Какой чудесный день

It's Such a Beautiful Day
год
страна
слоган-
режиссер Дон Херцфельд
сценарий-
продюсер-
оператор Дон Херцфельд
композитор-
жанр мультфильм, фэнтези, драма, комедия, ... слова
премьера (мир)
время62 мин. / 01:02
Эта история о Билле — человеке средних лет, неприметном служащем, который узнает о наследственном психическом заболевании и настойчиво пытается понять для себя, продираясь через бесконечный поток делирия — есть ли смысл в дальнейшей жизни? И если есть — в чём он?
Рейтинг мультфильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Трейлер 01:12

    файл добавилthefunnytoaster

    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят на 35-мм плёнку с применением оптических эффектов и комбинированной съёмки.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей


    Среднестатистический Билл проживает свою среднестатистическую жизнь, не выходя за рамки среднестатистических погрешностей: идет на работу и возвращается домой; моет посуду и убирает квартиру; встречается с девушкой и выбирает продукты в супермаркете. Простые рутинные дела, в том или ином варианте выполняемые каждым. Но однажды Билл приходит к мысли, что его жизнь пуста и беспросветна, когда врачи ставят ему диагноз — постепенная потеря памяти и неотвратимая потеря личности.

    Синопсис, таким образом, обещает нечто высокодуховное, остроинтеллектуальное и о поисках смысла жизни. В графике, стилизованной под детские каракули и в одиноком голосе рассказчика, комментирующего все, что происходит в голове у единственного героя Билла, предполагается увидеть своеобразный манифест одинокого человека в большом городе, стандартного винтика в сложной махине социума. И все это так глубокомысленно, умнО и адски нудно, что зритель вроде бы собирается заснуть, пока внезапно не обнаруживает, что ему нравится на это смотреть. Не интересно по сути, но парадоксально нравится по форме. Рассказчик дотошно фиксирует все, что приходит на ум Биллу, придирчиво вертит каждое (не значимое, но каждое!) событие, и зритель потихоньку осознает, как много бесполезного хлама занимает мысли среднестатистического человека. Пустые обиды (не поздоровался знакомый) и полные коробки крекеров. Боксерский матч (с комментариями на незнакомом языке) и фотография ламантина на стене (довольно-таки неприятного на вид). Дохлые лошади, дохлые птицы, собственная кремация — смерть вообще занимает непозволительно много места в людских мыслях как в целом, так и в частности у Билла, учитывая тотальную неизбежность события и сферическую невозможность что-то с этим поделать. Зацикленный на мелких негативных проявлениях окружающего мира, Билл первоначально не способен разглядеть безусловное величие самого акта жизни.

    Дон Хертцфельд единый в четырех ипостасях — режиссер, сценарист, продюсер и оператор — поставил перед собой грандиозную задачу — в 62 минуты рисованного хронометража уместить идею о смысле существования обычного человека, вписать в эту историю неизлечимую болезнь и страх смерти и не скатиться при этом ни в уныние, ни в морализаторство. Не сказать, что ему все полностью удается, но форма подачи как минимум запоминается. Демонстрация будней, на первый взгляд совершенно случайных, иногда излишне физиологичных вроде непроизвольного мочеиспускания, иногда откровенно непристойных, как например, 7-часовая мастурбация, в совокупности раскрывает картину большой трагедии маленького человека — наследственного психического заболевания его семьи, его физической ненужности в прошлом и психологической изолированности в настоящем. Лишенный тепла даже близких людей (заблаговременная покупка родственниками гроба говорит о многом), не нашедший себя в профессии и в конечном итоге оказавшийся в ловушке собственного разума — неудивительно, что Билл уверен, что его жизнь бессмысленна и потому столь же бессмысленно за нее бороться.

