Московские сумерки (мини-сериал)

год
страна
слоган-
режиссерАлена Званцова
сценарийАлена Званцова
продюсерРубен Дишдишян, Арам Мовсесян, Сергей Даниелян, ...
операторАндрей Гуркин
композиторДмитрий Даньков
художникИгорь Тихонов, Лариса Сабурбаева
монтажЮрий Трофимов
жанр мелодрама, фэнтези
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время100 мин. / 01:40
Куда податься «неприкаянному» призраку, которого не принимают ни в ад, ни в рай? Конечно же, в лоно семьи. Но есть проблема — контакт с любимой женой невозможен. Но однажды призрак знакомится с себе подобными, и это приводит к совершенно неожиданным последствиям
Рейтинг сериала

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:40

    файл добавилКиноПоиск

    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка


    Тему, поднятую в «Небесном суде» (2012), Алёна Званцова продолжила фильмом «Московские сумерки». Получилось интересно и увлекательно. До «Небесного суда», «Московские сумерки» в эмоциональном плане, может, и не дотягивают, но они самодостаточны в плане неожиданного сюжета о «серых буднях обыкновенного московского приведения». Как ни крути, а, едва родившись, человек уже начинает умирать, и мало кому из нас не хочется узнать Вечную Тайну: а что же ТАМ?..

    Алёна Званцева тоже задалась этим непростым вопросом и написала сценарий, за который получила приз Международной конфедерации журналистских союзов на кинофестивале «Окно в Европу» в 2013 году. Тема привидений в мировом кинематографе — это неиссякаемая «золотоносная жила», ибо пока жив человек, его всегда будут волновать мысли о «загробной жизни». Алёна Званцева подошла к этому вопросу с несколько неожиданной стороны. Вроде бы и есть определённый отсыл к классике жанра «Привидение» (1990), но «Московские сумерки» построены совершенно по другому принципу. Главный персонаж — Игорь Михайлович (Игорь Гордин) — не зацикливается на своей смерти, а воспринимает её вполне буднично, и пытается приспособиться к своему новому состоянию.

    В режиссёрском представлении это выглядит и трогательно, и тонко, и наивно, и смешно, благодаря очень удачным «речевым моментам»: «Звоню по адской мобильной связи!», «Мой муж умер не до конца…», «Гуманистическое привидение, но не Каспер.», «Я — дарвинист. Как устроено Мирозданье?..» Умный юмор, который лишь подогревает интерес к происходящему на экране, отчего и весь фильм получился мягким, лёгким и по-домашнему «уютным» — без суеты, без особого эмоционального надрыва. В общем, — простой, как наша жизнь. Или, — как наша смерть…

    Музыка занимает в фильме особое место. И не только великолепными песнями, но и специфическими звуками, нагнетающими своеобразную атмосферу «не совсем реальности». Местами можно и не смотреть в экран, а лишь слушать слова песни «ни от мира сего», чтобы проникнуться режиссёрским замыслом: «Нельзя заходить в спальню к Богу, даже если его там нет. Нельзя заходить в спальню к Богу — за дверью большой секрет. Но мы потихоньку шпионим за ним, и это его веселит. Ночь нежна, шестикрыл Серафим, и звезда звезде говорит: это — судьба…» Ундервуд «Это судьба».

    11 февраля 2014 | 16:16

    Лучше всего смотреть этот фильм между «Небесным судом» и его продолжением, именно в этом промежутке Алена Званцова и сняла еще одно западающее в душу кино, полное нетривиальных исканий ответов на один вечно холодящий сердца вопрос: что ждет нас там, за чертой земной жизни?

    И снова визуализация Званцовой поселяет в атеистически настроенном (воцерковленные граждане, наверное, с ума сходят от упражнений этого режиссера) зрителе надежду на то, что во всем этом есть хоть какой-то смысл, что все не заканчивается земными терзаниями. И зритель начинает хотя бы на толику меньше бояться смерти. А чего ее в самом деле бояться — вдруг там все вот так интересно.

    Иногда люди не умирают, сообщает нам сценарист-режиссер, то есть умирают, но не получают упокоения, почему-то минуют зал Небесного суда, где им обычно выдают прописку (Рай — Ад). И тогда их возвращают на Землю, в их жизнь, в образе милых приведений, чтобы они что-то особенное поняли, что-то исправили, чтобы что-то объяснили другим…

    И вполне сносная жизнь у приведений — днем прячешься от света, а ночью бодрствуешь, даже работаешь на какой-нибудь скорой помощи, — если бы не одно но: контакт с живыми невозможен — при оном приведение на несколько часов исчезает, проваливаясь в неведомый астрал. И каждое приведение должно выбрать свой путь: прожигать ли отведенное дополнительное время на бренной Земле, пугая людей, стараться ли любить других или позволять другим любить себя.

    В фильме Званцовой много удивительного, трогательного, смешного, грустного. Ее герои очень мудрые — они не тратят лишнего времени на театральные охи и ахи, они живут и дышат в любой, даже самой невероятной реальности. Атмосфера картины притягивает, а сюжет цепляет гармоничным сочетанием двух противоположных явлений — загробной (высокой) жизни и повседневной (низкой).

    Как всегда у Званцовой, важно музыкальное сопровождение. Она сама очень просто объяснила выбор: «У «Ундервуда» умные и ироничные песни, и они соответствуют моему миропониманию». А тут три песни — «До свиданья», «Ангелы и аэропланы», «Это судьба» — сопровождают картинку не только музыкально, но и наполняют подспудным смыслом: «Я умираю оттого, что все никак не умираю / И удивленно существую там, где я почти не существую».

    Как всегда у Званцовой, хороши актерские работы. Состав ее труппы почти не меняется, лишь изредка удачно вливаются новые люди, а Игорь Гордин, Ксения Каталымова, Яна Гладких и Тимур Бадалбейли продолжают очень просто, душевно и отлично играть.

    Алена Званцова рассказывала, что не хочет бы, чтобы ее запомнили, как «певца загробного мира». И сняв блестящий сериал «Прощай, любимая» она ловко отошла от этой темы, а «загробный» триптих теперь, наверное, завершен (хотя зрителю хотелось бы длить и длить его), он выполнил свою функцию: позволил хотя бы на время «заходить в спальню к Богу», где скрыт «большой секрет». Есть в песне «Это судьба» еще такие строки: «Но мы потихоньку шпионим за ним / И это его веселит». Мне почему-то верится, что удачные попытки «шпионажа» со стороны писателей/режиссеров (а попытки Званцовой крайне удачны) действительно веселят Его. И всех нас заодно.

    9 из 10

    6 марта 2016 | 16:22

    Заголовок: Текст: