всё о любом фильме:

На зов скорби (сериал 2012 – ...)

Les Revenants
год
страна
слоган«The dead have returned. But this is a homecoming like no other»
режиссерФабрис Гобер, Фридерик Гупил, Фридерик Мерму
сценарийФабьен Адда, Фабрис Гобер, Coline Abert, ...
продюсерСимон Арналь, Каролин Беньо, Джимми Демаре, ...
операторПатрик Блосье
композиторМогвай
художникФред Лапьер, Фредерик Лапьер, Янн Бикан, ...
монтажБертран Наил, Пегги Корецкий, Лоуренс Боуэдин, ...
жанр ужасы, фэнтези, драма, детектив, ... слова
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время52 мин.
В горном городке, над которым возвышается гигантская дамба, в один и тот же день люди разного возраста и из разных слоев общества пытаются вернуться к себе домой, полностью дезориентированные. Они еще не знают, что они умерли много лет назад, что они совсем не постарели и что никто их не ждет. Решив снова занять свое место в жизни, место, которого больше не существует, мало помалу они обнаруживают, что они не единственные вернувшиеся и что их возвращение сопровождается другими, все нарастающими странностями.
Рейтинг сериала
Рейтинг кинокритиков
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 50 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Приступая к обзору французского мини-сериала «Les Reverants», безграмотно переведенного на русский как «На зов скорби», следует прежде всего уделить внимание положительным аспектам ленты, поскольку их немного и они легко теряются в многообразии отрицательных нюансов. Однако, несомненно, и то, что потенциал у этого, большей степенью вторичного опуса имеется и потенциал этот нешуточен.

    Отменная операторская работа, прекрасные длинные планы, музыкальное сопровождение, исполненное толковым коллективом «Mogwai» — все эти компоненты являются частью мозаики, создающей общую ауру сериала. «Вернувшиеся», достоин просмотра, и настоятельно рекомендуются любителям «маленьких странных городков», буде это Кастл-Рок или Сайлент Хилл.

    К сожалению, на визуальном великолепии, обрамленном нездешним пост-роком, положительные нюансы заканчиваются. Далее-тезисно.

    1) Сериал «Les Reverants» являет собой вольный ремейк французской в же ленты с одноименным названием, выпущенной в далеком 2004 году и паразитировавшей а) на потрясающих идеях великого Станислава Лема, воплощенных одиозным режиссером Андреем Тарковсим в его бессмертной ленте «Солярис» (зашкаливающее количество эпитетов в данном случае оправдано пиететом перед упомянутыми глыбами) и б) частично калькирующей японскую ленту «Yomigaeri». Причем, ремейк сильно проигрывает своим старшим братьям, равно как в исполнении так и в интерпретации философской концепции «Обезьяньей Лапы». Тогда как в «Солярисе» возвращенцы являют собой имперсонализацию совести героев (что отчасти характерно и для французского полнометражного фильма), в «Les Reverants», посмертные пришельцы настолько же невнятны, насколько невнятны причины, побудившие их вернуться.

    2) Режиссерская работа ужасна, несмотря на попытку притянуть за уши философию неизъяснимости жизни, не раз воплощенную на экране Дэвидом Линчем. Но, тогда как у Линча, ужасные вещи происходят в обычном мире лишь потому, что обычный мир представляется сном, а сон-реальностью, скрытой от нас тонкой пеленой, в данном случае-мир, окружающий живых и мертвых героев сериала нелогичен, потому что режиссеры забыли, а, скорее, никогда и не знали, как выстроить логическую цепочку вокруг мертвецов, во плоти возвращающихся к своим живым родственникам. Как следствие, зомби (пусть и не совсем классические зомби), обладают столь же разрозненными талантами, что и супергерои в фильмах, поставленных по комиксам «Марвел» — некоторые из них невосприимчивы к падению с высоты, другие способны мгновенно перемещаться в пространстве, третьи жрут помои из унитаза и умирают, будучи застреленными, четвертые… Впрочем, несмотря на кажущееся разнообразие, подобное аматорство вызывает у зрителя лишь смущенную улыбку.

