всё о любом фильме:

Ангелы революции

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Федорченко
сценарийАлексей Федорченко, Олег Лоевский, Денис Осокин
продюсерДмитрий Воробьев, Алексей Федорченко, Леонид Лебедев
операторШандор Беркеши
композитор-
жанр драма, ... слова
бюджет
$1 600 000
сборы в России
зрители
Россия  3.4 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время113 мин. / 01:53
Четверо друзей — поэт, актер, художник и кинорежиссер-примитивист — юные максималисты, ищут в молодой советской власти воплощение своих мечтаний и надежд. Революция бурлит как бутылка с яблочным вином: служебные собаки с крыльями и картошка в виде сердца, веселый нарком здравоохранения Семашко и грустные ангелы, любовь к Государю и любовь к секретарше Аннушке, расстрелы и беременности — все переплавилось и сплелось! Мечты друзей не сбудутся. Очень скоро по ним пройдется катком наша История. Но пока герои живут Грядущим и Любовью…
Рейтинг фильма
IMDb: 6.50 (181)
ожидание: 89% (575)
Рейтинг кинокритиков
в России
92%
11 + 1 = 12
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • 57 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Должна сказать, я, как жительница Екатеринбурга, получила возможность не только посмотреть качественное кино, но и совершить экскурсию по родным местам, увидеть кучу знакомых личностей, а именно большинство труппы Коляда-театра. Видимо, Федорченко, будучи постоянным посетителем сего театра, решил не напрягаться в выборе актёров и, однако, не прогадал.

    Как и всегда, фильм Алексея Станиславовича отличается красотой. Красота и в лицах актёров, и в их игре, которая не режет глаз, а гармонично сливается с окружающей средой. Серьёзная Полина расцветает, стоит ей только увидеть художника Ивана с его комичной улыбкой. Вообще, хоть и Олег Ягодин с Дарьей Екамасовой появляются вместе на экране не часто, этот дуэт можно назвать вполне удачным. Веришь каждому их слову, чувствуешь связь их персонажей, грустишь по ним… А ещё грустишь, переживаешь по всем событиям представленным в фильме. шутка ли? время революции, 30е годы.

    В начале теряешься в постоянных временных и географических перескоках. Не получается уследить на сюжетной линией. Но именно эти небольшие отрывки из жизни людей (собаки с крыльями, ангелы с сердцами из картошки, большевики и мексиканцы, крематории, памятник Иуде) передают атмосферу и настрои того времени, рассказывают о главных героях. Текст-феерия лозунгов кровавой машины-революции. После появления постоянной отслеживающейся сюжетной линии, оторваться уже не возможно, с замиранием сердца ждёшь разрешения истории о том, как ожидание грядущего одних не сложилось с настоящим других.

    Федорченко с большой любовью внимательно передаёт быт и культуру хантов и лесных ненцов с реки Амня. Врезающаяся в Древнее Язычество культура Русского Авангарда даёт сильный резонанс, заставляет разглядывать происходящее на экране с большим интересом. На мой взгляд, по своей проработке кадра, по вниманию к мелочам Алексея Федорченко можно назвать этаким русским Уэсом Андерсоном. Цвет, музыка, костюмы полностью погружают в иногда абсурдный, театральный, но такой настоящий и живой мир «Ангелов революции».

    Это типично фестивальное кино подойдёт и для «обычного» зрителя, истосковавшегося по красоте и глубоким историям.

    Слава гению искусства!

    5 июля 2015 | 16:43

    «Ангелы революции» выдает нам, до некоторой степени, синтез экзотического духа, в этом переливе цветов и сформировано исторические наследие соцреализма. Действие картины разворачивается в Советской России начале 30-х годов. По сюжету компания энтузиастов, не без некоторой опасности, отправляются на Дальний Север для строительства культбазы. Все они виртуозы до мозга костей, в области произведения эффектов: кинорежиссер-примитивист Пётр (Павел Басов), театральный режиссёр Смирнов (Алексей Солончев), архитектор Николай (Константин Балакирев). Мужественная и полная самообладания Полина Шнайдер (Дарья Екамасова). Отказывается от участия композитор, сотворивший симфонию заводских труб, Иван (Олег Ягодин).

