всё о любом фильме:

Шагал – Малевич

год
страна
слоган-
режиссерАлександр Митта
сценарийАлександр Митта
продюсерЛариса Шнайдерман, Александр Митта, Елизавета Лесовая, ...
операторСергей Мачильский
композиторАлексей Айги
художникЭдуард Галкин, Людмила Гаинцева
жанр биография, история
сборы в России
зрители
Россия  22.3 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время119 мин. / 01:59
Когда вихри революции стирают с лица земли провинциальный уклад еврейского Витебска и последние становятся первыми, только удивительная вера и безусловная преданность мужу позволяют Белле Шагал спасти своего гениального Марка.

История самозабвенной любви Беллы Шагал, супруги великого художника Марка Шагала протекает на фоне исторической дуэли ее мужа со своим гениальным современником-антиподом Казимиром Малевичем и другой, еще более отчаянной схватки с другом детства, а ныне красным комиссаром Наумом за сердце Беллы.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.90 (53)
ожидание: 94% (1262)
Рейтинг кинокритиков
в России
88%
7 + 1 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Предметы интерьера столетней давности воссоздавались в павильоне «Ленфильма».
    • Копии полотен Шагала и Малевича в натуральную величину изготовили витебские художники Александр Вышка, Александр Малей, Виктор Шилко, Алексей Кравченко и главный художник фильма Эдуард Галкин. Они использовались для съемок демонстрации в честь годовщины Октябрьской революции и других моментов.
    • Для воссоздания Витебска 20-х годов прошлого столетия постановочная группа искусственно состарила две городские улицы — Суворова и Крылова. В районе торгового центра «Беларусь» построили квартал еврейской бедноты. Затем этот бутафорский район с деревянными домами, рынком и синагогой сожгли — во время съемок пожара.
    • Рабочие названия картины: «Комиссар Шагал и гражданин Малевич», «Миракль о Шагале».
    • На роль Малевича пробовались 10 актеров.
    • Роль комиссара досталась Семену Шкаликову. На эту же роль рассматривалась кандидатура Данилы Козловского.
    • Фильм снимался под присмотром внучки Шагала Мерет Мейер-Грабер. Александр Митта утверждал с ней черновой монтаж картины. Также по просьбе Мерет, из финальных титров фильма были убраны фотоизображения работ Шагала и Малевича.
    • еще 4 факта
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Опросы пользователей >
    • 397 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    …ну или не кадилом, а чем-то еще, менее приятным, окропляйте.

    Картина претендовала на оригинальность в духе работ Шагала, но актерская работа и абсолютная, чудовищная непродуманность сценария и монтажа убили ее, загубили на самом корню. Особо хочется отметить госпожу Шнайдерман и Александру Журавлеву, дебютанток, чья неискренняя и слепая игра вызывала даже не какие-то сильные чувства, как отвращение, а просто недоуменный смех. И на фоне их чудесный молодой актер Леонид Бичевин (Шагал) выглядит просто гением, способным в одиночку вытянуть весь фильм. Ну и, может быть, Анатолий Белый, но его Малевич в фильме появлялся крайне мало, настолько мало, что даже немного непонятно, почему его имя стоит в названии фильма.

    И вот что видит зритель: Очаровательная игра Бичевина, и в зале все симпатизируют Шагалу всей своей душой, и… тут же деревянная Шнайдерман (жена Шагала), и явно не научившаяся еще играть Журавлева (Соня), неестественно вскакивающая, врезающаяся в косяк двери. И фильм уже нельзя рассматривать серьезно. И тут- БАМ!- как жирная черная клякса- твердый, с характером Малевич! А потом зритель ловит чудесный кадр, или приятную сцену (потому что, нельзя не признать, фильм с эстетической точки зрения смотреть приятно- цвета, угол наклона камеры, декорации… А потом- поворотная точка сюжета, из «все хорошо» становится «все плохо», и что же мы видим? Чистейшую банальщину- резко уменьшается насыщенность цвета кадра. Но не так, чтобы зритель не заметил, а только ощутил это подсознательно, а нарочито и моментально, как будто мы находимся на уроке визуальной эстетики фильма. И все очарование сразу же теряется. А потом все идет по второму кругу, и мы снова любуемся и сочувствуем Шагалу, и опять короткое, но впечатляющее появление Малевича, и опять разочарованные вздохи зала по поводу жены Шагала, а в конце, после отличной идеи со взлетом в небеса главного героя и компании, закадровым голосом нам рассказывают о том, какую роль сыграли в искусстве Шагал и Малевич, что делать было вообще необязательно.

    Моменты, которые должны были трогать душу, были. Но подкачал сценарий. Надо было потянуть зрителю нервы, создать напряжение… Но сцена кончалась раньше, чем кто-то успевал хоть что-то почувствовать.

    Можем ли мы сделать из этого вывод? Фильм прекрасный, но совершенно сырой. И на главную роль надо брать хотя бы и дебютантку, но профессиональную актрису, которая знает, что просто читать текст на камеру мало, и актер должен чувствовать, что он играет. И режиссеру надо бы следить, что делают его актеры на площадке, и как монтируется фильм, и не сырой ли сценарий. Просто не верится, что такой взрослый и опытный профессионал, как Митта, мог сделать такую кашу.

    А вообще фильм хороший. С идеей. И не штампованный. И красивый. Доработать бы…

    28 марта 2014 | 12:15

    Самая яркая и, не побоюсь этого слова, сюрреалистическая картина из всего, что я когда-либо повстречала в кинематографе. Пусть этот каламбур о сюрреализме не покажется странным (ведь Шагал — представитель авангарда, а Малевич — супрематист): его применение оправдано, так как для меня этот фильм — сон наяву…

    Не в моих правилах смотреть фильмы с рейтингом менее 7,0 на imbd, да и отзывы меня очень сильно смущали и долго оттягивали момент моего знакомства с этим чудом. Но я родилась в Витебске, мое детство прошло с полным признанием только единственного настоящего искусства, которое трогает до глубины души, — искусства Марка Шагала. Короче, пройти мимо фильма «Шагал-Малевич» для меня было преступлением. И знаете что? Я просто возмущена недооцененностью картины. Пускай Митта снял свой «Экипаж» когда я еще не родилась! Харизма режиссера с годами только расцветает: это чувствуется в невероятном драматизме, и шикарный художественный стиль очень радует после всех «голливудских» шаблонов. Фильм однозначно прекрасен!

    Сейчас мировой кинематограф очень подвержен модным тенденциям: актуальные темы, идеальная игра актеров, множество штампов в сценариях, высоченные рейтинги, награды… В этой лидерской гонке невольно воспринимаешь фильм «Шагал-Малевич», как глоток свежего воздуха. Абсолютно свободный от каких-либо правил, чистый, слегка наивный и такой живой, не идущий ни в какие сравнения с чем бы то ни было.

    Не смотрите фильм, если хотите увидеть идеальную актерскую игру, стандартный сильный байопик или невероятные исторические факты. «Шагал-Малевич» ценен совсем иными качествами: он созидательный, настолько хрупкий, что я бы вообще побоялась оценивать его. То, как витебские художники воссоздали шедевры Шагала и Малевича, то, как подготовили Витебск к съемкам, тот факт, что 10 (!!!) актеров претендовали на роль Шагала — все это само по себе уже бесценно!

    Этот пожар, в котором появился на свет Шагал, эта финальная песня о Витебске… Эмоции просто через край, но я воздержусь от спойлеров) Миры художников, такие непонятные зрителю, просто шикарно раскрыты в фильме. Во время просмотра будто улетаешь от реальности.

    Чуточку недовольна я осталась прорисовкой линии Марк-Белла, но фильм создавался под присмотром внучки Шагала и, вероятно, мои понятия до просмотра были иллюзорными.

    Волшебная картина о великом искусстве. И точка.

    15 октября 2015 | 22:25

    Пока дома заваливаются, лица медленно покрываются то красным, то зеленым, а позы принимают искусственно-театральную вдохновенность, в Витебск возвращается из Парижа Марк Шагал, раздобыв себе место комиссара искусства. Он хочет превратить город в центр революции и в лучший мир — горожане оказываются не совсем к этому готовыми, но на фоне революции и тотальных изменений всего как-то не очень сопротивляются. Шагал обрастает недругами, последователями, которые липнут к нему, как ракушки, и заглядывают в рот, оказывается одним из углов любовного треугольника, теряет контроль над ситуацией и между делом пассивно противостоит Казимиру Малевичу, который заботливо вынесен через тире в название фильма и который тут же по сюжету преподает в училище и вещает о супрематизме как главном и единственном варианте искусства.

    «Шагал-Малевич» предстает то склокой местечковых еще не знаменитых художников по поводу правил рисования, то мифическим сопротивлением Шагала и власти. Хотя в целом фильм не показывает ни художественного мира, ограничиваясь ракурсами, псевдо-соответствующими картинам Шагала, ни реальности, запечатленной в истории. Конечно, коровы, как и положено, летают, одинокие мужчины обнимают торы, скрипач играет себе, идя по тропинке, дом неоднородно заливается краской, а фон позади Малевича пронизывается ровными супрематическими фигурами. При этом не совсем ясно, зачем — Александр Митта (один из старых и проверенных кинематографистов страны, по учебникам которого учат сценаристов) порождает странную историю: берет за основу жизнь реальных людей, очищает ее до основания, оставляя как ориентиры почти только одни названия: фамилии, Витебск, знаменитые картины. Потом впихивает несколько живописных сцен, несколько точно узнаваемых цитат из документальных источников, и дальше намешивает поверх всего этого несколько других сюжетов для того, чтобы все эти фамилии и образы склеились. Любовь самого Шагала, известная, столетняя, меркнет на фоне отношений его жены и бывшего поэта, ныне комиссара. Порыв к улучшению мира и искусства тонет в советчине и революции, с жесткой концовкой, мелодраматичной и сопливой, но, опять же, имеющей мало отношения к заглавной истории.

    Фильм снимался под рабочим названием «Миракль о Шагале», которое потом заменили на более конфликтное. Миракль — это средневековая мистерия, то есть в стихах или прозе сделанная история о святых, разработка известного сюжета, центральным эпизодом которого является чудо. В здешнем святом восхвалении чудом является ни что иное как сам Шагал — и проглотить этот фарс довольно сложно. Малевич предполагается как фигура гораздо более четкая, бравая и насмешливая, актеры как будто играют в масках, тарабанят свои слова, улыбаются, набрав за щеки ваты. Из совершенно безумного — плакат «Клином красным бей белых», по фильму нарисованный с подачи вернувшегося из тюрьмы Малевича, на самом деле принадлежит Лисицкому (хоть они и рисовали в Витебске в одно время). Еще в фильм не вошел момент про застеленную Шагалом платками комнату (из дневников), бездарно упущена знаменитая демонстрация в Витебске (с плакатами по эскизам художника) — показана слишком просто. Финальное как бы чудо подводит итог картонно-ненастоящим декорациям, мучительным, театральным сюжетам, окончательно принявшим вид притворства. Образы хаотично наброшены друг на друга, закулисье полыхает, люди летят: чудо родилось мертвым.

    22 мая 2014 | 20:10

    В мою жизнь уже давно вошла любовь к художественным биографическим фильмам. На мой взгляд, они гораздо атмосфернее и интереснее, нежели документальные. Можно наконец-то представить себе эпоху не черно-белой старинной фотографией с кое-где обгоревшими краями, а настоящей жизнью, с простыми людьми, с их чувствами, мыслями, с трагедиями и озарениями их миров.

    Если другие говорят и пишут про фильм Александра Митты «Шагал — Малевич», что он разочаровал их, что они ожидали чего-то большего, то моё мнение — прямо противоположно. Эта картина не только оправдала, но и превзошла мои ожидания.

    Это настоящая атмосфера Марка Шагала — летающие люди, показанные так органично и естественно, словно человек и вправду может летать; это восприятие окружающего мира — почти деревенские витебские дома, коровы, козы, густая трава и огромное небо…

    Хочется отметить две замечательный черты этого фильма, только из-за которых уже стоит его посмотреть.

    Во-первых, мы видим яркие, нарядные, почти праздничные одежды обывателей Витебска. Где они могли найти такую одежду в эти годы — первые годы после революции? Было ли у них что-нибудь, кроме неказистых рубашек и платьев из серого домотканого полотна? Да, мы видим мир именно глазами Шагала, мы видим людей с его картин, через призму его невероятной живописи. Создатели фильма проделали огромную работу, ведь все костюмы взяты с действительно существующих картин Марка Захаровича. Радует, что они так сверялись с творчеством человека, чьи биографию экранизировали.

    А во-вторых, весь фильм снят как будто сверху, немного приподнято над землёй. И мы снова видим мир глазами художника. Если посмотреть на его картины, то и на них витебские просторы увидены с неба, с высоты, они медленно проплывают под летящими Марком и Беллой…

    Да, Белла — само воплощение материнства, настоящая хранительница домашнего очага, муза всей жизни Марка Шагала. Прекрасная игра Кристины Шнайдерман, такая убедительная, что уже не хочется видеть её в другой роли.

    Лева и его отец, трагедия никому не известной еврейской семьи, трагедия человека, отдавшего жизнь за Шагала, художника, которого он всегда недолюбливал…

    Божественный фильм.

    11 из 10

    6 февраля 2016 | 13:14

    Когда кино обращается к какому-то другому виду искусства, то волей-неволей начинает использовать его каноны и традиции. Кино о живописи, точнее — о живописцах, «Шагал-Малевич», которое снял режиссер-мэтр Александр Митта (а ему уже за 80 — наш Клинт Иствужд в плане творческого долгожительства), блестяще этот тезис подтверждает. Опровергая попутно все остальные, которые могут прийти на ум.

    Первое, что поразило — нетипичная именно для этого автора фантасмагоричность происходящего. Митта сделал за свою славную карьеру много отличных картин, но в сознании массового зрителя, пожалуй, остается прежде всего автором первого советского фильма-катастрофы («Экипаж») и одного из самых успешных постсоветских сериалов («Граница»). В обоих случаях Митта завоевывал зрителя очень внятно рассказанной историей, с множеством узнаваемых деталей из здесь-и-сейчас — этакий соцреализм с человеческим лицом. Фильму «Шагал-Малевич» реализм подчеркнуто чужд: несмотря на совершенно конкретные исторические обстоятельства до- и пост-революционного Витебска, в которые повествование как будто бы погружено, искать здесь жизнеописательскую достоверность так же нелепо, как на картинах упомянутых в названии ленты художников. Более того — вспоминая о неизбежном влиянии приемов и выразительных средств искусства, о котором кино снимается, на само кино, можно сказать, что здесь это влияние — осознанно и выведено в абсолют. Митта предлагает нам по-шагаловски — пока мы не про качество, но про стиль — импрессионистскую картинку, нафаршировав ее футуристическими формалистскими штучками а-ля Малевич. Да еще и для разнообразия припорошив все Маркесом.

    Тот самый Витебск таким образом играет роль сюрреалистического Макондо, где в антураже голода и разрухи правят бал творческие споры-поиски внутри отдельно взятой школы искусств, созданной юным романтиком Марком Шагалом. До поры эта революционная кузница ван гогов для ошалелых аборигенов является не вполне понятной, но экзотичной местной достопримечательностью — так, что-то вроде абажуров Тимы Ради, а сам Шагал — обаятельным и как минимум безвредным городским сумасшедшим, витающим в облаках, как и герои его полотен. С приездом в город Малевича в школе назревает, как говорят парламентские корреспонденты, внутрипартийный раскол — оторванные, но оторванные все же от земли фантазии Шагала предсказуемо совершенно не монтируются с подчеркнуто планетарным богоборческим пафосом яростного футуриста Малевича, каковой, как нетрудно предположить, оказывается больше по сердцу и советской власти (с определенными оговорками напрашивается литературная параллель Есенин-Маяковский). На художественное противостояние накладывается еще и вполне шекспировская любовная линия, которая скользит по вершинам треугольника Шагал — его жена Бэлла — экс-поэт и комиссар Наум, в эту самую Бэлу безнадежно влюбленный…

    Из всего это мог выйти вполне пристойный сериал а-ля «Ликвидация» — и подобного от Митты на самом деле и ждешь. Но старый мастер обманывает ожидания, снимая по-юношески сырой и хулиганский фильм: герои общаются меж собой исключительно лозунгами и мировоззренческими манифестами, периодически воспаряя в небеса в прямом и переносном смысле, визуальный ряд раскрашен всеми цветами импрессионизма так, что даже вроде бы вполне документально снятая мертвая лошадь на улицах Питера смотрится исключительно арт-объектом. Все это — никакой не байопик, и даже не драма о судьбе художника, а лишь фантазия, нагромождение грез и образов — тот самый шагаловский полет в ту самую малевичевскую вечность.

    Конечно, построить фильм на ощущениях и ассоциациях от творчества двух совершенно разных художников, да еще и не забыть при этом зацепить зрителя закрученным сюжетом — то, чем Митта всегда славился — задачка не из легких, которая, по большому счету, не решена. Как говаривал великий физик Нильс Бор, идея оказалась недостаточно безумной, чтобы быть гениальной. Иногда герои чересчур достоверны для такой фантасмагории — например, как уже отмеченный многими критиками Дмитрий Астрахан в роли раввина, который безусловно хорош, но просто выпал из другого жанра. Иногда ни актеры, ни авторы не чуют тонкой грани между фантасмагорией и стереотипом — потому, кстати, Леонид Бичевин (Шагал), который вовсе даже не играет, а просто бродит два часа с блаженной улыбкой, оказывается в этом импрессионистском комиксе несколько органичнее Анатолия Белого в роли Малевича, который громокипяще дает «правду характера». Впрочем, как намекает нам финалом фильма Митта, эстетические и мировоззренческие противоречия между всеми оппонентами и в кино, и в жизни в итоге оказываются незначительными перед общим бескрайним небом.

    8 из 10

    7 апреля 2014 | 21:16

    Шагала показали именно таким, каким я его и представляла… Жизнерадостным, ярким, вдохновляющим человеком, который готов всю жизнь посвятить искусству, для него живопись-это связывающий элемент с обществом, с помощью этого элемента он призывает всех к добру и любви. Относиться к миру подобает с особой теплотой.

    У него свое видение мира, большинство его не понимает, но многие его уважают и любят, хотя бы за то, что он всегда готов вдохнуть жизнь в окружающих. Сама атмосфера его картин достаточно ярко присутствует с нами. Понятное дело, что сама кинокартина отражает Шагала и вместе с ним все окрашивается в синие тона. Несомненно, летающих людей мы здесь тоже видим.

    Что касается Малевича… Здесь абсолютная противоположность. Художник, смотрящий лишь прямолинейно, тверд в своих убеждениях, не желает знать о чувствах, все предельно ясно, готовый смотреть лишь вперед, отрицая все, что предшествовало. Многие за ним и последовали, бросив мечтательного Марка позади. Ведь легче изображать геометрические фигуры и самим вкладывать смысл, понятный лишь им, чем создавать что-то вдохновляющее и призывающее к милосердию. Казимира таким и показали. Оратор, призывающий молодежь на новый взгляд, с ним всегда присутствует громкая, ужесточенная музыка и его любимая геометрия.

    Как бы там ни было, но случилась своеобразная дуэль между двумя противоположными гениями. Разумеется, здесь нет победителей. Да, если оглянуться назад, можно подумать, что выиграл Казимир, ибо его признала Советская власть. На самом деле, в последней сцене фильма хорошо показывают Шагала, который порхает по небу, в сопровождении жены, детей… И Малевича, отказывающегося присоединиться к летающим. Все остаются довольны, каждому свое. Кому-вечное окрыленное состояние, а кому-приземленное, но с особым взглядом.

    Обязательно посмотрите данную кинокартину, хотя бы для того, чтобы прикоснуться к творчеству столь удивительных художников. Возможно, вы откроете для себя что-то новое, посмотрите на мир по-иному. По сути, в каждом из нас есть что-то от Малевича и Шагала.

    10 из 10

    15 июля 2014 | 14:46

    Белорусский режиссер Александр Митта (вы его точно все знаете, потому что именно он снял такие фильмы как «Друг мой Колька», «Гори-гори, моя звезда» и т. д.) представил свой новый фильм — «Шагал-Малевич». Как сказал сам режиссер, у него получилась смесь жанров: байопик, мелодрама, комедия и даже немного фэнтази.

