всё о любом фильме:

Ида

Ida
год
страна
слоган-
режиссерПавел Павликовский
сценарийПавел Павликовский, Ребекка Ленкиевич
продюсерЭрик Абрахам, Петр Дзецоль, Ева Пушчинска, ...
операторРышард Ленчевский, Лукаш Зал
композиторКристиан Эйднс Андерсен
художникМарсель Славиньский, Катажина Собанска-Стрзалковска, Ягна Добеш, ...
монтажЯрослав Камински
жанр драма, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  440.1 тыс.,    Италия  115.7 тыс.,    Великобритания  67.8 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время82 мин. / 01:22
Номинации (1):
Сирота Анна провела детство и юность в польском монастыре. Прежде чем принять обет и стать монахиней, девушка решает встретиться со своей единственной родственницей — Вандой. От неё Анна узнаёт, что она еврейка и что её родители стали жертвами холокоста. Вдвоём они отправляются в путешествие для того, чтобы точно выяснить трагическую судьбу их семьи. В пути они столкнутся с обстоятельствами, которые поставят под сомнение их веру, и хотя женщины попытаются жить как прежде, лишь одной из них это удастся…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
131 + 6 = 137
8.3
в России
80%
4 + 1 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 01:09
    все трейлеры

    файл добавилBasicFarm

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1294 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Ида» — это абсолютно серое, как и цвет моей рецензии, кино. И дело здесь не в тех красках, которые выбрали создатели для воплощения на экране своих идей, а в самой сути этого фильма. Казалось бы, в картине польского режиссёра Павла Павликовского поднимаются важные вопросы человечности, людской слабости, холокоста — но фильмов подобной проблематики на сегодняшний день снято столько, что уже становится своеобразным арт-хаусным мейнстримом снимать на эти темы. Конечно, если автор имеет какой-то нетривиальный взгляд на указанные проблемы — он должен творить. Но в данном фильме абсолютно ничего нового нет, более того, создатели (в первую очередь, сценаристы) и не пытаются взглянуть по-новому на выбранные темы, они лишь обозначают, обрисовывают те вопросы, над которыми зрителю предлагается подумать. Но нужно ли для этого снимать кино? Почитав новости или просто выйдя на улицу и осмотревшись по сторонам, в голове у каждого человека возникнет множество вечных вопросов, в поисках ответов на которые, люди и читают хорошие книги или смотрят достойное кино. Но фильм «Ида» в этом явно не помощник.

    После просмотра подобных картин складывается ощущение, что некоторые режиссёры слишком буквально и педантично относятся к словам о том, что авторское кино и арт-хаус — это кино не для всех: и чем больше фильм «не для всех», тем он лучше и «арт-хауснее». Вот и получается такое серое безликое кино, нравящееся небольшой (относительно) группе любителей, которые потом одаривают это кино наградами. Этакая фестивальная конъюктура.

    Вся серость фильма заключена в его сюжете, а вот визуальная составляющая оказалось на высоте. Стильная, тщательно выстроенная картинка, отличающаяся максимально возможным минимализмом невольно завораживает. Но создав красивую оболочку, режиссёр забыл наполнить её смыслом.

    6 из 10

    3 февраля 2015 | 13:38

    Нагота развернутая аккуратно под монашеским платком с язвительно глубокой индифферентностью в глазах жадно впитывает окружность. Камера преследует белую Волгу в эпоху польской пост военщины. Адюльтер эскортирующий монашку по польской местности показанной в «нуар», даже чересчур «нуар», создав эффект предсказания о последующей губительности консюмеризма над набожностью, плотно скрываясь под черно белой густой гаммой гротескной архитектуры сталинской эпохи.

    Польская драма Павла Павликовского «Ида» 2013 года, снятая в черно-белых оттенках повествует о девушке-монашке Иде ищущей своих родителей с единственной родственницей, бывшей прокурором Вандой.

    На самом деле фильм словно бинокуляр, заглядывая в прошлое показывающий апогей атомного века сменяющегося на современность и при этом инвариантность последующей эпохи пост модернизма. Фильм скоропостижно сменяет листья сюжета создавая стопку логически предугадываемых завершенных мизансцен. Даже больше кино не вступает в диалог со зрителем ежесекундно перебивая мысли смотрящего, создает уникальный солилоквий где за фасадом серости и лаконичности скрывается глубокий подтекст пусть даже дефинитивный на первый взор, но вполне личный и нагой.

