всё о любом фильме:

Про уродов и людей

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Балабанов
сценарийАлексей Балабанов
продюсерОлег Ботогов, Сергей Сельянов
операторСергей Астахов
композиторМихаил Глинка, Модест Мусоргский, Сергей Прокофьев, ...
художникВера Зелинская, Надежда Васильева, Анатолий Глушпак
монтажМарина Липартия
жанр драма, комедия, история, ... слова
зрители
Нидерланды  3.4 тыс.,    Франция  3.2 тыс.,    Великобритания  1.8 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время93 мин. / 01:33
Начало двадцатого века. Две благополучные с виду семьи. И загадочный Иоган, владелец фотостудии, в подвальном помещении которой создан некий фотографический театр Маркиза де Сада. Где снимаются фотографические открытки с униженной наготой человеческого тела, вызывающие похоть и злорадствующее торжество власти. Взгляд фотографа, умеющий увидеть в девочке ангельские кудри и милую улыбку, и тот же взгляд, разлагающий тело, взгляд порнографа. Раз за разом Иоганн разрушает благополучие семей и превращает обычных людей в уродов, охваченных ароматом порока…
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Съёмки фильма проходили в Санкт-Петербурге, Выборге и Ярославле.
    Трейлер 02:02

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    Этот фильм вместе с «Братом» и новеллой «Трофим» из киноальманаха «Прибытие поезда» образует своеобразную трилогию российского режиссёра Алексея Балабанова. Проще всего интерпретировать её как жёсткую городскую сагу о пришествии в метрополис некоего человека со стороны, которому голо и неуютно в этом подавляющем душу и смущающем разум гигантском вместилище человеческих пороков и амбиций. Но ведь и две первые работы Балабанова, «Счастливые дни» и «Замок» (пусть и не оригинальные по своему сценарному материалу, а являющиеся вольными экранизациями сочинений Сэмьюэла Беккета и Франца Кафки), тоже были рассказами об отторжении пришлых, которые стремились если не вписаться, то хотя бы прижиться по соседству с безжизненной архитектурой, в странном сообществе других одержимых одиночек, объединяющихся вместе только в тупом противостоянии чужаку. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 191 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Тяжелый фильм, противоречивый, но как ни странно, все равно очень понравился. редко такие умные картины появляются. Но обо всем по порядку.

    Несмотря на то, что это жестокий и тяжелый фильм, он в то же время очень красивый в эстетическом плане. Это самый красивый и атмосферный фильм Алексея Балабанова. Очень радуют глаз цветовые решения и работа оператора Сергея Астахова. За некоторые сцены так и хочется аплодировать (как минимум достаточно вспомнить финал). Саундтрек отлично подобран, красивейшая музыка. Да и вообще техническая сторона безумно радует.

    Но главным достоинством фильма все же является сценарий. На первый взгляд перед нами обыкновенная «чернуха» с закосом под европейский арт-хаус. Но если вникнуть, то все, куда уж сложнее. Местами он про кинематограф и его влияние на нашу жизнь, местами перерастает в любовную историю, и заодно в историю про добро и зло, красоту и мерзость. Но общая мысль всей картины заключается в том, что каждый видит только то, что хочет, и люди никогда не смогут договориться, даже в одном и том же фильме видят разное.

    Вроде бы, все очень плохо и грустно. Но товарищ Балабанов опять удивил. Не обошлось без огромной доли самоиронии, несмотря на всю мрачность фильма, в нем очень много смешных моментов и откровенного стеба, особенно это касается комментариев в стиле немого кино. Вообще трудно приписать его к какому-либо жанру, местами грустно, а местами смешно, и в данном случае это очень хорошо.

    Также порадовали актерские работы. Великолепно сыграл Сергей Маковецкий, одна из самых лучших и необычных его ролей. Как всегда очень эффектный образ у Виктора Сухорукова. Безумно понравилась Динара Друкарова. Хорошо сыграли Алексей Дё и Чингиз Цыдендамбаев.

