всё о любом фильме:

Спасение

год
страна
слоган-
режиссерИван Вырыпаев
сценарийИван Вырыпаев
продюсерСергей Зернов, Светлана Кучмаева
операторАндрей Найденов
композиторАндрей Самсонов
монтажМариус Блинтрубас
жанр драма
сборы в России
зрители
Россия  18 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время94 мин. / 01:34
Молодую католическую монахиню сестру Анну из Польши отправляют служить в миссию католического прихода высоко в гималайских горах. Сестре Анне 25 лет, и половину жизни она провела в монастыре. И вот, первый раз в жизни она выезжает в другую страну, и не просто в какую-то страну, а в аутентичный край Ладакх, который является частью тибетской Индии. Приехав туда, сестра Анна оказывается в совершенно незнакомом ей мире. Она сталкивается с совсем иной культурой, с другими энергиями и абсолютно другой религией. Загадочный мир Тибета и случайные встречи в пути приносят сложные мысли и вопросы.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (63)
ожидание: 94% (1269)
Рейтинг кинокритиков
в России
83%
10 + 2 = 12
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Трейлер 01:41

    файл добавилКиноПоиск

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1158 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Ну, во-первых, совет всем, кто думает этот фильм смотреть и уже знаком с творчеством режиссера — отбросьте все что вы знали о нем ранее. Фильм получился новый и другой. Не надо его сравнивать с любимым мной, например, танцем Дели или непонятным (мне) Кислородом. Это какой-то новый Вырыпаев.

    Во-вторых — хоть убейте не смогла увидеть эту глубокую мысль, которую сам режиссер озвучивал «фильм о России», да никакой там России не было — фильм о каждом, фильм о внутреннем поиске Бога и себя.

    История совершенно созерцательная, жизненная простая, да и сюжета особо нет, просто наслаждаешься тишиной, прекрасными видами, и теми историями которые происходят с героиней. Мало их там — всего три, но вам будет достаточно.

    Примечательно и то, что автор вроде как (если верить его словам) хотел показать нам образ девушки у которой конфликт с внешним миром.

    Не видно там этого конфликта, зато виден совершенно обычный и понятный конфликт, который мы все с вами переживаем — а кто я?

    Неужели я то, что я делаю?

    Неужели я — это моя профессия, моя вера, мои принципы?

    Где за всей этой внешней шелухой — настоящие смыслы?

    И милая Анна, которая приехала за 1000 километров в Гималаи — находит ответы на все вопросы, в середине фильма есть такой момент, на котором если вас зацепит — значит фильм понравится, а нет так и не поймете о чем была речь.

    Скажу так — я в восторге, когда эта милая девушка надев сумасшедшую шапку и удобные кроссовки, шагала по горам, я шла рядом с ней.

    Фильм — глоток потрясающего смысла, глубокой идеи о том, как важно найти себя и поверить в себя. И тогда все вокруг приобретает новый смысл.

    Ну и концовка на редкость неожиданная и меткая.

    Просто супер, жаль брутальные уральские «лица» не оценили моего восторга и люди с сеанса выходили с плохим настроением.

    А я выходила точно зная, что пылесосом никогда уже не буду. Всем смотреть!

    12 октября 2015 | 22:34

    В последнее время на экраны вышло сразу несколько картин о служителях церкви. Вспомнить хотя бы суровую ирландскую драму Голгофа или оскороносный фильм Павла Павлековского Ида, который производит впечатление своей концентрированной строгостью. Матовый, почти пасторальный черно-белый фильм, в котором строгость во всем — от названия, до композиции кадра. Кинематографический интерес к данной теме во многом вызван духовной красотой служителей культа и общей религиозной эстетикой.

    Вот и Иван Вырыпаев снял свою картину о святости. Но святость здесь далеко не главное — она лишь внешнее условие. Фильм об ощущениях.

    Вполне понятно, почему Вырыпаев снял такое кино. Многие его фильмы завязаны на особом мироощущении героев. Об этом его короткометражная новелла «Ощущать»: не нужно ничего понимать, да и попробуй пойми это всё — просто ощущай. Главная героиня Спасения — робкая, безмолвная монахиня из Польши, которую отправили служить в миссию католического прихода высоко в гималайских горах. Она впервые за 25 лет покидает монастырь и оказывается на другом конце планеты. Анна пытается понять этот мир через диалоги с незнакомцами, но слишком разные модели восприятия действительности уводят разговоры в область комичного.