    Смирение со слепым роком, с неисповедимой судьбой и серостью рутины, осознав бессилие под кувалдой неизбежности, главная героиня Ида молчит в ответ на богохульство тети при этом жадно вырвав Библию из её рук. Заметно что она не пичкает её проповедями, а мирится с её судьбой, будто совершая божественную справедливость за деяния прошлые её. Фильм малолюден как и скуп на слова тоже. Действия в фильме опережают канву, сжав без того, короткую сценичность до размеров синопсиса.

    Временный эскапизм с капсулы религии в вакууме социума, в тартарары послевоенной серой обыденности спившихся, оголенных, оскорбленных людей, потерявших компасный циферблат духовности оставляет зрителя с особой сервировкой богоборческого привкуса.

    Ида с первых минут узнав о новости, что она еврейка вплоть до её реального имени и родителей, демонстрирует почти нулевую и пугающую реакцию, хотя по умолчанию в таких случаях нормальный человек испытывает шок, хоть даже маленький. Но этого Ида не показывает и даже скрывает, как и свои красивые черные волосы под платком.

    Именно безысходность с литургической безнадежностью совокупляет природу двух женщин фильма. Некая обреченность на порочность человеческого рока нивелируется режиссером, где противоположность персонажей на уровне их духовности, мировоззрения переходят на второй план, будто бы напоминая притчи о винограднике. Спотыкаясь на высоких каблуках эфемерная минута запретного плода адюльтера, мимолетного грехопадения будто глотая последний глоток кислорода перед тем как нырнуть в глубокое предназначение.

    В итоге получилось относительно короткое, стильное кино о духовности и об отчаянии, и выборе человека. Важно отметить конечно же монтаж и режиссуру, что представлены на очень качественном уровне. В роли аскетичного, несловоохотливого персонажа Иды, Агата Тшебуховская смогла передать безысходность словами и молчанием. Рекомендую любителям авторских фильмов, особенно европейских.

    7 из 10

    17 января 2015 | 13:12

    Совершенно отвлеченно и политически не заангажированно (в свете итогов недавнего Оскара-2015 и победы в противостоянии с нашумевшим звягинцевским «Левиафаном») можно назвать «Иду» очень европейским кино. Эдакое камерное, старательно примеряющее каноны жанра «нуар», ретроспективное переосмысление всего европейского кинематографа в фазе его наивысшего расцвета.

    Фильм напрямую отсылает нас к тогда еще совсем молодому и новаторскому, авторскому кино 60-х, представленному наиболее значимыми образцами французской, немецкой, чешской «новой волны», итальянского неореализма, равно включая и знаковых «шестидесятников» отечественного кинематографа: Шпаликова, Данелия, Хуциева, Тарковского, Тодоровского…

    Мимикрия «Иды» в столь значимую для всего мирового кино эпоху поражает: досконально проработана черно-белая палитра, сама картинка, лица, костюмы, антураж, музыкальная подложка. На бэкграунде можно расслышать популярные в социалистической Польше «песни советских композиторов» и даже модный во времена молодости моих родителей шейк «Руди ритс» (а по-русски — рыжий). А джазовая классика Колтрейна «Найма» проводит прямую параллель с другим культовым фильмом 60-х: «Лифтом на эшафот» со столь же меланхоличной и пронзительной трубой Майлза Дэвиса.

    Если бы не титры, многие бы догадались, что фильм снят в 2013-м, а не, скажем, в 1964-м году?

    Но проникновение в эпоху является лишь первым, поверхностным слоем «Иды». Новое кино 60-х, несмотря на довольно жестко-прагматичный взгляд на жизнь, имело больше светлых красок и надежд. Недаром та эпоха ассоциируется с весенним возрождением, оттепелью. Но «Ида» не дает этих красок: в палитре лишь серая осенняя промозглость и ощущение неминуемой утраты человеком рая на земле.

    И в этом принципиальное различие года 2013-го от 1964-го: ни новая волна, ни неореализм никогда не поднимали табуированной для кинематографа и столь болезненной для послевоенной Европы «еврейской» темы.

    Отдельного упоминания, в этой связи, заслуживают визуализация образов главных героинь. С одной стороны, совершенно потустороннее, безжизненно-безэмоциональное, средневековое лицо Анны-Иды, словно взятое с мрачных гравюр Гойи или апокалиптических видений Босха: бездонные черные глазницы будто смотрят из самой преисподней, что лишь добавляет контраста к серому монашескому пальтишку. Словно автор, вслед за классиками, в который раз повторяет фразу, что «правды нет и выше», и «оставь надежду всяк, сюда входящий».

