всё о любом фильме:

Зимняя спячка

Kis Uykusu
год
страна
слоган-
режиссерНури Бильге Джейлан
сценарийЭбру Джейлан, Нури Бильге Джейлан, Антон Чехов
продюсерЗейнеп Озбатур, Музаффер Йылдирим, Реми Бура, ...
операторГёкхан Тирьяки
композитор-
художникГамзе Кас
монтажНури Бильге Джейлан, Бора Гёксингёль
жанр драма, ... слова
зрители
Нидерланды  46.2 тыс.,    Россия  1.4 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время196 мин. / 03:16
Отель «Отелло» в Анатолии. Им управляет импозантный седовласый Айдин, бывший театральный актер, чья слава давно прошла. Вместе с ним живут красавица-жена, занимающаяся благотворительностью, и сестра, тоскующая по мужу, с которым не так давно развелась. Небывалый снегопад отрезает отель от цивилизации, и он становится убежищем для этих трех человек и декорацией, в которой разыгрываются сцены их мучений.
Рейтинг фильма
IMDb: 8.20 (26 536)
ожидание: 98% (944)
Рейтинг кинокритиков
в мире
88%
66 + 9 = 75
8.4
в России
92%
11 + 1 = 12
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Источником вдохновения для создания фильма послужили рассказы Антона Чехова – «Жена» и «Хорошие люди», а также произведения Льва Толстого, Фёдора Достоевского и Вольтера.
    • Это второй турецкий фильм, выигравший «Золотую пальмовую ветвь». Первым был фильм «Дорога» (1982).
    • Имя главного героя, Айдын, означает «мыслящий человек» в переводе с турецкого.
    • Режиссер Нури Бильге Джейлан рассказал, что для фильма было отснято более 200 часов материала, и его изначальная версия получилась длиной 4 часа 30 минут. Но в итоге ее урезали до 3 часов 15 минут.
    • Халук Бильгинер трижды отказывался от роли из-за своей загруженности в театре. Но в итоге режиссер Нури Бильге Джейлан настоял на том, чтобы график съемок спланировали в соответствии с расписанием Бильгинера.
    • Получение фильмом «Золотой пальмовой ветви» совпало со столетием турецкого кино.
    • Сценарий к фильму состоит из 285 страниц.
    • На написание сценария ушло 6 месяцев.
    • Картины Ильи Глазунова, которые он нарисовал для первого романа Фёдора Достоевского «Неточка Незванова», стали источником вдохновения при создании постера фильма. Кстати соответствующую картину можно увидеть в комнате Нихаль.
    • еще 6 фактов
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 400 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Холодно и пустынно было в просторных чертогах Снежной королевы. Их освещало северное сияние, оно то вспыхивало ярче в небесах, то вдруг слабело. Посреди самой большой и пустынной снежной залы лежало замерзшее озеро. Лед на нем раскололся на тысячи кусков, на удивление ровных и правильных. Посреди озера, когда бывала дома, восседала на троне Снежная королева. Озеро она называла «Зеркалом Разума» и говорила, что это лучшее и единственное зеркало в мире.

    Ханс Кристиан Андерсен «Снежная королева»


    Со времени проведения 68-го Каннского кинофестиваля прошло более полугода, но ознакомиться с победоносной картиной Нури Бильге Джейлана довелось только сейчас. Я был абсолютно подготовлен к тому, что меня ожидает при просмотре «Зимней спячки», будучи знакомым с остальными лауреатами «Золотой пальмовой ветви», поэтому называть картину скучной, «не для всех» или чересчур заумной я не буду, не за что.

    Автор с первых кадров дает понять зрителю, на что он подписался, купив билет в кино. Неспешные движения камеры, длинные филосовские беседы, сложные ракурсы, скудное, но весьма красивое, музыкальное сопровождение — все это, вообщем, и есть основа «Зимней спячки». Однако проблема самого существования фильма в том, будут ли зрители три с лишним часа смотреть и внимать посыл Джейлана сквозь разговоры скорпулезного владельца отеля и его обитателей? Ответ прост — половина будет смотреть, другая — внимать. И дело не в том, скучен фильм или же нет, дело в том, найдет ли кино своего зрителя, возможно, зрителя не знакомого с произведениями русских классиков, тех же гениальных Булгакова, Чехова или Достоевского. На мой взгляд, совершенно не обязательно быть разборчивым в мире литературных произведений, чтобы понять к чему взывает режиссер. Как говорит главный герой о своей бывшей профессии актера «Быть актером — это дело чести», так и сам фильм, зеркально чистым образом заставляет задуматься о таких вещах, как честь, деле всей жизни и благодарности.

