всё о любом фильме:

Пятая печать

Az ötödik pecsét
год
страна
слоган-
режиссерЗолтан Фабри
сценарийЗолтан Фабри, Ференц Шанта
продюсер-
операторДьёрдь Иллеш
композиторДьёрдь Вукан
художникТамаш Вайер, Фанни Кеменеш, Янош Немит
монтажФеренц Сеченьи
жанр драма, военный, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время111 мин. / 01:51
События происходят во время нилашистского террора в Венгрии осенью 1944 года. Четверо обывателей, старых знакомых, один из которых хозяин заведения, сидят вечером в кабачке. Заходит пятый, случайный прохожий, инвалид войны фотограф Кесаи. На улице тревожно — бомбят, арестовывают людей. Разговор до того крутившийся вокруг пустяков, неожиданно приобретает серьезный характер. Часовщик Дюрица задает своим собеседникам странный вопрос. Кажется, что это просто шутка, игра воображения, но она никого не оставляет равнодушным. И на следующий вечер всем приходится ответить на вопрос всерьез, не словом, а делом.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Две ведущие советские киностудии («имени Горького» и «Мосфильм») из-за трудоёмкости материала отказались от работы над дубляжом фильма Золтана Фабри, который «по инерции» оказался в отделе дублирования на «Союзмультфильме».
    • Для режиссёра дубляжа Майи Мирошкиной «Пятая печать» была самой сложной работой в её профессиональной деятельности. Гнетущая тема фильма сказывалась и на процессе дублирования его на русский язык. Помимо книги Ференца Шанта Мирошкина нашла и проштудировала библейский текст Апокалипсиса, чтобы чётче понять мотивацию поступков основных действующих лиц.
    • Также Майя Петровна скрупулёзно подбирала голоса отечественных актёров для дублирования экранных венгров. Более всего она уговаривала принять участие в русскоязычном озвучании Зиновия Гердта, который из-за занятости в театре и кино не хотел снисходить до очередной работы «за кадром». Лишь после просмотра оригинальной версии «Пятой печати» в тон-зале киностудии «Союзмультфильм» и потрясения от увиденного Гердт пошёл на попятную перед настойчивой женщиной-режиссёром.

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 8.5/10
    Одна из лучших картин венгерского режиссёра Золтана Фабри является притчей не только благодаря реминисценции из Библии: «И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божье и за свидетельство, которое они имели» («Откровение Иоанна Богослова», 6.9.). Но достаточно сравнить фильм «Пятая печать», например, с более символической «Седьмой печатью» Ингмара Бергмана, чтобы убедиться в желании Фабри приблизить притчу к реальности, где приходится совершать отнюдь не философски-отвлечённый, а вполне конкретный выбор, касающийся не только твоей собственной жизни, но и судеб других людей. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 1 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Этот фильм-притчу мне порекомендовал мой Легендарный друг Вова. Уж не знаю, как он на него наткнулся. Вообще, Вова редко сам кино находит, всё больше меня слушает. А уж чтобы вот так найти… При этом, фильм Вову поразил настолько, что он практически насильно заставил меня его посмотреть. И что же я увидел?

    Осень 1944 года, Венгрия, последние дни нилашистского террора. В кабачке ночами собираются старые приятели: часовщик Дюрица, книготорговец Кираи, столяр Ковач и хозяин заведения Бела. Это простые обыватели, которые считают себя мелкими сошками, неспособными повлиять на ход истории. Они надеются, что вихри враждебные их не затронут. Но однажды к их компании присоединяется случайный прохожий, военный инвалид, фотохудожник Кесаи. И вот тут-то простой трёп рассекает дилемма часовщика Дюрицы.

    «Представьте себе остров, которым правит жестокий тиран, мучитель и убийца. И есть у этого тирана раб по имени Дюдю, каждый день подвергающийся жестоким истязаниям (вырывает язык, выкалывает глаза, убивает дочь и отдаёт сына насильнику). Раб утешает себя тем, что он никому не причиняет зла, и совесть его чиста. А тирану даже и в голову не приходит, что он делает что-то плохое, совесть его не мучает, да он и слова-то такого не знает… И вот вам предстоит выбор — стать либо этим тираном, либо этим рабом. Только эти две возможности, никаких других вариантов. Что вы выбираете?»

    Далее, на протяжении оставшейся части фильма, уже я сам копался в себе, как и герои картины, в поисках ответа на этот дурацкий вопрос.

    Метафорический финал истории не ясен. Он в намеках, полутонах. Он не навязан создателями и, возможно, потому побуждает к действию. Вова решил найти первоисточник — одноименную повесть Ференца Шанты. Выискал ее в каком-то наскоро сканированном виде и теперь переводит в формат, доступный для чтения в электронной книге. Я испытал жгучую необходимость перечитать «Братьев Карамазовых».

    Остается добавить, что фильм в 1977 году получил Первую премию Московского кинофестиваля и номинацию на «Золотой медведь» Берлинского кинофестиваля.

    9 из 10

    29 апреля 2012 | 20:24

    Фильм может увлечь сюжетом, отличной игрой актёров, интересными кадрами, режиссёрскими находками, оригинальностью формы, небанальностью и силой содержания или, например, классным саундтреком. Но даже если кино сочетает в себе всё перечисленное, этого недостаточно для того, чтобы назвать его произведением искусства. Зато если ты оказываешься всецело поглощён фильмом потому, что не находишь никакого морального права оторваться — столь важно и глубоко то, что говорит тебе режиссёр! — то уже одного этого достаточно, чтобы сказать: «Ты смотришь не просто киноленту. Ты прикасаешься к вечности».

    «Не находишь морального права оторваться» — это значит, что картина рассказывает о таких вещах, размышлять над которыми когда-то должен каждый человек, чтобы вообще этим самым человеком быть. Да, возможно, я выражаюсь несколько пафосно, но поверьте: после просмотра некоторых подлинных шедевров возникают именно такие мысли. И мысли о чём-то вечном роятся, кружатся, переплетаются в голове ещё очень долго, да и через месяцы периодически всплывают вновь, и в памяти остаются не только общие ощущения от кино — в памяти навсегда остаётся какая-то духовная ценность. Бесценная ценность, простите за тавтологичное выражение. И, наверное, не случайно, что очень часто в таких фильмах присутствуют переклички с Библией — прямые или скрытые, в различных формах. Как я говорю очень часто: «Нельзя относиться к Библии скептически, что бы вы ни думали про свою веру, — ведь это та книга, которую читают миллионы людей в течение нескольких тысячелетий, и не просто читают, но и спорят о ней, и не просто спорят — но и убивают друг друга из-за этих споров».

    «Пятая печать» Золтана Фабри (1976) — это экранизация одноимённого романа Ференца Шанты (книгу достать, похоже, чертовски сложно, но, как я понял из ряда источников, экранизация предельно близка к тексту). Действие происходит в 1944 году в Будапеште, после салашистского переворота (Ференца Салаши, создателя Венгерской национал-социалистской партии, называли «последним союзником Гитлера»). В центре внимания — четверо мужчин, которые регулярно ведут пустопорожние беседы в одной городской таверне. И однажды, когда в их компанию случайно попадает пятый человек, искалеченный на войне фотограф, очередной разговор приобретает новый оборот — часовщик Дюрица предлагает своим друзьям решить для себя непростую задачу: «Представьте себе остров, которым правит жестокий тиран Томоцеускакатити, мучитель и убийца. И есть у этого тирана раб по имени Дюдю, каждый день подвергающийся жестоким истязаниям. Раб утешает себя тем, что он никому не причиняет зла, и совесть его чиста. А тирану даже и в голову не приходит, что он делает что-то плохое, совесть его не мучает, да он и слова-то такого не знает… И вот вам предстоит выбор — стать либо этим тираном, либо этим рабом. Только эти две возможности, никаких других вариантов. Что вы выбираете?»

    Дальнейшее действие — это выбор каждого героя, выбор, подтверждённый действием. Мораль непрозрачна и прочитывается только с привлечением дополнительного источника («Откровение Иоанна Богослова») — но на уровне ощущений понимается легко. И, Боже, как же силён этот фильм!.. Как глубоки мысли в нём! Психологически (да и тематически) «Пятая печать» — зрелище, сопоставимое с «Восхождением», правда, притча Ларисы Шепитько «держит» с первой до последней секунды, тогда как в притче Фабри есть конкретный эмоциональный пик; мой вердикт, тем не менее, таков: смотреть необходимо оба фильма. Поскольку они оба — больше, чем просто фильмы.

    9 из 10

    4 февраля 2009 | 23:28

    Если хотите в течение одного киносеанса поверить в людей, а потом намертво в них разочароваться, то можете выделить 2 часа своей жизни на просмотр этого фильма. Тут много диалогов, шикарно продуманная линия раскрытия сюжета, талантливые актеры. Но самое главное здесь, не качество исполнения и изложения материала, а вопрос: способен ли человек убить себя, ради спасения своей души?

    И в этом вопросе нельзя быть уверенным а сто процентов, даже если такие найдутся, пусть умерят свои аппетиты и посмотрят это кино.

    Такие фильмы способны изменить многое в нашем мире или хотя бы могут заставить людей задуматься: есть ли они на самом деле? Кто ими управляет? Что есть душа и связана ли она с честью?

    При вдумчивом просмотре удовольствие гарантировано.

    9 из 10

    12 ноября 2011 | 19:09

    У фильма есть хорошая историческая основа — приход к власти прогерманской партии в Венгрии в 1944 г. Он произошел после профашисткого путча, в котором приняли участие немецкие отряды СС. Ранее официальное венгерское руководство пыталось вывести страну из войны.

    В основном, фильм не воспринимается как обычный. Во-первых, у него нет динамичного сюжета, есть некий незаметный диалог со зрителем. Зрителю задают вопросы, но отвечают на них герои фильма. Во-вторых, хотя перед нами конкретный пример из истории, история воспринимается, скорее, как притча, нежели последовательное повествование. И последнее, герои фильма более интересны по отдельности, чем вместе. Любой из них представляет собой, скорее, взгляд на жизнь, чем отдельную личность.

    Заглядывая в историю, мы можем достать вопросы, которые были всегда актуальны. Так и случилось с героями фильма, им задали один такой вопрос. Самое приятное, автор не пытается в ответах поставить мораль на самое первое место, каждый герой — один из нас, обычный человек.

    Кроме философских рассуждений в фильме хорошо передана самобытная атмосфера, красивая картина с преимущественно темными красками. Приятно передано время истории, именно детали того века придают колорит картине.

    Фильм стоит посмотреть. Он не похож на другие.

    13 декабря 2015 | 18:06

    Так уж заведено на Кинопоиске, что нераскрученным фильмам с претензией на интеллектуальность обычно пишут хорошие рецензии и ставят высокие оценки. Следование таким рекомендациям часто приводит к разочарованиям при просмотре. То идея банальна, то ее воплощение неудачно и затянуто. К счастью, фильм «Пятая печать» вовсе не тот случай.

    Когда-то Бог дал человеку право выбора. Именно на нем и строится человеческая сущность. И этот фильм как раз о выборе и о всей его неоднозначности.

    В рецензиях сравнивали «Пятую печать» с «Восхождением» Шепитько. По моему мнению фильм Золтана Фабри глубже и сильнее. Фильм Шепитько хотя и ставит героев перед выбором, но не оставляет выбора самому зрителю. Слишком уж четко расставлены акценты. Фильм Фабри силен прежде всего тем, что не делает выбор за зрителя, а к финалу нелегкая проблема выбора героев просто врывается в сознание зрителя: «А как бы поступил я?». И выбора не избежать. Такова жизнь.

    9 из 10

    3 января 2010 | 12:28

    Чрезвычайно захватывающая притча. Грамотно построенные символизм, реминисценции, аллюзии к Библии и не только делают фильм очень цельным и наполненным. Золтан Фабри весьма интересно интерпретирует библейскую тему пятой печати («Откровение Иоанна Богослова», 6.9.). на фоне нилашистского террора в Венгрии осенью 1944 года.

    Пятеро мужчин собираются в баре и пускаются сначала в обсуждение бытовых тем, потом переходят в философские прения: «Кем бы вы хотели быть бедным невольником, терпящим унижения или его хозяин, творящим бесчинство?». Примерно таким образом звучит основная мысль фильма. Перед героями развернётся ситуация экзистенциального выбора, и в дальнейшем каждому придётся самому ответить на этот вопрос. Концовка достойная и обоснованно «безнадёжная».

    Атмосфера данной картины мрачная, но не пугающая; чувствуется постоянное присутствие него пограничия. Хорошо поставлен свет: герои всегда находятся в достаточно тёмном помещении, что задаёт настроение фильму. Пожалуй, самые две значимые вещи для атмосферы этой картины:

    1) Фон происходящего «за окном»: бомбардировка, крики, звуки машин, и проч.

    2) Музыкальная композиция, которая повторяется несколько раз на протяжении фильм. Она кажется даже несколько не к месту, потому что напоминает какой-то детский мотив.

    Хорошие актёры = прекрасная игра, при том, что очень колоритные персонажи, которые сведены в конце концов к одному типу. Смотря на игру актёров, им веришь и веришь тому, что они говорят, потому что это выглядит убедительно — истинная суть вещей нам раскрывается потоком сознания всех героев. Вообще, один из лучших фильмов, построенных на диалогах.

    Стоит упомянуть об экзистенциализме и его проявлении здесь. На самом деле, экзистенциализм в этой картине повсюду, особенно в сцене, где девочка говорит: «Когда я вырасту, меня тоже убьют. Но я же ещё не скоро вырасту?», причём она это говорит абсолютно спокойно, но ещё не смирившись со смертью. Герои поднимают вопрос святого раба и грешного господина — кем быть? — тоже экзистенциальный вопрос. Безусловно, во всём этом присутствует авторский концепт, который объединяет в единую цельность все составляющие единиц, иначе бы фильм был разрознен.

    Советую всем любителя арт-хаус и экзистенциализма!

    10 из 10

    2 февраля 2013 | 13:30

    Сложная моральная головоломка. Моральные барьеры, которые надо преодолеть героям фильма, трём из них не зачем и не к чему. А метания — это желание приберечь своё самолюбие и личность. Важность для их самолюбия такова, что трое выбирают смерть. Помимо сложной головоломки фильм это еще экспозиция веры, провидения. Аллегория такова, что часовщик фактически бьёт распятого Христа, но это событие трактуется как положительное с точки зрения провидения.

    PS: Нет, всё-таки забавная дилемма. Получается что если у человека есть неэгоистическая цель (самопожертвование), то это позволяет ему сделать мелкую подлость, за счёт неё выжить и при этом сохранить свою совесть чистой.

    8 марта 2010 | 22:25

    «Пятая печать» из разряда фильмов, позволяющих окунуться в глубины собственного «бытия», которое находится совсем близко — прямо здесь и сейчас, но с которым все же мы не имеем ничего общего. Для его познания не хватило и тысячелетних упорных исканий всех мудрецов всего мира. Я говорю о познании самого себя. Оно проявляется не в отвлеченных философских теориях, рассуждениях, методах, но в действии, в поступках. Известно, что глубже всего человек проникает в собственную личность — лишь находясь в пограничной ситуации между жизнью и смертью. Только тогда ничто не скрывает от него правды — ни заботы о хлебе насущном, ни мысли о неразрешимых загадках познания, ни социальные условности в поведении и поступках — он видит истину. Истина — это смерть.

    Именно об этом «экзистенциальном» познании и повествует данный фильм. Условно его можно разделить на три части.

    В первой мы наблюдаем за ничем не примечательной компанией хороших знакомых. Они сидят за столом, пьют вино, болтают, рассуждают о мелочах. Но разговор плавно переходит от вещей отвлеченных до глубоких морально-этических вопросов, которые в итоге сводятся к одному: «Что выбрать — жизнь, наполненную страданием, жизнь ужасную, бедную, но законную и справедливую или же стать деспотом, тираном, своевольным правителем, удовлетворяющем свое самое жестокое желание, не ведающем о муках совести и нормах морали»(Такой вопрос, как видно, не теряет своей значимости и актуальности с течением времени, ибо аналогичную же проблему можно найти в диалоге Платона «Горгий», в котором Сократ уверяет собеседников в вещах абсурдных и невероятных — что терпящий несправедливость более счастлив нежели его мучитель.).

    Вторая часть посвящена личной, индивидуальной жизни каждого из героев. Один ведет жизнь распутную, склонен к алчности, прилюбодейству, второму не хватает решительности и отваги. Третий кажется человеком порядочным и добродетельным. Нам позволяют несколько углубиться в характер каждого из персонажей и мы можем увидеть и светлые и темные стороны их души.

    Третья же часть целиком отведена именно тому упоминавшемуся ранее «экзистенциальному» выбору. Главных героев к нему подводит руководитель нацистов, который выглядит скорее как бизнесмен, человек занятой, предприимчивый, практичный. Его главная цель — сломить дух человека. Таким образом, каждый персонаж вынужден будет испытать самого себя, а также увидеть свое истинное лицо.

    Честно говоря, после просмотра остается тяжелое впечатление, чувство, будто что-то не выполнено, оставлено без внимания, нечто важное и общеобязательное. Также возникает вопрос — как бы я поступил в данной ситуации? Найти ответ не представляется возможным, потому затруднительно оценивать характеры персонажей, а тем более судить кого-либо за его поступки. Ведь тогда придется осуждать и самого себя.

    В заключение цитата известного греческого философа Сократа. Он как известно, был приговорен к высшей мере наказания, имел возможность избежать смерти, но сознательно пошел на нее. Она поможет яснее понять мотивацию столь решительного выбора фотографом роли страдальца и те ужасные душевные страдания, что выпали на долю часовщика:

    «… Боль, причиняемую наказанием, люди видят, а к пользе слепы и даже не догадываются, насколько более жалкая доля — постоянная связь с недужной душою, испорченной, несправедливой, нечестивой, чем с недужным телом, а потому и делают все, чтобы не держать ответа и не избавляться от самого страшного из зол: копят богатства, приобретают друзей, учатся говорить как можно убедительнее.

    … И если твой поступок заслуживает плетей, пусть тебя бичуют, если оков — пусть заковывают, если денежной пени — плати, если изгнания — уходи в изгнание, если смерти — умирай, и сам будь первым своим обвинителем, и своим, и своих близких, и на это употребляй красноречие…

    … Но если твой враг несправедливо обидел другого человека, нужно всеми средствами — и словом, и делом добиваться, чтобы он остался безнаказанным и к судье не попал. А коли все-таки попадет, надо подстроить так, чтобы враг твой благополучно избегнул наказания…»

    21 апреля 2013 | 21:41

    Гениальное кино, проверенное временем…

    Перед нами экранизация одноименного романа Ференца Шанта — философски насыщенного произведения, отражающего полярно противоположные точки зрения на смысл жизни и смерти, героизм и предательство.

    Главные герои, из разных слоев общества в довольно смутные времена собираются вечерами в кабаке и ведут различные беседы о проблемах тирании и рабства, о диктатуре и на другие разные темы, пока однажды, нечто похожее обсуждавшееся тут не произойдет с ними в реальной жизни и не проверит их на прочность…

    Очень сильное, психологическое и мощное по восприятию кино, заставляющее думать и дающее пищу для размышления, которое то отсылает нас к Библии, то фоном иллюстрирует картины Босха, также раскрывающее величие обыкновенного человека, способного принять самые страшные муки, но не растоптать в себе человеческое достоинство.

    Также стоит отметить великолепную игру венгерских актеров, которые мастерски с тончайшими нюансами создали и передали образы своих персонажей и наших авторов дубляжа, которые очень удачно подобрали голоса, в лице наших замечательных актеров: Гердт, Граббе, Тыртов, Ткачук и Яворский.

    Как бы времена не менялись, а актуальность этого фильма, никуда не уйдет…

    Рекомендую к просмотру.

    27 октября 2015 | 10:00

    Прочитал несколько рецензий, который больше напоминают какой-то глубокий психологический анализ, и на секунду подумал, что мне со своим, на их фоне поверхностным мнением, соваться не уместно. И все же я это сделаю. Ибо есть что сказать.

    Будучи не сильно подкованным в истории Венгрии, ограничусь тем, что идет война. В неком кабаке сидят старые приятели, сидят, судя по всему, не совсем законно. Выпивают, курят, общаются на бытовые темы. Сегодня главная из которых — рецепт телячьей грудинки. А собственно о чем еще могут говорить обычные работяги: продавец книг, столяр, владелец этой самой забегаловки и часовых дел мастер. Такое время, что лучше свои амбиции спрятать в задний карман и подождать до лучших времен. Позже к ним присоединяется ранее незнакомый калека-фотограф. Самый загадочный персонаж.

    И так бы они и сидели, да разошлись, если бы не был задан вопрос, ради которого фильм и был снят. Этот вопрос — то, за что зрители признаются в любви «Пятой печати». То, что вызвало у меня раздражение. Легко поставить человека в тупик предложив ему два варианта развития событий. Два выбор, которые совершенно противоположны друг другу. Но проблема в том, что так не бывает. Нет черного, нет белого. Точнее конечно есть, но между ними палитра других цветов. Пусть даже все они разной степени серости.

    Вопрос этот звучал примерно так: вы умираете. Но вы воскреснете. Нужно только выбрать кем. Рабом, у которого злобный господин забрал все, которого постоянно унижают, но который тешит себя тем, что совесть его чиста и он никому не причинял зла. Или же напротив, стать этим самым господином, который издеваясь над человеком, уверен что поступает так как должно, и ни на миг ему в голову не приходит мысль, что поступки его — зло.

    Каждый из героев, не считая задавшего вопрос, по разному реагирует на предложение сделать такой выбор. Двое не придают ему никакого значения, что на мой взгляд, является самой адекватной реакцией на такую провокацию. В конце концов, что бы кто ни сказал, как он поступит на самом деле — узнать невозможно. На словах мы уверенны что, случись такое-то то мы сразу сделаем то-то. Образно. А в итоге герои, орущие что «я, да всех» валяются в ногах моля о пощаде, а скромные, и честно признающие, что не знают как поступят, выходят из самой жуткой ситуации победителем. Еще один воспринимает этот вопрос излишни серьезно, и ни на секунду не перестает думать о нем. При том, все дальше и дальше отдаляясь от правильного ответа. Которого, замечу — нет. Ну и последний из оставшихся громко заявляет что он бы стал невольником. Только ему никто не верит, на что оно очень обижается и даже начинает вести себя немного неадекватно. Впрочем его быстро ставят на место, напоминая, что тот кто уверен в своем выборе, не будет истерить если кто-то с ним не согласен.

    Но самое интересное происходит в конце, когда вопрос материализуется, пусть и в более приземленной форме. Дать пощечину или умереть? Легкую пощечину. Не выколоть глаз. Не ткнуть ножом. Не убить. Просто дать легкую пощечину. И свобода! А если нет — смерть. Не буду говорить кто как поступил. Но почти каждый поступил странно. Закидайте меня помидорами заминусуйте. Но я буду продолжать твердить — странно! Более того издевательски странно. Как-то по Монти Пайтоновски. Как будто укоряя зрителя.

    Как-то так.

    8 февраля 2016 | 17:07

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>