всё о любом фильме:

По млечному пути

On the Milky Road
год
страна
слоган-
режиссерЭмир Кустурица
сценарийЭмир Кустурица
продюсерЛукас Акоскин, Алекс Гарсиа, Паула Альварез Ваккаро
операторМартин Шец, Горан Воларевич
композиторСтрибор Кустурица
художникГоран Йоксимович, Невена Миюскович, Небойша Липанович, ...
монтажСветолик Зайч
жанр драма
сборы в России
зрители
Россия  66.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время125 мин. / 02:05
Номинации:
История о любви, происходящая в период боснийской войны.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.00 (1170)
ожидание: 89% (4547)
Рейтинг кинокритиков
в России
83%
5 + 1 = 6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм основан на новелле Кустурицы из сборника короткометражных фильмов «Разговоры с богами» (2014).
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 25 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Она — Моника Беллуччи, знаменитая актриса. Он — Эмир Кустурица, знаменитый режиссер. Оба они уже не те, что были раньше. По дороге к млечному пути их дороги пересеклись, чтобы рассказать зрителю новую историю любви.

    Не те, что были раньше

    Балканский мастер уготовил для итальянской актрисы роль уже немолодой, но все еще очень красивой невесты. По сложившимся обстоятельствам ей предстоит свадьба с не самым приятным героем гражданской войны. Естественно, что она не испытывает радости по этому поводу, а осознает, что ее красота принесла ей по жизни больше страданий, нежели радости. Это уже не та Моника, что мы видели в ее лучших работах.

    Эмир Кустурица, в роли доброго несчастного мужчины по имени Коста. Он, как Дон Кихот, разъезжает на бравом ослике по горным дорогам, не обращая внимания на обстрелы и взрывы. Это именно тот случай, когда режиссер взял на себя главную мужскую роль. Случайно ли? Не думаю! Так ли сильно персонажи из фильма «По млечному пути» отличаются от реальных Моники Беллуччи и Эмира Кустурицы? Режиссер устами Косты говорит нам, что уже не тот, что был раньше, что его душа переполнена несчастьем, а в качестве доказательства своей реплике предлагает зрителю свою новую страшную сказку о войне.

    Страшная сказка

    Все начинается вроде бы в привычном для Кустурицы ритме. Безумно красивые яркие пейзажи балканских гор, удивительные мелодии, но уже в одном из первых кадров, пикирующие в кровавую ванную, белые гуси говорят о том, что все будет немного не так, как в его предыдущих фильмах. Однако, первая половина находит место, чтобы вместить в себя и привычный юмор, и странные действия, и нелепых персонажей. Таких, как, например, красавица Милена, в исполнении сербской малоизвестной актрисы Слободы Мичалович. Девушка безумно влюблена в Косту и в одностороннем порядке планирует свадьбу и дальнейшую жизнь со своим странным избранником.

    Парадокс, но самые страшные события фильма начинаются после окончания гражданской войны. Постепенно привычный юмор и пляски отходят на второй план, а повествование превращается в жестокость (не свойственную Кустурице в прошлых фильмах) и кровавый побег главных героев от злобных преследователей, в которых каждый зритель, в меру своего воображения и кругозора, сможет отгадать, кого подразумевал режиссер.

    В этом безумном побеге влюбленным предстоит пройти испытания огнем, водой и ветрами. Дабы разбавить осадок от горящих трупов, умирающих людей и животных, Кустурица добавляет в свою печальную сказку элементы фэнтази.

    Стоит ли начинать знакомство с фильмами Кустурицы через «По млечному пути»?

    НЕТ! На мой взгляд, для правильной оценки этой картины просто необходимо знать, каким человеком является Кустурица, какие фильмы снимал раньше, какие у него взгляды на происходящее в мире. Если не считать документальных и других проектов, то режиссер потратил на создание своего нового художественного фильмом почти 10 лет. Фильм впитал в себя все переживания, грусти и печали режиссера за последнее время.