    Среди актеров нет ни одного, выдавшего фальшивую ноту. Просто невероятная работа Халука Бильгинера будет ассоциироваться у вас с этим фильмом постоянно, просто мастерски отрепетированные позы, повадки и мимика будут пленить вас так, что никаким Китонам и не снилось, и все-таки актерскую награду Канн он заслужил больше Тимоти Сполла, на мой взгляд. Мелиса Сёзен выдает совершенно каноничный женский перфоманс благородной жены и отверженницей холодных людских душ. Мне показалось, что именно на ее героя следует обращать внимание весь фильм, так как он приведет вас к душераздирающей сцене про то, что, какими бы люди не были обреченными и нуждающимися, увы, разучились принимать даже самую безвозмездную помощь, отстаивая свою гордость и честь, которых по-просту у них нет.

    В заключении хочется посоветовать вам, все-таки, посмотреть, ну или же вытерпеть этот фильм для того, чтобы просто убедиться, что где-то все де рождаются истинные шедевры.

    1 февраля 2015 | 20:47

    Мне попадалось очень мало фильмов при просмотре которых можно несколько раз заснуть и ничего не пропустить — этот один из них, можно заснуть в любой момент и проснутся через 5, 20, 40 минут — и вы ничего не пропустите и просто продолжите смотреть фильм дальше.

    И дело тут не в том что я «интеллектуально не дорос» или не понимаю о чём говорят герои, скорее дело в том что преподнесено всё это очень невнятно и занудно.

    Непонятно что именно хотел показать режиссёр — кризис бывшего театрального актёра который вынужден следить за хозяйством оставленным ему отцом, или его сложные отношения с женой и сестрой (куда она кстати делась ?) или непонимание и презрение между богатыми и бедными? Или же жизнь отеля посредством сменяющихся постояльцев, в любом случае ничего из вышеперечисленного режиссёру не удалось.

    Разбирать всё это детально не имеет смысла, придраться тут не к чему т. к. ничего о чём можно было бы вспомнить или пересказать за 3 с лишним часа не происходит, и это отнюдь не тот случай когда ты посмотрел фильм и у тебя остаётся приятное послевкусие от диалогов, актёрской игры или операторской работы (к слову сказать многие её тут хвалят, хотя она абсолютно отсутствует, поставить камеру на в помещении и раз в 5 минут менять её ракурс, может кто угодно).

    Отдельно можно рассказать разве что о второстепенных персонажах, о них всегда есть что рассказать в любом фильме, но только не в этом, не понятно кто они, откуда пришли, что хотят и куда в итоге делись.

    В итоге фильм встаёт в один ряд с фестивальными картинами которые собирают много призов, восторженные рецензии критиков и рядовых киномнов, но после которого вам сразу же захочется посмотреть любой другой фильм что-бы получить удовольствие которого вы не получили от зимней спячки.

    9 августа 2015 | 20:00

    «Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни»
    А. П. Чехов

    С удовольствием посмотрел в кинотеатре последний фильм своего турецкого ровесника.

    Это кино — для любителей умных разговоров. Никакого «экшена» в фильме нет, в нём почти ничего не происходит. Так что думаю, он не для молодых людей, им будет скучно.

    А мне вот нисколько не было. Хотя рассказов Чехова, по мотивам которых поставлена картина, я не помнил, только сейчас прочёл.

    Рассказов два, длинный — «Жена», и короткий — «Хорошие люди».

    Похоже, мало кто помнит эти рассказы, между тем, первый — превосходный. Не случайно его любил Бунин.

    И ещё во время фильма вспоминается пьеса «Дядя Ваня».

    Так что эту картину Джейлана, которого называют «турецким Антониони» и считают любителем Тарковского, можно счесть оммажем Чехову.

    Впрочем, ассоциации возникали и с Достоевским — униженные люди, не приемлющие жалости, см. историю штаб-капитана Снегирёва из «Братьев Карамазовых», и сожжённые деньги (Настасья Филипповна из «Идиота»). Да и литография в комнате сестры главного героя — иллюстрация Ильи Глазунова к «Неточке Незвановой».

    Есть в фильме и «тарковизм» — белая лошадь, которая символизирует отношение героя к своим ближним (у зрителя может возникнуть и воспоминание о «Холстомере» Л. Н. Толстого, когда он её неожиданно отпускает, очевидно решившись начать другую жизнь).

    Итак, перед нами мир чеховских героев. Это люди среднего возраста, со своими проблемами. Они не умеют доверять своим ближним и любить их, но сами остро нуждаются в доверии и любви; переживают от своей не цельности и невозможности себя реализовать; хотят жить «по правде», но не могут на это решиться…

    В центре идейной проблематики фильма религиозные чувства и их проявление, мужское-женское, отношения между богатыми и бедными. Актуальные всё темы!

