всё о любом фильме:

Зимний путь

год
страна
слоган-
режиссерСергей Тарамаев, Любовь Львова
сценарийСергей Тарамаев, Любовь Львова
продюсерДмитрий Глухов, Михаил Карасев, Александр Перельштейн
операторМихаил Кричман
художникНаталия Зимина, Татьяна Чеботарь, Елена Дронова
монтажЕгор Кирпичев
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  2.6 тыс.,    Великобритания  190 чел.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время95 мин. / 01:35
Студент вокального отделения Эрик, одаренный певец, готовится к музыкальному конкурсу, чтобы исполнить там песенный цикл Шуберта «Зимний путь». Но за три дня до конкурса, одним зимним вечером, Эрик случайно встречает Леху, бездомного гопника-гомофоба: при драке в автобусе тот отбирает у певца мобильный, но лишается своего талисмана — пластикового ящера. Агрессивные попытки Лехи вернуть себе талисман становятся началом его странных отношений с рафинированным Эриком и стартом их совместного путешествия по улицам зимней Москвы, гей-тусовкам, квартирам состоятельных друзей Эрика и по закрытым ночным клубам…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.80 (104)
ожидание: 93% (823)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
14 + 0 = 14
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Опросы пользователей >
    • 320 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    1824 год. «Я чувствую себя несчастным, ничтожнейшим человеком на свете», -писал 27-летний Шуберт своему другу. Депрессия, разбитые надежды, нищета, плохое здоровье, одиночество-всё это Шуберт испытал на себе и отразил в своих музыкальных произведениях последнего периода. Цикл «Зимний путь» -это безысходная тоска, душевные муки, бесконечная боль.

    Год 2013. На экраны пытается выйти дебютный фильм Сергея Тарамаева и Любови Львовой -«Зимний путь», но не может. Министерство культуры усмотрело в нём «пропаганду гомосексуализма» и лишило прокатного удостоверения, правда, потом одумалось и изменило своё решение. Но картина с проката всё-таки была снята и петербургским киноцентром «Родина», и киноцентром в Москве. Но кто хотел, безусловно, посмотрел этот удивительный фильм — настроение. То есть, такой, который набором своих выразительных средств настраивает на особую волну, и душевный приёмник уже не воспринимает прозу бытия, а становится восприимчив лишь к высоким материям — поэзии, классической музыке или к иным, не бытовым сферам: задушевному разговору, грезам, размышлениям. Настроение фильма создаёт операторская работа Михаила Кричмана (исследующего пути в фильмах Звягинцева) — сцена, где камера снизу смотрит, как бездомный убегает по лязгающим прутьям после удара клюшкой по лицу, потрясает. Фильм виднеется из сценарных остановок, мелькает в неуловимой череде событий, где разные миры сдвигаются, любовь остается в подземных переходах, а в скрипе снега под ногами звучит Шуберт. Шуберт, Рубинштейн (опера «Демон») звучащие в кадре настолько сливаются с происходящим вокруг, что даже присутствие ручной камеры не дробит изображение, не раскалывает его, как у Валерии Гай Германики или режиссеров Догмы 95. Фильм о безысходности, которую действующие лица пытаются утопить в фантазиях, украшательствах, наркотиках, однополой любви. Даже вынужденное переплетение их страждущих душ в этом совместном процессе, не даёт им облегчения, — всё тщетно.

    Сюжет развивается вокруг студента вокального отделения Эрика (Алексей Франдетти). Он готовится к музыкальному конкурсу, где исполнит песенный цикл Шуберта «Зимний путь». Готовится, по правде говоря, не по методике своего педагога: «Сон. Прогулки. Шуберт», а по своей собственной: бутылка водки на свежем зимнем воздухе, сигареты в неограниченном количестве, и вместо полноценного сна «посиделки» со спивающимся, не так давно талантливым вокалистом, Славой.

    Эрик протестует, бунтует и конфликтует с этим миром, наверное, поэтому и объектами его любви становятся мужчины, а не женщины. Но Эрик, по большому счёту, не любит никого, а вот его любят все: Паша — работник «Скорой помощи», Слава, заботливая мать и даже отчим. Но ему всё равно чего-то не хватает. А не хватает ему настоящей драмы, нет, даже не драмы, а трагедии, которой можно было бы отдаться без остатка, ведь Эрик настоящий «лермонтовский» романтический герой: Душа усталая моя;

    Как ранний плод, лишенный сока,
    Она увяла в бурях рока
    Под знойным солнцем бытия.

    И трагедия находит его. За три дня до конкурса, в трамвае, происходит судьбоносная встреча с Лёхой (Евгений Ткачук) -бездомным гопником. Образ яркий, дерзкий, запоминающийся. Можно сказать, что Лёха-это изображение целого народа. Резкого, грубого, которого жизнь особо не балует, но он всё равно не теряется, если будет нужно, то и магнитолу из чужой машины вытащит, и обед у другого человека отберёт. Лёха-герой даже более трагичный, чем Эрик. Он лермонтовский Демон, который «давно отверженный блуждал В пустыне мира без приюта». Он искал примирения с миром, жаждал возрождения и новой участи для себя, искал общения с чистой душой. Но жизнь навязывает ему свои правила игры. Или так, или никак. Или бродяжничать в Москве или умирать от рака лёгких, полученного на деревообрабатывающем комбинате, или рака кожи, который гарантирует лакокрасочный комбинат, в провинции. В этом герое есть сила, мощь, героизм. Но его беда в том, что в мирной жизни он никому не нужен. Он лишний. Но если бы была война, он бы первый погиб, в более мирное время он бы первым полетел в космос. А в мирной жизни его пассионарная энергия не может найти применения.