    Вывод: очень грустный, красивый и умный фильм. Вряд ли стану его кому-либо советовать, тяжелый фильм, да и не для всех умов.

    10 из 10

    15 октября 2010 | 09:38

    Идут заглавные титры, а вместе с ними — предупреждение о том, что перед нами новая драма о не совсем новых временах. Приятно осознавать, что зрителя в кои то веки не обманули.

    Инстинкты протягивают свои щупальце в мир прекрасного. Технологии на службе зла. Ужас домашней фабрики эротического контента. История одной рабыни. Даже странно относить подобные бульварные заголовки к происходящим в конце XIX века событиям.

    Раз уже заговорили о заголовках, то и само название фильма — уловка. Если в самом начале к «уродам» однозначно можно отнести разве что сиамских близнецов азиатской внешности, то под конец рамки категории станут куда шире, вместив всех персонажей действия. И даже не спрашиваете, куда делись положительные герои. Условимся на том, что они растворились в вымершем Санкт-Петербурге

    Психические уроды. Беспомощные и негодные. Фрики, если быть более точным и учитывать английское название на некоторых обложках. Так люди открыли свою сущность. Вирус морального уродства не пощадил никого. Ни носительницу благородного имени Лизу, ни организатора этого фотосалона Иогана, который вовсе не Сатана, а всего лишь припадочный эпилептик.

    Все предельно просто и понятно. Человек слишком слаб, что бы пережить мучения и не уподобиться мучителю. Страшная правда, отличающая фильм Балабанова от похожих по фабуле произведений. Смотрите и радуйтесь, как вы это делаете, мимолетом заглядывая в зеркало.

    11 апреля 2015 | 18:03

    На рубеже XIX и XX веков в Петербург прибывает странный гость с клетчатым чемоданчиком. Судя по имени — немец. Такой визит, да еще на фоне начавшегося ледохода, явно сулит перемены для обитателей города, например, для двух равноинтеллигентных семей. Но перемены начнутся чуть позже, когда превратится в хорошенькую девушку дочь инженера Радлова Лиза, подрастут усыновленные доктором Стасовым и его слепой супругой сиамские близнецы-китайчата, а Иоган сумеет поставить на поток изготовление порнографических карточек, плавно перетекающее в производство первых кинофильмов непристойного содержания.

    Место действия неслучайно. Именно в Петербурге открылся в 1896 году первый постоянный «электротеатр», а тридцатью годами ранее Федор Михайлович Достоевский населил город персонажами романа, название которого с известной долей иронии обыграл Алексей Балабанов в своем фильме. «Наказание за преступление» — эротическая лента в жанре «дореволюционного БДСМа», связавшая судьбы героев «Про уродов и людей». И неудивительно, что юную Лизу хочется порой назвать Дуней, Иоган с помощником Виктором Ивановичем типажами до боли напоминают Свидригайлова с Лужиным, а в пылко влюбленном студенте Путилове видится опошлившийся под действием клетчатой заразы Разумихин. Но душный, болезненно-желтый Петербург с дешевыми распивочными и грязными дворами-колодцами, кишащий отребьем всех мастей — характерный Петербург Достоевского — достался балабановскому «Брату». В стилизованных под первые немые фильмы «Уродах» город иной — роскошный и величественный, гордо демонстрирующий парадные фасады и просторные гранитные набережные. Но мертвечиной разит от всего этого великолепия. Люди то ли покинули столицу, то ли закрылись в своих домах в ожидании чего-то неизвестного.

