всё о любом фильме:

Обед нагишом

Naked Lunch
год
страна
слоган«The book was banned. The film should never have been made. Too late»
режиссерДэвид Кроненберг
сценарийДэвид Кроненберг, Уильям С. Берроуз
продюсерДжереми Томас, Габриэлла Мартинелли
операторПитер Сушицки
композиторОрнетт Коулмэн, Говард Шор
художникКэрол Спайэр, Джеймс МакЭтир, Денис Кроненберг, ...
монтажРональд Сандерс
жанр фэнтези, триллер, драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
США  636.5 тыс.
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время115 мин. / 01:55
Номинации:
Жизнь Уильяма Ли полна неожиданностей. И выручает его только способность ничему не удивляться. Оказывается, рядом с людьми обитает множество невероятных существ, среди которых попадаются просто ужасные экземпляры, способные подчинять себе волю людей.

В единоборстве с этим злом Уильям продирается сквозь непостижимые дебри изменившейся действительности.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
71%
24 + 10 = 34
7.0
в России
1 + 0 = 1
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 12 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Кроненберг, следуя своему особенному режиссерскому стилю, как нельзя точно передал мир У. Берроуза. Зловония человеческого сознания, наркотические образы жутковатые своей реалистичностью и человекоподобием, человеческие извращения, как единственно существующая нормальность для писателя, кратковременные вспышки любви и туманные ощущения понимания происходящего вокруг и с самим собой, запутанность и одновременно с этим уверенность и безрассудность в отношении создаваемой картины на бумаге. Писать можно по-разному.

    Говорить о Берроузе здесь не будем. Этот фильм снял Кроненберг, а написал Берроуз. Это про то, что не все в порядке в голове у нас писателей. Режиссер очень тонко передает эту атмосферу через музыку и прочие отголоски психически разрушенной реальности. Здесь все понятно и ненормально для обычного человека. Это когда у вас температура под 40, у вас галлюцинации, которые для вас как самое настоящее, но вы в него не хотите верить, и при этом у вас ломит кости, трясет и постоянно рвет, потому что в организме инфекция. Это не все проходили…

    28 октября 2007 | 11:57

    Этот фильм подобен бесстыдному подглядыванию в душу человека, моральные качества которого, если и имели место быть когда либо, давно уже разложились под тлетворным влиянием наркотиков. Написание положительной рецензии на этот фильм ни в коем случае не должно восприниматься как одобрение идей в нем показанных.

    Игла не важна. Нюхаешь ты его, куришь, или пихаешь себе в за***цу, результат один и тот же: наркомания. Уильям С. Берроуз

    То, что фильм имеет особенную энергетику, заслуга несомненно режиссера и сценариста, и то, что они сделали, можно смело назвать подвигом. Сделав эту задумку хоть сколько-нибудь удобоваримой для нас с вами, они приоткрыли дверь в мир закоренелого наркомана Уильяма Берроуза, при помощи апоморфина, возвращенного в человеческий вид, ну а уж открывать эту дверь дальше или бежать прочь от всего, что с этим связано — этот выбор каждый сделает сам. Тот хаос, что мы видели на экране лишь тысячная доля безумия, излитого на страницах книги.

    Если фильм вам показался чересчур шизовым и сюрреалистичным, то категорически не советую читать книгу, по мотивам которой он создан. Пожалуй, 100% достоверное воплощение книги в экранизацию, вполне способно перевернуть кверху дном не только сознание психически здоровых людей, его увидевших, но и потрясти весь мир киносюрреализма как такового. Опять же решиться на такую постановку, наверняка, не сможет ни один разумный современный режиссер. Единственным достойным кандидатом на эту (не)почетную должность был Луис Бунюэль, его «Андалузский пес» и «Золотой век» вполне достойно демонстрирует нам за какие грани готов выйти этот человек, в попытке выразить сюрреализм его переполняющий.«Слава богу, я все еще атеист» Луис Бунюэль

    «Гомосексуальность — политическое преступление при матриархате. Ни одно общество не потерпит явного отрицания своих основных догматов. Уильям С. Берроуз»

    Тема гомосексуализма тонким стержнем пронзает и фильм и книгу. Но так до конца и не становиться понятно, как именно сам автор относиться к данному явлению. Он его явно не осуждает, но сам-то?

