всё о любом фильме:

Класс коррекции

год
страна
слоган-
режиссерИван И. Твердовский
сценарийДмитрий Ланчихин, Мария Бородянская, Иван И. Твердовский
продюсерНаталья Мокрицкая, Ульяна Савельева, Мила Розанова, ...
операторФедор Стручев
композитор-
художникРенат Гонибов, Анна Чистова
жанр драма, ... слова
бюджет
$1 500 000
сборы в России
зрители
Россия  24.7 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время85 мин. / 01:25
После многолетнего домашнего обучения девочка-колясочница Лена Чехова переводится в среднюю общеобразовательную школу, в класс коррекционного обучения, объединивший в себе детей с различными отклонениями. Там она не только встречает свою первую любовь, но и впервые в своей жизни сталкивается с жестокостью окружающего мира.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (447)
ожидание: 93% (1289)
Рейтинг кинокритиков
в России
94%
15 + 1 = 16
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снят по мотивам одноимённой повести Екатерины Мурашовой.
    • Съёмки проходили с августа по сентябрь 2013 года в Москве, Наро-Фоминске и посёлке Киевский. Съёмочный период занял 25 дней.
    • Главная героиня — Лена Чехова — названа режиссёром картины в честь его первой любви.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 808 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    В не столь продолжительной истории отечественного «гласного» кино к настоящему моменту насчитывается, пожалуй, предостаточно и хороших образцов молодежных драм, и гуманистических лент о людях с тяжелыми заболеваниями, и остросоциального кино про школьное и семейное воспитание, и беспринципных откровений о жизни в провинции. Некоторые из них («Жить» Василия Сигарева, «Я буду рядом» Павла Руминова, «Похороните меня за плинтусом» Сергея Снежкина) явили собой удачные примеры по-настоящему интересного и правдивого представления современной российской действительности, по сути во многом сформировав новые традиции постсоветского внежанрового кинематографа, иные же (сериал «Школа» Валерии Гай Германики, «Розыгрыш» Андрея Кудиненко) скорее напротив — осуществили невольную попытку основательно дискредитировать внимание искусства к этим темам.

    Иван И. Твердовский (именно так называет себя в титрах недавний выпускник мастерской Алексея Учителя, дебютант полнометражного игрового кино, но уже весьма опытный документалист) экранизацией одноименной повести популярного семейного психолога Екатерины Мурашовой, вбирающей в себя одновременно всю вышеобозначенную проблематику, уходит от нежелательных ассоциаций и штампов и добивается без преувеличения восхитительного результата. Даже, казалось бы, успевшая стать старомодной и растиражированной по всему миру полудокументальная стилистика с применением длиннокадровых съемок и эффекта ручной камеры здесь в сочетании с невероятно естественной актерской игрой (в основном незнакомых для кинозрительской аудитории исполнителей) и минималистичностью антуража российской глубинки смотрится очень свежо и честно.

    Создав сентиментальную, чрезвычайно трогательную, пронзительно чистосердечную, мощнейшую по силе воздействия картину, Твердовский не только запечатлевает здешнюю «жизнь как она есть» — немоту и глухоту задворок современного общества с ее печальными растерянными обитателями, заросшими пустырями и грязными полами, аккуратно завладевая чувствами зрителей вне зависимости от их эстетической искушенности, но и тонко манипулирует ходом действия, включая в него броские диалоги с двояко считываемыми репликами героев («по кладбищу не разбегаться, в могилу можно не смотреть», «класс коррекции не участвует в линейке», «отвернись — считай поезда»), резкий, но в то же время безвинный черный юмор, наконец, прекрасную галерею бездушных свидетелей разворачивающейся драмы, переведенных в яркие метафоры. Жесткая, тяжелая инвалидная коляска девочки, страдающей от слабости мышц ног; смертоносно притягательный поезд, стремительным ревом разбивающий лишенную надежд пустоту мира персонажей картины; маленькие блестящие сосательные конфетки, словно чудесным образом явившиеся сюда из детских фантазий и потому сразу завоевавшие сердце главной героини; заключенная в траурную рамку фотография погибшего подростка, с хладнокровной находчивостью используемая его одноклассниками как поднос для поминального обеда; наконец, ослепительно белые мамины чулочки, неожиданно придающие одной из сцен ленты такой градус нежного эротизма, какой и близко не повстречаешь в большинстве рафинированных мейнстримовых мелодрам.

    При всем этом, «Класс коррекции» — фильм в целом отнюдь не депрессивный, не жестокий и даже не обличающий. Авторы, творчески выражая фундаментальные постулаты психологии взаимоотношений, ни в коем случае никого не принижают и не обвиняют, но вкладывают в картину исключительно добродетельные мотивы, мудрость, призывы к сознательности и милосердию, адресованные всем людям независимо от их возраста, профессии и физиологических особенностей.

    Оттого каждую секунду просмотра не покидает ощущение присутствия в фильме вынесенных за кадр добра, любви, справедливости, сакрального понимания и веры в лучшую частную и общественную жизнь. Главная героиня (своего рода ангел, спустившийся с небес чуткого домашнего воспитания в дикий мир злобы и неприкаянности) в финале все-таки осознает разрушительную бессмысленность своей мнимой нужды существования по чуждым правилам «нормальности» и погрязшего в комплексах эгоизма. Эпизод уверенной, почти революционной поступи одного из ярчайших экранных представителей современной молодежи выражают глубоко отзывающиеся надежды автора на то, что переход в более счастливое, нравственно обогащенное завтра уже вопрос ближайшего времени. Ведь целомудренно прелестными, окрепшими от духовного перерождения ногами Лены Чеховой мы уже там.

    9 из 10

    21 сентября 2016 | 23:05

    Где наш-то коридор? Он — где?

    Это — не просто фильм. Это — совершенно иной мир, в который Твердовский окунает зрителя с размаху по самую макушку. Смотришь — и страшно становится, и не понимаешь, как он, такой мир, может существовать наряду с твоим собственным?

    Дети, чья жизнь ограничивается внутренней черствостью и издевками. Для которых единственный способ почувствовать себя живыми — лечь под колеса поезда, закрыв уши руками, только если ты действительно этого хочешь. Педагоги, для которых все эти ученики коррекционного класса — обуза, камень на шее, ненужный груз. Они их и за людей-то вряд ли считают. И среди всего этого — Лена Чехова, колясочница, которая мечтала о школе — как о спасении, а попала в ад. Даже последняя ее надежда, одобрение комиссии на переход в общеобразовательную школу, рушится как карточный домик.

    С самой первой минуты фильм держит в напряжении, не позволяет оторваться. Даже картины физического насилия на удивление гармонично вливаются в общий сюжет, делая его сильнее. И вот — кульминация. Мама Лены, уставшая, разбитая, рыдает на полу, спрашивая: «В каком месте наш с Леной коридор?». И тогда ты действительно осознаешь, что речь и не о коридоре вовсе, и не об этой школе. Речь — о реальной жизни, в которой не предусмотрено место под солнцем таким детям, как Лена Чехова, Антон Соболев, Мишка… Такие дети и становятся жестокими потому, что по-другому им не выжить. Либо ты, либо тебя.

    Я действительно очень давно не видела настолько качественного российского кино. И если Вы его еще не видели, то смотрите, смотрите обязательно. Оно того стоит.

    9 из 10

    1 апреля 2015 | 17:42

    В одном из первых интервью прессе после успеха «Класса коррекции» двадцатипятилетний режиссер Иван Твердовский заявил, что считает литературную основу фильма, одноименную повесть вдвое его старшей Екатерины Мурашовой, «на редкость бездарной». Так-то вот. «Ваня, да я же тебя крестил! — А я вас об этом совсем не просил!» Собственно, этот жест молодого режиссера как нельзя лучше задает общий настрой и тон восприятия его кинематографического детища. Поневоле предвкусишь сознательных кощунств, плевков в морды наставникам, хранившим юность нашу, кустарных исправлений карт звездного неба. И — не обманешься.

