всё о любом фильме:

Венера в мехах

La Vénus à la fourrure
год
страна
слоган-
режиссерРоман Полански
сценарийДэвид Айвз, Роман Полански, Леопольд фон Захер-Мазох
продюсерРоберт Бенмусса, Ален Сард, Мариуш Лукомский, ...
операторПавел Эдельман
композиторАлександр Депла
художникБрюно Вия, Филипп Кордом
монтажЭрве де Люз, Марго Мейньер
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Италия  1.18 млн,    Франция  210.7 тыс.,    Польша  78.5 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время96 мин. / 01:36
Номинации:
Весь день Тома проводил прослушивания, выбирая актрису для пьесы по знаменитому роману Леопольда фон Захера-Мазоха «Венера в мехах». Режиссер в отчаянии, пока не появляется Ванда — настоящий сгусток энергии, разнузданная и развязная. Она воплощает собой все, что Тома ненавидит: вульгарна, взбалмошна и не остановится ни перед чем, чтобы получить роль. Вдруг все, что так ненавидит Тома, начинает ему нравиться — актриса отлично подготовилась к прослушиванию. Удивление сменяется влечением, а затем и одержимостью этой женщиной.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.20 (9199)
ожидание: 99% (1044)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
90 + 9 = 99
7.1
в России
100%
23 + 0 = 23
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 725 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Пока Абделатиф Кешиш умело привлекает к себе все похвалы и порицания за свою «Жизнь Адель», признанный и так неожиданно постаревший кинематографический лев Роман Полански снимает скромную и совсем не претенциозную интерпретацию «Венеры в мехах». Минимализм постановки умело компенсируется высоким динамизмом, не дающими уснуть диалогами и фееричным финалом. Как и в «Резне», Полански решил взрастить напряжение из «воздуха», на пустом месте, что у него удачно и получилось. Всего двое актеров просто легко и непринужденно исполнили роли — попеременно умело меняя центр нервного притяжения. Скромная пошловатая актриса с легкостью оборачивается лидером театральной постановки, а вскоре уже и натуральным деспотом. В свою очередь, уставший театральный постановщик может просиять увидев мастерское актерское исполнение. Остается лишь вопрос о побудительной причине, взволновавшей его снять историю про хрестоматийный мазохизм.

    Полански элегантен, сатиричен и не забывает даже о том, чтобы взволновать зрителя неожиданным обнажением Эмманюэль Сенье до нижнего белья или кротким преображением Амальрика при виде поднесенного к его лицу ошейника. Ничего, что все в итоге сводится к пустопорожнему трепу — сам фильм не более чем интеллектуальная вещь в себе, интеллектуальная погремушка. Впрочем, в сравнении с картиной Кешиша, задиристый маэстро уже становится похожим на прожженного академика. Такой вот новоявленный академизм, едва ли заслуживающий повторного просмотра. Зато яростный задор автора (который мне куда ближе болтающего ни о чем Вуди Аллена) заслуживает даже завышенной оценки.

    7 из 10

    15 июня 2014 | 21:27

    Мерзкий, мокрый после дождя городишко, по какому-то недоразумению являющийся столицей Франции. Страдающий базедовой болезнью режиссёр — дебютант уже отчаялся найти актрису на роль Ванды в пьесе по мотивам произведения Захер — Мазоха, и тут появляется ОНА. Определить возрастные рамки тяжело. Уже не девушка, но до пенсии ещё есть пара лет, выпирающие скулы, гренадёрский рост, мушкетёрские ноги, дрябловатые руки и спина заслуженной матроны. Туго затянутое в садистский кожаный кринолин тело опытной женщины. Особь, с порога начинает активно придуриваться, выдавая нарочито тупые реплики о сломанных каблуках, и парне, который хотел отыметь её в задницу.

