всё о любом фильме:

По млечному пути

On the Milky Road
год
страна
слоган-
режиссерЭмир Кустурица
сценарийЭмир Кустурица
продюсерЛукас Акоскин, Алекс Гарсиа, Паула Альварез Ваккаро
операторМартин Шец, Горан Воларевич
композиторСтрибор Кустурица
художникГоран Йоксимович, Невена Миюскович, Небойша Липанович, ...
монтажСветолик Зайч
жанр драма
сборы в России
зрители
Россия  66.1 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время125 мин. / 02:05
Номинации:
История о любви, происходящая в период боснийской войны.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.90 (1452)
ожидание: 89% (4547)
Рейтинг кинокритиков
в России
83%
5 + 1 = 6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм основан на новелле Кустурицы из сборника короткометражных фильмов «Разговоры с богами» (2014).
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 25 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Исключительно из своей любви к Кустурице позволю себе несколько слов здравой критики в адрес его нового творения.

    «По млечному пути» как ни одна другая картина режиссёра изобилует аллюзиями на его собственные фильмы. «Жизнь как чудо» — в первую очередь. Если в лёгком, ироничном «Завете» можно углядеть «продолжение» культовой ленты Кустурицы, то события «По млечному пути» разворачиваются параллельно с ней. И станция в гористом балканском захолустье, и тот же ослик, и любовь, которой не должно было быть, на свой лад объединяют две трагичные истории, выхваченные из общего контекста гибнущей Югославии.

    Узнаваемый авторский стиль и реплики персонажей, здесь, увы, граничат с режиссерскими клише, которое затрудняет целостное восприятие картины, особенно в самом её начале. А та необыкновенная магия, к которой привык зритель, ленты славянского безумства, ненавязчиво вплетённые в сюжет предыдущих фильмов автора, сменяются неким сюрреализмом с примесью неожиданных, даже шокирующих сцен.

    Безусловно, приятно смотреть на самого Эмира, пусть он уже в который раз зарекается появляться в кадре, и на его прекрасную партнёршу — Монику Беллуччи, чьи морщинки (и спасибо за это!) не стали прятать под слоями грима. Спасибо добродушному гиганту Стрибору за атмосферную и проникновенную музыку к фильму, перебить которую не могли ни взрывы, ни громогласное блеяние коз.

    Сказать по-правде, я была готова к тому впечатлению, которое ожидало меня после просмотра «По млечному пути». Какие-то неуловимые, но несомненные изменения произошли в фильмотворчестве Кустурицы, а может, и во мне самой. Однако я ни чуть не жалею, что наши дороги вновь пересеклись, и с нетерпением буду ждать следующей встречи.

    8 из 10

    15 января 2017 | 01:11

    Смотря новый фильм балканского мэтра, который все мы долго ждали, трудно отделать от впечатления не просто дежа вю, но своего рода штампов, в которые превратился кинематограф «под Кустурицу», о чем напоминал недавний фильм «Мамарош», и в котором увязает сам автор «Аризонской мечты» и «Андеграунда». Сам изобретя эти штампы, Кустурица стал их заложником, будучи не способен создать новое кинематографическое высказывание, режиссер обречен на самоповторы и клишированные образы.

    «По млечному пути» — не лишенная определенного очарования картина в основном то, что касается чудной органики, с какой в кадре существуют животные, которых Кустурице нравится снимать, он с мастерством документального кино захватывает невыдуманные ситуации, в которых действуют животные и обогащает ими витальный колорит своей ленты, но что касается людей, то здесь, к сожалению, действуют непроходимые штампы (свадьбы, песни, гулянки, стрельба, танцы) — все то, что в свое время выглядело свежим и новым и заслужило Кустурице звание «балканского Феллини».

    Вновь снимая войну, автор не поднимается до высот антимилитаристской притчи, как в «Андеграунде», или просто витальной поэзии, как в «Жизни как чуде» и «Черной кошке, белом коте», образы выглядят вторичными, исполнители главных ролей: сам Кустурица (который откровенно плохо играет, несмотря на свой просветленный вид) и Моника Белуччи (выглядящая откровенно картонно и глянцево), единственным исполнителем, безоглядно вписавшимся во вселенную режиссера, стала Слобода Мичалович, затмевающая по витальному угару и мощной сексуальной энергетике всех, включая не только Белуччи, но и признанные в мире эмблемы мира Кустурицы, таких как Мики Манойлович.