    Разговоры с сестрой героя фильма о непротивлении злу насилием — в основном из рассказа Чехова «Хорошие люди».

    А вот отношения между супругами, как и сильный снег — это уже из рассказа «Жена»; для Турции такой снег, понятное дело, редкость.

    Не могу сказать, что режиссёру удалось сделать сценарий без недостатков. Например, линия сестры владельца отеля оборвана. Но в целом кино явно получилось. Хотя смотреть его некоторым будет не очень приятно, ведь каждый из главных его героев несчастен, все они способны указать на недостатки и грехи ближнего, но не способны увидеть собственную ущербность. И всё же «Зимняя спячка» — гуманистический фильм. И в нём есть луч надежды.

    Конечно, с великим Бергманом фильм сравнивать не стоит, не дотягивает. Но в сравнении с современными фильмами — очень даже хорошее кино. Снятое стильно и даже красиво в зимней Каппадокии.

    Картина завоевала главный приз в Каннах.

    8 из 10

    9 сентября 2014 | 10:05

    «Золотая пальмовая ветвь» каннского фестиваля

    Это пугающе длинный фильм — 3 часа 15 минут. За всё время, что я смотрю кино в зале, дольше шёл, кажется, только документальный фильм Скорсезе о Джордже Харрисоне. Должен сказать, что продолжительность турецкой картины — её главная проблема и беда, хотя полтора десятка зрителей, собравшихся вместе со мной, стойко преодолели это испытание — никто не ушел. Но при этом и ни одной выраженной вслух эмоции я не услышал. Кино смотрели в гробовой тишине. Может быть спали? Меня, признаться, подмывало как уйти, так и вздремнуть. Но дурацкая привычка смотреть до конца и, главное, попытка найти объяснение: почему дали «Золотую пальмовую ветвь», — заставили терпеть до финальных титров.

    «Зимняя спячка» — это апофеоз кризиса современного авторского кино, когда снобизм создателя проявляется в том уже, что он не может ни в чём себе отказать. Если бы это кино было на час короче, то оно бы значительно выиграло. Утонувшая диалогах «радиопостановка», с одной стороны, довольно точно характеризует образ жизни и мировоззрение сельской интеллигенции, которая ведёт бесконечные беседы о смысле жизни за бокалом вина и укутавшись в пледы, перед тем как вкусно поесть и сладко поспать. Просматривающийся внутренний конфликт, который досаждает главному герою, плохо способному примирять внутри себя праведника и бизнесмена, постепенно растворяется в повествовании, разбавляя и без того жидкую сценарную конструкцию. Отчужденность, непонимание, обида, ревность, пустое морализаторство — набор дежурных мыслей и чувств турецкого интеллектуала, часто только благодаря всему этому и чувствующего себя значимым.

    Возможно, Джейн Кэмпион и возглавляемое ею каннское жюри обладали куда большим терпением, нежели я, который к тому же пока мало что видел из конкурсной программы фестиваля. Однако даже в сравнении с «Левиафаном», довольствовавшимся сравнительно скромным призом — за сценарий, я ответственно заявляю, что наша картина была куда больше достойна победы. Она и драматургически прописана куда интереснее, и мускулистее — в ней много энергии и действия, но, самое главное, образный ряд куда богаче. У Джейлана единственная сцена, тронувшая меня до глубины души, случилась перед самым финалом, но как бы ни была она хороша, каркас 195-минутного фильма по определению не может держаться на одном (пусть и сильном) образе. Отсюда у меня возникает очень серьёзное подозрение, что турецкому режиссёру дали главный приз вовсе не за данную работу, а по совокупности — за творчество в целом.

    Так не раз уже случалось на этом фестивале в отсутствии фильма-лидера, но в присутствии видных мастеров, до сих пор обделённых лаврами победителя. 55-летний Джейлан, ранее неоднократно премированный в Канне, несколько раз был в шаге от победы, и вот удостоился её за свою не самую лучшую картину. Куда логичнее было бы отдать её, например, «Отчуждению», снятому турком двенадцатью годами раньше, но куда более ёмкому по мысли и содержанию. Вся проблема в том, что тогда Джейлан только-только пробился в обойму каннского фестиваля, а ныне является канонизированным и уже забронзовевшим классиком — главным наследником традиций Тарковского, Антониони и Бергмана. Возможно, когда-нибудь и со Звягинцевым случится аналогичная катавасия, чего, конечно, не хотелось бы. Между тем Турция уже второй раз увозит к себе «Золотую пальму», в то время как мы продолжаем оставаться с единственной — за «Летят журавли».