    Этот мир, в котором человек сравнивается с пылесосом — невозможно понять. В попытке по крайней мере ощутить его, Анна на время примеряет роль простого человека. Прибывая в этой роли, перевоплощенная монахиня вступает в, пожалуй, самый комичный и остроумный диалог с американским музыкантом. Вырыпаев использует довольно распространенный приём столкновения разных миров, что характерно для подобных сюжетов. Разговоры о рок-музыке и попытки объяснить «чем занимаешься» невольно наталкивают на мысли о (не)возможности героини остаться в этой роли если не навсегда, то хотя бы на время.

    Фильм построен по принципу беседы. Хотя за все экранное время зритель услышит лишь 4 полноценный диалога — нет сомнений в том, что внутренний диалог продолжается и в безмолвии. Крупные планы на фоне колоритных пейзажей Тибета, слегка покачивающаяся камера — вызывают приятный эффект погружения и ощущение динамики высокогорного пространства.

    Многие обвиняют Спасение в отсутствии глубины и театральности некоторых сцен. Но здесь стоит сказать, что Вырыпаев прежде всего драматург, а не кинорежиссер, о чём он открыто и заявляет. Но фильм от этого вовсе не теряет своей ценности, прежде всего эстетической. Сам режиссер в интервью говорит, что «Спасение» это фильм о России. Но, как оказалось — об этом совсем не обязательно знать. Даже без этого глубокого знания картина может многое сказать и показать эстетически и духовно развитому зрителю.

    Неужели обязательно искать во всем глубинный смысл? Почему нельзя просто получить удовольствие от просмотра приятного и красивого кино?

    8 из 10

    11 апреля 2016 | 13:17

    И снова в мире пустота,
    и ровно-ровно сердце бьётся.
    Душа, как снятая с креста,
    чиста — не плачет, не смеётся.
    Ольга Красникова


    Современный российский кинематограф постепенно заполонило «младое, незнакомое» кочевое племя: Пётр Буслов обретает «Родину» на Гоа, Роман Волобуев снимает Морру и иже с ней во Франции, а Вырыпаев, как старик Хоттабыч, на нековре, но самолёте переносит свою и без того интровертированную «беспокойную Анну» в гималайские пейзажи Ладакха. Дауншифтинг полного метра? Кто и в какие странноприимные края отправится дальше искать «для вдохновения ключи»? Поживём — увидим.

    Впрочем, сейчас речь не об этом, а о самой меланхоличной картине самого авангардного российского режиссёра, которая, будь она книгой, начиналась бы с фразы: «Жил-был Иван Вырыпаев, слыл знатоком модерна и «Танца Дели», а потом вдруг остановился, задумался и станцевал менуэт под названием «Спасение»". 25-летняя же польская монахиня, по долгу служения церкви заброшенная на «Малый Тибет», впервые осознаёт, что ни о танцах, ни о песнях, ни о музыке (и не только группы «U2») ничего не знает и в помине. Тело Анны гнетёт вовсе не высота в 4000 тысячи метров над уровнем моря — это душа её от приближения горнего мира трепещет в сомнениях. Путешествуя по окрестностям, девушка беседует с первыми встречными, и из их слов в неё проникает такой оглушительный хаос, что делает непостижимое для её понимания окружающее пространство ещё загадочнее.

    Лишённый фирменной экспрессии, авторский стиль Вырыпаева всё же узнаваем. В первую очередь, благодаря парадоксальности мысли (диалог о человеке-пылесосе) и картинки (монахиня, расхаживающая по улицам в подряснике, шапке бини, бутсах и с рюкзаком за плечами, или, простите, непосредственно в кадре справляющая нужду на унитазе); во вторую — традиционному сквозному говорению персонажей.

    «Спасение» — это дежурная попытка размышлений вслух о вере, которые отечественные режиссёры почему-то предпочитают вкладывать в уста иностранных её носителей (вспомним для примера фильм «Иерей-сан. Исповедь самурая»). Вроде бы в чужой монастырь со своим уставом не ходят, но наведываться в собственный, видимо, всё-таки страшнее. И Вырыпаев ничтоже сумняшеся отправляет польскую католичку в «последнюю цитадель» буддизма. Неформальное знакомство с официальным адептом веры не под гулкими сводами храма расширяет границы повествования и в то же время меняет его тональность. Невольно склоняешься к мнению о религиозной клаустрофобии автора, об отказе взяться за рассказ изнутри, ибо тема сама по себе обязывает, лишая повода для вольного обращения с ней, не позволяя опускать планку ниже допустимого и, безусловно, требуя знания материала.