    Существо выражает заинтересованность в получении роли — навязчиво мельтешит перед глазами режиссёра тестом сдобных грудей, нарочно нагибается, позволяя ему оценить достоинства натруженной попы. Уступая натиску режиссёр соглашается прослушать соискательницу, и вот тут начинается волшебство. Словесный боулинг, изящное жонглирование репликами из пьесы вперемешку с комментариями актрисы и режиссёра. Происходит инверсия ролей, становится непонятно — кто тут режиссёр, а кто актёр. Женщина устраивает режиссёру импровизированный сеанс психоанализа, охотно выдавая достоверную информацию о нём самом и его подруге.

    По мере развития пьесы становится заметно, что режиссёр вожделеет актрису, но испуганные, готовые выпасть из орбит глаза Амальрика говорят о том, что его пугают размеры партнёрши и её явная склонность к доминированию. Полански забавно высмеивает весь тот мусор которым забиты головы современных западных женщин:равенство полов, сексизм и прочая труха для экзальтированных домохозяек. На протяжении полутора часов продолжается тонкая, фривольная игра, смысл которой подобно бутону раскрывается постепенно.

    С чем же мы имеем дело в данном случае? Кто эта женщина? И женщина ли она? Венера неотёсанных римских мужланов, или Афродита утончённых греков ? Она легко цитирует «Вакханок» Эсхила, её нарочитый эротизм, желание управлять, навыки опытного манипулятора, как вам такой вариант — Полански показал нам Лилит — первую жену Адама, согласно еврейской традиции считавшую себя равной мужу, и ставшей в итоге матерью демонов. А может быть она — обольстительный суккуб, призванный скрасить тусклые будни замухрышки — режиссёра ?

    Итог.

    Прелестная, несмотря на явный душок сатанизма, вещица от Романа Полански. Фильм-загадка для страдающих сплином интеллектуалов.

    10 из 10

    1 мая 2014 | 21:31

    Они встретились вечером в заброшенном театре на пустынном парижском бульваре во время ливня настолько сильного, что гром и молнии сотрясали стены. Он — Тома, чопорный сноб, драматург, адаптировавший для сцены старинный эротический роман Захера-Мазоха «Венера в мехах». Она — Ванда, тёзка главной героини, нежданно и незванно явившаяся на прослушивание после особенно жуткого раската грома. Вымокшая до нитки, громко чавкающая жвачкой, c собачьим ошейником нa шeе, oнa затянута в чёрный прикид доминатрикс. Её грудь теснит кожаный корсет, а между подолом мини-юбки и концами чёрных чулок на резинках, вызывающе белеет полоска обнажённой кожи. Извергающая банальные непристойности, Ванда, на первый взгляд, вульгарная дешёвка, олицетворение всего, что чистоплюй Тома брезгливо презирает в женщинах и в актрисах. Но настояв на прослушивании, она в мгновение ока перевоплощается в элегантную, утончённую, доминирующую женщину из мечты Тома, героиню романa Захера-Мазоха, и его инсценировки, a также, в её страстного критика, когда выходя из образа, она бросает Тома оправданные упрёки в сексизме. По мере того, как репетиция -экспромт продолжается, Тома и Ванда легко и незаметно переключаются от чтения провокационных строк пьесы к их не менее провокационному обсуждению, и вскоре становится ясно, что caм Тома близко отождествляет себя с мазохистским героем пьесы, аристократом Северином, хотя он эту связь всячески отрицает — ведь он всего лишь адаптировал роман. Незаметно, контроль над ситуацией начинает переходить от постановщика к актрисе и обратно, пока не размывается грань между тем, что реально, а что фантастично, кто контролирует кого и в какой эпохе.

    Перемещаясь непринуждённо от приземлённого натурализма к умышленно манерной театральности, Ванда интригует зрителей, заставляя их гадать, кто же она, талантливая актриса, частный детектив, или могущественная Roman goddess языческой эпохи, восставшая от тысячелетнего сна, чтобы покарать смертного, осмелившегося отринуть её дары и приподнять покров над её таинственными мистериями. Эта версия вполне соотносится со сложившимся за долгие годы мнением режиссёра и сценариста фильма, Романа Полански, о битве полов как о непостижимо жестокой шутке, в которой мы — марионетки, приводимые в движение некими высшими силами, дёргающими нас за невидимые верёвочки и забавляющимися нашими жалкими потугами найти в этой шутке какой-то смысл. В ответ, насмешливый и дерзкий режиссёр предлагает свои собственные шутки. Одна — это кастинг Эммануэь Сенье, его собственной goddess — жены, музы, матери его детей, в роли многоликой, загадочной и роковой незнакомки. В этой шутке дань любви, дар Пигмалиона — Галатее, режиссёра — eгo актрисе, роль-мечта, которая позволяет Сенье раскрыть в полной мере сексапильность, импозантность и чувство юмора. Другая шутка мэтра заключена в выборе Матье Амальрика, практически, двойника режиссёра, на роль Тома, драматурга, теряющего y наc на глазах индивидуальность и идентичность, ставя свою маскулинность под сомнение. Настолько заворожeн oн преображениями Ванды, что с радостью готов променять и творческий и личностный контроль в своей жизни на добровольное рабство под острыми каблуками её shiny, shiny, shiny boots of leather, которые она, то ли дьявол во плоти, то ли потаённая мечта, ставшая явью, извлекла, похоже, не из бездонной сумки с костюмами и реквизитом, а из тёмных турбулентных глубин его фантазий и фетишей.

    Отрицание персонажем Амальрика какого-либо сходства с героем написанной им пьесы и её первоисточника, привносят любопытный контекст в последний фильм Романа Полански, который всегда посмеивался над критиками, зацикленными на постоянном исследовании порочного в его кино, и советовал им относиться к этому не слишком серьёзно. Неоспоримое сходство «Венеры в мехах» с фактами из его жизни можно интерпретировать как угодно. Кто-то углядит в картине намек на исповедальный подтекст, а кто-то, в очередной раз убедится, что Полански всегда был и остаётся неисправимым насмешником-провокатором. Сам жe он с усмешкой заявляет, что переведённая на французский язык пьеса американца Дэвида Айвза, инсценировка скандального для своего времени одноимённого романа австрийца Заxера-Мазоха, невольного отца термина «мазохизм», привлекла его возможностью проявить техническую виртуозность при экранизации столь статичного материала. И действительно, в течение 96 минут, Полански доводит непрекращающееся в разных временных и пространственных пластах сражение полов до высшей точки садомазохистского кипения, представив явление австрийско-американской Венеры ординарному французскому ситуайену с неординарными желаниями, с истинно галльским юмором, остроумно используя возможности театрального освещения и кинематографическое чередование близких и дальних планов.

    Kамерный говорливый фильм, чьё пространство ограничено всего лишь интерьером захудалого театра, проникнут атмосферой уютной интимности, на фоне которой Полански затрагивает ставшие привычными в его творчестве весьма темные и спорные темы из области человеческих отношений. Экранизацию 80-летнего режиссёра отличает беззаботная изящная лёгкость, превратившая «Венеру в мехах» в насмешливую пародию на привычные архетипы мужского и женского, банальные, невзирая на их благородные седины. Но лёгкость достигается контролем, под которым истинный мастер за кулисами шоу держит обоих персонажей, позволяя им примерять на себя разные персоны и эпохи, обмениваться мужественностью и женственностью, олицетворять божественное и человеческое в созданном им мире, где «из миража, из ничего, из сумасбродства моего вдруг возникает чей то лик и обретает цвет и звук, и плоть, и страсть.» И начинает вдруг тихонько позвякивать о тонкий фарфор невидимой кофейной чашки несуществующая витая серебряная ложечка. Доносится шелест деревьев, растущих в тенистом саду на страницах старинного романа. Удар воображаемого хлыста, хранимого в глубинах подавленных желаний тысячи ли, сотни лет, резко вспарывает чувственно заряжённый воздух здесь и сейчас, вызывая восхитительный обморочный ужас от сбывающейся опасной мечты, в которой страшно признаться себе самому. И затягивая в свою пучину неотразимoй улыбкoй, нежно обволакивает порочность, настояннaя на декадентстве, иронии и глубинном понимании человеческой натуры, обречённой до скончания веков на таинство игр подчинения и властвования.

