всё о любом фильме:

Звездная карта

Maps to the Stars
год
страна
слоган-
режиссерДэвид Кроненберг
сценарийБрюс Вагнер
продюсерСаид Бен Саид, Мартин Кац, Мишель Меркт, ...
операторПитер Сушицки
композиторГовард Шор
художникКэрол Спайэр, Эдвард Бонутто, Элинор Роуз Гэлбрейт, ...
монтажРональд Сандерс
жанр драма, комедия, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  22.5 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время107 мин. / 01:47
Номинации (1):
Место действия — два голливудских дома. В одном живет стареющая актриса, которая надеется сыграть роль собственной давно погибшей матери — легенды черно-белого кино. Другой особняк — резиденция сверхуспешного психотерапевта, его жены и их сына — 13-летнего миллионера, наркомана и звезды. В оба дома проникает девушка из Флориды, которая подружилась в твиттере с Кэрри Фишер и надеется с ее помощью покорить Лос-Анджелес.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (24 786)
ожидание: 97% (2615)
Рейтинг кинокритиков
в мире
60%
81 + 53 = 134
6.3
в России
84%
21 + 4 = 25
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм снимался в течение пяти дней в Лос-Анджелесе и Беверли-Хиллз и в течение 24 дней — в Торонто, родном городе режиссера Дэвида Кроненберга.
    • Вигго Мортенсен и Рэйчел Вайс рассматривались на роли доктора Стаффорда и Гаваны Сегранд, но оба покинули проект из-за несогласованности в расписаниях съемок. В итоге их роли достались Джону Кьюсаку и Джулианне Мур.
    • Писатель и сценарист Брюс Вагнер снялся в фильме в эпизодической роли лысого водителя в темных очках и в черном костюме, который стоит на фоне, когда Бенджи оскорбляет Арнольда перед детской больницей. Примечателен тот факт, что Вагнер, прежде чем стал известным писателем, работал водителем лимузина.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • Награда, которой Агата бьет Гавану, — это Genie Award, награда за достижения в кино, существовавшая в Канаде до 2012 года. Режиссер фильма Дэвид Кроненберг пять раз удостаивался этой награды.
    • еще 1 факт
    Ошибки в фильме
    • Внимание! Список ошибок в фильме может содержать спойлеры. Будьте осторожны.
    • В начале фильма, в сцене в машине, вид за окном резко меняется при смене кадра, когда показывают по очереди водителя и пассажирку.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 574 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    «Звездная карта» — фильм для терпеливого и продвинутого зрителя. Почему? Первую половину фильма действительно ничего не понятно и кажется, что ничего никогда уже не станет понятно.

    Но терпение зрителя вознаграждается. Неожиданные повороты сюжета и развязка стоят того.

    Кому не нужно смотреть этот фильм?

    На моем сеансе в кинотеатре несколько человек «гордо» покинули зал где-то на середине картины, за 5 минут до самого интересного. Поэтому не удивительно, что у фильма уже столько негативных отзывов. Некоторые «критики», наверное, просто не досмотрели картину до конца.

    Конечно, если вы ходите в кино, чтобы мозг отдохнул, на этот фильм вам лучше не идти. Если вы плохо переживаете ощущение неизвестности и непонятности в фильмах — вам не понравится «Звездная карта».

    Но если вам по душе «развивающие» мозг и сложные фильмы, как «Красота по-американски» и т. д. — этот фильм вас не разочарует. В какой-то момент становится действительно ничего не понятно, но потом все встает на свои места.

    Драматическая «шпилька» Голливуду

    Создатели фильма «прошлись» по жизни Голливуда и с тонкой иронией показали:

    - звездную жизнь изнутри

    - увлечение звездами сайентологией

    - психологов, выкачивающие деньги из сумасшедших знаменитостей

    - интриги актерской среды

    - звездную болезнь

    - успех «через постель» и т. д.

    Ироничная трагедия о звездах

    «Звездная карта» это прямолинейная, трагичная и ироничная история о жизни звезд, чьи шкафы забиты самыми неожиданными звездными скелетами. И этот фильм хочется посмотреть, как минимум, еще раз.

    8 из 10

    21 декабря 2014 | 19:14

    Больше чем уверен, что фильму Дэвида Кроненберга светят пара «Оскаров» и ряд других престижных наград. Киноакадемики вряд ли смогут пройти мимо этого многозначительного взгляда режиссера, брошенного через голливудский забор. Дерзну даже предположить, что они разглядят там острую драму о буднях, интригах и изнанке «Фабрики грез с глубокими философскими посылами. А такое не может остаться безнаказанным…. простите — ненагражденным.