    «По млечному пути» — второй после «Завета» фильм Кустурицы снятый после религиозной трансформации режиссера — его перехода из ислама в православие, что очень симптоматично. Языческий по сути кинематограф Кустурицы, с его восхвалением радостей плоти, с превращением всего мира в живой, непрекращающийся карнавал, чужеродный по своей сути, как исламу, так и христианству, вступил в последнее время в ощутимую конфронтацию с конфессиональными взглядами режиссера. Кустурица не умеет снимать по-другому, поэтому теперь, насыщая свой киномир христианскими символами (например, пастух и овцы в «По млечному пути» или икона в «Завете»), он добавляет ему чужеродные элементы, никак его не обогащая и не обновляя, хотя постановщика можно понять, ведь он ищет новое, пытается расширить свой киномир.

    Вся проблема последнего фильма Кустурицы состоит в том, что ему нечего сказать, он застывает в развитии как художник, вращаясь во вселенной своих собственных штампов, его взгляды требуют от него радикального отказа от его эстетики, на который он, видимо, не готов. Снимая о любви во время войны, режиссер поднимается до поэтичнейших метафор чужеродности войны миру природы, когда все (и животные, и растения), сама природа оберегает людей от преследования со стороны смерти, в этом смысле вторая половина фильма удалась более, чем первая, и это ощутимый шаг вперед от самоцитатности, но фильм рассыпается на составные части, не представляет собой единого концептуального высказывания, которым был «Андеграунд» или «Время цыган».

    «По млечному пути» обречен на то, чтобы понравится фанатам режиссера, ведь в нем так много узнаваемого по его прошлым фильмам, но нет того необходимого шага вперед, который мы все так давно ждали, думая, что именно этим вызван длинный промежуток времени, прошедший с выхода «Завета», однако ожидание вызвано застоем в развитии и творческим кризисом, что печально. Ведь обладатель двух «Золотых пальмовых ветвей» и множества иных призов так любим был именно за воспевание жизни, его материально-чувственной стороны, но никогда не слыл философом и мудрецом. Кинематограф Кустурицы прост и незатейлив, очень энергетичен и завораживающ, но снимать одно и то же на протяжении многих лет — черта, которая может оттолкнуть от него многих, тем более зная о мировоззренческих изменениях режиссера, хотелось бы верить, что он снимет радикально отличное от всего ранее сделанного кино, а не будет повторятся на протяжении еще двух десятков лет.

    26 января 2017 | 14:54

    Новый фильм Эмира Кустурицы «По млечному пути» по-своему хорош. Однако…

    Однако… всё это мы уже видели в других его же картинах. И любовь на фоне войны, и война на фоне любви, и вся эта веселуха с алкогольными возлияниями, песнями, плясками, стрельбой и мордобоем, и харизматичный Мики Манойлович, и белое платье невесты, плывущее по реке, и запутавшиеся в расставленных в реке сетях герои, преследуемые антигероеями с автоматами, и животные, в пекле войны то спасающие людей, то сами оказывающиеся спасенными человеком, и люди, становящиеся обугленными головёшками, — всё это было и в шедевральном фильме Кустурицы «Андеграунд», и куда более скромной картине «Жизнь как чудо».

    Добрую (вернее, напротив, недобрую, с погонями и кровопролитием) половину фильма его главные герои — молочник Коста (его сыграл сам Эмир Кустурица) и его возлюбленная полусербка-полуитальянка (Моника Беллуччи), отданная-было замуж за другого, но теперь, в кромешном аду войны, воссоединившаяся с любимым, — бегут от преследователей-убийц через поля, леса и горы. Кто и зачем их преследует с такой маниакальной настойчивостью, тоже неясно: какие-то прилетевшие на вертолете бойцы-каратели в черной форме, с равным увлечением убивающие людей и смотрящие в свободное время мультики на английском языке. Возможно, это британские спецназовцы, которые хотят убить итальянку и всех, кто ее знает, за то, что женщина некогда дала показания против их генерала — некоего Скотта, ранее спасшего ее от гибели, но после ставшего таким «скотом», от которого пришлось бежать.