    20 июля 2015 | 00:12

    В творчестве такой противоречивой фигуры как Полански я новичок, и, кроме «Призрака» и «Резни», ничего не видел. Но мне определённо очень по душе, как он сближает театр и кино, создавая что-то новое, почти что третье.

    Метатекст — ключевое слово в восприятии этого фильма. В нём в кучу свалено, а затем аккуратно расставлено по своим местам всё то, что ассоциируется с названием «Венера в мехах». Это, в конце концов, фильм, поставленный по пьесе, сюжет которой — постановка пьесы по мотивам книги Леопольда фон Захер-Мазоха (и, как справедливо отмечено в фильме, это ещё и песня Лу Рида). Метатекстуальней некуда. И Полански ловко оперирует всеми тремя уровнями текста (книга, пьеса, фильм), размывая границы и давая зрителю то, чего не должен и не может дать ему театр: угол зрения. Как показано на кадре под постом, угол обзора здесь имеет уникальное значение, и, учитывая ограниченное пространство фильма, огромное удовольствие наблюдать за живой, подвижной камерой Павла Эдельмана, за сменой планов и освещения (освещение в фильме — тоже элемент метатекста). Просмотр фильма станет огромным удовольствием для синефилов, и в нём есть целые полчища маленьких деталей, высматривать которые — огромное удовольствие.

    Этот фильм лучше смотреть, не прочтя о нём ни слова, особенно в том, что касается сюжета, поэтому если вы не смотрели фильм, но собираетесь, пропустите этот абзац: напряжение от незнания, чем всё обернётся, имеет немалую роль в первичном восприятии. Полански и автор пьесы Дэвид Айвз не раскрывают карты до самого конца, подбрасывая всё новые загадки, постепенно раскрывая сюрреалистичность истории, заставляя зрителя гадать. В кинотеатре я ощущал себя почти что детективом, собирая из подсказок и недомолвок цельную картину. Нарушаются привычные нормы кинематографа (неужели в фильме будут всего два актёра? неужели всего одно место действия?), а Эмманюэль Сенье и Матье Амальрик уверенно несут на себе весь фильм, настолько сливаясь со своими героями, что если б мне не подсказали, что Сенье 47 лет, я бы никогда не обратил внимание.

    Фильм и, я полагаю, пьеса несут в себе крайне интересный и для меня во многом инновационный взгляд на взаимоотношения полов. Он не феминистский, но он ставит под сомнение столь устоявшийся образ сексуально-доминантной женщины и пристально исследует его, предлагая интересную пищу для размышления. Из тех немногих фильмов «о БДСМ» и проблематике отношений «доминант/сабмиссив», что мне довелось смотреть (а именно «Секретарша» и «Пианистка»), это, пожалуй, самый интересный и неожиданный.

    P.S. К слову, приятно удивило качество дубляжа.

    10 из 10

    20 мая 2014 | 16:55

    »… Женщина осталась, несмотря на все успехи цивилизации, такой, какой она вышла из рук природы: она сохранила характер дикаря, который может оказаться способным на верность и на измену, на великодушие и на жестокость, смотря по господствующему в нем в каждую данную минуту чувству…»

    Мастер человеческих душ, эстет-интеллектуал, режиссер в изгнании Роман Полански на пике вновь воспламенившейся моды на мазохистские причуды, как ответной реакции на столь опостылевший всем феминизм вкупе с идеей равенства полов, решил высказать свое веское слово и снял «пьесу в пьесе», камерную, необычайно психосексуальную и ироничную версию «Венеры в мехах», скандальной книги, а затем не менее скандальной пьесы о всех пороках сладострастия зависимости и подчинения… Взяв за основу столь своеобразный материал старый сладострастник Полански вволю похулиганил и развлекся, а заодно дал разгуляться таланту, да не только своему. Право слово, от игры Сенье и Амальрика в этих неестественных, душных, насквозь клишированных декорациях хотелось кричать от восторга и хлопать в ладоши — театр в кино оказал воздействие не менее сильное, чем на театральных подмостках.