    «По млечному пути» стал для Кустурицы, чем-то вроде документального «Арирана» для Ким Ки Дука, т. е. фильмом который можно правильно оценивать, лишь зная взгляды и «бэкграунд» создателя. Важно рассматривать персонажей этой сказки, держа в уме реальные их прототипы.

    Но Кустурица не был бы Кустурицей, если бы, не умел захватить внимание зрителя, наградить его безумно красивой музыкой и ярками картинками, от которых не оторвать глаз, и при этом рассказать о серьезных темах.

    Конечно,

    8 из 10

    12 февраля 2017 | 16:06

    Эмир Кустурица давно же стал легендой. Но его фильмы, те, которые он уже снял, и те, которые он ещё только, я уверен, снимет — они вполне самодостаточны. И при этом вполне взаимодополняемы. Вот и «По млечному пути» традиционно следует в той же канве. А если по сути, то это, пожалуй, самый сильный и пронзизительный фильм Кустурицы, снятый им после «Андеграунда». И тема здесь одна — война. Кровь, пот и слезы. Слезы боли и слезы любви.

    Этот фильм — он одновременно легкий и добрый, как жизнь. И жестокий и грязный, как жизнь же. Это ещё один рассказ про то, как некогда «была такая страна…»(с) Это боль, грусть и тоска по расколотой общей родине — очень хорошо знакомое чувство для большинства, я уверен, граждан как СФРЮ, так и СССР. Была такая страна… Была деревня. Жители выращивали овощи и фрукты, разводили птицу и скот, гнали ракию… А ещё они любили петь и танцевать. Даже на войне. Особенно на войне, в те редкие минуты, когда и на их истерзанную землю приходил праздник…

    Да, Кустурица остался верен себе — вся его душевнейшая и красивейшая цыганщина-балканщина в наличии. Есть и элементы, роднящие эту его картину с арт хаусными работами — те же огромные часы родом ещё из Австро-Венгрии, например. Но главное здесь всёж иное. А точнее — рассказ о любви. О поздней любви немолодого уже мужчины (его играет сам Кустурица) и ещё красивой, но тоже далеко уже не юной женщины (Моника Беллуччи). Каждый из них уже прошёл через многое и перенёс немало.

    Фильм наполнен символизмом — это и купание в крови, и образы сокола со змеей, и медведь… И просто хлеб и вино. И молоко. Которые могут пробудить (и сохранить) душу даже в изуродованных братоубийственной по сути войною. Но чудо, хоть и открыто оно для всех — способны узреть его лишь немногие. Так и за чудаковатой витриной бесшабашного, особенно поначалу, фильма, как раз и говорится об очень страшных и серьёзных вещах. Кто более достоин зваться человеком — любящий выпивать крестьянин, простые солдаты-ополченцы, бывший музыкант, прикрывающийся от пуль зонтиком — или прекрасно обученные и организованные профессиональные псы войны и те, кто их посылает?

    В какой-то момент фильм буквально отрывается от этой грешной земли. И единственное, что ещё может удержать на ней героев картины — это только любовь. Которая, хоть она и многолика, но никогда не перестаёт быть…

    Кустурица и Беллуччи образовали потрясающий тандем. У них получился танец жизни на земле, вспоенной смертью. А самый финал картины должен быть понятен любому православному человеку, неважно, серб он будет, или русский…

    Это прекрасный фильм. Но чем ближе финал — тем страшнее и ярче он становится. Но если начало его и финал можно с определённой долей условности упорядочить той же ванне со свежей кровью, то самый конец картины вызывает из глубин памяти строки древнего псалма, говорящего:

    Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся.

    Это фильм, сперва потрясающий, а затем омывающий и очищающий человеческую душу…

    27 января 2017 | 11:28

    Исключительно из своей любви к Кустурице позволю себе несколько слов здравой критики в адрес его нового творения.

    «По млечному пути» как ни одна другая картина режиссёра изобилует аллюзиями на его собственные фильмы. «Жизнь как чудо» — в первую очередь. Если в лёгком, ироничном «Завете» можно углядеть «продолжение» культовой ленты Кустурицы, то события «По млечному пути» разворачиваются параллельно с ней. И станция в гористом балканском захолустье, и тот же ослик, и любовь, которой не должно было быть, на свой лад объединяют две трагичные истории, выхваченные из общего контекста гибнущей Югославии.

    Узнаваемый авторский стиль и реплики персонажей, здесь, увы, граничат с режиссерскими клише, которое затрудняет целостное восприятие картины, особенно в самом её начале. А та необыкновенная магия, к которой привык зритель, ленты славянского безумства, ненавязчиво вплетённые в сюжет предыдущих фильмов автора, сменяются неким сюрреализмом с примесью неожиданных, даже шокирующих сцен.

    Безусловно, приятно смотреть на самого Эмира, пусть он уже в который раз зарекается появляться в кадре, и на его прекрасную партнёршу — Монику Беллуччи, чьи морщинки (и спасибо за это!) не стали прятать под слоями грима. Спасибо добродушному гиганту Стрибору за атмосферную и проникновенную музыку к фильму, перебить которую не могли ни взрывы, ни громогласное блеяние коз.

    Сказать по-правде, я была готова к тому впечатлению, которое ожидало меня после просмотра «По млечному пути». Какие-то неуловимые, но несомненные изменения произошли в фильмотворчестве Кустурицы, а может, и во мне самой. Однако я ни чуть не жалею, что наши дороги вновь пересеклись, и с нетерпением буду ждать следующей встречи.

    8 из 10

    15 января 2017 | 01:11

    Ожидание новой ленты Эмира Кустурицы напоминало все фильмы этого режиссёра — задорная бойкая беготня, то утихающая, то вновь возникающая в совокупности с его музыкальными турами, подогревающая напряжение так, что казалось весь временной отрезок балканец готовил своему зрителю нечто внушительное и гениальное, сопоставимое с «жизнью», «андеграундом», «кошкой», с чем угодно.

    Если на первое место вывести честность, «Млечный путь» в корне отрекается от этих ожиданий. Можно сказать и по прокату, работа Кустурицы, несмотря на довольно почтительное отношение к нему в нашей стране, так же пляшущей на костях деревень, оказалась незамеченной кинотеатрами, и прошла относительно мимо, не имея рекламы и выглядя серым пятном на фоне обезличенных блокбастеров. Ровно то же самое произошло и в фестивальном сезоне — отказавшиеся Канны и блеклая попытка в Венеции — совершенно не та ступень, на которую необходимо было встать.

    Так и или иначе, даже несмотря на все эти факторы, Кустурица найдёт своего зрителя, а зритель найдёт своего Кустурицу. Прежнего, по созданию ленты, прежнего по её импульсам и по экспрессивным ярким сценам, однако полностью растерявшего свою чувствительную основу. Здесь нет его красноречивого мира; его собственная проекция вселенной находится в войне с самим собой, поэтому война со своим типичным рваным ритмом так изнурённо отображается на экране. Здесь война ничья — очередное обращение к ней проходит лишь попыткой выразить своё ироничное «фи», хаотично расставив снайперов, раскидав летящие бомбы и выведя на охоту миротворцев — причина, по которой каждое существо из них находится на этой территории и в этом фильме, неясна даже спустя два часа его хронометража и с полной корзиной антивоенного протеста.

    Совершенно точно нельзя заявить, что фильм обладает яркими героями, преисполненными своими причудами, даже несмотря на актёрские работы самого режиссёра, играющего отрешённого снабженца-музыканта, и прекрасно представленной в роли сербки Моники Белуччи, которая хоть и нарисована идеальной женщиной, такой, которая с каждым оборотом тяжеловесного часового механизма превращается в стирающую и готовящую деревенскую «бабу», однако выглядит всё равно как приехавшая на рандеву пиар-менеджер балканской музыкальной группы. И кажется, что уж любовь этой маститой пары должна разжечь в покорном зрителе чувства и заставить страждущих насладиться, только вся эта любовь — наиграна и надумана. Каждый персонаж здесь похож на раскрашенных кукол, движимых своим создателем, что характерно выступает в элементах рукопашных схваток, в том числе и со змеёй, когда кажется, что расположение зрительского кресла — в первом ряду кукольного театра, и ты в восторге от того, что это видишь, но прекрасно понимаешь, что это именно тряпичные создания, и восхищение вызывает только лишь красота управления ими.

    Именно с этой стороны Кустурица и остаётся блестящ — множество сцен, доступных только его воображению, поиск углов камеры, пришедшее фэнтезийное использование компьютерной графики, финальный кадр, завершающийся млечным путём, живописные пейзажи и сатиричные элементы при помощи не внутренних свойств объекта, а объектов добавочных, иногда нарочито жестоких, вмешивающихся в течение истории. Зоопарки всех сортов и мастей — тут тебе и кружащий сокол, и летающие овцы, сбившиеся гуси, красавица-курица и всё та же охотница-змея, как возникающие из ниоткуда солдаты, что работает в каком-то смысле даже выгоднее самих актёров, актёров живых.

    Смесь для салата, хаотично нарезанная, измельчённая кухонными приборами, абсурдная, из проверенных сортов, вкусная и употребимая.

    Только послевкусия никакого. Политические и религиозные вопросы, а также собственное музыкальное творчество и философский поиск идеальной общины — кажется, что всё это волнует Кустурицу гораздо больше, чем создание цельной, шебутной и острой на язык истории, которые он когда-то с лихвой мастерил в прошлом. Темперамент шестидесятилетнего жителя Балкан сходит на нет, уже нет прежней страсти и бунтарского запала, на первые планы выдвигается бубнёж, безусловно талантливый, но уж какой-то неопределённый, не верящий в собственную правдивость.

    1 марта 2017 | 14:16

    « — Ради этого и стоит жить… Что бы любить изо всех сил…» (с)

    Балканский гений молчал почти 10 лет, в течении которых у многих возникали вопросы — будет ли он продолжать заниматься режиссурой, или же окончательно сосредоточится на работе со своим оркестром. Да, совсем с радаров Кустурица не пропадал — занимался съёмками в короткометражках и чужих кино — новеллах, как режиссёр выпустил два документальных фильма. Но всё это было не то, поскольку всегда от большого мастера ожидаешь большой работы. Вот и новую картину Эмира Кустурицы пришлось ожидать поклонникам его специфического творчества почти 10 лет. При том, что взял столь длительный тайм — аут он после съёмок далеко не лучшей своей ленты, в которой переборщил кажется со всем, с чем только возможно. Поэтому его «Завет» не был награждён в Каннах, и к счастью не стал его личным заветом кинематографу. И вот когда уже все начали сомневаться в силах сербского режиссёра, Эмир Кустурица вернулся на экраны с большой картиной. В которой он выступил сразу в трёх ипостасях — как автор оригинального сценария, режиссёр, исполнитель главной роли, а ещё и продюсер (правда если это считать творчеством). Стоит ли говорить, что «По Млечному Пути» — стал событием в мире кино?!

    Бытует мнение, что почерк большого художника без труда можно узнать, лишь только начнёшь читать его книгу, слушать музыку или как в данном случае — смотреть кино. С творчеством Кустурицы это происходит без особого труда. Он годами вырабатывал свой собственный стиль и манеру повествования, которая почти моментально узнаётся при взгляде на экран. Любовь к жизни, во всех её появлениях — ощущается в каждом кадре этого художника. Хотя стоит признать, начинается картина довольно мерзкой сценой с забоем хряка, кровь которого после ушатами сливают в стоящую во дворе ванную. Куда тут же устремляются снующие по хозяйству гуси, начав стучать крыльями в свиной крови. А после прилетают мухи… Но далее идёт праздник жизни, живой жизни которая продолжается даже во время затяжной, то и дело прекращающейся на временное перемирие гражданской войны. Вот солдаты застывшие по обоим сторонам смотрят на парящего в небе орла, вот другие бойцы что то варганят на кухне, а вот и проснувшийся главный герой — Коста, едет на ближайшую ферму за свежим молоком… Всё снято настолько просто и естественно, что как то само собой, не зримо превращается в поэзию на экране. Изумительная операторская работа, которой лента обязана тандему снимавших её — Горану Воларевичу и Мартину Шецу — делает едва ли не половину успеха всей постановки. Вторая же половина успеха картины — сама история, которая лежит в сердце написанного Эмиром Кустурицей сценария. А так же участию таких выразительных актёров как сам режиссёр (который кажется впервые играет в собственном кино) а так же красавица Слобода Мичаович — которая играет отвязную девицу — бывшую гимнастку, влюблённую в главного героя. Его играет сам Кустурица, наделяющий много пережившего Косту глубиной и характером. Передавая чувства героя через полные боли глаза и играя роль на долгих паузах. Однозначно самая большая и лучшая актёрская работа Кустурицы!

    Сюжет не столь сумбурен как в старых фильмах мастера, поэтому рискну пересказать главное. На экране идёт середина 90- ых, Югославия раздирается на части кровопролитной гражданской войной, конца и края которой невидно. Сознавая, что в этом отчасти виноваты тогдашние политики, в особенности активно способствовавший ведению боевых действий президент Слободан Милошевич — которого в те годы горячо поддерживал сам режиссёр, в своём фильме Кустурица избегает политики и рассуждений о причинах и туманных целях этой войны. Он просто её нам показывает, причём делает это глазами простых гражданских, которые сами хотят держаться подальше от ведения боевых действий. Живут при постоянном страхе смерти, в то же время беря от жизни по максимуму, потому как каждый день может оказаться последним. Война стала бытом, как резюмировал бы товарищ балканского постановщика — Никита Михалков, который сам является большим поклонником Кустурицы и даже делил с ним его талантливого монтажёра — Светолика Зайча. Который работал и над этой картиной. Так вот, идёт Балканская война. Потерявший всех своих родных, бывший музыкант Коста — вроде и не числится солдатом, но в то же время помогает полевой кухне с доставкой провизии и молока, за которым часто наведывается в местную деревню. Где проживает влюблённая в него девушка, живущая со старой бабкой и ожидающая возвращение с войны старшего брата — офицера. Которому смогла сыскать подходящую невесту — приехавшую в их края итальянку с тёмным прошлым. По слухам из — за неё посадили английского генерала — убившего свою жену, которая мешала его женитьбе. А итальянка дав против него показания в суде, опасаясь за свою жизнь сбежала на историческую родину отца — которая ныне раздирается войной на части. И всё бы нечего, но судьбе было угодно, что бы неприкаянный Коста и итальянская беженка нашли друг друга, оказавшись друг для друга спасением и любовью посреди крови, боли и смертей…

    Да, эту итальянку играет звезда мирового кино Моника Беллучи. Но, говоря откровенно — мне эта однообразная актриса никогда особо не нравилась, хотя конкретно против неё я нечего не имею. Всё же пару с Кустурицей они составили вполне подходящую. Как обычно играя на казалось бы несовместимых контрастах, режиссёр с самого начала даёт титр, в котором сообщает, что в этом фильме соединились три подлинные истории и много бурной фантазии. Начав картину как фреску народной жизни во время войны, постепенно смещает акценты превращая драму в комедию, затем добавляет чуток фарса и почти чаплинской эксцентрики. Словом — это чистый Кустурица, то как он видит жизнь и понимает Любовь. Очень серьёзная вещь, которая рассказывается словно байка, не упуская возможность и по смеяться и попеть и поплакать. Песни на сербском языке — вообще особая тема в картинах этого постановщика, ведь в прошлом неоднократно саундтреки фильмов Кустурицы становились музыкальными хитами. Не знаю как сложится судьба прозвучавших здесь композиций, но лично мне песня про «Большого брата» очень понравилась. В эпизоде праздничного гулянья сразу чувствуется особый «югославский» колорит, который может передать в кино только один Эмир Кустурица! Возможно «По Млечному Пути» — и не самая большая премьера минувшего года. Однако, несомненно то, что это — лучший фильм 2016 ого. Какое место картина займёт в творчестве самого Эмира Кустурицы сможет сказать лишь одно время…

    P.S

    Рецензия посвящается девушке Насте, зарегистрированной на КиноПоиске под ником Zombie Dog Abacrombie.