    Притягиваются две противоположности — «индийский принц» -Эрик и бродяга Лёха. Возможно, они могли стать друзьями, но для Лёхи Эрик в, первую очередь, не человек, а гей, «пидор». И Лёха никогда и ни за что не будет с ним таким. Лёхина природа, тесто, из которого он вылеплен, никогда не позволят ему быть рядом с Эриком. Но всё же влюбленность, хоть и молниеносная, имела место быть: как Лёха смотрит на Эрика, когда просит взять его с собой на конкурс или как робко Лёха наливает себе вино на донышко стакана и, смущаясь, поясняет: «сушняк долбанный». Давно в отечественном кинематографе не наблюдалось этой наэлектризованности между двумя влюбленными. Порой смотришь на двух актёров, которые не понимают «что» и «как» они должны сыграть, а здесь игре актёрской веришь, и губы сами собой расплываются в улыбке умиления от зарождающихся, на наших глазах, чувств. И даже несмотря на влюбленных в друг друга мужчин, кино целомудренно и невинно. Важно понимать, что кино снималось не о геях и не для них. Вся эта история с гомосексуализмом Эрика только лишь для того, чтобы подчеркнуть его конфликт с миром, его отрезанность от мира. Только лишь для этого.

    Финал картины трагичен: Лёха убивает Эрика, конечно, не в прямом смысле этого слова. Но всё же умирает Эрик по-настоящему. Демоническая природа Лёхи взяла верх и «вновь в душе его проснулся Старинной ненависти яд». Он хоть и поверил на долю секунды в возможность счастья: И входит он, любить готовый,

    С душой, открытой для добра,
    И мыслит он, что жизни новой
    Пришла желанная пора.
    Неясный трепет ожиданья,
    Страх неизвестности немой,
    Как будто в первое свиданье
    Спознались с гордою душой.

    Но это длилось лишь мгновение, вскоре всё возвращается на свои места, там где и должно быть. Лёха скорее всего окажется в тюрьме, а Эрик погибает, просто потому, что не может жить в этом мире,: … душа была из тех,

    Которых жизнь-одно мгновенье
    Невыносимого мученья,
    Недосягаемых утех:
    Творец из лучшего эфира
    Соткал живые струны их,
    Они не созданы для мира,
    И мир был создан не для них!»

    10 из 10

    22 апреля 2016 | 18:18

    Долго ждала, и нельзя было не посмотреть. О «Зимнем пути» сложно говорить, такое иногда бывает, но не написать не получается — пишут мало, а я — за меньшинство. В последнее время тихо радуюсь за успехи отечественного кинематографа, потому как за прошлый год посмотрела большее количество неплохих отечественных фильмов, чем за последние лет пять. А фильм Сергея Тарамаева и Любови Львовой все равно стоит особняком даже на фоне всех этих неплохих фильмов, потому что не отпускает, путает мысли и разминает затекшие от штампов мозги.

    Сложно описать впечатления, и не хочется разбирать по косточкам: работа режиссера, работа оператора, актерские работы, уж очень он цельный какой то. Хочется назвать просто историей, причем не из жизни вовсе (сложно представить, чтобы такое произошло в реальности), тем не менее он пробирает до глубины души своей искренностью и какой то иллюзорной реальностью.

    Студент консерватории Эрик, наделенный незаурядным певческим даром, но не имеющий сил, желания и воли, чтобы им как следует распорядиться; молодой бездомный Леха, который существует на белом свете только благодаря нехитрым заповедям, которые можно кратко перечислить как: бери, бей, беги, а если догнали, то снова бей; знакомцы Эрика, один из которых изнывает от неразделенной, а может быть уже прошедшей любви, второй тихо пропивает остатки когда-то возложенных на него надежд; другие персонажи этой истории, пусть на минуту зашедшие в кадр, и тем не менее оставившие свой нестираемый след, — все они становятся яркими фигурами, собранными вместе волею случая и задумкой режиссера. Что связывает их вместе? Наверное то, что все они живут настоящим — не упоминая о прошлом, не думая о будущем, живут чувствами, разными, но очень живыми.

    Москва не похожа на себя, показан совершенно безымянный город, безликий, холодный и неживой, зато герои фильма — все как один, живые, сложные, проживающие разную жизнь, находящиеся на разных ее этапах, в разных, но одинаково не лучших душевных состояниях.

    И в этой камерной, странной атмосфере разворачивается история, в ходе которой совершенно разных людей сводит жизнь, сталкивает их, заставляет совершать нетипичные для них поступки, не думать о будущем, и тем не менее жить — пусть всего полтора часа и на экране.

    О чем фильм? Пишут про любовь, но я не стала бы злоупотреблять этим словом. На мой взгляд он об одиночестве, о иррациональном притяжении противоположностей (кто-то называет это любовью), о надеждах, которым не суждено сбыться и о том, что сказок не существует даже для тех, кто на секунду в них поверил.

    Я не упоминаю сюжет, так как не вижу в этом смысла: кто не видел — зачем пересказывать, а кто видел — тем более, сами кому хочешь расскажут.

    Могу только сказать, что после просмотра наступило полное опустошение, и при всем желании отчитаться, я не смогла бы сказать ни слова, но спустя пару дней пришло осознание и захотелось посмотреть еще раз. Вообще «Зимний путь» не получается охарактеризовать как «нравится» или «не нравится»…

    Единственное, что могу утверждать в отношении этого фильма — он вряд ли кого то может оставить равнодушным, потому что нажимает на какие то недоступные нам самим кнопки и заставляет думать об этих людях, которых мы видели всего-то полтора часа, о мотивации их поступков, о том что они делают и говорят, и, я уверена что у разных людей будут разные версии.