    И Чехов, и Достоевский, которыми прикрывается режиссёр, указывая в титрах, что данное кино снято по мотивам их произведений, выходят какими-то уценёнными. Опять же лишний раз подчеркивая то, как измельчали классики в современном кино. И особенно при сравнении, например (опять же с нашей), «Неоконченной пьесой для механического пианино», после которой многим вообще за Чехова не следовало браться. Ну и до кучи ещё одно сравнение, в котором Джейлан оказывается не у дел. Фильм с таким же названием «Зимняя спячка» снял в 1997-м Том Тыквер, заявив о себе, как о новом лидере немецкого кино. Аналогичная сезонная стагнация не помешала тому фильму держать меня в напряжении от первой до последней секунды. Просто Тыквер с куда большим уважением отнесся к зрителю, в отличие от Джейлана, который с каждым разом снимает всё более длинное и всё более «авторское» кино — для себя любимого. В отличие от Чехова он, похоже, не особо торопится выдавливать из себя раба, в данном случае собственной значимости: сократив фильм с четырёх с половиной часов до трёх пятнадцати, он, видимо, решил, что всё оставшееся — бесценно…

    30 сентября 2014 | 21:14

    Когда появились афиши к победителю Каннского фестиваля 2014, то по описанию создавалось впечатление, что фильм является калькой на «Сияние» Кубрика — отель, снегопад, отрезаны от цивилизации, мучения…Реклама подготовила сознание к просмотру триллера, оставив лишь тень упоминания о произведениях Чехова.

    Являясь никудышным знатоком Толстого и Достоевского (произведения которых, как говорят, также легли в основу «Зимней спячки»), но будучи поклонником творчества Человека без селезенки, могу с уверенностью сказать, что данная картина самая что ни на есть чеховская. Не юмореска, нет, а та драма, которую писатель явил миру, в которой герои «больше едят, пьют… обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни».

    В-общем триллера не оказалось, зато есть картина о богатом помещике, получившем в наследство от своего отца землю с недвижимостью в горах Анатолии, что позволяет нашему землевладельцу безбедно существовать, содержа отель, в который заезжают погостить редкие туристы из Японии и прочие иностранцы. Другая же собственность сдается в аренду местным жителям. От такой роскоши маются от скуки жена главного героя и его сестра, недавно разведшаяся со своим забулдыгой мужем и приехавшая из Стамбула помогать своему братцу вести хозяйство. И в целом люди-то они не плохие. Но и не хорошие. У каждого тут своя правда.

    Барин Айдан — бывший театральный актер, который во времена оны прекрасно играл имама в первом акте какой-то пьесы. Вся его секундная роль состояла в том, что он выбегал на сцену с криком: «Где здесь сортир?!» В юности он автостопом объездил всю Европу, ночуя, где попало. Все это позволяет ему считать себя жизнью потасканным и умудренным опытом. Теперь же, на закате своей жизни, почему бы не позволить себе, как истинному художнику, заняться чем-то возвышенным, например, написанием статеек на религиозную тему в местную «Сельскую жизнь», а заодно уж и приняться за фундаментальный труд по «Истории турецкого театра». В таких вот праведных заботах проходят его дни. Сбор оброка с постояльцев взвален на плечи полицейских и судебных приставов, а ведением бумажных дел заведует его сестра, которая только и делает, что валяется на диване, попивая кофий с чайком, да заводит всякие праздные беседы о непротивлении злу, а за компанию и статейки братца критикуя.

    Жена нашего обобричителя — молодая красивая особа, младше своего мужа лет на 25-30, от нечего делать мужа презирающая и решившаяся заняться благотворительностью за его же счет. Отношения у них, мягко говоря, натянутые — было бы интересно посмотреть, как они друг с другом спят.

    А в качестве второстепенных персонажей — чернь, терпящая непосильные унижения и оскорбления от своего барина и его семьи. Но чернь тоже разношерстная: есть гордые упрямцы, есть прогинающиеся типажи с миндальной улыбкой и принципом «как бы чего не вышло», а есть просто безмолвные слуги.

    Фильм на самом деле классный и своей награды достойный. Да, он может показаться тягучим, долгим, скучным; темам некоторых диалогов можно удивляться — уместны ли они, возможно ли вообще в нынешнее время вести подобные беседы. Однако, всё это мелкие недочеты на фоне такого огромного полотна о человеческой природе, о многообразии ее проявлений. Полотна, позволяющего взглянуть на себя со стороны — на пошлость и обыденность собственной жизни, на свои мелкие мещанские замашки, на то, что в жизни есть нечто большее, чем товарно-денежные отношения, сытость желудка и комфорт мягкого кресла.

    Так что, друзья, советую вам превозмочь себя, кому это сделать трудно, и посмотреть этот фильм. Откиньте все мысли о насущном, забудьте о еде (не уподобляйтесь мне, который к концу второго часа просмотра думал о том, чего бы ему отведать на ужин). На три с четвертью часика забудьте о ваших чаяниях и погрузитесь в эту картину.

    8 из 10

    А Чехов — бессмертен и всемирен.

    12 сентября 2014 | 13:30

    Маленькие, нудные людишки
    Ходят по земле моей отчизны,
    Ходят и — уныло ищут места,
    Где бы можно спрятаться от жизни.
    Все хотят дешевенького счастья,
    Сытости, удобств и тишины.
    Ходят и — всё жалуются, стонут,
    Серенькие трусы и лгуны.
    Маленькие, краденые мысли…
    Модные, красивые словечки…
    Ползают тихонько с краю жизни
    Тусклые, как тени, человечки.

    Это Горький. Стихи Власа из пьесы «Дачники». Представьте, что эти стихи будут прочитаны не как агитация с пропагандой, не как железобетонное осуждение и окончательный приговор, а с лаской, пониманием и симпатией в голосе. Именно так говорит о своих «человечках», угасающих в пустоте, скуке и страхе, Нури Бильге Джейлан в фильме «Зимняя спячка». И хотя говорит он, в принципе, то же самое, в его голосе не найдешь интонаций по-горьковски острых и мускулистых, обличительных. Турок Джейлан — поклонник тонкого Чехова с его знанием, что неудачники — все вообще, что черных и белых не бывает, а серого и его оттенков сколько угодно. И каждый идет не в одном направлении — к цели, а бродит взад-вперед, топча собственные следы.

    Помните гладиаторскую клятву «даю себя жечь, вязать и убивать железом»? Уже в начале фильма очевидно, что Джейлан дал себе не менее жесткий зарок. Сдирая с кровью всё внешнее, наносное, он ставит на просвет особый сорт людей, к которым всецело относится сам, — интеллигенцию. Это не простое рентгеновское испытание на немощь или жизнеспособность, это возвышенная экзистенциальная проверка каким-то идеальным светом, чистым, как первый снег. И свет этот почти не проницает героев, не проникает в них. Разве только в финале он дрожит и теплится в глазах владельца отеля Айдына и его жены. После непрерывных проб на прочность интеллекта, сердца и совести режиссер, словно понимая, что «спасти человека против его воли — все равно что совершить убийство», тихонечко отступает от героев, оставляя их спасение им самим. Чехов сделал бы то же самое.

    Правда, в фильме есть совсем не по-чеховски указующий перст автора. Это финальное закадровое письмо Айдына жене (возможно, кстати, она сама себе его придумала и прочитала) о том, что жить лишь собой нельзя, что человеку нужны человек и жертва ради другого, что любовь — в самоотверженности, и что самость ее убивает.

    Но это, пожалуй, единственный указанный и произнесенный ответ. Все остальное в «Спячке» — из области чувств и взглядов, которые живы не словами, а оттенками интонаций, недоговоренностями, тишиной. Они щемяще прекрасны тем, что не содержат никаких определенных точек зрения, в них почти не различается хорошая сторона от дурной. К слову, когда герои пытаются высказывать свои воззрения, производить оценки, навешивая друг на друга ярлыки добра и зла, они наиболее комичны и жалки. Особенно это касается благотворительных экзерсисов жены героя, которая почему-то считает, что филантропия и любовь к ближнему — одно и то же. Насколько бессильна помощь материальными благами без любви, мы видим в жестокой сцене с сожжением денег. Впрочем, ненависть и презрение бедняка, бросающего пачку банкнот в камин, ничем не лучше равнодушия к жизни, бессилия, эгоизма и охладелости Айдына, его жены и сестры. И, скорее всего, говорят тоже об эгоизме и охладелости…

    Обилие слов в фильме «Зимняя спячка», на которое с удивлением указывали почти все пишущие о нем, для режиссера не самоцель и не способ высказать что-то важное. Это вполне определенная оценка. Оценка нравственной несостоятельности героев, которые прячут за словами малость душ и дел. Их слова не выражают ничего, кроме умения слышать только себя и голословных претензий на нравственное достоинство и превосходство. Говоря красиво и красуясь, они словно крадут главные смыслы у высоких слов: справедливость, человеколюбие, мораль, совесть, Аллах… В их диалогах — ни намека на то, что они живут высшим и всеобщим, эти люди служат себе как самоцели. Однако отчаянно нуждаются в других, в другом… Такая нужда у них есть, потому что Джейлан добрый. Добрее «певца некоммуникабельности» Чехова, добрее Антониони и проще в своей доброте, чем Тарковский…