    Отступление: выражение «а сам-то?» не раз возникает в книге. И, незримо, всегда присутствует в фильме. «По выражению тотальной потребности: «А сам-то стал бы?» Да сам-то стал. Стал бы врать, накалывать, стучать на друзей, воровать, все что угодно делать лишь бы удовлетворить тотальную потребность.» Отрывок из книги
    Непонятно насколько сильна была его «тотальная потребность» в гомосексуальных отношениях, но идея эта явно не давала ему покоя всегда.

    На кино подобного рода нельзя иметь общественную точку зрения — либо вы вообще игнорируете данное произведение, либо имеете в отношении его свое собственное мнение. Сюжет его непрост и оригинален, актеры сыграли блестяще, а музыкальное сопровождение, несомненно одно из лучших за всю историю кинематографа.

    Пожалуй, самым достойным завершением данного отзыва может стать еще один отрывок из книги Берроуза, он в достаточной степени достоверно и гуманно описывает суть:
    «Поскольку Нагой Обед рассматривает эту проблему здравоохранения, он, по необходимости, груб, непристоен и отвратителен. Болезнь зачастую состоит из отталкивающих подробностей, не для слабых желудков.»

    P.S. Приношу извинения за то, что не смогла написать отзыв только на фильм, постоянно упоминая книгу, но для меня 2 этих явления стали неразделимыми, и безусловно поразили до глубины души.

    8 из 10

    25 марта 2009 | 14:43

    Пожалуй, нет ничего совершенно удивительного в том, что Дэвид Кроненберг в 1991 году решил экранизировать Уильяма Берроуза, взяв за основу не только его самый скандальный роман «Голый завтрак», но и многие другие его произведения, не погнушавшись даже эдакой экстраполяции биографии самого писателя, для которого безнарративность стала базальтернативностью, а маргинализация образа жизни её главным смыслом. Галлюцинаторная природа творений Берроуза весьма точно зарифмовалась с мрачными кинематографическими сновидениями Дэвида Кроненберга, расщеплявшего homo novus на мелкие ошметки плоти, да и нонконформизм обеих был более чем очевиден и не всегда всем удобен. «Обед нагишом» Кроненберга принципиально кажется чуть ли не самым радикальным творением канадского смутьяна, вобрав в своей алогичной, асимметричной и аморальной палитре все то, что делает его кинослог объективно авторским: педалирование перверсивной сексуальности, сны разума, регрессивность науки и поиск человеческого в человеке, падающего с катастрофической неизбежностью ниц.

    Тем примечательнее, что «Обед нагишом» это не совсем антиутопия, точнее совсем не антиутопия, несмотря на проскальзывающую по касательной тему контроля сознания. Редуцируя глубоко наркозависимый образ писателя Билла Ли, альтер эго самого Берроуза в период его танжерского dance macabre, Кроненберг продуцирует на плёнку механизм сознательного выхода за пределы вымысла, пытаясь в том числе понять что есть в глобальном смысле творчество, рожденное в муках тотальной ломки и отходняка.

