всё о любом фильме:

Том на ферме

Tom à la ferme
год
страна
слоган«What you don't know WILL hurt you»
режиссерКсавье Долан
сценарийМишель Марк Бушар, Ксавье Долан
продюсерШарль Жилибер, Натанаэль Кармиц, Ксавье Долан, ...
операторАндре Тюрпен
композиторГабриэль Яред
художникКолумб Рэби, Ксавье Долан, Паскаль Дешенс
монтажКсавье Долан
жанр драма, триллер, ... слова
сборы в России
зрители
Франция  81.8 тыс.,    Нидерланды  5.9 тыс.,    Норвегия  428 чел.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время103 мин. / 01:43
Номинации:
Том приезжает в деревню — проститься со своим другом и прочитать речь на похоронах. Припарковав машину рядом с коровником, он стучится в дом, где раньше жил погибший. Но Том еще не подозревает, какая опасность ждет его за дверью.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.00 (9546)
ожидание: 87% (2883)
Рейтинг кинокритиков
в мире
81%
29 + 7 = 36
7.2
в России
67%
10 + 5 = 15
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 400 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Итак, «Том на ферме». Мне очень хочется рекомендовать этот фильм к просмотру, но я никак не могу решить, кому же. Он такой — в равной мере забавный и остросоциальный. Подойдет и «на подумать», и на «посмотреть — порадоваться». Удивительно, учитывая что главная тема фильма — домашнее насилие. Что же это такое получилось у режиссера Ксавье Долана? Будем разбираться в нижеследующем тексте.

    Для начала — сюжет. Живет на свете парень по имени Том, романтик, копирайтер, хипстер и гей. Сферический в вакууме представитель «креативного класса». Серьезно, в первые минуты фильма он выглядит как человек, который ни разу в сознательной жизни не бывал в месте, для которого не заведена точка в foursquare =) (Иронизирую исключительно дружески — ваша покорная слуга сама шесть лет проработала в рекламных агентствах, и личность героя, в которой угадываешь многое от себя, коллег и знакомых, была одним из аргументов пойти смотреть кино).

    В жизни Тома происходит несчастье — его парень Гийом разбивается на машине. Нацарапав слова прощания чернильной ручкой на салфетке, Том едет по пустынным канадским полям на отдаленную ферму, где живут мать и брат погибшего друга. Приезжает на ферму… а дальше начинается сплошной Альфред Хичкок.

    Уже первые кадры зловещих строений вызовут ассоциации с фильмами ужасов. Когда в этих интерьерах появляется Том — с его-то хипстерской мордочкой и повадками щенка спаниеля — вам просто захочется заорать в голос «Парень, беги оттуда! Беги!!». Этот мысленный вопль так и будет сопровождать вас весь фильм. К сожалению, голоса зрителей в мире киноленты не слышны, а собственный инстинкт самосохранения у героя убит горем утраты. Поэтому он умудрится ухнуть в водоворот жути и безысходности, не смотря на все явные предупреждения окружающего мира.

    Потерявшись разом в пустоте этого места и собственной черной тоске, Том столкнется с жутковатой действительностью фермы семейства Л.: мать Гийома вне себя от горя, а его старший брат Франсис — на всю голову больной психопат с тягой к насилию. Франсис, по собственному утверждению, очень печется о душевном равновесии матери, и потому долгое время скрывал от нее факт гомосексуальности младшего брата. Он запрещает Тому раскрывать истинную природу отношений того с Гийомом, подкрепляя запрет избиением.

    Но на этом ужас для главного героя не заканчивается. Франсис ломает его машину и под страхом смерти запрещает покидать ферму. Ему мало молчания Тома — он хочет, чтобы тот развлекал мать рассказами о вымышленной девушке Гийома, Саре, периодически «принимал звонки» от Сары и пересказывал содержимое разговоров. Вот так Том против воли попадает в театр марионеток, театр с единственным зрителем — пожилой матерью его погибшего возлюбленного, единственной куклой — им самим, и стоящим за всем этим дьявольским кукловодом — Франсисом.

