всё о любом фильме:

Госфорд парк

Gosford Park
год
страна
слоган«Чай в четыре. Ужин в восемь. Убийство в полночь»
режиссерРоберт Олтмен
сценарийДжулиан Феллоуз, Роберт Олтмен, Боб Бэлабан
продюсерРоберт Олтмен, Боб Бэлабан, Дэвид Леви, ...
операторЭндрю Данн
композиторПатрик Дойл
художникСтефен Олтмэн, Джон Франкиш, Сара Холдрен, ...
монтажТим Скуайрес
жанр драма, детектив, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  7.03 млн,    Великобритания  2.69 млн,    Испания  1.04 млн, ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время131 мин. / 02:11
Номинации (6):
В пасмурный ноябрьский день 1932 года в имении сэра Уильяма МакКордала, поместье Госфорд Парк, собираются гости: родственники и друзья, аристократы и знаменитости. Посетители сэра Уильяма намереваются провести несколько дней, наслаждаясь роскошью жилища, отдав привычную дань изысканному чревоугодию и великосветским ритуалам.

Все готово к очередному шикарному и томному празднику беспечных прожигателей жизни. Но… внезапно хозяина дома находят мертвым, и что самое неприятное, кто-то поспособствовал его внезапной встрече со Всевышним. А дальше начинается «закрученный», классический детектив, за который бы удавилась сама Агата Кристи.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
86%
122 + 20 = 142
7.5
в России
100%
4 + 0 = 4
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете ли вы, что...
    • В своих комментариях на DVD режиссёр Роберт Олтмен заявил, что он умышленно ввёл в сценарий несколько нецензурных выражений исключительно ради того, чтобы фильм получил рейтинг «R». Он не хотел, чтобы на сеансы допускались дети, поскольку полагал, что фильм не понравится им, и они просто не поймут его.
    • Обои в комнате Констанс Трентэм были ручной работы, завезённые из Франции. Даже для такой маленькой комнаты их стоимость составляла около 18 тысяч долларов, но производители приняли решение отказаться от оплаты, предоставив их для съёмок фильма совершенно бесплатно.
    • Первоначальным выбором на роль инспектора Томпсона был Кеннет Брана, но актёр отказался от поступившего ему предложения, сославшись на занятость в других проектах.
    • Райан Филипп получил роль в 11 часов вечера после неожиданного отказа ранее приглашённого актёра.
    • Режиссёр Роберт Олтмен консультировался со сценаристом Эзной Сэндсом перед тем как начать работу над проектом, планируя пригласить его на возможную шлифовку сценария. Тот после ознакомления со сценарием заявил, что он настолько близок к идеалу, что в его услугах просто нет необходимости.
    • Название «Госфорд Парк» ни разу не произносится на протяжении всего фильма.
    • Ни один из актёров, игравших многочисленную прислугу, не носил никакого грима.
    • В каждой из сцен фильма присутствует кто-либо из прислуги.
    • В каждом кадре фильма камера находится в движении. Это было неотъёмлемым требованием режиссёра.
    • Ювелирные украшения, которые носили аристократические леди в фильме, были настоящими и стоили немалую сумму. Каждый день они доставлялись на съёмочную площадку в сопровождении специальной нанятой службы охраны.
    • Во время съёмок групповых сцен режиссёр Роберт Олтмен постоянно использовал не одну, а две движущиеся в противоположных направлениях камеры. Это было сделано для того, чтобы актёры вели себя более естественно и не сосредотачивали всё своё внимание на снимающей их камере.
    • Когда герой Джереми Нортэма играет на пианино, в некоторые моменты играет сам актёр, а в другие — его брат, который обучался игре на пианино с детства.
    • Большая часть сцена была снята в классическом британском поместье Ротэм Парк, графство Херфордшир, главный дом которого был построен в 1754 году. Отдельные сцены в верхних спальнях снимались в поместье Syon House в Вест-Лондоне, исконно принадлежащем семье герцогов Нортумберлендских.
    • В фильме звучит ряд песен, написанных в 1910-1930-е годы Айвором Новелло, который является одним из второстепенных персонажей картины. Песни исполнили Джереми Нортэм, сыгравший Новелло в фильме, и его брат Кристофер.
    • Сценарист Джулиан Феллоуз решил развить успешную идею равнопланового освещения жизни аристократии и прислуги и воплотил её в телесериале «Аббатство Даунтон».
    • еще 12 фактов
    Трейлер 01:51