    Хертцфельд посчитал, что внешний дизайн мультфильма не должен отвлекать внимание от его содержания. Возможно, именно поэтому «Какой прекрасный день» выполнен в нарочитой манере примитивизма, подчеркнутой схематичности, видео- и аудио-аскетизма. Более того — окружающий мир практически никогда не открывается зрителю полностью, как будто угасающий разум Билла не в силах охватить всю картину происходящего целиком, выделяя отдельные наиболее важные фрагменты не точкой, но кругами зрения. Кроме того в качестве своеобразной подсказки зрителю, в переломных сценах пленка как будто искрит и потрескивает, сигнализируя о том, что с восприятием Билла происходят кардинальные изменения. Хронология повествования столь же прихотлива, как и выбор конкретных сюжетных сцен — и также работает на конечный результат — показать жизнь во всем ее бесконечном разнообразии. В совокупности все это рождает ощущение вневременности — с той же долей вероятности фильм мог быть снят и 50 лет назад.

    «Какой прекрасный день», на создание которого Хертцфельд потратил 6 лет, первоначально вышел в 3 отдельных частях, которые позднее были объединены в полнометражное произведение. Его специфическая привлекательность заключается в многослойности восприятия и многозначности трактовок. Историю, начинающуюся с места в карьер, полным включением в сознание персонажа и логически завершающуюся задолго до того, как пойдут финальные титры, можно счесть как философской притчей о предназначении человека, так и печальной летописью одного безумия или воплощением подсознательных страхов автора. Другое дело, что нарратив ленты, ее центральная идея о том, что смысл жизни — в самой жизни, в каждом дне, неповторимом и конечном, богатстве цвета и уникальности фактуры, в каждом и единственном мгновении — так вот эта идея подана чересчур прямолинейно. Глубокая иносказательность начала, постепенное подведение к сюжетной сути предполагает нечто большее, чем конечное осознание чудесности ковриков в ванной. И хотя символизм все еще имеет место быть, финального катарсиса не случается — слишком предсказуемой оказывается позиция Хертцфельда. Теорема о главном вопросе бытия по-прежнему остается недоказанной.

    15 декабря 2015 | 06:36

    Какой чудесный мультфильм. Хотя я бы не стал однозначно вписывать его в какую-либо категорию: мультфильм, фильм, история о сходящем с ума Билле, галлюцинации автора, которыми он решил поделиться — какая разница, это чувствуется замечательно. Именно чувствуется, а не выглядит, поскольку визуальная манера представления истории, наряду с другими составляющими, направлена на передачу ощущений главного героя.

    Рассказ ведется от третьего лица, стороннего повествователя, и ведется он отрывочно, каждый раз начинаясь будто из ниоткуда и никуда не ведущий. Но постепенно из разных отрывков складывается эта странная история, как будто поврежденный болезнью мозг не способный воспринимать окружающее во всей его целостности постепенно складывает общую картину, соединяя элементы так, как ему кажется разумным и заполняя пробелы тем, что ему кажется подходящим. Так что погружение в болезнь главного героя Билла происходит не только путем показывания странных вещей или рассказывания странных несвязных историй, но и через саму структуру построения сюжета.

    Отрывочные истории дополняются таким же отрывочным визуальным рядом. Редко когда можно увидеть экран целиком, чаще всего это будто выхваченный лучом света увядающего разума круг или овал, иногда их становится несколько, будто герой, не способный воспринимать мир целиком, из отрывков старается выстроить цельную картину, но на качество этого видения влияет болезнь Билла, ну об этом я уже писал выше. Также стилистика рисовки простым карандашом постоянно меняется то на цветные карандашные рисунки, то на фотографии, то на видео возникающие и исчезающие в разных местах экрана, соединяясь в одну картину видения мира сумасшедшим Биллом.

    Это слишком нетривиально чтобы быть выдумкой. Не знаю насколько автор лично знаком с деменцией, но получилось очень необычное завораживающее зрелище. В этом и есть самый большой плюс работ Херцфельда — такое редко где увидишь, притом, что этот условно говоря мультфильм, не трешовое порождение больного разума, хоть оно и старается им казаться, а хорошо построенное и необычно оформленное повествование. Это безусловно чудесный новый опыт для замылившихся от стандартной и стереотипной продукции глаз и разума, который, на мой взгляд, стоит испытать.

    14 июня 2015 | 07:01

    Трилогия мультфильмов про Билла погружает зрителя в состояние главного действующего лица и показывает мир его глазами. Такой странный мир человека с расстройством психики. Херцфельд заставляет вжиться в этот мир, ощутить и отстраненную тщетность и пустоту всего, и наполненность счастьем жизни. Ирония в повествовании присутствует так естественно, что абсурд представляется повседневной действительностью.