    О последнем я хотела бы поговорить отдельно. Не можем же мы обойти стороной мучителя маленьких спаниельчиков? Франсис сыгран настолько хорошо, насколько это вообще возможно — очень убедительный абьюзер в каждом своем проявлении. Он агрессивен, жесток и непрошибаем — гвозди бы забивать такими людьми. Он обаятелен — не забывает в нужный момент толкнуть красивую речь про свое тяжелое детство, игрушки прибитые к полу, а также про то, как он хочет измениться и стать другим человеком. Такой знакомый типаж — будто и не на канадской ферме обитает, а где-то в хрущевке неподалеку. Что-то вроде: «Я обязательно брошу пить, дорогая, ради тебя и детей, обожеятебянедостоин, но ты ведь ангел, ты меня простишь… А синяк замажь тоналкой чтоб на работе не заметили, тебе не в первой.»

    Временами кажется, что Франсис — конченный псих. Он может избить Тома и тут же, в следующем эпизоде, стоять и дружелюбно подшучивать над тем, тепло улыбаясь. Или делать какие-то совершенно ужасные вещи с невинно-будничным лицом. Франсис лжив насквозь. Он уверяет, что затеял весь спектакль ради любви к матери — но сам с матерью жесток и холоден. Он якобы очень печется о том, что гомосексуальность его брата бросит тень на их семью в глазах окружающих; на самом же деле окружающих куда больше пугает его собственная неуправляемость. Так пугает, что соседи на эту ферму много лет не заглядывают, и даже такси останавливается в сотне метров, не желая заезжать внутрь. Ужасная правда #1 о Франсисе заключается в том, что он издевается над Томом по единственной причине: ему чертовски нравится издеваться над Томом. Он нуждается в жертве. Некоторые намеки позволяют догадаться, что раньше такой жертвой был младший брат, Гийом. Но тот сбежал в город, и Франсиса лишили «законного» развлечения — ровно до момента, пока в его угодья не залетела печальная столичная птичка.

    … Ужасная правда #2 о Франсисе заключается в том, что на самом деле он не такой уж и псих. Не более псих, чем тысячи похожих на него реальных людей — деспотичных отцов/мужей/братьев, которые держат в страхе свои семьи, регулярно вколачивая в головы жертв удобную им мысль «бью — значит люблю».

    Собственно, это все, что я могу сказать о героях и сюжете, не вдаваясь в спойлеры.

    На протяжении всей ленты из шкафов главных героев будут ломиться скелеты, громко щелкая зубами. Герои будут подпирать дверцы шкафов спиной и виновато улыбаться, пока скелеты наконец не проковыряют стеночку и не вбросят в камерное и линейное повествование пару твистов.

    На протяжении всего фильма жутковато-безысходные эпизоды будут чередоваться с юмористическими. В этом суровое кунг-фу режиссера — он сумел снять так, что моменты, когда зал просто складывается от хохота, совсем не разрушают гнетущую атмосферу триллера, а напротив, усиливают ее.

    На протяжении всего фильма вам будет хотеться, чтобы маленький спаниельчик взял себя во все четыре лапы и спас, черт возьми, свою жизнь из этого ада. А получится у него или нет — я вам не скажу =). Смотрите фильм!

    9 из 10

    8 октября 2013 | 16:34

    В век гламура и городского сибаритства выезд в деревню, где не работает сотовый и привычные поведенческие паттерны, — настоящая мука для нежнорукого Ксавье. Встреча же с супернатуралом — настоящий всепоглощающий ужас, страстное томление и полное порабощение разума и воли. Если раньше в его фильмах воспевались и ажурно выделялись нестандартные сексуальные отношения, то в этом фильме над ними нависла угроза. Да, каждая минута пропитана двусмысленностью. Для кого-то ее разгадка сладка, для других неприятна, но и режиссер значительно вырос, развивая свой талант. Поэтому он не бросается зрителем, позволяя ему фантазировать в меру своей распущенности. К тому же и проблему он хочет раскрыть с совершенно другой стороны.

    Почему главный герой так боится? Он в непривычной обстановке, не убаюкан толерантностью. Но есть повод пострашнее — тот самый супернатурал, разрывающий (естественно, в воображении главного героя) пасть писающему мальчику. И это ощущение, что его невозможно обуздать, уговорить, разжалобить, разрушает и подавляет. Мысль, что он вытворит с ним что-то жуткое и беспощадное, сначала парализует, а затем выталкивает главного героя подальше, в город — сборище либертенов и маргиналов.

    Что ж, первые фильмы Долана удивляли, возбуждали интерес. Потом стало казаться, что пора бы использовать талант на что-то действительно стоящее. Теперь же это просто режиссер, который снимает кино для таких же как он, не давая чего-то нового остальным. Жаль, выглядело многообещающе.

    29 августа 2014 | 18:26

    Действие фильма разворачивается неспешно. Главный герой, Том, попадает в реалии фермерского хозяйства, которое находится в крепких руках старшего брат его погибшего любовника Гийома.

    Том не ожидал, что в одночасье, по воле брата Гийома, Франсиса, он станет его пленником: сначала для того, чтобы разыгрывать роль друга покойного и сочинять истории про его мнимую невесту Сару; весь этот театр предназначался для одного зрителя, вернее, зрительницы, матери Гийома. А потом, когда роль сыграна, Франсис не собирается отпускать Тома. Что нужно этому братцу с диктаторскими замашками? Обладать Томом, который ранее принадлежал его младшему брату; полностью подчинить его себе, заставить выполнять его, Франсиса, волю. Зачем? В силу ли своих садистических наклонностей, или по причине накопленной ревности (как его любимый брат смел кого-то ещё любить?). А может от тотального одиночества? Возможно, для того, чтобы сбалансировать свою зависимость от матери?

    Том пробует бежать с фермы, но преградой ему становится пресловутое поле кукурузы, на этот раз не мистическое, а самое реальное, в октябре его листья остры как бритва.

    Стоит сказать, что весь фильм выполнен в тональности, свойственной триллеру, что придаёт его действию какую-то напряжённость, с ожиданием непременной развязки, при этом обозначенные смыслы приобретают какую-то дополнительную глубину.

    Так вот, оказавшись пленником на ферме, Том, как это ни странно, находит вкус к этой размеренной скучной жизни, от которой в свою очередь, собрался бежать фермер Франсис. Характерный эпизод: Том обнаружив какого-то обморочного телёнка, изнемогая под тяжестью, куда-то его переносит.. Показательна сцена, где Том восторженно делится с Сарой, о своих намерениях остаться на ферме. Всё это выглядит более чем странным, если принять во внимания, что Том постоянно подвергается жестокому обращению со стороны Франсиса.

    Но если на это посмотреть через призму натуры главного героя, то всё становится на свои места. Том — это человек с чистой, детской душой. Он ощущает себя в мире таким, каким вылеплен природой, то есть не чурающийся своей сути, в ответ на это принимающий мир во всём его своеобразии. Его главное предназначение и смысл жизни — любить. Потеряв друга, Том потерял часть себя, и, по-видимому, большую часть. Только на ферме, встретив Франсиса, он понял, что снова наполняется любовью. Пусть Франсис садист, зверь, но он носитель душевной и телесной сущности Гийома. по-видимому, в чём-то даже его воплощение. Совершив побег с фермы, в ужасе перед непредсказуемостью зарвавшегося, Франсиса, Том оказывается перед выбором: или остаться одному, или вернуться на ферму в обстановку триллера.

    Есть в физическом мире какие-то странные микрочастицы, которые могут существовать только в состоянии движения. Вот по такой аналогии, Том — это та, редкая, частица человеческого мира, которая может существовать только в состоянии любви.

    Поэтому Том вернётся на ферму.

    2 декабря 2014 | 15:55

    И опять Долан. Один. Во всех его предыдущих фильмах тема одиночества так и сквозит, а в будущих что будет — даже боюсь представить. И мне это нравится. Вообще, все фильмы этого режиссера как будто созданы для интерпретации психологов — в них столько проблем, и Долан эти проблемы создает себе сам. Ковыряться и копаться в этой миленькой головушке можно хоть сколько, там целый склад комплексов и страхов.

    Очень богемное кино получилось (опять), для кружка этаких канадских и не только интеллектуалов, которые презирают все, кроме себя. Опять же все крутиться вокруг персонажа Ксавье — Тома. Том приезжает на ферму на похороны своего парня и начинается водоворот жизни Тома в глуши канадской. Мне невероятно захотелось нарисовать все это, ибо хороший сюжет то получился, видимый, обозримый. Думала о триллере как о главном жанре этой картины, но не тут то было — не увидела я триллера, больше похоже на мыльную драму о поколениях, о глупости. Все фильмы его (Долана) о нем самом и я считаю, это невероятно большой подарок зрителю. Еще краски, яркость его работ всегда меня подкупала, но в этом случае все наоборот — коричнево-серые пейзажи, почти незаметная музыка и постоянная сырость, в такую погоду только и хочется спать. Депрессивный получился пейзаж, но опять же запоминающийся. Вот что значит видеть готовый продукт до начала его создания. Режиссера не упрекнешь в недоработке… просто иногда кажется, что идеи уже кончаются, нет музы, нет вдохновения. И нет любви.

    Определенно, я вижу этот фильм у ценителей в списке «шедевр», потому что дотянул и еще поставил точку там, где надо. Но я легко могу представить негодования зрителей, которым фильм не понравится. Скучно, затянуто, тускло.

    А о чем фильм то? Но этот вопрос не минус в оценку «Тому на ферме», это жирный плюс.

    Я горжусь Ксавье, он отошел от многих своих тем и показал себя с другой стороны. И поэтому я так безумно люблю его фильмы — за его документальность, за его личный разговор с собой наедине.

    8 из 10

    9 октября 2014 | 15:10

    Очень люблю два первых фильма Долана. А вот с третьим, «И все же Лоранс», у нас как-то не сложилось — быть может, потому, что сам Ксавье исполнил в ней лишь эпизодическую роль. Все-таки фильмы Долана без Долана — как те бракованные елочные игрушки: вроде все так, а радости никакой. Впрочем, и на «Том на ферме», я тоже настроилась не сразу. А потом еще и долго пыталась систематизировать свои впечатления.

    Долан узнаваем с первых же кадров. Нервно-неровные буквы прощальной речи на помятой салфетке, снятый сверхдальним планом автомобиль на дороге, разрезающей бескрайние поля, прогоревшая сигарета в выразительных пальцах — можно наугад нажать на «стоп» и получить готовый постер. Долан мастерски расставляет акценты и складывает из деталей комозиции, которые хороши уже сами по себе, даже без сюжетной нагрузки. Но что еще Долану удается идеально — так это чувственное кино. То, что обычно зовется химией, проникает через экран, читается в деталях, искрит незримо, но ощутимо между героями. Однако по мере того, как зарождающаяся страсть приобретает оттенок больного, ненормального влечения, привычный авторский стиль обрастает все новыми, незнакомыми приемами. Истеричность происходящего подчеркивается ломаным ритмом повествования, швыряющего зрителя от мужского танго в коровнике к драке на кукурузном поле, от тихих семейных обедов к погоне по осеннему лесу.

    Долан, по сути, никогда и не был режиссером гей-фильмов, не сосредотачивался на проблемах однополой любви, предпочитая говорить о любви вообще. Вот и в «Томе» он просто дает знать, что его герой — гей, но не акцентирует на этом внимание, а преподносит как данность, ненавязчиво и незаметно. Эротическое взаимодействие не просто сведено к минимуму — оно показано тончайшими намеками, которые не вдруг и разглядишь. Поэтому и гомофобия — лишь одно, причем далеко не самое яркое проявление социопатии Франсиса, усугубляемой алкоголем, кокаином и тем паче — скукой. И тяга Франсиса и Тома друг к другу прорисована едва заметными легкими штрихами, потому что в основе все-таки — не любовь.

