всё о любом фильме:

Ида

Ida
год
страна
слоган-
режиссерПавел Павликовский
сценарийПавел Павликовский, Ребекка Ленкиевич
продюсерЭрик Абрахам, Петр Дзецоль, Ева Пушчинска, ...
операторРышард Ленчевский, Лукаш Зал
композиторКристиан Эйднс Андерсен
художникМарсель Славиньский, Катажина Собанска-Стрзалковска, Ягна Добеш, ...
монтажЯрослав Камински
жанр драма, ... слова
сборы в США
зрители
Франция  440.1 тыс.,    Италия  115.7 тыс.,    Великобритания  67.8 тыс., ...
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время82 мин. / 01:22
Номинации (1):
Сирота Анна провела детство и юность в польском монастыре. Прежде чем принять обет и стать монахиней, девушка решает встретиться со своей единственной родственницей — Вандой. От неё Анна узнаёт, что она еврейка и что её родители стали жертвами холокоста. Вдвоём они отправляются в путешествие для того, чтобы точно выяснить трагическую судьбу их семьи. В пути они столкнутся с обстоятельствами, которые поставят под сомнение их веру, и хотя женщины попытаются жить как прежде, лишь одной из них это удастся…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
96%
138 + 6 = 144
8.3
в России
80%
4 + 1 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:09
    все трейлеры

    файл добавилBasicFarm

    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1288 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    - Значит, ты еврейская монахиня…
    - Кто?
    - Когда ты начала пить?
    - Лет в 12.

    (С)

    Настоятельница монастыря требует от послушницы Анны, чтобы прежде чем принять монашеский сан, та съездила и встретилась со своей единственной родственницей — тётей Вандой Круз. Там сирота узнаёт, что её зовут Ида Лебенштайн и её родителей уничтожили во время Второй Мировой войны.

    Тётя — ошеломительная зрелая одинокая женщина, элегантная, как Коко Шанель, глаза которой «видели всё, и пили всё». Ида — невинный ангел. На этом контрасте фильм взрывает мозг.

    Вместе женщины ищут братскую могилу своих родных, колеся по дороге жизни. Что поймёт Ида? Какие уроки она извлечёт из всего? Примет ли она мирскую жизнь со всеми её трудностями?

    Лично я в очередной раз задумалась. Мне 33 года, я одинокая мать, которой почти четыре месяца не выплачивают полностью зарплату, и я точно знаю, что сказки, фильмы и книги — это вымышленный мир. Жизнь очень жестока и справедливости нет. Люди вокруг меня берут взятки, откаты, уводят из семей мужей и никакой кары небесной за этим не следует. Наоборот, живут себе прекрасно и горя не знают.

    А задумалась я о том, что и пути-то правильного тоже нет. Ты можешь пить, курить, блядовать, или молиться и поститься, всех прощать… Ты можешь дождаться, когда умрут твои родители и твоему младшему ребёнку исполнится 25 лет, и выйти из окна. Ибо ты думаешь, что у тебя есть эта самая свобода выбора. Ничего у тебя нет! Есть Судьба. Случай. Рок. И лишь эта бессмыслица всё решает в жизни. И только люди делятся на тех, кто может пойти зарубить топором соседа, чтобы забрать себе его хороший каменный дом, и тех, кто будет честно жить в голых стенах, хлебая овощной суп и слушая Моцарта и Баха.

    18 марта 2015 | 10:50

    Европейская киноакадемия (ЕFA) назвала лучшим фильмом 2014 года «Иду» знаменитого польского режиссера Павла Павликовского. Эта же картина стала лидером по числу наград киноакадемии.

    Юная послушница католического монастыря собирается принять обет и стать полноценной монахиней. Но, прежде чем это сделать, настоятельница рекомендует посмотреть на жизнь за пределами монастыря, приютившего ее с младенчества.

    Позже главная героиня узнает о своих еврейских корнях, узнает свое настоящее имя — Ида Лебенштейн. Несмотря на то, что фильм повествует о послевоенной истории, тема фашизма и антисемитизма особо не затронута. Это фильм о людях.

    Бывают люди разные: жадные, благородные, честные, бесчестные, смелые, безразличные и пр. И вся эта качественная характеристика в какой-то момент становится бессмысленной перед вопросом о духовном заполнении человека.

    Как мне показалось, это фильм о многом и о бессмысленности многого. У людей есть необходимость заполнять пустоту внутри себя, а чем ты будешь ее заполнять — это твой выбор, который предстоит сделать.