    Евгений Ткачук в этой роли перепрыгнул через себя и ему вполне заслуженно все поют дифирамбы, он — один из самых интересных актеров нашей с вами современности на мой, и не только на мой, взгляд. Но его замечательная работа никак не умаляет заслугу Алексея Франдетти и всех остальных, ранее не виденных мной актеров — их героев даже не хочется называть персонажами.

    В общем, рекомендую всем как яркий и свежий образец отечественного кинематографа, как фильм, который не забудется при выходе из кинотеатра и как трагичную, сложную, неудобную историю, наделенную тем не менее теплом и непонятным очарованием.

    23 февраля 2014 | 00:19

    Чужим сюда пришел я, чужим покинул край…

    Этот фильм я посмотрела на премьере в Петербурге, поэтому удалось услышать самих режиссеров, задать вопросы, по-другому увидеть замысел и переосмыслить картину.

    Первое впечатление от фильма — замешательство и не то чтобы отторжение, но какой-то внутренний протест. Почему опять курят, пьют, принимают наркотики, опять типаж утонченного эстета и бандитов, почему снова геи? Зачем, в конце концов? Чтобы пролететь по всем фестивалям и докатиться на волне эпатажа и вызова до зрителя? Что-то в этом есть нечестное, когда А. Кешиш, собравший гроздь наград со своей «Аделью», отвечает на вопрос, почему фильм о девушках: ну так получилось, просто я давно хотел снять фильм о первой любви, и тут подвернулся этот комикс. Почему вы, дорогие россияне, да еще и люди театра, снова идете собирать грибы в этот лес? — Ну, так получилось. Мы же не можем не показывать наркотики и курение, пьянство, если они есть?! Тогда почему нужно показывать абсолютную нелепицу, как оперный певец каждый день после репетиции нажирается в дупель и ползет домой? Ну ни за что не поверю! Ладно, рок-музыканты, им сам жанр велел, поп-музыканты, чего только Бритни Спирз не делала в отчаянье, но оперный певец, это же как танцор, человек, который каждый день полирует свой инструмент у станка-рояля. И тот, кто мог дойти до вокальных конкурсов и «Зимнего пути» Шуберта ну не может так спускать свою жизнь…

    Но когда Сергей Тарамаев заговорил об Эрике Курмангалиеве и его чудовищном радиоинтервью, которое его когда-то потрясло… пазл сложился. Даже имя и внешность главного героя весьма честно выдают прототип. Оказывается, бывают Бритни Спирз от оперы. Бывают пустота, неудачи и крах в любой близости к творчеству и искусству.

    А второй ответ отыскался в прекрасных рецензиях на эту картину: непонятно каким чудом воссоздание романтизма, подлинного духа романтического отчаянья как он есть. И на романтизм в 21 веке лучше всего работает гомосексуализм.

    Сюжет подробнейше пересказан много раз: в одном автобусе сталкиваются баритон Эрик и гопник Лёха. Один убегает от ментов, другой от дисциплины, прогулок и Шуберта. Леха — неистово заряженный полюс действия и приватизации, борьбы. Эрик — слетающая с орбиты без всякой цели и тяготения неприкаянная планета. И всё, что нам показывают, всё, что мы видим в кино(!) — убогая, пустая, обветшалая, заброшенная зимняя городская провинциальная сцена. Герои ходят, но почти никого не встречают. Бредут куда-то — а снег никогда не исчезнет. Консерватория своей затрапезностью и заброшенностью, пустотой достойна почерка А. Балабанова. Отношения между появляющимися в кадре людьми набросаны грубо какими-то угловатыми неправдоподобными штрихами. Живые люди вроде есть и вроде их нет. И в этом разряженном и тяжелом воздухе Леха ненадолго прибивается к «Зимнему пути» Эрика. Любовь? Несчастная любовь гомосексуального интеллигента к непробиваемому натуралу-разбойнику — мне кажется, это уже слишком. Видеть такое — значит, выдавать желаемое за действительное, проявлять наше недавнее научение глаза и сознания видеть однополое «нечто большее» как явление (даже бабушки уже освоили этот достойный жанр «кино про геев»). Персонажи сталкиваются ненадолго, Леха плачет от музыки Шуберта, загорается желанием украсть солидный куш, Эрик перестает пить водку. Всё рушится. Потухшая усталая комета падает на землю и замерзает, дворовая фурия или бандитский «индуистский неистовый бог», как его щедро и восторженно называли критики, уносится прочь в шубе точь-в-точь Шаляпин.

    И вроде бы зачем все это снято?

    Когда я слушала интервью Эрика Курмангалиева, мне казалось, что это два человека, что это хохочет и матерится не оперный женственный певец, так нежно исполнявший Ваню и Далилу, а вселившийся в него демон, отечественный беспардонный бес отчаянности, неприкаянности и тупика. И мне кажется, эта идея двух несовместимых элементов должна была возникнуть сама собой. Гопнику Лехе досталась та немыслимая для оперного певца матерная партия, которая и завела его к трагическому финалу. И нет здесь гомосексуализма, а есть что-то вроде доктора Джекиля и мистера Хайда. Хайд и Леха побеждают, перешагивают, вырываются и несутся дальше, а более слабая хрупкая часть остается брошенной как разбившаяся оболочка.

    «За мною вслед тоскливо лишь тень бредет моя…"

    Но с другой стороны, «гомосексуализм» здесь все-таки есть. И вот это потрясающе: в наш век секса и потребления, романтизма как ощущения себя в мире не осталось ни крупицы. Того романтизма Байрона, Лермонтова, Гофмана, Гете, когда мир сжимается до одного монастыря с Тамарой, до одной баррикады, куда я радостно бегу умирать, до одного наваждения, когда весь мир покрывается беспроглядной и безнадежной пеленой. Цикл Ф. Шуберта «Зимний путь» на стихотворения В. Мюллера — это как если бы несчастный Вертер стал миннезингером и запел, покидая свою Лотту, все время оборачиваясь и высыхая в соляной столб. Это 24 горьких стакана (песни) отчаянья и депрессии. И не судьба Эрику выступить с Шубертом на конкурсе, но он по-настоящему погрузился в убегание, плутание по снегу от себя, к себе. Режиссерам и оператору, кажется, даже удалось воссоздать ощущение маленького немецкого (советского) городка, в который приходит и который покидает романтический герой, в котором говорит с флюгером, липой, ветром. В. Мюллер рыдал от горя по утраченной невесте, невозможной любви. Сейчас снять любовь как абсолютную любовь и отчаянье на границе миров — почти невозможно. И тогда — эврика — режиссеры интуитивно снимают чувства женщины к женщине или мужчины к мужчине, заведомо почти безнадежные и мучительные, путь, полный препятствий, сладчайших неизведанных девственных роз и утыканный шипами на всех направлениях. Снимать про первую любовь мужчины и женщины — получится скорее что-то вроде «Сумерек». И только в запретной, новой области «подлунных людей» еще сияют абсолютные солнца, абсолютная невозможность и абсолютная трагичность романтизма.

    Сергей Тарамаев хотел столкнуть бездуховный мир Лехи с Шубертом, показать его растроганность и некомфортность, а потом бунт и побег, словно Маугли ненадолго пустили в музей или боевого уличного воробья зажали в нежных руках, — какими рассерженными и взъерошенными будут они после этого краткого насилия. И как быстро реагент или окислитель Леха уронит падающего Эрика.

    И все-таки в краткий миг их союза, их совместности, когда они улыбаясь катятся со снежной горы в никуда, можно было бы услышать единственный радостный мотив «Зимнего пути»:

    Если снег в лицо мне бьет, я его сметаю.
    Если сердце вдруг вздохнет, песню запеваю.
    Будем петь среди громов, страх и скорбь забудем!
    Если в мире нет богов, мы богами будем!

    27 марта 2014 | 03:40

    Сколько раз пыталась написать полноценную рецензию на «Зимний путь», рассмотрев его изнутри и снаружи, со всех ракурсов! Но каждый раз, начиная размышлять, вдруг понимаю, что тону в своих мыслях, которые рождает данный фильм! Получаются скорее отдельные эмоциональные мазки на холсте, а не полноценная картина.

    Сколько раз я его смотрела?! Три? Четыре? Да хоть десять! Не важно. Фильм со мной с 2012 года, еще когда он был сценарием! Есть что-то настолько притягивающее к себе в этом мрачновато-зимнем, но морозно-прекрасном фильме, что каждый просмотр, как новый взгляд, и каждый раз что-то новое, пусть и диалоги героев уже сами собой слетают с губ. Не надоедает! Хочется ещё! Этот фильм, снятый, без сомнения, талантливыми режиссёрами Серёжей Тарамаевым и Любой Львовой, лично для меня стал глотком свежего воздуха, в застоявшейся, непроветриваемой комнате российского кинематографа! Пафосно? А вот именно так и хочется сказать! Было что-то серое, безликое, часто пресное и однообразное, и тут р-раз, словно кто-то наполнил смыслом и содержанием, цветом, вкусом, запахом и эмоциями, казалось бы, впавшее в летаргический сон пространство. Опять пафосно? Судите сами, когда посмотрите. Я лишь делюсь своими эмоциями и впечатлениями, которые не угасли до сих пор!

    Талант, если он есть, не скроешь, не замаскируешь! Он всегда найдёт путь к зрителю, к его сердцу! И качественное, почти эксклюзивное, всегда выделится среди массового и штампованного.

    Герой Алексея Франдетти — Эрик, сдержанный, глядящий внутрь себя человек, ведущий всегда внутренний монолог, духовно опустошённый, потому одинокий среди толпы, потому заглушающий эту пустоту водкой. Просто внутренняя искра едва тлеет, скучно и неинтересно ему. Может быть, инфантильность, может, слабость, или даже глупость, но Алексей отлично показал талантливого молодого человека, уже уставшего от жизни, хотя и молод, ещё очень молод!

    Совсем другой Лёха, которого так ярко и эмоционально сыграл Евгений Ткачук. Он напротив, смотрит вокруг себя, его взгляд направлен на внешнее, потому как внутрь себя заглядывать страшно. Да он итак всё про себя знает. Что он там увидит? То же одиночество и тот криминальный путь, которым он идёт по жизни. Потому как каждый сам волен решать свою судьбу, распоряжаться свой жизнью и идти той дорогой, которую избрал. Лишь раз он всматривается в себя, показывая зрителю свои слёзы, может быть, и невольно, посредством музыки, которая способна проникнуть даже в самое черствое сердце, посредством Шуберта, духом которого пронизан весь фильм. Без сомнения это гениально исполненная роль. Евгений -актёр, наделенный не просто талантом, но даром воплощать и оживлять образы на экране или на сцене, не важно, в которые веришь, чувствуя их ритм, пульс и энергию…

    Актёры не просто исполнили свои роли. Было видно, что им интересен материал, сам процесс, атмосфера. Здесь нет случайных персонажей. Даже роли второго плана заметны, у каждого своё место, нужное и логичное. А главные герои — Лёха и Эрик — это две стихии — огня и воды, бунтарской энергии и сдержанной интеллигентности, которые взаимодействуя друг с другом, рождают собой эмоциональный водоворот, в который и затягивает зрителя. И, выныривая из него, после финальных кадров, происходит не выдох, а ещё один вдох, и мысли начинают свой бег…

    10 из 10

    17 ноября 2015 | 21:01

    «Я тот, чей взор надежду губит,
    Едва надежда расцветет,
    Я тот, кого никто не любит,
    И все живущее клянет»
    (Лермонтов, «Демон»)

    Вокруг этого фильма было много разговор, его кличут «самым скандальным фильмом российского кинематографа». Снова Россию показали не такой, какой ее хотели бы видеть, которую не хотят признавать.

    Сюжет:

    Талантливый парень Эрик — прекрасно поет. Леха — представитель не самого образованного населения. Но судьба сводит их под крышей одного автобуса. Что случилось, когда столкнулись два одиночества?

    Актерская игра:

    Не хочется кидаться из крайности в крайность, особенно делать акцент на том, что в фильме высокая концентрация геев. Потому что рассматривается не демографическая проблема в стране, а сущность человека, пусть даже он и гей. Это лишь помогает сценаристу обличить их душу.

    Оба главных героя сыграли просто изумительно. Особенно все же поразил актер, исполняющий роль Лехи. Там явно и характер поярче, молодой человек более пылкий. Евгений Ткачук показал зрителю, какого это: кричать и бить любого, вставшего на пути, а потом рыдать, пока никто не видит, над произведением Шуберта.

    Актер, исполнивший роль Эрика, этакий томный принц. Талантливый парень, интеллигентный мученик, которого швыряет от алкоголя к наркотиках, от изящных парней до грубого Лехи с завода.

    В фильме сходится два одиночества. Две противоположности. Два человека, которые нуждались в друг друге. Эрик получил необходимые ему страдания от любви и свою победу на конкурсе. В душе Лехи проснулись чувства, которые он так старательно старался в себе прятать.

    В фильме встретились две силы: сила разрушающая и создающая.

    Помимо всего прочего, поднимается вновь проблема средних сословий населения. Снова можно заметить антитезу: «белые воротнички» против трудяг с завода. В чем разница? Одни пьют водку в каком-то подвале, оправдывая это душевными муками, другие просто потому, что «перспектив мало: либо рак легких, либо рак кожи».

    И это действительно трагично. Молодые, талантливые люди калечат себя ради искусства и рано уходят из жизни. Здоровые, крепкие парни, гробят свое здоровье и душу на неблагодарной работе. Только к первым уважения больше, чем ко вторым.

    Еще хочется отметить искренние чувства героя Лехи. Его слезы были искреннее слез ребенка. Ведь в том, чтобы плакать, он тоже своеобразный ребенок.

    Роль цвета в этом фильме также примечательна. Цветом волос юнош отмечается их полярность (один — черный, другой — блондин). И постоянная смена дня и ночи. Если Эрик днем — прилежный ученик, то ночью он словно спускается в преисподнюю. Что касается Лехи… он не боится света. Во тьме он прячется только от самого себя.

    Что касается музыкального сопровождения, то тут нельзя остаться равнодушным. Шуберт, пронизывающий весь фильм, создает особую атмосферу и настроение. Его произведение играет большую роль в судьбе героев и в восприятии зрителей фильма. Эта мелодия словно режет на куски. Сразу осознается, какая дьявольская сила скрыта в искусстве. Искусстве, которое одних — губит, а других — спасает.

    Музыка тоже дается в контрасте. «Зимний путь» — произведение, которое пел Эрик. Лехе больше подходит опера Рубинштейна «Демон».

    Все эти моменты были прекрасно обыграны. За что низкий поклон команде, которая трудилась над этим фильмом.

    Итог:

    Что мы видим в конце? Леха уходит, Эрик безутешно страдает, лежа в костюме на снегу. «Какого хрена ты мне навязался, пидор! На хрен ты мне сдался?!» — кричит Леха, отказываясь от тех чувств, что пробудили в нем сострадание, человечность и любовь. Мир, в котором он живет, совсем не такой, он отказывается верить во что-то хорошее. Эрик же отказывается от жизни.

    И пусть это не то, чего многие ожидали, после просмотра трейлера. Это не история про неразделенную любовь двух «пидоров». Это история о том, как одна встреча может изменить жизнь. Это история о том, как жестока жизнь ко всем, без исключения.

    Если Эрик обречен на смерть, то что ждет Леху?

    Излюбленный вопрос Паланика: как можно назвать человека, обладающего огромным талантом, одним словом?

    Покойник.

    Как можно назвать человека, обреченного на скитания по тюрьмам, одним словом?

    Покойник.

    8 из 10

    15 февраля 2015 | 20:52

    Одарённый певец Эрик готовится к музыкальному конкурсу, но вместо прописанных тренировок, тратит время на ночные пьянки-гулянки. Лёха — опустившийся маргинал, съехавший с родного города, из-за нежелания гробить здоровье на вредном заводе, и теперь промышляющий воровством. За три дня до конкурса эти двое мимолётно встретились в автобусе.

    «Зимний путь», снятый актёром и режиссёром Сергеем Тарамаевым, известным мне по шикарному исполнению роли Ардальон Борисыча в «Мелком Бесе» Владимира Досталя, долго шёл до русского зрителя, путешествуя по европейским фестам, и прибыв в Москву, чуть не оказался завёрнутым чинушами, из-за усмотренной в картине гей-пропаганды. Что особенно смешно, когда совсем недавно в тех же кинотеатрах на ура крутились такие фильмы как «Жизнь Адель» и «Грязь».