    Впрочем, вожделеющим новую Германику придется охолонуть. Та попирала авторитеты, ни разу на них не опираясь: от любой вторичности она была защищена, по её же собственным словам, «бронёй своего невежества». Твердовский, напротив, наследует всей немалой традиции советского школьного кино, начиная с Райзмана и Фрэза, подробно останавливаясь на «Чучеле» и заканчивая перестроечными авариями/куколками/арлекинами, более того, черпает из этой традиции щедрой поварешкой. Собственно, в своей истории, в авторской её трактовке, в психологических маневрах дальше Перестройки Твердовский и не уходит, к более современным образчикам ("Классу» Ильмара Раага или мексиканскому шедевру «После Лусии») у него отсылает разве что мокьюментарная манера съёмки. К слову, сам режиссер вполне отдавал себе отчет в том, что фильм его серьёзно отдает нафталином: в том же интервью он называет себя манипулятором — радостно так называет, развязно. Так, мол, и надо было, ничего я ниоткуда не тырил, а снимал специально в знакомой целевой аудитории манере, чтобы сподручнее было бить по нервам и чувствам.

    Однако при всей своей наивности Твердовский не мог не понимать, что он первым взял на рассмотрение отечественным кино очень тяжелую, очень спорную, очень резонансную общественно тему. Что тема эта настоятельно требовала серьёзной и вдумчивой работы. Что стать поводом для стёба, приколов, пиара она не могла ни при каком раскладе. Должен он был рассчитывать и на то, что его, наконец, начнут воспринимать всерьёз — более того, именно по его картине будут судить о положении несовершеннолетних инвалидов в России. А потому и акценты он расставлял, вероятно, всё-таки не случайно. Если исходить из этого, то главной заявленной Твердовским проблемой стоит считать недобросовестную имплементацию законов об инклюзивном обучении детей с ограниченными возможностями, тихий саботаж благих государственных решений почвой и судьбой: пандус вроде бы сделали, да так, что коляской на него не въедешь и с посторонней помощью, в обычную школу вроде бы приняли, но класс выделили отдельный, со специальным входом, решетками и контингентом, аттестационную комиссию вроде бы назначили и провели, но в решениях руководствовались не столько интересами ребёнка, сколько удобством обслуживающих его взрослых. Главная героиня Лена Чехова, прикованная к инвалидному креслу прогрессирующей мышечной дистрофией, более всего страдает именно из-за того, что ей не дают по-настоящему интегрироваться в нормальную жизнь. Которую она, кстати, совершенно не идеализирует: Лена упрямо хочет остаться в школе и после того, как товарищи грубо над ней надругались, а любимый низко её предал. Пафос Твердовского — однозначно в том, что и инвалиды должны жить по возможности полной жизнью, дышать по возможности полной грудью. А потому — подсадим их к «нормальным», а там уж им самим выбирать судьбу ужа либо сокола.

    Всё так. Но, полагаю, мало найдется людей, способных остаться равнодушными в сцене группового изнасилования колясочницы на железнодорожных путях. Само собой вопиет что-то в душе, алчет и взыскует. Причём (и это важно!) сценарно случившееся — не вопрос воспитания, а вопрос подростковых рисков, мало связанных с физической (не)полноценностью. Лену насилуют не как инвалида, а как самую красивую девочку класса, заводилы преступления — фрустрированный её отказом гопник и завистливая толстуха-одноклассница. Велик, ох как велик соблазн вывести из этого диагноз обществу, изощренно жестокому по отношению к инвалидам ("Вся Россия — класс коррекции!» — написал в комментариях один из заокеанских эмигрантов — несомненно, испытывая при этом особое, смердяковское сладострастие)! Но по сути — обоснованно ли это? Выпуская инвалида в мир, имеем ли мы при этом в виду, что он, априори менее способный себя защитить, должен будет проходить через все обычные подростковые горнила? Или всё-таки — защитное крыло, тепличный режим и в результате — тот же класс коррекции?

    16 февраля 2015 | 00:16

    Социальная драма прочно укоренилась в современном российском кино. Так получается по многим причинам, самая главная из которых: актуальность. Система образования как одна из самых классических систем (клеток), куда попадает каждый гражданин, позволяет ярко развернутся трагедии, драме.

    Главная героиня Лена — инвалид-колясочник с детства. Проучившись на дому шесть лет она попадает в спец. класс, где со всем юным пылом бунтует, борется и любит. Жизнь идет ей на встречу, не забывая дать набор фатальных оплеух под конец.

    Казалось бы, в «Классе коррекции» речь идет о драме людей с ограниченными возможностями во времени и стране, где ограничены возможности в принципе. Однако, если представить себе общеобразовательный класс, где учеников природа не наградила различными синдромами, смысл и основные сцены, к сожалению, могли бы остаться прежними.

    Т. е. получается, проблема не столько в ситуации инвалидов, сколько в ситуации воспитания и взросления личности в системе. Жестокость и глупость учеников «как зэков», контроль и «коррекция» которых всегда была и будет искусством и даром учителей и родителей, в какое бы время и где бы не происходили события.

    И все же больше всего вопросов возникает к истерично-административной системе руководства, представленной учителями и родителями (Антона). Интересный момент в том, что воспитанием занимаются исключительно женщины. И поменяй они свое отношение, поменялся бы и ход трагедий, которые происходят в реальной жизни здесь и сейчас.

    Полезно вспомнить фильм «Дурак» 2014г., где в семье дурака (главного Героя) сохраняется противоборство морального-доброго отца и хитрой-истеричной женщины (типаж мамы Антона). Там в результате Разум погибает в борьбе с системой-абсурдом. В «Классе коррекции» Разум в принципе не борется, а побеждает ЧУДО.

    Насчет проблемы инвалидов стоит вспомнить, что «одной из мер прогресса общества является отношение к инвалидам». В экстренных ситуациях человек человеку волк и ему наплевать кто перед ним (уборщица, мама Антона, директор). Однако, это проблема самоконтроля и пределов в экстренных ситуациях, а не отношения к инвалидам. Все-таки фильм про истерику-систему-страдания-любовь.

    Итого: вполне убедительные герои (Марина Поезжаева красавица, Никита Кукушкин органичный персонаж), вполне реалистичная операторская работа, вполне цепляющий сюжет, вписывающийся в актуальную ситуацию. Примечательно, что абсурд и безвыходность заканчивается чудом, в которое так многим людям хочется верить, и, надо полагать, не напрасно.

    7 из 10

    26 января 2015 | 01:11

    Никому не нужные дети. Они не понимают что хорошо, а что плохо. Они глумятся над смертью. Они не ценят жизнь. Впрочем, как и многие подростки. К сожалению. Они совершенно безответственные. Да у них даже собственного мнения нет! Все они — как стадо баранов. Да, они особенные и прочее бла-бла-бла. Но какие-то моральные ценности у них должны быть. Когда у Антона случился приступ, что они решили? Правильно «У нас скоро экзамены, не надо палиться». А о том, что он мог умереть они не не подумали.

    Лена Чехова — она попала в этот класс только потому, что она долго не ходила в школу. Она довольно умна и сообразительна. Кто-то считает, что она шлюха. Не согласна с этим. Она просто не знает как иначе можно выразить свои чувства. У нее не было друзей, не было даже подруги, с которой она могла поговорить.

    Антоша Соболев — безумно милый парень «Ты прям какой-то идеальный» — сказала как-то Лена, я была с ней полностью согласна, но в конце концов он оказался таким же идиотом, как все. Даже еще хуже. И мать у него — еще та стерва, а он — маменькин сынок.

    Миша — такая дрянь. Абсолютная и бесповоротная. Хотелось плюнуть ему в рожу. Именно в рожу. Лицом это назвать нельзя. «Безответная любовь и все такое». Многие сталкиваются с этим, но далеко не все идут на ТАКУЮ месть. Это так жестоко. Удивительно, как один случай может изменить отношение. Зависть человеческая не знает границ.

    На самом деле я не знаю где режиссеры находят такие школы — что Гай Германика, что этот. Может быть мне просто повезло учиться в такой школе как моя, но и от своих знакомых из других школ я не слышала про такой беспредел. Боже, как же мне повезло с моими одноклассниками — у нас всегда был на столько дружный класс, что в школу я всегда ходила и хожу с удовольствием. Когда -то давно, когда мы были младше, если стрелку назначали кому-то одному, то весь класс шел на разборки. И так было всегда. Сейчас же мы стали умнее, и поняли, что практически все проблемы, все споры, недомолвки можно решить мирно.

    А учителя? Какая несправедливость. Чем дети заслужили такое отношение к себе? Ну что это это такое? Опять же про таких «старых грымз» я могла разве что где-нибудь прочитать. У нас абсолютно все учителя — прекрасные, замечательные, понимающие и отзывчивые люди, они всегда готовы пойти на встречу. После таких фильмов я начинаю считать свою школу просто идеальной.

    Последние 20 минут фильма — это нечто. С каждой минутой мое сердце сжималось все больше и больше. Как можно быть на столько жестокими? Я шокирована до глубины души. Не дай Бог, кому-нибудь столкнуться с таким.

    Ребят, из любой ситуации есть выход, давай-те не будем стадом и каждый будет думать своей головой. Вам отказали — значит не судьба, и Вам приготовлен какой-то еще более прекрасный человек. А если Вы не верите в судьбу, значит этот человек Вас просто не достоин. Не стоит гробить свою жизнь после одного неудавшегося романа. Помните, все Вы личности. У каждого из Вас СВОЯ голова на плечах. В этом мире Вы можете положиться только на собственные силы. Думайте своей головой и не лезьте в сомнительные дела. Фильм не совсем об этом, но все-таки МЫ всегда должны оставаться, прежде всего, людьми. Вот, пожалуй, и все, что я хотела Вам сказать.

    27 февраля 2015 | 20:48

    Не подходите к ней с вопросами,
    Вам все равно, а ей — довольно:
    Любовью, грязью иль колесами
    Она раздавлена — все больно.
    А. Блок


    Фильм не отпускает до сих пор, хотя с просмотра прошел месяц. Не ожидала, что меня настолько впечатлит данная картина.

    «Класс коррекция» — затрагивает множество проблем, и оставляет множество вопросов после просмотра. Над этой картиной нужно и можно думать.

    Начнем по порядку. В школу приходит девушка-инвалид, которая все свое детство и юность просидела дома. Она тянулась к миру, к людям. Однако реальность оказалась не такой радужной, школа — не такой дружелюбной, а любовь не такой счастливой. Возможно, все это можно сопоставить с жизнью реального, здорового человека.

    Особенное место можно отвести железной дороге и ребяческим забавам. Огромные эмоции вызывают все сцены, происходящие на железной дороге. Сразу становиться понятно, какие у ребят забавы, какие шутки. И думается, почему они жестоки к себе подобным. Потому что если повторять человеку, что он ирод, он им и станет.

    У всех ребят явные проблемы и не только со здоровьем, но и со взрослением. Автор фильма показал, что люди должны быть людьми, и это относится и к инвалидам. Да, на них ставят клеймо неполноценных, но это не значит, что нужно становиться таковым.

    Система образования здесь тоже получает огромный плевок в свою сторону. О том, что преподаватель не должен быть равнодушным, не должен судить субъективно, не должен перегибать палку.

    В общем эта лента стоит потраченного времени. Трудно сказать, что она кого-то порадует, но это кино мощное и глубокое.

    Минус один балл, что нет разъяснения многих моментов, что зритель должен додумывать сам.

    9 из 10

    1 апреля 2015 | 22:26

    Хорошее кино, потому что мало кто из современных режиссеров и сценаристов рискнут показать в своих произведениях жестокую реальность. Данный фильм социальный, он не является художественной драмой. Фильм мне не показался жестоким, скорее поучительным, поскольку финального изнасилования не было, а было небольшое издевательство. Сразу предупреждаю, фильм может показаться суховатым, поскольку опыта у режиссера Ивана И. Твердовского немного, снял пару короткометражек и 1-2-ва фильма. Но, несмотря на свою неопытность, он смог полностью показать и раскрыть зрителю проблему, которую поднимает в фильме. А именно различие между физически и психически больными людьми, а так же жестокость подросткового общества по отношению к открытым и добрым людям.

    У меня есть претензия к Филиппу Авдееву, он недостаточно достоверно сыграл подростка, которому безразличны чувства окружающих. Остальной актерский состав исполнил свои роли на «Ура»

    Фильм должен был впечатлить зрителя, должен был его побудить к желанию изменить отношение властей к инвалидам, эта картина должна была иметь такое же воздействие, как оказал поезд, проехавший над девочкой. Но нет, ни шока, ни ужаса, ни твердого желания действия. Чего-то не хватило данному произведению в эмоциональной составляющей. Зрителя, который не видел фильмы «Догвиль», «Дурак» и «Чучело, данная картина впечатлит, но остальная аудитория, скорее всего, останется равнодушными, поскольку не хватает эмоционального накала

    7 из 10

    18 апреля 2015 | 19:44

    «Класс коррекции» с виду обычная школьная история типа «Чучела» Ролана Быкова, трагедия непонятой первой любви, рассказывающая о новенькой школьнице, девочке-инвалиде(Мария Поезжаева), сильной характером и желающей быть любимой. Данная история не блещет чем-то особо выдающимся, ходы сюжета, его развитие немного угадывается, актёры иногда откровенно переигрывают. Но как не странно данная жизненная ситуация, представленная юным, талантливым документалистом, дебютантом Иваном Твердовским, достаточно реалистична, дворовая. Сильно напоминает реальное положение вещей, каждого второго подростка, у которого были когда-то натянутые отношения со сверстниками. При этом остаётся художественным сказом, но имеющее куда больше связи с настоящим миром чем, например вышедшая недавно пустышка «14+».

    Пускай в мастерстве перед учителем Ларсом фон Триером, на которого ссылается юный ученик, Твердовский проигрывает подачей мелких деталей и не силён с логикой действия (именно их, хотя и у поведения детей есть малые проколы). Однако ни как не отнять того, молодой парень действительно хорошо знает взятую тему, она ему близкая и ему важная. А напоследок главная героиня-колясочница, встретившая жестокость внешнего мира, глазами в итоге, именно что глазами и криком, в финале произнесёт — «Проблема не в том, что пандус не установлен на ступеньках, у входа в школу, она же лежит на тех, кто его не установил».

    Готов пожать руку Твердовскому, за его маленькое чудо, подаренное им зрителю. Оно не оставляет тяжёлого осадка, скорее наоборот, заставит подняться и идти. Кино для родителей, педагогов, детей, кино, которое я смело, могу рекомендовать каждому, я его рекомендую вам.