    файл добавилFine__Picture1965

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 351 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Безупречный, изысканный и многозначный фильм о жизни английской аристократии 1930х годов, созданный в жанре социальной панорамы нравов и отношений господ и слуг внутри одной усадьбы. Прекрасно созданы атмосфера, мир вещей и домашние интерьеры — передан «вкус и запах» того времени. Использование приема постоянно движущейся камеры и съемка двумя камерами одновременно вместе с продуманным, умелым монтажом придают экранному действию внутреннее движение и развитие, а операторское мастерство стоит выше всяких похвал. За объявленным жанром детектива на самом деле скрывается неспешное и многослойное повествование со множеством второстепенных персонажей (среди которых нельзя выделить главных), которое вовлекает зрителя уже с первых своих минут. И большой ошибкой будет воспринимать и смотреть этот фильм как детектив.

    При сохранении фабулы и конструкции классического детектива в замкнутом пространстве, в фильме будто нарочно смещены все собственно детективные акценты — предвкушение преступления, само убийство, подозрения, расследование и разгадка. Сценарий построен почти целиком на диалогах персонажей и смене эпизодов с разными героями, жизнь господ чередуется с жизнью слуг, оставляя зрителю право самому делать выводы из увиденного и услышанного, сопоставлять и размышлять, оценивать героев и отделять существенное от незначительного. При таком подходе ожиданию преступления не остается места — зритель просто устает ждать (разве что пузырек с ядом, который исправно будто случайно показывают зрителю на протяжении фильма, может навести на некоторые мысли) — и даже убийство хозяина дома, когда оно наконец случается, становится всего лишь одним эпизодом в череде других. Расследование проводится карикатурным детективом, — образе, словно нарочно созданном из всех характерных штампов; для возбуждения подозрений нам наглядно демонстрируется то, что у многих обитателей дома был мотив для убийства, и многих из них не было в гостиной во время совершения преступления. Кроме того, персонажей в фильме так много, что уследить за всеми одновременно не представляется возможным. Ну а разгадка преступления так и останется внутри усадьбы, и вряд ли когда-нибудь выйдет за ее пределы и будет передана посторонним.

    Фильм начинается и заканчивается у парадного входа усадебного дома, когда в начале все гости подъезжают к нему на автомобилях, каждый со своим слугой, а в конце разъезжаются обратно по своим домам, довольно быстро придя в себя после случившегося. Интересно проследить то, как приезжие слуги вливаются и подчиняются распорядку жизни усадьбы (не всегда одинаково гладко) и находят общий язык со здешними слугами.

    Мы попадаем в дом через вход для прислуги, и покидаем его вместе с последними господами, которые задержались дольше остальных. На протяжении фильма и те, и другие показывают себя как с лучшей, так и с дурной стороны, и в конце концов мы приходим к выводу, что на самом деле одни не так уж и отличаются от других. Замысел сопоставить социальные классы английского общества той поры здесь воплощен совершенно наглядно.

    Если говорить об актерах, то здесь запечатлен весь цвет английского кинематографа, и перечислять имена всех совершенно не имеет смысла. Мастерство режиссера и достоинство сценария состоит как раз в том, что каждому актеру и его персонажу уделено достаточно места, внимание фокусируется на них ровно тогда, когда они этого заслуживают. При этом характеристика каждого персонажа дана несколькими штрихами — образы складываются прямо на наших глазах из нескольких фраз в разговоре, из поведения и поступков героев. Действие в фильме, как совершенно верно замечено, сродни точно выверенной музыкальной партитуре, когда каждый вступает и заканчивает в нужный момент. Налицо контраст его первой и второй половины, уже после обнаружения мертвого тела, когда весь отлаженный механизм жизни дома ломается. Тогда все перестают исполнять навязанные им роли, многое из того, что раньше скрывалось, выходит наружу, и рассказ продолжается уже совсем в другом, более эмоциональном и нервном ключе, в отличие от размеренного и спокойного в начале.