    Кустурица не уточняет, кто с кем воюет: осведомленный зритель и так знает, а неосведомленному это не так уж и важно. В своих фильмах режиссер как будто хочет подчеркнуть, что война она и есть война, нет в ней правых и виноватых, она виновата самими своим существованием, тем, что несет смерть, что вторгается в мирную жизнь людей, желающих любить и быть любимыми, разрывает эту жизнь на части, сжигает, взрывает, уничтожает всеми возможными способами.

    Но если «Андеграунд» наполнен глубокими переживаниями за судьбу страны, которой больше нет, — за всех ее людей и животных, за землю, пропитанную кровью, за то, что брат на брата руку поднимает, то в фильме «По млечному пути» создатель картины переживает лишь за своих героев и их любовь, которая оказывается сильнее смерти.

    Красивый (фантастический) финал картины с райскими птичками и верой в торжество вечной любви, преодолевающей смерть, конечно, оправдывает некоторую безыдейность фильма.

    Но даже здесь фильм не дотягивает до концовки «Андеграунда» с его «чудесно выжившими» (потому что смерти нет) героями, собравшимися где-то в прекрасной стране за свадебным столом и заверяющими, что каждая история о Югославии и ее народе будет теперь начинаться со слов: «Жила — была одна страна и столицей ее был Белград…»

    Конечно актерский дуэт Кустурицы и Беллуччи спасает даже самый безнадежный фильм, но не возвышает «По млечному пути» над иными картинами мастера, лучшие из которых он уже снял.

    12 января 2017 | 14:16

    Новый фильм Эмира Кустурицы лично для меня был событием, которого я ждала несколько лет. Сначала ходили слухи, что мой любимый режиссер экранизирует «Мост на Дрине» Иво Андрича, потом я читала о подготовке к фильму по Ф. М. Достоевскому. Но на деле это оказалось не так — «По млечному пути» — фильм о войне, вне территории и времени. И это оказалось мне очень близко.

    Должна отметить, что краткое описание фильма не совсем четко его характеризует. «История о любви, происходящая в период боснийской войн» — эта фраза не говорит решительно ни о чем и очень отдаленно описывает то, что зритель увидит на самом деле на экране. Да, будет история любви. И да, фоном ей будет война, происходящая в Боснии, но, повторюсь, она и правда как будто происходит вне времени и территории, поскольку настоящей войны мало, гораздо больше преследований наемных головорезов, хоть и сама атмосфера войны более чем чувствуется.

    Данная картина напомнила мне произведения магического реализма, если говорить о литературе — нечто вроде Милорада Павича или Горана Петровича, с нотками иронии Момо Капора. И дело не в только в символизме и переплетении реального и фантазийного — дело в особом настроении, непередаваемой атмосфере и собственном почерке Эмира — как «Жизнь как чудо», помноженная на «Аризонскую мечту».

    О новом фильме Кустурицы трудно говорить конкретно и точно, он не поддается стандартному анализу. Здесь есть война, есть любовный треугольник, который, правда, занимает не так много времени от всей картины, есть специфика Балкан, есть люди с оружием, выстрелы, мины, есть животные, есть бесконечно прекрасная природа… И герои этой истории — очень яркие типажи, будь то молочник Коста, женские образы, мастерски сыгранные Моникой Белуччи и Слободой Мичалович, безумная балканская бабушка по-эмировски и, конечно, вернувшийся с войны «завидный жених», сыгранный ставшим уже родным для поклонников Кустурицы Мики Манойловичем. Здесь есть гротеск и необычная связь с природой, главный герой дружит со всеми возможными животными, начиная с сокола и змеи и заканчивая медведем, и вопреки войне и ужасам — здесь есть много жизни, она плещет через край даже в самые страшные моменты.