    Миссионеры пытаются культивировать народы хантов и ненцев, вмешиваются в их быт, в ровное течение общественной жизни, низвергают природу их Богов. У авантюристов есть одно общее стремление — выковать путь к новым реформам советской власти. Они инстинктивно верят в «прогресс» и «будущее», когда коренное население проявляет уважение к древности, веря в предрассудки, почитают предков, страшатся гнева Богов. Искатели «современных» идей преподали своему веку искусство, к которому стекались все краски дикой пестроты, их образ мышления не сыскал гостеприимного приема на Северной земле. Попытки насильственно навязать собственные формы восприятия, согласовать обе морали, в сущности, завершается натиском и поражением обеих сторон. Финал изливается к нам в свете сумасбродного полуварварства.

    Словом, в ленте кристаллизируется целая культура. Герои с изощренным любопытством демонстрируют приверженность к авангардному восприятию. Обаятельные «фанатики» ломают традиционные понятия, опрокидывают религию, устанавливая памятник Иуде Искариоту, заменяют церковь на «передовые» крематории, в их арсенале есть и другие нетривиальные идеи. Запоминающиеся сцены с крылышками на домашних собачках, медитативная игра на терменвоксе и прочая фантасмагория постмодернизма.

    Стоит отдать должное создателям фильма, им удалось уловить всё то необходимое, что должно нести в себе художественное произведение. Во время просмотра «Ангелов революции» можно попробовать на вкус то, как закалялась культура века минувшего и поискать отсылки к веку настоящему.

    Со своей стороны я нахожу, что современному кинематографу не хватает глубокого русского кино, выражающего настроение молодого поколения, неоднозначных сложных характеров. История делает людей, таким образом, роль кино снимать истории людей, воспевая их достижения и выделяя их слабости. Смотрите и снимайте хорошее кино!

    16 июня 2016 | 19:59

    Если аккуратно снять кожу, убрать потроха, срезать всё мясо с фильма «Ангелы революции», то обнажившийся скелет окажется предельно голливудским. Для решения сложной проблемы на далеком экзотическом Севере вызывают Полину Революцию, за плечами которой кроются этнографические подвиги. Эдакая помесь Индианы Джонса с Ларой Крофт. Она набирает «команду мечты» из самых лучших деятелей культуры, и они едут преобразовывать Югру (кинуть кольцо в Ородруин, убить Императора и спасти Вселенную, освободить принцессу, попутно завалив реликтовую рептилию). Согласитесь, подобных фильмов — тьмы. И «Ангелы» могли бы стать таким же.

    Если бы не «мясо».

    Екатеринбуржский режиссёр Александр Федорченко, известный (в том числе, и зрителям «Амурской осени») по необычным фильмам «Овсянки» и «Небесные жены луговых мари», в одном из интервью сказал, что в «Ангелах революции» ему захотелось придумать страну без штампов. Так и сказал: «придумать страну». Те, кто видели фильм, помнят удивительные безумства, творившиеся в кадре. Не знаю, удивлю ли я вас, но почти всё, что было показано в кино — исторические факты, имевшие место быть. Авторы просто сконцентрировали их в одном сюжете.

    Итак, 1934 год. Тёмные ханты не желают приобщаться к прогрессивному человечеству «в лице» Советской республики. Не жаждут культуры и науки, тянутся к дикой тайге и примитивным культам. Дабы приобщить неразумных к социалистической семье народов в казымскую глухомань направляют Полину Шнайдер и «спецназ искусства» — титанов авангарда, стоящих на острие культуры. По-моему, это просто замечательно — расширять Империю с помощью искусства! Красота сильнее идеологии. И лично для меня весь фильм «Ангелы революции» только об этом — о Красоте и о её мощном воздействии на людей.