    Однако восточноевропейскому зрителю-аматору, одним из которых скромно числю и себя, «Звездная карта» может видеться совсем иначе. Одно дело, если ты посвящен в подробностях, все причудливые перипетии голливудских интриг м «межзвездных» отношений — тогда эта картина имеет шансы на успех и среди тебя. Но если ты вникаешь во все это мало, или тебе это вообще не близко… Тогда где-то минуте к 30-й, когда знакомство с заявкой, кругом основных героев состоялось, ты начинаешь понимаешь, что эта кинонаблюдение за повседневностью на «Фабрике звезд» прочно осело в размеренном русле, по которому так и будет неторопливо тянуться неспешными диалогами с минимальными шансами на взрыв действия и эмоций. И ты погружаешься в такую беспросветную пучину тоски, скуки и апатии, что риск захрапеть в кинозале растет прямо пропорционально неторопливости развития событий.

    К счастью, в фильме нашлось кому вытащить зрителя за волосы из этого болота. Этим чудо-спасителем стал прежде всего юный Эван Бёрд, потрясающе сыгравший почти безнадежно провалившее испытание славой дитя, по-моему, поставившее рекорд по числу вкушенных страстей и пороков в шоумегатусовке. Бёрд невероятно убедителен в каждой сцене, движении, реплике, слове и жесте. Даже малопонятную и невнятную концовку он и то умудрился пусть не полностью, но оживить. До «Звездной карты» Эван снимался в сериалах, но если за что-то и быть благодарным ленте Кроненберга, то это именно за открытие сего юного таланта для большого в кино. В в котором, уверен, у Бёрда есть все возможности преуспеть.

    Неплохо отыграли в картине, составив достойную компанию Бёрду, также Нив Уилсон, Кьяра Гласко и Джастин Келли. Ну, и разумеется, Миа Васиковска, вытащившая максимум из своей явно недоработанной сценаристами Агаты максимум и сыгравшая на сегодня одну из лучших своих ролей. Все вышеперечисленные в результате и обеспечили ленте Кроненберга хоть какую-то смотрибельность и мои шесть баллов, в противном случае «Звездной карте» грозила бы от меня безоговорочная«единица».

    Остальным занятым в проекте, на мой взгляд, должно быть стыдно, настолько они невыразительны и блеклы. Все. Утруждать себя фамилиями не буду, лишь замечу, что «первенство» среди них уверенно держит Джон Кьюсак, от которого такого слабого выступления, признаюсь не ожидал. Что же дл Роберта Паттинсона, то оставить себе прическу от блестяще сыгранного персонажа в «Ровере» еще не значит обязательно повторить этот успех. В «Звездной карте» Паттинсон попросту потерялся.

    Претензия же на глубокофилософские посылы, в фильме, увы, так и осталось теорией, не реализовавшейся на практике. С этим Кроненберг явно перемудрил. Настолько, что сложно понять: или все в картине сложно и заумно, или наоборот, слишком просто, аж до примитива. В «Космополисе», к слову, отрывшем мне Паттинсона как серьезного талантливого актера, Кроненберг сумел донести до зрителя ряд интересных и ценных мыслей. В «Звездной карте», на мой взгляд, режиссер все слишком усложнил и запутал, сей клубок так и остается к финалу размотанным лишь наполовину, если не на треть.

    Кино, имевшее все предпосылки стать чуть ли не провальным, спас хорошо проведенный «конкурс» юных талантов на ряд ролей. Посему

    6 из 10

    28 декабря 2014 | 04:04

    Я уже распространялся по поводу ценности обладателей имени «Дэвид» в своей рецензии на фильм «Исчезнувшая» от 03.10.2014, повторяться не будем, предоставим читателю повод её перечитать, а заодно скажем — Кроненберг не исключение, а, напротив, возможно, самое яркое подтверждение интеллектуальной возвышенности Дэвидов. Осознание своего интеллекта, самодостаточности своей личности в неправильном, недостаточном окружении в наше время естественным образом приводит к некоторой социопатичности субъекта, позиция плюющегося желчью социопата становится максимально притягательной и удобной, как для самовыражения, так и для сохранения полноценности собственной личности. Такую же позицию выбрал в своё время Кроненберг, и аудитория его с тех пор стала сужаться на таких же ненавидящих и отторгающих современные проявления общества индивидов, надменных, гадких, но имеющих на то право.