    Итак, два актера, одна сцена. И больше ничего, ни одного голоса (даже в телефонном разговоре), шороха, намека, что в этом мире существует еще кто-то. Дождь, полумрак, готические тени плывут по сцене. Каждый штрих, каждая деталь идеально вписываются и создают неповторимый антураж. Весь фильм лично для меня соткан из 3 слоев, 3 измерений, в которых происходит действо. Первый весьма прозрачный и явный, затравка для пьесы, фон, причина. Прослушивание пьесы Фон Захер-Мазоха, уставший режиссер, отчаявшийся найти годную актрису, опоздание, вульгарная, не первой свежести тетка, не вынимающая жвачки изо рта, уверяющая, что записана на прослушивание и она-де нормальная актриса, просто начинает, она справится, несмотря, что весь ее опыт — роли в порнографическом театре… Слово за слово, реплика за реплику, незаметно перебранка перерастает в диалог, диалог — в прослушивание и перед нами неожиданно предстает Ванда, о, не актрисулька в дешевом кожаном платье, а самая настоящая леди, чей образ свел с ума бедного Северина… Режиссер Тома так неохотно взявший на себя роль второго лица «для подачи реплики» увлекается, входит в роль, и вот мы видим уже другое измерение — пьесу, оживших главных героев, Ванду и Северина, разыгрывающих страсти фатальных болезненных фантазий. Неожиданно, два актера смогли расширить грани возможного и мы лицезреем уже не двух персонажей, а четырех, столь похожих, сколь и различных, острые социально-психологические дилеммы, актуальные для времени романа, выглядят нелепо в условиях современного мира и нынешного взаимоотношения полов, о чем не преминет заметить язвительная Ванда. «Ваша пьеса просто чушь собачья!» Полански горько высмеивает реалии современной моды, когда границы полов оказалась так опасны стерты, что женщина перестает быть женщиной, мужчина стремительно теряет свои доминирующие позиции, однако их конфликт, берущий начало в глубине веков, все столь же актуален, ибо лежит в животной основе человека, его сексуально-звериной сущности и несмотря на сдерживающие оковы, запреты, веревки и связывания готов вырваться наружу…

    Ближе к четвертой части фильма начинает выступать на первый план уже «третье измерение», мистическое, наполненное загадками и скрытым эротизмом. Актеры меняются ролями, вещи возникают ниоткуда, Тома открывает в себе новые глубоко спрятанные и угнетаемые черты и вот уже Ванда красит помадой его тонкие губы и прикрывает плечи шарфом, в роли воображаемого меха.. Наступает линия абсурда и здесь проходит очень тонкая грань гениальности и безвкусия, которую с легкостью гимнаста берет Полански, проходя по этой почти невидимой черте, не сталкиваясь в пучину сюра и заведомой бредятины. Нечто подобное наблюдаем и у Булгакова в его гениальном романе, и здесь сама обнаженная Сенье, уже преобразившаяся в греческую Афродиту, первобытную язычницу, развратную вакханку, исполняет свой кульминационный победный танец с яростью и чувственностью всей свиты Воланда.

    Открытый, сатиричный финал — есть чему похлопать! Извечная борьба мужчины и женщины, наполненная классовыми предрассудками, религиозными запретами, моральными ограничениями, отрицанием своей сексуальности, чувственных перверсий преобразилась в руках мастера в умное, тонкое, не лишенное самоиронии кино.