    Франсиса с Томом влечет друг к другу не только или, скорее, не столько страсть, сколько воспоминания. Каждый из них — то, что все еще связывает их с Гийомом: «Ты пахнешь как он», — говорит Том. Долан намеренно оставляет за кадром личность безвременно почившего Гийома, бойфренда Тома, на похороны которого тот и приезжает в квебекское захолустье. Не случайно почти ничего не говорится о его отношениях с главными героями, событиях жизни и причинах смерти. Долан снова возвращается к теме воображаемой любви: по сути, ни мать Агата, ни старший брат Франсис, ни сам Том не знают настоящего Гийома, предпочитая видеть то, что им хочется видеть, и закрывать глаза на все остальное. Все они живут в воображаемом мире, спрятавшись в скорлупе собственных иллюзий от мира реального. Герой Долана — городской пижон, отгородившийся стеклами стильных очков, спрятавшийся за длинной осветленной челкой. Вытащенный же из панциря черной косухи распоряжением Агаты, лишенный защиты раздавленных Франсисом очков, убравший завесу локонов под смешную шапку, Том становится уязвимым и хрупким. «В октябре листья острые, словно ножи…» — не случайно слоган фильма звучит как «То, чего ты не знаешь, причинит тебе боль». Незнакомый мир, обрушивающий на Тома бурю эмоций, кажется ему настоящим в противовес имиджевой фальшивости города. Он чувствует себя нужным Франсису и готов раз за разом жертвовать собой, удовлетворяя его садистские наклонности, а по сути — еще сильнее запутываясь в клубке иллюзий и наслаивающихся друг на друга нездоровых эмоций.

    И только Сара, выдуманная девушка выдуманного Гийома, оказывается отрезвляющей пощечиной, разгоняющей туман перед глазами и раскрывающей героям глаза — на него самого идруг на друга.

    Если бы не «И все же Лоранс», я сказала бы, что Долан снимает фильмы, чтобы сниматься в них самому. Он не берется за роли, с которыми не способен себя отождествить, и каждый его фильм — подробная экскурсия внутрь его головы. Однако если ранние работы носили скорее дневниковый характер, то в «Томе» эгоцентризм Долана достигает пика. Объективно, в центре сюжета — многогранный, неоднозначный Франсис, но Долан длинными кадрами и крупными планами оттягивает на себя, на своего статичного, одномерного героя внимание зрителя. Никакой другой персонаж не появляется на экране так надолго, ни на чем другом лице не останавливается камера, тщательно фиксируя малейшие проявления эмоций.

    Я так и не смогла определить, понравился ли мне фильм. Психопатические игры с реальностью и стокгольмский синдром отсутствуют в списке моих любимых тем, однако Долан есть Долан. Вообще, «Том на ферме» чуть ли не единогласно признан самым «взрослым» его фильмом. Но постойте, что это вообще такое — повзрослеть? Сменить поп-арт на нуар, городской китч на сельскую простоту, исповедь на экранизацию, а тонкую подростковую драму на садомазохистский недотриллер?..

    6 из 10

    13 декабря 2014 | 14:33

    Ксавье Долан — один из тех самых режиссёров, которые снимают фильмы, ориентируясь исключительно на своих чувственных представлениях, состоянии зарождения новой и продолжительной любви; какой бы она не была. Несмотря на то, что Ксавье всего двадцать пять лет, истории длинною в коренной перелом жизненного этапа выходят откровенными, провокационными и личными, поэтому, каждый, кто прикоснётся к его творчеству, становится частью его интима. Когда в твоих руках находится весь процесс: сценарий, съёмка, актёры, стиль, то из этого обязательно должно получиться нечто стоящее, иначе и быть не может. Человек сам волен выбирать, что ему ближе, роднее, к чему тянется сердце. И у Долана, определённо, этого не отнять.

    Каждый этап в творчестве знаменуется всплеском какой-либо из социальных, личностных, внутриутробных проблем, но Ксавье сильно не заостряется на этом и просто снимает про самого себя. «Я убил свою маму», «Воображаемая любовь» — теперь же более зрелая актёрская и режиссёрская работа в «Томе на ферме», где каждый сможет почувствовать весь страх потери свободы, находясь в железных тисках. Нет ничего проще, чем смерть любимого человека для Вселенной и наоборот. Так Том попадает в милую сельскую местность со своими чУдными захолустными видами на коровники, трактиры, поля, смерть, дорогу, навоз. Именно в таком порядке происходит знакомство с обиходом злачного местечка. Толерантность то качество, которое отличает людей в округе, в особенности старшего брата усопшего — Франсиса, который чуть что — рвёт голыми руками «пасть», тем самым заставляя улыбаться ещё долгое время, оправдывая себя благом, совершаемым на пользу мамы. Когда всё идёт согласно плану — наш дорогой друг покладист, уравновешен, чисто выбрит, с одинаковой длиной роговицей глаз, их цветом, ежели нет — дело приобретает нуарный тип прогулки, сродни путешествия меж остроконечных золотых игл, выкрашенных в скальпезных тонах Тома. Чтобы окончательно не свихнуться в замкнутом пространстве, давящем своей узколобостью: танцуется вальс, вдыхается кокс, доится скатина, происходят вожделеющие романтические разговоры рядом с толчком и рассказы за ужином о сексуальном опыте с «подружкой».

    Грамотно расставлены приоритеты, что даёт полностью завладеть сознанием жертвы, которая, войдя в зал, уже не вернётся прежней, если вернётся.. . В каждом кадре скрыты отождествляющие посылы с тем, кем же является герой на самом деле, выворачивая его нутро, показывая оголённое тело с гомогенной природой. Сил под конец уже не остаётся. Хочется бежать, бежать скорей на встречу девственному воздуху, свободному от гнёта эгоистичных пёстрых оков. Неожиданные повороты, какое-то небрежное мельчешание, страх, ужас, бельмо, саспенс и.. . снова дорога.

    Должно быть, именно благодаря такой всепоглощающей истории запретного желания быть самим собой, что разнится со словом Божьим, и является «Том на ферме». Кажется, это уже в прошлом, но не будет ли сам Долан скучать об насильственном ограничении свободы или поддастся естественности? Этого мы никогда не узнаем.. .

    8 из 10

    21 апреля 2014 | 21:44

    Честно говоря, я искренне недоумеваю по поводу столь низкого рейтинга у этого прекрасного фильма. Лично я во время и после просмотра испытывала настоящее кинематографическое удовольствие. И на это несколько причин.

    Во-первых, операторская работа. На это просто приятно смотреть!

    Во-вторых, музыкальное сопровождение. Музыка подобрана настолько неожиданная, но при этом она необычайно гармонично вписывается в общую картину.

    В-третьих, актерская игра. Так, казалось бы, просто, невзначай передают актеры чувства и эмоции персонажей, что им, несомненно, хочется верить.

    В-четвертых, сюжет. Наверное это всё же больше драма, чем триллер. Но элемент довольно ощутимого напряжения присутствует и не дает расслабляться и терять интерес на протяжении всей ленты.

    И, наконец, в-пятых, общая режиссерская работа. Хочется буквально аплодировать стоя Ксавье Долану, настолько органичным вышел у него фильм. Всё вроде бы очень просто, неспешно, даже обыденно, но как в то же время стильно и сочно выглядит! Особенно ценить эту работу заставляет такой молодой возраст режиссера. Немногим такое удается и в зрелости.

    Словом, фильм оставил только приятные впечатления, а также желание и дальше знакомиться с творчеством Долана.

    5 октября 2015 | 21:57

    Возможно, я просто не тот зритель, в котором нуждается фильм. Я не нашла в нём никакого отклика. До просмотра Тома на ферме я абсолютно ничего не знала ни о Ксавье Долане, ни о пьесе, по которой было снято кино. Так что мнение у меня сложилось совершенно непредвзятое.

    Странное. Очень странное кино. Сюжет весьма оригинальный и неординарный. Наличие в фильме психопата и гомосексуалиста придаёт перчинку. Интересно смотреть, во что выльется их взаимодействие. Но постепенно, на протяжении всего фильма, в голове попеременно начали всплывать вопросы: «Что происходит?», «Зачем?», «Почему?». И весьма печально, что кроме ответа «Расслабьтесь, они просто неадекватные», вы ничего не получите. А фильм не вовлёк меня настолько, чтобы я разбиралась в его символизмах и метафорах. Но фильм крепко держит внимание благодаря своей напряжённости и необычайности событий.