    Как и рецензии вашего покорного слуги, большая часть фильмов Кроненберга — это своеобразные самоизлияния на тему уродливости современного социума и невозможности нормальной жизни в нём. Последний — «Звёздная карта» — это желчный плевок в сторону Голливуда, мифологизированного слепцами-невежами места, с шипением разъедающий накинутый масс-медиа покров гламура и обнажающий отвратительную действительность (пропорции тела действительности, конечно, были несколько домыслены и преувеличены гадким Дэвидом), развеивающий парящие над местом ароматы Chanel и Burberry, чтобы ничего не подозревающий зритель учуял, чем на самом деле пропитаны трусики Киры Найтли, и брюзгливо поморщился. Достигается подобный эффект, по давней привычке Кроненберга, мерами радикальными — Джулианна Мур, страдающая от запора, раскатывается смачным пердежом на весь туалет, при этом не затрудняясь мило глядеть в камеру и расспрашивать девчонку Васиковски (которая всего 4 года назад была блондинистой Алисой в стране чудес, а теперь загремела в критический реализм), как у той с половой жизнью. Перед этим освобожденная от какого бы там ни было обаяния Джулианна, мастистая, заимевшая с воспитания Голливудом все признаки породы сука, поворочает своё дряблое тело в месиве групповухи, после — испортит голубоглазого мальчика Роберта Паттинсона на заднем сиденьи его лимузина (да не будет это спойлером, ибо засвечено трейлером). На другом конце звёздной карты расположен дом Вайсов, под крышей которого живёт нормализованная ненормальностью окружающей среды семья, где муж и жена — это брат и сестра, совершающие инцест каждой ночью, он (Джон Кьюсак) пописывает популистские книги по психологии, декларирует на телевидении и лечит мануальной терапией приходящих к нему звёзд — они доверяют ему свои тела и свои секреты, он, обладающий фактурой и обаянием этакого коршуна-паука, распустил свои сети далеко, всезнающий и всепроникающий; телевизор с его отчаянно жестикулирующей фигурой включён в каждой квартире, в каждой ванной и спальне. У них есть сын, 13-летний teenage millionaire, извивающийся оборотами типа: «Готовь свою дыру, еврейский гомосек», употребляющий наркотики, склонный к насилию, и, как изящно изображено в сцене пати на хате, влекомый идеей самоубийства. Мать — обесцвеченная слезами женщина, непреклонно переживающая за него и только за него в любых ситуациях.

    В искусно сплетённом из сюжетных нитей, пёстрящем персонажами мирке Кроненберговского Голливуда углядывается конструкция Вселенной, реальный звёздный атлас, где дома и навязавшие себе среду, убеждённые в своём неодиночестве одиночки — как звёзды и планеты в безвоздушном, лишённом циничным Брюсом Вагнером сентиментальных прохладных ветров пространстве, бессмысленно плавающие, но удерживаемые гравитацией поведенческих привычек; мини-Вселенная, мини-цивилизация с собственными законами бытия, диаметрально отличающимися от общепринятых норм наружного, не касающегося их общества. Кроненберг, режиссёрско-операторский тандем — по ту сторону: камера почти всегда холодно-неподвижна, иногда совершает неторопливые, изучающие наезды, но не мечется вместе с персонажем в горячке эмоций и уж точно не пытается встать так, чтобы разглядываемое существо выглядело красиво. Кроненберг наблюдает, обличает, но не вмешивается — он достаточно умён, чтобы не вмешиваться. Голливуд в «Звёздной карте» есть не фантазия, но и не реальность — скорее, что-то между ними, недореальность, уродливая фантазия, альтернативный междумир, наделённый собственными мистическими свойствами — недаром перед героями периодически восстают призраки из прошлого — загробный, гниющий в могилах мир плотно переплетается здесь с миром живых, вползает и вытесняет его, порою привидения являются в совершенно неподходящий момент — например, во время групповухи. Кроненберг по-своему мифологизирует и мистифицирует Голливуд, как в своё время до него в «Малхолланд Драйве» делал другой Дэвид.

    Трудно, как видите, удержаться от пересказа сюжета новой калейдоскопически-многообразной конструкции Кроненберга, но как всегда мастерский сценарий имеет столько уровней восприятия, что простой пересказ, раскладывание оного по полочкам может здорово помочь в трактовании материала. Вагнер, удивительной извёртливости драматург, задорно манипулирующий персонажами и выстраивающий тончайшие психологически диалоги, вплетая мистику в сценарий, всё же, ни на йоту не отступается от художественной правды, все персонажи в своих поступках и словесных излияниях никогда не нарушают границы общего авторского замысла, все вплетены в чётко выверенные рамки Вагнеровской альтер-действительности, все подчиняются, действуют согласно обозначенным им автором функциям, а главное — ничто (в сценарно-диалогическом ряде, я не говорю о визуализации) не подаётся лобовым методом, ничто в общей картине не режет глаз отчаянным сиянием, не выделяется над ровно заполняющим полотно сероватым полутоном — а потому (и в этом основное обаяние Кроненберговских фильмов), количество трактовок, постмодернистки свободно допускаемое Брюсом и Дэвидом, настолько велико, что порою возникает соблазн для себя обратить его в ноль. Сам Вагнер, похоже (вполне могу ошибаться), тонко иронизирует над самим собой в одной сцене: героиня Васиковски предлагает охваченному «высокими» намерениями влезть ещё одной звездой на карту шофёру Паттинсону идею для сценария: «Тема — инцест Возможно, заезженно, но получилось бы классное инди Хорошо бы туда поменьше пафоса и побольше мифологии».

    Но, если, с одной стороны, 71-летний канадец Кроненберг, неоспоримо, большой мастер с внушительной фильмографией за плечами, то, с другой, он, конечно, несколько стар и выключен из сегодняшнего времени, пощёчины дряблых рук общественному вкусу хотя и весьма ощутимы, но уже не так горячи и звонки, как некогда, и последним своим плевком он немного мажет, разглядывать старческую слюну на протяжении почти двух часов бывает довольно скучно, провокативные методы его уже несколько утратили действенность и актуальность, а родственная эректильной способность радикалить немного подувяла.. Но внушительных размеров ум Кроненберга цепок и востр, как никогда прежде, хищнически пикирующие на зрителя мысли разогревают мозг докрасна, и всё равно, великолепный седовласый старец выходит сухим из воды, оставаясь понятным поверхностно и лишь отдельными частями.

    9 из 10

    И если бы не было отвратительно нарисованного огня в конце — а не забываем, на стыке 70х-80х маэстро славился, в частности, спецэффектами — если бы не откровенная компьютерная лажа в языках пламени и некоторые другие мелочи, перед нами была бы десятка в чистом виде.

    31 декабря 2014 | 14:01

    Итак, как это очевидно, «Звездная карта» — отнюдь не карта звездного неба, а обильно продаваемый в Лос-Анжелесе путеводитель по адресам домов знаменитостей. Домов здесь представлено только два, но зато каких колоритных — в первом живет стареющая актриса Гавана Сегранд (феерическая роль Джулианны Мур), которая жаждет сыграть в римейке роль своей знаменитой матери, погибшей при пожаре звезды Голливуда Клэрис Таггарт (Сара Гадон), но психика Гаваны надломлена с детства из-за инцестуальной связи с Клэрис. Второй дом — это семья голливудского психоаналитика Стаффорда Вайсса (Джон Кьюсак), который занимается лечением Гаваны, но в упор не замечает проблем своего 13-летнего сына, который, будучи звездой сериалов, полностью погряз в пороках, цинизме и наркотиках. И эти два дома суждено посетить таинственной Агате (Миа Васиковска), тихой девушке с обожженным лицом, которая попадает в Город Ангелов по протекции Кэрри Фишер, подружившейся с Агатой в «Твиттере». И причины появления девушки в Голливуде носят очень мрачный характер…

    Известно, что самый знаменитый режиссер Канады Дэвид Кроненберг обожает патологии, о чем говорят его ранние фильмы ужасов — «Выводок», «Судороги», «Муха», «Видеодром». Затем он решил снимать более серьезное кино, но и оно доказало, что любовь к перверсиям у него никуда не исчезла («Связанные насмерть», «Автокатастрофа», «М. Баттерфляй», «эКзистенЦия», «Паук»). При этом Кроненберг вовсе не заинтересован в пустом эпатаже и смаковании человеческих извращений, он выступает своего рода искусным анатомом, для которого людские пороки оказываются лишь скальпелем, которым он аккуратно вскрывает тела отдельных социальных явлений, не поучая и не занимаясь ненужным морализаторством, а всего лишь демонстрируя истинное лицо морального уродства. Тем не менее, промахи случались и у него, к таковым относится снятый в 2011г. неудачный «Опасный метод», в котором режиссер не смог полностью раскрыться по, казалось бы, стопроцентно «своей» психопатологической теме, а снял пресную и «правильную» разговорщину, запомнившуюся только Венсаном Касселем и творившей хоррор-шоу своей хлопающей челюстью Кирой Найтли, которая тщетно пыталась изобразить буйный невроз. Но на сей раз Кроненберг отыгрался сполна отличной и очень злой сатирой на ненавидимый им лицемерный Голливуд, несмотря на то, что тема эта далеко не нова. Он вовсе не пытается работать тонкими штрихами и нюансами, а порой нарочито рисует жирные линии, откровенно сравнивая работу Фабрики Грез с заводом по переработке отходов человеческой жизнедеятельности — чего стоят монологи юных «дарований» о продаже собственных фекалий за баснословную цену и сцена с какающей Джулианной Мур. Неслучайно лейтмотивом всего фильма выступает стихотворение Поля Элюара «Свобода» — Кроненберг без малейшей скованности, находясь в совершенном творческом просторе и с легкостью высказывается по наболевшим для него темам, устроив циничную и злую порку лицемерных уродцев, погрязших в цинизме, разврате, лжи, прислуживании ложным идеалам, отсутствии моральных принципов в достижении целей (сцена, когда Гавана Сегранд пускается в пляс от радости, что у ее конкурентки утонул маленький сын, и роль теперь достанется ей, говорит сама за себя), и делает это лихо, хлестко и метко. Конечно, попытка выставить Голливуд мрачным и вероломным местом была куда глубже и изящнее предпринята у Дэвида Линча в «Малхолланд Драйв», а Кроненберг лишь доводит историю до легкого гротеска и просто демонстрирует содержимое вскрытой тушки «Фабрики Грез», как всегда, не призывая к морализаторству и попыткам направить на путь истинный, но при этом выносит безжалостный приговор бездушной массовой культуре. Отдельно стоит сказать и об актерах, которые очень уверенно справляются со своими партиями, но Джулианна Мур — это просто настоящее украшение фильма. Играя с неподдельным вдохновением, незаслуженно обходимая «Оскаром» актриса наконец-то смогла с достоинством продемонстрировать свои отменные способности, создав противоречивый, разноплановый образ гаснущей знаменитости, которую наши критики сравнили с падающей звездой, которая неумолимо сгорает, но продолжает мерцать, вонять и шипеть. Каннский кинофестиваль уже оценил по достоинству выдающуюся игру актрисы, наградив ее призом за лучшую женскую роль, теперь очередь за «Золотым Глобусом» и, хочется надеяться, «Оскаром».