    22 декабря 2014 | 13:16

    Ещё одно подтверждение, насколько же стильно и красиво чёрно-белое кино! Заслуженная номинация — филигранная работа оператора!

    Очень сдержанная, тонкая картина. Минимализм в лучших его проявлениях — во всём: сценарий, персонажи, художественные средства, даже эмоции, выведенные на экран — по минимуму. Но, не то, что пережито, не то, что внутри, в самом сердце — вот это, напротив, дано по максимуму.

    История Иды, пожалуй, является гооораздо большей аллюзией на притчу об Иове, чем пропиаренный соперник. Главная героиня — в послушничестве Анна — чистая девушка, неискушённая (точнее сказать: ни разу не искушаемая) праведница, которая провела всю свою сознательную жизнь при монастыре. Судьба, забросившая туда Анну, делает очередной кульбит и сталкивает девушку с теткой — единственной живой родственницей. Обе они проходят тяжёлый путь в поисках прошлого, забытой правды, утраченного счастья, да и самой сгинувшей жизни. Многое предстоит узнать Анне — начиная с имени, данного ей при рождении — Ида, вплоть до печальной истории того, как же она оказалась в обители.

    Ида сталкивается с историей вопиюще-обыденной убийственной жестокости и вынуждена пройти испытание своей веры.

    И, несмотря на всё произошедшее с Анной в миру, даже напротив, именно, из-за тех решений, которые принимает она сама — думается, она могла бы, подобно отцу Василию из небезызвестной ленты, сказать: «Мой Бог всегда со мной».

    6 из 10

    13 февраля 2015 | 01:20

    Европейская киноакадемия признала «Иду» лучшим фильмом года. Триумф польской драмы укрепили награды за лучшую режиссуру, сценарий и операторскую работу. Картина Павла Павликовского, безусловно, стала заметным событием в мире авторского кино, но, к сожалению, была незаслуженно обделена вниманием российской критики. Давно пора чем-нибудь заполнить этот информационный вакуум.

    События фильма переносят нас в Польшу 60-х годов ХХ века. Перед тем как принять обет, молодая послушница Ида вынуждена съездить к тётке, своей единственной живой родственнице. Ванда Груз не собиралась никогда забирать девочку из приюта, несмотря на регулярный поток писем к ней — «не могла и не хотела» — да и теперь не шибко ждёт свидания с племянницей, ставшей монашкой. По большому счёту, первое, что Ида слышит от тёти, так это о своём происхождении: «Ты дочь Хаима Лебентштейна и Розы Герц». План навестить могилу родителей усложняется известным фактом непростой участи польских евреев в период Второй Мировой войны. Как бы это цинично не звучало, но нацистская оккупация была удобным поводом для многих поляков, чтобы окончательно и бесповоротно решить еврейский вопрос. После 45-го, конечно, об этом говорить было не принято. Да и многое ли можно было твёрдо доказать? «Что, если ты поедешь туда и поймёшь, что бога там нет» — полушутку-полувсерьёз спрашивает Ванда. Так фокус истории постепенно смещается в сторону мадам Груз, женщины циничной и жестокой. Прямолинейная, властная и сильная — бывший государственный прокурор, ныне судья — этот образ знаком многим, с чем-то подобным вы могли столкнуться в «Позе ребёнка» Кэлина Петера Нецера. Эти несколько дней, проведённые вместе с харизматичной тёткой, станут для девушки важнейшим жизненным опытом.

    Сама история неизбежно подведёт зрителя к не самым очевидным поворотам событий, которые, конечно, являются хорошим поводом для того, чтобы предаться глубоким размышлениям. Сценарий, написанный Павлом Павликовским вместе с Ребеккой Ленкиевич, не содержит в себе очевидных ответов на вопросы и оставляет пространство для интерпретаций. Однако, этот фильм прекрасен, прежде всего, не столько своим содержанием, сколько удивительной и незабываемой формой.

    «Ида» — кино старомодное, даже аскетичное, но удивительно красивое! Изящный минимализм операторов Рышарда Ленчевского и Лукаша Зала практически не имеет современных аналогов. Нестандартное соотношение сторон приводит к смелым творческим находкам в построении композиции. Лица часто смещены в нижнюю половину кадра, по сути, мы даже не всегда видим их целиком. Фильм полон потрясающих приёмов ухода от симметрии, ломающих шаблоны восприятия. Есть сцена, где часть картинки затемнена, чтобы выделить главное. Ещё долго будут всплывать в памяти ритмичные рисунки (например, из монашек), акцент в которых даже выходит за пределы отображаемого изображения. И, что потрясает больше всего, это настолько гармонично, что чудачества некоторых экспериментальных кинематографистов кажутся на таком фоне лишь неудачной попыткой сойти за больших оригиналов.

    Фильм, учитывая всё написанное выше, относительно далёк от идеала. Сама идейная концепция драмы имеет достаточно расплывчатые контуры и лишена изящества и простоты визуального оформления. Тем не менее, работа Павликовского достойна того, чтобы обратить на себя внимание притязательных киноманов.

    20 декабря 2014 | 16:37

    Послевоенная Польша. Ида — сирота, выросшая в монастыре и готовящаяся дать обеты. Перед постригом настоятельница отправляет Иду повидаться с единственной роднёй — тёткой Вандой, которая рассказывает Иде, что она еврейка, и что её родители пропали во время войны. Вместе они отправляются в родной городок, где надеются разыскать место погребения.

    В картине «Ида» удивительно удачно сочетаются невероятная красота операторской работы с идеально выстроенной композицией каждого кадра и минималистичный сюжет, нанесённый широкими мазками на чёрно-белое полотно. Главное, что делает эта картина — заставляет думать над мотивацией и поступками персонажей, а не преподносит их зрителю на блюдечке. В чём смысл образа Ванды — женщины с искалеченным сердцем, жёсткой и даже грубой снаружи, но столь ранимой внутри? В чём корень веры Иды, почему она сомневается, прежде чем сделать выбор, почему эти сомнения только усиливаются после посещения родного города? И есть ли Бог вообще? А если есть — то почему он так жесток?

    Павел Павликовский и его команда определённым образом намекают на то, какие ответы они сами дают на собой же заданные вопросы, взять хотя бы неизменное желание операторов разместить лица людей в нижней части экрана, показывая что всегда есть что-то более «высокое» и красивое, нежели наши бренные оболочки, или же череда машин в конце, которая едет в противоход Иде, уходящей вслед своему жизненному выбору. Однако на своём мнении режиссёр не настаивает, позволяя каждому из зрителей сформировать своё видение происходящего. Это в картине самое ценное — никакого занудного и «пошлого» морализаторства.

    «Ида» — это авторская, европейская картина со всеми вытекающими: простым и одновременно с этим сложным сюжетом, красивой и одновременно с этим чёрно-белой картинкой, хорошими и одновременно с этим неизвестными актёрами. Думаю, что каждый из вас знает — любит он такие фильмы или нет. А значит советовать кому-то — дело отчасти неблагодарное.

    8 из 10

    27 января 2015 | 09:16

    Долгий путь до «Иды».

    Я добиралась до него месяц, но сейчас мне кажется, что добиралась я до него всю жизнь…

    Человеческая душа — это пристанище веры, надежды и любви. Здесь они живут, дышат и соединяются невидимой тонкой нитью, которая, словно утробная пуповина, подпитывает их. 

    Пуповина, которую обрезают после рождения ребенка, становится невидимым корнем. Этот корень связывает каждого с родословной, не давая иных родственников, не давая иной истории.

    Никто не способен забыть проделанный путь, никто не сможет забыть, кто он на самом деле, лишь незнание способно давать человеку возможность почувствовать себя кем-то иным и уйти от корней.

    Анна — сирота, выросшая в монастыре. Она готовится принять обет и уйти в монахини, но прежде ей необходимо встретиться с единственной родственницей, которая у нее осталась — это ее тетя Ванда. От нее Анна узнает, что ее настоящее имя — Ида и что она иудейка, родители которой погибли во время холокоста. Иде и Ванде суждено будет проделать тяжелый путь по обрезанной очень давно пуповине, чтобы обрести свои корни и узнать, как погибли родители Иды, и где покоятся их останки.

    Эстетика черно-белого минимализма, где каждый кадр суждено просматривать несколько раз. Эстетика спокойствия и благостного восприятия мира. Эстетика веры, которая питает фильм особенной мироточащей энергией.

    Главная героиня, необычайно красивая, обладающая такой спокойно теплой красотой, на протяжении 78 минут ведет внутри себя диалог. Диалог с самой собой, сомневающейся в правильности своего пути и ищущая поводы, чтобы с этого пути не сойти.

    Она спрашивает себя, если суждено человеку узнать, что его родители погибли во время холокоста от рук человека, который так долго их спасал, то всесилен ли Бог и справедлив ли Он, если Он дает страдать как убитым, так и убившим? Если суждено человеку променять тепло дома на холод войны, то справедлив ли Бог, проклинающий теплый дом человека за это? Если суждено человеку спустя много лет узнать, что он ничего на самом деле не знал о себе, и что даже вера его ему чужда от рождения, то справедлив ли Он, заставляя человека идти на страшнейший внутренний конфликт?

    И душа начинает страдать — в тот самый момент, когда конфликт достигает своего апогея, и одна из сторон покидает ее — вера, надежда или любовь…

    В «Иде» все громогласное скромно, как и главная героиня. В «Иде» страдания приобретают эффект расширенного зрачка и сжатых губ. Эта мимика и сложенные ладони, этот Иисус, возведенный и очищенный заботливыми его рабынями, эта музыка Баха, звучащая в самом конце, которая когда-то пропитывала фильм Тарковского «Солярис» и тут словно сам Тарковский в этом фильме, со своим вечным размышлением о Боге и обители Его, о месте Его в человеческой душе — все в этом фильме едва уловимо и тонко. Здесь горе и боль правят внутри самих героев, и важно принять эту боль, и уловить это страдание.

    Здесь земные пороки и человеческие грехи обретают практически жизненно важную необходимость для каждого человека. Ведь как, не познав чего-то, можно от этого отказаться? И главная героиня, узнавшая всю правду, и решившая свернуть со своего пути, танцует пьяная в занавеске, то ли чтобы понять, что находят люди в забытье, то ли получая от него необходимое ей удовольствие…

    Вера — источник жизни. Бог везде и во всем. Но что, если закурить и выпрыгнуть из окна становиться легче, чем вновь обрести веру? Где тогда Бог? Не ждет же Он внизу, раскинув свои ладони и приняв разбившееся тело в Свое Царствие?

    А, быть может, ждет?..

    Польский режиссер Павел Павликовский в своей новой картине «Ида» отразил то, что сидит внутри каждого человека, который когда-то страдал — конфликт трех составляющих души и его влияние на человеческую земную жизнь.

    Он не берется говорить о жизни небесной, но своим финалом дает понять, что вера питает корни и возрождает в человеке забытое.

    9 из 10

    (-1 только из-за того, что хочу, чтобы Оскар получил «Левиафан»)

    24 января 2015 | 14:47

    Молодая послушница монастыря Анна отправляется в гости к единственной родственнице — судье по имени Ванда. От нее она узнает, что на самом деле она еврейка по имени Ида, и все ее родные погибли в холокосте. Для того чтобы проследить трагическую судьбу родственников, они отправляются в небольшое путешествие. И после череды расспросов, бесед и встречи с симпатичным саксофонистом Ида/Анна понимает, что не до конца уверена в своем выборе жизненного пути.

    По правде говоря, поиск режиссерами нового слова в киноязыке порой начинает утомлять, поскольку погнавшись за свободой самовыражения, они начинают забывать о донесении мыслей с экрана. Предвижу массы несогласных со мною отзывов, но лично для меня эта картина оказалась абсолютно мертвой, стерильной и поверхностной историей с совершенно неубедительными прорисовками поведения персонажей и проблематики, особенно это касается неуклюжего перевоплощения из застенчивой монашки в светскую девицу, и депрессивного поведения разбитной женщины, известной в прошлом как Кровавая Ванда. Мысли картины настолько потерялись в желании режиссера выпендриться «инстаграмовской» картинкой (которая, к слову, и правда очень красива, хотя постоянное размещение объектов по нижней периферии кадра очень утомляет), что нет никаких внятных объяснений и психологических мотиваций как для колебания Иды в своей вере, так и для впадения Ванды в депрессию. Возникает ощущение, что первой просто захотелось попробовать мужика перед уходом в монастырь, а вторую слишком тяготило военное прошлое, но уж как-то слабо все это выглядит, притянуто и неубедительно. По поводу актерской игры — если Агата Кулеша еще смогла создать образ человека, живущего с затаенной душевной болью, то на лице черноглазой Тшебуховской в роли Иды невозможно прочитать ни одной мысли или эмоции, ее выражение не меняется ни на секунду от первых до последних минут. Режиссер пытается добиться многозначительной пустоты, извлекая ее из обычных разговоров, рассматривания поз персонажей в пространстве, и в итоге получает пустую многозначительность c синдромом поисков глубинного смысла, выглядящую скорее как выставка фоторабот, поскольку и актеры, и камера, и происходящие события на удивление статичны. Ну а поскольку кино про холокост априори надо хвалить, фильм был номинирован на «Золотой Глобус» и вошел в шорт-лист фильмов-номинантов на «Оскар» в категории «лучший иноязычный фильм».

    6 из 10

    23 декабря 2014 | 20:43

    Вообще, если очень захотеть, то «Иду», фильм о скромной христианской сестре, находящейся в одном шаге от пострига в монахини, вполне можно назвать вариацией на тему мировой политики конца двадцатого столетия. Эта мозаика складывается отнюдь не всеми деталями картины, но какие-то штрихи, намеки, который делает Павликовский, реальным увидеть всё-таки представляется. Это и маленькая, скромная, юная Польша, с еврейским прошлым и тяжелой судьбой, ищущая свой путь в мире. Это саксофонист, играющий великого Колтрейна — молодой, привлекательный, импозантный, учтивый, готовый при любой возможности и польстить, и заронить зерно сомнения, внутреннего раздрайчика, появиться в «нужный момент» — неужели, хотя бы даже отдаленно, не Соединенные Штаты? Ну, и, разумеется, строгая судья, отправившая на казнь многих врагов народа, которая и двери чужих квартир отпирает отмычкой, и пошантажировать готова немного, и за рулем выпивает, и курит как паровоз. И тем не менее, всё же обладает какими-то такими теплыми чувствами к своей племяннице. Тетушка Ванда Груз, известная под именем «Кровавая Ванда»… Нужно ли объяснять, какое государство Павликовский, теоретически, разумеется, мог иметь в виду?..

    Просмотр «Иды» с этого угла решает как небольшие проблемы с логикой поведения главных героев, так и добавляет фильму вторую глубину. И тем не менее, смотреть черно-белую польскую драму исключительно таким образом не стоит. Во-первых, потому что, сглаживая одни нестыковки, такая точка зрения порождает, в свою очередь, другие, причем более серьезные, и без умения смотреть на ситуацию выборочно, вычленяя какие-то аллюзии, тут никак не обойтись. Во-вторых же, потому, что фильм Павликовского вполне самодостаточен и без своего политического подтекста, который, даже вполне возможно, смогут разглядеть лишь прожженные параноики. Политика, в конце концов, надоела. В то время, когда каждый, хотя бы в своих глазах, близок к тому, чтобы стать политическим аналитиком, очень важно, чтобы существовали картины, дающие хотя бы теоретическую возможность отдохнуть ото всего этого. И хотя «Ида», как мы уже сказали в начале, изобилует намеками известного толка, говорить о ней, как о человеческом фильме, нужно ничуть не в меньшей, а то и в большей степени, так как на этом поприще она воистину сильна и хороша.

    Не самый богатый на эмоции, скромный, как и его главная героиня, фильм призван в очередной раз сказать миру о том, что пути, которыми мы идём, невозможно познать до конца. Всего в один момент все может повернуться удивительным образом. Анна станет Идой, сестра прихода — буржуазной дамой в элегантном вечернем платье, железная леди-судья будет рыдать у кого-то на плече из-за невозможности выдержать больше чувство вины. С другой стороны, непознаваемость этих самых путей не означает того, что нужно встать истуканом. Это, безусловно, драма о человеческом выборе, о важности его свершения и следования ему. Однако, так же и о том, как, прожив всю жизнь и не сомневаясь в той дороге, которой решил идти, можно внезапно оказаться перед огромной кучей вопросов: какова цена моей веры, моих усилий? Всё ли я делаю верно? Не ошибаюсь ли, не ошибался ли раньше? Стоит ли продолжать? Павликовский, по большому счету, призывает не бояться сомнения, и даже считает его, в какой-то степени, позитивным моментом. В конце концов, любое сомнение разрешается временем и обстоятельствами: оно либо позволяет окончательно утвердиться в уже сделанном выборе, либо помогает сбросить тяжелый груз с плеч и двигаться дальше, либо же сменить путь. Если это еще, конечно, возможно.

    17 февраля 2015 | 20:38

    Во время просмотра «Иды», не покидало ощущение, — «где-то я это уже видел», оно же не покидало меня до самого конца просмотра. Занятно 20 минут сюжета ведающего о монашке приехавшей выяснить, о судьбе своих родителей, для меня длились очень долго, ну очень долго, но это мелочи, по сравнению с тем, что сама всё постановка собой не представляет ни чего особенного.

    Пускай картинка красива, смысл о вере, символизм понятен, однако кинокартина, к сожалению попросту вялая, а все его сюжетные повороты «слегка» примитивны. Кстати, в том не вина сценариста, не операторов Рышарда Ленчевского и Лукаша Зала, проделавших свою работу на бис (кадры сильные), а только лишь режиссёра Павликовского, которому мне так кажется, материал был не интересен. Сложилось ощущение, автор просто взял нужную еврейскую тему (ту самую), но забыл добавить к ней себя, и в результате, вышла притянутая за уши история, заслуженно, по причине своего содержания, получившая множество наград и премий. Только если их убрать в сторону, ни чего интересного, тем более нового, здесь нет. Разве, что сможете полюбоваться чёрно-белым видом послевоенной Польши и увидеть Агату Тшебуховскую, актрису, чьё наивное личико является главным украшением обыкновенной драмы, чей конец предсказуем и не вызывающий к себе никаких эмоций.

    Фестивальное кино в его типичном виде.

    6 декабря 2015 | 06:47

    Вы слышали это, Вы это видели? Свершилось! «Иде» дали премию, ура, товарищи! Мировая сенсация. Такой-то фильм!

    Девушка Анна сирота, поэтому провела детство и юность в монастыре. Перед важным событием в монашеской жизни, девушка встречается со своей родственницей — Вандой. От неё Анна узнаёт, что она еврейка и что её родители стали жертвами холокоста. Вместе они отправляются в путешествие для того, чтобы узнать всю правду о судьбе семьи.

    Так уж получилось, что полного понимания арт-хаусных фильмов мне понадобилось некоторое время. Надо было закончить университет, прочитать большое количество литературы, пересмотреть много фильмов, сходить в армию, обзавестись семьёй и начать работать. Если раньше я мог сказать что-то вроде: наверное, есть в фильме что-то особое, раз кому-то нравится… короче, был толерантен. Сейчас я говорю, что редкий любитель с определённым складом характера скажет про такое кино, что оно интересное (наверное, главное достоинство). Как досмотрел этот шедевр? Вероятней всего, я немного герой, потому что досмотрел. Сразу оговорюсь, что не всё, что зовётся арт-хаусом бездарно, есть замечательные, из последнего, что видел «Двойник» (2013) и «Враг»(2013)

    Девушка из монастыря узнаёт подробности о своём происхождении и своих родителях. Узнаёт имена, частично характер людей. Дочь Розы Кхер. Отец вообще никакой, да и вообще всё как-то не очень с родителями у девочки. Да ещё и еврейка к тому, страсть-то какая. Половина американцев может сочувствовать девушке. Так непросто жить с осознанием такого… Вспоминаются сразу представители национальности. Первый на ум приходит великий Спилдберг. Но если он делает кино талантливо и для людей, то это кино для… Не могу сказать точно для кого, вероятнее всего, ценителей!

    Любите арт-хаусное кино, то самое, где дерево растёт, рядом дом, где всё разваливается и дурная погода, но без экспрессии. Штиль, монотонный, нудный и долгий. История не увлекает, не даёт пищу для ума. Если бы я смотрел на стену полтора часа, то эффект был бы почти таким же.

    Главная героиня… Вспоминается песня известной группы со словами «Это кто же такой там мохнатенький, у кого глаза виноградинки…» Вот примерно так можно сказать о девушке. Не поймёшь, то ли играет, то ли просто ходит с аморфным видом и светит своими виноградинками.

    Если бы это кино завоевало «Пальмовую ветвь», то я бы ничуть не роптал, но это же Оскар! Почему малоинтересная история в блеклой обёртке произвела такое впечатление на тех, кто выносил решение — загадка. Можно только говорить снова о том, что церемония во многом политизирована. Странное стечение обстоятельств, что если нет явного претендента на премию, то её получает фильм с темами: о войне хороших американцев с несогласными (ой, простите, террористами), нетрадиционной любви и расовом неравенстве.

    Фильм оказывает усыпляющее воздействие. Хочется спать, но не можете? Включите это произведение искусства! Две трети фильма молчание. Музыка инструментальная, спокойная… Кстати, неплохо бы снять короткометражку с таким названием и чтобы никто не говорил, побольше разрухи, брошенных домов и ещё какой-нибудь неведомой ерунды. Может, премию дадут. Поможет от бессонницы! Дерзайте!

    2 марта 2015 | 14:52

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>