    Это уход от обратного в кафкианском изначальном понимании, которое обильно присутствовало и в оригинальном произведении Берроуза: у Кроненберга ранее человек становился мухой, мутировавший организм отторгал из себя малозначительный гуманизм так же, как у Кафки Грегор Замза сам становится ментально насекомым; в «Обеде нагишом» уже насекомые обрастают гоминоидными чертами, заменяя не только людей, но и те вещи в жизни Билла Ли, новой вариации Замзы в пространстве человеческого дна, что делали его жизнь осмысленнее. Живые пишущие машинки с ярко выраженной заднеприводной сексуальностью, жуткие посланники Интерзоны, вторгающиеся в нашу реальность, наркотики, боль, абсурдность — по Кроненбергу, любое творчество предстает нечеловечески кошмарным, разрушающим в конце концов и плоть, и дух самого демиурга, прикоснувшегося самовольно к силам иноприродного, практически лавкрафтианского характера. Предоставляя множественные возможности для интертекстуального прочтения, Кроненберг полностью от нарратива не отказывается, увязывая в единый пласт деструктивную сущность вдохновения и невозможность избавиться от аддикции как таковой, ибо аддикция и есть это самое вдохновение. Логос режиссёр заменяет макабрическими визуальными решениями, претворяя литературный процесс в нечто противоестественное, повторяя, но в своей манере, мотивы творческих исканий Юхана Борга из «Часа волка» Бергмана, но только творец от Кроненберга идёт большей дорогой саморазрушения, вымощенной жёлтым кирпичом.

    Эскапизм же доведен режиссером до состояния невыразимости по ту сторону привычного восприятия. Снова после «Связанных насмерть» в творчестве канадца возникает тема дуализма, но на сей раз решенная с привкусом Берроуза. Интерзона — не Ад, но близко к этому, кривое отражение ещё более кривой и уродливой прозы внекадрового бытия, и личностный распад Уильяма Ли, начавшийся по ту сторону иглы, завершается в танжерском междумирье, населенном омерзительно склизкими насекомыми, сношающими людей во всех немыслимых позах зю, переменчивыми доппельгангерами и гермафродитами. Тем паче, что сам Ли саморазоблачается на фоне этой удушливой кошмарности, меняя ориентацию на более радужную и радушную. Интерзона на поверку оказывается и зоной постмодернизма, где внутренне свободный художник волен творить все что ему заблагорассудится; в Билле Ли воплощается множественное триединство — он сам как часть авторского чужого вымысла, он сам автор новой реальности, он ничто и в то же время Ли как собственно герой и отождествление Берроуза и Кроненберга. В этих условиях возможности интертекста становятся узконаправленными, что в реальности и показал сам Кроненберг, после «Экзистенции», взрыхленной на почве снаффа восьмидесятнического «Видеодрома» не сумевший снять ничего нового, без предрешенности некоторых иллюзий и аллюзий.

    27 августа 2015 | 18:45

    «Обед нагишом» (Naked Lunch, 1991) Дэвида Кроненберга — попытка экранизации абсурдного произведения общепринятыми методами линейного кинематографического языка. В любом случае канадец совершенно верно фокусируется на визуализациях автономных анклавов берроузовского джанки-бреда, отражая фрагментарный характер «Голого завтрака» — наиболее влиятельного художественного произведения в стилистике «Cut-up». Отсюда абсурдизм кинематографического происходящего сгущается до степени максимальной семиотической концентрированности. Пистолет, жена, агенты, печатная машинка, интерзоновские мальчики, черное мясо, полусознательное писательство, говорящий анус — по отдельности эти сценарные компоненты обладают интенсифицированной знаковой ценностью, создавая странный — Дискретный — мир голубого наркомана-писателя. Кроненбергский фильм в своей целостности и заключается в отражении джанки Дискретности, — той полусознательной действительности, взрывающейся громогласными Событиями, перемежающейся интенсифицированными впечатлениями от столкновения со случайными элементами Бытия. Легкая пелена сюжетной последовательности, событийной причинно-следственной связности, с вящей периодичностью прерываются очередной бредовой загадкой, эксцессом наркомановской коммуникации. Коммуникативный тремор — и здесь, и там. И это — при наличии мастерской игры, безжизненной мимики оказавшегося в онтологическом тупике «Билла».

