Последние рыцари

Last Knights
год
страна
слоган«Битва за честь, война за справедливость»
режиссер Кадзуаки Кирия
сценарий Майкл Конивс, Дав Суссман
продюсер Люси Ким, Райан С. Блэк, Бэрри Брукер, ...
оператор Антонио Риестра
композитор Сатнам Рамготра, Мартин Тилльман
художник Рики Эйрс, Тина Каливас
монтаж Марк Сэнгер
жанр драма, боевик, приключения, ... слова
бюджет
$40 000 000
сборы в России
зрители
Россия  167.8 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
6 марта 2017, «НД Плэй»
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время115 мин. / 01:55
Фильм рассказывает о падшем воине, который восстает против коррумпированного правителя-садиста, чтобы отомстить за своего обесчещенного господина.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.20 (35 749)
ожидание: 93% (2808)
Рейтинг кинокритиков
в мире
13%
4 + 26 = 30
3.3
в России
0 + 3 = 3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм основан на японской легенде о 47 ронинах.
    • Последняя роль Дейва Леджено (1963-2014).
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей
    сортировать:
    по рейтингу
    по дате
    по имени пользователя

    Малоизвестный японский режиссёр, Казуаки Кирия, принялся за редкий, в последнее время, средневековый антураж, внеся частую в кинематографе тему, кровавой мести. В те времена, когда честь, почтение и достоинство стояли превыше всего, оскорбить данные качества, считалось крайне возмутительным, что приводило к серьёзным последствиям, а зачастую и воинам. Казуаки Кирия, вместе с обладателем Золотого глобуса, Клайвом Оуэном, и с Оскароносным Морганом Фриманом, предлагает погрузиться в средневековую эпоху, во времена королей и доблестных рыцарей, где междоусобные распри раздирают королевство на мелкие анклавы, а их правители приумножают собственные военные силы, но между ними оказываются и достойные люди, одним из которых оказывается лорд Барток, который не желает брать взятки, и следовать указаниям министра самого императора, за что ему приходится расплачиваться, ценой собственной жизни.

    Из оставшихся рыцарей, своей мужественностью, отвагой и терпением, выделяется командир Райден, который крайне убедительно настроен на месть, за своего господина. Чтобы восстановить честь погибшего лорда Бартока, его оставшиеся верные рыцари, собирают все свои силы, дабы выступить против министра и советника императора, и даже зная то, что они могут погибнуть, доблестные рыцари, готовы отдать свои жизни, во имя справедливости. Разумеется, в подобных картинах, отображающих мир средневековья, без пафоса не обойтись, однако, к нему не стоит особо придираться, и режиссёр более-менее старается соблюдать грань, но не всегда это грамотно получается, а страсти и эмоций порой даже не хватает. Казуаку Кирии удаётся погрузить в мир тогдашней эпохи, с аристократическими манерами и разговорами, однако, эта видимость, помимо того, что чертовски хороша, скрывает некоторые недостатки, и таким образом, режиссёр умудряется выкрутиться из простых, порой непримечательных диалогов, после которых ожидается увлекательная и интересная месть, предвкушающая грандиозную битву.

    Следить за саморазвитием, изменениями характеров персонажей интересно, и сам Райден вызывает чувство восторга, своим мужеством и героизмом, но смотреть на продвижение самого сюжета, дело не столь увлекательное и захватывающее, ведь сам исход картины до боли предсказуем, однако, режиссёр всё же пытается преподнести некоторые сюрпризы, в столь предчувствуемой ленте. У Казуаки Кирии получился неплохой боевик, с драматичным финалом, но эта история определённо заслуживала большего вдохновения и подготовленности. Сам ритм повествования неточный, ибо так называемое затишье перед бурей, длится как можно дольше, в то время как, с наступлением битвы, история развивается в разы быстрее, не давая в полную меру ощутить эпичность и всю серьёзность битвы, хотя сама учащённая череда кадров не позволяет прочувствовать и насладиться мастерством боёв на мечах. Несмотря на неаккуратный местами рассказ истории, всё же стоит отметить старания режиссёра, который таким способом пытался избавиться от пафосных затянутых диалогов, сводя их к минимуму. Казуаки Кирия, сконцентрированный лишь на артистической и утонченной кровавой мести, безусловно сотворил драматическую историю, но упустил немаловажные аспекты, ведь более оживлённые и активные события, куда лучше бы воодушевили картину, нежели осознание наступающего беспросветного кровопролития.