    С другой стороны — остервенелая, человеконенавистническая гримаса «кровавой Ванги», не знавшей жалости к «врагам народа», не заслужившая жалости и к самой себе.

    Но автор, отнюдь, не спешит расставить акценты. Он лишь созерцательно и даже отстраненно дает каждому пройти для себя этот путь: путь самоосознания, обретения, прозрения, разочарования, утраты, прощения, искушения, покаяния …

    Жанр роуд-муви еще никогда не уводил его новых рекрутов настолько далеко от разбитой проселочной дороги в поисках самих себя…

    Baddy Riggo, 26.02.2015

    7 из 10

    26 февраля 2015 | 22:12

    Радуюсь победе на премии «Оскар 2015» исключительного фильма «Ида» польского режиссера Павла Павликовского. Так получилось, что Иду я посмотрела буквально на следующий день после Левиафана… Признаюсь, специально посмотрела все фильмы-конкуренты Левиафана. Для меня это было делом принципиальным, мне захотелось сравнить и понять для себя — кто же лучший? (честная формулировка: «Почему Левиафан взял Золотой Глобус и отличился в Каннах?»).

    Из всех номинантов «Ида» задела меня больше всего! Минимум диалогов, статичная съемка, черно-белое изображение, по сути всего две героини, из них только одна профессиональная актриса, 80 минут экранного времени и невероятно важная для всех тема самоопределения/самоидентичности.

    Мне понравилось разгадывать режиссерские загадки о времени и месте действия фильма. Параллельно с тем, как главная героиня познает мир, мы познаем саму картину. Это кино дает ответы на вопросы очень поступательно, и внимательный зритель обязательно найдет ответ на каждый из них.

    А самое главное, что это фильм-медитация, он не вынуждает зрителя ни к чему и совершенно не давит, он цепляет на крючок без назидательности и умничанья. Не надо вдумываться и копаться в содержании, этот фильм нужно просто воспринимать, впитывать, просто смотреть. Смотрите!

    23 февраля 2015 | 22:20

    В гонке за различными премиями и наградами сошлись один ни один польская хрупкая монахиня и русское чудовище из морских глубин. И если чудовище — это разрыв души, это все раны в клочья, экзистенциальный кошмар, и — кровотечение, кровотечение, кровотечение под опалёнными небесами, то монахиня — очень ровное, эстетически выверенное, осеннее такое умиротворение. Бушующее море и тишина сентябрьского вечера. Много вопросов, и тут, и там, но одни несут на волнах, убаюкивают, другие разрывают и пожирают.

    «Ида» — кино красивое и очень-очень спокойное, ровное такое. Классическое и академичное. В нем много болезненных тем. Много вопросов. Но они остаются где-то там, за кадром. На них как будто боятся отвечать. Здесь даже самые отчаянные и жуткие вещи происходят спокойно, без какого-либо надрыва — под тишину и классическую музыку.

    Завязка строится на классической теме испытания веры. Ида ищет могилы своих родителей, погибших в Холокост, и вопрос, адресованный ей теткой Вандой, звучит так: «Если ты найдешь их, не потеряешь ли Бога?». Тут-то и начинается брожение. Что если правда такова, что с ней лучше не сталкиваться? Можно ли пронести через свое сердце эту правду и остаться прежним? И каков выбор пути?

    На эти вопросы и предстоит ответить зрителю. Или не найти искомого. Кино добротное, отмеченное некоq печатью смирения и — странно это — чистотой.

    Посмотрим, что будет на «Оскаре». Но болеть-то я буду за чудовище из морских глубин. Хотя бы потому что душа моя — это раны, клочки и кровотечения, а не умиротворяющая осенняя тишина и смирение.

    13 февраля 2015 | 23:33

    Режиссер Павликовски рассказывает нам черно-белую историю о девушке Анне, которая собирается принять монашеский обет. Но раскрытие правды о рождении, родителях и настоящем имени (Ида) отдаляет героиню от её цели.

    Фильм короткий, в нем практически нет диалогов и минимум событий. Операторская работа очень интересна. Если разбить на кадры, то, уверена, можно получить значительное количество прекрасных, немного готических, снимков, а, повесив их в рамочку, наслаждаться созерцанием.