    Попытка изумительно красива — этого у неё не отнять. Благодаря оператору Андрею Найдёнову отдельные сцены напоминают полотна то Рембрандта, то Сальвадора Дали; на экране превалируют эффектные ракурсы и цветовые сочетания: «пыльное» синее и приглушённо-жёлтое, хрестоматийное красное и чёрное, чёрное и белое. Благодаря Полине Гришиной, чьи юные годы прошли в монастыре, кинолента обрела одухотворённое, не обезображенное чрезмерными интеллигентностью и оправой очков лицо.

    Но ни живописность, ни фактурность идею не вытянули, она осталась холодной, отстранённой и безжизненной, будто Снежная Королева в сказке Андерсена или певица Йенни Линд — в его судьбе. Поэзия формы зияет провалами содержания. Картина, призванная было спеть гимн духовности, растворяется в туманной дымке гор и благовоний местных храмов и многоцветным колесом-мандалой катится по чистым землям будд прочь от славянского менталитета. Спасают ли обстоятельства Анну? Скорее, топят, как слепого котёнка. Спасает ли она себя, свою веру? Больше похоже на то, что прячется и прячет в укромном уголке.

    Два тату, сделанных Полиной Гришиной в знак протеста после ухода из монастыря, как и творческий акт героини фильма «Авриль» Жеральда Юсташа-Матьё, увенчали отстаивание обеими девушками своего места в жизни вне церкви куда чистосердечнее, чем финал «Спасения» — утверждение Анны в правильности выбранного ею пути. Даже внедрение в сюжет НЛО не придало вырыпаевской пустоте ни эйфории, ни келейной суггестивной силы, не превратило её в таковую, что «при мысли о ней видишь вдруг как бы свет ниоткуда». Попытка выглядит заправской софистикой, от неё не дрожат струи «непостижного света». Хотя, возможно, как и в вопросе с наполовину полным или пустым сосудом всё упирается в то, каким/какой его/её узрели именно Вы.

    О, есть неповторимые слова,
    кто их сказал — истратил слишком много.
    Неистощима только синева
    небесная и милосердье Бога.
    (Анна Ахматова)

    16 марта 2016 | 13:59

    Это самый простой, не побоюсь этого слова, примитивный фильм Вырыпаева — это касается смысловой нагрузки, которая прозрачна настолько, что становится скучно, да и художественный подход отсутствовал, конечно, если не брать в расчёт красивые пейзажи, ну уж здесь постаралась матушка природа, люди искусства совсем не при чём. Но такое мнение складывается сугубо на фоне остальных работ режиссёра, поэтому киноманская некомпетентность будет только на руку любознательному зрителю.

    Фильм о поиске себя. Точнее об обнаружении своей личности, её живости, желании узнать себя поближе. Религия и её прямая функция уничтожать, обезличивать, «стадозировать» Человека и превращать того в овощ, не способствует личностному развитию — вот такое открытие постигло главную героиню, добропорядочную монашку (других не бывает). Но это если в грубой форме и не отрицаю такой возможности, что конфликт интересов мною надуман, всё же так было смотреть намного интересней. В новой обстановке она обещала больше молиться, так проще жить, но вместо этого, переболев, решила познакомиться ближе с тем миром, который создал её Бог (по мне это очень интимный вопрос, поэтому для каждого он свой). Встречает людей, общается, видит себя со стороны задаётся главным вопросом — кто я?, и как водится, ответы ищет в скитании и одиночестве. Там, в горах, она благодарит Бога за эту красоту (на море делаю тоже самое) и понимает, что служение и вера немного разные вещи, поэтапно разные, что Бог всегда с нами, в чём всегда нужно и важно уметь сомневаться, другого пути к монашеству нет. И это есть главная проблема церкви — в своё лоно она принимает ещё несформировавшихся людей и зачем-то мучает их своими догмами, делая из них марионеток, бубнящих заученные мантры, а не одухотворённых личностей, которые способны реально помочь. Помните, это моё субъективное мнение.

    Всем желаю приятного просмотра!!!

    12 марта 2016 | 11:47

    Помню, на сеанс фильма пришла одна. После работы. Народу не то чтобы много. Самое оно для вдумчивого просмотра картины. Скажу сразу, ждала фильм с нетерпением и, как только выключили свет в зале, я погрузилась…

    Во-первых, на что сразу же обращаешь внимание — это конечно операторская работа и сами виды, от которых дух захватывает. Даже если не вникать, о чем фильм, можно наслаждаться уже этим.