    Революция 1917 года — тема острая и проблемная. Много о ней сказано, написано и снято. Но практически всегда говорят о политическом, социальном аспекте. А между тем, русская революция — это мощнейший культурный переворот. На смену декадансу Серебряного века приходит чистой воды модерн. Отсечь постамент! Долой старое — само себя потерявшее — искусство! Построим новое, с нуля! Незаляпанное буржуйскими сальными лапами чистое рафинированное искусство. Ярче всего эту мысль развил Маяковский в своём «Во весь голос»:

    «Я, ассенизатор и водовоз,

    революцией мобилизованный и призванный,

    ушёл на фронт из барских садоводств

    поэзии — бабы капризной».


    В фильме говорят: всё старое умрёт — бубен, варган. А что придёт на смену? Например, симфонии для паровозных гудков. Это не метафора, друзья, один из героев фильма именно этим и занимается. И поверьте, это самое меньшее и скромное из креатива «титанов авангарда»! То, что творили люди искусства после 1917 года — это глобальный культурный замысел. Настоящий бунт нового искусства против старого. Грандиозный замысел! Может быть, чудовищный, но грандиозный!

    И Александр Федорченко решил показать идеалы революционеров-модернистов их же языком. Когда на самых первых кадрах Полина Шнайдер входила в здание наркомата, которое представляло из себя аляпистый пряничный домик узорного дерева, выкрашенный во всевозможные цвета — сразу стало ясно, что серого постмодернисткого реализма на экране не будет. Только яркие краски, только сочные крупные мазки!

    Фильм состоит из двух частей. В первой Полина собирает титанов авангарда, а во второй — они несут Красоту немытым хантам. И первая часть занимает большую часть картины. Каждый деятель искусства показан во всей красе, можно полностью оценить их одержимость искусством, их смелость и безумие. Каждый из них — житель иной вселенной. Пророк Красоты. Порою дыхание перехватывает от происходящего на экране. Трудно преодолеть личную зашоренность, трудно взглянуть на всё беспристрастно. Чтобы видеть только искусство, отстраняясь от социальных, моральных и прочих заслонов.

    Конечно, это реквием. И, одновременно — лаборатория доктора Франкенштейна. Потому что Федорченко не знакомит нас с великой Революцией Модерна. Он изображает мир безумных гениев их же кистями, и, тем самым, оживляет его. Чтобы мы все, жители насквозь постмодернисткого XXI века, прочувствовали силу искусства, не подчиняющегося стандартам, искусства, устремленного вперед и не оглядывающегося назад.

    Перед Полиной и ее единомышленниками нет невозможных задач. Настоящая Красота способна на всё. И, придя к хантам, они обещают им не много, не мало, а само небо: «Мы полетим вместе, мы сделаем небо нашим домом!».

    Красота, не имеющая корней (она сама отсекла их), столкнулась с культурой, уходящей корнями в тысячелетия. И, конечно, ничем хорошим это закончиться не могло. Однако, мне лично не было грустно от неудавшегося эксперимента в таёжной глухомани. Мне было ужасно тоскливо от того, что совсем скоро по всему Союзу всё это искусство сомнут и запихают в шипастый стальной каркас соцреализма, подчинят одной задаче, одной цели. Настолько сомнут, что мы — которые здесь и сейчас — напрочь забудем о том, каким было настоящее революционное искусство.

    9 из 10.

    21 сентября 2015 | 15:02

    «Ангелы революции» — новый фильм Алексея Федорченко, вызывающий в памяти его дебютную ленту «Первые на Луне», на что указывает атмосфера стеба, анекдотических авантюр авангардистов, напоминающих квазиреалистическое путешествие на Луну советских космонавтов. Режиссер очень хорошо понимает сам дух авангарда, его планетарный, вселенский замах, огромные эстетические амбиции и художественный пшик на выходе, нелепость результата. Все это мило, забавно, смешно, но не более того.