    В «Брате» обрусевший немец Гофман говорил, что город забирает силу. Мотив неприятия пришлых, негостеприимного давления на чужаков вплетен и в сюжет «Уродов». Иоган, вначале представляющийся чуть ли не самим дьяволом, оказывается на поверку несчастным закомплексованным импотентом, зависимым от престарелой няни и с упоением хрумкающим неслучайно-фрейдистскую морковку со сметаной. Была у него злая сила, да и растворилась в Городе, и теперь тянет свои щупальца к благонравным семействам. Только вот заезжий немец не у дел остался. Иоган — это такой повзрослевший Саша Пыльников, растленный когда-то «веселой барышней» и не научившийся любить иначе, чем любили его в детстве — розгами. Это своего рода фанатик, эякулирующий порнопродукцией не ради наживы, но ради самоудовлетворения. И пока он, мысленно онанируя, смотрит пустыми глазенками на предмет своего воздыхания, киноиндустрию прибирают к рукам разного рода прощелыги да дельцы, чей интерес заключен в деньгах и славе. В этом смысле «Про уродов и людей» удачно продолжает тему, заданную Балабановым в короткометражке «Трофим». Там кино уходило в отрыв от реальной жизни, когда из хроник вырезалось самое настоящее — пресловутая народная душа, а здесь важнейшее из искусств становится инструментом морального разложения, несет не прекрасное, но пошлое.

    А может, не столько несет, сколько отражает. И нет смысла в который раз пенять на зеркало из-за кривизны своей собственной рожи. Занесенная случайным немцем зараза оттого и прижилась, что попала на благодатную почву. Приличные барышни стыдливо прячут свои грязные помыслы в светлых головках, а запретные фотографии — в накрахмаленном белье. Достопочтенная публика требует уродов, и сиамские близнецы ублажают взоры гикающей зафраченной толпы. А настоящее уродство меж тем внутри, и только и ждет повода вырваться наружу. Мельчает духовно петербургская интеллигенция, и вот уже недалекая умом прислуга нагибает ее раком и хлещет упоенно по голой филейной части. Раскачивается колыбель революции. Пока каждый акт грехопадения сопровождается тревожным гудком паровоза под окнами, но не за горами тот час, когда воздух сотрясет залп «Авроры». Духовная чума заполняет город, как клетчатые дорожные сумки. Последние капли жизни вытекают из него — с явной аллюзией на фильмы Тарковского — закисшим молоком. Альтернатив же — по пальцам перечесть: спиться на Востоке, окончательно испохабиться на Западе, да или шагнуть от безысходности на мартовский невский лед.

    25 апреля 2013 | 20:32

    Я не ставлю перед собой цели написать шедевральную критическую статью, просто хочу «вылить на экран» те эмоции, которые меня сейчас переполняют.

    Когда-то давно на каком-то канале видел отрывки из этого фильма и все время меня преследовало желание его посмотреть. Незнаю почему… толи от того, что фильм о дореволюционой России, толи от того, что там мелькали картинки с голыми женщинами, незнаю… Но вот свершилось, я посмотрел этот фильм, от начала и до конца…

    Петь оды Балабанову небуду, он гениален и точка. На первый взгляд — он снял фильм о зарождении порнографии, как бизнеса, как «искусства» и казалось бы что тут такого. Но не все так просто. Балабанов, через героев Маковецкого и Сухорукова показывает, как падки люди на разнообразные уродства и извращения, как эти «безобидные картинки» меняют жизнь человека (да и не просто жизнь человека, но психологию народных масс). Он показывает нам, как в одном и том же лице можно увидеть милую девушку, в которую можно влюбиться, которой можно просто любоваться и объект сексуального желания, унижение достоинства, превращение «златокудрой феи» в «объект наказания».

    К вопросу о изменении психологии народных масс и как на это повлияла порнография. В фильме есть момент, когда служанка показывает детям снимки «иного толка» и предлагает прикоснуться к собственной груди. Вот это и есть момент разрушения той стены, классовой, этической, как угодно, полоды этого процесса не нуждаются в комментария. Человек решил что почувствовал свободу, но в нем проснулась вседозволенность.

    Фильм стоит посмотреть. Не ждите, что это будет приятно — это будет омерзительно! Но все равно посмотрите, хотя бы для того, чтобы воскресить в душе почти утраченные ценности, дать себе толчок к пониманию окружающего нас мира.

