всё о любом фильме:

Очень плохие парни

Big Bad Wolves
год
страна
слоган«Some men are created evil»
режиссерАхарон Кешалес, Навот Папушадо
сценарийАхарон Кешалес, Навот Папушадо
продюсерХилик Михаэли, Авраам Пирчи, Тами Леон, ...
операторДжиора Бейач
композиторХаим Фрэнк Ильфман
художникАрад Сават, Михал Дор
монтажАсаф Корман
жанр триллер, криминал, комедия, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  25.9 тыс.,    Испания  15.3 тыс.,    Польша  11.3 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время110 мин. / 01:50
Номинации:
Серия жестоких убийств связала в тугой узел судьбы трех людей: отца жертвы, полицейского и главного подозреваемого. Отец жаждет мести. Полицейский действует за рамками закона. А главный подозреваемый — преподаватель теологии — отпущен на свободу по недосмотру полиции.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
78%
45 + 13 = 58
7.3
в России
50%
2 + 2 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 181 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Спросите меня, что я знаю об Израиле, и я без долгих раздумий назову эту страну с благодатнейшим климатом и богатейшей историей, колыбелью современного человечества. А вот спросите меня, что я знаю об израильском кинематографе и этим вопросом вы, несомненно, вгоните меня в стопор, ибо он для меня — terra incognita, тайна за семью печатями. Тем удивительнее было для меня то, что творению безвестного для меня (да и не только для меня, наверное) израильского кинематографиста Аарона Кешалеса, мой любимый режиссёр, корифей современного кино, Квентин Тарантино аплодировал на Каннском кинофестивале стоя, с пеной у рта называя «Лучшим фильмом года». И лишь посмотрев фильм, ты понимаешь причину рвения Тарантино- местами «Очень плохие парни» напоминают работы самого Тарантино чрезмерным смакованием крови и сцен пыток.

    Качественный задел в этом направлении сделан самым началом фильма- по крошечной израильской деревушке прокатывается череда исчезновений маленьких девочек. Чуть позже полиция обнаруживает изуродованные и обезглавленные трупы пропавших, но расследование заходит в тупик. В тупик заводит главный подозреваемый- ну как такие зверства мог совершить обычный школьный преподаватель теологии, человек с кристальнейшей репутацией, который, кажется, и мухи не обидит? И лишь отец одной из девочек, ветеран арабо-израильского конфликта, уверенный в виновности подозреваемого, берёт правосудие в свои руки и устраивает подозреваемому то, что на полицейском языке называется «допрос с пристрастием», ведь выдавить признание из маньяка можно лишь его, маньяцкими методами…

    Друзья, я ни каплю не осужу эстетов, которые дадут «Очень плохим парням» исключительно отрицательные отзывы- ведь перед нами чистейшей воды чернуха… И убей меня Бог, как выразился один из героев фильма, если у Кешалеса, который является и сценаристом фильм, вложившего в уста своих героев пространные монологи об отпиливании голов, выдирании ногтей или ломании пальцев, при этом сравнивающих запах горелой человеческой плоти с запахом барбекю и хот догов, (теперь то вы понимаете, почему Тарантино с таким рвением защищал этот фильм?) всё в порядке с головой. Такие вот эстеты поставили под сомнение мои гуманистические принципы, когда я в своё время дал исключительно положительные отзывы «Пленницам» и посоветовал ввести этот фильм к обязательному показу в исправительных заведениях для педофилов (с которыми кстати, творение Кешалеса много сравнивают, но я бы сказал, что «Очень плохие парни» «Пленниц» в плане сцен насилия и жестокости переплюнули), обвинив меня в том, что я недалеко ушёл от героя Келлера Довера, самозабвенно избивающего подозреваемого и утверждая, что мне самому место в тюрьме. Парирую все гневные выпады словами из «Очень плохих парней»: «Твое мировоззрение меняется, когда ты становишься отцом и обещаешь, не давать её (дочь) в обиду…». Как и прежде придерживаюсь мнения, что за дочь порву любого, законными или незаконными способами… И плевал я на гуманизм.

    Простите мне излишне длинное лирическое отступление… Что же касается творения Кешалеса оно получает от меня положительный отзыв за прекрасно поданный зрителю «чернушный» триллер с великолепно вплетённым в канву чёрным юмором, с великолепным саундтреком, который с самого начала и до конца не даёт зрителю забыть, какого рода кино он смотрит. Я рекомендую его к просмотру всем поклонникам «эстетики» Квентина Тарантино и раннего Гая Риччи, а вот слабонервных от экрана попрошу удалиться…

    8 из 10

    7 мая 2014 | 18:56

    Яркое и емкое вступление сразу информирует зрителя, что будет что-то страшное и зловещее, но погодя наступает легкое разочарование, так как жесткого триллера не получилось, да и криминала, за исключением самого факта совершенного преступления, вы здесь не увидите. Но приятно удивило наличие юмора. Его очень мало, он — своеобразен, но понятен и смешен. И хоть как-то объясняет довольно странное поведение главгероев, а именно, комедийной составляющей. Так что некий щемящий когнитивный диссонанс на поверхности в итоге отступает под натиском смешного, и уже не ожидаешь увидеть что-нибудь жизненно логическое и вот эти то ожидания как раз и оправдываются.

    Глубины, морали или чего-то, заставляющего нас пересмотреть или переоценить, или хотя бы задуматься, просто нет. Не легкое, но все же развлекательное кино, оставившее у меня приятные впечатления, которые обычно возникают после просмотра «черной комедии». Человека пытают, но ты ему не сочувствуешь и не переживаешь за его дальнейшую судьбу, а воспринимаешь действо как театр абсурда. Под конец просмотр мне начал поднадоедать, несмотря на красочные кровавые сцены, резко контрастирующие с выражением лиц участников спектакля, так как пропало ощущение «сейчас начнется» и в происходящее влилось то, что мы называем застоем, но, не смотря на это, авторам картины все же удалось немного удивить.

    1 апреля 2014 | 15:17

    Эта фраза из фильма лучше всего передает смысл картины. Фильм великолепен от первого до последнего кадра.

    Начинается фильм как «черная комедия» и постепенно переходит в захватывающий психологический триллер, но «черный юмор» проскальзывает на протяжении всего действия и при этом он всегда к месту и в нужной пропорции.

    Игра актеров — выше всяких похвал, просто смотришь и наслаждаешься каждой сценой. Ротем Кейнан, в роли предполагаемого маньяка, Цахи Град, в роли «хорошего маньяка»(бредовое словосочетание, но именно оно приходит на ум), хотя лучше охарактеризовать его, как одержимого, и Лиор Ашкенази, в роли невольно-добровольного соучастника, вызывают сочувствие и желание, чтобы все разрешилось хорошо для всех действующих лиц. Но в жизни, как и в фильме так не происходит…

    После просмотра возникает множество мыслей о морально-нравственных аспектах поведения человека, но основной канвой, на мой взгляд, является то, что маньяка понять может только маньяк или одержимый. Мозг нормального(в общепринятом смысле) человека, выдаст кучу версий как оправдывающих, так и обвиняющих маньяка, именно поэтому потребуются, веские доказательства. Маньяку(одержимому) они не нужны — он чувствует другого маньяка шестым или седьмым чувством.

    В общем, низкий поклон израильским кинематографистам за сей шедевр.

    10 из 10

    30 января 2014 | 22:26

    Когда читаешь адаптированное к отечественному прокате название «Очень плохие парни» (в оригинале «Big Bad Wolves», то есть «Большие плохие волки»), то почему-то на ум приходит сравнение с «Плохими парнями». Та самая классика боевика от Майкла Бэя «Плохие парни», объединившие в себе продолжение ограниченного поджанра, получившего название «блэксплотэйшн», и ещё «бадди-муви» с участием комика Мартина Лоуренса и восходящей тогда звездой No.1 Уиллом Смитом. Приставка «Очень» благоволит к ассоциациям с пародийными комедиями, типа, «Очень страшное кино». В общем, можно было ждать как раз пародии на «Плохих парней». Ан нет! Абсолютно «ан нет»!!! Стихийное видео от израильских кинематографистов, изобилующее сценами насилия, жестокости и пыток — вот, что из себя представляют «Очень плохие парни», которые в 2014-ом году могли получить особую награду Каннского кинофестиваля «Золотая камера» за лучший режиссёрский дебют.

    Но вряд ли можно с абсолютной уверенностью называть коллег режиссёров и сценаристов Ахарона Кешалеса и Навота Папушадо как новичков — в 2010-ом году они уже выпустили картину «Бешеные» (хотя, есть такое предположение, что «Бешеные» стали пользоваться какой-никакой популярностью после как раз их «Очень плохих парней»). Но в любом случае их имена — это в подавляющем случае раз первое знакомство нашего зрителя с ними, как и с актёрами Цахи Градом, Лиором Ашкенази и Ротемом Кейнаном, сыгравшими главные роли в этом «маньякоповествующем» кино. И сколько уже раз было сказано и даже на главном постере к фильму есть указание, что сам Квентин Тарантино заявил, что «Очень плохие парни» — это лучший фильм года. Конечно, найдётся куча претендентов на дискуссию с великим и ужасным, но его слово — это как прокатный бренд к картине, представляю, как Тарантино благодарны создатели этого израильского триллера на основе жуткого насилия в кадре.

    Нет, не думайте, что перед нами появится мужская версия «Мучениц», настолько мерзкого, тошнотворного и действительно до кошмаров во сне страшного не будет, хотя «Очень плохие парни» посоревнуются по своей жесткости даже с «Бешеными псами» всё того же Квентина Тарантино. Итак, происходит ужасное происшествие: находят обезглавленную девочку, которую кто-то мучил и истязал с маниакальным пристрастием. Подозрение падает на учителя местной школы (Ротем Кейнан), которого избивает полиция, хотя после и приносит свои извинения. Но многие не верят в невиновность преподавателя, особенно отец девочки, который похищает его и с садистским изуверством начинает «выбивать» из учителя признание. В это время ему якобы согласен помогать местный полицейский, но тот явно не столь категорично уверен в вине учителя. В подвале дома происходит настоящая жуть, его замкнутое помещение накаливается до предела, атмосфера говорит, что вскоре кто-то умрёт, а зритель может на одном дыхании (если он не впечатлителен и сам лишён садистских наклонностей) выжидать, когда же откроется правда и на чьей совести страшная гибель девочки.

    Можно сколь угодно обвинять Ахарона Кешалеса и Навота Папушадо в излишней жестокости, но фильму присвоен возрастной ограничитель «16+», так что детям нельзя показывать сего «зрелища». На самом деле, взрослые могут иначе интерпретировать фильм с его сценами пыток, да так, что при всём реализме происходящего в это всё не веришь, вскоре осознавая, что это всё — кинопостановка, снятая, чтобы шокировать зрителя. Надо прибавить, что Ахарон Кешалес и Навот Папушадо сняли не жёсткое видео категории «Б», а это довольно качественный фильм, в котором заметен определённый уровень, который, как бы это не звучало кощунственно, близок к художественному. Плюсом к этому же можно отнести игру актёров, которые не пытались выпрыгнуть из штанов, а чётко ограничивались функциями своих персонажей, что позволяет любителям покопаться в психологической подоплёке героев фильма проанализировать их поведение. Конечно, папашка недалеко ушёл от маньяков, да и вообще можно вообразить себе некую аллегорию на то, как народ Израиля пострадал от Холокоста и как над ними издевались, а тут, оказываются они сами иногда не лишены страшной агрессии. Однако, это лишь домысел, потому что сам не знаешь, что движет папой убитой девочки: желание разобраться с преступником, как он это решил, или же навыки профессионального военного в нём заговорили с самой страшной стороны.

    Благодаря Квентину Тарантино израильский кинематограф привлёк к себе внимание, да ещё и с таким неоднозначным фильмом. Впечатлительным людям — не смотреть однозначно, детям — ни в коем случае! Но искушённый и мужественный зритель может попробовать, что там нам «приготовили» израильтяне и почему Тарантино так за них агитировал. В плюс картине ещё и запишу очень неожиданный и в тоже время неоднозначный финал (который лично я пересматривал несколько раз, чтобы осознать произошедшее).

    8 из 10

    11 февраля 2015 | 13:59

    Это такой фильм, рассказывать о котором в целом, на мой взгляд, не стоит. Его надо смотреть, а не читать подробности о нём (или не смотреть, если жанр не нравится). Поэтому позволю себе пройтись по картине лишь тезисно, лёгкими мазками.

    Сразу хочу сказать, что озвучка фильма и музыкальное сопровождение выполнены на самом высочайшем уровне. Чуть ни половина нужной атмосферы создавалась только одним звуком.

    Актёрская игра, безусловно, талантливая. Каждый персонаж получился убедительно, никаких кривляний, всё строго так, как вели бы себя люди в обычной жизни.

    Характерно, что все основные герои фильма — разведённые мужчины, у каждого из которых есть малолетняя дочь. Мама одного из них, прорываясь в эфир сюжета лишь из телефонной трубки, доносит до зрителя убеждение, что уклад жизни нормального человека вовсе не такой, что распад семьи — это зло. Но герои фильма про современных израильтян всё равно такие — разведённые, воспитывающие своих детей на расстоянии. Увы, не всё гладко в семейных делах даже у народа с древнейшими традициями и культурой. Последние времена, что ни говори!..

    Эпизоды общения с мамой и папой особенно позабавили, как бы ни странно это звучало для такого тяжёлого фильма. Они словно специально вставлены для баланса, для некоторого уравновешивания той напряжённости, которая нагнеталась по ходу сюжета с каждой новой минутой. В этих эпизодах весьма сочно проступил колорит национальных особенностей взаимоотношений в еврейских семьях. Думаю, евреи, создатели фильма, намеренно и продуманно вставили их, чтобы позабавить самих себя этим замечательным юмором.

    Не побрезговали затронуть и болезненную для израильтян тему межнационального общения с соседствующими арабами. Подано хорошо, с большим достоинством для обеих сторон, мне очень понравилось.

    Концовка вызвала двоякие чувства. С одной стороны, не ясно, как полицейский мог сказать «всё чисто», в то время как налицо явная и неопровержимая улика в виде ребёнка? Тут не знаешь, что и думать: то ли полиция вовсе не работала, то ли это совсем не то, что я подумал… Но подумать тут что-то иное никак нельзя, поэтому работа полиции вызвала большое подозрение — как можно было не заметить ребёнка на кровати?!

    С другой стороны концовка как бы намекает, что евреи в своём упрямстве всегда стоят на правильном пути (это не в смысле фильма, а вообще, в глобальном смысле). Следовательно, всё, что ни делается ими для достижения какой-нибудь цели, безусловно, оправдано. Кто-нибудь, и — скорее всего, евреи — скажут, что я преувеличиваю, но не заметить тут такого посыла просто невозможно. Конечно, фильм вовсе не о политике, и я понимаю, что не нужно путать тёплое с мягким. Но невольно возникли определённые ассоциации.

    В целом, несмотря на необходимость всё-таки отвергнуть всякие, действительно неуместные в данном случае ассоциации с израильской политикой, евреи показаны, как люди с по-настоящему железными нервами, мужественными и упрямыми до фанатизма. Тут нельзя не восхититься этой их национальной чертой. Добиваться своей цели они умеют!

    Вывод. Очень жёсткий фильм. В некотором смысле — «жесть», как она есть.

    С другой стороны, сопутствующие всему происходящему сцены с национальными особенностями главных героев в очень большой степени делают картину окрашенной не только в коричневые оттенки ржавой жести, но и вполне себе в очень мрачные тона настоящего чёрного юмора. На фоне цинично-беспощадной жестокости, такой юмор выглядит не просто чёрным, а пугающе чёрным!

    Оценка Тарантино абсолютно понятна, ведь фильм вполне в его же стиле. Думаю, что даже он ёрзал на табуретке, когда смотрел…

    10 марта 2014 | 00:57

    После появления этой израильской картины на Tribeca Film Festival Квентин Тарантино пришел в восхищение и назвал его «Лучшим фильмом года». Впрочем, Квентин очень любит называть многие фильмы выдающимися и гениальными. К тому же, у него весьма специфический вкус. «Очень плохие парни» соответствуют вкусу Квентина на 100% — здесь много крови, насилия, и при этом очень веселые, почти театральные, диалоги.

    Сюжет. Кто-то насилует маленьких девочек, пытает их, ломает пальцы, вырывает ногти и напоследок отрезает головы. Главный подозреваемый — скромный преподаватель средней школы, с «виду — мухи не обидит». Именно на него точат зубы Большие Плохие Волки — ими оказываются полицейский и отец убитой девочки. На определенном этапе к ним присоединяется еще один любитель поговорить и попытать — дедушка девочки — вооруженный паяльной лампой… Короче говоря, если в Израиле вы вдруг окажетесь в числе подозреваемых — лучше вам сразу скрыться где-нибудь за границей, бежать в Сектор Газа, или куда подальше. Иначе вас ждут большие неприятности.

    Впрочем, снято кино совсем по-европейски. Очень живая режиссура. На израильское происхождение картины намекает только скромный араб на лошади, который спрашивает полицейского: «Почему вы, евреи, все время думаете, что мы хотим вас убить?»

    «Черное» чувство юмора у создателей этого фильма на высоте. Несмотря на ненасыщенный деталями сюжет, зубодробительные диалоги не дают оторваться от экрана ни на секунду. Именно диалогами, как у Тарантино, достигается потрясающий саспенс. Фильм очень хороший — если только вы зритель, который не боится крови и не заморачивается такими ненужными вещами, как сопереживание несчастным героям.