    Графика максимально проста, показывает общий образ без лишнего, благодаря чему даёт волю воображению. Видео-вставки впечатляют буйством цвета и красотой форм в контрасте с простотой черно-белой графики, производят эффект изменения восприятия.

    Пронаблюдав(а точнее выразиться, прочувствовав) эту короткометражную жизнь Билла, задумываешься о своей. Данное произведение философское, способное поднять множество размышлений, а также вызвать глубокие чувства, например, тихое ошеломление, как у меня.

    10 июля 2017 | 22:42

    Палка-палка-огуречик, по имени Билл, — среднестатистический индивид неопределённого возраста, с неприметной работой и внешностью, имеющий выраженную склонность к рефлексии и параноидной шизофрении. Он тихо-мирно существует в условной реальности, населённой такими же добродушными покер фейсами из палочек и кружочков, как он сам. Но день ото дня он всё явственнее ощущает себя несчастным и обманутым Труманом, и актуальность вопроса «как начать жить, а не просто существовать» растёт для него в геометрической прогрессии. Как назло, попыткам изменить жизнь к лучшему мешает наследственное психическое заболевание, от которого все в роду Билла умирали, раздавленные поездом. От нечего делать он наблюдает за муравьями в раковине и спит в шляпе, стремясь силой мысли разорвать заколдованный круг работа-еда-телик и далее по списку. Узнать режиссёра Дона Херцфельда в главной роли удаётся не сразу, зато с самого начала очевидно, что перед нами ценный образчик современного киноискусства.

    Режиссёр явно принял наиболее разумное из возможных решений, поместив своего персонажа в предельно упрощённую и абстрактную вселенную. Так и зрителю понимать проще, чтобы в деталях не разбираться, и границы вселенной расширять безопаснее, чтобы самого ненормальным не сочли. Приём отнюдь не нов, зато эллипсоидные тела с шарообразной головой и парой чёрточек вместо глаз по-прежнему наиболее стойко ассоциируются с нынешней аудиторией. Но подобная условность совсем не мешает мультфильму и даже делает его немного трогательным. Что не удивительно, ведь мы наблюдаем очередную трагедию личности, потерявшей себя в круговороте рутины, обязанностей и привычек, выдуманных исключительно с целью поглубже зарыть голову в песок.

    Как оказывается, даже такой аляповатый постмодерн может быть не лишён выдумки. Режиссёру не откажешь в умении каждый раз неожиданно и смело визуализировать бредовые фантазии Билла, что постепенно втягивает в процесс и даже заставляет с любопытством ждать следующего абсурдного кадра. Настроение героя передаётся здесь самыми разными способами — от бесперебойных ироничных реплик из закадрового монолога до причудливого смешения экранных безумств и классической музыки. Вся история делится на главы, и каждая следующая стремится превзойти предыдущую богатством цветовых оттенков и забавной параноидальностью. Поначалу неуверенно мелькают отдельные белые всполохи, беспорядочно разбросанные по чёрному полотну и освещающие только узкий круг интересов Билла. Затем круг расширяется — расширяются и границы изображения, а вместе с ними экспоненциально возрастает сдвиг по фазе в голове Билла. В попытках Херцфельда представить безумие в качестве открытия некоего внутреннего зрения и обретения красоты мира в деталях проблёскивает вполне здоровая ирония. Глядишь, и палочки с точками перестают иметь значение и даже стараются отдалённо походить на живое существо. А эллипсоидному человечку начинаешь сочувствовать, почти как настоящему. Трудно и не согласиться с точностью формулировок и меткостью его наблюдений об окружающем мире. Мол, безумен я, безумен и мир, но в то же время — как он удивительно разнообразен в моём больном воображении! Жаль только, что эти «почти» и «отдалённо» так и не выходят за рамки геометрических условностей.