    Д. Быков как-то сказал: «Человек постоянно хочет потреблять только одно — прекрасный образ самого себя». Джейлан дал возможность Айдыну от себя отречься. И прийти к тому простому, возможно, не снежно-белому, а серому, но уж точно не «дешевенькому» счастью, что когда-то отлично сформулировал американский писатель Генри Дэвид Торо: «Как ни жалка твоя жизнь, гляди ей в лицо и живи ею; не отстраняйся от нее и не проклинай ее. Она не так плоха, как ты сам. Она кажется всего беднее, когда ты всего богаче. Придирчивый человек и в раю найдет, к чему придраться. Люби свою жизнь, как она ни бедна».

    31 января 2016 | 15:01

    «Зимняя спячка» рассказывает о жизни отставного актера, ведущего помещичий образ жизни в турецкой глуши, в окружении сестры, молодой жены, немногочисленной прислуги. Герой, в начале фильма производящий впечатление деятельного интеллектуала и моралиста постепенно развенчивается и предстает в итоге баловнем судьбы и человеком заурядным. Практически все действие состоит из продолжительных и неторопливых откровенных разговоров.

    Картина подкупает своей гармоничностью. Неспешное меланхоличное повествование, которое должно бы надоесть через пол часа, вдобавок лишенное какого-либо драматургического напряжение, интересно все 200 минут и кажется — смотреть и смотреть, хоть 5 часов, только все уже сказано. Пейзажи, холодные, равнодушные и жесткие. Продуманность деталей, которые ненавязчиво и вторят словам героев. Безупречно отыгранные роли.

    Фильм кажется очень русским: в нем много от русской литературы, в есть Тарковский. Да и сама Турция похожа на Россию — тоже имперское мышление, тоже распутье между Западом и Востоком. Органично выглядят и бережно переселенная в турецкую деревню семья штабс-капитана Снегирева, и чеховские семейные разборки.

    Как было уже мельком отмечено выше, «Зимняя спячка» обладает тем редким качеством, когда художественное произведение говорить непосредственно о жизни и исчерпывающе с этим справляется, подводя финальную черту двумя шекспировскими цитатами.

    Шедевр, как минимум в глазах любого поклонника Тарковского.

    8 февраля 2015 | 14:15

    Перед нами новое творение прославленного турецкого постановщика Нури Бильге Джейлана, чьи фильмы за последнее десятилетие не раз оказывались воспетыми критиками и награжденными всевозможными призами, включая престижнейший Каннский кинофестиваль. Не стала исключением и «Зимняя спячка», за которую турок, наконец, отхватил долгожданную «Пальмовую ветвь». О справедливости решения каннского жюри говорить не приходится: Джейлан уже давно был записан в любимчики Лазурного берега, так что ему стоило дать ветку хотя бы за упорство, с которым он раз за разом привозил на смотр свои немногословные ленты в надежде победить. Что интересно, добиться заветного приза ему удалось благодаря картине, в которой чрезвычайно много говорят.

    Как и предыдущий фильм Джейлана, «Зимняя спячка» — это избыточное трехчасовое разговорное кино, в котором вся драма спрятана в диалогах. История пожилого, не снискавшего славы театрального актера, который руководит гостиницей с характерным названием «Отелло» и сдает квартиры в забытом всеми городке, помещена в излюбленные джейлановские пейзажи заснеженных гор и безликой степи Анатолии, подчеркивающие внутреннюю стагнацию героя. Основной конфликт ленты разворачивается между двумя сословиями: богатых, довольных жизнью интеллектуалов здесь представляют главный герой Айдин и переехавшая к нему свежеразведенная сестра, тогда как бедными, но не утратившими свою гордость, оказываются отсидевший в тюрьме спившийся шахтер и его семья в виде молчаливого сына, больной матери, жены и брата имама. Последние уже несколько месяцев не могут выплатить Айдину арендную плату. К этому примешиваются не только нереализованные амбиции героя, но и его скверные отношения с молодой красавицей женой, изнывающей от скуки и подавленности своим циничным супругом, перебранки с назойливой сестрой и нескончаемые размышления высокого порядка, вырывающиеся из уст любого заходящего в кадр персонажа. Такие слова как честь, достоинство, смысл жизни, непротивление злу и подобные им понятия занимают большую часть разговоров героя, поскольку говорит он в основном с людьми его же круга. Когда же перед ним появляются представители низшего сословия, Айдин сразу начинает строить из себя дурака, не знает что сказать, а после бранит докучливых «бедняков» за отсутствие высших духовных ценностей в авторской колонке, которую он регулярно отправляет в местную газету.