    Во-вторых, сама идея. Тут и близкая мне тема поиска, и сомнения (убеждаюсь, что мне ближе люди сомневающиеся, чем уверенныеи уверовавшие). И только вдумайтесь, католический приход в Тибете. По крайней мере любопытно поглядеть.

    В-третьих, для тех, кто уже посмотрел и ничего не понял, или понял, но не все, или понял и хочет еще. Есть небольшое дополнение к фильму, диалог с Далай-Ламой, размышления Вырыпаева и описание того, как фильм снимался. Там задумка кинохудожника разжевана очень подробно, только успевай проглатывать.

    10 из 10

    16 июня 2016 | 20:38

    «Спасение» Вырыпаева. Между чисто фестивальным кино и массовым, между потрясающими видами и живой, не всегда художественно впечатляющей камерой. Начинается как роуд-муви, где-то превращается в «подглядывание», а между ними — 15-минутные ключевые диалоги. Состав в «Спасении» уже зарекомендовавший себя — типичный голос вырыпаевского кино, Каролина Грушка, Казимир Лиске, потрясающая музыка от Самсонова. И плюс открытие — художница Полина Гришина, собственно, главную роль она и исполняет. «Спасение» — о пути и укреплении. Монахиня оказывается на Тибете, среди местных верований, предоставленная сама себе, и начинаются вопросы и раскопки)

    Героиня Грушки выводит ей теорию, что человек — пылесос, который периодически вытряхивает накопившуюся пыль и грязь, освобождает место, и копит новую. А главная-то цель — вообще не быть пылесосом.

    А Казимир Лиске просто поражает игрой на гитаре, пением.

    Сама сестра Анна восхищается природой и пытается примирить внутренний мир с внешним, присматривается, интересуется, но в итоге приходит к главному — Бог есть)

    А до меня дошел секрет, как же понять, что тебе нужно. Рефлексия по-вырыпаевски. Найти собеседника, говорить, не думая, обо всем, что на душе, повторять это, зацикливать, задавать вопросы, не задавать, не отвечать на них, затем отвечать и давать ответ себе. В итоге приходить к какому-то смыслу или приходить к тому, что лучше бы вообще ни к чему не приходили.

    И, кажется, шажок на пути к пониманию и спасению — искренние размышления.

    8 из 10

    Потому что крутая музыка, потому что невероятные диалоги, но… зачем третий, совсем нереальный эпизод?

    12 октября 2015 | 15:28

    Арт-хаус — это мысль. Вообще странно применять какие-либо клише и названия для фильмов, фильм или хороший, или посредственный, на худую беду он может быть совсем плох, и статус «арт-хаусного» никак не спасет. Я бы и рад бы был отложить в сторону все категории, но мне Иван Варыпаев не оставляет выбора. Такое ощущение, что он сам изо всех сил старается доказать, что его фильм «интеллектуальный», «элитарный», «арт-хаусный».

    А получился слабым. Вообще плохой. Плеваться начинаешь с 20 минуты.

    1) Да модно снимать теперь «живой» камерой, но тут-то почему нет штатива? Статичные планы и все подергиваются, для какой это цели? Типа взгляд живого человека или что? Художественно не оправдано, да масса фильмов так и снимается, но здесь-то какое оправдание? Потому что «арт-хаус»?

    2) Полфильма героиня обнимается со скалами и ползает по ним. Зачем я должен смотреть на это? У Тарковского в «Ностальгии» герой шел со свечкой по дну бассейна и был в этом смысл! Был смысл в долгих кадрах «Соляриса» и вообще в массе фильмов. Здесь же просто она ползает по камням, смотрит мечтательно в даль, обнимается с глыбами, сидит ждет самолет в аэропорту, сидит на ступенях, просто идет по городу. Да куча бесполезных, пресных как старая горбушка кадров.

    3) Кадры природы мало того, что вставлены порой откровенно не к месту, так еще и повторяются. Здорово снять широкоформатный кадр на прекрасную камеру, но это ведь не значит, что он к месту.

    4) Да и что у монахини уровень интеллектуального развития ниже среднего? Не надо быть рок-фанатом, чтобы знать U2, и в конце-концов — да что такого, что кто-то их не знает? Что ты, Чарли, сто раз ее спросил шутит она или нет? Что за белесый разговор, натуженно — арт-хаусный? А разговор про пылесос, что ты Анна въезжаешь-то сто лет в то, что тебе хотят сказать? Да и как вопросы исповеди, веры и смысла жизни просто свести к пылесосу? Более примитивной метафоры сложно представить. С легкой руки уравняли исповедь и психолога, что за недалекость? Духовных скреп бы вам добавить, маестро:D

    5) Рок-музыкант обязательно с хохолком и в кожанке, даже в Тибете. Он и спит видимо так, ну что они рокеры такие. Девушка-хиппи раскинула ноги на 190 наверное градусов, а футболка ну почти показывает грудь, чтобы проявить наглядно зрителю контраст нравов. И что за начало разговора про секс с монахиней? Кто писал этот диалог? Почему 5 минут они обсуждают одну и ту же вещь? Почему там бессмысленные фразы?

    6) Не снимай про то, о чем понятия не имеешь. Анна — не монахиня. В чем ее монашество? Она вообще не верующий человек, да посмотри ты, Иван, хоть фильм «крестный путь», там девочке 15 лет и она в разы более верующая, чем твоя монахиня, которая даже помолиться нормально не может. Когда болеет, она не молится, а пьет аспирин и валяется в трусах. Она на камне просто сидит и куда-то смотрит. Понаблюдайте, как режиссер, за монахами, почувствуйте, что такое вера. Это не в рясе ходить, это внутренняя сила, это мироощущение, где все это в монахине?

    7) Главная героиня вообще какой-то фантом. Безхарактерное существо, мотивов которого не понять. Она в рясе и не монахиня. Чтобы подчеркнуть ее «ботаничность», ей еще и очки одел режиссер. А когда она типа немножко начинает «чувствовать краски жизни», она очки снимает. ГЕНИАЛЬНО! Сняла — одела — четкий индикатор. В какой момент в ней происходит перемена? Когда она стругает в туалет? Когда она в него ходит? Когда шла вдоль дороги на фоне природы? Когда увидела летающую тарелку? Где момент изменения сознания? А какое сознание было до этого? Кто она вообще? Она не спорит с хипстером, не отвечает ей кротко и достойно свою позицию. Рокеру не говорит ничего, кроме своего неведения какой-то рок-группы. Может быть, она должна была измениться, когда парень играл на гитаре? И все что ли? Она, видимо, первый раз слышит музыку, и никогда не чувствовала восторга от музыки Баха или Моцарта? У нее монастырь для аутистов что ли?

    Зачем вы ее раздели? Зачем мне смотреть на прекрасные ноги героини? Да, симпатичные, да под рясой, оказывается она прелесть. И что? Хотите сказать она свою жизнь похоронила? Что за банальный взгляд?

    Почему она никогда не вступает в разговор? Она в упор не видит людей и не вступает в диалог.

    8) Почему в конце, когда вы появляетесь в кадре, вы заводите такой до ужаса неестественный диалог? И что за нереальный ответ у Анны? Она откуда сделала этот вывод?

    Вы же были в Тибете, вам же должно быть известно, что окружающий мир не меняет человека. Не могут изменить человека красивые горы или облака низко над землей. Не меняет его и простое посещение буддистских лавок или храма. Залезь хоть на самый высокий уступ в Тибете, закури там хоть сто сигарет. Хоть сто раз скажи себе «я приехал сюда просто понять себя» и ничего ты не поймешь. Иллюзия растает как дым в воздухе. От себя не убежишь — вот такая страшная и прописная истина. Вы ведь это тоже понимаете. Ваша героиня — хиппи понимает, что не надо быть пылесосом и при этом пьет и сумбурна и в целом несчастна. Даже в Тибете. Даже понимая, что она не пылесос.

    Фильм стоит вдалеке от прекрасных картин мирового кинематографа.

    3 из 10

    4 ноября 2015 | 23:25

    Образ России и то, что Вырыпаев рассказывает в интервью о своем фильме, для меня прошли мимо. Вообще все выглядит так, будто это было додумано потом для придания некоторого дополнительного интереса.

    Молодые монахини всегда вызывали у меня вопросы и жажду «подсмотреть» их быт. Глянуть на мир их глазами: что им интересно, что волнует, восхищает, отвращает. Этот непопулярный стиль жизни, назовем это так, заставляет современного человека удивляться: «Совсем молодая, а губит лучшие годы…» и т. д.

    Анна очень искренняя с собой и другими, а фильм — просто возможность за ней понаблюдать. Некоторым не понравились длинные безмолвные сцены, подробности вроде похода в туалет, показанного нижнего белья и прочее.

    Но Анна наедине сама с собой: она в трусах, потому что носит трусы и подразумевается, что никто не смотрит, она ползает по скалам, потому что ей хочется этого, перекладывает вещи- так ей кажется лучше. Никто не гонит ее встречать рассвет, она не играет сама для себя роль путешественницы или человека, которому надо что-то найти или понять.

    Покупает кроссовки просто как обувь, шапку для удобства: цвет и форма не имеют значения, а также то, как она в них выглядит. Давно ли кто-то из нас делал действия без оглядки на то, как он при этом выглядит в своих и чужих глазах?

    В диалоге про пылесос затронут замечательный вопрос, который так или иначе приходит ко всем людям: а можно ли перестать собирать свою жизнь в виде воспоминаний и опыта? Что есть человек в каждый момент его существования? Что на самом деле остается у нас спустя время и помогает ли это нам идти дальше?

    Как атеистке, мне жаль, что вывод Анны в финале именно такой, но это ее право и желание. Я ожидала, что масштабы и осознание себя скажут ей что-то о возможностях и перспективах…

    Тем не менее приятно сознавать, что люди, такие маленькие на фоне Тибетских гор, — существа любопытные и любопытствующие, хотя и очень разные.

    8 из 10

    12 января 2016 | 13:39

    В Тибете на высоте 4,5 км есть католический храм, в котором службы проводит католический священник-тибетец и больше ста прихожан тибетцев. Именно в это место посылают с миссией молодую католическую монахиню, сестру Анну (Полина Гришина).

    Фильм «Спасение» — это медитация длинной в 1 час 34 минут. Образ девушки в католическом облачении так резонирующей с завораживающим пейзажем Тибета, спокойный смиренный закадровый перевод, в котором мы узнаем голос самого режиссера Ивана Вырыпаева — всё это заставляет не просто смотреть фильм, а созерцать его.

    По словам режиссера картины, эта кинолента не столько о религии или о Боге, сколько о коммуникации, знакомстве разных культур друг с другом. Фильм посвящается тем, кто идет по пути, тем для кого духовный путь — это его ежедневный труд.

    Главная идея фильма заключается в финальной сцене, где турист из России (Иван Вырыпаев) спросит монахиню о том, что открыла она для себя в этих местах, после небольшой паузы он получит ответ…

    Лишь окунувшись в другую культуру, познав иную религию, проделав длинное путешествие главная героиня смогла постичь простую истину: Бог не только в храмах, его присутствие можно чувствовать не только в святых местах; он везде, здесь и сейчас с нами.

    24 сентября 2015 | 14:30

    Фильм «Спасение» свеж и очень красив. Глазу красива очень натуральная и живая картина, посыл же красив для души. Посте просмотра не хочется слов и обсуждений, не хочется споров, в картину не хочется ничего добавлять, из нее не хочется что-то выкидывать. Просто помолчать и подумать. Подумать о боге и религии, причем не о какой-то конкретной, будь то христианство, буддизм или иудаизм, а о религии в целом, о влиянии ее на человека.

    Молодая монахиня Анна, на чью долю выпало испытание отправиться в далекий путь что бы по окончании его продолжить службу в небольшом приходе в гималайских горах, такая молодая и хрупкая на вид, но, несмотря на это она производит впечатление человека уверенного в себе. Она взволнована, но не боится, ее вера в себя и в бога крепка.

    По пути из польского монастыря в тибетский приход она сталкивается с испытаниями и искушениями в виде физического недомогания и знакомства с новыми людьми, ведущими чуждый для нее образ жизни, сталкивается с далекой для нее культурой и религией. В этот момент, я думаю, Анна понимает для себя единство всего, понимает и впервые может оценить насколько богат и разнообразен мир. Но вера молодой монахини не пала жертвой этой оценки, я думаю, она просто научилась принимать неизвестное и новое.

    Для себя я решила что этот фильм о новом взгляде. Фильм о смиренном принятии мира, о познании, о силе личности, о смелости и, конечно же, о вере.

    Я не хочу давать каких либо оценок касательно подбора актеров, игры, режиссуры или сценария. Я ничего не могу сказать относительно технических моментов, на мой взгляд фильм просто красив, как есть.

    9 из 10

    26 января 2016 | 23:05

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>