    3) Сюжетные линии. Отчасти продолжая предыдущий пункт, многообразие сюжетных линий (маньяк, пожирающий внутренние органы своих жертв, бессмертный мальчик дегенеративно-загадочного вида, сексуально озабоченная девочка-подросток и юный зомби-красавец, в приятном исполнении Pierre Perrier — мертвец-fatal, экзальтирующий женскую аудиторию томными взглядами из под насупленных собольих бровей) итд, итп — количество персонажей множится, количество вопросов, на которые сериал, уж будьте уверены — не даст вразумительного ответа растет в геометрической прогрессии, но суть происходящего отсутствует напрочь. Season Finale, full stop, черный экран, предполагающий наличие второго сезона.

    4) Кастинг. Среди толерантных зрителей, бытует мнение, что «Les Reverants» — сериал подспудно расистского толка, поскольку в нем нет негров и, о, ужас, гомосексуалистов. Зато, с французским изяществом, в нем присутствуют лесбиянки и каннибалы. Однако, истинная проблема заключается в том, что актеры, за малым исключением играют спустя рукава. Женщины, видимо для того, чтобы передать всю поэтическую безнадежность сериала, постоянно горбятся, отрицают косметику и судя по языку тела — презирают себя за согласие участвовать в этом проекте. Мужчины, возглавляемые подозрительно похожим на Франкенштейна Samir Guesmi, столь же непривлекательны. Исключение составляют, пожалуй Yara Pilartz, вызывающая не совсем пристойные чувства и упомянутый выше Pierre Perrier, демонстрирующий выдающиеся мужские данные.

    Итог: Несмотря на неумирающий интерес зрителя к неумершим, несмотря на блестящую операторскую работу и удивительно хороший саунд — трек, сериал «Les Reverants», представляет собой целиком вторичный продукт. Как плохо пропеченный пирог. Выбрасывать жалко, в внутрь принимать-неразумно.

    17 января 2014 | 17:34

    Признаться, я крайне редко смотрю сериалы и не люблю фильмы с уклоном в скучное драматическое повествование, когда авторы старательно выдавливают у зрителя трогательные чувства. Поэтому я решил посмотреть «На зов скорби» чисто из любопытства и лишь потому, что в анонсе ленты упоминается о ее мистической составляющей. Половину первой серии мое сознание невольно старалось зацепить какие-либо недостатки фильма, но вторая половина первой серии и весь последующий сериал меня зацепил полностью.

    Если в этом телефильме и есть какие-то недостатки, то, как ни парадоксально, они делают его еще более непосредственным и захватывающим. Особенная и ни с чем несравнимая атмосферность — это первое, чем интригует лента с первых же кадров. Французским телевизионщикам, создателям этой ленты, удалось сделать потрясающую картину даже для зрителей (вроде меня), предпочитающих только динамичные художественные фильмы. Причем этот 8 серийный телевизионный фильм (1сезон) даст фору иным мегапопулярным художественным лентам в подобном жанре, хотя стилистика фильма несравнима ни с какими лентами, какие я до сих пор видел.

    Эта лента о «Запределье», но это не мистика. Этот фильм — неожиданность, но он не пытается впечатлять. Он проникает и пронизывает, если Вы попытаетесь глубже понять, о чем же он на самом деле. Многие зрители и критики сравнивают «На зов скорби» с лентой Линча «Твин Пикс», но это сравнение в принципе неверно. На мой взгляд, у «Зова скорби» абсолютно уникальная стилистика и концепция жанра.

    И если эта глубокая и невероятно проникающая притча о событиях в маленьком альпийском городке зацепит Вас с первой же серии, то… пропадете — Вы целиком погрузитесь в непередаваемую атмосферу всех 8 серий и заворожено «проглотите» их за раз не отрываясь, что и случилось со мной. И если Вы — завзятый скептик и циник, но в 4-6 сериях невольно будет подступать комок к горлу от пронзительности происходящего на экране, то знайте — перед Вами настоящее французское КИНО.

    10 из 10

    21 октября 2014 | 13:47

    Сериал «Les Reverants» напомнил, чисто по ощущениям, при знакомстве с ним, пьесу Жана-Поля Сартра «Мухи» — здесь тоже к воскрешению мертвецов герои относятся на удивление смиренно и спокойно, здесь тоже сквозь канву всего повествования просачивается тревога пугающей неизбежности.

    У фильма, разумеется, есть некоторые недостатки, в том числе посредственная игра большей части задействованных в нем актеров и непродуманность и сухость диалогов, но плюсов все же больше.

    В первую очередь это сама картинка, затем музыка (в заглавный саундтрек невозможно не влюбиться!), и интрига, которая с каждой новой серией накаляется все сильнее.

    Фильм, безусловно, придется по вкусу не всем, но я нисколько не пожалела, что познакомилась с этой вялотекущей, печальной историей. Кажется, это самый странный, необычный и красивый многосерийный фильм, который мне доводилось смотреть.

    10 из 10

    21 января 2014 | 16:43

    Сравнение «Les Revenants» с «Твин Пиксом» Линча столь же неизбежно, как и очередной президентский срок Владимира Владимировича Путина. Холодная отстранённость уединённого городка, затерявшегося среди лесов и гор; насилие на фоне безумных красот; запылившиеся скелеты, занимающие свои почетные места в шкафах; атмосфера недосказанности и тайны, поданной с впитавшейся у французов в кровь элегантностью. Схожие черты налицо, но выглядит это не слепым копированием, а неким независимым приобретением схожих свойств и черт, ведь здесь можно ощутить и дух кинговского Кастл-Рока или уловить еле ощутимую намеренную обфускацию датского «Forbrydelsen», но это не делает французское произведение вторичным. Все эти параллели стремительно проносятся на уровне подсознания прожжённого киномана, приобретая определенную законченную форму лишь после того, как отдышишься по завершению последней серии сезона. Сериал не пытается быть похожим ни на кого, а создает собственную микровселенную, со своей, пронизывающей всё действо, идеей. Свежесть и незаезженность оной ощущается буквально в каждой серии, раз за разом удивляя и интригуя.

    Возвращение мертвых людей в мир живых эксплуатировалось не раз, правда, всё обычно замыкалось на желании первых пообедать мозгами вторых. Здесь же умершие возвращаются вполне обычными людьми, словно с момента их смерти прошел один день, а не год, семь или тридцать пять. Нити истории сплетаются на 4 возвращенцах: мальчике шьямалановского типа Викторе, девушке Камилле, молодом красавце Симоне, и маньяке «я съем Вашу печень с бутылочкой кьянти» Серже. Остальные возвращенцы если и отыгрывают роль, то большей частью эпизодическую, появляясь лишь для усиления воздействия мистической линии фильма. Оная же, несмотря на очевидную мистически-триллерную направленность сериала, не занимает в нем главенствующую роль, довольно скоро поступаясь изучению запутанной паутины местных ипохондрических социальных отношений. Вопрос «Как такое могло произойти?» решается для местных довольно скоро, ведь вера такие явления объясняла не раз, а вот вопрос «Что с этими воскресшими делать дальше?» становится костью в горле. Слишком много происходит за годы отсутствия, слишком много слёз пролито, цветов возложено, да и разбитую чашку всегда довольно трудно склеивать, выкинуть и забыть отработанный материал куда проще. Режиссер ставит перед своими героями задачи, изначально запрограммированные на провал, и обреченность эта усугубляется с каждым новым убийством, неосторожным словом, брошенным невзначай, с ядовитым проклятием от тех, чьи близкие на зов скорби не откликнулись. Все эти раскопки душ человеческих запакованы в такую странную, местами даже убийственно-психоделическую упаковку, что местный саспенс можно потрогать руками, словно желе.

    Сценаристам сериала удалось сделать то, что превращает неказистую Золушку в принцессу — влить жизнь в Тайну, наделить её первозданной витальной силой. Оригинальные сюжетные твисты, вдумчиво-меланхоличные музыкальные переливы от «Mogwai» и абсолютная красота кадра — всё это выглядело бы мертворожденным, если бы в истории не ощущалось той мощи и тайной силы, мгновенно приобщающей к себе, заставляющей с тревогой и возбуждением смотреть каждую новую серию, ожидая все новых и новых откровений.

    «Les Revenants» дьявольски красив. Именно так, без капли ложной скромности и пафоса, да и могло ли быть иначе с французским-то кино. Прекрасен уже на уровне опенинга: со всеми эти рапидными штучками, иллюзорными фантомами в лужах, и бархатными тенями, накрывающими город. Оператор Патрик Блосье то играет в световой минимализм, то делает картинку предельной мягкой, наполняя кадр рассеяным невесомым светом, то создает кадры с густым рисунком света, всем своим видом выражающие недружелюбность и мрачность. Общая стилистика и остается неизменной на протяжении всех 8 серий, но в ней постоянно происходит что-то, что не дает зрительском глазу пресытиться, почувствовать чрезмерную назойливость действия. Метания от красоты панорамных пейзажей к шокирующему вижу жертвы маньяка, от безмятежного спокойствия реки к мертвым животным, плавающим на ее дне. Режиссёр хочет удивлять, шокировать, восторгать, интриговать, совмещать всё это в едином порыве, чтобы даже не самый быстрый темп, каковой присущ сериалу, казался каким-то ураганом, сметающим все на пути до самого финала. Это делает кино по-настоящему штучной вещью, которую не стыдно рекомендовать, на которую не стыдно сделать ремейк (что уже и делается благодарными американцами), да и просто позволяющей получить удовольствие от настоящего триллера.

    9 из 10

    2 октября 2013 | 00:16

    Существует не так много мистических сериалов, а этот сериал показал мне поисковик именно в качестве мистического. После его просмотра могу сказать, что на мистический он не тянет, скорее фантастический.

    Не могу сказать, что решилась посмотреть его сразу, несколько раз пыталась смотреть французские и испанские сериалы, но попытки успехом не увенчались. Этот же сериал я во что бы то не стало решила посмотреть до конца. В итоге начала я его смотреть на нормальной скорости, потом перешла на ускорение 1,25, потом на 1,5, а последние 3 серии смотрела уже на 1,65 и то мне казалось, что он безумно-безумно затянут.

    Если вначале меня еще согревала надежда что закончится все может более ли менее логично, то потом я поняла что на это можно и не рассчитывать. Возможно, создатели сериала планируют снять второй сезон, но не факт что он поставит все точки на «и»… Долго не могла привыкнуть к внешности актеров, она не то чтобы специфичная, но не типичная, не голливудская.

    Вообще о сериале писать сложно, вроде идея какая-то есть, но понять какая именно я не смогла, а учитывая эту ужасную растянутость и нудноватую постановку смотреть сериал сложно. Смотрю его сравнивают с 4400, я думаю что по отношению к последнему это слегка оскорбительно, хотя схожие черты есть, безусловно, а если еще и окажется что в этом инопланетяне замешаны, тогда 4400 можно считать идейным вдохновителем для создателей «Скорби». Короче говоря, меня не впечатлило, если будет второй сезон пролистаю его чтобы все таки выяснить причины происходящего, смотреть не хочу, потому что вряд ли эти причины будут вразумительными…

    5 из 10

    15 декабря 2013 | 13:12

    С каждой серией фильм становится всё серее, а выражение на мордах героев всё сложносочинённей. Так как ни смысла, ни экшна в фильме нет, то выехать решили на том, что красиво обозвали «атмосферой». А ведь какая была завязка. Автобус срывается в пропасть, а спустя четыре года девочка вылезает из оврага и идёт домой по шоссе, чтобы перекусить бутером и пожаловаться, что, мол, ничего не помню, сама не понимаю, что происходит.

    Вместе со страхолюдной ожившей девочкой так же недоумевают и зрители. А что, собсно, происходит? Недоумевать зрители будут долго. Пока не снизойдёт озарение, что, возможно, никому ничего не объяснят. Режиссёр играет в арт-хаус. Умеет он в него играть не лучше, чем команда сценаристов умеет писать сценарии. Весь сюжет держится на том, что все тупят. Вопросы ожившем либо не задают, либо задают только тем, кто сразу заявил, что ничего не знает.

    Пока создатели ещё не поняли, что они не просто клепают тупое мыло, а играют в арт-хаус, то честно ввели серийные убийства. Знаете, что самое гениальное в фильме? Самое гениальное в этом фильме — это переход под шоссе. В переходе, как тролль под мостом, живёт маньяк. Десять лет назад там убивали женщин и теперь убивают. Камеры наблюдения? Только снаружи. Дежурящие у перехода полицейские? Только в стиле «когда убьют, тогда приходите». Маленькая деревенька в Альпах, ага, половину населения вроде бы вырезали в переходе и никто не в курсе, что там в одиночку гулять не стоит. Попытки облав, ловли «на живца» — это из других фильмов. Из тех, где логика. А этот фильм другой. Он с отстранёнными лицами. Мол, это всё глубокомысленно, а кто не понял тонкий месседж создателей, тот сам себе быдло.

    Серые интерьеры, проезд камеры, женщина стоит, прислонившись к стене, она думааает. Эти закосы под арт-хаусы больше смешны, чем эстетичны. Все мертвецы временами впадают в философскую меланхолию. Тогда они смотрят в пространство и говорят глубокомысленно. Видимо, это такой вариант ада, где каждый суслик мнит себя агрономом. Расстояние между репликами во втором сезоне становится по сорок секунд. Якобы для атмосферы. На самом деле растягивают метраж. Потому что сюжета на восемь серий из себя уже не выдавить.

    Девочка с не в меру интеллектуальным выражением морды лица а ля французская Кристин Стюарт во втором сезоне уходит на задний план, а главным героем становится мальчик Виктор, к чести которого стоит отнести умение смотреть с пристальностью автомата по производству инфернального ужаса. Временами Виктор заставляет самоубиваться всех, кого увидит. Но вот засуицидничать того мужика, который его тридцать пять лет убил, он почему-то так и не собрался. Потому что плохой мужик двигает сюжет. Сценаристы опять лопухнулись, но сделали вид, что «так и задумано».

    Есть ещё девица Адель, к которой пришёл воскресший жених. Вариант тупизма Адели — это уже для кинокурсов. Она ходит от мужика к мужику, то к мёртвому, то к живому, причём к тому, кто ближе. Вопрос «Почему жених много лет назад покончил с собой?» возникает, а ответ на него — нет. Адель страшно обижена, так как жених самоубился как раз перед их свадьбой (она тоже самоубилась, но она девочка и «ей можно»). Ну… Может, это такая французская традиция, а я ничего не понимаю — если не хочешь жениться, то только смерть тебя может спасти от брака. И поведение Адель — тоже традиционно. Мол, какой мужик рядом, тот жених. Близкие люди — это те, кто недалеко. В общем, недалёкость Адель имеет все предпосылки.

    Ещё мертвецы жрут чужую печень и лакают из унитаза. А некоторые просто ходят. То туда пойдут, то сюда. Традиции французских мертвецов. Господи, мне надоело искать объяснений тупости сценария. В него навалили всё, что смогли найти. К чему-то привязали объяснения, к чему-то — нет, решив выехать на непростом выражении морд, мол, неча вам, невежам, у нас великих спрашивать объяснений. Проблема только в ом, что каждую серию ждёшь, ждёшь, ждёшь, да когда же это издевательство над нервами закончится? Вы же догадались, что всё закончится без особой логики, но зато Очень Глубокомысленной Сценой?

    13 марта 2016 | 22:28

    Вроде бы и приблизил нас интернет к мировому искусству — можно послушать музыку африканских музыкантов например или посмотреть южноамериканского арт-хауса. Но даже так, на отличный вообщем-то сериал из не последней по культурным меркам страны Европы, наткнуться непросто. Нужна реклама или рекомендация. В случае с Les Revenants, ни много ни мало лучшей новинкой сезона, помогли Mogwai, шотландские умницы, изобретатели пост-рока. Они записали альбом-саундтрек к сериалу, и через эту пластинку сабж и попал к зрителю, готовому смотреть в оригинале с субтитрами.

    Как уже понятно из синопсиса, Les Revenants очередное творение на тему взаимодействия живых и мертвых. Но, в отличии от популярных франшиз про вампиров и зомби, произведение по-настоящему многослойное. Можно смотреть и как триллер, и как мистику, и как драму. Или все сразу. Почему в тихий французский городок ни с того ни с сего начали возвращаться умершие? Виновата ли трагедия 35летней давности? Или у них остался человек, так и не смирившийся с потерей близкого? Почему падает уровень воды в водохранилище, а из засорившихся труб лезут тараканы? Считается ли живым человек мертвый внутри? Вопросов уйма, не все ответы разжеваны даже по окончанию. Но следить и пытаться ответить самому крайне интересно. Нагнетанию напряжения способствуют перманентно затянутые тучами облака, общий недостаток света и жизни, а также пассажи Mogwai, от чего кто-то припомнит Линча, а кто-то и Сайлент Хилл (а такие сравнения уже комплимент сериалу).

    А еще сериал европейский, от того без цензуры. Кровавые раны и струпья ближней камерой. Насилие без сглаживающих углов. Ну и обнаженка — это вам не США, где в кино после секса из-под одеяла вылезают одетыми. К слову, автор Бесстыдников уже выкупил права на римейк. Сгладят, упростят и в этом варианте будет популярно как и в случае с Forbrydelsen/The Killing. Я все же рекомендую смотреть эту версию, хороша черт возьми. Ведь даже при всей моей нелюбви ко всему французском (шибко бесит их сквозящее отовсюду высокомерие и язык считаю противным) считаю Les Revenants лучшим сериалом на тему.

    Смотреть всем.

    10 февраля 2013 | 17:09

    Трудно писать сразу о втором сезоне, а о первом еще труднее — смотрел-то я его три года назад. Так что в начале, наверное, вкратце о первом. Было интересно, хотя «въехал» я только со второй серии — первая показалась дико скучной. Однако первое впечатление было обманчивым — накал драматизма в Les Revenants больше 9000, что помножено на оригинальный сюжет. Концовка тоже была мощной и очень уместной.

    И вот внезапно — второй сезон. Честно говоря, я думал, что после такой жирной точки второй сезон будет слабо связан с первым — как сделали, например, в «Оставленных». А то и вообще не связан, как в «Настоящем детективе». Увы — создателям сериала такое решение в голову не пришло.

    Второй сезон — прямое продолжение первого. Мертвецы вполне себе «живы» и ютятся в заброшенных домах вместе с родственниками. Люси хочет их каким-то образом «спасти», все остальные не представляют, что делать. В городе военные, которые пытаются разобраться в происходящем, из центра присылают с той же целью следователя, но жители молчат, как партизаны. Впрочем, правильные вопросы, по понятным причинам, им и не задают.

    Проблема в том, что никакой новой концепции, никакой масштабной интриги создатели второго сезона зрителям предложить не смогли. В первом сезоне такая интрига была — «мертвые воскресли, как теперь жить?» А тут — полсезона все просто толкутся на одном месте, Люси желает как-то помочь вернувшимся, проповедник из «Руки Помощи» хочет воевать с мервяками, но не знает, как; инфернальный Милан тоже чего-то добивается… а может и нет; мальчик-провидец Виктор… тоже непонятно, чего хочет…

    С мистицизмом и недосказанностью тут не то, чтобы перебор — скорее, недостаток мотивации у героев. Отсюда и все проблемы.

    Удержать зрителя у экрана планировалось раскрытием старых тайн, но в результате к ним добавились новые. Мы теперь знаем, почему мертвые вернулись — но теперь мы не знаем, кто такие Люси и Виктор, ибо прежние представления об их сущности оказались не совсем верны. Вводится Милан — предшественник «Руки Помощи», «крестный отец» местных бандитов и по совместительству лидер секты, отец маньяка из первого сезона. Он выглядит многозначительно и угрожающе — но зачем он нужен? Сценаристы, похоже, сами не поняли.

    И концовка, на этот раз, под стать всему сезону — очень, очень странная.

    Итог: второй сезон — вымученный, высосанный из пальца. Он проливает свет на кое-какие загадки первого, но постоянно плодит сущности без необходимости, оставляя еще больше вопросов. Мощного конфликта не получилось — до последних трех серий сюжет стабильно провисает. Такое ощущение, что создателям Les Revenants очень хотелось продолжить сериал, но идей у них не было — снимали, куда кривая вывезет. Жаль, если из-за этого сериал загнется окончательно — впрочем, лучше жирная точка, чем такое продолжение.

    6 из 10

    9 апреля 2016 | 18:52

    Говорят, оттуда не возвращаются. Лишь смотрят скорбными глазами с надгробного камня, лишь снятся беспокойными полнолунными ночами, лишь схватывают сердце воспоминаниями. Пятнадцатилетняя Камилла, своенравная, рыжеволосая, безвременно ушедшая в свою последнюю школьную экскурсию. Двадцатитрехлетний Симон, грустноокий, кудрявый, навсегда оставивший невесту перед алтарём. Братья, сёстры, родители, дети, возлюбленные… Отдавшие Богу душу, а тело — сырой земле, должны знать своё место. Но плотина (между мирами?), однажды прорвавшись, захлестнёт водами забвения мирный французский городок: заполнит улицы мёртвыми, забурлит в умах первобытным страхом.

    Говорят, оттуда нет выхода. Можно кругами ездить по дамбе, плутать в лесу, бесконечно переплывать озеро… Этот город, спрятавшийся в горах, лишь наполовину жив. Его прошлое — улицы, дома, церкви — кануло в чёрную Лету, и теперь лежит недвижимо, время от времени напоминая о себе торчащей из зеркальной глади колокольней. О несчастном случае знают все и уже не обращают внимания: пьют в барах, занимаются сексом, несут из магазина лук-порей и цветные макароны. И даже когда погибшая в автокатастрофе дочь спустя четыре года материализуется перед глазами и лезет в холодильник за бутербродами, отчаянно хочется верить, что это к лучшему…

    В сериал погружаешься постепенно, словно в холодную воду. Пальцы боязливо трогают тёмную поверхность повествования, по которой кругами расходятся вопросы и недосказанности. Герои — будь то живые или мёртвые — всё больше молчат или угрюмо смотрят в одну точку. Пейзажи — только серо-зелёные, погода неизбежно пасмурная, на заднем плане тоскливым перезвоном звучит Mogwai. Бездна, в которую недоверчиво всматриваешься первые несколько эпизодов, в дальнейшем начинает смотреть в тебя и есть изнутри. Тягучая, мистическая атмосфера, выдержанная от начала и до конца, пожалуй, единственное неоспоримое достоинство проекта, позволяющее проводить сравнения с «Твин Пиксом» и возлагать надежды на достойное развитие оригинальной идеи.

    Сценаристы, однако, держатся на плаву совсем недолго и, уже спустя четыре серии, начинают путаться в хитросплетениях сюжета и опускать концы в воду. Если за первым «возвращением» наблюдать любопытно, и возникает желание разобраться в семейных распрях, то дальше всё идёт по накатанной. На берег выбрасывается очередной мертвец, окружающие теряют дар речи, бывшие родственники проявляют признаки помешательства. Саспенса ради, внутренний мир зомби не раскрывается: вроде бы похожи на живых, но слишком много молчат, слишком загадочно действуют. Кажется, нет в их возвращении ни смысла, ни чувства — одни мучения. Бесцельное, тоскливое скитание между мирами, неуверенный стук в дверь к тем, живым. И всё бы ничего, но по ту сторону такая же пустота. Условно живые обладают такой же скудной мотивацией и диапазоном эмоций. Зачастую они просто нелогичны, в худших случаях — невыносимо скучны. Цельных образов не складывается ни в первом, ни во втором сезоне: персонажи плавают в повествовании брюхом кверху, как дохлая рыба.

    Прискорбным образом не находится объяснений многим загадочным деталям, запутавшимся в сетях сюжета: чёрная вода в гробу, тушка кролика в мусорном ведре, шрам на спине Лены… Если поначалу все эти мелочи усердно собираешь, в надежде, что когда-нибудь они сложатся в одну прекрасно-зловещую картину, то очень скоро понимаешь, что без толку. Пока сценаристы чертят палкой на песке имя нового персонажа, предыдущее смывает волной — а вместе с ним и всю сопутствующую мистику. Глубокомысленные взгляды и тягостное молчание начинают раздражать, кажутся пустой игрой в «сурьёзное кино». Просмотр превращается в поиски огрехов и нестыковок. Интрига застаивается, сгущается в холодную — европейскую и псевдоинтеллектуальную — трясину.

    Говорят, на ту сторону нет другого пути. Только по дну, по затопленным улицам, об руку с трупом. Прыгнуть в разверзшуюся земную плоть — или хотя бы с третьего этажа. В сомнениях, мёртвый ты или живой; в надежде, что проснёшься на лазурном берегу в компании любящих тебя людей. Как ни заманчив, как ни наивно грустен финал, приговор был вынесен сей истории задолго до него. Под протяжный гонг и моросящий дождь первого сезона закопали в землю очередную Идею, чтобы однажды она, может быть, вернулась вновь.

    28 марта 2016 | 01:38

    Очень неплохой сериал, который стоило бы ограничить одним сезоном и завершить, пусть даже и и немотивированным уходом воскресших. Понятно, что создатели вторичны по отношению к «Солярису» и «Кладбищу домашних животных», если брать литературные, а не киноисточники. Удачные микросценки, сплетение линий персонажей, хороший монтаж и раскладка разновременных пластов. У меня нет никаких претензий к кастингу и режиссуре. Сама по себе исходная ситуация настолько выигрышна, что размышления относительно ушедших близких и сложностей в случае их воскрешения вполне эмоциональны. Раскованность авторов и изобретательность в развитии сюжета наличествуют. В конце концов просто неглупо.

    Но, поскольку формат и жанр имеют мало общего с артхаусом, создатели все норовят оживить действо новыми трупами. Мне совершенно не понравилась линия мальчика,. Полагаю, придание воскресшим, не ведающим причины и последствия, черты сверх и паранормальных способностей сильно двигает сюжет в сторону фэнтези. Опять-же, последняя серия и появление «орды» мне неинтересно, бо манипуляторша во главе армии зомбаков и противостояние уже было не раз и из другой оперы. В этом смысле второго сезона я с придыханием не жду. Нужно было сворачивать и ставить точку.

    7 из 10

    22 февраля 2015 | 06:54

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>