    Несмотря на вроде бы ясную, хотя и крайне условную структуру, разобраться в том, кто кому симпатизирует и какие между героями отношения у пытливого зрителя получится лишь к середине второго часа. Джейлан, по старой привычке, не стремится сразу же раскрывать все карты, а слово за слово, небольшими мазками рисует широкую картину нравственного падения и застоя человеческой души, тотальной спячки, в которую впали лучшие человеческие качества главного героя. Только на этот раз никаких тузов в рукаве у режиссера не оказалось, и это вполне объяснимо.

    Джейлана, при всех его художественных заслугах, всегда сложно было отнести в категорию гениальных постановщиков: его творчество постоянно шло по своеобразной кривой, на которой по-настоящему талантливые картины чередовались с крепкими, но беспомощными в своей внешней безупречности работами. Дебютные «Поселок» и «Майские облака», поразившие критиков аутентичным минимализмом с национальной примесью, сменил с виду выдающийся оммаж Тарковскому «Отчуждение», который, по сути, так и не вышел за рамки эпигонства; за редким по своему бесстрашию исследованием отношений мужчины и женщины в «Климатах», последовали шумные и броские «Три обезьяны», за криками которых обнаруживалась зияющая пустота, что, однако, не помешало Джейлану забрать приз за «Лучшую режиссуру» в Каннах. Казалось, «Однажды в Анатолии», в конце концов, вывела турецкого самородка на новый уровень: крайне запутанная криминальная история о поиске трупа, прикидывавшаяся нео-вестерном, оказалась небывалой силы картиной о разбитых человеческих судьбах, где драма персонажей угадывалась в скупых фразах и едва уловимой нервной улыбке. Так что, когда «Зимняя спячка» презентовалась на Лазурном берегу, вопрос стоял только один: действительно ли Джейлан — уникальное кинематографическое явление? Сейчас, после долгожданного просмотра, можно честно сознаться, что нет.

    В «Зимней спячке», как и всегда у Джейлана, в очередной раз обнаруживаются следы любимого учителя, Тарковского, особенно в эпизодах с лошадью; кроме того здесь присутствуют многочисленные отголоски его предыдущих картин, хотя к финалу вся история, с её нескончаемыми диалогами, отстраненными планами и заснеженными видами неожиданно срывается на территорию Терренса Малика — на последних минутах в кадр вторгается оператор Любецки, а закадровый голос начинает что-то бубнить о прощении на фоне неземной красоты картинки. При желании, в новом творении турка, среди вороха идей и сталкивающихся друг с другом концепций, можно найти и несколько интересных мыслей, занимательных бытовых зарисовок, каких-то незаметных деталей, которые чудом оказываются не погребены под грудой высокопарного философствования, интересного, кажется, только самому режиссеру. Однако ни в коем случае не стоит давать «Золотой пальмовой ветви» обмануть себя. Как писал один знаменитый кинокритик: «Жизнь слишком одна, чтоб тратить ее на Джейлана».

    14 сентября 2014 | 02:45

    «Зимняя спячка» — пятый фильм Нури Билге Джейлана и самый совершенный в художественном плане. Хорошо написанный, детально проработанный сценарий, с блестящими умными диалогами создан по мотивам произведений Чехова, но при этом не является экранизацией ни одного его конкретного произведения. Главных героев три — владелец отеля Один, его жена и сестра, каждый из которых представляет собой квинтэссенцию чеховских мотивов и историй. Один — своего рода баланс между Тригориным и дядей Ваней, его сестра — непризнанный обществом и близкими резонер, разочарованный в жизни, его жена — филантроп-идеалист, совершающей роковую ошибку и совершающей добро там, где к нему просто не готовы.

    Все герои, как главные, так и второстепенные, детально проработаны, режиссер не жалеет экранного времени, чтобы в продолжительных диалогах живописать их внутренний мир, взгляды на жизнь, показать как правоту их точек зрения, так и их уязвимые места. Трехчасовое повествование не только не надоедает, но и захватывает глубоким погружением внутрь человеческих характеров, своего рода толстовской «диалектикой души», указывая на то, что присутствие Чехова в ткани нарратива — не единственное: разговор о непротивлении злу помещает нас в глубь нравственной проблематики автора «Войны и мира», а сцена сожжения денег — прямая цитата из «Идиота» Достоевского.

