всё о любом фильме:

Звездная карта

Maps to the Stars
год
страна
слоган-
режиссерДэвид Кроненберг
сценарийБрюс Вагнер
продюсерСаид Бен Саид, Мартин Кац, Мишель Меркт, ...
операторПитер Сушицки
композиторГовард Шор
художникКэрол Спайэр, Эдвард Бонутто, Элинор Роуз Гэлбрейт, ...
монтажРональд Сандерс
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  22.5 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время107 мин. / 01:47
Номинации (1):
Место действия — два голливудских дома. В одном живет стареющая актриса, которая надеется сыграть роль собственной давно погибшей матери — легенды черно-белого кино. Другой особняк — резиденция сверхуспешного психотерапевта, его жены и их сына — 13-летнего миллионера, наркомана и звезды. В оба дома проникает девушка из Флориды, которая подружилась в твиттере с Кэрри Фишер и надеется с ее помощью покорить Лос-Анджелес.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (24 786)
ожидание: 97% (2617)
Рейтинг кинокритиков
в мире
60%
81 + 53 = 134
6.3
в России
84%
21 + 4 = 25
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снимался в течение пяти дней в Лос-Анджелесе и Беверли-Хиллз и в течение 24 дней — в Торонто, родном городе режиссера Дэвида Кроненберга.
    • Вигго Мортенсен и Рэйчел Вайс рассматривались на роли доктора Стаффорда и Гаваны Сегранд, но оба покинули проект из-за несогласованности в расписаниях съемок. В итоге их роли достались Джону Кьюсаку и Джулианне Мур.
    • Писатель и сценарист Брюс Вагнер снялся в фильме в эпизодической роли лысого водителя в темных очках и в черном костюме, который стоит на фоне, когда Бенджи оскорбляет Арнольда перед детской больницей. Примечателен тот факт, что Вагнер, прежде чем стал известным писателем, работал водителем лимузина.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Награда, которой Агата бьет Гавану, — это Genie Award, награда за достижения в кино, существовавшая в Канаде до 2012 года. Режиссер фильма Дэвид Кроненберг пять раз удостаивался этой награды.
    • еще 1 факт
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В начале фильма, в сцене в машине, вид за окном резко меняется при смене кадра, когда показывают по очереди водителя и пассажирку.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 574 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Кроненберг — тот режиссер, фильмы которого нельзя смотреть на полный желудок или в плохом самочувствии: здоровье неотвратимо ухудшится, а желудок захочет опорожниться. Видеть его «Космополис» было невыносимо скучно, как будто он вживую тащил из меня нервы. Смотреть его «Звездную карту» физически неприятно как на необратимо увечного, несчастного человека. Но люди — существа странные, периодически стремящиеся к негативным впечатлениям, отталкивающим личностям и мерзостным зрелищам, и в этом случае Кроненберг оказывается как нельзя более кстати.

    Немолодая и потасканная актриса Гавана жаждет вернуть былую славу, снявшись в биографичной ленте в роли своей мега-популярной когда-то матери. Востребованный психотерапевт доит кошельки жителей голливудских холмов. Его жена работает агентом при своем суперуспешном сыне-актере. И все четверо напрямую связаны с некрасивой девушкой в ожоговых шрамах, которой нравится глупенький и пустоватый водитель лимузина.

    Джулианна Мур — исключительно храбрая женщина, ибо только такая не побоится быть на экране откровенно старой — в пигментных пятнах и с увядающей кожей. Роберт Паттинсон снова и снова пытается доказать, что он не просто сумеречный мальчик-красавчик, хотя к чему бы — он давно уже не мальчик, а красавчиком никогда и не был. Миа Васиковска продолжает монополию на роли невзрачных целеустремленных девиц, начатую в «Милых костях» и «Джен Эйр». Фсе, остальные персонажи ничем особо не запомнились, ибо по большей части истерили в разной степени связи с сюжетом.

    Сюжет «Звездной карты» при всей ее голливудщине вполне распространен и приземлен. Изнанка любого большого дела — всегда мелкая и нудная рутина, лишенная масштаба и привлекательности. Эта разница особенно контрастна в мире кино, когда часть, предназначенная для широкого зрителя, блистает глянцем, драгоценными камнями и широкими улыбками, а рабочие будни полны закулисных интриг, склок и зависти. Возможно, Кроненберг чуть сгущает краски, утрируя и собирая в кучку весь этот цирк уродов, однако отдельные элементы мира кинобизнеса вполне могут существовать в реальности.