    Кроме того, и это еще одно неоспоримое достоинство сценария, взгляду камеры, с одной стороны, удается сохранить беспристрастность и отстраненность наблюдения, и поставить зрителя в ситуацию «подглядывания за жизнью» и невольного сопереживания персонажам — с другой.

    Монотонность действия здесь является не недостатком, а, напротив, намеренным художественным приемом, и при внимательном и сосредоточенном просмотре фильм доставляет истинное удовольствие. Объявленный жанр оборачивается совсем другим, герои один за другим открываются зрителю, а детальное и подробное изображение жизни усадьбы, как пазл, складывается в итоге в широкий и глубокий срез общества со всеми его добродетелями и пороками, где всеми без исключения персонажами движут обыкновенные человеческие чувства и слабости.

    31 мая 2014 | 11:46

    Американец Роберт Олтман начал работать на благо искусства кинематографа ещё в далёком 1969-ом году. Он был отмечен критиками, как независимый режиссёр, со своим индивидуальным почерком, его картины отличались по многим характеристикам от обычного коммерческого кино, не даром его заслуги были отмечены дважды жюри на Каннских кинофестивалях в 1970-ом году и в 1992-ом. Драматизированный детектив, больше схожий на театральную постановку с большим количеством действующих лиц, «Госфорд парк» был же отмечен одной самой престижной статуэткой «Оскар» (за лучший сценарий) и ещё шестью номинациями.

    Но будем честными, ни данный фильм, ни другие работы заслуженного Роберт Олтмана у нас особой славы не снискали. По ряду причин. Олтман начал свою работу во времена «Холодной войны», поэтому его ленты могли попасть только в крайнем случае и то к высшему руководству нашей тогда большой и великой страны. В перестроичные времена с прилавков мгновенно разбирались пиратские видеокассеты с единой жанровой характеристикой — боевики, а Олтман к этому жанру никакого отношения не имел.

    Однако, даже тогда, когда наш зритель, как говориться, «наелся» однотипностью с массовыми перестрелками с кучей убитых и героем-одиночкой в главной персоналии, Олтман не стал хотя бы относительно популярным. Его авторский почерк отпугивал любителей, а таких у нас подавляющее большинство, эффектного кино.

    Лента «Госфорд парк» не стала исключением из правил: несмотря на огромное количество престижных наград, она не стала заметным событием на нашей Родине.

    Такие фильмы — это «лакомство» для киногурманов. Здесь невозможно выделить одно или несколько главных действующих лиц, все персонажи, в той или иной мере, составляют общую структурированную картинку на фоне тех установленных правил поведения в Англии 20-го века. Именно такова стилистика «Госфорд парка». Но поражает тот момент, что постановщик, а в совокупности и оператор, и декораторы, и костюмеры, и гримёры, словом, практически все участники идеально передали быт и нравы той эпохи в чужой стране. Даже те, кто посмотрел этот фильм в нашей стране, смогли чётко воспринять ленту, ведь именно так, пускай и стереотипно, мы тоже представляем такую картинку жизни тех лет.

    «Госфорд парк», повторюсь, кино не для всех, а в большей части для тех, кто ищет нечто новое, но не является поклонником чрезмерного авторского кино, а для представителей высшей интеллигенции может стать чуть ли не настольной книгой по поводу, как нужно снимать кино для большого искусства.

    8 из 10

    23 декабря 2011 | 22:03

    Ещё одно потрясающее воплощение английского кино в жанре «детектив». История так запутана, что я после просмотра не понимала, кто что сделал и кто же в конце концов виноват.

    Режиссёру очень удачно удалось воплотить ту атмосферу старой Британии, которая и по сей день завораживает нас своей аристократичностью и благородством. Я наслаждалась, за что ему огромное спасибо.

    Звёздный, по тому времени, актёрский состав, запутанная история, захватывающая музыка — всё это удерживает внимание зрителя до самого конца.

    С того времени, как я посмотрела этот фильм, он стал для меня идеалом детективного кино. Агата Кристи просто нервно курит в сторонке.

    8 из 10

    20 августа 2010 | 16:05

    Изумительный фильм, сделанный почти что из «ничего» благодаря гению Роберта Олтмана. Сколько бы тысяч фильмов не пересмотреть, этот всегда останется в десятке лучших или близко к ней.

    Члены семьи и некоторые немногочисленные знакомые съезжаются в поместье Госфорд-парк (тех времен, когда господа еще путешествовали со слугами) на большой семейный сбор. Живое общение, охота, сплетни (довольно язвительные в английском духе) и прочее. Всё удовольствие обрывается внезапно убийством хозяина дома и следующим за ним расследованием. До наступления рокового события мы успеваем познакомиться со всеми непростыми отношениями членов семьи с патриархом и знаем, что его смерть многим из них могла бы быть выгодна. Так что под подозрением почти все.

    В сюжете, в общем, ничего принципиально нового нет. Однако вся прелесть фильма в том, как Роберт Олтман умудряется дирижировать этим большим и разнокалиберным оркестром из нескольких десятков господ и слуг, на какие-то мгновения делая каждого из них солистом и главным героем со своей историей. Как педантично выписаны все правила, условности, детали и мелочи жизнедеятельности большого организма под названием Госфорд-парк, состоящего из двух несмешиваемых сущностей (официально несмешиваемых!) — господ и прислуги. Сколько положено взять туалетов, собираясь на уикенд в гости, сколько и кому оставить чаевых, обязанности и права слуг и их сложные иерархические взаимоотношения и еще десятки других подробностей.

    В фильме играет добрая половина лучших британских актеров и некоторые американцы: Майкл Гэмбон, Кристин Скотт Томас, Хелен Миррен, Стивен Фрай, Алан Бейтс, Клайв Оуэн, Келли МакДональд, Ричард Грант, Эмили Уотсон, Мэгги Смит… Джереми Нортэм в роли профессионального актера развлекает гостей пением и очень неплохо это делает по всем вокальным меркам. Персонажи связаны весьма затейливыми отношениями друг с другом. Все выглядят столь живо, как будто сценария не существует вообще, а события развиваются самостийно буквально у нас на глазах. В фильме много юмора и сатирического подтекста. Изысканная смесь социальной драмы, мелодрамы, детектива.

    Ни с чем не сравнимое удовольствие!

    10 из 10

    24 февраля 2013 | 20:41

    «Госфорд парк» — фильм на любителя. Но именно я и есть тот любитель.

    Высшее общество и те, кто обслуживает его потребности: дворецкие, камердинеры, экономки, горничные, кухарки… На первый взгляд, два этих мира как масло и вода: никак не должны смешиваться — все чинно — благородно. В хорошем слуге помимо расторопности, ценится именно его незаметность и умение держать язык за зубами. Идеальный слуга — как тень своего господина. И господа совершенно не стесняются присутствия камердинеров и горничных, для них они — что-то вроде необходимых, но неодушевленных предметов обихода.

    Но на деле прислуга сплетничает о хозяевах, а благородные хозяева иногда приходят на половину слуг, чтоб предаться запретным утехам. В итоге оказывается, что знать не так уж и благородна, и что на «славного добряка», хозяина дома, имеет зуб, как минимум, половина присутствующих гостей и обслуги. Что всеми этими богатыми и знаменитыми руководят алчность и желание не ударить в грязь лицом пред себе подобными. Они все поголовно несчастны, страдают от всяческих условностей, в постоянном поиске, где бы достать денег или как бы не потерять то, что имеют. Что фактически каждый брак в их кругу — по расчету и определен — в прямом смысле — тем, как легла карта.

    Почему фильм на любителя? Поначалу трудно разобраться, кто кем кому приходится в этом доме и какие отношения кого с кем связывают. К тому же нынешний зритель любит действие, а действие тут сосредоточено, в основном, в стенах особняка — в его кухне и гостиных, в комнатах гостей и прислуги и это, по большей части, разговор. Особняк — как один большой муравейник, он кишит людьми, но вся его жизнь, на первый взгляд, лишь обычные бытовые моменты: господа завтракают, обедают, ужинают, изредка ходят на охоту или устраивают вечера с картами и музыкой. Слуги стирают, гладят, убирают, готовят, курят на заднем дворе и болтают вздор. Но в этом есть неуловимая прелесть уходящей эпохи, прелесть игры в кукольный домик и некая интрига, которая подстерегает, когда обнаруживаешь, что у шкатулки двойное дно.

    В фильме так же есть детективная составляющая, но это не классический детектив. Загадочное событие случается практически под конец и мы так и не узнаем, смогла ли доблестная полиция в лице балбесоватого детектива, в роли которого неожиданно задействован умница и острослов Стивен Фрай (тут он больше напоминает «звезду» Скотланд-Ярда инспектора Лестрейда нежели Шерлока Холмса), поймать убийцу. Потому что в фильме это не главное. В фильме главное — отношения, отзвуки прошлого, расплата за давние грехи, а не возмездие за свежие преступления. Одновременно забавно и цинично, когда труп хозяина дома еще не остыл в соседней комнате, а американский гость, представитель киноиндустрии, названивает своим сценаристам в Америку и вносит коррективы в сценарий, соответственно с реалиями, подсмотренными им в особняке. Узнаю в этом руку Роберта Олтмена.

    Собственно, почерк Олтмена — он здесь во всем. В детальном, подчас саркастичном изображении отдельных миров, в обилии сюжетных линий и персонажей, в наполненности диалогов, в созвездии приглашенных актеров.

    Редко какой фильм о жизни английской аристократии первой половины ХХ века обходится без Мэгги Смит, Кристин Скотт Томас. Отлично себя показали Хелен Миррен, Эмили Уотсон, Майкл Гембон, Джереми Нортем и уже упомянутый мной Стивен Фрай. Свежая нота — Райан Филлипс и Клайв Оуэн, пришедшие из более молодого поколения.

    Понравится всем поклонникам вышеназванных актеров и режиссера Олтмена. Всем, кто любит сценки из жизни высшего света с их интригами и интрижками и классические детективы в духе Агаты Кристи.

    17 февраля 2013 | 18:18

    Вот бывают такие фильмы — видно, что они открывают новую веху в кино, что сделанные в них открытия будут использованы в творчестве других режиссеров, что эти фильмы — начало новой эпохи. Но, такие фильмы обычно несовершенны, что-то в них затянуто, что-то выпадает из общей картины. через много лет их пересматривать неинтересно.

    А есть такие фильмы, как «Госфорд парк». В них все выверено, все отточено, нет ни ошибок, ни просчетов. В них мы видим отлакированные доблеска безупречные, беспроигрышные ходы. Но, с точки зрения искусства, такие фильмы — конец. Они бесполезны. После них в этом жанре ничего не будет.

    27 октября 2006 | 23:50

    «Госфорд Парк» — это даже не вполне детектив в традиционном смысле этого слова. Это безупречная дань классическому жанру — и вместе с тем его развенчание, ироничное, но по-британски деликатное и выдержанное. Совсем как тот чинный камердинер из анекдота, сообщающий: Темза, сэр…

    Золотая эпоха аристократии закончилась, и люди знатного происхождения не выдерживают конкуренции с талантливыми и предприимчивыми дельцами, зарабатывающими своим трудом. Мало того, особы голубых кровей оказываются совершенно несамостоятельными, они не способны обходиться без прислуги. Задолго до Олтмэна об этом говорил еще Вудхауз: в его романе «Не позвать ли нам Дживса?» незадачливый Берти Вустер учится самостоятельности в специальной школе для аристократов, но, как выясняется, безуспешно. Для Роберта Олтмена эта небезынтересная мысль стала и целью, и средством изображения.

    Прислуге в картине отводится значительная роль, и это одно из главных отличий «Госфорд Парка» от традиционных детективов. Нам словно показывают традиционный английский дом в поперечном разрезе, уделяя нижнему ярусу гораздо больше внимания, нежели верхнему. Кроме того, глазами расторопной и наблюдательной прислуги (в частности, горничной Мэри) мы видим многие события, в том числе от ее внимания не ускользает истинный убийца. Главные герои фильма — камердинеры и горничные, дворецкие и кухарки, а вовсе не избалованные великосветские господа. Хотя у Олтмена нет ни намека на «торжество пролетариата» или «притеснение низших классов».

    Что до господ, то у каждого, по закону жанра, свой скелет в шкафу. Но нам об этом сообщается только мельком, и уж точно зритель не дождется кульминации, как это бывает в классических детективах, когда сыщик собирает всех в гостиной и объявляет имя преступника, раскрывая страшную тайну каждого из гостей. А зачем? Олтмен словно подшучивает над нами, зрителями, словно говорит: вам не нужно знать подробностей, вы и так знаете их из всевозможных детективов. Он вновь и вновь подчеркивает предсказуемость сюжетных ходов, банальность мотивов и стандартный набор гостей-подозреваемых.

    Однако «Госфорд Парк» — не откровенная гротескная пародия, а вполне серьезное произведение, исполненное тонкого и деликатного британского юмора. Настоящий образчик этого юмора — сцены, где инспектор Томпсон опрашивает гостей. Тут-то и вспоминаешь Монти Пайтона и «Немного Фрая и Лори» с их озорным, умным юмором и комиков непременно с невозмутимой чинной физиономией на лице. Великолепный Стивен Фрай, который так и сияет королевским лоском, в роли традиционного недалекого полицейского не вызывает ни капли досады и раздражения, которые неизменно сопутствуют подобным персонажам в картинах о Шерлоке Холмсе и Пуаро. Между прочим, подобно Олтмену, который намеренно ввел в сцены несколько ругательств, чтобы не допустить несмышленых детей до просмотра «Госфорд Парка», Фрай с его эталонным выговором и безупречным чувством стиля, как ни парадоксально, имеет в Британии репутацию того еще сквернослова.

    И наконец, чтобы совершенно убедиться в отличии этой картины от прочих британских кинорасследований, зададим справедливый вопрос: кто из героев узнает имя убийцы, прежде чем уехать из поместья? На общем фоне, где аристократы решают денежные проблемы, а прислугу заботит быт хозяев, кто проявляет интерес к совершенному преступлению? Если воспринимать происходящее на экране через призму этих справедливых вопросов, то многие события и диалоги кажутся смехотворными, до издевательства нелепыми. И совершенно соответствующими общей идее фильма.

    «Госфорд Парк» — это многослойная стилизация, в известной мере доведенная до театральности, здесь у каждого свой типаж, своя роль. Это срез традиционного викторианского дома и быта в целом, где нижним этажам отдано больше и внимания, и симпатии автора. А детективная история — всего лишь излюбленный повод собрать в одном месте множество колоритных персонажей и заставить зрителя поломать голову над их поступками и помыслами. А то и по-доброму потешиться над старым добрым британским детективом.

    1 октября 2010 | 23:45

    Золотой век детектива пришёлся на период между мировыми войнами. Высшее британское общество, читая о собственном отражении, невольно подражало; забывая оригинал, постепенно впитывало в новые традиции. И уже не мог возникнуть вопрос леди Энккейтл из «Холлоу»: стоит ли подавать горячие блюда или холодные закуски, если кто-то из гостей занялся традиционным британским развлечением — убийствами. Кто-то из собравшихся на охоту в громадное английское поместье решил попробовать свои силы на двуногой дичи. Идеальная детективная ситуация: пропадают столовые ножи, которые послужат орудием убийства, пузырьки с ядом стоят в каждой комнате, на заднем плане открывается и закрывается потайной вход в библиотеку, а Стивен Фрай в роли инспектора доводит градус абсурда до температуры кипения годной для приготовления традиционного английского чаепития.

    Но тут есть и ОНИ. Те, кто не может встать под зонт пока несут его над хозяином, кто не может сесть прежде, чем сядет тот, о ком они призваны заботиться, должные предугадывать чужие желания. Слуги, обслуживающий персонал. И так ли важно, кого они обслуживают, если на мир можно взглянуть с этой точки зрения: те, кто исполняют главные роли, и те, кто выполняют их поручения. Всё это шоу-бизнес. Один громадный спектакль, где играющие главные роли обязаны блистать в отведённых для них амплуа, а второстепенные персонажи жить отражениями чужих жизней и становиться прозрачно незаметными, как стекло, на гладкой поверхности которых отражается чужая «настоящая» жизнь. Это противостояние подлинного и мнимого призвано подчеркнуть наличие персонажа, имеющего отношение к реальному кинобизнесу — продюсера мистера Вайсмана. Для англоязычных кинозрителей в его образе заключен ещё одна маленькая шутка — он говорит с подчёркнутым американским акцентом в противовес сложившемуся киноштампу: британцу с оксфордским произношением.

    Кто-то отдыхает, кто-то трудится, чтобы обеспечить эту лёгкость. На служанку, заговорившую при гостях смотрят как на кресло, подавшее голос; человек, который перешёл из ранга слуг в ранг господ, подвергается остракизму с обеих сторон. И всё это на фоне десятка сюжетных линий: шантаж дочери семейства, семейные измены, любовные связи, пьянство и соперничество.

    От постоянной смены фокуса между слугами и хозяевами возникает вопрос: ради чего всё это? Старая добрая Англия сменила платье и стала совсем иной, в каждой стране ставят иные спектакли, но суть остаётся прежней: кто-то играет «первые» роли, кто-то старается стать отражением, прожить чужую интересную жизнь вместо скучной своей. И за этим следованием общественным сценарию теряется ощущение собственной реальности, свои реальные трагедии и истинный смысл.

    20 марта 2014 | 17:49

    I. Памяти Роберта Олтмена:

    Роберт Олтмен  — один из моих любимых режиссёров, и каждый его фильм для меня — деликатес. Он прославился, как режиссёр разговорного кино (к таким можно отнести Сидни Люмета, Вуди Аллена, Квентина Тарантино  — в их фильмах диалоги играют существенную роль, хоть сами фильмы и различны по жанрам).

    Олтменовский стиль  — это: вечная смена кадров, переход от одной группы болтунов к другой, второплановость и в то же время уникальность массы деталей, выступающих фоном к беседе, события построены в строгой хронологии, однако упомянутое прошлое в разговорах может причудливо перекликаться с происходящим вокруг людей настоящим, ирония сквозит в каждом показанном кадре — она то блещет в диалогах, то таится в одежде, мимике, поведении героев, то замаскирована под статичные кадры — стоящие здания, показанное кулинарное блюдо, изысканный пейзаж.

    Во всех фильмах Олтмена смерть человека  — лишь ещё одно событие среди остальных событий, сменяющих друг друга, тем самым, Олтмен упирает на обыденность, прозаичность жизни, состоящей из бессмысленного, по сути своей, набора трескотни людей.

    В фильмах Олтмена нет начала и не предвидится конца: любой его фильм — это малейший отрывок мировой жизни, показанный крайне минималистично и предельно сжато, сухо, как только может смотреть под микроскопом на бактерию профессиональный учёный.

    Жизнь у Олтмена показана во всевозможных её проявлениях: «Доктор Т и его женщины» — жизнь ловеласа; «Высокая мода» — жизнь безумия и абсурда светских людей; «Свадьба» — жизнь поколений; «Компаньоны» — жизнь коллектива; «Госфорд парк» — жизнь нации. При всём этом, Олтмен никогда не разменивался на т. н. «драйвовые» сцены, от которых у зрителей, как правило, «срывает крышу от восторга». Он был выше этого, и снимал всегда скрупулезно и достойно медленно, хоть и события лихорадочно сменяли друг друга в фильме.

    Роберт Олтмен был великим режиссёром, гением современности. Его кинофильмы — это тот самый кусок кинематографа, что никогда не померкнет и не заплесневеет, он способен выдержать проверку временем, и всегда оставаться актуальным, сторонясь при этом политики и злободневности. Мне нравятся его фильмы за реалистичность. Но не ту, что так любят ляпать голливудские продюсеры на свои проекты с маркой «основано на реальных событиях», а именно ту, от которой отдаёт жизненным опытом и мудростью. Несмотря на некоторую свою занудность и отстранённость, Олтмен снял фильмы, где можно сочувствовать героям, потому что они, как и мы, зрители, люди, в чьих жилах течёт настоящая, а не сценарно-киношная кровь…

    II. Реальные иллюзии:

    В фильме «Госфорд парк» американец Олтмен смело решил рассказать зрителям о том сложном периоде для Англии, когда фактически империя умерла, но номинально жила-поживала внутри большинства жителей Туманного Альбиона.

    Во всём фильме (в героях его, в их поступках, в их ощущениях, экстерьере и интерьере замка) сквозит омертвелость, прикидывающая живостью. И главное олицетворение этой омертвелости — традиции, которые соблюдают герои фильма, пусть то прописанные, пусть то негласные. Это и чаепитие в пять часов, и привычное обсуждение сплетен дам со своими камеристками, и холодное высмеивание присутствия среди элегантной и достопочтенной публики какого-то актёришки, и охота на птиц, и беседы ни о чём за обеденным столом — все герои бледны и неестественно живые.

    Они живут точно по невидимому для иностранцев режиму. Поэтому, кстати, заметно выделяются отдельные персонажи фильма (например, американский продюсер Вайсманн, актёр Айвор Новелло, бесцеремонный слуга продюсера — они либо иностранцы, либо «отбросы» общества, не элита). Грустно наблюдать, как прежняя страна погибла, а люди, словно маятники, пытаются жить по прошлым правилам, но на деле они живут, как чужие в своей стране. Вот почему смерть в фильме ничего не меняет — мертвец уже давно умер.

    Кто-то возразит и скажет, что в фильме заложено моральное осуждение поступка самодовольного, как Господь Бог, лорда, который бросает на произвол судьбы собственных детей, рождённых от служанок. Это лишь положение вещей, которое тоже стало традицией — лорд Уильям МакКордл — лишь один показанный такой образ из многих в стране. Да, трагедия в фильме есть, и она раскрыта в образе «идеальной прислуги» (блестящая роль Хелен Миррен, за которую она была номинирована на премию «Оскар»). Но это, опять же, лишь мазок профессионального художника, раскрывающий общество того времени и той, умершей, эпохи.

    «Госфорд парк» — это фильм о реальных иллюзиях, имеющих место в периоде истории каждой страны, когда жители её находятся на переломном моменте развития государства и общества.


    III. Напутствие от Олтмена:

    Наверное, в каждом фильме присутствует свой глубинный смысл (под фильмом подразумевается искусство, рождённое отдельным представителем кинематографа, созданное с определённой идеей и целью донести суть этой идеи до зрителей какими-то определёнными (разумеется, симбиоз: операторскими, актёрскими, композиторскими, сценарными) способами; а вовсе не какая-то киножвачка от любителя сорвать большой куш в кинопрокате).

    Есть он и в фильме Олтмена. Кратко и чётко озвучиваю его в одной фразе: «Не дайте своей душе превратиться в Госфорд парк».

    10 баллов из 10. Не побоюсь этого слова — шедевр.

    1 июля 2007 | 19:13

    Посмотрев фильм с год назад, я пришел в выводу, что он скучен. Но вот парадокс: через несколько месяцев после просмотра я уже хотел повтора сеанса. Видимо, меня все-таки очень здорово подкупила истинно-английская атмосфера со всеми их убийствами, чаепитиями (бесконечными), церемониалом и т. д. Фильму очень пошло на пользу, что место действия — довоенная Британия, а не современный рациональный мир. Тем интереснее было наблюдать за еще живыми, но уже немного натужными попытками героев быть англичанами.

    Кино по-красивому грустное. Особо счастливых героев я не обнаружил — у всех свои маленькие и не очень маленькие заморочки. Но с какой филигранной тонкость Олтман творит своих героев (не без участия актеров, естественно)! Это кино эмоций, кино безумно атмосферное. Его нужно принимать время от времени для создания особого меланхоличного настроения. Эти герои, ситуации, стиль съемок, салонно-сигарная музыка Патрика Дойла — все это хочется смаковать, наслаждаться всей материей фильма.

    Здесь даже нет смысла говорить об отдельных актерах и актрисах, ибо режиссер заставил всех отыграть свои роли если не на пределе возможностей, то уж точно на очень высоком уровне.

    Фильм совершенно пустой для неподготовленного зрителя (например, для тех, кто отписывется о фильмах «Круто» и «Отстой») и удивительно наполненный своей особенной материей для ценителей медленного вкрадчивого кино. Красиво. Как творчество Морриконе: многие его темы запомнить сложно — важно скорее само звучание музыки, оттенки, мотивы, переливы, окраска.

    Лично я так вижу это творение покойного Олтмана.

    8 из 10.

    7 июля 2007 | 13:09

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>