    5 апреля 2015 | 22:08

    Тот самый случай, когда действительно хороший фильм имеет низкую оценку. Весь фильм я гадал, почему, и по какой причине этот фильм ушел так же тихо, как и пришел. Я думал, что сорвут концовку, но нет, она была потрясающей. Я предполагал, что не будет интересного сюжета, но то, что он достойный, понятно уже, если прочитать описание. Почему же тогда эта хорошая, интересная притча о группе преданных рыцарей прошла мимо всех?

    Я ждал этот фильм по причине того, что люблю видеть Клайва Оуэна в доспехах и с мечом в руках. Ждал я долго. Следил, надеялся, что картину покажут в нашей стране и в моём городе, но… облом, в моем городе решили не показывать.

    После «Короля Артура» Клайв Оуэн входит в списки моих любимых актеров. Я считаю, что нет в мире человека, который так же ярко смотрится в доспехах. Талант Клайва Оуэна огромен. Более того, он невероятным образом играет врача в «Больнице Никербокер». Белый халат идёт ему так же, как железная броня. Единственное, чего я желаю — чтобы выходил хоть один фильм в году, где Клайв Оуэн будет держать меч, ибо он стареет и талант уходит в никуда.

    Нужно отметить, что бои на мечах здесь были поразительно красивыми. Каждая смерть была сделана чётко, ярко, прелестно и феерично. Особенно ряд убийств Рэйдена (Клайв Оуэн) был неописуемо зрелищным.

    «Последние рыцари» — картина, которую смотришь на одном дыхании. Она наполнена интересными диалогами, роскошными боями и поучительным происходящим. Всё идёт на концовку, которая и есть главной заслугой картины. Казуаки Кирия — режиссер, который почти ничего не снял. Не знаю, как ему это удалось, но здесь он предоставил миру внятную, сентиментальную и увлекательную картину, которая будет интересна любому.

    Мы вернем то, что у нас отняли. Мы восстановим имя господина, свободу нашего народа и величие наших наций.

    10 апреля 2015 | 18:13

    Все чаще стала замечать, что легче всего писать рецензии на фильм с недостатками. Когда что-то сделано хорошо — ну что тут скажешь? Отлично, 10 из 10, овации режиссеру, всем смотреть. Ничего интересного. А вот о данной ленте можно писать много и с упоением. Хотя бы потому, что первые 15 минут фильма вызвали у меня целую гамму противоречивых чувств — от желания плакать и смеяться одновременно и до мыслей «а не сбежать бы из зала, но как, если тут показывают такое?».

    Итак. Средневековая и что? С одной стороны, Европа — снега, горы, ели. С другой стороны — город, больше похожий на Константинополь по архитектуре. Ко всему прочему — отряд рыцарей, в котором есть негр, индус и китаец. Все они служат лорду Бартоку — Моргану Фримену, и ну, вы поняли. Негр-лорд в средневековье. Простите, это так абсурдно, что дальше некуда — и дело не в том, что я такая злая и нетерпимая женщина, а в том, что с рыцарями и средневековьем происходящее никак не связано. Написали бы тогда б уже в жанр «фентези», добавили джиннов и леших, было бы куда круче. И даже адекватнее. Все удивляются успеху той же «Игры Престолов», а ведь все просто — тот мир кажется настоящим. Он проработан, в него веришь. И люди там совершают реальные поступки и за любую оплошность несут наказание. Порой и ценой в свою жизнь. Здесь же — никакой логики, никаких придворных интриг, только честь отряда больше смахивающего на интернациональный цирк.

    Но все это лишь начало. Проблема сюжета в том, что лорд Барток хочет нести демократию в массы. Выглядит это так: злой, непростительно мстительный и алчный министр требует себе подарочков, если приглашает в гости. Гордый, открытый и правдивый старый афросредневековец вызывает его гнев, отказавшись платить дань. За непослушание приказу самого императора (я, кстати, была готова ко всему, но чтобы императором оказался араб, нет, не была. Ну хоть не афросредневековец) его казнят, и его верный командир решает мстить. И если до этого момента все выглядело тупо, но оригинально — действительно, подобное не каждому пришло бы в голову, но дальше все пошло как-то до боли знакомо… И да, несколько секунд прокрутки ситуации в голове и вот оно, осознание: да это же месть Ако! Уже потом, узнав, что режиссер — японец, я поняла, что неспроста у истории про благородных самураев так много общего с данным фильмом. Повторение затравки сюжета — почти один в один. Даже ведение командиром отряда разгульного образа жизни для отвлечения внимания от себя.

    -Каждый из нас многим пожертвовал, чтобы сегодня мы могли нанести этот удар! (с)

    (Сколько алкоголя выпито, продажных женщин опробовано и денег в карты проиграно — чего не сделаешь во имя работы!)

    С этого момента уже прекрасно известно, чем все закончится.

    И единственное, на чем держится фильм — игра Акселя Хенни и, в меньшей степени, Цуеси Ихары. Первый сделал свой образ параноика действительно живым и интересным, и именно благодаря ему вы несколько раз за фильм хотя бы улыбнетесь. Второй куда больше похож на невозмутимого и устрающего воина, чем Клайв Оуэн.

    Не спорю, он неплохой актер, однако в этой роли он не делает ровным счетом ничего — только смотрит как бы устрашающим взглядом.

    Морган Фриман просто скучающе говорит глупые псевдофилософские фразы, от которых хочется схватиться за голову:

    -Может наступить такое время, когда нас пожрет порок!

    Но не должно быть такого времени, чтобы мы не могли подняться! (с)

    и покидает фильм в самом начале (Тут могла быть шутка про негра-напарника, за которого надо мстить, но пусть каждый додумает ее за себя сам. Она слишком очевидна, мне лень).

    Все остальные, как ни прискорбно — скучающие статисты, которые могут лишь радостно надеть доспехи и покрасоваться в них перед камерой. Вы не запомните ни одного персонажа — все шаблонны и их клонов мы видели миллион раз.

    Еще один вопрос, который не дает мне покоя — сам момент проникновения в замок. Многие вопросы тактики так и останутся для меня навсегда загадкой, многие смерти останутся для меня непонятыми и бессмысленными. И все же, это был самый веселый момент ленты, ее кульминация — и поэтому я не буду к ней придираться. Скажу только, что можно было бы куда лучше, но эта фраза описывает весь фильм сразу.

    А потом наступает финал, который на что-то там в будущем намекает (или просто хочет позлить зрителя недосказанностью), но в любом случае остается чувство незавершенности, и это обидно — уж такие то ленты точно не хочется держать в голове подвешенными.

    Из саундтрека вспомнить нельзя ровным счетом ничего — какие-то мотивы средней эпичности или восточная музыка для танцев.

    Из видов тоже мало что можно вспомнить кроме снежных равнин.

    Как итог — псевдоисторическое кино по кальке с японской легенды, от чего нарастает чувство нереалистичности и нелогичности происходящего, без интересных диалогов, без персонажей с характером, к которым привязываешься, без драматической составляющей — просто лорд-идиот в самом начале фильма ведет себя как самоубийца, да еще и подставляет кучу людей, которые расплачиваются за его гордость. Почему бы не сделать как в оригинале, или хотя бы через придворные интриги? Нет, надо ввернуть про борьбу за блага простого народа. Тут есть средний экшн — но и то, ближе к концу фильма. Фильм то слишком затянутый, то слишком быстрый. Пытается создать атмосферу пафоса и серьезности, но при этом всем поражает своей нелогичностью и больше похож на пародию. Так и мечется из одного жанра в другой, да все не может определиться.

    Вывод — классическая история была бы куда лучше. Или, если уж переносимая в средневековье, то значительно бережнее.

    5 из 10

    За Акселя Хенни и его паранойю.

    7 апреля 2015 | 11:41

    Любимая пора японского режиссера Казуаки Кирии — воскресный вечер: в эти моменты его посещает муза. Казуаки натягивает тапочки, погружается в просиженное лоно дивана и, как истинный самурай, медитирует — и, как истинный японец, — перед новенькой «Соней». А там — лепота! В прайм-тайм на канале HBO полумуж распутывает интриги, Ланнистеры платят долги, а чернобровый бастард патрулирует стену. А на соседнем канале — тоже песнь о бравых воинах. Суровые предки Казуаки являют искусство разборок на самурайских мечах. От монотонных перебежек хлопцев в кимоно и блеска стали японца разморило — все смешалось в одном сне…

    И видит режиссер чудной мир: условная эпоха, государство-империя, населяемое разноцветным людом: от чернокожих гвардейцев до азиатских ронинов с острыми бородками (Казуаки ухмыляется во сне, почесывая бородку). А сюжетный конфликт каноничен и возникает на почве кровной мести.

    Безбородый Клайв Оуэн, который, даже исполняя роль короля Артура, предпочитает сверкать нагим квадратным подбородком, а не брутальной растительностью, опозорен. Стал ронином. Пропил честь воина, опрокидывая красивые стопки. Вдруг бросил пить — порубил врагов в японскую капусту. Вернул честь воина. И это не спойлер, а куцость сценария, в котором не нашлось места не только достойным рыцарским битвам, историческим пейзажам, но и даже росткам драматургии. В придворных диалогах неизвестных актеров забита кинжалом вся интрига фильма.

    «Последние рыцари» — это странный сон, историческая драма, снятая в Чехии частично на корейские деньги с интернациональными актерами. Оуэну компанию составляет «вечный номер 2» Морган Фриман и дюжина безликих артистов из условных австралийских ТЮЗов, со всеми вытекающими последствиями. Даже в толкиенском Древене больше актерской экспрессии.

    Режиссер вообразил космополитичный мир, основанный на феодальной иерархии. (Казуаки вновь ухмыляется во сне). Он попытался смешать эпохи, добавить средневековым европейским пейзажам восточной эстетики. Здесь рыцари даже двигаются, как ниндзя и говорят, как самураи.

    Постмодернистская спесь авторов была бы простительна, если бы не преступная серьезность и претенциозность происходящего: пафосные речи случайные слоу-мо и ощущение приближающейся зимы, грозно дышащей за узкими бойницами.

    Казуаки хотел построить свою «Игру престолов» с блэкджеком и шл*хами и подсадить разогретую сериалами публику на второсортный продукт. А ведь в низкобюджетности и внеголливудской конъюнктуре и могла скрыться режиссерская удаль. Твори, Казуаки, плюй на рейтинги! Но нет, он не сдюжил. Даже бои на мечах здесь впечатляют не больше чемпионата Чехии по рапире, хоть и кровь брызжет не по-диснеевски.

    В рецептуре хорошего фильма было сказано: «Смешать, но не взбалтывать». А Кирия тряхнул — так тряхнул, и на выходе получился не эпизод «Игры престолов» direct-to-cinema, а дурной сон, о котором лучше никому не рассказывать и не вспоминать: особенно, Клайву Оуэну за операционным столом Никербокер.

    3 сентября 2015 | 03:49

    экшен?«Последние рыцари» — это лента малоизвестного японского режиссера Казуаки Кирия. Средневековье — время правления императора, дворян и рыцарей! Благородный дворянин Барток отказывается платить взятку крупному столичному чиновнику, за что попадает ему в немилость и лишается титула, земель и головы! Преданный ему рыцарь Рейден клянется отомстить…

    Говорят, чтобы подняться на высоту, надо опуститься на самое дно. Именно это и делает Рейден, чтобы осуществить план мести и восстановить честь своего господина! Здесь, Казуаки удалось слегка обмануть зрителя трюком безразличия и равнодушия главного героя к жизни. Рейден теряет все — безбожно пьет, бросает жену, продает свой меч — последний оплот чести. Но все это является частью дерзкого плана по захвату неприступной крепости эмиссара!

    Фильм в духе Короля Артура, при том, что главную роль благородного рыцаря снова играет Клайв Оуэн. Стоит отметить, что нигде, кроме как в исторических фильмах актер не смотрится так органично в кадре! Он будто бы создан для доспехов и острого меча! Морган Фриман предстает перед зрителем в роли дворянина, чернокожего дворянина. Возможно, таким образом, режиссер пытался угодить американской толерантности. Фильм можно разбить на три части: экшн, немного скучно, экшн. Тем не менее, все 2 часа картина, будто бы, пропитана благородством, доблестью, честностью и порядочностью. Сомневаюсь, что американскому режиссеру удалось бы передать этот дух в фильме.

    Непонятно, почему картина получила возрастной рейтинг 18+, когда сцены сражения, кровь и отрубания голов сняты в весьма щадящем режиме.

    И, пожалуй, стоит посмотреть ленту из-за Клайва Оуэна, который, преклонит колено перед вами, пусть даже только на экране!

    3 апреля 2015 | 19:31

    В последнее время снимают огромное количество фильмов, хороших, но больше средних и совсем худых. Количество картин растет с геометрической прогрессией и главный коэффициент время. Кино становиться все более и более доступным способом заработка и я считаю, что наш фильм «Последние рыцари» это помимо заработка для тех кто это кино снял, является довольно смотрибельной картиной. Да есть недочеты и я бы хотел назвать основные и поразмыслить над ними. Глава семьи Барток афроамериканец, так же как и император тот более восточной внешности. Огромное количество странных легких катан и доспехов не пригодных для сражений того рода что нам показывают. Отсутствие описания кодекса которому подчиняются все самые лучшие и отважные. В общем недоработки и интернационализация повсеместно, а еще огромное количество навеянного Японией.

    Но вот о чем я думал когда смотрел кино. Начнем с того что в самом начале фильма говорилось, что мир был объединен и все нации были равны друг перед другом. Посыл есть, мы можем видеть, что черный может быть гордым молчаливым и упрямым стариком, а латинос злым, но мудрым правителем. Такие фильмы говорят, забудь о том что все люди другой национальности одинаково плохи, это только ты так видишь, это не правда. Может пример в этом фильме резковато выражен, но что мы хотим от начинающего Японского режиссера. Объединение наций хороший посыл.

    Что касается декораций. Да пусть все эти доспехи и оружие выглядит нелепо, а меч с крестовиной в кадре появляется лишь единожды, в фильме есть свой стиль, да периодически режет глаз, но все же, этот стиль еще нужно придумать и разработать я не сказал бы, что он выглядит уж слишком нелепо, все выдержано в духе Востока. И лично мне доспехи и особенно оружие показались довольно интересными.

    Самое пожалуй интересное это то, что никто ничего не говорит о кодексе и той самой нации. И я к примеру за весь фильм не задавал таких вопрос, я просто залипал в качественную картинку, хорошо поставленные сцены и немного нелепый и предсказуемый сюжет, но зато очень затягивающий и приятный ведь не требует особого осмысления. Когда рыцари говорили о кодексе я думал, здорово, что он у них есть, этот кодекс делает из них героев и я тесно связал у себя в голове, что этот самый кодекс и честь штука неразделимая. А может защита чести и есть их кодекс? Лично для себя я не раз находил этому подтверждение. А «наша» нация — это мир, весь мир, пусть нет имени и названия, ведь времени в ленте и так не много, но думаю это хорошая нация, ведь в ней все народы уважают друг друга. Над этим тоже можно подумать.

    Вот вроде бы как совсем никудышный боевик с нарезанными сценами и через чур легким сюжетом, но в фильме столько разных интересных моментов, естественно для фильма подобных этому. Так или иначе, фильм средний и пересматривать его, большого смысла нет. Но положительных моментов достаточно. Особенно интересно то, что картина Японо-Голливудская, опять же интересное сотрудничество.

    Хотел бы отдельно отметить игру актеров, фронтмены выступили на ура и массовка тоже не подкачала.

    з. ы. Достойно для дождливого вечера.

    7 из 10

    19 мая 2015 | 20:09

    История о воинах, не сумевших сохранить жизнь своего повелителя, и добровольно последовавших за ним, перед этим отомстив виновному в его смерти лорду не раз была интерпретирована во множестве книг, постановок и картин. Одна из них — лента Казуаки Кирия «Последние рыцари». В попытке донести до широкого круга зрителей, в первую очередь европейцев, сам дух Японии, квинтэссенцию добродетели с точки зрения любого средневекового японца — безупречное следование кодексу Бусидо, японский режиссёр максимально уходит от классического образа Японии в искусстве. Тем самым он разрывает связь между картиной и реальными событиями, имевшими место в японской истории.

    Дело происходит вы некой усреднённой фэнтезийной империи, где правит Император, его Первый Министр вымогает с лордов взятки, а лорд Барток, верный кодексу во всём, считает это ниже своей чести. Из-за чего на самом деле возникла обида министра на дворянина — доподлинно неизвестно. Здесь же лорд Барток, в исполнении Моргана Фримана, предстаёт перед нами пламенным борцом за справедливость, и даже готов принять смерть за свои убеждения.

    Нужно отметить, что отказ от полной достоверности усиливает мотивацию героев, в реальности не нуждавшуюся ни в чём, кроме Кодекса для оправдания своих поступков. Кодекс в фильме отличается от кодекса Бусидо, и некоторые моменты, кажущиеся на ужасными были в порядке вещей.

    В целом события фильма повторяют историю мести Ако, разве что Клайв Оуэн, исполнитель главной роли командира Рейдена, совсем на японца не похож.

    -«Ты верен Кодексу? Тогда выполняй приказ!». Эта фраза звучит дважды. Больше никаких прямых упоминай о нём моя память, спустя два часа, не сохранила. Тем не менее мне кажется, что именно в этом и состоит главная идея фильма.