    Говоря по-честноку, так оно формально и есть. Это мелодрама про однополую любовь, но только формально. Завёрнутая в суровые городские реалии, где традиционно у нас стыкуются лоск и нищета, авангард и гопота, история, украшенная очень живыми героями и крайне натуральными и динамичными диалогами повествует, скорее, о платонической привязанности двух непохожих людей. В сравнение можно сказать, что даже у Вонга Кар-Вая в «Счастливы вместе» выходит с этим пунктиком жестче. Зато по духовной агрессивности сближения «Путь» мне напомнил такое же тяжелое беспросветное кино «Любовники с Понт-Неф», где страдающая героиня встречает бездомного под мостом и покидает семью и кров, чтоб доживать остатки жизни в его обществе. Здесь тоже герои со странными судьбами. Талант, от отсутствия стремлений постоянно уходящий в депрессивный водочный загул, или «реальный пацан», не стесняющийся отбирать еду в столовой и воровать домашних собак. Встреча этих двух кадров в каком-то роде привносит некоторое новшество в их жизнь. Один постигает высокое, проникаясь классической музыкой, другой находит нужное вдохновение в странном друге для исполнения своей партии. Естественно, финал у подобной истории неизбежно трагичен, так как пути у героев максимально иные.

    В целом, кино, как у нас водится, получилось холодное, мрачное и суровое (название очень в тему), но по итогу оставляющее после себя светлое впечатление, которое ни коим образом не смог оставить ещё один распиаренный в то время проект «Интимные места», исключительно вгонявший в краску.

    8 из 10

    25 февраля 2014 | 18:12

    По чистой случайности удостоился просмотра данного творения, спустя два года после премьеры. В свое время, почему то, он прошел мимо меня стороной. К просмотру был приманен, прежде всего, таким ярким артистом, как Евгений Ткачук, как по мне одного из самых мощнейших и невероятных актеров своего поколения, который с каждым фильмом преподносит совершенно иного себя, каждый раз перевоплощаясь до нельзя, до последней капли. И этот фильм не стал для него исключением. Его образ безбашенного гопника, с возможными психическими расстройствами, как огромная цепь, которая так и приковывают к экрану.

    Сам фильм отходит от типичной «чернушной» эстетики русского фестивального кино, что не может не радовать. Вся фабула и внешнее ее насыщение создают некий поэтическо-романтический образ мимолетного наваждения и наслаждения, но увы, которое по своей природе рано или поздно завершаются. Представленные в картине однополые взаимоотношения, на редкость, нисколько не «коробят» и не отвращают, это происходит, в большей степени, благодаря тонкому визуальному описанию платонических отношений, свойственным как гомо, так и гетеросексуалам. Создатели фильма этим способом ставят всех любящих людей на равную естественную планку, кем бы ты не был. Но не всегда эта любовь бывает взаимной и, порой, не очень долговечной.

    Отдельно, хочется выразить операторскую работу Михаила Кричмана, который своей визуальной составляющей утонченно «рисует» и передает всю эту атмосферу некого воздушного сновидения, ту трансцендентную движущую силу, которая связывает между собой двух совершенно разных людей-антиподов.

    8 ноября 2015 | 00:24

    «Come to Schober`s today and I will play you a cycle of terrifying songs; they have affected me more than has ever been the case with any other songs», — Franz Schubert.

    Любовь и трагедия, смех и слезы, поэзия и проза. Никогда еще кино на русском языке не брало таких высоких нот, и вряд ли это повторится в ближайшем будущем. Картина режиссеров-дебютантов Сергея Тарамаева и Любови Львовой сочетает в себе восторг красоты и глубину мудрости, демонстрируя, что такое настоящее искусство, и заставляя зрителя пройти по пути, разбивающему сердцу; пути, который он вряд ли когда-либо забудет.

    «Зимний путь» все экранное время находится в том пространстве, которое Платон называл «миром идей». История, завораживающая трагизмом и очаровывающая любовью, расскажет о двух антиподах — утонченном Эрике и грубом Лехе, для которых зимняя стужа окрасится ослепительными красками самых невероятных оттенков. Они ни в чем не схожи друг с другом. Полными противоположностями являются даже их имена: сдержанно элегантное Эрик и развязно фамильярное Леха. У Эрика есть все: семья и потенциальное будущее в качестве оперного исполнителя. У Лехи же, напротив, кроме одежды, выброшенной кем-то в мусорный бак, и с трудом добытой еды, нет ничего.

    Черноглазый Эрик потерялся в калейдоскопе своего существования, он должен выиграть вокальный конкурс, но очевидно слабо представляет себе для чего же ему это нужно. Он никак не может увидеть душу музыки, и «дисциплина, прогулки, Шуберт», как учит его наставник из консерватории, тут не помогут. Нужно что-то совершенно иное. Нужно найти того, для кого захочется спеть что-нибудь из вокального цикла Шуберта «Зимний путь». Леха же деклассированный элемент, бродяга без гроша в кармане; его главная цель — выжить в жестоком мире, но, даже находясь на самом дне социума, он остается человеком, у него есть принципы и моральные устои. И самое главное — голубоглазый Леха способен узреть настоящую красоту. Пусть он называет Шуберта «тот гундосый», но он не в силах вынести возвышенность музыки композитора и плачет, слушая его.

    Пройдя путь от индивидуальной отчужденности до безусловного единения, история покажет любовь не как приторную сладость, а как хорошее вино, которым Леха предлагает Эрику «причаститься», потому что «петь лучше будешь». Не будет здесь ни свиданий, ни объятий, ни секса, а только лишь та близость, что стократ сильней физической. Бег по заснеженным улицам, который окончится на берегу небольшой реки — радость зимнего дня, морозный воздух и снег, летящий прямо в лицо. Именно там Леха похвалит Эрика за блестящее исполнение Шуберта, а тот в ответ лишь скажет: «А я для тебя пел». Пиком их взаимоотношений станет финальная сцена в подземном переходе: вы увидите, что представляет из себя любовь, о которой молчат, но вместе с тем, и не сказать о ней невозможно.

