всё о любом фильме:

Зимний путь

год
страна
слоган-
режиссерСергей Тарамаев, Любовь Львова
сценарийСергей Тарамаев, Любовь Львова
продюсерДмитрий Глухов, Михаил Карасев, Александр Перельштейн
операторМихаил Кричман
художникНаталия Зимина, Татьяна Чеботарь, Елена Дронова
монтажЕгор Кирпичев
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  2.6 тыс.,    Великобритания  190 чел.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время95 мин. / 01:35
Студент вокального отделения Эрик, одаренный певец, готовится к музыкальному конкурсу, чтобы исполнить там песенный цикл Шуберта «Зимний путь». Но за три дня до конкурса, одним зимним вечером, Эрик случайно встречает Леху, бездомного гопника-гомофоба: при драке в автобусе тот отбирает у певца мобильный, но лишается своего талисмана — пластикового ящера. Агрессивные попытки Лехи вернуть себе талисман становятся началом его странных отношений с рафинированным Эриком и стартом их совместного путешествия по улицам зимней Москвы, гей-тусовкам, квартирам состоятельных друзей Эрика и по закрытым ночным клубам…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.80 (104)
ожидание: 93% (823)
Рейтинг кинокритиков
в России
100%
14 + 0 = 14
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Опросы пользователей >
    • 321 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Не думал, что писать рецензию на этот фильм будет так трудно. Дело в том, что я — человек консервативных убеждений, и не приемлю гомосексуализм в принципе. Но определенная синефильская выучка не позволяет плюнуть в настоящий шедевр. А фильм Сергея Тарамаева и Любови Львовой «Зимний путь» — именно из таких. Являясь горячим поклонником их ленты «Метаморфозис», просто не мог не посмотреть их дебютную картину. И вот я посмотрел и не знаю, что мне писать. Конечно, можно было бы извернуться и сказать, что это фильм больше о дружбе, чем о любви и снят он деликатно, тактично, без пошлости и вульгарности в описании столь щекотливой темы, к тому же табуированной в России. И все это будет правдой.

    Но разве дело в этом? Дело, прежде всего, в выдающихся эстетических достоинствах этой ленты: вновь, как и в «Метаморфозисе» присутствие классической музыки, скромное, чуть обсценное обаяние декаданса, чуткое чувство драматургии, избавляющее зрителя от лицезрения ненужных сцен. Дружба (кто-то увидит любовь) гопника-гомофоба и певца-гея, так ли уж важна, когда мы видим столь блестящий, музыкальный монтаж, прекрасное чувство ритма, способность заворожить зрителя гармонией цвета, света, звука, нешаблонных, не стертых диалогов, дышащей настоящей, эмоциональной энергетикой?

    Разве всего этого недостаточно, чтобы закрыть глаза на историю и признать, что да, мы имеем дело с шедевром? Этого именно недостаточно, ибо режиссеры — супружеская пара, интеллигентные, эстетически эрудированные люди, которых никак нельзя заподозрить в грязной спекуляции на табу. Просто так сложилось, что актер Сергей Тарамаеев и его жена — теперь режиссеры и возможно, лучшие в России. Да, вы не ослышались — лучшие, иначе как еще объяснить главную награду на Лондонском фестивале из рук от самого Йоса Стеллинга, который сказал в принципе то же самое, что и я хочу донести: «Это настоящее кино — делающее невидимое видимым, с мощным столкновением противоположностей. Этот фильм тронул мое сердце. Тема гомосексуализма в фильме совершенно не играла для меня никакой роли (даже метафизически). Для меня этот фильм приближается к шедевру исключительно благодаря его кинематографическим качествам».

    Действительно, фильм о столкновение противоположностей: в то время, как певец брутализируется, пьет водку, гопник становится более утонченным (оберегает маленькую собачку, плачет, слыша классическое пение), но эмоциональные взрывы, даже драки, присутствие милиции, какого-то дремучей ксенофобской дикости намекает на серьезное социальное высказывание авторов.

    Аккумулируя основные, наиболее наболевшие темы современности, режиссеры говорят нам, что есть образованные, утонченные люди, а есть хамы и ксенофобы, дикие фашизоидные типы. Геи есть, наверное, и среди первых и среди вторых, что не так важно фильм — не о геях. Он, как сказала один из режиссеров Любовь Львова, — о невозможности, в то же время о разложении, о декадентской перевернутости основных понятий, и целых социальных слоях, говорящих на мате (мата в фильме много, но он не слушается как вульгарщина, не режет слух, как скажем в «Обнаженных» Майка Ли).