    Признаюсь, участие Моники Белуччи меня сначала смущало — я не могла представить, как она впишется в узоры и фирменный стиль Кустурицы. Но ее роль мастерски, грамотно прописана, и она по-настоящему проживает образ своей героини, чувства инородности лично у меня не возникало. История любви была воплощена искусно — ей веришь. Два уже немолодых человека, потерявшие себя и встретившиеся при непростых обстоятельствах… Герои почти не разговаривают, но эта немногословность подкупает, гораздо больше за них говорят их взгляды, жесты, нежность глаз и мягкость прикосновения руки, итальянские песни под обстрелы и борьба друг за друга до самого конца, потому что именно любовь имеет какой-то смысл в этом безумном мире, где война происходит всегда лишь с изменением места действий, участников и декораций.

    Сентиментальной «вишенкой на торте» для меня оказалась развязка. Я с удивлением узнала кадры короткометражки, которую — можете себе представить — мне 3 года назад посчастливилось посмотреть в кинотеатре Дрвенграда, деревни Кустурицы. Как стало ясно из интервью режиссера, именно создание новеллы в рамках сборника «Разговоры с богами» вдохновило Эмира на съемки, которые длились три года. У короткометражки был иной посыл, но размах режиссерской мысли, конечно, поражает.

    Это очень сильная картина, и хотя при просмотре отдельных сцен смех вам обеспечен, она, безусловно, тяжелая, тревожная, атмосферная и с точки зрения режиссера законченная и целостная. Долгие размышления после просмотра неизбежны.

    Жаль, что такие фильмы выходят раз в несколько лет. Я желаю Эмиру Кустурице новых творческих успехов на радость зрителю, а нам остается только ждать новых работ балканского гения.

    9 из 10

    11 января 2017 | 00:34

    Походы в кинотеатр уже давно стали для меня одним нескончаемым разочарованием. Ожидание увидеть на большом экране нечто, пробуждающее мозги и высокие чувства, скорее граничило с наивностью, нежели с реальной действительностью. Таков современный кинематограф.

    Стоит сказать, что до просмотра данной картины с творчеством Эмира Кустурицы был знаком довольно поверхностно, а его художественные фильмы и вовсе смотреть не доводилось. Однако, уже после финальных титров фильма «По млечному пути» и выхода из зала кинотеатра, меня не покидали смешанные чувства, вызванные данной авторской работой. Грусть, восторг и задумчивость сливались в некую единую субстанцию — гармонию.

    Гармония в отношениях между людьми и природой, по моему восприятию — является тонкой красной линией данной кинокартины, а неуклюжее и деструктивное антропогенное вмешательство — её фатальным продолжением. Рука Большого Брата вершит судьбы отдельных людей, их семей, целых народов и государств и в своём невежестве, реализуя низменные и алчные цели — губит немногие, оставшиеся в нашем мире островки гармонии, олицетворяющие чистую природу мироздания.

    Фильм Кустурицы, являясь глубокой метафорической притчей, способен дать зрителю лекарство для души и пищу для разума, что мой взгляд — весьма редкое качество для нынешних фильмов.

    9 из 10

    17 января 2017 | 16:35

    Редко удаётся посмотреть талантливый фильм, обычно уже на следующий день не можешь вспомнить, о чем и что смотрел. Посмотреть фильм гениальный — это удача крайне редкая. Фильм Кустурицы дарит счастье соприкосновения с настоящим искусством, оставляет послевкусие, как редкое дорогое вино.

    Фильм долго не отпускает, сохраняя в тебе его настроение и атмосферу, не отпускает даже во сне. Какое-то время сны снятся в его стилистике. Как в большинстве гениальных произведений даже трагические события не создают впечатление безысходности, наоборот, наполняют светом и оптимизмом.

    Фильм пропитан любовью к Родине, и зритель невольно начинает любить эти места: они так прекрасны, народ, населяющий их доброжелателен и весел, и музыка — жизнеутверждающа и заразительна.

    Чрезвычайно приятно видеть в главной роли самого режиссера. И в 60 он чрезвычайно привлекательный и гендерный мужчина. С Беллучи они просто великолепная пара. Конечно Моника уже не столь безукоризненно совершенна, как в юные годы, но всё же она остается самой красивой женщиной современности, на которую невозможно налюбоваться.

    Не буду пересказывать сюжет, но одна из тем фильма — это любовь, именно та настоящая, не земная, о которой тоскуешь и которую так бы хотелось пережить, даже зная, какую цену придется за неё заплатить.

    Одна из финальных сцен, которую некоторые воспринимают как некий элемент фэнтези, демонстрирующий рай, на самом деле всего лишь отражение того, что храниться в душе у героя. В связи с этой изумительной по красоте сценой у меня возникла ассоциация с одной из любимейших мною песен Криса Риа «Firefly». В ней говориться о том, что пока человек живет, светится в твоей душе — вы никогда не расстегнетесь.

    Фильм очень атмосферный, очень светлый и красивый. Работа с животными — вообще за гранью понимания. Хочется ещё отметить, что в работах Кустурицы нет ничего случайного, каждый образ, каждый эпизод, каждая незначительная, казалась бы, деталь, музыка, свет, цвет — всё направлено на создание настроения, на раскрытие основной мысли художника

    Можно назвать фильм эстетским, поскольку можно смаковать буквально каждый эпизод в нем. можно назвать его и антивоенным, поскольку, не показав войну как таковую, он показывает её бессмысленную жестокость и античеловечность. Чего стоит только песня о Большом брате, при существовании которого на земле всегда будут войны. Естественно, Оскар мастеру не светит, но он не для этого работает и не склонен никому угождать и ни под кого подстраиваться. Он — гений, он выше этого, он на века.

    С кем из режиссеров можно поставить в один ряд Кустурицу? Пожалуй, только с Тарковским и, с некоторой натяжкой, Лаосом фон Триером (исключительно по силе эмоционального воздействия, поскольку фильмы Триера это все-таки безысходность и мрак) Тарковский изначально шел при полупустых залах. Зато теперь сказать, что не любишь и не понимаешь фильмы Тарковского — всё равно, что расписаться в собственной глупости Настоящее, гениальное кино, к сожалению, всегда менее востребовано у современников, чем кино массовое. До этого кино необходимо дорасти. Но это кино будет востребовано и годы спустя, оно неоднократно окупит себя с течением времени

    10 из 10

    16 февраля 2017 | 23:32

    Я начну с очевидной мысли и скажу что Кустурица отличный режиссёр. Когда есть хороший сценарий и хорошие актёры он может снять отличный фильм. И иногда даже гениальный. Когда ему писали сценарии такие люди как Сидран, Михич и Ковачевич так оно и было. Но беда в том, что он хорош именно только как режиссёр, и когда хорошего сценария нет, то нет и хорошего фильма. А когда за сценарий берётся сам Кустурица, то в лучшем случае мы получим «Жизнь как чудо», а в худшем «Завет». Собственно после «Завета» он и перестал снимать большой метр и посвятил себя музыке и концертам.

    Однако и в музыке правила точно такие же. Пока ему помогали такие люди как Доктор Неле, всё шло неплохо. Однако когда его, то есть Доктора Неле, выперли, оказалось что собственно музыки-то и нет. Зрители весьма скоро устали от играния на скрипке жопой, номеров студенческого капустника, вращения гитары на пузе и лицезрения «того самого Кустурицы, который взял две Ветки в Каннах». Интересно, есть ли на свете люди побывавшие на трёх его концертах? Заранее зная, что на третьем будет ровно то же самое что и на втором, и ровно то же самое, что и на первом. Я очень в этом сомневаюсь.

    Таким образом нашему старому знакомому нужен был хороший камбэк. Камбэк, который вернёт его в число лучших, вернёт зрительский интерес и внимание продюсеров на следующие проекты. Таким в разные годы должен был стать фильм «Панчо Вилья» с Джонни Деппом в главной роли (Джонни поспешно отказался в пользу Диснея) и «Мост на Дрине» (который просто оказался никому не интересен). Однако волею судьбы (или наоборот — продюсерского выбора) такая участь выпала фильму «По млечному пути», на тему любви во время боснийской войны. Весьма странное решение, учитывая что сам Кустурица уже высказался на этот счёт и в «Подполье» и в «Жизни как чудо». И более того — за последние 20 лет на тему войны так или иначе высказались все режиссёры с югославским багажом, и Паскалевич и Драшкович и Маркович, да что перечислять — абсолютно все. Но помимо этого был ещё дополнительный риск — надо было снять не просто хорошо, а как минимум не хуже себя двадцатилетней давности.