    8 из 10

    27 декабря 2014 | 19:53

    Фильм канадского режиссера Дэвида Кроненберга «Звездная Карта» был заявлен как история об обратной стороне Голливуда: об этом говорили и трейлер, и с умом сделанный символичный постер. На деле же, как выяснилось, сеттинг фабрики грез выбран исключительно для того, чтобы рассказать необычные истории с помощью вполне реальных, знакомых и в чем-то близких зрителю персонажей. Этот фильм — в первую очередь увлекательное путешествие в мир чужих жизней, наполненных пороками и тайнами, и только потом — откровенное обличение грехов кинозвезд.

    Кроненберг, как известно, предпочитает работать с проверенными актерами. В этот раз он захватил с собой из предыдущего фильма Роберта Паттинсона и Сару Гадон: Паттинсон пересел с пассажирского сиденья лимузина на водительское, сменив образ молодого миллиардера на шофера и ‘Hollywood wannabe’, а Гадон из милой невесты перевоплотилась в пугающий призрак прошлого. На другие роли же были позваны новые лица: Джулианна Мур, главное украшение этого фильма, сыграла состоявшуюся актрису, борющуюся не только за роль в ремейке старого фильма с участием своей матери, но и с психологическими проблемами, порожденными некогда этой самой матерью. Блистательная Мия Васиковска исполнила роль таинственной обгоревшей девушки, приезжающей в Лос-Анджелес и этим нарушающей спокойную жизнь семьи психотерапевта. Этим психотерапевтом изначально должен был стать главный любимчик Кроненберга — Вигго Мортенсен, но пришедший на замену Джон Кьюсак справился с ролью так хорошо, что представить на его месте кого-то другого невозможно. По одним только перечисленным именам можно понять, что за актерские перформансы волноваться не стоит; это было ясно еще до просмотра фильма. Опасения вызывал только 13-летний Эван Берд: его персонаж — избалованный подросток-звезда, лечащийся от наркомании, также является одним из главных героев картины. Опасения не оправдались, играет он прекрасно; некоторая заученная мимика на детском лице смотрится немного забавно, но упрекнуть актера не в чем.

    Набор героев для взаимодействия со зрителем выбран расчетливо: есть такие, чьи проблемы и действительность мы способны проецировать на себя; другие же кажутся слишком невероятными, и им остается лишь сопереживать. А сопереживать хочется: нас впускают в изолированный мир, где все драмы и трагедии происходят в частных домах и закрытых помещениях. Это создает интимную обстановку между зрителем и фильмом, вызывает ощущение причастности к происходящему.

    Символизму в ленте отведена важная роль: он является не просто приятным дополнением, а сценарным инструментом. Распутывая нити символизма, тянущиеся через весь фильм, зритель додумывает недосказанное, глубже погружается в сюжет — он сам соединяет звезды в созвездия. Увы, местами фильм заигрывается: когда одно и то же стихотворение повторяется без надобности в пятый или шестой раз, происходящее начинает походить на смехотворную неумелую претенциозность Зака Снайдера. Это несколько портит впечатление от тонкой мастерской работы Кроненберга и сценариста Брюса Вагнера.

    Фирменный Кроненбергский цинизм здесь не едкий, а скорее сострадательный. Фильм смотрится легко. Стресс, который испытывают персонажи, подан в смягченной форме, чтобы мы могли сопереживать, но не заражаться негативным эмоциями. Завладев вниманием зрителя, Кроненберг ведет его по сценам и диалогам, не позволяя пошлому становиться похабным, а пугающему — излишне шокирующим.

    В итоге мы имеем глубокую многоуровневую драму, необычайно атмосферную, живую и интересную, в которой многообразию режиссерских, актерских и сценарных приемов остается только удивляться. Конечно, рекомендовать такое кино неподготовленному человеку не стоит. Однако для тех, кто знаком с демонстрируемыми Кроненбергом уродствами, как внешними, так и внутренними, этот фильм обязателен к просмотру. Хотите чего-то по-домашнему провокационного — наслаждайтесь. Альтернатив сейчас не так много, а «Звездную Карту», к тому же, можно (и нужно) посмотреть не один раз — во время первого просмотра вы можете быть слишком озадачены сюжетом, чтобы полностью оценить все детали и тонкости этой картины.

    7 из 10

    17 августа 2015 | 01:44

    Один из немногих фильмов, да, что уж там? Пожалуй, единственный на моей памяти, который поражает своей непредсказуемостью. Смотришь трейлер — округляются глаза. Кто приехал? Куда? Почему все поголовно наркоманы, инцестники и сходят с ума от мала до велика?

    Режиссер Дэвид Кроненберг знатно постарался, чтобы ввести всячески с нужного следа зрителя и хоть как-то предположить развитие сюжета и уж тем более развязку. Понятное дело, что изнанка шоу-бизнеса всегда была гнилой. И не то чтобы до такой степени, какая показана в «Звездной карте», а именно такая она и есть. Складывается впечатление, что люди ходят по краю между миром иллюзии, своим прошлым и голливудской славой. Разрушить жизнь и мечты других? Запросто!

    Если бы не было цензуры, то можно было бы охарактеризовать героев, то получилось бы: реклама cobalt, девочка со шрамом, водитель Паттисон и обладательница пальмовой ветви Джулиана Мур, которая ради роли знатно постаралась выложиться и местами переигрывала: крики, потуги на коврике психотерапевта Стаффорда Вайса (Джон Кьюсак). Гавана Сегранд пытаясь «придушить демонов» своего прошлого и встать на место, вернее сыграть роль своей матери красотки Кларис Таггарт (Сара Гадон). При чем непонятно, кто из них талантливее и почему такая одержимость и соперничество. Пример человека, который в прямом смысле готов на все ради роли. Стареющая, неприятная леди/дама, а попросту несчастная женщина, которая пытается молодиться, ходит по головам и благодаря ей и общению с окружающими можно остро прочувствовать все то лицемерие, которым пронизан мир киноиндустрии. Тебе забыли перезвонить, но обсуждают за глаза, улыбаются в лицо, и даже могут радоваться смерти твоего близкого, разыгрывая драму о том, как сочувствуют, если она принесет выгоду. Гниль, да и только. Смотреть на все это можно, но противно. Чуть менее скучно, чем документальное кино, за счет неплохой картинки и отменной игры актеров и местами крутым саундтерекам.

    У многих есть скелеты в шкафу, а у семейки Вайсов он не один. Девочка со шрамом Агата Вайс (Миа Васильковска) тоже поражает своим внешним видом окружающих. Целует звезду на аллее звезд, просит у Жерома (Роберт Паттисон), который играет водителя лимузина, звездную карту, которая совершенно бесполезна там. При чем непонятно то, какую именно роль играет во всем этом фарсе последний персонаж и что он хочет показать? Может то, что звезды тоже в прошлом были обычными работягами? Агата запросто находит общий язык не с самыми последними людьми в Голливуде, не смотря на свое безобразие. Городок напоминает этакий загон для хомячков, где все друг друга знают, но никто ничего на самом деле не знает и все странности поведения воспринимаются вроде как норма. Надо поддерживать репутацию. И бережное материнское отношение Кристины Вайс (Оливии Уильямс) за своим сыночком Бенджи (Эвен Берд) просто поражает хлопотностью. Ведя его на «сдачу анализов», как она называет кинопробы Непонятно, за что она больше печется: за сына или за миллионы? Тут она актерской игрой и разыгравшейся драмой ничем не уступала Гаване Сегранд. Мальчик Бенджи так же своей не по годам развитой самоуверенностью тоже вызывает мало приятных ощущений. Он ругается, посылает всех и говорит далеко не детские речи.

    В общем, все чем закончится эта запутанная история действительно стоит внимания. Своеобразное кино не для всех. Можно еще потом ходить и декламировать как Агата стих «Свобода».

    На хрупком стекле событий
    На губах внимательных чутких
    Над молчаньем и над тишиною
    Я пишу твое имя…

    2 сентября 2016 | 03:01

    Скажу честно, изначально я шла на фильм с несколько предвзятыми взглядами. Всё-таки к Кроненбергу нельзя относиться без уважения хотя бы из-за таких фильмов как Паук и Видеодром. Но скажу столь же честно, я изменила своё предвзято-хорошее мнение в ходе просмотра данного его творения. Это, конечно, еще не значит, что фильм не понравился, но наилучших ожиданий он, к сожалению, не оправдал.

    Я всегда уважала Кроненберга за такие фильмы, как Видеодром, и отношусь к его творчеству с уважением, даже не смотря на его фиаско в изображении, не обличении, прошу заметить, пороков богатых слоёв общества в Космополисе. Звёздная карта является, на мой взгляд, неким реваншем относительно неудавшейся идеи Космополиса, только здесь Кроненберг выставляет изображение пороков более неприкрыто, не завуалированно метафорами, которые этот режиссер очень любит, так что центральной идеей данного фильма можно считать всё же обличение данных пороков.

    Не зря Джулианна Мур получила за свою роль «Золотую пальмовую ветвь», ее игра действительно впечатляет: то ли она была рождена для роли скупердяйки-актрисы, то ли персонажа писали под нее. Остальные актёры на мой взгляд держатся на одном уровне, достойном хорошей оценки.

    Сценарий также положительно удивил, хотя, Кроненберг уже и выдохся на Космополисе и пригласил нового для себя сценариста, скорее всего из-за того, что человеку в возрасте попросту тяжело выполнять несколько работ сразу.

    Что же в фильме не понравилось? Не понравилась сама идея, хоть и реализация довольно хороша. Общество на деле не является загнивающим муравейником, как это представлено в фильме. Пусть Кроненберг не забывает, что он тоже его часть, и в таком случае также является одним из «звёзд» на его «звёздной карте», и также подлежит критике, коей он и подверг своих персонажей. Пусть эту критику и получит в лице хотя бы моём.

    6 из 10

    1 января 2015 | 23:22

    Реалистичная до боли в сердце драма, пропитана сатирой и неумолимым ужасом. Вот так в двух словах можно охарактеризовать новое творение Дэвида Кроненберга — «Зведная карта». На мой взгляд, картина продолжает новый цикл работ режиссера, который начался с великолепного «Космополиса».

    Сюжетная линия развивается в Лос — Анджелесе, куда приезжает девушка по имени Агата (Миа Васиковска) (тело которой изуродовано следами от ожогов), желающая покорять Голливуд. На её пути встречается Гавана (Джулианна Мур) — актриса, пытающаяся получить главную роль в фильме, ранее которую исполнила её мать.

    Режиссер прекрасно накаляет обстановку и мастрески показывает среду Голливудского бомонда, в которой обитают и мошенники психологи (Джон Кьюсак), и испорченные разными взрослыми пороками дети, и просто продажные души. Одной из главных заслуг Кроненберга является то, как он прекрасно натягивает пелену на экран, показывая вроде бы абсолютно типичную и нормальную для таких людей жизнь, плавно перетекающую в малодушие, боязнь и кошмар. В итоге, все пожинают плоды содеянного.

    Главным актерским перлом стала Джулианна Мур. Её образ истеричной актрисы отыгран великолепно. На протяжении всего фильма, она не отходила от своей роли и фактически дала понять насколько может быть циничен человек в той или иной ситуации.

    Главным недостатком картины является сценарная составляющая. Возвращаясь к скриптовому элементу предыдущей картины Дэвида, то в ней была мощная база в лице романа Дона Делилло. Сценарист Брюс Вагнер проделал добротную работу, но это не совсем подходящее для творчества Кроненберга. В сценарии есть хорошая сюжетная линия, в нём есть психические расстройства, убийства, довольно точно расписаные образы главных героев, но появляется такое ощущение, что режиссер это уже проходил и были более удачные примеры в его творчестве.

    И властью единого слова
    Я заново жить начинаю
    Я рождён чтобы встретить тебя
    Чтобы имя твоё назвать
    Свобода.


    Поль Элюар.

    7 из 10

    27 октября 2014 | 22:55

    Исключительный статус Дэвида Кроненберга — чуть ли не главного (после Триера) провокатора в современном кинематографе — закрепленный за ним уже на протяжении тридцати лет, давно предполагал, что рано или поздно канадский enfant terrible выступит с обличительной тирадой в адрес прогнившей голливудской киноиндустрии. Тем не менее, сказать, что «Звездная карта» — едкая сатира, открывающая глаза на истинную, продажную сущность голливудского механизма, уродующего людей, значит не сказать о фильме ничего. Точно так же, как предыдущая картина Кроненберга, «Космополис», оказалась далека от громкого разоблачения капитализма, каким его пытались продать наивному зрителю, так и новое детище канадского режиссера в последнюю очередь памфлет на тему безоблачной жизни кинозвезд. Кроненберга, всегда занимавшегося человеческими трансформациями, будь то физические или душевные метаморфозы, в первую очередь интересуют внутренние превращения своих героев: Голливуд в данном случае выступает всего лишь внешней оболочкой, удачным фасадом для развертывания более глубокой истории.

    По сути, ленту можно разделить на два обособленных пласта, которые поначалу вроде как развиваются сами по себе, но чем дальше, тем больше взаимопроникают друг в друга. Первый уровень — сюжет Брюса Вагнера, во многом основанный на личном опыте сценариста и рассказывающий про изнанку звездной жизни с целой галереей внешне безупречных моральных уродов. Тут вам и стареющая актриса, пытающаяся вернуть себе былую славу, повторив головокружительную карьеру собственной матери, насиловавшей ее в детстве; и 13-ти летняя звезда сериалов, кумир девочек и миллионер, страдающий от последствий наркотической зависимости; его родители — успешный психотерапевт и нервная мамаша-менеджер — оказываются братом и сестрой, которые женились, не зная о кровном родстве, и наплодили психически ненормальных детей. Среди этих отталкивающих портретов самым адекватным кажется Джером, молодой водитель лимузина, который днем развозит селебрити по Лос-Анджелесу, а в свободное время пишет сценарии (альтер-эго Вагнера). Как-то раз он знакомится со странноватой девушкой Агатой, приехавшей в Голливуд из Флориды и имеющей крупные ожоги на лице.

    Именно Агата становится ключевым звеном в этой запутанной истории о жизни и смерти, которая связывает всех персонажей кроненберговской поэмы воедино: через нее проступает второй уровень картины, наложенный уже самим режиссером на вагнеровский сценарий. Вместе с Агатой на «фабрику грез» возвращаются призраки прошлого, подсознательные человеческие страхи, неясные голоса, цитирующие Поля Элюара, которые, по Кроненбергу, всегда являются изнанкой успеха, незримо присутствуют тут и там, готовые вонзиться в вас, чуть жизнь ослабит хватку. Каждый из героев ленты на протяжении двух часов безуспешно борется с тянущими их на дно фантомами, зная, что схватка уже давно проиграна и скоро контракт с Мефистофелем (в данном случае — Голливудом) подойдет к концу.

    Однако не стоит ждать от Кроненберга духоподъемного морального поучения. Извечный антиморалист, он выстраивает конфликт успешной голливудской жизни (мнимое добро) с очищающим огнем смерти (мнимое зло) только чтобы показать, что в мире, где люди переступают через чужое несчастье ради карьеры, где рвутся семейные связи в угоду большим деньгам, где, в конце концов, фекалии смазливого актера-малолетки покупаются за десятки тысяч долларов, героям держаться просто не за что, да и незачем. Почти двадцать лет назад в шокирующей «Автокатастрофе» Кроненберг уже ставил диагноз бездуховности современному обществу, но тогда герои, убегавшие от избыточной будничности потребительского мира, лишь по счастливой случайности оставались на волосок от гибели. В «Звездной карте» канадский экстремал связывает двух детей узами брака на пороге потустороннего, чтобы показать: смерть — это всего лишь свобода.

    28 декабря 2014 | 23:53

    Дэвид Кроненберг за 40 лет режиссерской работы зарекомендовал себя как мастер психологически визуального кино. В его фильмах возможно телесное ощущение абстрактных понятий. И Кроненбергу не по наслышке известны нравы самой богатой и беспощадной фабрики грез, балом где правят алчущие продюсеры лишь взмахами пальцев.

    Кто же такие эти таинственные обитатели поднебесной «Голливуд»? Под лучами ламп — косматые тени, блуждающие в стерильных лабиринтах белоснежных особняков; под бликами фотовспышек — божества с синтетической красотой, что жаждут от зрителей благоговейного трепета?

    Старая история о невидимой стороне американского шоу-бизнеса преподносится новизной в искажении пространства вокруг персонажей: герметичность давящих стен, доводящих до клаустрофобии, заставляет героев выплескивать потоки абсурдных диалогов, карабкаться в паутине всепроникаемых интриг ведущих к чудовищным событиям.

    Белизна кафельной плитки превращает интерьеры в подобие медицинских палат, где глотки забиваются горстями транквилизаторов, антидепрессантов и прочими таблетками от всяких выползающих фобий. Но от страха нет лекарства. Он всегда возвращается. Мотивы сексуальных отклонений в виде призрака Фрейда навязчиво блуждают повсюду, что даже кажется, что скелеты в семейном шкафу зря время не теряют. Человеческие эмоции мутируют в актерский фетиш. Персонажам регулярно напоминают об обладании некой дыркой или щелочкой, ведь все они куклы-перчатки. Призраки прошлого сквозь телевизионные порталы проникают в ткань реальности. Здесь каждый топчется со сценарием индивидуального шедевра, верует, ждет, как будто общество участвует в скрытой вавилонской лотерее. Одному повезет, а тысячам нет. Киноэкранный голубой свет чужого успеха прожигает ослабшую от зависти плоть до костей. Злые шепоты, сплетни, потоки речевых нечистот в молодежных тусовках, чьи смазливые мордашки постоянно мелькают на канале Disney. Идолизированные собственными родителями дети превращаются в стада золотых тельцов, денежная ликвидность которых теперь и отныне главная цель бренного существования. Деформация семейных ценностей, потомственное вырождение и шизофрения.

    Дробильный конвеерный агрегат работает с каждым годом интенсивней. А свежая кровь ему нужна всегда. Чем невинней жертва — тем роскошней подношение языческому театру безликих масок. Они перемолотят всех. Их правила — неписанный закон.

    Судьбы персонажей в канве реалистичного обыденного повествования событий вдруг трансформируются в безумие типичных грайндхаусных сценариев, ибо апогеем фильма становится именно столкновение вымысла и действительности в сильнейшей по удару «автокатастрофе», всмятку — на большой скорости безвольные тела фантазии и реальности слипаются образуя кровавое месиво новорожденного гротескного мира.

    Строки стихотворения вплетены в фабулу происходящего на экране не только для поэтичности. В конце, совершив алхимический брак, герои произносят имя того кто не должен называется, кто запрещен в мире скованном цепями человеческих мечтаний и грёз. Имя его — Свобода.

    12 июня 2015 | 05:20

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>