    Единственными чувствами, которые у меня возникали, были тревога и беспокойство. Возможно, только на такие эмоции и был расчёт, но мне показалось это недостаточным. Сопереживать героям не хотелось. Было полное впечатление, что виновниками всех их бед, они сами и являются. Хотелось бы узнать, как погиб парень Тома и увидеть хоть немного кадров с их взаимоотношениями. Не могу сказать, что это не влияет на суть фильма, но это многое бы прояснило. Увы, в связи с отсутствием таковых сцен, после просмотра остаётся чувство недосказанности.

    Из плюсов отмечу игру актёров, весьма грамотно подобранный саундтрек, который хорошо подчёркивает выразительность сцен и создаёт нужную атмосферу, интересная история, в которой хочется разобраться (а вот получилось это сделать или нет — другой вопрос).

    Из минусов — пресная операторская работа (лично на мой вкус), нереалистичность диалогов, небольшие сюжетные дыры.

    Помимо вопросов к сюжету, я не смогла для себя ответить на главные вопросы: зачем и для кого снимался фильм?

    6 из 10

    22 июля 2014 | 15:21

    Ксавье Долан. Хрупкий адонис не от мира сего со взором горящим и узкими плечами, его имя у всех на устах, его фильмы у всех на компах, в его руках ключи к благосклонности строгих судей. Он парень взрослый и самостоятельный: с 20 лет сам себе режиссер и актер, сам ищет деньги, пишет сценарии, мастерит костюмы, монтирует и рекламирует. Вокруг него мгновенно вырос культ и почет, когда сам Ксавье не стал возводить себя в квадрат, а прилежно и с полной самоотдачей творит, творит, творит. Безупречный стиль его, с легкой манерностью, пристрастием, любованием и пронзительными песнями, напоминал бы видео-блог о взрослении, если бы не тонкий психологизм и предельная честность — с собой, со зрителями, со всем миром. В этот раз Ксавье не стал продолжать разговоры о наболевшем, а экранизировал театральную пьесу своего земляка Мишеля Марка Бушара.

    Мрачное небо, беспросветный горизонт полей, острые, как бритва, листья засохшей кукурузы — все гонит подавленного горем Тома прочь от родного дома погибшего возлюбленного Гийома, чьи похороны должны вот-вот состояться. Как стервятник, романтичная баллада Les moulins de mon coeur с безжалостной тоской пикирует на машину героя на фоне одинокой дороги средь полей, и тонкий намек на сельскохозяйственную тематику предвещает опасность быть перемолотым в крошку — духовно иль физически. Мать Гийома приветствует Тома фразой про пережитый ад, а брат Гийома, Франсис — удушением, условиями, угрозами. И тогда тучи резко сгущаются, как отменные creme de la creme, с которых десертной ложечкой мы снимаем саспенс, страх, стресс в лучшем их проявлении.

    «Том на ферме» — вот, казалось бы, детская сказка о летних каникулах в деревне. Да, где двое забавляются игрой «не рассказывай маме», притворяются не теми, кто они есть; где принимают роды у коровы и затем танцуют танго с руками по локоть в крови. Где насилие есть единственное правило, и любопытно дойти до дна вопреки всем предостережениям. И Том, и Франсис ощутили тяжесть потери, и оба как могут справляются со страданием и заполняют возникшие пустоты друг в друге. Один подчиняется, продается в рабство, ведется на угрозы, лишь бы заслонить призрак ушедшего этим самым настоящим, пусть пугающим, но с тем же голосом и запахом. Другой властно и уверенно ведет, как в танце, начиная с ненависти к чужому и заканчивая подавляемым влечением. Стокгольмский синдром.

    Это опасная игра-противостояние, где с пижонски-городским сталкивается деревенско-невозмутимое, с потерянным и непричесанным Томом — собранный и непреклонный Франсис, с искушенностью — традиционность. И победила жестокость, ибо она подобно занесенному над жертвой ножу разрубила узел отношений и спугнула Тома, освободив его от наваждения.

    Фильм насквозь пронизан чувством загнанности, безысходности, запуганной жертвенности (Том метафорично принес себя в жертву правилам игры, когда собственноручно принял теленка и позже его мертвое тело вынес на руках на поле). Жуткая атмосфера отрезанности от всего мира напоминает «Психо», в подтверждении чего мы созерцаем полную тихих ужасов реинкарнацию пары Норма-Норман. Вряд ли это дань классику ужасов, Хичкоку, — Долан был едва с ним знаком на момент съемок — и не изобретение колеса, но что-то иное в копилку психологического триллера, когда влечение добровольно идет под руку с насилием.