    На первый взгляд, нет ничего экстраординарного в желании быть известным, богатым и довольным жизнью. Все дело в том, что желание приобрести что-либо часто сочетается с возможностью что-либо потерять, своего рода бартерный обмен — скромности на непосредственность, порядочности на чувство собственного превосходства, разборчивости на успешность. Миллионы людей ежедневно балансируют на тонкой грани между ними, пытаясь добиться большего и не потерять главного, но герои «Звездной карты» давно перешли точку невозврата. Они циничны, себялюбивы, зациклены каждый в своем недосягаемо звездном, но примитивном мирке, и людьми они уже не станут.

    Фильм обладает уникальным даром вызывать неприятие, доходящее до отвращения во время просмотра, и запоздалое понимание и даже жалость через пару дней. Зритель сочувствует — издалека и с некоторой брезгливостью, зритель понимает — но живой человеческий интерес эти персонажи не вызывают.

    7 января 2015 | 22:00

    Исключительный статус Дэвида Кроненберга — чуть ли не главного (после Триера) провокатора в современном кинематографе — закрепленный за ним уже на протяжении тридцати лет, давно предполагал, что рано или поздно канадский enfant terrible выступит с обличительной тирадой в адрес прогнившей голливудской киноиндустрии. Тем не менее, сказать, что «Звездная карта» — едкая сатира, открывающая глаза на истинную, продажную сущность голливудского механизма, уродующего людей, значит не сказать о фильме ничего. Точно так же, как предыдущая картина Кроненберга, «Космополис», оказалась далека от громкого разоблачения капитализма, каким его пытались продать наивному зрителю, так и новое детище канадского режиссера в последнюю очередь памфлет на тему безоблачной жизни кинозвезд. Кроненберга, всегда занимавшегося человеческими трансформациями, будь то физические или душевные метаморфозы, в первую очередь интересуют внутренние превращения своих героев: Голливуд в данном случае выступает всего лишь внешней оболочкой, удачным фасадом для развертывания более глубокой истории.

    По сути, ленту можно разделить на два обособленных пласта, которые поначалу вроде как развиваются сами по себе, но чем дальше, тем больше взаимопроникают друг в друга. Первый уровень — сюжет Брюса Вагнера, во многом основанный на личном опыте сценариста и рассказывающий про изнанку звездной жизни с целой галереей внешне безупречных моральных уродов. Тут вам и стареющая актриса, пытающаяся вернуть себе былую славу, повторив головокружительную карьеру собственной матери, насиловавшей ее в детстве; и 13-ти летняя звезда сериалов, кумир девочек и миллионер, страдающий от последствий наркотической зависимости; его родители — успешный психотерапевт и нервная мамаша-менеджер — оказываются братом и сестрой, которые женились, не зная о кровном родстве, и наплодили психически ненормальных детей. Среди этих отталкивающих портретов самым адекватным кажется Джером, молодой водитель лимузина, который днем развозит селебрити по Лос-Анджелесу, а в свободное время пишет сценарии (альтер-эго Вагнера). Как-то раз он знакомится со странноватой девушкой Агатой, приехавшей в Голливуд из Флориды и имеющей крупные ожоги на лице.

    Именно Агата становится ключевым звеном в этой запутанной истории о жизни и смерти, которая связывает всех персонажей кроненберговской поэмы воедино: через нее проступает второй уровень картины, наложенный уже самим режиссером на вагнеровский сценарий. Вместе с Агатой на «фабрику грез» возвращаются призраки прошлого, подсознательные человеческие страхи, неясные голоса, цитирующие Поля Элюара, которые, по Кроненбергу, всегда являются изнанкой успеха, незримо присутствуют тут и там, готовые вонзиться в вас, чуть жизнь ослабит хватку. Каждый из героев ленты на протяжении двух часов безуспешно борется с тянущими их на дно фантомами, зная, что схватка уже давно проиграна и скоро контракт с Мефистофелем (в данном случае — Голливудом) подойдет к концу.

    Однако не стоит ждать от Кроненберга духоподъемного морального поучения. Извечный антиморалист, он выстраивает конфликт успешной голливудской жизни (мнимое добро) с очищающим огнем смерти (мнимое зло) только чтобы показать, что в мире, где люди переступают через чужое несчастье ради карьеры, где рвутся семейные связи в угоду большим деньгам, где, в конце концов, фекалии смазливого актера-малолетки покупаются за десятки тысяч долларов, героям держаться просто не за что, да и незачем. Почти двадцать лет назад в шокирующей «Автокатастрофе» Кроненберг уже ставил диагноз бездуховности современному обществу, но тогда герои, убегавшие от избыточной будничности потребительского мира, лишь по счастливой случайности оставались на волосок от гибели. В «Звездной карте» канадский экстремал связывает двух детей узами брака на пороге потустороннего, чтобы показать: смерть — это всего лишь свобода.

    28 декабря 2014 | 23:53

    Если долго всматриваться в дерьмо, рано или поздно провоняешься насквозь. Безусловно, я понимаю и даже отчасти разделяю основной посыл Кроненберга — показать, что от человеческой природы осталось в нашу эпоху, и в каком виде представлены эти остатки Но путь этот начался и окончился в «Экзистенции» — остальное, даже удачные попытки типа «Оправданной жестокости» или «Порока на экспорт», были в большей степени некими эмпатическими самоизлияниями, рассчитанными на сочувствие похожих. Со временем Кроненберг вовсе перестал обращать внимание на людей, морщащих нос в его присутствии. Это, конечно, удел великого художника — независимость от нравов и потребностей презренных масс. Но именно эстетическая копрофагия делает извращения Кроненберга частью Системы. Раньше уродов было меньше — они вполне довольствовались артхаусом. Нынче мерзость и тьма выдавливается на медиазависимых душах посредством мощнейшей пропагандистской машины — Голливуда. И в чём тогда смысл всех этих «разоблачений», особенно применимо к данному фильму? Это ведь даже не контркультура и уж подавно не антикультура — мерзость стала неотъемлемой деталью мироощущения того самого звероавтомата, порождённого Системой, которого, покачивая головой, нам усердно всю жизнь демонстрирует Кроненберг.

    Фильм по своему последователен. От отвратителен каждым кадром, каждой мизансценой, каждым диалогом и всей фабулой и атмосферой в целом. И отвратительность эта вполне системная и посюсторонняя… Они уже не имеет какого-то идеологического заряда — это уже некая современная эстетика.

    Этот фильм хорошо бы смотреть каким-нибудь талибам в воспитательных целях — дескать, вот они во что превратились, эти киборги, потерявшие сперва образ Божий, а затем и человечий. Таких и взрывать не жалко.

    3 из 10

    24 октября 2014 | 10:22

    Скажу честно, изначально я шла на фильм с несколько предвзятыми взглядами. Всё-таки к Кроненбергу нельзя относиться без уважения хотя бы из-за таких фильмов как Паук и Видеодром. Но скажу столь же честно, я изменила своё предвзято-хорошее мнение в ходе просмотра данного его творения. Это, конечно, еще не значит, что фильм не понравился, но наилучших ожиданий он, к сожалению, не оправдал.

    Я всегда уважала Кроненберга за такие фильмы, как Видеодром, и отношусь к его творчеству с уважением, даже не смотря на его фиаско в изображении, не обличении, прошу заметить, пороков богатых слоёв общества в Космополисе. Звёздная карта является, на мой взгляд, неким реваншем относительно неудавшейся идеи Космополиса, только здесь Кроненберг выставляет изображение пороков более неприкрыто, не завуалированно метафорами, которые этот режиссер очень любит, так что центральной идеей данного фильма можно считать всё же обличение данных пороков.

    Не зря Джулианна Мур получила за свою роль «Золотую пальмовую ветвь», ее игра действительно впечатляет: то ли она была рождена для роли скупердяйки-актрисы, то ли персонажа писали под нее. Остальные актёры на мой взгляд держатся на одном уровне, достойном хорошей оценки.

    Сценарий также положительно удивил, хотя, Кроненберг уже и выдохся на Космополисе и пригласил нового для себя сценариста, скорее всего из-за того, что человеку в возрасте попросту тяжело выполнять несколько работ сразу.

    Что же в фильме не понравилось? Не понравилась сама идея, хоть и реализация довольно хороша. Общество на деле не является загнивающим муравейником, как это представлено в фильме. Пусть Кроненберг не забывает, что он тоже его часть, и в таком случае также является одним из «звёзд» на его «звёздной карте», и также подлежит критике, коей он и подверг своих персонажей. Пусть эту критику и получит в лице хотя бы моём.

    6 из 10

    1 января 2015 | 23:22

    Сюрреальное путешествие в мир Голливуда. Или точнее в видение Кроненберга. А, как многим известно, Кроненберг тот еще тип, когда дело касается «видений».

    Я ничего не поняла. Хотя нет, я поняла, что мне никогда не понять Кроненберга. И я даже пытаться не хочу. Его Голливуд (уж я не знаю, насколько метафоричен на самом деле этот фильм) полон подростков-наркоманов, полу-безумных стареющих актрис, мечтающих об актерской славе молодых людей, какого-то сектанства, грязного секса и чрезмерной откровенности и пошлости. В принципе, ничего положительного. Более того, всё это представлено достаточно необычным образом, как-то лихорадочно, словно весь фильм — это один большой припадок. Каждый поворот сюжета — словно неестественный изгиб тела человека, пребывающего в состоянии ломки.

    Единственный, по моему мнению, весомый плюс фильма — Джулианна Мур. Роль по истине очень смелая и творческая, одна из тех, которая помогает расширить границы актерского потенциала. Все остальные актеры не запомнились и не потому что плохо сыграли — отнюдь, а потому что их роли/ персонажи были непонятны, не раскрыты, а от этого и неинтересны.

    В целом, фильм снят очень красиво и качественно, каждый кадр как картина, но сюжет представляет собой такую кашу, что техника съемки отходит на задний план.

    3 из 10

    8 января 2016 | 14:39

    Я уже распространялся по поводу ценности обладателей имени «Дэвид» в своей рецензии на фильм «Исчезнувшая» от 03.10.2014, повторяться не будем, предоставим читателю повод её перечитать, а заодно скажем — Кроненберг не исключение, а, напротив, возможно, самое яркое подтверждение интеллектуальной возвышенности Дэвидов. Осознание своего интеллекта, самодостаточности своей личности в неправильном, недостаточном окружении в наше время естественным образом приводит к некоторой социопатичности субъекта, позиция плюющегося желчью социопата становится максимально притягательной и удобной, как для самовыражения, так и для сохранения полноценности собственной личности. Такую же позицию выбрал в своё время Кроненберг, и аудитория его с тех пор стала сужаться на таких же ненавидящих и отторгающих современные проявления общества индивидов, надменных, гадких, но имеющих на то право.

    Как и рецензии вашего покорного слуги, большая часть фильмов Кроненберга — это своеобразные самоизлияния на тему уродливости современного социума и невозможности нормальной жизни в нём. Последний — «Звёздная карта» — это желчный плевок в сторону Голливуда, мифологизированного слепцами-невежами места, с шипением разъедающий накинутый масс-медиа покров гламура и обнажающий отвратительную действительность (пропорции тела действительности, конечно, были несколько домыслены и преувеличены гадким Дэвидом), развеивающий парящие над местом ароматы Chanel и Burberry, чтобы ничего не подозревающий зритель учуял, чем на самом деле пропитаны трусики Киры Найтли, и брюзгливо поморщился. Достигается подобный эффект, по давней привычке Кроненберга, мерами радикальными — Джулианна Мур, страдающая от запора, раскатывается смачным пердежом на весь туалет, при этом не затрудняясь мило глядеть в камеру и расспрашивать девчонку Васиковски (которая всего 4 года назад была блондинистой Алисой в стране чудес, а теперь загремела в критический реализм), как у той с половой жизнью. Перед этим освобожденная от какого бы там ни было обаяния Джулианна, мастистая, заимевшая с воспитания Голливудом все признаки породы сука, поворочает своё дряблое тело в месиве групповухи, после — испортит голубоглазого мальчика Роберта Паттинсона на заднем сиденьи его лимузина (да не будет это спойлером, ибо засвечено трейлером). На другом конце звёздной карты расположен дом Вайсов, под крышей которого живёт нормализованная ненормальностью окружающей среды семья, где муж и жена — это брат и сестра, совершающие инцест каждой ночью, он (Джон Кьюсак) пописывает популистские книги по психологии, декларирует на телевидении и лечит мануальной терапией приходящих к нему звёзд — они доверяют ему свои тела и свои секреты, он, обладающий фактурой и обаянием этакого коршуна-паука, распустил свои сети далеко, всезнающий и всепроникающий; телевизор с его отчаянно жестикулирующей фигурой включён в каждой квартире, в каждой ванной и спальне. У них есть сын, 13-летний teenage millionaire, извивающийся оборотами типа: «Готовь свою дыру, еврейский гомосек», употребляющий наркотики, склонный к насилию, и, как изящно изображено в сцене пати на хате, влекомый идеей самоубийства. Мать — обесцвеченная слезами женщина, непреклонно переживающая за него и только за него в любых ситуациях.

    В искусно сплетённом из сюжетных нитей, пёстрящем персонажами мирке Кроненберговского Голливуда углядывается конструкция Вселенной, реальный звёздный атлас, где дома и навязавшие себе среду, убеждённые в своём неодиночестве одиночки — как звёзды и планеты в безвоздушном, лишённом циничным Брюсом Вагнером сентиментальных прохладных ветров пространстве, бессмысленно плавающие, но удерживаемые гравитацией поведенческих привычек; мини-Вселенная, мини-цивилизация с собственными законами бытия, диаметрально отличающимися от общепринятых норм наружного, не касающегося их общества. Кроненберг, режиссёрско-операторский тандем — по ту сторону: камера почти всегда холодно-неподвижна, иногда совершает неторопливые, изучающие наезды, но не мечется вместе с персонажем в горячке эмоций и уж точно не пытается встать так, чтобы разглядываемое существо выглядело красиво. Кроненберг наблюдает, обличает, но не вмешивается — он достаточно умён, чтобы не вмешиваться. Голливуд в «Звёздной карте» есть не фантазия, но и не реальность — скорее, что-то между ними, недореальность, уродливая фантазия, альтернативный междумир, наделённый собственными мистическими свойствами — недаром перед героями периодически восстают призраки из прошлого — загробный, гниющий в могилах мир плотно переплетается здесь с миром живых, вползает и вытесняет его, порою привидения являются в совершенно неподходящий момент — например, во время групповухи. Кроненберг по-своему мифологизирует и мистифицирует Голливуд, как в своё время до него в «Малхолланд Драйве» делал другой Дэвид.

    Трудно, как видите, удержаться от пересказа сюжета новой калейдоскопически-многообразной конструкции Кроненберга, но как всегда мастерский сценарий имеет столько уровней восприятия, что простой пересказ, раскладывание оного по полочкам может здорово помочь в трактовании материала. Вагнер, удивительной извёртливости драматург, задорно манипулирующий персонажами и выстраивающий тончайшие психологически диалоги, вплетая мистику в сценарий, всё же, ни на йоту не отступается от художественной правды, все персонажи в своих поступках и словесных излияниях никогда не нарушают границы общего авторского замысла, все вплетены в чётко выверенные рамки Вагнеровской альтер-действительности, все подчиняются, действуют согласно обозначенным им автором функциям, а главное — ничто (в сценарно-диалогическом ряде, я не говорю о визуализации) не подаётся лобовым методом, ничто в общей картине не режет глаз отчаянным сиянием, не выделяется над ровно заполняющим полотно сероватым полутоном — а потому (и в этом основное обаяние Кроненберговских фильмов), количество трактовок, постмодернистки свободно допускаемое Брюсом и Дэвидом, настолько велико, что порою возникает соблазн для себя обратить его в ноль. Сам Вагнер, похоже (вполне могу ошибаться), тонко иронизирует над самим собой в одной сцене: героиня Васиковски предлагает охваченному «высокими» намерениями влезть ещё одной звездой на карту шофёру Паттинсону идею для сценария: «Тема — инцест Возможно, заезженно, но получилось бы классное инди Хорошо бы туда поменьше пафоса и побольше мифологии».

    Но, если, с одной стороны, 71-летний канадец Кроненберг, неоспоримо, большой мастер с внушительной фильмографией за плечами, то, с другой, он, конечно, несколько стар и выключен из сегодняшнего времени, пощёчины дряблых рук общественному вкусу хотя и весьма ощутимы, но уже не так горячи и звонки, как некогда, и последним своим плевком он немного мажет, разглядывать старческую слюну на протяжении почти двух часов бывает довольно скучно, провокативные методы его уже несколько утратили действенность и актуальность, а родственная эректильной способность радикалить немного подувяла.. Но внушительных размеров ум Кроненберга цепок и востр, как никогда прежде, хищнически пикирующие на зрителя мысли разогревают мозг докрасна, и всё равно, великолепный седовласый старец выходит сухим из воды, оставаясь понятным поверхностно и лишь отдельными частями.

    9 из 10

    И если бы не было отвратительно нарисованного огня в конце — а не забываем, на стыке 70х-80х маэстро славился, в частности, спецэффектами — если бы не откровенная компьютерная лажа в языках пламени и некоторые другие мелочи, перед нами была бы десятка в чистом виде.

    31 декабря 2014 | 14:01

    Подумать только … фильм с таким звездным составом (Джулианна Мур, Джон Кьюсак, Роберт Паттинсон, Миа Васиковски и многие другие) под руководством известного всем режиссера Дэвида Кроненберга получился просто мерзким. Изначально идея неплоха, сюжет хороший. Но тот способ, которым режиссер решил рассказать эту историю не может, вернее, не должен нравиться зрителям.

    Да, тема поднята серьезная — наркотики, несостоявшаяся карьера, тщеславие, несчастье в семье, детская обида и т. д. Но достучаться до зрителя, рассказать ему об этом можно сотнями разных способов. Искусство (в данном случае кинематограф), должно быть поучительным, ненавязчивым и красивым.

    Что мы увидим здесь, из кадра в кадр, детская (!) ругань, причем непрекращаемая, мат и сексуальные сцены, снятые настолько пошло, насколько это возможно. Не самая подходящая роль для Джулианны Мур. На мой взгляд, эта роль не принесет ей признания или наград. Однако, она удивляет в последнее время выбором фильмов. Мур действительно стала довольно разноплановой актрисой, и её героини все отличаются друг от друга. Роберта Паттинсона мы увидим лишь в нескольких коротких сценах, и ничего выдающегося в его игре нет. Все это уже видели в его предыдущих работах. Манера говорить, мимика, жесты… ничего нового.

    В заключение, хотелось бы добавить, что фильм не несет в себе никакого реального нужного смысла. История завершается ничем. Никто не получил по заслугам — ни положительный персонаж (а был ли он….?) ни отрицательный. Искренне надеюсь, что в мире кино, в жизни, все не так…

    3 балла только за идею и хорошую актерскую игру Джуллианы Мур.

    3 из 10

    9 января 2015 | 18:20

    Почему ? Для чего ? К чему всё это ? Именно такие вопросы возникают после просмотра «шедевра» Дэвида Кроненберга. В своей Голливудской сатире он рассказывает про семейство Вайсов во главе с доктором Стэффордом (Джон Кьюсак), который живёт со своей женой Кристиной (Оливия Уильямс) и 13-летним сыном Бенджи (Эван Бёрд) — телезвездой и наркоманом. Но сюжет крутиться не только вокруг них, режиссёр нам также показывает стареющую актрису в исполнении Джулианны Мур, которая страдает «синдромом Чарли Кантримена» и хочет сыграть роль своей давно погибшей матери — легенды чёрно-белого кино. Однако Кроненберг и сценарист Брюс Вагнер не ограничиваются только этим, они вписывают ещё и девочку из Флориды Агату (Миа Васиковска), которая приезжает в Лос-Анджелес, в надежде покорить Голливуд и встречается с таким же мечтателем Джеромом (Роберт Паттинсон), который работает водителем лимузина.

    Дэвид Кроненберг в одном из интервью заявляет: И хотя это сатира, это также очень мощно, эмоционально, проницательно и смешно. Возможно, найдутся такие люди, у которых этот фильм вызвал бурю эмоций, ибо невозможно не насладиться гениальной сатирой мистера Кроненберга ! Лично я остался абсолютно равнодушным, ноль эмоций. Если сам режиссёр со своим сценаристом обходятся со своими героями так небрежно, то почему я должен относиться к ним с уважением ? Такое ощущение, что Дэвид Кроненберг с Брюсом Вагнером решили немного отдохнуть, поразвлечься, накуриться и от души посмеяться над знаменитостями. Высмеивать пороки это неплохо, но нельзя же так небрежно ?! Ни смеха, ни сочувствия, ни переживания, абсолютно никаких чувств у меня не возникло. В начале может показаться, что это какая-нибудь красивая история про девушку, которая приехала и покорила Голливуд, но увы это далеко не так. Такой актёрский состав, определённо, заслуживает лучшего фильма ! 15 млн. долларов можно было использовать намного полезней, если бы создатели думали головой, однако они просто решили окунуть хороших актёров в дерьмо, дабы посмеяться над ними. Это абсолютное неуважение к актёрам и их персонажам. А зачем вообще надо было приглашать Роберта Паттинсона в этот фильм ? Дабы он показал своё «умение» трахаться в лимузине ?!

    Дэвид Кроненберг снял самую бездарную сатиру, не раскрывая и не развивая своих персонажей, абсолютно наплевав на них. Сюжет отсутствует, ибо просто высмеиваются пороки звёзд, а эффект с огнём к концу фильма вызывает просто смех, ибо такого убого сделанного эффекта с огнём мне встречать вроде не доводилось. Актёры ни в коем случае не виноваты, они сделали всё, что требовалось от них. Виноваты во всём создатели, которые просто ради забавы сняли совершенно ненужный фильм, показывая как зажрались в Голливуде и наверное хотели сказать, что несмотря на богатство, у знаменитостей тоже бывают проблемы и нелёгкая жизнь. Единственный плюс в этом фильме, так это отличная актёрская игра Джулианны Мур, за что она и получила Золотую пальмовую ветвь от Каннского кинофестиваля.

    «Звездная карта» — небрежно упакованная подарочная коробка, открыв которую вы обнаружите, что он пуст, а упаковывать пустую коробку совершенно не имеет смысла, сплошное издевательство.

    2 из 10

    25 ноября 2014 | 13:28

    «Звездная карта! Звездная карта! Пять долларов за брошюру!»

    Вы вынимаете кошелек чтобы отдать деньги, и с предвкушением разворачиваете буклет. Но что это? Вместо ожидаемых легенд, талантов и гениев — адрес некой Гаваны Сегранд, пребывающей в постоянной депрессии и представляющей собой что-то в духе стареющей Линдси Лохан. Мисс Сегранд живет надеждой сыграть собственную умершую мать, в новой биографической картине. Легендарная мать, в свою очередь, частенько является ей в самые неподходящие моменты. А вот адрес семьи Вейс, состоящей из папаши, звездного психотерапевта-шарлатана, одержимой контрактами и собственным сыном мамаши, и нарко-проблемного паренька с манией величия, звезды какого-то дурацкого телесериала. По адресам разъезжает смазливый лимузино-водитель, на самом деле актер и сценарист, Джером Фонтана, а неподалеку, от адреса к адресу, снует странная девочка с ожогами на теле, мечтающая снять фильм на тему инцеста между братом и сестрой. Весьма необычная карта. Должно быть, остальные обитатели империи грез запретили разглашать свои адреса. Или умерли. Или переехали. Или в Голливуде уже и посмотреть не на что, да и не на кого, приходится довольствоваться тем, что имеется.

    Надо сказать, аттракционами и развлечениями здесь и не пахнет. Обычные серые будни. Стандартные пороки и глуповатые разговоры. Светилы копошатся в своем мирке словно вонючие хомячки. Только призраки, да стихотворение Поля Элюара привносят частичку возвышенности в происходящее (однако, ближе к финалу засевшее в могзу «имя твое пишу» кажется навязчивым до невозможности). Ах да, еще обгоревшая девочка (Миа Васиковска уже играла похожую героиню в «Порочных играх»), выгодно контрастирующая с остальными персонажами, которые, не смотря на свои лощеные тела, уже давно сгнили изнутри. Выглядит все это как стариковское брюзжание про то, как все ужасно грязно, развратно, плохо и беспросветно.

    Но во всем есть свой смысл, и в данном художественном реалити-шоу, вероятно, тоже. Нужно только хорошенько его поискать или выбрать из нескольких вариантов. Должно быть, Кроненберг хотел показать нам изнанку Голливуда, так сказать скверну, царящую за фасадом. Спасибо за попытку, но впечатлить не удалось, знаем, слышали, видели. А может перед нами инцестная семейная драма, из которой (совсем не удивительно) так и не смогло выродится ничего здравого (здорового). На вопрос «почему не смогло?» ответили сами создатели устами одной из героинь: «Тема — инцест. Возможно, заезженно, но получилось бы классное инди. Хорошо бы туда поменьше пафоса и побольше мифологии». Остается последний вариант — готический элемент, призраки, видения… Все то, что создает фильму необычную атмосферу схожую с фильмами Копполы младшей и сильно напоминающею по ощущениям фильм «Чамскраббер», черную мистическую комедию 2005 года на тему разоблачения американской мечты. Это конечно интересно, но одной атмосферы как-то недостаточно. Получается, с какой стороны к фильму не подойдешь — везде чего-то не хватает. Уцепиться не за что и после просмотра не наступает идейное просветление, обычно наличествующее даже в банальных комедиях. А то, что «священные чудовища» — это вонючие хомячки — слишком уж плоско и тривиально.

    19 апреля 2015 | 12:44

    После провальной экранизации новеллы Дона ДеЛилло, Девид Кроненберг снова приглашает на съемочную площадку Роберта Паттинсона (который словно бы в пику «Сумеркам» выбирает самые безумные роли, от того лишь выставляя себя на посмешище) и опять пытается имитировать «независимое» кино. В «Звездной карте» попытки претендовать на оригинальность и новаторство выглядят еще более нелепыми, нежели это было в «Космополисе». Хотя чего можно ожидать от сценариста фильма Брюса Вагнера, написавшего «Кошмар на улице Вязов 3»? Очевидно, что о качестве не может быть и речи, а критериальность, определяющая значимость фильма как произведения искусства становится просто бесполезной.

    Многостраничные/часовые интервью Кроненберга, обещавшие «серьезное кино», «Беверли Хиллз без прикрас» и прочие тезисы, позиционировавшие «Звездную карту» как небывалую вершину в карьере каждого, принимавшего участие в фильме, оказались скорее не ложью, а тотальной потерей аксиологических ориентиров современных деятелей искусства, путающих категории «быть» и «казаться». Несвязанные между собой никак кроме формально декларируемых режиссером взаимодействий (то есть без выстроенной драматургии) герои, занимаются в «Звездной карте» тем, что можно назвать бессмысленностью бытия. Психопатичные дети и их родители, помешанные на славе и готовые убивать — такими видит своих персонажей Кроненберг.

    Без завязки, кульминации и разрешения «Звездная карта» демонстрирует случайные сцены галлюцинаций, насилия и убийств. Режиссер буквально упивается деградацией, доводя ее в финальных кадрах до предела. Без закадровой музыки и оригинальных планов, без смены освещения и искусного монтажа «Звездная карта» напоминает реалити-шоу, происходящее в рамках постапокалиптического мира, где у индивидов не осталось ничего кроме собственного тела, ставшего центром их мироздания. Это отнюдь не сатира и не сожаления о потерянной чести. Режиссер фильмов, относящихся к той категории, что показывают по телевидению в так называемое «мертвое время», в 2007-м году наиболее приблизился к кинематографу высшего класса своим «Пороком на экспорт», произошло это исключительно благодаря талантливому сценаристу Стивену Найту и драматически сильным актерским работам, просто не способен работать с мировоззренческими вопросами. А показать мерзость, совсем не значит осудить ее, Кроненберг, впрочем, и не осуждает, он любуется своими творением и воспевают уничижение духа.

    Возможно «Звездную карту» логичней было бы рассматривать как фильм о дисфункциональных семьях, чем о проблемах людей из шоу-бизнеса, но даже в этом случае картине не хватает осмысленности и материала, который зритель мог бы подвергнуть анализу. Кроненберг не делает ничего кроме того, что компонует наиболее яркие примеры антисоциального поведения — насилие над ближним, отречение от всех моральных принципов, издевательство над собственным телом, садизм и пр. Что поразительно, так это успех, с которым «Звездная карта» шла в ограниченном прокате (собрав кассу в несколько миллионов долларов, что для псевдо-независимого фильма довольно внушительная сумма), чему причиной отчасти послужили звездные имена — Джон Кьюсак, Роберт Паттинсон, Джулианна Мур и пр. Вместе с тем, попадание фильма в конкурс Канн, свидетельствует о том, что «Звездная карта» точно отвечает сложившейся конъюнктуре безыдейности и разложения сложных структур до примитивных элементов. Теперь достаточно просто «показать» нечто, не приводя доводов и философских оснований (в комичной форме такая ситуация была продемонстрирована в «Идиократии»). Почти двухчасовой хронометраж «Звездной карты» не стоит и минуты таких лауреатов Каннского фестиваля как «Пианист» или «Пугало».

    У Кроненберга никогда не получится авторского кино, так как для его создания необходимо обладать особым мнением, располагать суждениями о тех или иных объектах и ситуациях, рассматриваемых в фильме. Сатиры также не получилось, так как это жанр архисложный, а «мэтр» здесь не смог снять даже приличествующей своему статусу драмы. Но сама ситуация, возникшая вокруг «Звездной карты» напоминает сатиру — зрители, восторгающиеся бессюжетным зрелищем, в котором кроме звездных имен и маргинального поведения, как центрообразующего концепта, нет ничего. Объяснить потребителю «Звездной карты» всю низость этого продукта не представляется возможным, так как потребностям желающих фильм отвечает, а о ценностях они представления не имеют. Ведь зачем нужен такой сложный и красивый «Облачный атлас», когда есть примитивная «Звездная карта»? Разве что для мечтательных глупцов, а «продвинутым» зрителям больше подходит Кроненберг и его «кино».

    28 ноября 2014 | 18:45

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>