    21 июня 2009 | 02:58

    "Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
    Достоинство, что просит подаянья,
    Над простотой глумящуюся ложь,
    Ничтожество в роскошном одеянье,
    И совершенству ложный приговор,
    И девственность, поруганную грубо…»


    Уже второй день, как я посмотрела фильм, но до сих пор он не отпускает — и бесит и восхищает одновременно. Безусловно оригинально, мрачно до сумасшествия, беспросветно и депрессивно. При этом и юмор, но очень чёрный, явно присутствует. Достаточно вчитываться в титры, которые комментируют происходящее в отстранённо-повествовательной манере, чтобы обнаружить его.

    Фильм, конечно — мрачно-едкая сатира на человеческий неизбывный, я бы сказала жгучий интерес к низменному, постыдному, извращенному, запрещённому, но тем и более притягательному. Этакий отравленный валентайн самым всматривающимся видам искусства — кино и фотографии, бесстрастно запечатлевающим всё, куда устремляется взор, как бы низко он не опускался.

    Что делает «Про Уродов и Людей» уникальным — это стиль. Снятый в манере раннего кинематографа, по цвету выдержанный в благородной и утончённой сепии, в нём мало диалогов, но фильм от этого не страдает. Похоти, желанию, так же как алчности и мерзости не нужны слова, они говорят сами за себя. Поэтому так много в фильме крупных немых планов (пустые глаза Маковецкого — Иогана и воистину дьявольская, поганящая всё и вся, на что она устремлена, ухмылка Сухорукова — Виктора Ивановича), которые вызывают чувство острой и неподдельной… даже не знаю, как объяснить, тоски и подавленности. Да, пожалуй, подавленности от того, что не только так много мерзости в мире, но и оттого, как легко ей возобладать над невинностью и чистотой, надругаться походя одним лишь присутствием и играючи втянуть в затягивающие сети разложения. Пока я смотрела фильм, почему-то мне часто приходило в голову имя Ф. М. Достоевского, и не какое-то определённое произведение, а настрой, атмосфера, тон — пустынный Петербург, то ли из грёзы, то ли из кошмара. Униженные и оскорблённые. Красота спасёт мир — спасёт ли? Добродетель, любовь и нежность не спасают уродливый мир, но сами в грязь втоптаны и с грязью этой сливаются. Живя в грязи — другого существования уже и не представляешь. Не знаю, не берусь судить, но не полемика ли или посвящение темам Достоевского вызвали к жизни уродов и людей Балабанова?

    Интересно, Балабанов действительно искренне уверен, что женщины, их слабость, любопытство, невозможность противостоять воинствующей наглой и гнусной пошлости, насилию и вульгарности — источник зла и причина физического и морального падения и неизбежной гибели всех персонажей, которых можно отнести к людям и которые оказались мужского рода? Или это ещё одна кино-провокация, которыми полон его поразительно красивый фильм о многоликости уродства? Единственная женщина, о которой он не успел сказать ничего плохого — мать Лизы, но она умирает ещё в прологе.

    Сильное кино. Если бы минут так 15 убрать — из бесконечного спуска Виктора Ивановича по лестнице, ведущей в преисподнюю, из нескончаемых проездов через Неву и на трамвае под Гавот Прокофьева из Ромео и Джульетты, он бы получился ещё более жёстким, жутким и упругим. Но и так — забыть трудно.

    Ещё один фильм вспомнился мне, и он представляется идеальным компаньоном «Уродам и Людям» -«Москва» (2000) Александра Зельдовича по сценарию Владимира Сорокина. Не вдохновился ли Зельдович фильмом Балабанова? Та же подавляющая атмосфера, пустые, стерильные улицы, наглый торжествующий цинизм. Если когда-либо фильмы вобрали в себя и отразили в завораживающе прекрасных и одновременно отталкивающе низменных кинообразах жуткое время, а точнее безвременье абсурда, отсутствия логики и смысла, и смерть надежды, то это московский фильм Александра Зельдовича и пертербургский фильм Алексея Балабанова.

    8 из 10

    4 февраля 2012 | 06:34

    Очень сильный фильм, а главное гениально уложены в нём две вещи: красота и мерзость. С одной стороны эти фотографии из фильма красивы, а с другой — так мерзки. Просто потрясающе!

    Тут писали, что главные герои «деревянные», неживые. Они должны быть такими. Представьте, если бы они говорили без умолку, много жестикулировали, был бы такой эффект от фильма?Нет.

    Теперь подробнее. Главный герой, Иоганн, судя по имени, родом из Германии. Германия всегда славилась своим искусством порнографии, следовательно Иоганн привёз в Петербург именно порнографию, именно из-за этого красивейший Петербург начала ХХ века превратился в «мертвый город», т. к. порнография всегда разрушала людей, разрушала окружающую обстановку. Разрушение порнографией наиболее видно на одной из героинь фильма — Лизе, которая вроде и сохранила человеческий облик, но уже жить не может без порки. Любопытны в этом фильме и близнецы-азиаты (наверняка их национальность в фильме не случайна), которые на протяжении всего фильма мало поддаются попыткам разрушения со стороны уродов Виктора Ивановича, Иоганна и служанки. Но в конце всё-таки Толя, один из близнецов, становится алкоголиком и умирает. Коля, второй мальчик, делает Лизу «женщиной во второй раз», уже по-настоящему и без душевных и физических переживаний.

    Больше всего в этом фильме мне нравится финальная сцена, такая красивая, в духе «мертвого города»-Петербурга.

    Ещё хочется сказать о замечательной игре всех, без исключения, актёров в фильме. Высший пилотаж!

    10 из 10

    26 августа 2010 | 13:04

    Раскрашенные сепией городские пейзажи погружают в атмосферу Петербурга конца 19 века. В этом городе живет девушка Лиза со своим папенькой-инженером и домработницей. Только грусть по безвременной ушедшей маменьке мешает этой мещанской идиллии.

    Но где-то совсем рядом, в подвале, некто, никому неизвестный, Путилов снимает срамное фото с голыми попами и бьющими по ним розгами. Во главе этого ателье, по производству «прото-порно», стоит некто Йоган, человек без сантиментов и принципов. Такой не только перешагнет через теплый труп, но и не прекратит после этого свою морковку в сметану макать.

    Ещё в этом же городе живет совсем слепая женщина по имени Екатерина с мужем доктором, много лет изнуряющая себя в своей нелюбви к нему. С ними проживают сиамские близнецы, которые по характеру совсем-совсем разные. А еще они умеют петь песню «В лунном сиянии» под аккомпанемент рояля. Судьбы этих людей скоро переплетутся…

    Так что же снял Балабанов? Пвсевдо-документальные зарисовки о прапрадедушках современной индустрии, эксплуатирующей человеческую наготу. Или притчу о дьяволе, развращающем души смертных через новейшие средства фотографии, а потом и синематографа. Или драму о судьбе невинных людей, добрых и слабых и их беспомощности перед сильными, хваткими и цепкими.

    А может быть, кино-балаганчик, своего рода фрик-шоу, где каждый словно персонаж из Кунсткамеры: высокая и нескладная фигура Путилова, злобно смеющийся оскал персонажа Виктора Сухорукова, бьющийся в эпиприпадке герой Маковецкого — так кто же здесь люди, а кто уроды?

    8 из 10

    17 октября 2015 | 14:15

    Фильм рассказывает о душевном разложении, а в частности о двух нелюдях, заставляющих женщин и детей раздеваться в кадре.

    Сложно писать рецензию об этом фильме, потому что многое для меня до сих пор остаётся не ясно. Кажется, «Про уродов и людей» кричит о падении нравственности в переходные времена и о скате морали в бездну. Гнетущая атмосфера перестройки сквозит через весь фильм, не смотря на то, что действие в картине происходит в начале 20 века. В падении нравственности режиссёр видит огромную роль молчаливого согласия, ведь всю картину герои упорно молчат в ответ на тирады нечистот, в ответ на захлестнувшее их разложение нравственности и чем больше огрубляются низменные инстинкты в людях, тем более поражает это самое согласие на падение в душевную яму. Как будто всем уже нечего терять…(о чём стати и свидетельствует финал картины)

    Режиссёр не отступает от темы увечья общества ни на шаг. К огорчению и тоске, при таком ходе событий, нет и проблеска добродетели, да и не варится это как-то с сухим и безжалостным окружением, которое олицетворяет Сухоруков и пустынные улицы Петербурга. Балабанов не предоставляет даже крупицы надежды и веры в доброе начало. Детские песенки оборачиваются в ужасающую похоть, которая к тому же, как не прискорбно, находит отклик в душах окружающих масс. А открытие кинематографа оборачивается новым средством для удовлетворения людских пороков.

    Удивительно играет Виктор Сухоруков. Антигерой, в его исполнении, всем своим видом выражает закостенелого морального урода, а поразительная улыбка усиливает эффект. Не в обиду Сухорукову, но, по-моему, персонажи с заниженной социальной планкой в его исполнении выходят как нельзя лучше. Сергей Маковецкий неплохо сыграл законченного психопата и убийцу. Весь фильм он был каменный, как и подобает его герою, однако, мне показалось, всё же был излишне каменным, зачастую он походил на тюфяка. Сложно оценить игру Вадима Прохорова, но в целом она достойна. К сожалению, нелепо смотрится его борьба с совестью и увещевания вытащить Лизу, можно сказать, не отходя от ручки мерзостного киноаппарата. Стоит отметить Динару Друкатову, в роли Лизы, загубленная, кроткая девушка в хорошем исполнении. Она чем-то напоминает Амели внешне, но, увы, у Лизы совсем другая судьба в картине. Почему Балабанов не наделил её возможностью сопротивляться? Загадка.

    Даже для меня, как для любителя нуара, фильм излишне строгий. Чтобы его правильно понять, нужно обладать душевными качествами, имеющимися не у каждого. Картина требует от зрителя чести и гуманности. Фильм далеко не для каждого зрителя…

    8 октября 2011 | 01:35

    Фильм без ошибок и помарок. Безукоризнен во всём до мелочей. Такое теперь уже редко где можно встретить.

    По стилистике, художественному оформлению под начало века и конечно образам фильм идеальный.

    Конец 19 начало 20 века — время когда плавали по Неве на катере выпуская из трубы клубы дыма и называли кинематограф «синематографом». Тема фильма — зарождение порнографии в царской России (сначала фотографической, ну а затем уже и синематографической), а также на фоне этого негативное влияние её на психологию и мировоззрение людей столкнувшихся с этим явлением. Другими словами о рождении «генитальной» культуры и психологии в обществе, которая отражается на нормальных порядочных живущих в достатке людях, создавая в них новые доселе несуществующие «гнилые» черты характера. Такие как пошлость, вульгарность, развратность, похотливость, аморальность и т. д. И соответственно колоссальную степень причинения вреда как морального, культурного так и даже физического людьми, создающими это порно.

    В фильме много символизма, без которого обойтись было бы невозможно. Образы Иоганна — владельца подпольной порно-садо-киностудии и его помощника Виктора Ивановича этому и есть настоящим подтверждением. Первый (Маковецкий) немногословный с пустым взглядом и полным отсутствием эмоциональной окраски характера словно символизирует ту дьявольскую холодную черствую циничную бесчеловечную и безнравственную сущность этой новой психологии человека «гнилого» искусства. Которому по стечению обстоятельств попал под руки фотограф. или синематограф. аппарат и он не имея никакого таланта и способностей за неимением фантазии идёт на самый лёгкий и выигрышный ход снимая порно, унижение и телесные патологии для приличной финансовой выгоды и удовлетворения своих низменных примитивных гнусных психологических утех. Ощущения власти и сладострастии запретного плода (естественно зная, что на это клюнет большинство). А второй — пошлый и злорадный лысый «уродец» (в исполнении Сухорукова), который уже проявляет в отличие от Иоганна больше грязного любопытства к извращениям и уродам (в данном случае сросшимся близнецам Толе и Коле).