    Наводящие тоску сельские виды, заставляющие стучать зубы мотивы прекрасного Габриеля Ярда, неузнаваемый Том со шрамом. Вот именно, что Долана сложно узнать в новой ипостаси, и она, безусловно, украшает его. Переиначив поговорку для благих целей, можно без зазрения совести сказать, что молодцу все к лицу, благо молодец дерзок, талантлив (пусть и горе-фермер) и не топчется на одном месте, а смело идет вперед, раздвигая рукой океаны и моря. Ну, и мы за ним по проторенной дорожке.

    8 из 10

    13 мая 2014 | 16:55

    Ксавье Долан раздражает многих, и тому есть причины. Он молод (канадскому режиссёру всего 24 года) и успел снять уже четыре полнометражных фильма, каждый из которых успел побывать на престижных кинофестивалях. Шутка ли — снять первый полнометражный фильм в двадцать лет и привезти его в Канны.

    Критики, в целом благосклонно оценивающие работы вундеркинда, не были, однако, единодушны: Долана есть за что попинать, и не делает это разве что ленивый. Молодой канадский гомосексуалист явно страдает нарциссизмом: он то и дело играет главные роли в своих же фильмах, причем камера нередко любуется его нежно-небритым лицом. Фильмы Ксавье больше похожи на клипы: будьте уверены, если заиграет музыка, то камера сразу замедлится, фокусируясь на чем-нибудь эстетически возвышенном (как вариант — на самом Долане), и не вернётся в нормальный режим, пока мотив не закончится.

    Да и тематика фильмов строго придерживалась столь знакомой режиссёру жизни разнообразных меньшинств: «Я убил свою маму» — каминг-аут (что по-русски значит открытое признание человеком своей нетрадиционной ориентации) молодого подростка и его конфликт с матерью, «Воображаемая любовь» — о любовном треугольнике, «И всё же Лоранс» — о мужчине, решившем стать женщиной.

    После «Лоранса» — эпической почти трёхчасовой драмы о трансгендерах, в которой сам режиссёр впервые не играл главную роль, — он вернулся с «Томом на ферме». На первый взгляд, кажется, что все составляющие режиссёрского стиля на месте: тут вам и гей-тематика, и сам Долан в главной роли. Но не тут было. Канадский вундеркинд выкинул финт ушами и снял триллер про психопатов.

    Молодой рекламщик Том из Монреаля приезжает в канадскую глубинку на похороны своего парня Гийома, но выясняет, что мать ни сном ни духом не ведала об ориентации своего покойного сына. Вдобавок старший брат Франсис оказывается субъектом норманбейтовского типа с нездоровой привязанностью к своей матери и насилию. Сам Том привязывается к своему мучителю — типичный стокгольмский синдром.

    «Том на ферме» наглядно показывает то, что Долан способен меняться к лучшему. К четвёртому фильму любование своей внешностью уступило место профессионализму, «клиповость», присущая ему раньше, пропала, что пошло на пользу. Никаких подростковых слюней и соплей: Том бежит через кукурузное поле, листья которого режут лицо, как лезвия; Франсис избивает кудрявого гомосексуалиста и окунает лицом в грязь; вместе они принимают роды теленка — руки по локоть в крови.

    Впервые Долан снял фильм не по оригинальному сценарию — он адаптировал пьесу Мишеля Бушара. Снять жанровое кино — дорогого стоит. Создаётся впечатление, что режиссёр мучительно пытался сделать триллер, и это ему не совсем удалось. Саспенс, сексуальное напряжение — всё это здесь и работает. Ради чего — большой вопрос. Долан вылез из покрытого блестками кокона и неуверенно расправил крылья, но что с ними делать он пока не знает. Однако сам процесс превращения его из клипмейкера в настоящего режиссёра захватывает похлеще, чем драка на кукурузном поле.

    7 из 10

    4 декабря 2013 | 17:52

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>