    Впрочем, уже от себя я могу добавить, что то, что получилось — это прежде замечательная с визуальной и эстетической точки зрения работа, к какому бы жанру ее не отнесли критики. Сквозь весь фильм идет прекрасная игра метафор, кадры на глазах превращаются в картины Шагала (и даже те, что не превращаются, это все равно они — ожившие шагаловские работы), а герои выглядят так, словно сошли с его полотен, чтобы сняться в кино у Митты. При всем этом фильм вовсе не абстрактная последовательность кадров. Это не только красивая, но и увлекательная история, от которой трудно оторваться.

    В основе лежит небольшой эпизод биографии Марка Шагала, те несколько революционных лет, когда он вернулся из Парижа в Россию и организовал в Витебске художественную школу. Следующий слой — мелодраматический — включает в себя пронесенную через всю жизнь (и весь фильм) любовь друга Шагала (красного комиссара) к его невесте, а потом жене, Бэлле. Все это наложено на драматический (уже без мело) исторический контекст (хотя тут, на мой взгляд, режиссер явно перебрал с расстрелами) и снабжено симпатичным юмором, без которого не обходится ни одно еврейское местечко. Соответственно про колоритность персонажей отсюда сразу все ясно (один ребе чего стоит!). Да, а еще ведь есть и яркая (во всех смыслах) философская часть — столкновение взглядов на искусство Малевича (эдакие пламенные манифесты) и Шагала (воздушные уроки счастья).

    Любопытно, это вроде серьезная и сложная история, но при этом фильм снят с изрядной примесью гротеска, что позволяет убрать излишнюю напряженность, свести ее на уровень театральных условностей. Отличная перекличка цветов и тонов: воздушная легкость, фиолетово-синие дома и освещенные теплым солнцем поля Шагала контрастируют с яркими, четкими формами и простыми чистыми красками Малевича.

    Одним словом, очень и очень рекомендую. Интересный и необычный фильм, от которого остается приятное послевкусие и как минимум симпатия к Шагалу.

    27 марта 2014 | 17:14

    Много никудышных актёров, сценарий плоховат, но фильм создаёт настроение и плетёт атмосферу. И тогда летающие люди в небе над Витебском — не компьютерный приём, а немножко сказка. И квадраты и треугольники за спиной Малевича — так и должно быть. Александр Митта снял фильм о художнике. Даже о художниках, разных, которых сложно понять. Картина в какой-то мере популяризирует Шагала — и это уже неплохой результат.

    Витебск воссоздан таким, что хочется там поселиться. Этому желанию вторит музыка Алексея Айги. И ещё создатели фильма аккуратно играются с красками и горизонтом. На фильм-биографию, похоже, никто не претендует, но зато объясняют, почему провинциальный городишко вдохновлял Шагала и даже нас, сегодняшних.

    При многих своих недостатках вышел светлый фильм. Не хватало.

    13 сентября 2014 | 12:33

    Вступительные кадры с обнаженным торсом рожающей женщины вводят в замешательство, но далее на первый план выходят эмоции, чувства, искусство, верность и любовь!

    Леонида Бечевина ранее не видела на экранах, он великолепно справился со своей ролью Шагала, в глазах был неподдельный блеск! Кристина Шнайдерман воплотила в жизнь женственную, чувственную, добрую и заботливую Беллу. Анатолий Белый можно сказать зажег своим взглядом и текстами про космос. Актеры вжились в свои образы и очень глубоко показали ту эпоху, как мне кажется.

    Итого: романтично — вдохновляющий прекрасный русский фильм про любовь, искусство, любовь в искусстве и космос. С красивым саундтреком. Наверное, поселится в списке самых любимых) рекомендую, приятное послевкусие, хорошее настроение после просмотра.

    И хочу отметить, что это одна из тех русских новинок в прокате, которая остается в памяти и несет в себе духовную ценность.

    Есть некоторое сходство по атмосфере с фильмом «Мы из будущего».

    10 из 10

    24 апреля 2014 | 23:32

    Начать рецензию я хотел со слов «Это фильм о Шагале, о Малевиче и т. д.», но что же это за аннотация такая? Нельзя же, к примеру, картину «Богатыри» охарактеризовать словами «В своей работе Репин изобразил русских богатырей». Будто читатель сам не в курсе, ага! Ведь рецензия должна представлять определенную ценность как самостоятельное произведение, приносить пользу как художественный анализ, вскрывать то, что остается за пределами мимолетного взгляда любителя искусства.