    «Обед нагишом» (Naked Lunch) — ода овеществленным галлюцинациям в свойственной канадцу эстетской манере очеловечивания механизмов, вдыхающей витальные качества в техногенные предметы. На первый взгляд ощутима трансформация эклектичных фантазмов оригинала (перманентная гомоэротическая тональность как корневая действительность художественной идиосинкразии) в человеко-машинную тематику интерпретации. Складывается обманчивая репрезентативная картина, по которой Кроненберг сводит берроузовский бредовый эклектизм к набору отработанных кинематографических клише, свойственных его режиссерской манере (оживленная виталистская техника, проблема преобразования телесности). Но в реальности канадец мифологизирует Берроуза и его наркотические иллюзии, героизирует (как ни странно) гомосексуальное бытие маргинализованного мэтра.

    Ранний Берроуз детерминирован напряженным страхом культурологической феминизации гомосексуализма, фобией обуславливаний квир-сознания женскими гендерными стереотипами. Берроуз ненавидел «педиков» как изнеженных, чувственных, женоподобных, декаденствующих адептов поведенческого паттерна О. Уайльда. Ненавидел… и понимал, что гомосексуальное бытие вне этого социально «адаптированного» (если вообще можно говорить об общественном принятии гомосексуализма) психологического формата. Отсюда — внутренний конфликт, личностная расколотость, душевные мучения «пидора». Так вот Кроненберг снимает эту напряженность, героизируя Билла Ли, создавая из него прототип безмятежного маскулинного «Пидараса»; настолько бесстрастного и сурового, что для духовной динамики не обойтись без стимуляторов, настолько принципиально гомосексуального, что может позволить себе контакты с женщинами и патетичную холодность со смазливыми «интерзоновскими» мальчиками. И П. Уэллер мастерски отображает маскулинный идеал содомита, каким мечтал быть сам Берроуз. То бишь в шедевре Кроненберга за привычными для канадского режиссера кинообразами мы открываем глубинную квир-мифологизацию, мужественного гей-протагониста, предельно патетичного «торчка» (что звучит и комично, и пафосно), борющегося с принципами контроля-власти-подавления. По этой причине Берроузу фильм понравился.

    10 из 10

    18 сентября 2011 | 16:51

    Начну с места в карьер и скажу, что фильм мне не понравился. Я нашёл его сюжет лишённым какого-либо смысла, а это, как ни крути, для меня главное в кинематографе.

    Всё, что зритель видит на протяжении почти двух часов, можно назвать изменённым потоком сознания наркомана: его трипами и его тараканами в голове.

    Теперь о плюсах и о том, что заинтересовало:

    • сценарий из нарезок работ писателя и наркомана Уильяма Сьюарда Берроуза (включая знаменитый инцидент со смертью жены)

    • игра и персонаж Питера Уэллера

    • восприятие персонажами всей фантасмагории и нелепицы как обыденной реальности

    • натуралистичность уродства и жестокости как уже фирменный знак Кроненберга

    Вот, четыре понравившихся мне в фильме пункта. За них, но всё же с большой натяжкой, ставлю фильму

    4 из 10

    2 июня 2011 | 00:58

    Сходу скажу, что «Обед нагишом» не является экранизацией романа Берроуза, который усилиями наших переводчиков вовсе был назван «Голый завтрак», что, возможно, звучит несколько более интригующе.

    Хотя какие и Берроуза интриги? Вся его проза, до и после наркоманского периода — сплошной галлюциногенный глюк, извращенная реальность, обратная сторона человеческой цивилизации, где властвуют гомосеки, испанские мальчики, трансвеститы, безумные сутенеры, уродцы и бог — многоножка. Почти все это, но в малых дозах, присутствует в фильме, но выполняет роль непосредственного окружения ширяющегося автора.

    Билл Ли — он и есть Берроуз, как не сложно догадаться, а фильм, захвативший элементы реальной биографии и куски из танжерской прозы, повествует… Гм, возможно, он ни о чем не повествует, ни к чему не призывает, ни на что не намекает, а получается как-то сам по себе.

    Камерный с точки зрения места действия (всего парочка честных не — павильонных эпизодов!), достаточно яркий, местами смешной, порой забавный, временами — пошлый, но вроде бы не скучный. Эталонный фильм без «скрытого смысла» или «зашифрованного послания», по крайней мере, если смотреть на вещи здраво. Похожие ощущения были после «Страха и ненависти в Лас-Вегасе», но даже там нашлось места для едва заметной драмы застрявшего во времени хиппи. Но наш горе-писатель, которому регулярно малавятся многоножки, жуки и смахивающие на рептилойдов твари, название которых упоминается единожды, вполне себе джанки (будем точными в терминах!) в духе времени уходящего в небытие джаза, роскошных автомобилей и широкополых шляп, живущий как и чем придется, и вряд ли даже путешествие в «Аннексию» можно трактовать, как некий существенный переворот в укуренной душе героя.

    В принципе, придираться не к чему, точно так же, как и нельзя заметить что-то по-настоящему яркое и запоминающееся, издевающееся над здравым умом зрителя точно так же, как это делает проза Берроуза. Отдельного упоминания заслуживает разве что концовка с той самой Аннексией, заставляющей усомниться в реальности всего произошедшего ранее. Фильм обязателен к просмотру только тем, кто еще на знаком с Берроузом, но по какой-то причине заинтересовался творчеством оригинала — наркомана или близких к нему нонконформистов. Те же, кто изучили все вышеперечисленное, кино посмотрят без всяких рекомендаций, или посмотрели его давным-давно.

    3 июля 2015 | 15:26

    Я остался очень доволен просмотром! Кроненберг мастер своего дела, он прямо таки родился для того, чтобы снимать тяжёлые психологические фильмы!

    Мне фильм очень напомнил «Страх и Ненависть в Лас Вегасе», снятый великим Терри Гилиамом. Оказывается до Хантера С. Томпсона был ещё один такой Уильем Барроуз, написавший «Обед Нагишом».

    Если у Томсона есть проблески реального, то у Барроуза это погружение в бред более, наверное, страшное! Вот именно, если в книге Томсона в сюжете существуют комедийные моменты, то тут их нет.

    Не удивительно, что за экранизацию этой книги взялся Д. Кроненберг, который снимает мягко говоря очень ужасные фильмы (посмотрите «Муху», и поймёте о чём я говорю), и добивается ужасной реалистичности. До «Обеда» Кроненберг снял по большому счёту свой самый гениальный фильм — «Связанные Насмерть», в фильме опять же таки присутствуют наркотики, депрессия, очень много психологии и ужасы человеческого подсознания…

    Фильм «Обед Нагешом» продолжает тему наркотиков, и отрыва от реальности… Кроненберг просто мастер психологических ужастиков. Кроненберг просто вживляет зрителю в мозг свои страхи и ужасы, я смотрел много его фильмов, и после каждого просмотра мне становилось как то жутко! Такой вот он режиссёр…

    Этот фильм тоже сильно действует на подсознание, в фильме много всего неясного, непонятного, сам по себе фильм очень нелогичен. Фильм очень сильно влияет на зрителя, и после его просмотра сложно прейти в себя, фильм заставляет задуматься…

    Но Кроненберг такой режиссёр, что вообще неясно о чём надо задумываться… Я снимаю перед ним шляпу, он самый настоящий кино-гений! Вывод: этот фильм надо смотреть, это замечательная вещь!

    8,7 из 10

    8 июня 2006 | 23:22

    Кроненберг будто был рожден для того, чтоб экранизировать роман Бэрроуза и можно сказать, что это кино однозначно входит в разряд фильмов, которые хочется потрогать, выкурить сигарету, выпить из стакана главного героя или просто уколоться ядом для насекомых.

    Этот фильм находится на грани реальности и здравого смысла и если книга представляет собой нарезку из 23 несвязных рассказов, то сюжет фильма можно уловить, но при большом желании и наличии опыта в просматривании психоделических и наркотических фильмов-фантазий.