    Что же получилось в итоге? На поверхности разумеется ответ что вышла такая «цыганская свадьба». В которую вложена куча денег и собрано всё самое лучшее, но в итоге выходит сплошная кичуха и полный караул. Чуть глубже мысль, что возможно это был вполне сознательный ход Кустурицы, этакий ультрапостмодернизм, если понимать под ультрапостмодерном самоцитатность (и не только -само), возвёденную в принцип. Ну и самый парадоксальный (и оттого наиболее вероятный) — это выжимка лучших режиссёрских находок мэтра, сделанная в формате полнометражного фильма, специально для тех, кто кое-что пропустил и не смотрел его работ начиная примерно с «Аризонской мечты» или даже раньше.

    Я не буду рассказывать о сюжете, во-первых его нет, а во-вторых чтобы не спойлерить лишний раз. Но если вам покажется хорошо знакомым выпивание ракии с захватыванием чоканчичей зубами под балканский брасс, летающие невесты, пальба в воздух танцуя на столе, плавание с арбузами (в данном случае с тыквами) и многое-многое другое, значит я не так уж и неправ. Однако разница только в том, что в этом случае все эти приёмы не работают. Нет, ну как не работают, работают конечно, но не в полную силу. И часто за всем этим магическим реализмом и поэтическими метафорами исчезает реализм обычный. Не знаю друзья, что бы я стал делать если бы я в реальности увидел некоторые сцены которые увидел Коста, персонаж Кустурицы — блевать или сразу пускать пулю в лоб, но уж точно не стал бы целовать героиню Моники Белуччи. И даже не саму Монику Белуччи, при всём к ней уважении.

    Отдельная статья — музыка для фильма. Та, которая написана специально для фильма, а не та что звучит из магнитофонов и радио. На мой взгляд — весьма невыразительная. К тому же одна тема очень напоминает «Месечину», хотя об этом я уже кажется говорил…

    Есть ли что-то ради чего его смотреть всё же стоит? Ну во-первых, те кто посмотрел хотя бы несколько фильмов Кусты смотреть его всё равно будут. Я бы тоже посмотрел в любом случае, какую бы критику не прочитал до этого. Слишком большое искушение посмотреть балканское кино на большом экране, которого у нас в прокате совсем нет. Увидеть Цвияновича, Трифуновича, Манойловича, Мичанович и Белуччи в конце концов. Но несколько объективных плюсов тоже есть — операторская работа выше всяких похвал, работа с животными просто блеск, игра вышеперечисленных актёров очень хороша. Отдельно надо сказать про роль Слободы Мичалович, которая сыграла этакого «балканского уберменша», традиционного кустурициного героя, перекусывающего оголённые провода зубами, выпивающему цистерну ракии, улыбающемуся с ножом во лбу и совершающим прочие мелкие чудеса. Мало того что эта роль теперь женская (этот факт заслуживает отдельной научной работы), так ещё и сыгранная с безукоризненной иронией. Игра Слободы Мичалович это просто меленький шедевр достойный её предшественников в этом амплуа — Боры Тодоровича и Лазаря Ристовского.

    5 из 10

    10 января 2017 | 22:53

    Да, это далеко не лучшая работа Кустурицы, местами и вовсе заставляющая думать, что югославский волшебник вкрай исчерпал свои идеи. Но это только местами. После просмотра за возникновение в голове подобных мыслей становится слегка стыдно, ведь к финалу ленты ею по-настоящему проникаешься, и абсолютно забываешь о её слегка сумбурном и слабоватом вступлении.

    Кого-то может оттолкнуть политический подтекст фильма, который явно прослеживается и в его сюжете, и даже в текстах саундтрека, состоящего, не трудно догадаться, из всевозможных балканских мотивов и песенок, как зачастую и бывает у Кустурицы. Меня подобный подтекст совершенно не волновал, в первую очередь это всё-таки настоящее искусство, новый фильм Эмира Кустурицы, чёрт побери, занимавшегося последние лет восемь общественной деятельностью, политикой, строительством собственной деревни — чем угодно, только не кино. И вот перед нами наконец его новый фильм — военная мелодрама «По млечному пути». Возьмите любую, самую банальную историю подобного типа и представьте, как она могла бы выглядеть в совместимости с неподражаемым стилем Кустурицы, тогда вы получите примерное представление об этом фильме.