    Шуберт, Рубинштейн (опера «Демон») звучащие в кадре столь аутентичны происходящему, что даже присутствие ручной камеры не дробит изображение, не раскалывает его не беспомощное дергание, как у Гермаиики или режиссеров Догмы 95. Конечно, «Метаморфозис» — это шаг вперед в сравнении с «Зимним путем», но, честное слово, я не видел более чуткого, чистого, тактичного повествования о столь щекотливой теме никогда. Даже Дерек Джармен в «Саде» и Фассбиндер в «Кереле» иногда перегибали палку, заигрывая с китчем, здесь же его нет и в помине. Возникает вопрос — откуда у этих режиссеров такая бережность в описании человеческих страданий, влюбленностей, ошибок, взлетов и падений — не иначе как от глубочайшей интеллигентности, внимательности к каждому человеку.

    «Зимний путь» столь многогранен, что я замолкаю. Не хочется дробить впечатление анализом, Вы сами увидите его как и «Метаморфозис» и оцените, что имеете дело с одними из лучших режиссеров России. Не могу в постскриптуме не заметить, что именно Тарамаев и Львова открыли для кино Евгения Ткачука, блестящего актера, возможно, лучшего среди своего поколения, здесь он играет гопника со множеством пластических и мимических нюансов, сочно, емко. Когда он плачет, слыша Шуберта, мы видим самую прекрасную сцену в современном российском кино.

    28 декабря 2015 | 16:30

    «Зимний путь» показали на фестивале в Выборге, не показали на Кинотавре, сначала запретили для проката, потом разрешили, в итоге не показывали в питерской «Родине» из-за «пропаганды гомосексуализма» или по каким-то другим неведомым причинам, кратко изложенным во фразе «детям это смотреть нельзя», — первый российский фильм «про это» должен был выходить в прокат со скандалами, в итоге прошел незаметно, хотя и крутится фильм даже в провинциальных кинозалах.

    «Зимний путь» не столько про любовь, сколько про ее техническую невозможность: постоянные разрывы между героями сюжетно объясняются разностью их происхождения и любовным треугольником с весьма неожиданными углами. Это банальная история о внезапном столкновении двух людей, которые сначала отскакивают друг от друга, затем медленно притягиваются: пока один герой, учащийся консерватории (шаблон, точно снятый с действительности — все, хоть что-то знающие о консерваториях, понимают, что герой обязан быть оттуда), талантливый, но запутавшийся музыкант проходит путь вниз, в ответ на советы «сна и отдыха» идет пить водку и валяться на тротуаре, другой (невероятный Евгений Ткачук) — если схематично, то: оборванец с окраин, пересекает улицы, курит, находит себе друзей (собак) и наоборот (людей), кутается в шубу и мерзнет. Точка схода — концерт с исполнением «Зимнего пути» Шуберта, который — в смысле путь — становится и заглавной метафорой всех этих бесконечных путешествий, разговоров и драк.

    Герой Шуберта тоже погружен в любовную драму, выходом из которой может быть только выход из самого себя — интересно, что главного героя фильма зовут Эрик, так же (только на мужской манер) как героиню «Пианистки» (Елинек и Ханеке), которая до невозможности любила Шуберта и в мазохизме находила свой путь — между движениями этих эриков можно найти закономерности. Издалека вся певческая, длинноволосая манерность, оттеняемая черными разрисованными глазами местного доктора, которого в медицинской куртке возможно узнать без грима только по прозвищу «королева», выглядит немного условно, тем не менее — в контексте запретов и странного общественного отношения к гомосексуалистам еще и свежо, так как фильм, в общем, не про это.

    Это тихая, по-настоящему тихая, драма из стремлений, возмущений и попыток, с такой простотой рассказанная дебютантами (в прошлом — актерами Сергеем Тарамаевым, Любовью Львовой). Пути героев пересекаются, итога нет, цели тоже, в такую концепцию хорошо вписывается совершенно космическая операторская работа Михаила Кричмана (исследующего пути в фильмах Звягинцева) — сцена, где камера снизу смотрит, как бездомный убегает по лязгающим прутьям после удара клюшкой по лицу, потрясает. Фильм торчит из сценарных остановок, прячется в неуловимой череде событий, где разные миры сдвигаются, любовь остается в подземных переходах, а в скрипе снега под ногами звучит Шуберт.