    Для тех, кто фильма еще не видел, можно сказать, что работа Александра Митты достойна внимания и тех 120 минут, что нужно выделить на ее полноценный просмотр. В центре сюжета действительно Марк Шагал и его работа над созданием собственной школы, идейная конфронтация с Казимиром Малевичем, а также сложные взаимоотношения с молодой советской властью. Все это действие происходит в ореоле светлых и умиротворенных красок, неразрывно ассоциирующихся с картинами самого Шагала. Однако, не всегда. Но обо всем по порядку.

    Итак, действие картины происходит в период первой мировой войны. Время сложно и тяжелое. У Марка Шагала есть своя школа, куда вправе прийти любой начинающий художник. В первое время процесс обучения идет легко и бесконфликтно. Ученики без ума от своего гениального наставника. Гениальный наставник восхищается своими воспитанниками. Торжество безмятежности длилось бы годами, если бы Марк Шагал самолично не бросил семена радикального авангарда на холсты своих собственных детей. Казимир Малевич, которого Марк Шагал пригласил на должность преподавателя, с первого же занятия кинулся прививать молодым талантам простые истины нового художественного направления с гордым названием супрематизм. Ученики фанатично отдались новым идеям и отвернулись от Шагала, воткнув в него острый угол красного квадрата. Так, возвышенные идеи Марка оказались чужды подрастающему поколению живописцев.

    Режиссер помимо вполне достоверной сюжетной линии о конфликте Шагала с Малевичем вводит еще одну — любовный треугольник, одним из углов которого является красный до мозга костей и по-собачьи преданный новой власти комиссар Наум. Было ли что-то подобное в действительности, судить не берусь, однако кто мешает сформировать теорию о том, что Наум есть олицетворение страны советов, красной власти, духа нового времени. Это тот Сатурн, который пожирает собственных детей, только недавно открывших глаза и увидевшие новый, дивный мир. Младенец вроде и сам не против принять предъявляемые ему условия, зажить по-другому, но вот проблема — нужен ли он новому миру? Новая власть предъявила свои требования. Выбор невелик: либо ты меняешь свой стиль, либо уходишь. Так, воздушные идеи Марка оказались чужды советам.

    Общество на примере витебских обывателей также не испытывало страсти к творчеству Шагала и с улюлюканьем разнесло бы его дом. Но режиссер не дал свершиться самосуду и унес художника в его же собственный мир.

    Можно ли сделать вывод, что обществу в лице совершенно разных людей оказались не нужны идеи великого художника? Наверное да. Хотя скорее, Марку попросту не повезло. Дело ведь не только в людях. Суть в эпохе в целом. Вот угораздило открыть свой талант в самый неподходящий для этого момент. Ведь есть периоды в истории, которые возносят на самый верх одних людей, втаптывая и выбрасывая на обочину других. Талант тут не причем. Просто требования времени такие.

    Хотел написать, что игра актеров сильна и правдоподобна. А потом посчитал, что для подобных суждений стоит как минимум быть лично знакомым и с Шагалом, и с Малевичем. И не стал. Напишу лишь, что режиссер предложил любопытную игру. Характер Малевича в фильме — это проекция его картин. Резкие, категорические суждения Казимира словно решительные и строгие линии супрематических фигур. Они бьют красным клином в серое вещество любого из слушателей. Просто и эффективно. Личность и поведение Шагала же — это устремление вверх, отбрасывание бытовых проблем, соединение с природой и собой, мягкость, душевность и идиллия. Точь-в-точь его картины. Очень приятная и свежая режиссерская находка.

    Концовка фильма и неожиданна, и вполне предсказуема. Все герои совершают полет. Полет над Витебском, да. Ну то есть, летит не только Шагал с Беллой, что можно было бы без труда спрогнозировать, а вообще все. И даже Наум, олицетворяющий новую, пресловутую власть. Возможно, Митта показывает, что все люди, какими бы они ни были разными и какие бы цели ни преследовали в жизни, в своей глубокой сущности способны на совместный полет.

    30 июня 2015 | 02:56

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>