    7 из 10

    30 января 2014 | 20:09

    - Маньяки не боятся оружия. Маньяки боятся маньяков. (с)

    Существует ряд стран, в которых кинематограф не то чтобы не развит, просто фильмы данных стран остаются незамеченными для большинства зрителей планеты. Однако, время от времени, такие странны делают свой главный фильм, который является своеобразной ассоциацией со страной. Например, главный фильм для Бразилии — «Город Бога», для Ирана — «Развод Надера и Самин», для Эстонии — «Класс», и т. д. Но что мы знаем о кинематографе Израиля и на какие темы могут снимать фильмы представители этой страны?… На ум приходит, только замечательный в узких кругах мультфильм «Вальс с Баширом». Однако 13 февраля в России выходит в крайне ограниченном прокате фильм «Очень плохие парни». Мало того, что 13 февраля — дата премьера для многих ожидаемых фильмов, так еще во многих городах он просто не выходит. Но народные переводчики не дремлют, поэтому у нас есть возможность посмотреть один из замечательных триллеров в целом, и из Израиля в частности. Если уж сам Тарантино обратил на него внимания, то и нашего внимания фильм заслуживает.

    Очень хорошее начало, где в Slow-Motion под красивую драматическую музыку дети играют в прядки, после чего один из детей пропадает. Тут же нам показывают подозреваемого, которого доблестные полицейские грубым физическим воздействием пытаются склонить к признательным показаниям. Не совсем понятно, откуда этот подозреваемый взялся, какие улики против него и вообще кто он такой, причем в процессе расследования данный вопрос так и остается без ответа, однако убежденность полицейских не имеет границ. По сюжету фильм наиболее близок к «Пленницам», поскольку львиная доля фильма посвящена именно «допросу» главного подозреваемого, и при помощи различных инструментов доказать его виновность. Но сказать, что фильм — это одна долгая пытка над несчастным учителем, было бы неправильно, поскольку сценарий постоянно радует различными неожиданными оборотами, в ходе которых к «допросу» подключаются новые люди.

    Что наиболее удивляет, это отсутствие какой-то специфики. Все-таки фильм из Израиля, однако стоит поменять имена главным героям, и определить страну-автора станет практически невозможно. Фильм очень близок к типичному американскому детективному триллеру, это видно и в подаче сюжета, и в персонажах фильма. Среди главных героев положительных персонажей нет, и они различаются лишь степенью гуманности к своей жертве. Что интересно, в фильме нашлось место и для юмора, причем довольно черного юмора. Еще никогда не видел, чтобы с таким нейтральным видом обсуждали очередность ломания пальцев. Актеры великолепны, хотя называть их по именам бесполезно, поэтому стоит выделить исполнителя роли учителя, который переносит пытки с таким лицом, что ему веришь, и израильского Клайва Оуэна. Прочем, выделить кого-то конкретного довольно сложно. И хотя прокатная версия названия «Очень плохие парни» невольно выдает ассоциации с какой-нибудь американской комедией, это лучше чем израильское «Большие плохие волки».

    На самом деле фильм не сделал какой-то революции в жанре, однако для Израиля это несомненный прорыв в кинематографе страны. Далеко не каждый, скажем, американский, детективный триллер может похвастаться интересным сценарием и атмосферой, однако данный фильм смог. Великолепное нагнетание нужной атмосферы в определенных моментах делает фильм не просто интересным и запоминающимся, но и заставляет сопереживать героям, что в любом фильме самое главное. Остается только пожелать кинематографу Израиля и в дальнейшем радовать зрителя хорошими фильмами, и развить себя во всех имеющихся жанрах.

    13 февраля 2014 | 06:34

    К этому фильму я шел довольно окольной дорогой. Начнем с того, что у меня была возможность посмотреть этот фильм в сентябре, в рамках Санкт-Петербургского международного кинофестиваля, но, уже купив билет, в решающий момент, я пошел на другой израильский фильм, входящий в конкурсную программу. Но уже тогда фильм меня заинтересовал, и поэтому я взял его на заметку. В начале февраля, подводя итоги 2013 года и подчищая хвосты в плане фильмов, которые я должен посмотреть, я опять наткнулся на него, но беглый поиск не принес своих плодов, потому что все было изъято правообладателем. Тогда-то я и узнал, что фильм все-таки будет идти в ограниченном прокате, и сегодня я наконец-то его посмотрел.

    Покупая билет на следующий день, я выбирал любое место в крохотном зале, но уже на самом фильме зал заполнился парочками, непонятно как оказавшимися в зрительном зале. Как я понимаю, заниженная оценка на кинопоиске, обусловлена именно тем, что это кино смотрит неправильный зритель.

    Начнем, как и полагается с названия, которое американские переводчики из «Кто боится злого волка» переложили в «Большие плохие волки», а российские локализаторы, подхватив флаг, не подкачали, и превратили название в «Очень плохие парни», видимо отсылая нас к криминальной комедии «Плохие парни». Боюсь даже представить, куда дальше может завести эта жуткая цепочка из переводов, не остановись она на нас. Извиняет горе-перевод только то, что, возможно, прокатчики побоялись, что фильм спутают с новозеландской короткометражкой 2006 года. Что ж, надо заметить, этот фильм, которой слишком откровенно и нагло копирует первую сцену из «Бешенных псов», немного извращенно дополняет «Очень плохих парней»(буду использовать это название, чтобы избежать путаницы), подводя своеобразную мораль под историей фразой: «Эта сказка о важности секс образования». И с этим даже не поспоришь.

    Что ж, возьму на себя смелость ответить на главный вопрос, который волнует пытливые умы многих пользователей. Почему же Тарантино после просмотра назвал этот фильм лучшим фильмом 2013 года? Ответ, достаточно очевиден, для этого достаточно лишь зайти на IMDB и посмотреть список отсылок в данном фильме. Сами режиссеры признались, что вдохновились на создание этого фильма после просмотра азиатского «Я видел дьявола». Добавьте к этому явные отсылки к «Олдбою»(сцена с молотком) и «Воспоминаниям об убийстве»(сцена в лесу). Учитывая, что первый Квентин назвал абсолютным шедевром, а второй занимает 15 строчку в личной двадцатке Тарантино, то становится очевидно, почему он настолько высоко оценил данный фильм. Только вот неискушенный зритель вряд ли сумеет разглядеть это, не обращаясь за помощью к гуглу. Поэтому назвать мнение Тарантино не предвзятым довольно сложно. А еще учитывая, что этот фильм весьма схож с «Бешенными псами», первой работой Квентина, жанром, камерностью, жестокостью, отличным саундтреком, да, черт возьми, почти всем, то сложно представить, какие теплые чувства испытал Тарантино при просмотре этого фильма, отеческие, в каком-то смысле. Даже я, вздрогнувший после использования в фильме песни Buddy Holly «Everyday» и готовый уже абсолютно ко всему, совсем бы не удивился, если одним из гостей, заглянувших на огонек в подвал, оказался бы Мистер Блондин, который, включив свое любимое радиошоу «Кей-Билли: супер мелодии семидесятых», отрезал бы бедному учителю, например, губу, и удалился бы из фильма по своим неотложным делам. Сторонники конспирологических теорий могут размять мышцы и с легкостью завязать все концы на злополучного Тарантино, превратив его в скрытного кукловода, тайно, через фонд Рабиновича, проспонсировавшего данный фильм.

    Едва прочитав фабулу, сразу перед глазами всплывают(хорошо, что не в прямом смысле) недавние «Пленницы» с Хью Джекманном и Джейком Джилленхолом. Это фильмы-побратимы, однако, именно на фоне «Пленниц», понимаешь, чем они могли стать, но не стали и насколько хороши «Парни». Перечитав собственные записи насчет Пленниц, которые отдают весьма сдержанным оптимизмом, с нотками скепсиса насчет некоторых сценарных ходов, я понял, что, посмотри я их после парней, я бы разнес их в пух и прах, настолько разжеванным становится финал. Исходная ситуация, в которой отец берет правосудие в свои руки и начинает пытать вероятного подозреваемого, уже отдает каким-то сюрреализмом, она плохо превращается в какое-то морализаторское кино с заранее обусловленным обществом хеппиэндом. Как только вспоминаешь американскую версию, понимаешь, насколько авторское кино лучше очередного студийного блокбастера, с заранее определенными целями и задачами, пусть даже и нестандартного. В рецензии на Пленниц, я упоминал, что это американский вариант скандинавского детектива. Что ж, как это ни странно, но и черные комедии, пусть и в меньшей степени, тоже находят хорошую опору в лице северного кинематографа. Близкий градус жестокости, чуть более закрученный сюжет, но такое же ситуационное чувство юмора, когда не грех вдоволь посмеяться над отрубленным или сломанным пальцем, как, например, в «Джекпоте» по Ю Нёсбе, позволяет сроднить, пусть даже очень приблизительно, «Очень плохих парней» с этими фильмами.

    Юмор вообще занимает львиную долю фильма, скрашивает происходящее. Несомненно, некоторые гэги уже довольно затерты, как, например, постоянное прерывание героя, некоторые откровенно глупы, но черное чувство юмора не изменяет авторам. И если не у всех в голове всплывет сцена из «Залечь на дно в Брюгге» во время эпизода на скамейке, предпочту списать это на свое больное воображение, заставив посмеиваться, то почти все сцены с отцом Gidi скорее всего изрядно развеселят вас. В некоторые моменты, так и хотелось вставлять реплики из известных кинофильмов. Что-то типа известной цитаты другого Блондинчика: «Люди делятся на два сорта — тех, у кого револьвер заряжен, и тех, кто копает. Ты копаешь». Это именно черный юмор, в лучшем его проявлении. Режиссеры не упиваются насилием, используя его в строго дозированных количествах. Авторы умело играют на расовых стереотипах, находя им достойное применение. И вправду, сняв фильм по этому сюжету в любой другой стране, обнаружишь, что мотивация у героев какая-то хлипкая, того и гляди развалится, а весь ситуационный юмор куда-то делся. В конце концов, это очень еврейское кино, несмотря на то, что «таки» за весь фильм прозвучало лишь единожды. Однако, не хлебом единым, Кешалес и Папушадо отправляют нижайший поклон в сторону арабо-израильского конфликта, парой простых штрихов. А еще им делает честь то, что они не упомянули Вторую Мировую, упомянув, среди прочего, теорию хаоса, что только преумножает их честь. Разве что сначала несколько смутило то, что оператор постоянно использовал прием наезда на предметы, но потом и операторская работа выровнялась.

    Что ж, этот фильм обладает определенным шармом, пробуждает приятные ассоциации, обладает отменным черным юмором, радует слух интересным звукорядом, но, в любом случае, не рассчитан на широкую аудиторию, а скорее на несколько гиков, которых он точно не разочарует.

    21 февраля 2014 | 06:02

    Ироничный Цахи Град похоже даже не особо расстраивается о чудовищной смерти своей дочери. Профессиональный военный прекрасно понимает жизнь во всем ее ужасе и концентрируется исключительно на вопросе мести. Хладнокровно и не без изящества он готовит свой план мести. Педофил будет наказан. Но, что поделать, если желающих отомстит несколько? Чувствительный полицейский в исполнении Лиора Ашкенази готов пойти на многое, лишь бы расколоть подонка. Средства тут все будут хороши. Впрочем, а как пойдут дела, если наш подонок под пытками не сознается? Что делать, если на бравого военного найдется управа в лице тепло заботящейся матушки? Вот на эти вопросы нам и постараются ответить два израильских таланта — Кешалес и Папушадо.

    Большая часть фильма пройдет в пытках, но картина совсем не утратит интересности. Умело балансируя на грани самых эксплуатационных субжанров создатели ленты вынырнут в сторону логичности. Крутые парни, или как их называют в названии картины — очень большие волки, окажутся скромными маменькиными сынками, так до конца не наигравшимися «в войнушки». Чем больше они будут корчить из себя крутых, тем смешнее они будут выглядеть со стороны. Так вот, думаете кино о презумпции невиновности или сладостной мести? Нет, нет. Кешалес и Папушадо идут дальше и двумя легкими шагами напоминают об известном израильском противостоянии с арабами. Недоумение жителя арабской деревни при виде «серьезных мужчин» вполне понятно — он смотрит на взрослых людей, а видит мальчишечьи ужимки. Изящный и смелый вывод сверкнет как молния и тут же испарится в неожиданной концовке, предлагая зрителю удивляться неожиданно зрелой и выверенной режиссуре.

    8 из 10

    5 августа 2014 | 01:46

    По ходу просмотра проникаешься жалостью к педофилам, маньякам, серийным убийцам, насильникам и даже полицейским. Если бы их всех постигала такая участь, как учителя теологии, их впору было б причислять к лику святых великомучеников по версии еврейского аналога РПЦ или другой конфессиональной организации по месту жительства страстотерпца.

    Нет, я безусловно помню постулаты Библии: око за око, зуб за зуб. Продолжу экстраполяцию святой книги на фильм: ноготь за ноготь, голова за голову. Но ведь есть же и другой: «никто не может быть признан виновным, иначе как по приговору суда». Презумпция невиновности присутствует во многих УК, в израильском в том числе. Конечно, если бы сначала зритель увидел кровавую расправу над бедной девочкой, самые жестокие ее детали — скармливание конфет и отпиливание головы — и именно в исполнении первого маньяка (в фильме их несколько), он бы уже по-другому воспринимал происходящее. И если б отвращение к другим маньякам не прошло, то уж точно его бы не посетила мысль причислить первого к сонму святых страстотерпцев.

    Авторы же фильма, очевидно, ставили задачу сочинить детектив без детектива. Первый маньяк является виновным априори, без доказательств не только другим маньякам, но и зрителю. Финальная сцена с трупиком девочки на кровати также не дает однозначного ответа: на первого маньяка указывает только велосипед на стене, потому как зрителя до того в дом теолога не пускали. Впрочем, как и полицейских, догадавшихся нагрянуть с обыском только под конец. Почему не раньше? Ведь никаких новых улик/доказательств с тех пор не всплыло. Да и велосипеды есть у многих маньяков. Например, у второго — отца первой потерпевшей.

    Кстати, глядя на упоительную работу молотком и пассатижами в исполнении второго маньяка, третий (полицейский) убеждается, что тот — псих. Почему тогда ему не приходит в голову мысль, что убийца именно лысый? Грохнул свою дочку среди прочих, а теперь выбивает признание из невиновного, получая при этом немалое удовольствие (в чем и признается по ходу действа). Неужели авторы фильма не смотрели детективов? Или хотя бы не читали книг по логике. Вообще, сценарий — самое слабое место фильма. Дочка полицейского маньяка пропадает за несколько часов до звонка в участок. А мы знаем, что первый маньяк уже несколько дней под «колпаком» у двух других, не сводящих с него глаз. Есть и множество других проколов, вы их найдете без труда. Но, право, не стоит. Так как это не детектив, что следует из вышесказанного постулата об априорной виновности первого маньяка.

    Тогда что за жанр у творения? Комедия? Стеб над «кровавыми» фильмами? Стеб должен доходить до гротеска, чтобы зрителю было понятно отношение авторов фильма к рассказанной ими истории. И чтобы не возникало вопросов «а все ли у них в порядке с головой?» Конечно, иногда стеб бывает настолько неотличим от пародируемого жанра, что воспринимается именно как последний. Пример тому «Криминальное чтиво», которое почти все принимали за чистую монету. Помню, как на меня ворчали зрители в зале, когда я в голос смеялся над отдельными моментами. Тарантино настолько окрылился успехом, хотя поначалу наверняка недоумевал, что следующие фильмы уже ставил на полном серьезе, окончательно стерев грань между жанром и стебом над ним, введя чернуху как обязательный, морально оправданный, элемент конструкции. Но если в «Бесславных ублюдках» (и даже в том же «Чтиве») чернуха уживается с моралью, то в сабже она идет вразрез, в силу вышеприведенных пруфов. Посему кино «а ля Тарантино» из него не выходит.

    Быть может, комедия? Но таковой фильм прикидывается лишь под конец, когда четвертый маньяк (отец второго) с легкостью вступает в игру, как будто садится за покерный стол. Это уже тот самый гротеск. Плюс шутки с тортом и собачкой. Согласитесь, этих вкраплений мало.

    Остается самая прямая аналогия — корейские и тайские фильмы жанра «кетчуп». Распиливание людей пополам, вырывание зубов гвоздодером, забивание молотком — все эти радости зритель смакует, зная, что жертва — бэдбой. А в «Очень плохих волках», как я упомянул в самом начале, зритель в этом не уверен. Более того, так и остается в легком недоумении. К тому же, авторы непоследовательны на пути кетчупа — почему-то побоялись показать тело жертвы полностью — без головы. Об ее отсутствии зритель узнает много позже. Мало того, что это вносит дополнительную путаницу и в без того сумбурный сюжет, так еще и демонстрирует слабость режиссера, вступившего на скандальный путь, но идущего по нему с зажмуренными глазами. Автор фильма, кормящий зрителя картинами пыток, достойных гестапо, должен быть смелее.

    И наконец, последний вопрос: куда подевалась голова? Да, понятно, что эта голова, как и собственно убийство дочери, для второго маньяка не причина, а лишь повод заняться любимым делом, но все же интересно. Тем боле, что любая деталь должна иметь смысл, сказывающийся на сюжете. Кстати, классические маньяки всегда гордились своими подвигами и с радостью выдавали адреса хранилищ своих трофеев. Здесь опять поперек жанра. Но это я повторяюсь.

    3 из 10

    за тортик, собачку и лопату.

    14 мая 2014 | 21:11

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>