    У Федорченко — потрясающее чувство детали, он может построить шикарный символический кадр, создать увлекательную в визуальном отношении сцену, но вот чувством драматургической композиции он не обладает, не может соединить эпизоды в единую осмысленную последовательность. В этом главная беда не только его, но и большинства современных российских режиссеров (вспомним, к примеру «Сказку про темноту» Хомерики). Все таки кино — это структура и ритм, это безупречно работающий механизм, своего рода живое существо со своим сердцебиением (которое есть монтаж), с дыханием, с биологическими часами.

    Ритмика кинопроизведения — одна из самых сложных тем: как режиссура должна использовать монтаж, чтобы он ее не вытеснил, чтобы не получилось клипового хаоса? В то же время, чтобы замысел не стал тиранически вытесняющим любую случайность на съемках, что и является причиной сухого, скучного кино. «Ангелы революции» скучны в самом примитивном смысле этого слова: артистическая анемия актеров, не способных зарядить зрителя эмоциями, заунывный, вялый монтаж, нарушающий пропорциональность сцен. В кино самое главное для режиссера — чувствовать кинематографическое время, интуитивно ощущать последовательность каждого эпизода, каждого плана.

    Это очень сложно, великие идут к этому годами, но что мы видим здесь — анекдотические, забавные, сделанные не без фантазии эпизоды, никак не связанные в единое целое. Но это претензии к форме. Теперь о содержании. История авангардистов, призванных партией культурно колонизировать лесных ненцев, — сам по себе анекдот, в котором анемичное поведение авангардистов резко контрастирует с естественностью поведения первобытных племен. Федорченко в своих последних фильмах идет по пути Херцога, выступая режиссером-антиглобалистом и певцом малых культур, но когда эта апология подается в форме анекдота, на выходе и получается не более, чем анекдот.

    Все это, конечно, печально, учитывая, безусловно, зрелую визуальную культуру картины, но попытка соединить стиль своего дебютного мокьюментари с поздними фильмами и малых народах, обернулся для Федорченко стилевой катастрофой. Это несоединимые моменты — снимай либо анекдот в стиле «Первых на луне», либо этнокино, в духе Херцога или Махмальбафа. Третьего не дано.

    24 декабря 2015 | 11:52

    Неудачей мне кажутся последние минут пятнадцать фильма — из-за решительной несвязанности с предыдущей канвой. Завершить можно было бы в любом месте, информативно сообщив о судьбе там персонажей и завершив песней Кати. Фильм был совершенно славный в духе абсурдизма, много хармсовщины. До поры он у меня вызвал сопоставление с «Про уродов и людей» — с поправкой на разность эстетики, цвета и темпа создателей. Рассудочный, очень продуманный фильм, в котором и примитивизм не из простых.

    Да, собственно, за мощнейший дебют с постановкой спектакля «про енотиков» ряд огрехов можно простить. Идейная составляющая для меня не вполне очевидна. Качественный набор скетчей, эстетика отстранения самоценны как вещь в себе. Как во всяком абсурдистском отчасти произведении достоинства определяются индивидуальной красотой видения создателя и ее созвучности зрителю. С юмором, стилем, красотой у Федорченко все в порядке в этой картине, которая очень авторская, уж точно артхаусная, нимало не народная и яркая штучка в перпендикуляр со всем, что делалось в году в нашем кинематографе. Фильм снят в прошлом году, но из просмотренных в этом, пожалуй, склонен поставить его на второе место вслед за куда как более зрелым и эмоциональным фильмом Звягинцева.

    7 из 10

    28 декабря 2015 | 13:19

    Алексея Федорченко, снявшего «Ангелов революции», можно отнести к тем авторам, которые реконструируют уже случившиеся события абсолютно художественно и по-своему. Сложнейшее время — 20-е годы прошлого века, Советская Россия. Время тектонических потрясений не только для государственного строя огромной части земного шара, но и для культуры. Советское авангардное искусство и Пролеткульт должны были стать тем противовесом, который отбросит всю старую буржуазную культуру, чуждую победившему пролетариату. Авангардное искусство было призвано совершить культурную революцию и создать абсолютно нового советского человека. Архисложное время, товарищи, для фильма основанного на реальных событиях. Поэтому фильм Федорченко загадочен как пасьянс для непосвященных.