    18 ноября 2014 | 22:46

    Необходимо сразу сказать, что фильм Романа Полански «Венера в мехах» — далеко не для всех. Он совершенно точно не подойдет для любителей экшена, красивых кэмеронских видов и сценариев Тарантино. «Венера в мехах» — тонкая по натуре картина, рассказывающая один день из жизни мужчины и женщины.

    Эстетически приятная, кинолента с первых кадров покорила мою душу. У этого произведения есть атмосфера, почва, за которую и будет держаться зритель все полтора часа просмотра. Эта космическая по своей гениальности задумка великолепно воплощена в жизнь игрой двух актеров — Матье Амальрика и Эмманюэль Сенье. Они вдвоем создали идеальный тандем, являющийся ключевым аспектом фильма, именно на них завязан сюжет и операторская работа, так как помимо двух людей в картине присутствует только сцена, на которой и разворачиваются все события.

    Также следует заметить, что, несмотря на совершенно очевидное, витающее в воздухе чувство вожделения одного человека к другому, в фильме нет ни одной сцены, способной смутить зрителя. Спертый воздух, натянутые как струны чувства, жар страсти — и расстояние между мужчиной и женщиной, которое не превысит толщины нитки. При просмотре фильма меня не покидало ощущение, будто я вместе с героями хожу по канату над пропастью.

    Итог — фильм тонкий, вдохновляющий и эмоциональный.

    10 из 10

    23 мая 2014 | 14:31

    Мне нравятся поздние фильмы Полански- преимущественно камерные, а вот эта пьеса на двух исполнителей не понравилась. В ней маловато яиц и все они сложены в одну картину. От степени приязни к супруге режиссера и готовности наблюдать ее бенефис зависит восприятие фильма целиком. Амальрик подыгрывает, сценарный трюк с раскрепощением вульгарной простушки и ее расцветом заявлен анонсом в начале фильма. Уровень диалогов воображения не потрясает, демонстрация актерской техники и навыков имеет место. Остается фиксировать мелочи навроде того, что Амальрик, да, похож на Полански, а у Сенье с годами оформилась грудь. Дубляж в исполнении Каменковой точности и нюансировки диалогам не добавляет, сленговые штрихи речи грубоваты.

    Уступает по всем параметрам менее театральной, но блистательной и похожей в принципе организационно и по типажам работе дуэта Захарова- Жарков во второй серии незабываемого «Криминального таланта».

    5 из 10

    11 июня 2014 | 09:06

    Я читала Венеру в мехах пару лет назад и, когда увидела одноименный фильм, решила, что обязательно нужно посмотреть. Сказано — сделано.

    Я не читала описания к фильму и для меня стало совершенной неожиданностью, как все происходило — в одно театре, два героя и одна пьеса.

    Фильм заинтриговал с первых минут, несмотря на то, что лишь минуте к пятой я разобралась, что это немного не то, что я думала. Но к тому времени уже не захотелось отрываться — он целиком и полностью поглотил мое внимание.

    Поначалу я смотрела на героев и видела их не совершенства — Ванда довольно сильно в возрасте, Тома так вообще выглядит как-то не выразительно, но потом меня полностью поглотила их игра. Вот это невероятно! Как они перевоплощаются, как они сначала читают роли из пьесы, а потом переходят на жизнь или на импровизацию. Вот это реально потрясающе. Просто других слов нет.

    Фильм очень хорошо отразил книгу и именно жажду мазохистов получать боль.

    Единственное чего я не очень поняла так это концовки, но думаю, посмотрев внимательно еще раз я смогу ее понять.

    Спасибо Роману Полански за этот потрясающий фильм.

    8 июля 2014 | 08:59

    Сразу хочу сказать, что я люблю фильмы режиссера Романа Полански, и начиная смотреть что-то новое его, готовлюсь всегда к чему-то интересному и очаровательному. Найдя это кино, я был в предвкушении и с удовольствием посмотрел эту картину. Увидев же ее наконец, хочу сказать режиссеру спасибо. Фильм чудесный.