    ЧТО ты должен делать — определяешь сам, КАК ты должен это делать — определяет Кодекс. Этот фильм воспевает мужество и доблесть честных людей, стремящихся исполнить свой долг до конца.

    Игра актёров на хорошем уровне, спецэффекты красочные, а боевые сцены динамичны и зрелищны. Концовка оставляет сомнения в том, как будут развиваться дальнейшие события, но при любом раскладе она ставит точку в нужном месте.

    Обидно читать про вторичность сюжета в других рецензиях, когда автор явно не узнает первоисточника. Захотелось немного защитить честь режиссёра, адаптировавшего эпос таким образом, что бы он стал ближе и понятней европейцу.

    Поэтому, наконец, зарегистрировался на кинопоиске.

    Ставлю фильму

    8 из 10

    15 июля 2015 | 08:35

    One is to be admired by rebuilding yourself not judged.

    Институт рыцарства, возникший в 7-м веке, и к 13-му столетию окончательно сформировавшийся в качестве своеобразной военной организации, куда входили представители знати, преследующие цели религиозного или же политического характера, всегда являлся предметом художественной романтизации. Во многом этому способствовал декларируемый кодекс рыцарских орденов, состоящий из таких понятий как храбрость, благородство и верность. Режиссера Казуаки Кирия интересует рыцарская честь как высший образец доблести, не содержащей в себе никаких изъянов. Историческая же подоплека постановщику чужда — он заменяет Средневековье придуманным миром, в котором хотя присутствуют отдельные черты реальной эпохи, но в целом все происходящее есть грандиозная, продуманная до мелочей фантазия автора, создавшего вселенную более соответствующую его эстетическим требованиям, нежели реальность. «Последние рыцари», таким образом, это своеобразная вариация полотен английского художника Эдмунда Лэйтона, на которых изображены идиллические сцены из жизни системы «вассал-сеньор».

    История о рыцаре Райдене, его господине Бартоке и коварном властителе Геззо Мотте выстроена по канонам классической театральной драматургии, заложенной на несколько столетий позже появления первых рыцарей человеком по имени Уильям Шекспир. Никакой прямолинейности, каждая фраза важна, каждая сцена служит решению той или иной художественной задачи, а в целом они выстраиваются в масштабное произведение, представляющее собой рассуждение на тему в рамках философии гуманизма. Идея рыцарства, как сообщества объединенного понятием о чести, в «Последних рыцарях» доведена до абсолюта. Лорду Бартоку служат представители всех вероисповеданий и рас, эти различия принимаются в качестве незначительных, в свете того, что каждый рыцарь — истинный храбрец, благородный не по крови, но по духу.

    Честь будет бороться против бесчестья, добро против зла. Схватка, ровесница мира, здесь будет протекать на трех уровнях: между благородными и подлыми личностями, между гнилым государственным строем и честными гражданами, и в качестве внутренней борьбы человека со своими пороками и слабостями. И сражения эти будут происходить в декорациях повседневности, лишь один раз, ближе к концу в «Последних рыцарях» будет показано настоящее сражение, в остальное же время это жизнь в, так скажем, мирное время. Кирия несколько раз подчеркивает, что его история это сказочный эпос, в котором всадники скачут прямо по линии горизонта, а слезы и дождь есть единая субстанция, поэтому в мире «Последних рыцарей» возможно абсолютно все. Это пространство искусства, в котором внешнее и внутреннее должны быть прекрасны. Форма фэнтези, позволяет рассказать о мужественных рыцарях, в то же время как нельзя лучше подходит для иносказательного обращения к социально-политическим проблемам.

    Как картина «Сквозь снег» с Крисом Эвансом в главной роли представляла собой обличительный портрет общества унижающих и унижаемых, так «Последние рыцари» изображают коррумпированных богачей и честных людей, выживающих из последних сил, так как нет им места в системе, выстроенной узурпатором. В доспехи наши герои будут облачены меньшую часть экранного времени, они рыцари по призванию, поэтому не оставят чести будучи поденщиками, рыбаками и трактирщиками. А зло, каким изображает режиссер чиновника Геззо, будет утопать в золоте, строить высокие стены и постоянно бояться, каждая минута его «роскошной» жизни протекает в неимоверном ужасе, что граждане постучат в его дверь и их целью будет вовсе не официальная аудиенция.