    17 апреля 2014 | 20:44

    Одарённый певец Эрик готовится к музыкальному конкурсу, но вместо прописанных тренировок, тратит время на ночные пьянки-гулянки. Лёха — опустившийся маргинал, съехавший с родного города, из-за нежелания гробить здоровье на вредном заводе, и теперь промышляющий воровством. За три дня до конкурса эти двое мимолётно встретились в автобусе.

    «Зимний путь», снятый актёром и режиссёром Сергеем Тарамаевым, известным мне по шикарному исполнению роли Ардальон Борисыча в «Мелком Бесе» Владимира Досталя, долго шёл до русского зрителя, путешествуя по европейским фестам, и прибыв в Москву, чуть не оказался завёрнутым чинушами, из-за усмотренной в картине гей-пропаганды. Что особенно смешно, когда совсем недавно в тех же кинотеатрах на ура крутились такие фильмы как «Жизнь Адель» и «Грязь».

    Говоря по-честноку, так оно формально и есть. Это мелодрама про однополую любовь, но только формально. Завёрнутая в суровые городские реалии, где традиционно у нас стыкуются лоск и нищета, авангард и гопота, история, украшенная очень живыми героями и крайне натуральными и динамичными диалогами повествует, скорее, о платонической привязанности двух непохожих людей. В сравнение можно сказать, что даже у Вонга Кар-Вая в «Счастливы вместе» выходит с этим пунктиком жестче. Зато по духовной агрессивности сближения «Путь» мне напомнил такое же тяжелое беспросветное кино «Любовники с Понт-Неф», где страдающая героиня встречает бездомного под мостом и покидает семью и кров, чтоб доживать остатки жизни в его обществе. Здесь тоже герои со странными судьбами. Талант, от отсутствия стремлений постоянно уходящий в депрессивный водочный загул, или «реальный пацан», не стесняющийся отбирать еду в столовой и воровать домашних собак. Встреча этих двух кадров в каком-то роде привносит некоторое новшество в их жизнь. Один постигает высокое, проникаясь классической музыкой, другой находит нужное вдохновение в странном друге для исполнения своей партии. Естественно, финал у подобной истории неизбежно трагичен, так как пути у героев максимально иные.

    В целом, кино, как у нас водится, получилось холодное, мрачное и суровое (название очень в тему), но по итогу оставляющее после себя светлое впечатление, которое ни коим образом не смог оставить ещё один распиаренный в то время проект «Интимные места», исключительно вгонявший в краску.

    8 из 10

    25 февраля 2014 | 18:12

    Продолжая свой вечер в скандальной российской киношной гей-тематике, сразу после провокационной документалки «дети 404», в надежде на лучшее, добрался, наконец- таки до «Зимнего пути». Слава у фильма стояла в около-киношных СМИ такая, что картина ещё до просмотра начала отталкивать. Да, ещё и громкие слова некоторых «популярных» критиканов, уже заранее вызвали не интерес, а скорее недоверие — тем оно и лучше, ибо была возможность начать просмотр по методу «от противного», что добавило некоторые положительные эмоции, всякий раз, когда появлялось, что-то «настоящее». Хотя, ввиду тематики сей ленты, возникает своеобразная двусмысленность такого подхода.

    Что же в этой картине особенного? Да, ничего, за исключением некоторых твёрдых плюсов, если, конечно, отменить сверхсубъективный оценочный метод, как сиюминутного явления — «за последние пару месяцев ничего подобного не снимали, да ещё и в России, да ещё и с голубым оттенком», а рассматривать с позиции, собирательного, дальновидного взгляда пропуская через весь кинематографический опыт в целом. А теперь подробнее.

    Практически с первых кадров понятная фабула, строиться на крепком фундаменте, состоящим из взаимодействия\пересечений\переклички двух разно-полярных, можно сказать, потенциально разнополых субъектов, негласных социальных врагов — чувственного, драматического, эстетствующего интеллигента, пропитанного с детства искусством до каждой клеточки, деятелем которого он собственно и является, и гиперболизированного, в образе чуть ли не «бомжа», некоего быдло-хулигана из «заводских», проще говоря, гопника, плевавшего на все социально-моральные нормы, не говоря уж о законе.

    Их «зимний путь» начинается с неожиданного для них самих обмена своими «талисманами» — для одного это некая вещь в форме ящерицы, для второго — мобильный телефон, с помощью которого, он держит связь с внешним миром и слушает композиции Шуберта, партию которого он должен исполнить на предстоящем, по-видимому, роковом прослушивании. Желая вернуть ценную и очень личную вещь «хулиганствующий» персонаж с простым именем Лёха (в то время как другого, можно сказать «естественно», зовут Эрик) находит своего «социального оппонента» — что и можно считать «переворотной» точкой сюжета. Далее всё развивается по уже весьма стандартному, напичканному типичной драматургией, сценарию, основанному на вселенской физической сути, о том, что «две противоположности притягиваются». Только вот меня, изначально противоположно настроенного, как-то притянуть не получилось.

    Обременяя себя узами, отталкивающей своей множественной пережёванностью, европейской стилистики (включая даже музыкальную подборку), которая не только всячески отвлекала, но порой даже затмевала раздражающим фактором отличную операторскую работу, авторы, зачем-то, (кстати, их двое и оба актёра, но дебютанты в режиссуре — Сергей Тарамаев и Любовь Львова), помимо и так понятных, визуально и интуитивно, фактических различий двух главных героев, словно указательным пальцем, ошибочно вводят излишне нагромождающие, а точнее захламляющие, сюжетное пространство, дополнительные доказательства этих явных отличий. И, если лексический подход можно с уверенностью считать успешным, ввиду не столько диалоговых построений, сколько выдающейся актёрской игры (о которой чуть позже), то попытка вспомогательной «подсветки» на тему социально-бытового различая, кажется совершенно нелепой и заметно выбивающейся из общей картины своей неестественной притянотостью. Как пример, можно взять «бандитскую» линию: все эти разборки с джипами, драками и размазанной кровью, выглядят до свода скул фальшиво (как, в прочем и большая часть ленты) пестря своей «разноформатщиной». Создаётся впечатление разрушающей бессмысленности всех этих вставок, будто они из другой картины, или прямиком из «грёз» авторов, что характерно, под стать двум потенциально значимым, якобы метафоричным «флеш-форвардам» (если связать эпилог с прологом и сцену из финала со сценой с «находкой» доктора), или же специфичному дресс-коду некоторых сцен, словно обволакивая фильм пеленой яркой и значительно излишней претенциозности.

    Но, что действительно было не затмить, так это блестящий актёрский дуэт двух главных героев. И хочется верить, что на подобную удачу и настоящую редкость в области современного рос. кино возможно повлияло актёрское прошлое режиссёров, что помогло им с аптечной точностью вдохнуть жизнь в своих персонажей и наполнить их достоверными эмоциями. Импульсивно-экспрессивная игра Евгения Ткачука, потрясающе справившегося с ролью фривольного Лёхи и с изображением его весьма гиперболизированного характера, который, кстати, в одной из сцен, с учётом грима, невероятным образом (и не только внешне) напомнил мне аж самого Клауса Кински. Так, можно сказать, гениальность дуэта в том, что вся эта сверх-экспрессия и гиперболизация одного героя, была уравновешена, сглажена и дополнена не менее потрясающей игрой Алексея Франдетти, исполнившего роль задумчивого, погружённого в свои мысли, опустошённого, эмоционально и экзистенциально атрофированного Эрика. Взаимодействуя и взаимодополняя друг друга, выступая как целостная единица, или даже отдельный персонаж, дуэт главных героев, словно мощный «тягач», вытаскивает затонувший в собственном соку фильм, придавая всей этой пронизывающей эпатажно-претенциозной самобытности, налёт искусной естественности. Форму некоего абстрактно-относительного кинематографического профессионализма, но такого не продолжительного, холодного и пустого, словно это солнечный луч, проходящий свой короткий «зимний путь» в очередной из морозных дней одноимённого сезона.

    2 мая 2014 | 14:33

    Скажу честно, стала смотреть фильм, ничего не зная о нём — ни о истории создания, ни о прокатной истории. Просто после «Тихого Дона» захотелось пересмотреть что-то с Евгением Ткачуком. Ну и ещё Шуберт. Посмотрела сразу два раза. Поскольку после первого просмотра осталось только остановленное дыхание. И даже непонятно было, как это так сумели со мной, зрителем, такое сотворить? Фильм изумительный — настолько тонкий, щемящий и очень художественный. Равен по эмоциональному воздействию «венку жутких песен», и резонирует с ним.

    Смотря картину, вдруг погружаешься в состояния, совершенно для тебя непонятные ранее: а как это — быть ТАКИМ одиноким? Вот не просто на словах, не на уровне понятий, а осязаемо всем существом, существом показываемого тебе героя? Это и об Эрике, и о Лёхе. Только два этих пронзительных одиночества наложены на полярно разных молодых людей. Они сталкиваются, высекается какая-то немыслимая метафизическая искра, когда кажется, вот-вот, и поймёшь загадку мироздания — любовь, и тут же происходит взрыв. Нет, ничего не будет. И уже не важно, почему не будет. Невозможна человеческая близость (за скобками оставим всю эту гей-тематику: условна она здесь). А раз невозможна она, невозможна и жизнь. «Романтизм в действии».

    10 из 10

    11 декабря 2015 | 00:01

    1824 год. «Я чувствую себя несчастным, ничтожнейшим человеком на свете», -писал 27-летний Шуберт своему другу. Депрессия, разбитые надежды, нищета, плохое здоровье, одиночество-всё это Шуберт испытал на себе и отразил в своих музыкальных произведениях последнего периода. Цикл «Зимний путь» -это безысходная тоска, душевные муки, бесконечная боль.

    Год 2013. На экраны пытается выйти дебютный фильм Сергея Тарамаева и Любови Львовой -«Зимний путь», но не может. Министерство культуры усмотрело в нём «пропаганду гомосексуализма» и лишило прокатного удостоверения, правда, потом одумалось и изменило своё решение. Но картина с проката всё-таки была снята и петербургским киноцентром «Родина», и киноцентром в Москве. Но кто хотел, безусловно, посмотрел этот удивительный фильм — настроение. То есть, такой, который набором своих выразительных средств настраивает на особую волну, и душевный приёмник уже не воспринимает прозу бытия, а становится восприимчив лишь к высоким материям — поэзии, классической музыке или к иным, не бытовым сферам: задушевному разговору, грезам, размышлениям. Настроение фильма создаёт операторская работа Михаила Кричмана (исследующего пути в фильмах Звягинцева) — сцена, где камера снизу смотрит, как бездомный убегает по лязгающим прутьям после удара клюшкой по лицу, потрясает. Фильм виднеется из сценарных остановок, мелькает в неуловимой череде событий, где разные миры сдвигаются, любовь остается в подземных переходах, а в скрипе снега под ногами звучит Шуберт. Шуберт, Рубинштейн (опера «Демон») звучащие в кадре настолько сливаются с происходящим вокруг, что даже присутствие ручной камеры не дробит изображение, не раскалывает его, как у Валерии Гай Германики или режиссеров Догмы 95. Фильм о безысходности, которую действующие лица пытаются утопить в фантазиях, украшательствах, наркотиках, однополой любви. Даже вынужденное переплетение их страждущих душ в этом совместном процессе, не даёт им облегчения, — всё тщетно.

    Сюжет развивается вокруг студента вокального отделения Эрика (Алексей Франдетти). Он готовится к музыкальному конкурсу, где исполнит песенный цикл Шуберта «Зимний путь». Готовится, по правде говоря, не по методике своего педагога: «Сон. Прогулки. Шуберт», а по своей собственной: бутылка водки на свежем зимнем воздухе, сигареты в неограниченном количестве, и вместо полноценного сна «посиделки» со спивающимся, не так давно талантливым вокалистом, Славой.

    Эрик протестует, бунтует и конфликтует с этим миром, наверное, поэтому и объектами его любви становятся мужчины, а не женщины. Но Эрик, по большому счёту, не любит никого, а вот его любят все: Паша — работник «Скорой помощи», Слава, заботливая мать и даже отчим. Но ему всё равно чего-то не хватает. А не хватает ему настоящей драмы, нет, даже не драмы, а трагедии, которой можно было бы отдаться без остатка, ведь Эрик настоящий «лермонтовский» романтический герой: Душа усталая моя;

    Как ранний плод, лишенный сока,
    Она увяла в бурях рока
    Под знойным солнцем бытия.

    И трагедия находит его. За три дня до конкурса, в трамвае, происходит судьбоносная встреча с Лёхой (Евгений Ткачук) -бездомным гопником. Образ яркий, дерзкий, запоминающийся. Можно сказать, что Лёха-это изображение целого народа. Резкого, грубого, которого жизнь особо не балует, но он всё равно не теряется, если будет нужно, то и магнитолу из чужой машины вытащит, и обед у другого человека отберёт. Лёха-герой даже более трагичный, чем Эрик. Он лермонтовский Демон, который «давно отверженный блуждал В пустыне мира без приюта». Он искал примирения с миром, жаждал возрождения и новой участи для себя, искал общения с чистой душой. Но жизнь навязывает ему свои правила игры. Или так, или никак. Или бродяжничать в Москве или умирать от рака лёгких, полученного на деревообрабатывающем комбинате, или рака кожи, который гарантирует лакокрасочный комбинат, в провинции. В этом герое есть сила, мощь, героизм. Но его беда в том, что в мирной жизни он никому не нужен. Он лишний. Но если бы была война, он бы первый погиб, в более мирное время он бы первым полетел в космос. А в мирной жизни его пассионарная энергия не может найти применения.

    Притягиваются две противоположности — «индийский принц» -Эрик и бродяга Лёха. Возможно, они могли стать друзьями, но для Лёхи Эрик в, первую очередь, не человек, а гей, «пидор». И Лёха никогда и ни за что не будет с ним таким. Лёхина природа, тесто, из которого он вылеплен, никогда не позволят ему быть рядом с Эриком. Но всё же влюбленность, хоть и молниеносная, имела место быть: как Лёха смотрит на Эрика, когда просит взять его с собой на конкурс или как робко Лёха наливает себе вино на донышко стакана и, смущаясь, поясняет: «сушняк долбанный». Давно в отечественном кинематографе не наблюдалось этой наэлектризованности между двумя влюбленными. Порой смотришь на двух актёров, которые не понимают «что» и «как» они должны сыграть, а здесь игре актёрской веришь, и губы сами собой расплываются в улыбке умиления от зарождающихся, на наших глазах, чувств. И даже несмотря на влюбленных в друг друга мужчин, кино целомудренно и невинно. Важно понимать, что кино снималось не о геях и не для них. Вся эта история с гомосексуализмом Эрика только лишь для того, чтобы подчеркнуть его конфликт с миром, его отрезанность от мира. Только лишь для этого.

    Финал картины трагичен: Лёха убивает Эрика, конечно, не в прямом смысле этого слова. Но всё же умирает Эрик по-настоящему. Демоническая природа Лёхи взяла верх и «вновь в душе его проснулся Старинной ненависти яд». Он хоть и поверил на долю секунды в возможность счастья: И входит он, любить готовый,

    С душой, открытой для добра,
    И мыслит он, что жизни новой
    Пришла желанная пора.
    Неясный трепет ожиданья,
    Страх неизвестности немой,
    Как будто в первое свиданье
    Спознались с гордою душой.

    Но это длилось лишь мгновение, вскоре всё возвращается на свои места, там где и должно быть. Лёха скорее всего окажется в тюрьме, а Эрик погибает, просто потому, что не может жить в этом мире,: … душа была из тех,

    Которых жизнь-одно мгновенье
    Невыносимого мученья,
    Недосягаемых утех:
    Творец из лучшего эфира
    Соткал живые струны их,
    Они не созданы для мира,
    И мир был создан не для них!»

    10 из 10

    22 апреля 2016 | 18:18

    Классический маркетинговый ход для объекта искусства — ограничить к нему доступ. Но применительно к фильму «Зимний путь» препоны в прокате, устроенные блюстителями нравственности, по-видимому, сработали по минимуму. Фильм настолько элитный, что нарушил все законы науки продвижения товара: его посмотрели, в основном те, для кого он и предназначался — случайные зрители или, чертыхаясь, выползали из кинозала на какой-нибудь 25 минуте, или жали кнопку пульта.

    Для меня этот фильм проходит по списку: фильм-настроение. То есть, такой, который набором своих выразительных средств настраивает тебя на особую волну, и твой душевный приёмник уже не воспринимает прозу бытия, а становится восприимчив лишь к высоким материям -поэзии, классической музыке или к иным, не бытовым сферам: задушевному разговору, грезам, размышлениям.

    Сюжет в таких фильмах не имеет значения. Если коротко, здесь — про талантливого молодого певца, который мучается в предлагаемых судьбой обстоятельствах: его натура сопротивляется, бунтует, артачится. Ему тесно в тех рамках, в которые его втискивает серый неустроенный город, унылая консерватория, упаднические конструкции псевдобогемы. Он пытается найти выход, обратившись к такому же бунтарю, но из другого социального слоя. И вот его возвышенная душа, как птица. парящая высоко в небе, вынуждена снижаться к земле, чтобы увлечь копошащееся в помойной яме пернатое создание, одной с ним крови, но волей судеб отброшенное в клоаку, и попытаться обратить его взор к небу. Но рождённый ползать — летать не может. Усердные хлопанья крыльями и истошный крик от беспомощности выйти за пределы сущного — основная метафора фильма.

    Это фильм о безысходности, которую действующие лица пытаются утопить в фантазиях, украшательствах, наркоте, однополой любви. Даже вынужденное переплетение их страждущих душ в этом совместном процессе, не даёт им облегчения, — всё тщетно.

    А всё-таки, фильм оставляет надежду, что его героям удастся разрулить ситуацию, всё, в конечном тоге, сообразуется каким-то естественным путём, по неизведанным законам — как в пьесах Чехова, где надеются увидеть небо в алмазах, не имея для этого никаких видимых оснований.

    18 ноября 2014 | 15:42

    «Зимний путь» заработал скандальную репутацию еще до выхода на большой экран.

    Фильм, который едва не был запрещен, в Интернете горячо обсуждали даже те (в особенности те), кто весьма далек от мира фестивального кино. Сейчас не хочется даже говорить о том, насколько глупо и поверхностно это все. Неважно уже. А важно то, что фильм вышел и в нем нет желание эпатировать. А есть рассказанная в романтическом ключе история об одиночестве и неспособности ответить любовью на любовь.

    Эрик — талантливый певец, который в алкоголе ищет спасения от творческого кризиса.

    Саркастичный и холодный, на самом деле он, как и всякий человек искусства (в особенности молодой), мечтает о «настоящих» чувствах и эмоциях, трагичных и вдохновляющих. Мать с отчимом, влюбленный Паша, Слава, которые волнуются об Эрике и проявляют заботу, — это же скучно, обыденно. Опостылело, в общем. Кто-то скажет, что юноша «с жиру бесится», но мы-то помним: «Мир печален оттого, что марионетка впала в меланхолию».

    В животноподобном Лёхе герой видит что-то такое, что недоступно другим. Эрик влюбляется в «инакость», бьющую через край энергию, искренность. Ему кажется, что он нашел то, что искал. И он прав. Трагедия обеспечена. А Лёха действительно особенный: греет за пазухой собаку, вспоминает, как бабушка водила его в церковь, при этом подвержен чуть ли не трогательным языческим суевериям.

    Если Эрик — это главный герой песенного цикла «Зимний путь», то Лёха — лермонтовский демон, неприкаянный и несущий смерть тем, кто его любит. Его с кем только не сравнивают: Алекс ДеЛардж, Тайлер Дерден… А мне этот персонаж больше всего напомнил Дина Мориарти. Эмоционально воспринимающий искусство молодой человек, который врывается в богемную тусовку и переворачивает там все вверх дном. Юноша, который может ненадолго стать музой, хотя сам ничего не создает, а лишь разрушает все, к чему прикасается.

    В финале я, хотя знала, чем кончится история, смотрела на этого демона и поверить не могла: «Как так? Ты же под Шуберта плакал!» Мне говорят, что он просто сентиментален, как и многие нехорошие люди. А я думаю, что Лёха не смог смириться с тем, что в нем пробудил Эрик, предпочел это подавить, как мы и делаем часто, боясь оказаться уязвимыми.

    3 марта 2014 | 14:32

    «Я тот, чей взор надежду губит,
    Едва надежда расцветет,
    Я тот, кого никто не любит,
    И все живущее клянет»
    (Лермонтов, «Демон»)

    Вокруг этого фильма было много разговор, его кличут «самым скандальным фильмом российского кинематографа». Снова Россию показали не такой, какой ее хотели бы видеть, которую не хотят признавать.

    Сюжет:

    Талантливый парень Эрик — прекрасно поет. Леха — представитель не самого образованного населения. Но судьба сводит их под крышей одного автобуса. Что случилось, когда столкнулись два одиночества?

    Актерская игра:

    Не хочется кидаться из крайности в крайность, особенно делать акцент на том, что в фильме высокая концентрация геев. Потому что рассматривается не демографическая проблема в стране, а сущность человека, пусть даже он и гей. Это лишь помогает сценаристу обличить их душу.

    Оба главных героя сыграли просто изумительно. Особенно все же поразил актер, исполняющий роль Лехи. Там явно и характер поярче, молодой человек более пылкий. Евгений Ткачук показал зрителю, какого это: кричать и бить любого, вставшего на пути, а потом рыдать, пока никто не видит, над произведением Шуберта.

    Актер, исполнивший роль Эрика, этакий томный принц. Талантливый парень, интеллигентный мученик, которого швыряет от алкоголя к наркотиках, от изящных парней до грубого Лехи с завода.

    В фильме сходится два одиночества. Две противоположности. Два человека, которые нуждались в друг друге. Эрик получил необходимые ему страдания от любви и свою победу на конкурсе. В душе Лехи проснулись чувства, которые он так старательно старался в себе прятать.

    В фильме встретились две силы: сила разрушающая и создающая.

    Помимо всего прочего, поднимается вновь проблема средних сословий населения. Снова можно заметить антитезу: «белые воротнички» против трудяг с завода. В чем разница? Одни пьют водку в каком-то подвале, оправдывая это душевными муками, другие просто потому, что «перспектив мало: либо рак легких, либо рак кожи».

    И это действительно трагично. Молодые, талантливые люди калечат себя ради искусства и рано уходят из жизни. Здоровые, крепкие парни, гробят свое здоровье и душу на неблагодарной работе. Только к первым уважения больше, чем ко вторым.

    Еще хочется отметить искренние чувства героя Лехи. Его слезы были искреннее слез ребенка. Ведь в том, чтобы плакать, он тоже своеобразный ребенок.

    Роль цвета в этом фильме также примечательна. Цветом волос юнош отмечается их полярность (один — черный, другой — блондин). И постоянная смена дня и ночи. Если Эрик днем — прилежный ученик, то ночью он словно спускается в преисподнюю. Что касается Лехи… он не боится света. Во тьме он прячется только от самого себя.

    Что касается музыкального сопровождения, то тут нельзя остаться равнодушным. Шуберт, пронизывающий весь фильм, создает особую атмосферу и настроение. Его произведение играет большую роль в судьбе героев и в восприятии зрителей фильма. Эта мелодия словно режет на куски. Сразу осознается, какая дьявольская сила скрыта в искусстве. Искусстве, которое одних — губит, а других — спасает.

    Музыка тоже дается в контрасте. «Зимний путь» — произведение, которое пел Эрик. Лехе больше подходит опера Рубинштейна «Демон».

    Все эти моменты были прекрасно обыграны. За что низкий поклон команде, которая трудилась над этим фильмом.

    Итог:

    Что мы видим в конце? Леха уходит, Эрик безутешно страдает, лежа в костюме на снегу. «Какого хрена ты мне навязался, пидор! На хрен ты мне сдался?!» — кричит Леха, отказываясь от тех чувств, что пробудили в нем сострадание, человечность и любовь. Мир, в котором он живет, совсем не такой, он отказывается верить во что-то хорошее. Эрик же отказывается от жизни.

    И пусть это не то, чего многие ожидали, после просмотра трейлера. Это не история про неразделенную любовь двух «пидоров». Это история о том, как одна встреча может изменить жизнь. Это история о том, как жестока жизнь ко всем, без исключения.

    Если Эрик обречен на смерть, то что ждет Леху?

    Излюбленный вопрос Паланика: как можно назвать человека, обладающего огромным талантом, одним словом?

    Покойник.

    Как можно назвать человека, обреченного на скитания по тюрьмам, одним словом?

    Покойник.

    8 из 10

    15 февраля 2015 | 20:52

    По чистой случайности удостоился просмотра данного творения, спустя два года после премьеры. В свое время, почему то, он прошел мимо меня стороной. К просмотру был приманен, прежде всего, таким ярким артистом, как Евгений Ткачук, как по мне одного из самых мощнейших и невероятных актеров своего поколения, который с каждым фильмом преподносит совершенно иного себя, каждый раз перевоплощаясь до нельзя, до последней капли. И этот фильм не стал для него исключением. Его образ безбашенного гопника, с возможными психическими расстройствами, как огромная цепь, которая так и приковывают к экрану.

    Сам фильм отходит от типичной «чернушной» эстетики русского фестивального кино, что не может не радовать. Вся фабула и внешнее ее насыщение создают некий поэтическо-романтический образ мимолетного наваждения и наслаждения, но увы, которое по своей природе рано или поздно завершаются. Представленные в картине однополые взаимоотношения, на редкость, нисколько не «коробят» и не отвращают, это происходит, в большей степени, благодаря тонкому визуальному описанию платонических отношений, свойственным как гомо, так и гетеросексуалам. Создатели фильма этим способом ставят всех любящих людей на равную естественную планку, кем бы ты не был. Но не всегда эта любовь бывает взаимной и, порой, не очень долговечной.

    Отдельно, хочется выразить операторскую работу Михаила Кричмана, который своей визуальной составляющей утонченно «рисует» и передает всю эту атмосферу некого воздушного сновидения, ту трансцендентную движущую силу, которая связывает между собой двух совершенно разных людей-антиподов.

    8 ноября 2015 | 00:24

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>