    В результате какого-то времени плоды их мерзкой деятельности (а именно многочисленные фото с наготой) захватывают одного человека за другим. Сначала это служанка в высокосветской семье, а затем уже и уважаемые люди и их дети становятся под властью этого сладостного порока. Словно на уровне инстинктов люди, не нуждающиеся в достатке начинают сами позировать перед объективами камер в различных гнусных позах и уже не могут уйти из этой сферы. Что тоже, на мой взгляд, символизирует зависимость человеческой сущности от врожденных низменных чувств (к тому же для съёмок используются ущербные слабовольные люди). Какими бы порядочными и высокодуховными они не были, эти люди всё равно ведутся за самыми низкими ощущениями и становятся рабами порно-бизнесса.

    И, в конце концов, спившийся один из близнецов, загубленные жизни и утраченный мечты Лизы уехавшей на Запад за новой лучшей жизнью, но нашедшей, то же самое ещё в большей мере с безвыходностью положения и невозможностью скрыться от этой «грязи».

    В фильме, на мой взгляд, показано возникновение порно-индустрии на основе Востока и Запада как главных его законодателей. За Запад по сюжету отвечает Лиза со своей фотогеничностью и красивой внешностью, которую порно вобрало в себя именно с Запада. А за Восток — уродливые сиамские близнецы, нарочито отражающие извращенность восточного элемента в современном порно и представляющие все его аморальные стороны (именно из Азии пришла копрофагия и остальная мерзость).

    Естественно Балабанов этим фильмом сделал похвальный и сильный по накалу жест в сторону всего бомонда порно-реалити-шоу бизнеса, который зарабатывает громадные состояния на массовом инстинктивном любопытстве ко всему низменному и «генитальному» миллионов людей, совершенно не понимая той ответственности какая на нём лежит за разрушение морали, культуры и нравственности целых поколений, воспитывающихся на этом и берущих с этого пример. Вспомним хотя бы момент со служанкой, когда она после просмотра порно-фото-карточек уже будто и без страха средь бела дня достаёт грудь и показывает близнецам, словно ощущая после этого просмотра уже вседозволенность и полное отсутствие стыда и приличия. На этом примере Балабанов и показывает нам крайне негативное влияние порно-явления на психику человека, которое ведёт к культурной катастрофе народа.

    Так что я в праве могу сказать, что этот фильм густой плевок в лица всем тем, кто и сейчас занимается всей этой «дефекацией» в искусстве, телевидении, музыке и т. д., скрывая «гнилую» суть своего продукта под какой-нибудь никчёмной бесталанной моралью. Как Балабанов в конце ленты сам и показал в короткометражном порно «Наказание за преступления», будто намёк на Достоевского, в мотиве хлестанья девушки розгами по нагим ягодицам её старухой-няней, за которым кроме похоти и унизительности ничего нет.

    Хотя возможно идея фильма иная — просто показать, что прогресс науки и техники, а в частности развитие киноиндустрии и есть главный вредитель и основная причина возникновения в человеке пороков и гнили.

    10 из 10

    17 июня 2008 | 03:59

    Рекомендую после этого фильма посмотреть «Груз 200» (если нервы крепкие), кажется эти два фильма объясняют друг друга. Нормальные (вроде бы) люди настолько беспомощны перед извращенцами, что возникает вопрос: так ли они нормальны? Уязвимость перед злом — признак глубоко укоренившейся болезни.

    Слепая красавица, которая мужа (врача) не любит, зато в извращенца влюбляется с первого взгляда (точнее звука). Ну и зачем этот врач — милый, сострадательный человек на ней женился, зачем усыновил сиамских близнецов?! Он как вообще, сам-то — в норме?!

    Нет, нормальный человек не должен быть ни чересчур сострадательным, ни чересчур добродетельным или мягкосердечным. Он должен быть в меру эгоистичным и в меру циничным. Иначе он не сможет защитить от зла себя и своих родных.

    Ну а Маковецкий, конечно, большой актёр, большой актёр!

    26 октября 2010 | 22:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>