    Действие фильма происходит в 1934 году. Том роковом году, когда был провозглашен курс на социалистический реализм уважаемым пролетарским писателем Максимом Горьким. Смена курса, по сути дела, означала отказ от авангардного искусства, трагедии, творческие кризисы, репрессии, лагеря и ссылки. Это было время большой трагедии для локомотива «Советский авангард», который к тому времени сбавил обороты и подрастерял свой революционный пафос. Именно в этом трагическом году было решено реконструировать реальность «Ангелами революции».

    Не существовал уже в 1934 году, показанный Федорченко, Наркомат по делам национальностей с часовым с окариной на входе. Не существовал уже десять лет. Тем не менее, именно этим наркоматом была призвана Полина Шнайдер для решения задачи продвижения советского на территорию хантов и ненцев. Их надо подружить с Советской властью. Они ведь в общем хорошие люди, но они всего боятся. Забрали детей из школы, чтобы они не превратились в русских. Во всем слушаются своих шайтанов и шаманов. Очень странно с точки зрения обычной логики. Но не странно для тех, кто верил в Мировую Революцию. Почему Вы в этом?! Так ведь изучаем и Океанию, на всякий случай. Мировая же Революция.

    Кто, если не Полина, должна была быть призвана для решения такого сложного вопроса? И очередная манипуляция фактами от режиссера: когда-то Полина Шнайдер от имени советского правительства провозглашала Персидскую Советскую республику. Мы не сможем обойтись без Вас, Полина, мы дадим Вам самых лучших наших бойцов. Более часа экранного времени Федорченко представляет настоящих самураев разных направлений авангардного искусства, не забывая стягивать именно в это время (1934 год) все идеи этих титанов.

    Композитор Иван, мечтающий исполнить симфонию для паровозных гудков, имел реального прототипа в лице Арсения Авраамова. Такая симфония Авраамовым действительно была написана и исполнена, но тоже за десять лет до этого в 1923 году, в период расцвета советского авангарда. Дословно авторы цитируют в фильме текст самого Авраамова, описывающий исполнение этой симфонии. Иван любит Полину еще со времен Гражданской, делал ей предложение, но, время изменилось, и Иван отказывается от этой культурной пролетарской конкисты. Я не хочу держать маузер, я хочу держать дирижерскую палочку. Бубен и варган, эти звуки умрут вместе с дикостью туземцев. Я буду наркомом музыки СССР.

    Советский кинорежиссер Петр (своеобразная аллюзия на Сергея Эйзенштейна), наоборот, уверен, что хантам нужна культура, нужны музыка, кино и театр. Только искусством их можно приручить к Советской власти.

    Художник, скульптор и фотограф Захар — образ собирательный, способный абсолютно на все. В Гражданскую войну — памятник первому богоборцу Иуде Искариоту, защитнику прав человека на устройство мира, который бросил вызов небесам. Как отрезал. И обязательно дьяк как натура для первого богоборца. Перед встречей с Полиной — аморальный фотограф, любитель милых ню немецких барышень. Анечка, повернись, пирожок не видно.

    Архитектор Николай, конструктор первого советского крематория, который, к слову, был открыт несколькими годами раньше до событий фильма. Лишь в СССР кремация будет дешева и доступна каждому. Нарком здравоохранения Семашко на презентации действующей модели крематория, переделанной из церкви. Стройте быстрее, а то умру, может быть, скоро и не дождусь его. Прах над полями республики. Вулканом должен быть каждый из нас, вулканом проснувшимся, а не затухшим.

    Театральный режиссер Смирнов, активно экспериментирующий с формой, как и его прототип Всеволод Мейерхольд. Товарищ, Вы ведь не латыш, Вы — еврей. Каждому овощу свой срок. Товарищ в ожидании репрессий и расправы.