    Стоит отметить работу сценариста относительно написания диалогов — речь, подобную произносимой героями «Последних рыцарей», не часто услышишь в современном кино. Безусловно, во многих фильмах можно найти фразы, стоящие того, чтобы стать цитатами. Но назвать картину, диалоговая составляющая которой могла бы быть издана в печатном варианте и быть не менее интересной, чем ее кинематографическое исполнение, практически невозможно. К тому же написавшие «Последних рыцарей» Майкл Конивс и Дав Суссман полностью исключили из речи своих героев любые жаргонизмы и стилистику современного просторечного языка. Естественно рассуждений на тему соответствия историческому периоду, послужившему основой повествования, здесь быть не может, но изъясняются рыцари величественно и степенно (особенно уместно здесь произношение Ли Инглби, но его роль, к сожалению, крайне мала), чем у малообразованных зрителей вне всяких сомнений вызовут приступы смеха, свидетельствующие об определенном уровне интеллекта.

    Неудивительно, что критики и многие зрители отрицательно отнеслись к «Последним рыцарям», так как современной публике в массе своей чужда неспешность повествования, метафоры и иносказательность, из которых картина состоит почти полностью. Кирия проделал колоссальную работу, чтобы так филигранно проработать каждую секунду своего фильма, сделать героев не просто персонажами, с определенным набором характеристик, а подобием героев античных эпосов, что предстают перед читателем одновременно и как люди и в качестве идеи. Забывая о пространстве смыслов, не видя его, публика яростно критикует недостаточно качественную компьютерную графику. В то время как «Последние рыцари» отнюдь не блокбастер, и просто не может позволить себе траты на IT-специалистов уровня условных «Стражей галактики».

    Визуальная составляющая картины, меж тем, стоит отдельного упоминания — цветовая гамма, выдержанная в холодных серо-голубых тонах, фантастический город под вечно пасмурным небом, величественные интерьеры тронных залов и костюмы, сочетающие в себе элементы европейского и азиатского стиля. К несчастью, Казуаки не занимается любованием, не акцентируется отдельно на деталях интерьера и одежд, тогда как продуманные орнаменты и узоры, линии кроя и тонкая отделка выглядят впечатляюще, но и при таком подходе режиссера внимательный зритель оценит не только старания дизайнеров, декораторов и костюмеров, но и тонкость выполненной ими работы.

    Почти каждый аспект фильма выполнен в пику современному кинематографу. В лексиконе режиссера, кажется, нет таких слов как «трэнд», «простота», «маркетинговые ожидания» и прочих понятий, в какой-то момент ловко подменивших искусство бизнесом, а смыслы развлечением. Остается лишь восхититься смелостью Казуаки Кирия, его отстаиванием собственных идеалов. Так как в обществе, где содержание уже мало кого интересует, а оригинальность формы понимается исключительно как та или иная степень китча, где откровенно дрянная постановка «Кориолана» в декорациях то ли самого нищего работного дома, то ли собачьей конуры, становится зрительским хитом благодаря знаменитому актеру Тому Хиддлстону, «Последним рыцарям» не стать не то, что фаворитом массовой публики, но и получить окупающую производственный бюджет кассу очень проблематично.

    Ода рыцарской чести оказывается современной, поднимающей актуальные и, к сожалению, вечные проблемы. Веками храбрый Райден борется против подлеца Геззо, меняются лишь эпохи и декорации. Жизнь это не существование, это верность идеалам и борьба за правое дело. Режиссер «Последних рыцарей» не питает иллюзий насчет исхода этой необъявленной войны. Но все же оставляет финал открытым, его идея состоит в том, что даже если в бренном мире Рыцарь проиграет, то в пространстве метафизики прекрасный Райден всегда будет победителем, а ничтожного Геззо Мотта в этом возвышенном мире просто не существует.

    4 апреля 2015 | 22:24

    Ребята, я не буду здесь нормальным критиком. Я только что посмотрел. Я не хочу переосмысливать. Я мог бы поставить 5 из 5, но там был один очень большой шаблон. Прямо ожидаемый. В остальном, это традиция кинематографа. Это то, за что мы его любим, и за что его ненавидят критики. Они ведь закушались на своих местах, не правда ли? Если сомневаетесь, то возьмите бутылочку доброго английского эля. Или, если не пьёте, то наведите самый хороший чай с пирожными. Если вам и это религия не позволяет (кино, кстати, выражено нейтральное в этом плане), то просто расслабьтесь. Посмотрите. Это стоит того. Это стоит того, чтобы купить этот фильм.

    Понимаете, есть кино эпическое, есть кино игровое. Есть кино со смыслом. С добрым смыслом. Есть красивая картинка, который мы тоже ждём. Есть некоторые нестандартные повороты сюжета. Есть детское ожидание того, что добро победит. И когда новый фильм эти ожидания оправдывает, критиковать его не хочется. Не хочется слушать знатоков, простите, колбасных обрезок. Если они будут такими же вкусными, как этот фильм, то дайте мне две порции и не засоряйте эфир своими представлениями о чести!

    С самого начала мне показалось, что нас ждёт толерантная европейско-американская история, переосмысление ценностей. С первой секунды голос за кадром сообщил, что в вымышленном мире фильма рыцарями становятся люди разных национальностей и разного вероисповедания. Честно говоря, в начале фильма несколько напрягало отсутствие христианской символики. Но потом было всё-равно. Фильм возвращает нас к старому кинематографу. К нашим любимым эпическим фильмам. Мы получаем от него порцию того, за что любят классическую литературу или классическое кино. Я очень удивлён оценкой критиков. Уверен, что этот фильм они будут пересматривать, в отличии от артхаусных поделок.

    Мне трудно описать сам фильм, поскольку внутри него работает всё. Музыка, пейзажи, актёрская игра, постановка боевых сцен, сценарий. Вы спросите у меня что я думаю о музыке? Я не найду что сказать. Спросите об операторской работе? Я не уверен, что смогу ответить. Понимаете, это будет нетолерантно с моей стороны. Многие привыкли к дёрганной камере, к сомнительным ракурсам, а тут мы видим живое воплощение классики. Немного новых видов, но в целом, это добротная классическая, хрестоматийная операторская работа. Сценарий не порадует вас переосмыслением ценностей. В этом фильме зло называется злом, добро — добром. Присутствуют полутона, но они очень чёткие. Там где полутона ближе к белому — понимаем, что это свет. Где ближе к тёмному — осознаём, что это тьма.

    Диалоги персонажей получились довольно взрослыми, мужскими. Здесь нет крамольных идей, нет молодёжного протеста. Вещи зовутся своими именами, как и предлагает один из героев в начале. Возможно, кино именно поэтому называется «Последние рыцари». Это последний представитель традиционных ценностей, традиционного эпического жанра. Вы с самого начала знаете чем закончится история. Вы предполагаете все трагедии и повороты, и всё же, фильм удивляет как-то по-новому, предлагает несколько иное развитие истории, чем ожидалось. Герои раскрываются, герои совершают поступки хорошие или плохие. Но они настолько ярко это делают, что хочется пересмотреть очень много раз. Чем я, наверное, вскоре и займусь.

    9 из 10

    18 июля 2016 | 09:47

    Я являюсь поклонником Моргана Фримена, поэтому я не мог пропустить этот фильм.

    Сюжет появился просто из ниоткуда. Ещё в начале фильма Барток, оставшись один-на-один с Гиззой Моттом, должен был просто доделать начатое. Но этого не произошло. Можно долго спорить об этом. Но потом мы видим поведение Бартока на суде. И понимаем абсурдность его бездействия сценой раннее. Это первый минус.

    Второй минус. Незначительный. Это саундтрек. Он хоть и был вроде как необычный, но мне он не запомнился и никак меня не задел.

    Третий минус. Я не знаю какое государство того времени хотели изобразить режиссёры. И я просто не понимаю, где тогда была страна, где бы вместе жили, а тем более правили, одновременно и европейцы, и чернокожие, и монголы, и японцы. Скорее всего это ход в стиле «ноу ту расизм». А фильм страдает.

    А теперь к плюсам. Плюсом, несомненно, является мораль. Уже, значит, было то, ради чего показать картину,

    Спецэффекты, сражения всё было на высшем уровне. А тёмные тона только улучшали впечатление от фильма.

    И главный плюс — актёры. На них было любо-дорого смотреть.

    Клайв Оуэн — 4,5, отличный Райден, сыграл достойно того, кто исполняет главного героя.

    Морган Фримен — 5, за небольшой промежуток своей игры показал свой талант. Браво.

    Аксел Хенни — 5, превосходно сыграл Гиззи Мотта. На время фильма стал озлобленным, алчным, жестоким и самоуверенным.

    Я не хочу сказать, что фильм получился плохим или хорошим. В нём есть много хорошего и дурного. Поэтому не буду рекомендовать или, наоборот, отговаривать от просмотра.

    6 из 10

    30 июня 2015 | 10:55

    Заголовок: Текст: