всё о любом фильме:

Девушка возвращается одна ночью домой

A Girl Walks Home Alone at Night
год
страна
слоган«The first Iranian Vampire Western»
режиссерАна Лили Амирпур
сценарийАна Лили Амирпур
продюсерАна Лили Амирпур, Джастин Бегно, Sina Sayyah, ...
операторЛайл Винсент
композитор-
художникСерджо Де Ла Вега, Сэм Крамер, Натали О’Брайэн
монтажAlex O'Flinn
жанр ужасы, драма, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время101 мин. / 01:41
События разворачиваются в вымышленном иранском городе Бэд Сити, полном проституции и преступлений, смерти и одиночества. Здесь живут вампиры, проститутки, наркоманы, сутенеры, ростовщики и, конечно же, собственный иранский Джеймс Дин.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
95%
100 + 5 = 105
8.0
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 14 постов в Блогосфере>


    Американский фастфуд замаскированный под авторское кино от уроженки Великобритании, с иранскими корнями, но вряд ли хоть раз бывавшей в Иране. Спустя три года после выхода её восьмиминутной короткометражки, за счёт скромной финансовой поддержке кинофестиваля Сандэнс, удалось растянуть эту историю про упыриху-феминистку, которая старается кушать только плохих мальчиков, аж до ста минут. Ничего иранского в фильме нет. Может быть драгдилер-сутенёр с выбритым ирокезом и с нарисованными фломастером нелепыми тату в виде смайлика, Пакмена, и надписи SEX на шее — это типичный персонаж для иранской глубинки? Или может фраза «В жизни никого не встречал, кто бы не любил гамбургеры» свойственна иранскому кинематографу? Не хватает только сцены с игрой в бейсбол…

    Расчёт продюсеров до банальности прост. Нужно быстренько сварганить инди-кино. Привлекаем внимание к картине, как первому иранскому нуар-хоррору про вампиров. За счёт чёрно-белого изображения экономим на гриме, аппаратуре и художниках по свету, при этом создаём иллюзию стильности. Хотя ракурсы съёмки порой действительно выбраны хорошо, и кому-то понравится подборка музыкального сопровождения, но этого не достаточно, чтоб инди-кино превратилось в авторское. В авторском кино решает режиссёр-автор, а не группа людей предоставляющихся как продюсеры. Если бы фильм был снят в цвете, с чисто американскими рожами, чуть сокращён хронометраж, путём вырезания сцен с ложной молчаливой многозначительностью, то он мало бы чем отличался от киновысеров американской киностудии Asylum (Дурдом), и ни у кого, кроме гурманов и ценителей антикино, даже мысли не возникло бы рассматривать данный продукт, как что-то мало мальски интересное.

    2 апреля 2015 | 17:03

    Луна белесым медяком, закрывшим глаза очередного трупа, висела над Бэд Сити, не столько заинтересованно наблюдая, сколь бесстрастно и беспристрастно созерцая все, что происходит. Зловещая тишина, коматозное состояние пустоты было обманчиво, ибо город, засыпанный золотистыми песками вечности, жил и страдал, корежился в своих демонических, иноприродных воплощениях. Это был истинный Город Грехов, Восточный Содом, населенный одними лишь шайтанами. Но однажды здесь нашли друг друга Девушка, сама Смерть, одетая в элегантное чёрное, едущая на скейте в поисках новых жертв, Ночь, ставшая её главной сообщницей и Город, укрывший её своим барочным хиджабом.

    Полнометражный режиссерский дебют иранской инди-постановщицы Аны Лили Амирпур, выросший из её одноименной короткометражки трехгодичной давности, фильм «Девушка возвращается одна ночью домой» 2014 года, ставший сенсацией в Сандэнсе, Довилле и на ещё целом десятке иных престижных кинофестивалей, оценивать с позиции пускай новаторского и невероятно самобытного вампирского хоррора было бы очень опрометчиво и нелепо, поскольку как таковым фильмом ужасов, тем более вампирским даже в его обновлённом варианте, эта картина не является вовсе. Избегая всяческих жанровых трюизмов, клишированных ходов и предсказуемых тривий, фильм Аны Лили Амирпур не кажется застрявшим между ханжеским ориентализмом и либеральным западничеством просто потому, что картина и не имеет как таковой иранской прописки, в своём многозвучном киноязыке принадлежа как европейской классической школе кинематографа умозрительных форм, так и американской, современной с её постмодернистской содержательной насыщенностью. Оттого фильм Амирпур, преисполненный воздуха чистого кинематографа, пуристский и антипуританский, совсем не прочитывается как аллегория на современный Иран, хотя нельзя не заметить сильнейший феминистический посыл в сторону самых отверженных представителей иранского общества, которым гулять по ночам одним запрещается по воле Аллаха. Отбросив неуместные политические аллюзии, картина просто транслирует идеи отверженности и одиночества в мире, где все отвержены и одиноки. Впрочем, тягучая монохромная недосказанность, укушенная уроборосом неистового эстетства и покрытая бахромой экзистенциализма, постепенно переходит в формалистскую и минималистскую иносказательность, и первоначальные притчевые интонации захлебываются в постмодернистских жанровых приправах, на выходе превращающих фильм в авторский, но всё-таки комикс, ведь нетрудно заметить как псевдоиранский Бэд Сити рифмуется с псевдоамериканским Бейсин Сити.

    Впрочем, не столь уж и важно что хотела сказать своим дебютом Ана Лили Амирпур. Важно лишь как она это сделала, ибо «Девушка возвращается одна ночью домой» является эффектным мультижанровым ребусом, удачной издевкой над всеми существующими жанрами и стилями. Очевиднее всего наследуя традиции «Дурной крови» Лео Каракса, фильмам Джармуша и Ходоровского, Ана Лили Амирпур создала практически идеальный фильм-сновидение, метущийся в сладостной вампирической маяте, роковой мистической темноте неочевидных ночей в большом городе, пугающий в своей девиантной немоте и мучающийся во все никак не воплощающейся неизбывной дремоте, но вместе с тем и очаровывающийся и очарованный в собственной тотальной правоте во всем, что касается тем жизни и смерти, любви и страсти, гнева и страха, в их философском смысле. В любых других руках картина бы превратилась в исключительно постмодернистский коллаж, но в случае с фильмом «Девушка возвращается одна ночью домой» вышло наоборот. Здесь все на месте и все к месту, хотя форма, бесспорно, выдавила в сухом остатке все содержание. Это концентрированный авторский экзерсис, почти полностью лишённый излишней спекулятивности и манипулятивности, паточной мелодраматичности. Фильм-,сон о другом Иране, в котором любая девушка может спокойно одна возаращаться домой, осознавая свою свободу. Сон, который вряд ли воплотится в реальность, а потому ещё более сказочный и грустный.

    10 мая 2015 | 08:33

    Девушка идёт домой. Ночью. Одна. Ей не страшно. Она — вампир в тельняшке и хиджабе, она несёт возмездие во имя Венеры, и это её нужно бояться. Им. Погрязшим в сексизме, вещизме и наркотизме мужчинам, что портят своим присутствием индустриальную идиллию Бэд-сити. Монохромного и звеняще контрастного города-лимба, затерявшегося в безвременье где-то между Кокто, Линчем и Тарром. Города астматических будней, которые нужны лишь для пополнения гниющего русла реки новой партией трупов, и катарактовых ночей, в которых мутный глаз камеры силится разглядеть внезапную историю любви.

    Любви этой нелегко пробиться сквозь слои социально-политических аллюзий, коими проложила свой полнометражный дебют Ана Лили Амирпур. Её по-родригесовски порочный Бэд-сити — это мрачная сатира на собственную историческую родину, чьим наибольшим достижением за последние тридцать лет стала машина для принудительного юбицумэ. Это essence absolue послереволюционного Тегерана, в котором за звоном денег, лязгом тюремных решёток и грохотом исполинских упырей, качающих из земли её чёрную кровь, никто не заметил прихода апокалипсиса. Это альтернативный Персеполис, в котором Маржан не сбежала за границу, но отрастила клыки и теперь сама готова символично отгрызть и скормить очередному мужлану его указательный палец, — и который схлопнется в ничто, как только она уедет.

    А она хочет уехать, пусть и не осознаёт этого. Радикальный феминизм — не предел мечтаний для неё и не самоцель для Амирпур. Оттого девушка видит во снах стройную юношескую фигуру, которая зовёт её к свету. Оттого режиссёр вынуждает меланхоличную героиню запугивать и убивать невинных, тяготясь бременем собственной эмансипированной чудовищности. Оттого встреча с неуклюжим черноволосым джеймсом дином, лишённым привычного комплекса гендерного превосходства, меняет для несчастной кровопийцы всё. Ведь дело не в полосатой футболке из «Papa Don`t Preach» и не в притягательной раскрепощённости Запада. Не в угрюмом ведьмином хиджабе и не в удушливой шариатности Востока. Дело — всё в той же вечно банальной и вечно верной любви.

    Любви, которая пробивается сквозь все слои и аллюзии консонансом изобразительных средств. Гармонией дикой эклектики, в которой вязнет анемичное повествование. Сюрреалистическое вампир-муви отсвечивает остросоциальным нуар-истерном, архитектурный индастриал зияет концлагерными рвами, персидский инди-рок прорастает европейским техно-попом и постморриконовскими трубами. А посреди их парадоксальной синергии персонажи устраивают джармуш-чилаут под шепелявый винил, и им наплевать, что времени больше не существует и столы за пределами кадра превратились в кенгуру, — как и зрителю, тонущему в этом гуле киноязыка, наплевать на то, что было до и будет после, ведь есть только щемяще прекрасное здесь и сейчас…

    Девушка идёт домой. Ночью. Одна. Ей страшно. Она жестока — от страха. Страха, что будут жестоки к ней. Страха навсегда завязнуть в одинокой недожизни, где есть место лишь ненависти и комплексам. Страха не найти того, юного, из сновидений, чей стук сердца заглушит урчание ненасытной тьмы. Того, кому она не захочет и не сможет причинить боль — но от кого сама будет готова эту боль стерпеть. Кто, крутанув дискотечный шар, запустит её вселенную и больше не даст ей остановиться. Кто примет её целиком и полностью, не порицая, не переделывая и не спрашивая. Оставив ей её свободу, уважение и тайну. Победив её страх, одиночество и комплексы. Дав ей поверить, что, даже когда уставший от пороков мир выстрелит себе в сердце, они — влюблённые — выживут.

    to AndaLucia

    5 мая 2016 | 15:33

    Араш переживает не лучшие времена. Отец его совсем сторчался на героине, а татуированный борзый торговец смертью убедительно просит вернуть деньги за наркоту. Приходится даже задарить ему машину, на которую Араш вкалывал десять лет. Жизнь — боль, но вскоре он встретит человека, который её поможет залечить. А человек ли это? Так ли это важно.

    Вампирское кино, оно как рок или вестерн, вроде бы давно мёртво, но ещё продолжает дрыгаться. Не далее как в 2013 году Джим Джармуш удачно вплетал клыкастую тематику в ностальгические рассуждения усталых рокеров о том, что трава раньше была зеленее и этому миру скоро придёт пиздец. Годом позже аналогично решила высказаться иранская постановщица Ана Лили Амирпур. В стилизованном под фильм-нуар действе, схожим неспешным образом решается вопрос, чем заняться мертвецу в городе, погрязшем в криминале, разрухе и беспросветности. Бэд Сити, так город и зовётся. В то время, как джеймсдиноподобный Араш занят решением навалившихся криминальных проблем, вторая линия фиксирует прогулки той самой девушки по ночам. Только вот домой здесь возвращаются все, кроме неё. Так как ночь — её время, и стильная смерть, проносящаяся в развевающейся чадре на скейтборде по безлюдным улицам потихоньку утаскивает во мрак случайных грешников порочного города. Делает она это, правда, с крайней ленцой и безразличием. А много ли радости питаться отбросами: пушерами, фриками, бомжами, похотливыми стариками, наркоманами…

    Немного комичная встреча двух одиночеств в этом депрессовом месте привносит некую осмысленность в их, кажется, бессмысленное существование. Романтика вообще даётся Амирпур лучше, чем фиксация задворков реальности. Действительно, лучшим моментом этого по большей части бытового экзистенциального наркоманского депрессняка можно назвать не столько криминальные перепетии Араша или выслеживание вампиршей своих жертв, сколько готишно-романтичное анемичное зависание героев под хиты White Lies и Kiosk. Молчание в этом фильмы говорит громче слов. Не зря ночная пожирательница так скупа на них. По базису же, крови и зверств особенно не ждите. Кино Аны Лили, как и фильм Джармуша, больше про созерцательность, чем про ужасы.

    6 из 10

    5 декабря 2015 | 22:27

    «Девушка возвращается одна ночью домой» — это пример чистого искусства в кино, тот случай, когда почти каждый кадр можно заявлять на фотовыставку (чего только стоит момент с главной героиней, медленно проезжающей вдоль стены дома на скейте). К такому кино обычно применяют штамп «Глоток свежего воздуха», имея в виду то, что сам фильм штампов лишен. Как новозеландский «Что мы делаем в тени», «Девушка» является еще одной новой жемчужиной в вампирской тематике. Хотя назвать этот фильм «вампирским» будет не совсем правильно, его определение лежит в куда более широком диапазоне. Посудите сами: это кино о девушке из Ирана, которая слушает музыку на виниле, катается по городу на скейте, и пьет кровь нехороших людей. О девушке, живущей в сюрреалистичном восточном городке, где в яме валяется куча трупов, а по городу разгуливают торговцы наркотиками. Я не знаю, как выглядит типичный иранский город, но «Плохой Город» сильно отличается от того, что мы видим в других фильмах про восточные страны. Весь этот фильм — изящный, стильный вымысел, пример безупречного вкуса и смелой фантазии.

    «Девушка» напоминает мне недавний «Побудь в моей шкуре» своей великолепной визуальной составляющей. Находя очередной вкусный кадр, режиссер не торопится и позволяет зрителю насладиться им в полной мере, разглядеть во всех подробностях, почувствовать в нем любое, самое неуловимое движение. Сцену с песней группы White Lies я пересматривал несколько раз: за 5 минут всего в двух практически статичных дублях уместилась целая палитра чувств, скрытых внутри главных героев. Не отходя от темы визуальной составляющей, хочется вспомнить и одежду вампирши — никогда не мог бы подумать, что обычная чадра может смотреться так круто. По большому счету, в этом кино произошло рождение нового персонажа, который идеально подойдет для начинающих косплееров.

    «Девушка» идет по верному пути Тарантино и Рефна и представляет такой саундтрек, который хочется найти сразу же после просмотра. Мотивы из вестернов сменяются техно и итало-диско, заставляя улыбаться от необычности всего происходящего. На первый взгляд «Девушка» может показаться странным винегретом из жанров, но это совсем не так. Фильм Аны Лили Амирпур — это смелая, и очень удачная попытка «взболтать, но не смешивать» вестерн, нуар, ужасы и артхаус. Если подходить к просмотру без лишних предубеждений, то этот коктейль точно придется вам по вкусу.

    9 из 10

    7 апреля 2015 | 12:46

    Художественная эстетика этого фильма уникальная в своем роде, хотя ею авторы перешли где-то грань эстетики культурной и даже религиозной. Все концепты вместились в одном продукте — и музыка под вестерн Клинта Иствуда, и никяб главной героини-вампира, и черно-белый фильм.

    Но ко всему прочему фильм еще и практически немой, на полтора часа экранного времени диалогов на пять минут обычного фильма. Пожалуй это уже звучит не так стильно, разукрашенный грехами своеобразный «Город грехов» также не срабатывает, а шанс уснуть во время просмотра очень и очень огромный.

    Пожалуй критики оценили творчество Амирпур за вызов брошенный художественным и не только стереотипам, ведь слоган «Первый иранский вампирский вестерн» срабатывает только на такого зрителя, который верит, что шампунь бренда «Head and Shoulders» действительно помогает от перхоти. Тот, кто знаком с основами маркетинга понимает о чем речь.

    На самой концепции фильм закончился, и в таком сравнении недавний «Выживут даже любовники» выглядит заурядным и зрелищным вампирским фильмом. А ведь странно, режиссер продемонстрировала несколько твистов которые при ее другом видение фильма действительно могли бы превратить «Девушку возвращается ночью одна домой» в культовый и атмосферный фильм, и остальные противоречивые нюансы можно было бы смело игнорировать.

    Как итог — переоцененный фильм, который смело можно было помещать в короткометражный формат и при этом заработать те же теплые отзывы и уникальность своей работы.

    4 из 10

    28 марта 2015 | 05:50

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>