    Каждый из этих людей — величина, большой художник и творец нового искусства, верящий в гуманизм авангардного и готовый служить ему со всем неистовством. Но Система приносит в жертву своих страстных адептов. Они просто ей уже не нужны. Сменилась культурная парадигма. В далеком Казыме они призваны создать новое культурное пространство. И не важно, кем станут эти творцы — ангелами для Революции или всадниками для Апокалипсиса малых народов.

    Казым как место и ненцы и ханты как население стали, по мысли Федорченко, частями огромного художественно-культурного эксперимента, призванными измениться благодаря авангардным пришельцам. Посвящение в ворошиловские стрелки, суперматизм Захара, роддом, не пускайте шамана в туземный совет. Все могли стерпеть окультуриваемые, но только не глумление над верованиями и памятью предков. Завтра вы полетите на небо и убедитесь, что никаких духов и богов там нет. «Вы живы?». «Мы уже давно умерли. А теперь пришли за вами», — отвечает Полина на вопрос часового в начале фильма. Авангард мертв, а мы еще нет, поэтому с изуверством фанатиков будем насаждать его в любой тьмутаракани. Мы ляжем животами вниз, мы улыбнемся, мы — мертвые, укройте нас красными флагами.

    «Война не закончена, пока не захоронен последний погибший солдат», — сказал когда-то великий Суворов. Перефразируя его можно сказать, что искусство и культура заканчиваются тогда, когда перестают вдохновлять людей. Непростое время послереволюционных 20-х создало на культурном поле абсолютно новое и неповторимое культурное явление — Советский Авангард, которое не осмыслено полностью до сих пор. «Ангелы революции» глазами Федорченко канонизируют ту непростую эпоху средствами кино и выступают как реквием по мечте об абсолютно новом, свободном от груза прошлого, искусстве.

    10 из 10

    27 февраля 2016 | 09:14

    Полюбили мы Полину
    Сердце бьется об штанину…


    Почему-то более всего запоминается эта строчка из кино, да еще красиво выстроенные, но такие холодные кадры (дело ли только в осенней природе Западной Сибири?). На их фоне кривляются неубедительные авангардисты (вот Маяковский в желтой кофте был убедителен), поголовно влюбленные в Полину Швейцер. Списанная с Ларисы Рейснер, она кажется самым неудачным элементом сюжета; Лариса хоть красавицей была, да умной женщиной, Полина же лишь сурово двигает широкими челюстями.

    Настоящие футуристы пошли не за классовой революцией, они пошли за биением новой жизни, которая дарила силы, вдохновение, титаническую работоспособность. Наши герои унылы и бессильны, как какие-нибудь декаденты. Все, что они делают, они делают вяло и безжизненно, без огня в глазах и сердце — не удивительно, что ни у кого и с Полиной не получилось. Не удивительно, что проиграли они даже не новым, более грозным силам истории, а таким тихим и наивным ненцам, в которых просто оказалось больше жизни, больше страсти. Ведь сердце должно быть не в штанах, а в груди…

    26 декабря 2015 | 15:35

    Очередной фестивальный фильм, который признан критиками и жюри только из-за того, что пропаганда антисоветской культуры в мире оценивается больше всего, все сводиться к том, что большевики и вся советская власть были некомпетентными и безграмотными людьми.

    Сюжет фильма заключен в освоении и приобщении народов севера к культуре «нового строя». Это поручают девушке и её товарищам, которые ведут себя на чужой земле совершенно наплевательски к традициям и обычаям других людей, что представляет элиту советской исполнительной власти какими-то недалекими. Михаил Булгаков прекрасно показал всю абсурдность советского строя в Собачьем сердце, но тут же это показывается на грани сюра. В этом фильме советские граждане просто недалекие персонажи, а народы севера так и более того.