    «Венера в мехах» — атмосферная и туманная драма 2013 года, которая уносит нас в театр под покровом ночи. Тут один режиссер прослушал много посредственности и уже не надеялся найти подходящую актрису к своей постановке, основанной по роману Леопольда фон Захера-Мазоха «Венера в мехах». Собравшись уже уходить, его останавливает опоздавшая актриса, и она просит его прослушать ее, и мы видим их необычное знакомство и проведенную ночь, играя что-то глубокое и запретное…

    Полански действительно умеет снимать свое кино. Он создает невероятную, чарующую атмосферу, и его кино гипнотизирует зрителя и полностью погружает в свою историю. Мы видим, как герои раскрывает грани сложного романа и анализируют его персонажей и их действия, и за всем этим раскрываются еще тайны, связанные с режиссером и его новой музой унижения. Жена режиссера Эмманюэль Сенье талантливая и весьма раскрепощенная актриса. Я давно ее заметил, и в ней есть иска и некоторое обаяние. Данная роль в фильме была непроста и загадочна, и Санье справилась с ней на ура. В конце особенно было неожиданно, и слов не хватит это описать. Матье Амальрик актер противоречивых и непростых ролей, и данная роль была именно его. Он сыграл тоже правдоподобно и составил Эмманюэль необычный и свежий дуэт. «La Venus a la fourrure» — кино крайне интригующее и загадочное. Оно смотрится все как в тумане, храня свои секреты, изумляя и очаровывая зрителя. Фильм необычный и сильный в том плане, что все держалось на диалоге всего двух актеров.

    Дождливая ночь. Два разных мира, два разных героя. Театр. Напряжение и загадочность мистики.

    Приятного просмотра!

    9 из 10

    21 сентября 2014 | 18:07

    Скажем максимально доступно — будь Полански моложе, роль Тома (Северина) он сыграл бы сам. Его «Венера в мехах» — чистосердечное признание, преисполненное и самоиронии и самокритики. Могла бы стать достойным финальным аккордом в более чем полувековом пути выдающегося мастера, хотя насколько известно, неутомимый уже готовится к запуску нового проекта.

    Параллели с творчеством и особенно биографией французского поляка лезут сами. Взялся за экранизацию известнейшей повести Леопольда фон Захер-Мазоха, (от фамилии которого, нетрудно догадаться, и произошёл термин «мазохизм»), Роман очевидно потому, что с его персонажем он лучше всего ассоциирует самого себя. Вернее с персонажем пьесы-инсценировки Дэвида Айвза. Исполнитель же главной роли Матье Амальрик (кстати, наполовину француза, наполовину — поляка) похож на молодого Полански не только фактурно, но и чертами лица. А уж, когда бедолагу ближе к финалу гримируют под женщину, напрашиваются аллюзии из «Жильца», где Роман сам выделывал подобный фортель.

    Фильм середины семидесятых резюмировал и всю квартирную трилогию и подводил черту под первой вехой в его карьере. Он стал квинтэссценцией, резюме, страхов, мыслей, идей Поланского. Но всё же это была работа 43-летнего человека, скорее обозначающего проблему, но не находящего из неё выхода. «Венера в мехах» — это кино премудрого старца, способного посмотреть на себя и окружающих со стороны и вдоволь похохотать над своими и чужими пороками. Роман остроумно подкалывает и демос-кратос общество и современный французский кинематограф, потерявший в погоне за социалкой прежнее лицо. Но в большей степени Полански, которого до сих пор жаждет американское правосудие за похотливые похождения молодости, в «Венере в мехах» демонстрирует — вот до чего доводят желания. Бойтесь их, ибо могут сбыться. Особенно в том, что касается женщин.

    8,5 из 10

    29 августа 2014 | 19:58

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>