    «Зимняя спячка» — прямое доказательство того, что проблематика русской классической литературы — интернациональна, способна отозваться в сердце каждого человека по всему миру. Восхищает правота Каннского жюри 2014 года, которое на этот раз сделали выбор в пользу чистой художественности и психологической глубины, а не фестивальной, политкорректной конъюнктуры, как за год до этого. Удивительно, как профессионально вырос Джейлан в этом фильме по сравнению со своим дебютным эмоционально сухим «Отчуждением» или каллиграфическими, но сюжетно пустыми «Временами года» и «Тремя обезьянами». Уже «Однажды в Анатолии» свидетельствовали о том, что режиссер движется в сторону более психологизированного кинематографа от каллиграфически красивого, но внутренне пустого арт-хауса.

    Визуальное родство с Тарковским его прошлых картин в «Зимней спячке» принесено в жертву психологической почти бергмановской глубине, что идет фильму только на пользу. Покоряет полное отсутствие истерической, пластически изломанной театральщины, которым грешит кинематограф со времен первых лет звукового кино: реплики и разговоры персонажей взвешены и заставляют задуматься зрителя о самом себе. В какой-то момент просто не можешь продохнуть от восхищения, чувствуя то доверие и уважение к зрителю, которому задана столь высокая интеллектуальная планка. Прекрасно, когда тебя не считают за идиота и дают возможность послушать человеческие, избавленные от бытовухи диалоги, в которых нет примитивизма одномерного материалистического существования, а есть порыв к духовности, предельным основаниям бытия, тем вопросам, которыми ты сам задаешься.

    «Зимняя спячка» — глубокое интеллигентное кино, в котором лишь раз режиссеру изменяет чувство меры, и он внедряет в повествование инородный физиологический акцент (сцена, когда героя тошнит), без него вполне можно было бы обойтись, но постановщик скорее хотел, чтобы зритель увидел, как героя рвет его собственными словами, как он резко экзистенциально меняется, устав от самого себя. В фильме есть место многим чеховским мотивам — это и тема актерства в жизни и на сцене, это и тема бесплодного резонерства и сарказма, не скрывающего за собой ничего кроме неареализованных амбиций, и тема труда, который спасает не только от праздности лени и скуки, но и наполняет жизнь смыслом, это и тема отчуждения в интеллигентской среде, монадного, автономного существования среди интеллектуалов, которые редко идут на эмоциональный контакт, защищаясь своими теориями от жизни и много чего другого. Важно, что этот трехчасовой шедевр безбрежен как океан, и его можно пересматривать также, как перечитываешь хорошую книгу, не раз и не два, а неоднократно.

    «Зимняя спячка» — кино о том, что невозможно до конца понять не только людей, но и самого себя, что наши идеалы уничтожаются будничной реальностью, что бесплодное философствование часто скрывает творческую немоту. Однако, как и последний чеховский рассказ «Невеста», «Зимняя спячка» содержит надежду на возможность перемен в человеческом характере, на перспективу перерождения личности в тот момент, когда она устает от самой себя, и когда ее начинает тошнить от своих недостатков. Это замечательное кино, как и «Однажды в Анатолии», свидетельствует о том, что Нури Билге Джейлан превратился из подающего надежды арт-хаусного режиссера в маститого виртуоза психологического кино. Перефразировав Белинского, можно сказать: «Новый Бергман явился!» — а что может быть лучше нового солнца в нашем заунывном кинематографическом пейзаже!

    17 января 2016 | 15:19

    Я очень люблю смотреть вдумчивые фильмы. Это симбиоз красивой картинки и шикарных диалогов. Фильм достаточно статичен. Ты только сидишь и слушаешь, слушаешь, слушаешь. Эти разговоры тебя окутывают. Мысли начинают шевелиться в твоей голове с сумасшедшей силой.

    Фильм совершенно на любителя. Это однозначно. И смотреть надо с погружением, не отвлекаясь, желательно на большом экране. И либо одному, либо с человеком, который готов провести в кино больше трех часов.

    Люблю слушать умных мужчин, они говорят кратко и по делу. Люблю слушать женщин. Мы часто очень наивны и склонны совершать глупости, основываясь только на эмоциях и мимолетном желании. Были моменты на разрыв. Когда ты ощущаешь себя участником их диалога. Но понимаешь, что ты лишь сторонний наблюдатель их жизни.

    Очень удачный фильм. Фильм, который оставляет после себя след. Когда выходя из кино ты мысленно возвращаешься к увиденному и обдумывая, открываешь для себя еще что-то новое. Не то, что ускользнуло в процессе просмотра, а то, что пришло к тебе во время обсуждения и обдумывания увиденного. Определенно кино с потрясающе сильной энергетикой и посылом. Не поверхностное и требующее к себе должного внимания.

    10 из 10

    4 сентября 2014 | 11:45

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>