    И оба наших героя настоящие, в этом нет никаких сомнений. А это и есть ключевой фактор успеха любого фильма. Если зритель относится к персонажам, как к реальным действующим лицам, любит их или ненавидит, сочувствует или презирает, то драматург может считать свою задачу выполненной. Более всего это непреложное правило наглядно демонстрируется на сцене; в постановке вы видите либо героя Шекспира, Марлоу и т. д. или же актеров, произносящих написанный текст — вот и вся разница между провалом и триумфом.

    Кроме того у «Зимнего пути» есть и социальное измерение. Хорошо показаны мерзкие полицейские, грань между ними и криминальными элементами практически неразличима. Будут тут и сами представители криминала (а может быть это уже и не криминал, а озверевшее в конец общество?), разъезжающие на дорогих машинах и, являясь настоящими скотами, позволяющие себе обращающиеся с ближними, как со скотом. И, конечно же, гей-сообщество, существующее свободно только лишь подпольно. Люди, вынужденные притворяться теми, кем они не являются. К примеру, Паша, заботливый сын своей престарелой матери, из раскрепощенного мужчины с ярким макияжем превращается в сурового доктора, замкнутого и ни чем не выдающего своей сути.

    Следуя настроению одноименного названию фильма произведения Франца Шуберта, все здесь построено на полутонах и акцентах, контексте и интонациях. Говорить о технической стороне «Зимнего пути» бессмысленно, можно лишь n-ное количество раз повторить эпитет «идеально» или «бесподобно». Достигнув апофеоза содержательной стороны, постановщики не останавливаются на этом. Играя ракурсами и цветокоррекцией, монтажом и саундтреком, они делают кино, каждый кадр которого можно обрамить рамой и повесить на стену в качестве произведения искусства. Чуть более, чем полностью состоящий из визуализированных метафор «Зимний путь», дарует каждому из его создателей от режиссеров Сергея Тарамаева и Любови Львовой до исполнителей главный ролей бесподобного Алексея Франдетти и умопомрачительного Евгения Ткачука, место на Олимпе кинематографа. Не допустив ни одной проходной сцены, ни одной неверной ноты или интонации создатели «Зимнего пути» дарят зрителю фильм того невероятно высокого кинематографического уровня, который достигается крайне редко. Эта картина обращена одновременно ко всем и к каждому в отдельности, она станет очень личной и обречет вас не на одну бессонную ночь.

    Наиболее точно суть происходящего в «Зимнем пути» была описана где-то между 1600-тым и 1601-вым годом человеком по имени Уильям Шекспир. «If music be the food of love, play on» — все в этой фразе — и музыка и любовь, стихий наиболее близких, сочетание которых представляет собой не просто чистую красоту, а главный принцип всего сущего. Для одного героя, окруженного искусством, музыка не звучит и он не может разглядеть ее красоту. А для другого, жизнь, которого лишена любых проявлений прекрасного, она чужда и загадочна. Но вдруг, по воле случая, все встанет на свои места — Эрик и Леха раскроют эту непостижимую тайну. Прекрасным влюбленным станет кристально ясно, ради чего Шуберт брал в руки чернила и нотные листы. Музыка обретет свое истинное звучание, доступное лишь немногим.

    Принц Эрик в итоге завоют столь желанное им королевство, а Нищий Леха получит несметное богатство, способное обеспечить ему безбедное существование. Но, как окажется, достижение цели, казавшейся ранее высшей, не имеет ровно никакого значения. Эрику и Лехе нужно только лишь одно — самое элементарное и самое сложное из всего, что существует на свете — это любовь. И они ее испытали, а все остальное меркнет, если однажды у тебя в руках побывал целый мир. Только лишь один сорванный с губ поцелуй, станет залогом их любви и клятвой непреложной верности. Только лишь один зимний день послужит одновременно кратким мигом и вечностью наслаждения. Франц Шуберт воспевал любовь, ведь кроме нее ничего и не существует.

    10 из 10

    20 апреля 2014 | 01:33

    Мало иметь талант, надо суметь его сохранить (с)

    Два абсолютно разных юноши случайно встречаются и расходятся по своим делам, но случай сводит их снова и после этого, они уже не в силах бороться с взаимным притяжением. Но, как и любая история эта имеет свой конец, а какой он, решать зрителю.

    Режиссерский дуэт Любови Львовой и Сергея Тарамаева создал «настоящее» кино. Не продукт или кино на заказ, а штучный товар со своими эмоциями и потребностями. Эмоции, испытываемые при просмотре неповторимы и неописуемы, т. к. зритель успевает испытать все и не единожды: и злость и счастье, и все это за полтора часа экранного времени.

    Талант создателей проявляется в том, что картина без сюжета, он здесь минимизирован, так увлекает, что понимаешь всю суть и отпускает от фильма, гораздо позже. Авторам удалось написать хлесткие и запоминающиеся диалоги, создать героев практически без прошлого.

    Режиссеры являясь действующими актерами детально проработали со своими артистами все так, что публика, не задумываясь верит всему, что происходит на экране. Каждый здесь на своем месте и подает свой образ, как надо.

    Михаил Кричман создал параллельный мир для героев картины. Его стараниями фильм делится на нужные грани, добавляя проекту глубины.

    Классическая музыка — идеальное решение в плане саундтрека.

    «Зимний путь» — явное доказательство того, что несмотря на массу ошибок Русское кино двигается вперед и у нас, получается создавать то, что не просто пройдет а прокате, в данном случае ограниченном, а, будет обсуждаться и пересматриваться ни единожды.