    16 ноября 2015 | 21:49

    В современном российском кино существует множество фильмов с пометкой «чернуха ради чернухи», они как правило представляют взгляды молодых и креативных режиссёров и эта позиция весьма мрачная и беспросветная. На первый взгляд данная картина относится к когорте таких тенденций, но при жёсткой и простой подаче фильм несёт в себе больше, чем хроника упадка и разложения. За историей, которая показана яркими и провокационными мазками, скрываются острые проблемы нашей российской действительности.

    Наблюдение за жизнью коррекционного класса, ученики которого находятся в изоляции относительно других школьников и в состав которого включается новая ученица (главная героиня), это только верхний слой повествования. Позже мы видим, что эти ребята, по сути, не отличаются от обычных школьников. Подчёркиваю, они не хуже и не лучше, а именно такие же, они — зеркало нашего общества и в этом их трагедия. Скажу сразу, игрой актёров и режиссурой я более чем удовлетворён, в особенности учитывая то, что это дебют. Подробно на анализе сюжета тоже останавливаться не буду, а сразу перейду к мыслям и чувствам по поводу данного фильма.

    Мысли и чувства:

    1. Проблема изоляции и отстранённости от общества. Учителя и другие школьники дистанцируются, относятся с явным пренебрежением и отвращением к «нестандартным» детям. Данное обстоятельство ещё сильнее усугубляет их проблемы, делает озлобленными. Всё это запускает порочный круг, который приносит только тревогу и страдания.

    2. Когда главная героиня начинает проявлять самодостаточность, высказывает позицию и влюбляется, другая часть класса отторгает её. Она становиться изгоем и объектом издевательств, даже в таком маленьком и отстранённом коллективе. Другие банально завидуют и не могут принять факт, того что человек может быть счастлив.

    3. Так же этот фильм не только для юных зрителей, но и для взрослых.. Родители должны ВОСПИТЫВАТЬ, СЛЫШАТЬ И ПОНИМАТЬ детей, бороться за их благополучие и права. А учителя, не должны забывать, что они являются не только рупором знанию, но и могут нести большое влияние на души детей.

    4. Как найти свой коридор в жизни? Кем станут люди воспитанные в таких условиях? Картина оставляет много открытых вопросов для размышления зрителям, но точно отвечает на один вопрос. Современное общество не готово принять «других» людей, это комплексная проблема и решать её должен каждый из нас, работая над собой и правильно воспитывая новое поколение.

    Как итог: Фильм точно не оставляет равнодушным и заставляет задуматься. Иногда шоковая терапия полезна и это именно тот случай. Финал остаётся открытый, но жизнеутверждающий, гениальный монолог мамы и последний кадры. Пусть каждый идёт по своему коридору жизни, найдет силу и волю, чтобы пройти и конечно близких людей, которые поддержат в трудную минуту.

    10 из 10

    19 ноября 2014 | 19:50

    Довольно мрачная по своему настроению и при этом не лишенная смысла картина. Это не фильм о подростках уродах, скорее глубокое произведение в котором находится большое количество образов наших серых будней. Отсутствие ярких тонов показывает насколько всё печально в обществе на данный момент и какие люди бывают на нашем жизненном пути.

    Фильм о России, режиссер которого смог точно передать все мысли и идеи Екатерины Мурашовой, автора повести на основе который и было снято данное кино. Здесь показано как детям пихают труху в школе учителя, большинство из которых не заинтересованы в образовании молодого поколения. Здесь есть и пустота голов самих людей, большей части которых надо лишь мизерное количество фактов чтобы во что-то поверить. Показано как многие просто отказываются мыслить и поддаются животным инстинктам. Фильм, базируясь на повести учит моральной стойкости и дает понять что стадо безголовых ничего хорошего в жизни не даст.

    Представить не могу кому можно посоветовать этот фильм, сам наткнулся на него абсолютно случайно, но если вас заинтересовала данная картина, то посмотреть всё же стоит.

    8,5 из 10

    8 декабря 2015 | 13:46

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>