    Сюжет, из которого у любого другого режиссёра гарантировано получился бы очень тяжёлый и трагичный фильм, у Кустурицы играет лёгкостью, романтикой и вдохновением, при этом ни разу не теряя своих идей и драматичности, но в финале оставляя зрителя не со слезами на глазах, но воодушевлением и приятной улыбкой.

    7 из 10

    31 января 2017 | 03:17

    Кустурица — особенный, мы все это знаем: его нельзя ни с кем сравнивать, его нельзя не любить. К тому же, фильм «По Млечному пути» впервые был показан на Венецианском кинофестивале и номинировался в категории «лучший фильм». Несомненно, спустя 8 лет молчания Эмира Кустурицы, нашему взору предстает непростая лента — особенно если учесть, что режиссер показывает нам буквально историю своей жизни: через призму прошедших лет, с помощью своего особого взгляда, а также незабываемой музыки и потрясающей актерской игры (в том числе, своей).

    Всего мы наблюдаем три различных периода из жизни простого жителя Сербии: сначала спокойные и безоблачные дни, когда главный герой влюбляется в прекрасную женщину, отвечающую ему взаимностью; затем тяжелое время войны, когда каждый герой сам за себя, и не на кого положиться в решении своих жизненных трудностей и, наконец, последний, послевоенный период, когда всем приходится принять и попрощаться со всеми потерями того ужасного времени.

    Всеобщий трагизм войны складывается с частной трагедией главных героев, и мы приобщаемся к этому действу как если бы сами побывали на Боснийской войне, но самое главное — то, что режиссер не заставляет зрителя страдать. Ведь то, что мы видим — одна сплошная метафора. Как сказка, загадочная и будто родная — из детства и из снов. Фантасмагоричная смесь реальности, режиссерского видения и несколько нечеловеческого угла обзора.

    Мы знаем, что история рассказывается о реальных событиях, но то, что привносит режиссер по ходу повествования, превращается историю в легенду или миф, в нечто, что проще воспринимать, дабы не сделать из ленты совсем уж болезненное зрелище.

    Вот наш герой на пути к своей возлюбленной может напоить опасную змею молоком, а впоследствии эта же змея спасет ему жизнь. Или часы начнут кусаться. Или буквально из рук Коста (главный персонаж в исполнении режиссера) кормит медведя, — и это не компьютерная графика, вот где сказка!

    Что угодно может происходить, когда человек сталкивается с таким нелепым и печальным явлением как война, и Кустурица как следует дает нам это понять — хоть и с гуманным отношением к своему зрителю.

    8 из 10

    7 января 2017 | 15:37

    «По млечному пути» специально смотреть не пойдёшь — это факт. Уверен, что и автор, и актёры согласятся со мной. Должно случится что-то необычное, какой-то толчок в спину, может даже лёгкий пинок, чтобы зритель пошёл в кинотеатр и заплатил 10 уёв за пенсионеров Кустурицу и Белуччи, бодрящихся на фоне Сербских пейзажей.

    В моём случае всё просто. Новый фильм Кустурицы был меньшим злом. «Ёлки», «Викинг», «Изгой», «Пассажиры», «3 Богатыря» и что там ещё — это 100%-й провал, а с «Млечным путём» есть шанс.

    Хотя ни описание фильма, ни трейлер на шанс даже близко не претендуют. Чисто на спокойном. Поэтому если уж решился — к авторам никаких претензий, сам виноват. Это как поехать отдыхать в Крым — если потратишь в два раза больше, чем в Тае, в номере не будет тараканов, а на пляже помойки, считай, что уже повезло.

    Так и получилось. Смотришь кино про войну в Боснии, а понимаешь, что с таким же успехом можно Монику Белуччи и Кустурицу засунуть, куда угодно, хоть на завод по производству линолеума, результат не изменится: ходят, говорят, бегают, шутят, и отлично. Создателям хорошо, и мы рады.

    Такое вот массовое кино для любителей арт-хауса.

    5 из 10

    10 января 2017 | 21:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>