    12 января 2017 | 17:45

    Многие говорят что этот фильм очень похож на предыдущие. Если рассматривать манеру снимать — то да, многие моменты похожи. Но так практически у любого режиссера. А вот похожий сюжет был в одном его фильме — «Жизнь как чудо». Преследование пары, любовь. Но если тот фильм вселяет желание жить, радость, море позитивных эмоций, то здесь все наоборот. И вот что интересно, в последних фильмах Кустурицы появляются «положительные» главные персонажи, абсолютно положительные. И это один из самых грустных его фильмов. А концовка и вовсе ни на что не похожа. И вот тут если выйти из манеры съемки то фильм разительно отличается от всех предыдущих. Разочарованность в мире людей, уход главного героя в некий духовный поиск и мир животных, идеальный и чистый по сравнению с человеческим. И раньше режиссер снимал животных, но здесь это настолько явно. Не могу сказать что этот фильм понравился мне больше всех, но зачастую фильмы Кустурицы вызывают у меня очень противоречивые чувства и эмоции, что мне и нравится.

    4 февраля 2017 | 12:46

    Смотря новый фильм балканского мэтра, который все мы долго ждали, трудно отделать от впечатления не просто дежа вю, но своего рода штампов, в которые превратился кинематограф «под Кустурицу», о чем напоминал недавний фильм «Мамарош», и в котором увязает сам автор «Аризонской мечты» и «Андеграунда». Сам изобретя эти штампы, Кустурица стал их заложником, будучи не способен создать новое кинематографическое высказывание, режиссер обречен на самоповторы и клишированные образы.

    «По млечному пути» — не лишенная определенного очарования картина в основном то, что касается чудной органики, с какой в кадре существуют животные, которых Кустурице нравится снимать, он с мастерством документального кино захватывает невыдуманные ситуации, в которых действуют животные и обогащает ими витальный колорит своей ленты, но что касается людей, то здесь, к сожалению, действуют непроходимые штампы (свадьбы, песни, гулянки, стрельба, танцы) — все то, что в свое время выглядело свежим и новым и заслужило Кустурице звание «балканского Феллини».

    Вновь снимая войну, автор не поднимается до высот антимилитаристской притчи, как в «Андеграунде», или просто витальной поэзии, как в «Жизни как чуде» и «Черной кошке, белом коте», образы выглядят вторичными, исполнители главных ролей: сам Кустурица (который откровенно плохо играет, несмотря на свой просветленный вид) и Моника Белуччи (выглядящая откровенно картонно и глянцево), единственным исполнителем, безоглядно вписавшимся во вселенную режиссера, стала Слобода Мичалович, затмевающая по витальному угару и мощной сексуальной энергетике всех, включая не только Белуччи, но и признанные в мире эмблемы мира Кустурицы, таких как Мики Манойлович.

    «По млечному пути» — второй после «Завета» фильм Кустурицы снятый после религиозной трансформации режиссера — его перехода из ислама в православие, что очень симптоматично. Языческий по сути кинематограф Кустурицы, с его восхвалением радостей плоти, с превращением всего мира в живой, непрекращающийся карнавал, чужеродный по своей сути, как исламу, так и христианству, вступил в последнее время в ощутимую конфронтацию с конфессиональными взглядами режиссера. Кустурица не умеет снимать по-другому, поэтому теперь, насыщая свой киномир христианскими символами (например, пастух и овцы в «По млечному пути» или икона в «Завете»), он добавляет ему чужеродные элементы, никак его не обогащая и не обновляя, хотя постановщика можно понять, ведь он ищет новое, пытается расширить свой киномир.

    Вся проблема последнего фильма Кустурицы состоит в том, что ему нечего сказать, он застывает в развитии как художник, вращаясь во вселенной своих собственных штампов, его взгляды требуют от него радикального отказа от его эстетики, на который он, видимо, не готов. Снимая о любви во время войны, режиссер поднимается до поэтичнейших метафор чужеродности войны миру природы, когда все (и животные, и растения), сама природа оберегает людей от преследования со стороны смерти, в этом смысле вторая половина фильма удалась более, чем первая, и это ощутимый шаг вперед от самоцитатности, но фильм рассыпается на составные части, не представляет собой единого концептуального высказывания, которым был «Андеграунд» или «Время цыган».

    «По млечному пути» обречен на то, чтобы понравится фанатам режиссера, ведь в нем так много узнаваемого по его прошлым фильмам, но нет того необходимого шага вперед, который мы все так давно ждали, думая, что именно этим вызван длинный промежуток времени, прошедший с выхода «Завета», однако ожидание вызвано застоем в развитии и творческим кризисом, что печально. Ведь обладатель двух «Золотых пальмовых ветвей» и множества иных призов так любим был именно за воспевание жизни, его материально-чувственной стороны, но никогда не слыл философом и мудрецом. Кинематограф Кустурицы прост и незатейлив, очень энергетичен и завораживающ, но снимать одно и то же на протяжении многих лет — черта, которая может оттолкнуть от него многих, тем более зная о мировоззренческих изменениях режиссера, хотелось бы верить, что он снимет радикально отличное от всего ранее сделанного кино, а не будет повторятся на протяжении еще двух десятков лет.

    26 января 2017 | 14:54

    «По млечному пути» многих разочаровал. И в этом его проблема: уж слишком большие надежды и ожидания возложил на него искушенный зритель. Кустурица в свое время задрал планку так высоко, что теперь сам до нее с трудом допрыгивает. С трудом, но допрыгивает.

    Конечно же это картина высокого класса, просто слишком уж много тут самоповторов допускает автор. Боснийская война, единение с природой, искупление, любовь и смерть — все это было и не раз. Зритель ждал более сложного символизма и метафоричности.

    Но не смотря на это даже слабый фильм Кустурицы имеет огромный заряд энергии, мысли и философии. Картинка бесподобна, а вот актерский состав действительно проседает. Моника Беллуччи выглядит неестественно в этой феерии красок и помыслов, да и сам мастер особо актерских чудес не представляет.

    Но все равно это кино хорошего уровня.. Сильное и эмоциональное. Не стыдно самому посмотреть и другим посоветовать.

    7 из 10

    18 марта 2017 | 15:25

    Походы в кинотеатр уже давно стали для меня одним нескончаемым разочарованием. Ожидание увидеть на большом экране нечто, пробуждающее мозги и высокие чувства, скорее граничило с наивностью, нежели с реальной действительностью. Таков современный кинематограф.

    Стоит сказать, что до просмотра данной картины с творчеством Эмира Кустурицы был знаком довольно поверхностно, а его художественные фильмы и вовсе смотреть не доводилось. Однако, уже после финальных титров фильма «По млечному пути» и выхода из зала кинотеатра, меня не покидали смешанные чувства, вызванные данной авторской работой. Грусть, восторг и задумчивость сливались в некую единую субстанцию — гармонию.

    Гармония в отношениях между людьми и природой, по моему восприятию — является тонкой красной линией данной кинокартины, а неуклюжее и деструктивное антропогенное вмешательство — её фатальным продолжением. Рука Большого Брата вершит судьбы отдельных людей, их семей, целых народов и государств и в своём невежестве, реализуя низменные и алчные цели — губит немногие, оставшиеся в нашем мире островки гармонии, олицетворяющие чистую природу мироздания.

    Фильм Кустурицы, являясь глубокой метафорической притчей, способен дать зрителю лекарство для души и пищу для разума, что мой взгляд — весьма редкое качество для нынешних фильмов.

    9 из 10

    17 января 2017 | 16:35

    Преданные фанаты творчества Эмира Кустурицы ждали его новую режиссерскую работу долгие 8 лет. В новом фильме «По млечному пути» их терпение будет с лихвой вознаграждено, но для всех остальных зрителей эти «три истории и множество фантазий в основе» станут неплохим введением в творчество балканского мастера. Говорить о нем можно только в контексте его фильмов, он ярок, узнаваем по неповторимому авторскому почерку, силен и естественен в том магическом реализме, которым начинена и его последняя лента от первой до последней минуты. Все, показанное в новейшем опусе, живет и развивается по своим законам, далеким от рациональности реального мира и заданным Кустурицей на уровне поэтики образов, узнаваемых и предсказуемых. Уже в очередной раз режиссер преломляет для фильма события войны в бывшей Югославии, поэтому «По млечному пути» складывается как гротескная трагикомедия, сочетающая в себе яркую странную демонстрацию прифронтовой жизни с приключенческим экшеном, презирающим все законы реальности, во второй половине фильма.

    Допуская для себя симпатию к режиссеру «По млечному пути», отмечу, тем не менее, избыточность и многословность авторского языка, благодаря которому чудеса и образы, иногда пририсованные при помощи нехитрой компьютерной графики к концу просмотра теряют свое очарование и начинают выглядеть уже фальшиво. Для своих поклонников Кустурица мастерски реализует проверенный рецепт — горные виды гармонично сочетаются с вертолетным треском и звуками беспорядочной стрельбы из всех видов оружия, идиллию белоснежного стада гусей нарушает свиной визг, странному молочнику-музыканту, который больше разговаривает с животными, чем с людьми, пришивает ухо на суровую нитку роковая женщина. События боснийской войны показаны через сказочную любовную историю между прифронтовым сербским молочником Костой (сам Эмир Кустурица) и его странным объектом желания итало-сербского происхождения без имени. Моника Беллуччи в роли Невесты напоминает нам о любви режиссера к итальянскому неорализму. Она постоянно смотрит неизвестно откуда взявшиеся «Летят журавли» Калатозова, быстро адаптируется к ведению домашнего хозяйства в прифронтовой деревне и проворно разливает молоко по флягам.

    Да, Невеста была любовницей генерала миротворцев из Лондона, да, свела довела его до тюрьмы. Но героиня Беллуччи, как и Коста — люди с уже потерянным прошлым, зыбким настоящим и только любовь, за которую они хватаются как за колодезную цепь, дает им силы выживать для будущего всеми возможными способами. Они продираются в прямом смысле через метафоры и поэтический полет фантазии Кустурицы позволяет им спасаться. Но голова режиссера — предмет темный. Грезы об убийственных часах на станционной башне, змее, которая напивается молоком и вырастает до огромных размеров, взрывающихся овцах на минном поле и будто бы сошедшей с постера из 80-х знойной заслуженной югославской чемпионке-гимнастке Милене (Слобода Мичалович) располагаются внутри «По млечному пути» самым естественным и проверенным образом.

    Проблема этого фильма — в неуверенности самого авторского высказывания. Да, он и Белуччи демонстрируют неплохую физическую форму и сноровку для своего возраста, да, вся кричащая пестрота на месте, да, авторская фантазия неуемна, даже реализм — и тот дает прикурить магичности. Но «По млечному пути» не хватает химии между главными героями и не хватает настоящей, а не придуманной эмоциональности, невозможно почувствовать ни трагедию, ни страсть из-за фантастических совпадений и волшебных вмешательств. Фантазия режиссера работает против любого развития характеров, потому что каждый раз, в каждом затруднительном положении все решает небольшая толика неожиданного волшебства будь то полет по воздуху, падение в водопаде или сдувание преследователей с горы. Красота женщины для Кустурицы становится в этом фильме куда более разрушительной силой, чем длительная братоубийственная война, на которой выживают вопреки, а не спасаются.

    7 из 10

    19 января 2017 | 13:38

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>