    Деньги, потраченные на картину, были по-русски поделены министерством, другого объяснения я не могу предположить, это единственное что-то русское в этом фильме. Кинофильм «Дурак» был снят за меньшие деньги, но актерская игра в этом фильме была просто прекрасна, сюжет был поистине цепляющим и остросоциальным. Показали простого русского парня, который действительно оперирует православными нормами поведения, что делает этот фильм более философским и главный герой вызывает больше сопереживания в процессе борьбы с «пресловутой системой», которая побеждает, герой умирает на глазах зрителя, но поселяется в их душах.

    Сопоставляя философскую составляющую этого фильма, можно сказать

    Фильм «Ангелы революции» представляет собой смесь антисоветских карикатур времен «холодной войны», из чего можно сказать, что целью автора не было снять достоверный исторический фильм, а получить признание на фестивалях, где присутствует иностранная публика, думающая о русских, как о дикарях седлающих своих медведей, одевающих свои шапки ушанки, выпивающие бутылку «Столичной» и играющих на балалайках, танцуя при этом безумные танцы прибывая в состоянии белой горячки.

    10 декабря 2015 | 22:51

    С фильма уходили. Сначала поодиночке, потом потянулись группами, потом освободились целые ряды. Кино лишено динамики. Множество эпизодов, но нет единой фабулы. Невозможно связать фильм в единое целое. Невозможно следить хоть за чем-нибудь. Вроде бы собираются послать на какой-то остров Полину, отличного стрелка из пистолетов и револьверов, чтобы она решила проблему. Но она никуда не едет, на этом завязка обрывается. Некоторые эпизоды интересны, хотя не закончены, не имеют продолжения, развития. Например, открытие памятника Иуде Искариоту, «мятежнику, бунтарю, восставшему против бога» с большой буквы. Памятник внушительный и страшный. И открытие ужасное, и оценка в самом фильме — монах, впавший в ступор на открытии. На этом все. Потом начинается другой фильм. Такой же мозаикой снимал Параджанов. «Цвет граната», например. Но там интересно было следить за непрерывно развивающейся красотой кадра. «Небесные жены луговых мари» построен по тому же принципу. Невозможно в этих фильмах уловить фабулу, движение, динамику, развитие. Невозможно даже идентифицировать лица актеров. Лиц так много, что невозможно с точностью уяснить, например, режиссер театра за актерами которого уже пришла комиссарша-смерть, и некий художник-революционер, открывающий статую Иуды, поэт — это одно лицо или разные. С одной стороны, они ничем не отличаются по своим характерам, одежде, обликам… с другой стороны это вроде бы разные актеры, разные персонажи. И так со всеми персонажами. Они, в конце концов, просто тени людей, им невозможно сопереживать, их попросту невозможно опознать. Режиссер считает, если в кадре появилось лицо, пусть на дальнем плане, то зритель уже обязан его запомнить навсегда. Взять в свою жизнь, пережить как личный опыт. Увы, это не совсем не так.

    Чтобы зритель запомнил персонажа надо очень и очень постараться. В конце концов, зрители ничем не обязаны создателям фильма. Они не обязаны изучать афишки, списки действующих лиц и исполнителей, читать аннотации. Рассматривать фотографии актеров, сличать их с экранными образами. Это делается только в том случае, если фильм понравился. Только тогда появляется интерес ко всему, что касается фильма. Зритель имеет право не смотреть, зритель имеет правой уйти не досмотрев.

    29 июня 2015 | 15:10

    «Это который „Овсянки“ и „Небесные жены луговых мари“? Когда ты не артист, не продюсер, не кинокритик и не варишься в кинотусовке, а просто любишь кино, знать Алексея Федорченко на таком уровне: — уже неплохо. Не видела ни того, ни другого, но слышала о них. Посмотреть все не случалось. Ну, потому что страшно было: это маркировано артхаусом, каковой большей частью злобно-неуважителен к зрителю, а тратить два часа своей жизни на то, чтобы утереться от виртуального плевка в лицо — я поинтереснее найду занятие (так рассуждала).

