завораживающее: «Легенда о…» Ага! Облом был тот еще!), царапающее воспоминание о бесчеловечных нравах маленькой затерянной в горах деревушки запало в душу и бередит ее по мере приближения к роковой черте…:) Может быть, пора удалиться от цивилизации куда-нибудь в Тибет? «Москвичей испортил квартирный вопрос…»

    Все не как у людей у этих древних диких японцев… В ручьях полно рыбы, в лесу — зайцев и косуль, у них есть ружья и лошади, а они бедствуют, убивают и продают младенцев и воруют еду друг у друга. «Видно, в понедельник их мама родила…» За это, видно, они маму и того… на гору…

    А какова зависимость от общественного молодежного мнения? Из-за того, что пара непуганых идиотов распевали частушки о ведьме с 33 зубами, надо же было шарахнуться челюстью о камень да еще прибежать на праздник, чтобы предстать перед ними в растерзанном и окровавленном виде… Старушка-самурайка, мини-харакири… Не понимаю я этих японцев!

    Да нет же! Это просто экзотическая легенда, философская притча! Не было такого, не было… С VII века согласно Уставу каждого города родителей почитали и уважали, стариков освобождали от налогов и податей. А может, это «жжж», то есть эти законы, были приняты неспроста?

    Трудно сочинять отзыв о фильме 20-летней давности, увиденный в детстве. Врезавшиеся в память картины как серьезное послание в будущее сейчас воспринимаются критически и провоцируют на стеб. Да и качество сохранившейся записи киноленты оставляет желать лучшего.

    Кстати, роман с симпатяшкой-одноклассником так и не состоялся…

    3 января 2015 | 01:00

    С неумолимостью синоби в горную деревушку незаметно вошла глубокая осень. Багряные листья кленов-момидзи торжественно откружили свой последний бал и смиренно съеживаются под ногами затяжных предрассветных туманов. Уже исчезли паутинки в траве и стал неслышным хрустальный перезвон ручья. Лишь оголтелое вороньё ещё злее начало кружить прямо над головой, норовя исподтишка клюнуть усталого крестьянина. Одна снежинка, вторая — и вот уже хлопья небесного снега, подарка горы Нара, начали робкими мазками менять стылую черноту. Счастливая улыбка появилась на изможденном лице Тацухэя. Его старой матери повезло — она теперь очень скоро замёрзнет.

    Поставленная по новелле Ситиро Фукадзавы картина «Легенда о Нараяме» (1983), в отличие от одноименной работы Кейсуке Киноситы и «Goryeojang» Ким Ги-Ёна, предназначена преимущественно для европейского менталитета. Каждый кадр, каждый эпизод нарочито прост для восприятия. Вот охотник без лишней суеты стреляет в выгнанного из-за деревьев зайца. Вот мечется, страдая из-за женских отказов, дурнопахнущий Рискэ. Вот старая Орин зовёт соседей на праздник прощания, угощая их специально припасённой для данного случая бутылью саке. Вот только все эти понятные по отдельности моменты неумолимо сплетаются в странное и шокирующее полотно.

    Главный приз Каннского кинофестиваля в 1983 году режиссер Сёхэй Имамура и получил именно за умело созданное, непривычное для европейца, усиливающееся с каждым кадром тягостное чувство. Сын несёт старую, но вполне здоровую мать умирать в горы. Он очень хороший сын. Ведь так заведено веками. Дожил человек до семидесяти — отправляйся на усеянную белоснежными костями, исклеванными птицами Нараяму. Тебя ведь щедро одарил жизнью бог горы — вон каждого второго младенца обычно выбрасывают прочь или меняют на соль, если повезло с девочкой. Ничего удивительного нет и в погребении заживо семей, когда их член вдруг будет уличен в преступлении. Голод, понимаете, есть нечего — отсюда и местные вековые обычаи.

    То, что хорошо для фестивальных наград, не укладывается в осознании. К дьяволу Они всю эту ориентальную философию смирения. Голод у них хронический, видите ли. В лесах шныряют зайцы, в ручьях плещется рыба. Кругом все зеленеет, у крестьян в хлеву лошади и в каморе ружья. Злой даймё или добрый сёгун излишки риса не реквизирует. Да и повседневные заботы захудалых аграриев не предполагают поиск пропитания в режиме 24/7. Тут бы некоторым в очередь записаться на свидание с соседской собачонкой, а то девушек маловато (в детстве на соль выменяны), а вдовушке целоваться бабочка-муж не велит. Или песенку про старуху-ведьму сочинить, у которой до сих пор зубы в порядке. Впрочем, та, измученная общественным мнением, себе их об камень вышибла, одной заботой меньше. Ну, ладно, пасынки Восходящего Солнца в отличие от жителей тундр и пустынь, где ещё и большие проблемы с водой и температурой, косорукие и недалёкие. Но можно ведь просто податься в другие края в поисках мало-мальского счастья, если не судьба кур-коров растить или репу-рис сажать. «Мацуе, ты искусна в любви, но не в разведении огня!». XIX век заканчивается, японский железный занавес снят, прожорливой экономике нужны бесконечные руки. Но нет — сегодня я несу на закорках смиренную мать, а через пару десятков лет сын понесёт меня в последнюю дорогу, и так будет всегда.

    Разумеется, Имамура осознанно подводил зрителя к такому всплеску. Ведь это же легенда, сказание. У всех народов в сказках мачехи детей в лес отправляют. К Серому Волку там, или к Морозко. А в Японии стариков на самом деле лелеют и уважают. Вот только синонима слову «убасутэ» в других странах нет. Гору Камурикияму (префектура Нагано) в Убасутэяму не переименовывают. А вице-премьеры и министры финансов, как Таро Асо, открыто не советуют исполнительным людям преклонного возраста быстрее умирать для снижения социально-экономических проблем. Недавно это было, в 2012 году. Сказка — ложь, говорите…

    - Может, не будем мою жену закапывать вместе с остальными её родичами — просил Кэсакити — она, хоть из их деревни, но картофель не воровала, она давно живет с нами, беременна моим ребенком…

    Хлопья снега бесстрастно покрывают погребальным саваном неподвижное тело Орин. Она прожила жизнь правильно, у неё хорошие дети и внуки. Бело-розовые цветки вишни, зеленые побеги бамбука, пурпур астр никогда не переживают зиму, возрождаясь лишь в своём потомстве. Старый Матаян зря цеплялся за никчемную жизнь, грызя веревку и позоря своего сына. Время цвести — время увядать, и надо с достоинством прожить свой последний месяц осени. Хлопань крыльев черных воронов-падальщиков становится всё громче. Нараяма прияла к себе новую гостью.

    15 мая 2016 | 13:21

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>