    Зритель не сразу понимает, в каком временном промежутке разворачивается действие. И, вообще, надо признать, зрителю постоянно приходиться думать и напрягаться — режиссер ничего не разжевывает, ни в чем не пытается убеждать или воспитывать, даже не заставляет осуждать.

    Тема холокоста проходит через весь фильм, но не является ключевой. «Ида» — о поиске себя. Можно ли еврейке быть католической монашкой? Можно ли быть Анной и Идой одновременно, и жертва кого из них богу нужнее (если вообще нужна)? И легко ли не потерять бога, обретя ужасающую правду? До самых последних кадров мы не знаем, как отвечает героиня для себя на все эти вопросы. Весь фильм мы как бы наблюдаем за ней со стороны, не имея возможности толком даже лица рассмотреть, не говоря уже о внутренних переживаниях. Это, конечно, намеренный ход. Но именно это немного меня лично оттолкнуло от фильма «Ида». Здесь не поплачешь! Хотя тема благодатная. Фильм наполнен большим количеством драматических сцен (например, сцена у могилы, самоубийство и пр.), но я не проронила ни слезинки. Катарсиса, к сожалению, не произошло. Хотя кино, несомненно, достойное. О нем вы будете еще долго думать и запомните его надолго!

    7 из 10

    23 февраля 2015 | 14:52

    Я потрясена фильмом Ида. Как бы высокопарно это не звучало, но этот фильм как будто бы специально был послан мне богом в пору моих исканий, разочарований. сомнений и мучительных размышлений: как дальше жить. Я читала высказывания режиссера о своем фильме, и мне показалось, что даже он не понял какой шедевр снял. Так часто бывает с талантливыми художниками.

    Это абсолютно библейский фильм. Еще библейский царь Саломон говорил, что все на земле суета -сует, что все пройдет. Останется только бог и божественные истины смысла бытия. Ни развлечения, ни наркотические средства (алкоголь. табак), ни прекрасная музыка, ни красота, ни отношения мужчины и женщины, ни семья, ни даже смерть не имеют смысла без бога. Вспомните о чем спрашивает героиня юношу: что потом?. А он отвечает как из библии: музыка, море, собака, семья, дети — всякая суета, то есть жизнь. Жизнь человека не может быть суетой, потому что в ней много горя, несправедливости в конце ее смерть. Только с Богом можно принять все это: и радости и горе. Все, кто, как Ванда пытается жить без Бога в конце концов не выдерживают. Мы ничего без него не можем и ничего без него стоим. А с богом преодолеем все и поможем друг другу.

    В фильме мало говорят. Но все, что происходит как проповедь жизни и человеку рано или поздно надо выбирать белое или черное.

    28 февраля 2015 | 12:09

    Европейская киноакадемия признала «Иду» лучшим фильмом года. Триумф польской драмы укрепили награды за лучшую режиссуру, сценарий и операторскую работу. Картина Павла Павликовского, безусловно, стала заметным событием в мире авторского кино, но, к сожалению, была незаслуженно обделена вниманием российской критики. Давно пора чем-нибудь заполнить этот информационный вакуум.

    События фильма переносят нас в Польшу 60-х годов ХХ века. Перед тем как принять обет, молодая послушница Ида вынуждена съездить к тётке, своей единственной живой родственнице. Ванда Груз не собиралась никогда забирать девочку из приюта, несмотря на регулярный поток писем к ней — «не могла и не хотела» — да и теперь не шибко ждёт свидания с племянницей, ставшей монашкой. По большому счёту, первое, что Ида слышит от тёти, так это о своём происхождении: «Ты дочь Хаима Лебентштейна и Розы Герц». План навестить могилу родителей усложняется известным фактом непростой участи польских евреев в период Второй Мировой войны. Как бы это цинично не звучало, но нацистская оккупация была удобным поводом для многих поляков, чтобы окончательно и бесповоротно решить еврейский вопрос. После 45-го, конечно, об этом говорить было не принято. Да и многое ли можно было твёрдо доказать? «Что, если ты поедешь туда и поймёшь, что бога там нет» — полушутку-полувсерьёз спрашивает Ванда. Так фокус истории постепенно смещается в сторону мадам Груз, женщины циничной и жестокой. Прямолинейная, властная и сильная — бывший государственный прокурор, ныне судья — этот образ знаком многим, с чем-то подобным вы могли столкнуться в «Позе ребёнка» Кэлина Петера Нецера. Эти несколько дней, проведённые вместе с харизматичной тёткой, станут для девушки важнейшим жизненным опытом.

    Сама история неизбежно подведёт зрителя к не самым очевидным поворотам событий, которые, конечно, являются хорошим поводом для того, чтобы предаться глубоким размышлениям. Сценарий, написанный Павлом Павликовским вместе с Ребеккой Ленкиевич, не содержит в себе очевидных ответов на вопросы и оставляет пространство для интерпретаций. Однако, этот фильм прекрасен, прежде всего, не столько своим содержанием, сколько удивительной и незабываемой формой.

    «Ида» — кино старомодное, даже аскетичное, но удивительно красивое! Изящный минимализм операторов Рышарда Ленчевского и Лукаша Зала практически не имеет современных аналогов. Нестандартное соотношение сторон приводит к смелым творческим находкам в построении композиции. Лица часто смещены в нижнюю половину кадра, по сути, мы даже не всегда видим их целиком. Фильм полон потрясающих приёмов ухода от симметрии, ломающих шаблоны восприятия. Есть сцена, где часть картинки затемнена, чтобы выделить главное. Ещё долго будут всплывать в памяти ритмичные рисунки (например, из монашек), акцент в которых даже выходит за пределы отображаемого изображения. И, что потрясает больше всего, это настолько гармонично, что чудачества некоторых экспериментальных кинематографистов кажутся на таком фоне лишь неудачной попыткой сойти за больших оригиналов.

    Фильм, учитывая всё написанное выше, относительно далёк от идеала. Сама идейная концепция драмы имеет достаточно расплывчатые контуры и лишена изящества и простоты визуального оформления. Тем не менее, работа Павликовского достойна того, чтобы обратить на себя внимание притязательных киноманов.

    20 декабря 2014 | 16:37

    «Ида» — холодная и правильная история о безысходности: созданная атмосфера отталкивает, проникновение в героев неприятно.

    Фильм рассказывает зрителю черно-белую притчу об обнажении, раскрытии глубинного нутра через слияние двух главных героинь на фоне семейной драмы жертв Холокоста. Молодая девушка Анна, проведшая свою бесцветную и еще неосознанную жизнь в монастыре, перед принятием обета встречается со своей тетей-судьей Вандой, прикрывающей усталое нежелание жить мнимыми наслаждениями. Первая — символ невыраженного, еще несформированного желания, безликая, мутная. Вторая — олицетворение осознанного отчаяния и оголенной боли, бессильно стремящаяся найти справедливость. Вторая судит, первая — принимает. И ни одна из них не на своем месте, потому что ни у одной из них своего места нет.

    По сюжету фильма выясняется, что Анна — еврейка, ее настоящее имя — Ида, их с Вандой семья погибла в результате гонений во время войны. Женщины, решая выяснить больше о гибели родственников, отправляются на поиски. Начало путешествия одновременно и начало пробуждения Иды — начало раскрытия Ванды в Анне: бунтарская, отчаянная страсть под прикрытием вынужденного смирения.

    Путешествие в прошлое не приносит ни успокоения, ни удовлетворения. Ванда, обессиленная борьбой со злостью, сломленная болью и несправедливостью, заканчивает жизнь самоубийством. Анна, почувствовав в себе силы не принимать постриг, становится Идой и пытается насладиться мирскими удовольствиями. Но ни удовлетворение, ни чувство принадлежности к такому миру не приходит, и от безысходности, неприкаянная, необретшая смысл бороться, нежелающая быть собой, Анна возвращается в монастырь.

    24 мая 2016 | 15:00

    Обычно перед тем как посмотреть кино я читаю немного критики о фильме, но стараюсь не углубляться, так почти все, в своих комментариях описывают фильм, его суть, и таким образом становится не интересно смотреть картину, и не знаю почему все пишут содержание фильма, и мало кто пишет по существу…

    Посмотрел фильм, и такое ощущение что ничего не смотрел… Никаких абсолютно эмоций, не какого сострадания (по идее это драма), не интереса к самой героине, халатное отношение к тёте героини…

    Сама тема уже раскрыта очень давно. Наплакались, нахныкались сотни раз. Не пойму за что такое вознаграждение…

    Только если за абстракцию может быть… Не плохо сняли послевоенную Польшу, и всё… больше ничего!

    Смотрел до конца, думал может как-то всё-таки режиссер спасёт свою картину, но разочаровался…

    Складываю 3 фактора, абстракция, суть фильма и игра актёров и ставлю:

    5 из 10

    17 апреля 2015 | 17:22

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>