    Не такой фильм. Тонкий, умный, стильный. Для подготовленного зрителя, да — мне подготовки не вполне хватало и некоторые моменты приходилось интерпретировать наубум, очень приблизительно. Н-ну, потому что почти не знаю Хлебникова, а того Хармса, что знаю, люто ненавижу. А из тех, кого люблю? «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем. Мировой пожар в крови, Господи, благослови» и еще это: «Тише, ораторы, ваше слово, товарищ маузер».

    Такое отношение к действительности и ко времени, в котором довелось жить. Мы традиционно представляем творчество той поры, как два полюса. На одном: «Я послал тебе черную розу в бокале голубого, как небо, аи» и прочие белой акации цветы эмиграции. На другом революционный матрос, рвущий на груди тельняшку: «Эх, яблочко!». В стороне и на значительной дистанции серебряный век — лучшее, что дала миру Россия начала XX; вершины в сияющей шапке снегов, недосягаемые и совершенные. Те, что увлеклись революционной романтикой (процитированные Блок и Маяковский), серьезно дискредитировали себя, а вообще — искусство вне политики.

    Так вот, был целый пласт творческих людей которые поняли и приняли революцию, поставили свой талант на службу ее делу и, как водится, ею пожраны. Да, эгоисты. Все, чего хотели — заниматься своим творчеством. Да, циники. Жестокость террора не вызывала в них отторжения: не ты, так тебя: «Не такое нынче время, чтобы нянчиться с тобой. Потяжеле будет бремя нам. товарищ дорогой». Талантливые, умные, яркие и образованные. Совершенно оторванные от корней. Смолотые в муку жерновами истрии и развеянные по ветру.

    На самом деле, у Казымского восстания другие причины. Советская власть внедряла коллективизацию везде одинаково — ставя на грань голодной смерти тех. кому не посчастливилось стать предметом ее заботы. В случае кочевых народов, еще и ломка семейного родообщинного уклада — детей насильно забирали от родителей в интернат с благой, но куда менее необходимой детям оленеводов, чем навыки жизни в тайге, целью ликбеза. Да просто поставьте себя на место родителей, вы бы отдали своего? То-то же!

    А еще вопросы религии, на досужий взгляд менее важные, чем физическое выживание или забота о детях, но лиши человека веры — и ты вынешь из него стержень. И ему незачем станет жить, а кому незачем жить, тому и бояться уже нечего. Они этого не понимали, пламенные мальчики и девочки революции, апологеты авангардизма, предтечи эпохи Водолея. Тема Иоанна Крестителя недаром насквозь пронизывает кино.

    Отрубленная голова, муляж, что появляется в кадре фильма о мексиканской революции. Позже муляж заменен настоящими живыми людьми: «Трех дезертиров вчера приговорили к казни, им все равно умирать, так пусть послужат искусству» Вы не ослышались: убийство, зафиксированное на пленке, крайняя степень цинизма. Ничего не напоминает? Предтеча тоже ради любви к искусству был убит.

    Сцена агитации за вступление в партизанский отряд: «колхоз — дело добровольное, не вступишь — расстреляем», под пулеметным огнем с телами, агитируемых по горло в воде. В одном месте это звучит открытым текстом:" — Кто я, как думаешь? — Иоанн Креститель». Такие они и есть, головы, оторванные от тел; люди, оторванные от корней; те, кто пришел слишком рано. Им такой смерти, с отделением головы, не будет. В фильме есть сцена самоубийства крестьянина, позировавшего для памятника Иуде, который повторил судьбу прототипа — повесился.

    Реальных сотрудников Казымской культбазы тоже удавили веревками. Что, выходит зазря пропали и следа никакого не оставили? Зря ничего не бывает. Прежде времени и не теми средствами — это да. Ну и, голова в отрыве от тела не живет. Мне кажется, фильмы Алексея Федорченко и об этом. Дарья Екамасова дивно хороша.

    4 октября 2016 | 08:45

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>