    В нем удачно сочетается хорор, фантастика, фэнтэзи, драма и все это приправлено психологическим давлением с добавлениями порока и абсолютного абсурда.

    Во время просмотра фильма ощущаешь смесь реальности с странными, параноидальными и наркотическими приступами бреда и чем дольше смотришь, тем глубже погружаешься, следом за нашим героем, в пучину его наркотических фантазий и перестаешь различать разницу между реальностью и галлюцинациями.

    Вряд ли существует человек, которому удалось бы настолько точно перенести звуки, энергию, чувства вызываемые книгой на экран.

    10 из 10 Бэрроузу и 

    10 из 10

    Кроненбергу.

    15 мая 2016 | 13:20

    Дэвида Кроненберга причисляют к течению «независимого кино» США. Единственного оплота художников, несогласных работать под «указку» продюсеров. Фильмы таких режиссеров как правило довольно эпатажны по содержанию и сюрреалистичны по исполнению. КАК ПРАВИЛО, но не всегда. Такой тренд наблюдается в последние двадцать-двадцать пять лет. «Отцом» независимого кино считается Чарли Чаплин, который с тремя такими же энтузиастами как он в 1919 году организовал компанию «United Artists», имеющую под собой цель снимать кино, не зависящее ни от веяний моды, ни от кинопрокатчиков.

    Фильм рассказывает нам о Уильяме Ли. Он работает уничтожителем насекомых. В один из рабочих будней он обнаруживает, что выделенной дозы порошка не хватило. Оказывается, что жена Уильяма — Джоанн — тайком употребляет этот порошок внутримышечно. Полиция арестовывает Уильяма за распространение наркотиков, а он воспринимает это за начавшиеся галлюцинации из-за порошка. Далее следует путешествие героя по глубинам воспаленного воображения, дабы справиться с нарастающим изменением сознания.

    Собственно, Кроненберг снискал себе славу человека, «работающего» с телесными мутациями человека. В прямом смысле — осязаемыми. В своём творчестве, как мне кажется, он с присущим ему эпатажем, высказывал тревогу слияния человека с «прогрессирующей технократией». Апогеем этого предстал фильм «Видеодром», который, к слову сказать, чем-то гениальным я не считаю, хотя постановка очень и очень любопытна. В данной ленте канадский мастер попытался по-своему интерпретировать роман Уильяма Берроуза, написанный в конце 50х гг XX столетия. Что же получилось?

    Сам Берроуз считал, что «ханжески настроенные люди», коих в своё время, «случайно» оказалось подавляющее большинство, попросту не увидели в книге его основной идеи. А идея-то была? Была идея во фрагментарно выстроенном и скопмпанованном хаотически произведении, выпущенном с большим трудом французским маргинальным издательством «Олимпия-пресс»? В этом смысле Берроуз, конечно, создал феномен в духе «чёрного квадрата» Малевича. Критики и прочие эссеисты очень любят по долгу службы вычленять из какой-то культурной единицы определенные скрытые смыслы, которые сам создатель совершенно и не подразумевал. Тогда, в эпоху «бит-поколения», Берроуз нашёл «золотую жилу» — изображать разного рода потаённые и скрытые глубоко внутри любого сознания вещи. Изображать с крайним натурализмом. И тут самое главное — снискать себе славу «эпатирующего» и «вечно запрещенного (скандального) писателя». Ещё немного и его переплюнет наш деятель по имени Владимир Сорокин.

    Произведение Берроуза считается «этапным» в американской литературе. Только у меня вопрос — от какого к какому этапу перевёл читателей «Голый завтрак»? От эпохи великих текстов Эдгара По, Апдайка и Твена к «писакам» вроде самого Берроуза? Описывающим свои наркотические пристрастия, никому не нужную педофилию, бесконечные сцены секса. Э то к такому этапу видимо перевела книжка?

    Алексей Михалёв, замечательный переводчик, ныне к сожалению покойный, говорил, что при переводе фильма пытался опереться на «американский исходник», но не нашёл практически ничего общего. При его жизни книга на русский язык так и не издавалась. В фильме кроме самих имён (да и то не всех, кстати) общее с произведением только так называемая «арабская линия», которая прослеживается во многих произведениях Уильяма Берроуза.

    Собственно сам фильм сохранил некоторую «фрагментарность» произведения. В фильме как таковой сюжетной линии нет, впрочем как нет её и в книге. В картине Кроненберга есть — что у него не отнять — прекрасная музыка и великолепная работа оператора с художником. Сам фильм представляет на мой взгляд, совершенно пустое действие. Бессмысленное, «эпатирующее» (в кавычках — потому что это уже стало «торговым знаком», а не эпитетом), бессвязное. Самое главное — совершенно неясна, собственно, цель. Для чего эта экранизация? Неужели так многим интересно смотреть на попытку логического объяснения галлюцинаций глубоко зависимого от наркотиков человека? Или же она чему-то может научить? О чём-то предупредить? Опять же возвращаясь к мнению о книге — пишут лихие авторы: «Нам позволили увидеть то, что находится на конце каждой вилки… правду» (Д. Баллард). Какую правду? Какой вилки? В чём правда? В образах разговаривающей анальным отверстием пишущей машинки или совокупляющихся сороконожках?

    «Мы зрим Бога сквозь наши задние проходы в фотовспышке оргазма… С помощью этих отверстий преображай свое грешное тело… Лучший выход — это вход». Видимо в этот набор слов Берроуз пытался вложить что-то личное. Только в этом не разобрался даже неплохой художник от кинематографа — Кроненберг. Не знаю, многое ли пытался узреть автор через те самые проходы. «Выход — этот вход», конечно фраза гениальная. А ещё небо — это земля. Жизнь — это смерть, буквы — цифры, а Берроуз — это Стефан Цвейг.

    4 из 10

    24 января 2013 | 07:34

    Сюжет фильма прост. Уильям Ли работает экстерминатором (уничтожает тараканов). В один из дней у него кончается средство для уничтожения тараканов прямо во время исполнения заказа. Вернувшись домой, он узнает, что его жена использует это средство как наркотик. Билл идет за советом к доктору Бенуэю, который между делом говорит ему об Интерзоне. Затем, решив поиграть с женой в яблочко, Билл случайно убивает ее. Затем пишущая машинка, замаскированная под жука (или наоборот), который говорит чем-то очень похожим на анус, сообщает ему, что он является тайным агентом, и теперь, после убийства Джоан Ли ему нужно отправиться в Интерзону, чтобы выполнить очередное задание. В Интерзоне героя ждут настоящие испытания, куча секретных агентов, замаскированных в печатные машинки, а в конце ему предстоит узнать, кто является настоящим хозяином Интерзоны.

    Отличный фильм. Галюциногенно-шпионский. Питер Уэллер легко перевоплащается от уничтожителя тараканов, до супершпиона и обратно. В общем, почти весь фильм герой борется с тараканами и жуками в разных их проявлениях.

    На самом деле все просто, Кроненберг снял много фильмов о психологических отклонениях. И «Паук», и «Автокатастрофа», этот тоже один из них. На самом деле все еще проще: Герой отправился в Интерзону, чтобы вновь встретить там свою жену живой (почти «Солярис»), но в другом образе. Он ее встречает, спасает и увозит с собой в Аннексию. Но для того, чтобы попасть в Аннексию, нужно обязательно сыграть в Вильгельма Телля….

    Фильм стилизован под шпионские триллеры прошлых лет плюс ко всему, что еще более запутывает происходящее. Но, тем не менее, это то, что действительно стоит смотреть, чтобы понимать насколько может быть искривлена и вывернута парадигма мира у разных людей, в том числе у писателей и режиссеров.

    За последнее время только «Обед…» и «Джерри» запомнились хоть как-то среди кучи поп-жвачки…

    9 из 10

    26 мая 2008 | 17:04

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>