    20 февраля 2014 | 23:53

    «Сон, прогулки, Шуберт» — правила, которые Эрик должен соблюдать, чтобы выиграть конкурс. Казалось бы, алгоритм на пути к славе более чем прост и осуществим. Эрик — словно герой из выхолощенного мира на первый взгляд. Он принадлежит миру высокой культуры: консерватория, фраки, Шуберт. Как будто человек коснувшийся такого прекрасного и вечного как искусство приближен к истине в большей мере, чем остальные. Это выделение из толпы подчеркнуто и внешне. Аристократичный профиль, длинные волосы, пальто по силуэту, Леха его даже сравнивает с индийским принцем. Эрик настолько не вписан в современный контекст, что даже за Шубертом не слышит, что позади него в автобусе потасовка. Его медитативный покой обрывается, когда Лёха отбирает телефон. Отбирает часть священного у Эрика — с помощью телефона он приобщался к миру венского романтизма. Леха же грубо вырывает телефон, демонстративно садясь напротив Эрика, манифестируя своими красными штанами пошлость обыденности, которая нагло врывается в принципиально иное пространство оперного певца. Но Леха оставляет взамен часть себя — брелок в виде ящерицы. Ящерица, которой отрываешь хвост, а она продолжает бежать дальше. Ящерица, которая продолжает жить, даже когда её глаза наполняются кровью. «Да у вас пидорасов, ничего святого в жизни нет» — с обидой бросает Лёха Эрику, как бы оправдывая свою горечь от потери брелка, и поясняя, что в его жизни святое — это животное начало.

    Эрик сжигает ненужную безделицу без задней мысли, не придавая ей особого значения. Своим действием лишенным какого-либо смысла, он уничтожает чей-то мир, нагло врывается в его ценности. Эрик не может отпустить Лёху, поэтому зовет его в гости, не говоря о пропавшей ящерке. Он почувствовал в Лёхе что-то от настоящей жизни в его животной грубости. Из него рвется наружу чистая витальная энергия, но она не имеет четкого вектора, поэтому Леха способен только на разрушение, а не на созидание. Созидательной энергией обладает Эрик, он воплощает в жизнь музыкальные образы, но в полной мере это получается у него только тогда, когда появляется слушатель. Не высоколобый профессор, не жюри конкурса, а Леха, которого абсолютно искренне тронуло чистое пение Эрика. Герои должны были сойтись «как лед и пламень» в своем парадоксальном различие и невидимом поначалу сходстве.

    Лёха — простой парень, в его среде можно пойти либо на завод и посадить себе сердце, либо пойти на другой завод и посадить себе легкие. Лёха оставляет при себе жизненно важные органы, и бросается в пустошь города на выживание, промышляя мелким разбоем. В отличие от Эрика, Леха не является воспитанником какой-то культурной среды. Мы ничего не знаем ни про его жизнь, ни про его родителей, может потому что и нечего знать. Отсутствие корней как непреодолимый элемент современной жизни. Но Эрик со своим классическим воспитанием не выглядит выигрышно. Его образ не выстроен на контрасте с Лёхой. Конечно, герои абсолютно разные, но разница между ними построена лишь на внешних слоях. За благородной внешностью и корочкой Консерватории скрывается абсолютная холодная пустота, которую Эрик пытается наполнить красотой и смыслом. Даже водку просит «вон ту, красивую». Ни Шуберт, ни мать, призывающая Эрика «созреть», ни любовник не могут заполнить душевную пустоту. Только любовь может вылечить Эрика, любовь как воля к жизни, а не очередная интрижка с накрашенным парнем.

    Искусство не может быть построено на ложных чувствах, иначе оно лишается своей духовной составляющей. Эрик не может петь арию, потому что не слился в единый экстаз с музыкой — пустота не может дать почву для творчества. Тема творчества актуальна не только для Эрика. На вечеринке один актер исполняет экстравагантный перформанс, будто пародируя театральное действо, второй пытается импровизировать претенциозный монолог, представляя себя в новом актерском амплуа. Но артисты, по-видимому, также как Эрик страдают от своего внутреннего холода. Имитация искусства перекликается с имитацией любви. Любовь между двумя равнозначными мужскими началами, которая не ведет к созданию новой жизни, может привести только к трагичному исходу.

    «Это фильм о тотальном одиночестве. Мы написали этот сценарий, потому что чувствуем себя именно так». — Как сказали сами авторы (Тарамаев, Львова). Но важно не то, насколько режиссеры проникли в состояние зимней безысходности, а насколько это состояние отражает настроение многих на уровне статистики.

    Зимний путь двух героев должен привести обоих к некому конечному пункту. Но даже при условии, что у них все карты на руках, они не улетят ни в какой Мумбай, они обречены. Герой Эрика — трагичен, и его ожидает только смерть, Лёха же выбрал свой способ существования, скитаясь ящером в городских переулках, сбрасывая с себя шкуры. Пребывание в пути — пребывание в динамике, а потому бегство от себя — закольцованный процесс, который может прервать только смерть. С мотивом бегства рифмуется первая сцена фильма, в которой девушка бежит по платформе — больше эта девушка не появится.

    Но всё же в самой картине есть настоящее искусство — надежда на отсутствие пустоты, отсутствие небытия. Музыка Шуберта, которая сюжетно и настроенчески идет тон в тон с фильмом пересекается в своем романтичном трагизме с уникальным вокалом Клауса Номи известным своей арией «Гения Холода» из оперы «Король Артур» Генри Пёрселла. Цикл «Зимний путь» уже не первый раз оказывается на экране. Эрика, главная героиня «Пианистки» (М. Ханеке, 2001) дает буквальный код для прочтения: «Вы понимаете, что такое холодность? Музыка не просто описательный ряд. И не тонет в безразличии и сентиментальности».

    25 февраля 2014 | 17:34

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>