    За час с небольшим история обыкновенного безумия в буквальном смысле разрастается до вселенских размеров. Билл попадает в больницу, и день за днём (возможно, год за годом) утрачивает свою личность вместе с ощущением реальности. Эпизоды из жизни чокнутых родственников и собственного детства предательски путаются в голове с событиями из настоящего. Непонятно, какие правдивы, какие выдуманы, а какие додуманы. Дьявол проявляет себя в досконально выпуклых деталях бытия, уже не имеющих никакого смысла из-за циклически повторяющегося восхищения-забвения. Лица сливаются в однообразную бесформенную массу, голова отделяется от тела, мысль преодолевает пространственно-временной континуум и устремляется в бесконечность и далее. Пожалуй, самая наглядная демонстрация сумасшествия: коллаж из бессвязных воспоминаний, мест, речей, чёрно-белых и цветных фотографий, анимационной графики и кадров реальных съёмок. Разумный предел преодолён, мы поражены, восхищены и сбиты с толку, а значит задача выполнена.

    Если же немного прийти в себя, то выводы кажутся не столь однозначными. Нет повести печальнее на свете, чем повесть о безумном человеке. И всё тут вроде бы правда, и смех, и слёзы, и вселенская печаль. Но, желая показать, как трудно смириться с мыслью о смерти и как нестерпимо хочется быть вечным странником на вечном пути познания мира, Херцфельд на деле сваливает все мысли в кучу, вызывая тем самым потрясающий визуальный эффект. Эффект, скоро проходящий, не сделавший большого открытия в жизни и даже не обозначивший возможное его направление. Наверное, поэтому мультфильм так располагает ко множеству несвязанных трактовок, то походя на сиквел «Древа жизни», то вызывая аллюзии на «Палату N6», а то вообще замахиваясь на финал «Космической одиссеи». Несомненно, забавная, грустная, красивая и технически грамотная фантазия на тему человеческого гения, одиночества и бессмертия, но без видимости какой-либо морали и цельной композиции. Для постмодерна совсем недурственно.

    14 декабря 2015 | 13:47

    Давеча пересмотрел один из своих самых любимых мультиков — Какой Чудесный День.

    СЮЖЕТ

    Билл — обычный парень, у которого начинает проявляться наследственная болезнь, из-за которой он медленно, но верно сходит с ума… нам предстоит испытать с ним его путь от здравомыслия к полнейшему безумию.

    О ФИЛЬМЕ

    Этот мультфильм — magnum opus Дона Хертцфельдта, культового аниматора, который один раз был номинирован на Оскар и СЕМЬ раз участвовал в кинофестивале Сандэнс (абсолютный рекорд фестиваля). Мультфильм состоит из трех актов, которые Дон собственноручно делал более 6 лет.

    Простейшая графика, одинокий голос рассказчика, классическая музыка на фоне, минимум действия — почему же этот мультик так хорош? Вот вам 5 причин:

    1. Великолепная подача.

    Мы постоянно находимся в голове Билла: рассказчик доносит до нас мысли Билла, его настроение, его понимание действительности… максимально-допустимый уровень сопереживания. Мы будто живем его жизнью.

    2. Непередаваемая атмосфера потерянности.

    Что самое ценное для человека? Естественно, его рассудок. На нем зиждется все наше восприятие этого мира. И когда мы его теряем, становится страшно, до жути страшно. Потому в отдельные моменты мультфильм становится крайне напряженным.

    3. Крайне насыщенный сценарий.

    В один час Дон Хертцфельдт запихнул столько мыслей, идей и образов, что хватило бы на десяток-другой полнометражных фильмов, эта картина хоть разок да скажет что-то, о чем вы сами не раз думали… но вряд ли кому-либо говорили.

    4. Стиль.

    Хоть все и сделано крайне схематично, «живость» картинки порой реально восхищает, режиссер умеет рассказывать историю максимально подробно, используя самые наглядные визуальные образы.

    5. Концовка.

    Она поразительна, она одинаково грустная и воодушевляющая, это сложно передать словами, это надо видеть…

    ИТОГ

    Ну, короче, кино не для всех. Я бы даже сказал маргинальное кино. Смотреть в компании вряд ли можно, такое нужно смотреть одному… но если вы таки досмотрите до конца, то, как минимум, эта картина не оставит вас равнодушным. Это уж точно… да и когда еще вы глянете мультик со стопроцентным рейтингом на Rotten Tomatoes?

    10 из 10

    15 января 2015 | 21:21

    Заголовок: Текст: