всё о любом фильме:

Франкенштейн

Frankenstein
год
страна
слоган-
режиссерДэнни Бойл
сценарийНик Диар, Мэри Шелли
продюсер-
оператор-
композиторАлекс Барановский
жанр фантастика, драма, мелодрама, ... слова
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время110 мин. / 01:50
Доктор Виктор Франкенштейн создает Чудовище, вдохнув жизнь в тело, созданное из частей разных умерших людей. Однако, в ужасе от безобразности своего творения, он бросает его на произвол судьбы. Одинокий, уродливый, по-детски невинный монстр ждёт от мира доверия и любви, но повсюду сталкивается лишь со злобой, жестокостью и ненавистью. Окончательно отчаявшись, Чудовище клянется разыскать своего создателя и отомстить ему самым страшным образом.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 01:01
    все трейлеры

    файл добавил/EarlyBook\

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 5270 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Поход в кинотеатр на «Франкенштейна» Дэнни Бойла стал для меня экспериментом т. к. это был первый раз, когда я смотрела постановку на языке оригинала с субтитрами, первый раз, когда видела запись спектакля на большом экране и это моё первое знакомство с Королевским Национальным театром. И знаете, мне очень не хотелось, чтобы сеанс заканчивался.

    Действие спектакля захватывает с самого начала и не отпускает до конца. Вроде знаешь оригинал и всё равно не ожидаешь, что произойдёт в следующий момент. Прекрасная сцена быстро трансформируется, одно место действия сменяет другое, не успеваешь понять откуда вдруг появляется огонь, вырастает трава, вылетают птицы (А чего стоит это волшебное звёздное небо, созданное из множества лампочек!). Музыкальное сопровождение полностью погружает в атмосферу происходящего и как нельзя лучше соответствует духу постановки. В спектакле нет каких-то сверх спецэффектов и умопомрачительных декораций, наоборот всё смотрится органично, целостно и позволяет сосредоточить внимания на главных героях этого действа — на актёрах.

    Ход, когда два актёра каждый день меняются ролями используется редко. Это большой риск и огромная ответственность, с которой оба главных героя прекрасно справились. Спасибо всем создателям, за то, что пошли на это, не побоявшись критики и неизбежных сравнений.

    Спектакль получил две версии, которые и сильно отличаются друг от друга, и тесно связаны. В одной из них, Существо (Джонни Ли Миллер) наивный ребёнок, который жаждет любви и понимания от окружающих, который мечтает лишь об избавлении от гнетущего одиночества. Люди сами создают из него монстра, толкают на месть, преступления, уничтожают искренность и доброту, первоначально присутствующую в его сердце. Ему веришь с первой секунды появления на сцене и его действительно жаль на протяжении всего спектакля.

    I`m different, I have tried to be the same, but I`m different

    От Существа отвернулся даже собственный создатель Виктор Франкенштейн (Бенедикт Камбербэтч). Его герой — безумный гений, который одновременно восхищается результатом своей работы и ненавидит его. Наука для него всё, что есть в жизни. Также как и Создание, Франкенштейн получился очень искренним. Виктор не может спокойно пережить крах своего эксперимента, но и не в состоянии уничтожить результат долгих трудов. Спектр эмоций, разрывающих Франкенштейна изнутри, его любовь и ненависть к происходящему, его страдания и резкие перемены в идеалах и стремлениях, его сомнения прекрасно воплощены на сцене.

    You were my greatest experiment, but an experiment that has gone wrong

    Only YOU give me purpose, you my desire. Go on, walk on!

    Во второй версии существо уже далеко не наивно. Образ, созданный Камбербэтчем более холоден и расчётлив. Он действует не на инстинктах, понимает происходящее вокруг и с самого начала ненавидит мир, отвергающий его. Виктор Ли Миллера далеко не такой увлечённый учёный, как в первом случае. Он боится собственной работы, а не восхищается ею, в нём нет безумства и нет радости от науки. Этот Виктор несчастен и мечтает повернуть время вспять.

    Существо и его создатель хотели быть чем-то большим. Один мечтал стать великим, победить смерть. Второй стремился влиться в мир людей, обрести счастье. Они оба выбрали неверный путь и теперь неразрывно связаны.

    Don`t leave me, don`t leave me alone! You and I, we are one… We can only go forward, we can never go back

    Come! Scientist! Destroy me! Destroy your creaton!


    Таким образом, две версии спектакля дополняют друг друга и рисуют перед зрителем целостную картину. После первого просмотра обращаешь пристальное внимание на то, как поведёт себя персонаж во второй интерпретации. Очень интересно наблюдать, как один и тот же текст может звучать абсолютно по-другому, как интонация меняет смысл предложения.

    Остаётся только представить, что испытывали зрители в зале Королевского Национального театра. Но и на записи слышна их реакция, это невероятное ощущение, когда смеёшься и сопереживаешь вместе с ними, спустя уже почти три года после премьеры. Благодаря замечательной съёмке, вы полностью погружаетесь в действо и абсолютно забываете, что находитесь в кинотеатре. А этот трогательный момент, когда актёры выходят на поклон, уже не в образах, улыбающиеся, настоящие, отставившие все силы на сцене! Отличная кульминация просмотра.

    Если вы слышали о «Франкенштейне» Дэнни Бойла, но пока не посетили его — обязательно сходите, не упустите шанс насладиться новым взглядом на классический роман Мэри Шелли, британской актёрской школой, прекрасным спектаклем и замечательным английским языком (всё вполне понятно и доступно, даже без субтитров).

    P.S. это рецензия вызвана желанием сохранить свежие впечатления о спектакле, и хотя много раз было заявлено, что версии на DVD не будет, я всё ещё надеюсь, что создатели сжалятся и выпустят заветный диск в продажу. Спасибо за двухчасовое наслаждение, которое всё-таки неминуемо подошло к концу, но к которому хочется возвращаться снова и снова.

    31 января 2014 | 16:19

    Awesome! Amasing! Incredible!

    Немного непривычно было идти в кино для того, чтобы посмотреть театральную постановку. Хотя бы просто потому, что обычно при переносе театра на экран очень многое теряется. Но я судила по отечественным постановкам, к тому же прошедшего десятилетия. Естественно, нынешние методы съемки позволяют очень многое. Эффект «живого» выступления сохранился, что дало возможность рассмотреть все до мелких деталей.

    Постановка. Она безупречна. Нет ни одного лишнего движения, нету пауз на смену декораций (когда всех так и тянет заглянуть в телефон). Сцена трансформировалась, не давая отдышаться от предыдущей сцены и сразу бросала в новую. Зачастую, такая скорость просто мешает. Но не здесь. Все было настолько продумано, что весь спектакль выглядел очень целостно и смотрелся на одном дыхании. Это раз. Второе, это то, что постановка является еще и ярким примером использования современных технологий в театральном искусстве.

    ДЭННИ БОЙЛ — режиссер-постановщик. Скажу лишь, что это оскароносный режиссер ("Миллионер из трущоб», «28 дней спустя»). К тому же, открытие летней Олимпиады — 2012 в Лондоне тоже его рук дело. Понятно, что ожидания были высокими. И они полностью оправдались.



    Актеры и главные роли:



    ЛИ МИЛЛЕР — Открыла его себе по «Элементарно», но особого восторга не помню. До этого самого вечера. Я смотрела постановку, где именно он выступал творением. И пока я наблюдала за ним, думала о том, сколько же это нужно работать над собой, сколько приложить усилий, чтобы доказать, что перед зрителем вовсе не человек, изображающий чудовище, а именно очеловеченное создание. И я поверила. На 100 % поверила. Надо сказать, очень чувственное чудовище в исполнение Ли Миллера вышло.

    КАМБЕРБЭТЧ — ну или же доктор Виктор Франкенштейн. Скажу сразу, немного жалко, что мне не удалось увидеть его в роли создания. Говорят, очень сильно от Ли Миллера отличается. И талант его отметили, и пластику (особенно!). Но!

    Есть одно такое «но», из-за которого я крайне рада, что именно в таком исполнении спектакль и увидела. Ну идет Бенедикту вот такие вот характеры воплощать. Они как специально для него написаны. Может он и прекрасен в роли чудовища, но в роли доктора для меня он состоялся. Причем опять на все те же 100 %. Честное слово, часто ловила себя на мысли, что вижу перед собой Шерлока, но только во фраке!

    ИТОГ: Мерри Шелли написала «Франкенштейна», когда ей было всего лишь 18 лет. Тем более, что произошло это в начале XIX века (1818 г.), во время, когда понятия женщина-писатель не воспринималось всерьез. И тем ни менее, она стала одним из фундаторов научно-фантастической художественной литературы. Признаюсь, я не читала книги (что нужно будет сделать), поэтому основываюсь лишь на спектакле. Сама тема произведения достаточно сложная, и, как говорится, на все времена. С одной стороны она о человеке как создателе, и о том, как часто он любит играть в бога. А с другой, главной темой все равно является любовь. Именно та любовь, что даже бездушных созданий заставляет научится жить и научится чувствовать!

    10 из 10

    19 июля 2014 | 22:50

    Настоящий поединок. Война за справедливость на грани помешательства. Или даже за гранью?

    Вы когда-нибудь слышали, как пытаются говорить глухонемые? Первая сцена немая — обнажённое и изуродованное Создание (надо отдать должное гримёрам — работа высшего класса) начинает своё жалкое существование. Существование — потому что назвать это жизнью язык не повернётся.

    Бенедикт Камбербэтч в роли Создания — полусумасшедший ребёнок, который учится ходить, падает, поднимается, пытается познать всё на свете. Несносный, гадкий, одинокий. Он борется до последнего, не взирая ни на что. Но ты смотришь на него и видишь умные глаза, которые ничем не скроешь, ничем не переиграешь. В роли Виктора Бенедикт уже узнаваем — острые скулы, костюм, шевелюра. И тем не менее Виктор у Бенедикта выглядит ещё более сумасшедшим, чем Создание. Одержимый идеей стать не просто великим учёным. Стать богом. Гимн безумию.

    Создание Джонни Ли Миллера — это несомненно взрослый, попавший в беду, испытавший страх одиночества и страх бесконечности в одном флаконе. Быстрая речь, не менее быстрые движения, чётко отработанная техника и взгляд. Такое Создание пугает не меньше — в некоторых сценах герой будто бы чувствует себя в своей тарелке, он практически готов к завоеванию и водружению человеческих обрезков на трон мира.

    Джонни в роли Виктора будто то же самое Создание, переодетое в костюм. Он по-прежнему одинок и погружён в средневековое безразличие и бесчувствие к другим. Гимн тоске и злости.

    Герои Бенедикта по-настоящему отврательны. Героев Джонни по-настоящему жалко. Хочется сделать вывод, что Ли Миллеру идеально удаётся тема одиночества, в то время как Камбербэтч будто создан, чтобы играть безумца.

    Что страшней — одиночество для взрослого или сумасшествие для ребёнка? Человеческие останки в королях или недобог без чувства святости и любви? Кто победит? И есть ли в действительности хоть какая-то принципиальная разница между самим Виктором и его убогим гениальным творением?

    Декорации кажутся минималистичными, тем не менее крутящаяся сцена «работает» весь спектакль — вы увидите и огонь, и дождь, и огромное звёздное небо, и злополучную кровать, на которой Создание надругалось над женой Виктора. Музыка группы Underworld органично вписалась в спектакль, некоторые композиции по окончании спектакля хочется послушать снова.

    Дэнни Бойл очень хорошо знает своё дело — «Франкенштейн» однозначно заслуживает просмотра в обеих версиях. Таким одновременно ранящим и ненавязчивым и должен быть театр.

    9 из 10

    29 сентября 2016 | 13:07

    Посмотрел обе постановки. Первая — Ли Миллер (Франкенштейн), вторая Камбербэтч (Франкенштейн). понравились обе, но Ли Миллер — Существо оказалась ближе, про такое говорят «моё»! Безвременье в театре — ощущение что пьеса написана вчера!Хорошо весьма!

    в первой всё на нерве — оголённом воспалённом нерве. начиная с появления Существа и до финальной сцены. Бенедикт показал блестящую попытку очеловечивания создания, но которое так и осталось неким механистичным организмом — с набором всех необходимых для жизни функций. но всё просто замечательно. Браво!

    вторая (мной увиденная) — идеальное воплощение — всё на своих местах. сам бы так снял. Ли Миллер становясь более человечнее к финалу заставляет не просто верить-сопереживать, а именно вскрывает всю «сущность» человеческую (слишком человеческую). и попытка найти Отца (не зря идут цитаты «Потерянного Рая») так и оказалась тщетной. блестяще показанная игра в бога которая человеку не по плечу, но к роли этой он так тянется (… и станете вы как Бог…)

    и заключительные слова Франкенштейна такие горькие и полны сожаления что не сумел любить, хотя ничто и не мешало.

    обязательно стоит посмотреть этот спектакль — ведь именно о любви этот спектакль о той любви что заставляет оживать и чувствовать!

    так мало становится по-настоящему хороших постановок о любви…

    23 марта 2014 | 22:47

    Начну с того, что я никогда особо не любила театр, но пропустить новый для себя проект Бенедикта Камбербэтча я просто не могла. В итоге пошла на обе версии спектакля.

    В первую очередь удивилась тому, насколько незаметно прошло время за просмотром: стремительно развивающиеся действия на экране, постоянное ощущение какого-то нервного напряжения, не отпускавшего вплоть до самого финала, — всё направлено на то, чтобы удержать внимание зрителя. И вы знаете, получилось! Я буквально боялась отвести в сторону взгляд, чтобы вдруг случайно не пропустить какой-то важный момент, жест или изменение выражения лица одного из актёров. Все два часа смотрятся на одном дыхании, никто в зале, насколько я могла это заметить, ни разу ничего не проговорил вслух, все словно боялись нарушить эту волшебную, пленительную, такую необычную и напряжённую атмосферу.

    Что касается размаха постановки, то он довольно-таки скромный: минимум декораций и действующих лиц. По режиссёрской задумке ставка делается непосредственно на воображение зрителя. На мой взгляд, совсем не обязательно было бы строить горы, кладбище или остров, это всё ни к чему. Наше воображение прекрасно справляется со всем само, дорисовывая в сознании необходимые элементы. Вместо смертельных холодов севера — правильное холодное освещение сцены, а вместо звёздного неба — сотни лампочек изумительной красоты!

    Актёрские работы блестящие! И если от Бенедикта Камбербэтча уже довольно-таки привычно видеть первоклассную игру, коей он нас радует и одновременно поражает буквально в каждом своём фильме или сериале, то открытием для меня в этой постановке стал именно Джонни Ли Миллер. К своему стыду, никогда раньше я не видела в нём действительно хорошего драматического актёра, а всё потому, наверное, что не было до этого момента такого проекта, в котором бы режиссёр дал ему полностью раскрепоститься, раствориться в своей роли и показать все свои способности.

    Оба актёра проделали колоссальную работу и над собой, и над своим телом: чтобы так кувыркаться по сцене, нужно обладать отменной физической подготовкой. Не буду долго говорить о извечном выборе между двумя замечательными актёрами и о том, кто же из них лучше воплотил на сцене такие непохожие друг на друга образы, каждый из зрителей сам сделает свой выбор. Лично мне кажется, что Джонни намного органичнее смотрелся в роли Создания, а Бенедикт — в роли Виктора, это словно его вторая кожа — играть не вполне обычных людей, гениальных учёных или сыщиков, есть в нём эта жилка. Но это сугубо моё мнение, я ни в коем случае не пытаюсь кого-то переубедить.

    Совершенно потрясающая музыкальная составляющая этой постановки! Громкая, тяжёлая музыка из самого начала, или очень нежная, красивая и лирически тонкая во время сна, который видит Создание, — каждая мелодия создаёт правильное, очень точное настроение; музыка помогает ещё больше раскрыть и передать настроение героев, их характер, то, что они чувствуют в данный момент.

    Заключительное слово. Если вы любите театр, Бенедикта Камбербэтча, Джонни Ли Миллера или просто уважаете творчество Дэнни Бойла, не пропустите «Франкенштейна». И пусть вас не пугает отсутствие перевода, наоборот, так даже интереснее: можно прочувствовать каждую эмоцию, каждую фразу произнесённую героями, пережить вместе с ними произошедшие события. В крайнем случае вам всегда на помощь придут субтитры внизу экрана. Не теряйте возможности увидеть прекрасных драматических актёров на сцене британского королевского театра, поверьте, оно того стоит!

    10 из 10

    6 августа 2012 | 00:52

    Погожим весенним деньком я резво шагала к кинотеатру Киев на просмотр.. а тогда я еще не знала чего. Билет мне без объяснений подарили друзья, и честно, я была удивлена их выбором. Являясь гораздо более поклонницей Эндрю Скотта, чем Бенедикта, я не ожидала, что меня отправят смотреть его представление. «Ну что ж, удивляй», — подумала я, усаживаясь поудобнее в кресло и рассматривая людей вокруг.

    С самого начала представления на сцене царила… таинственность. Да, именно это слово определяет всю постановку. Даже несмотря на несколько отвратные сцены, такие как рождение самого Создания. Моменты грусти и отчаяния, когда он, неприкаянный, разгуливал в поисках хоть чего либо. Моменты шока, когда он, отвергнутый, совершал преступления. Несмотря на все это, именно Таинственность является ключевым элементом постановки с первой и до последней минуты.

    Виктор и его Создание. Между ними существует настолько странная, удивительная связь, что мурашки то и дело бегут по коже. Бенедикт невероятно правдоподобно проживает жизнь человека, решившегося позариться на деяния Господа, за что он и платит теперь. Камбербетчу до невозможного идут роли великих умов и деятелей и, потому он настолько гармонично выглядит в роли Виктора. Никто даже не задумается, ЗАЧЕМ было пытаться сделать то, что сделал он? Для НАУКИ же, конечно. Однако он вспоминает, что он просто человек, слишком поздно. Да, он хотел бы все исправить, но как теперь он может отнять жизнь у существа, которому он ее и подарил? Это ведь его детище, каким бы ужасающим оно не было.

    Мы также можем понять все страдания и чувства Создания. Он появился на этот свет, как эксперимент. Никто бы и не подумал, что он сможет о чем-то мечтать, к чему-то стремиться, хотеть счастья. А вот он осмелился открыть глаза и оглядеться, чтобы понять, что ни один человек в этом мире не посмотрит на него с добротой, а уж тем более с любовью. Он ненавидит себя за то, что он такой, но не его вина в этом. И уж не ему решать, когда умереть.

    Виктор и Создание. Одна судьба на двоих, которую вправе прервать только смерть. Только когда погаснет огонек жизни одного, сможет спокойно дожить второй. Хотя так ли спокойно? Совесть и память никто не отменял.

    Прекрасная и убедительная игра Бенедикта и Джонни не дает отвлечься ни на один момент, даже на вскрикивания «Беня», которые раздавались за моей спиной. Интересные режиссерские решения заставляют думать о представлении и после его окончания. Как, например, почему вся семья Франкенштейнов, кроме Виктора, чернокожие? Не для того ли это сделано, чтобы подчеркнуть особенность главного героя. Непохожесть его мыслей и души на окружающий мир. Не очень пышные, но невероятно красивые декорации полностью погружают тебя в мир спектакля.

    «Да, Беня действительно талант», — думала я, застегивая свое черное пальто поверх синего шарфа и уверенно шагая по вечернему Киеву.

    10 сентября 2014 | 18:15

    «Is this the Region, this the Soil, the Clime,
    Said then the lost Arch-Angel
    this the seat that we must change for Heav`n,
    this mournful gloom
    for that celestial light?»*
    - It`s paradise lost. You`ve read «paradise lost»
    - I liked it
    - Why you saw… You saw yourself as Adam?
    - I should be Adam. God was proud of Adam. Satan`s the one I sympathize with. I was cast out like Satan. I did no wrong. And when I see others content, bile rises in my throat. And it tastes like Satan`s bile…»


    Чем отличается фильм и театральная постановка? Ответ очевиден, но выявить разницу можно только посмотрев то и другое.

    Благодаря фестивалю «National Theatre Live» у людей разных стран появилась возможность ознакомиться с театральной культурой Британии.

    Один из глубоко уважаемых режиссером Великобритании, Дэнни Бойл, поставил спектакль по роману известной английской писательницы Мэри Шелли, которая в свое время произвела фурор со своим романом.

    Создание Франкенштейна — до сих пор один из самых страшных существ, но Дэнни Бойл со сценаристом, по имени Ник Диар, не стали брать за основу его ужасную сторону, они решили открыть его душу: а что может чувствовать такое безобразное существо? Разве оно не имеет права чувствовать?

    Возможно для тех, кто читал роман Мэри Шелли и был в восторге от него, эта постановка покажется чем-то новым и необычным, но уж точно она вас не оставит равнодушными.

    Ник Диар хорошо выделил главную суть героев: Франкенштейна заполонила гордыня, Создание — изгнанник, никто его не принимает, потому что он омерзителен.

    По сути оба два персонажа чужие миру, они другие, один пытался найти себя, возомнив себя Богом, другой пытался понять общество и влиться в него, но что он выучил из человеческого мира — это месть и ненависть.

    Итог всего это то, что у Франкенштейна одна страсть — Создание. Если его не станет, то Франкенштейн исчезнет. Если не будет Франкенштейна, то и Создание умрет. В самом начале они были связаны, но вместо того, чтобы как-то помочь друг другу, они получили только страдание, злобу, месть и ненависть.

    Виктор Франкештейн/Бенедикт Камбербэтч

    Создание/Джонни Ли Миллер


    Первые сцены спектакля очень таинственны, такую мистическую атмосферу помогает прочувствовать музыка, в исполнении группы Underworld. (Хочу отметить, что Дэнни Бойл уже не в первый раз работает с ними.) И сразу хочу написать, что грим и костюмы сделаны на высшем уровне. Чего стоит лицо Создания, очень аккуратная работа. Он настолько уродлив, что по-началу вызывает ужас.

    Создание, в исполнении Джонни Ли Миллера, — самое близкое к человеку, ты видишь его глупым, странным, безобразным, но уж точно не дураком.

    Все его странные движения, звуки, манера говорить. Ты видишь существо, которое пытается приспособиться, пытается учиться, пытается чувствовать. Но он не может всё это довести до конца, люди боятся и ненавидят его, кидают в него камни, избивают. После такого отношения Создание осознает всю злобу, всю ненависть. Когда смотришь на Создание Миллера, то говоришь про себя:" Верю.» Действительно, слишком правдиво и реально выглядит игра актера.

    Виктор Франкенштейн — гордый, гениальный, безответственный ученый. Он гений. Одним этим словом становится ясно, что он не имеет права чувствовать, он не может любить, все его чувства и мысли в науке. Испугавшись своего творения, он бросает его, побоявшись ответственности.

    Бенедикт Камбербэтч сыграл его великолепно, нежели роль Создания. Сразу бросается в глаза, что он чувствует героя, он мыслит как он, он действует как он, он его понимает.

    В спектакле существует и любовный конфликт, который на первый взгляд кажется безобидным, но потом благодаря ему возрастает психологический конфликт, предшествующий финал.

    Виктор Франкештейн/ Джонни Ли Миллер

    Создание/Бенедикт Камбербэтч


    Создание Бенедикта Камбербэтч сильно отличается от Создания Джонни Ли Миллера. Бенедикт показал его слишком глупым. Много лишних движений. И на первый взгляд кажется дурачком. Создание Миллера жило в своем мире(внутреннем), а Создание Камбербэтча слишком быстро забыло про свой мир. Несмотря на всю эту непрофессиональную игру, Создание было чувственно и жалко, как и должно было быть.

    Виктор Франкенштейн. Я считаю, что выделять каких-то особых качеств не нужно, ибо оба варианты похожи, заместо одного нюанса. Франкенштейн Миллера кажется более эмоциональным, потому что у актера великолепная мимика.

    Хочу отметить, что Франкенштейн Камбербеэтча был более ограниченный, что выглядело эффектней. Однако оба актера справились с этой ролью.

    Посмотрев этот телевизионный спектакль, вы окунетесь в его атмосферу, будете сострадать ко всем героям пьесы, будете осуждать главных персонажей. Но, тем не менее, выходя из зала вы будете думать: «Ох, Англичане.»

    Хочу поблагодарить «National Theatre Live», что включили в свою программу и Россию, это большой опыт для российского зрителя, увидеть британскую театральную поставку и сравнить ее с русским театром, который, конечно же, не дотягивает до Британии.

    10 из 10

    4 ноября 2012 | 11:35

    Один из первых ужастиков эпохи романтизма, готический роман Мэри Шелли об ученом, попытавшегося сыграть роль Бога, собрав из трупов человека, живого и прямоходящего, что привело всех в ужас, как и самого горе-создателя.

    Денни Бойл, оскароносный режиссер, снявший такие картины как «На игле», «Миллионер из трущоб», «127 часов» и другие не менее запоминающиеся картины, подарил нам замечательный спектакль по пьесе Ника Дира «Франкенштейн» в достаточно интересной интерпретации. Все казалось просто, есть два главных героя, которые постоянно противодействуют друг другу, но режиссер дал нам возможность увидеть их в исполнении двух разных актеров, с каждым новым показом сменяющих друг друга. Сначала мы видим Джонни Ли Миллера в роли монстра, а Бенедикта Камбербетча в роли Виктора Франкенштейна, а затем все переворачивается и актеры меняются ролями, лично мне они оба понравились в обеих ипостасях. Бенедикта абсолютно все уже наверное знают по роли Шерлока Холмса, а Ли Миллера я помню по неплохой игре в «Хакерах» и «На игле» играют с душой, каждый раз вживаясь в роль заново. К актерскому составу претензий не должно быть.

    Надеясь на то, что кто-нибудь еще соберется посмотреть эту киноверсию спектакля, постараюсь описать все без спойлеров, чтобы интерес не угас, а наоборот возрос.

    Для начала расскажу про декорации и саму сцену. Сцена, выполненная с кажущейся простотой и минимализмом, скрывает в себе огромное количество возможностей, от имитации железной дороги до озера, которое мне показалось очень реальным. Огромное количество светящихся лампочек, как над сценой, так и над зрителями добавляет шарма, то это звезды, то разряд электричества, взрывающийся светом в самом начале. Спецэффекты в спектакле продуманы и добавляют друга друга, сменяясь в круговороте событий и действий. Музыка от британской группы Underworld, от которой стынет кровь и по коже бегут предательские мурашки, второстепенные актеры прекрасно дополняющие главный тандем Миллер-Камберебетч, все это, несомненно, впечатлит любого.

    Все действо начинается с появления на свет Существа, подобного человеку внешне, но еще не разумное словно дитя. Оно пытается управлять своим телом, первый раз встает на ноги, бежит, снова падает, наивно радуется и искренне удивляется всему, что его окружает. Если бы не поезд, сокрушительный символ общества, беспощадно давящего под своими колесами всякого, кто отличается, общества жестокого, пугливого и неразумного в своей слепоте, которое может перекроить под свое подобие каждого. Своей жестокостью и безразличием оно превращает создание еще непорочное и чистое внутри в озлобленного чудовища, пытающего найти хоть крупицу любви к себе от своего создателя, совершая при этом жуткие и разящие в самое сердце поступки. Виноват ли он в том, что, начиная понимать, что такое любовь, не видит ее в окружающих? Виноват ли в том, что, как и любое живое существо, он ищет тепла, ласки и любви? Ведь даже он начинает осознавать, что такое любовь, в отличие от своего создателя, своего Бога в каком-то смысле.

    «Чем больше я читаю, чем больше узнаю, тем больше понимаю, сколь многого я не знаю. Идеи бьют меня, как град. Вопросы, но без ответов…»

     — он учится у старого слепого человека, который «увидел» в нем добрую и чистую душу, он делится с ним своими знаниями и видит, как быстро его подопечный познает окружающий его мир, делает свои собственные выводы. Это был первый человек, который сострадал Существу, но сын и невестка старика ужасаются его внешности и принимают его за демона.

    «Ты же обещал, обещал… Что в таких случаях делают греки, римляне, императоры… они мстят. Так вот вам моя месть!» Сердце Существа черствеет и ожесточается, и он намерен найти хозяина, во что бы то стало, чтобы узнать ответы.

    Противостояние Франкенштейна и его детища прекрасно сыграно. Обида Существа на то, что его покинули, на то, что его не признали, прекрасно выражена в серии монологов, спасибо Нику Диру, и, конечно же мимике и жестам как Бенедикта, так и Джимми Ли Миллера.

    «Зачем ты создал меня, если не хочешь видеть?
     — Ты всего лишь набором уравнений и схем, догадка. Создал, потому что мог».


    Создание сравнивает себя с Адамом и Падшим ангелом, не признанным Богом — создателем. А ведь Франкенштейн и его создание вполне подходят на аналогию с Богом и Адамом.

    Далее перед нами предстает картина создания нового человека, уже женщины, по просьбе Существа. Меня поразило, как Существо понимает смысл слова любить, это было так проникновенно и честно: «Любовь бурлит и срывается с губ, легкие горят огнем, сердце бьет чаще и кажется, что я могу совершить все на свете, все…» Но в итоге обманутый своим творцом, он задается единственной возможной для него целью отомстить Франкенштейну.

    »If I cannot inspire love, I will cause fear!» — Если я не могу вызывать любовь, то я буду внушать страх.

    Сын преследует Отца, с целью предать его аналогичным мукам, которым Виктор подверг Существо по видимо вполне логичным причинам, а затем уже Виктор преследует свое создание, чтобы окончательно уничтожить. Все приводит нас к трагичному концу, что подтверждает, что человек не должен играть роль Бога, так как он не знает наверняка, к чему это может привести. А в нашем варианте это привело к хаосу и смерти. В этой истории нет одного злодея. Франкенштейн высокомерен и честолюбив с определенным синдромом Бога, пытаясь создать что-то полезное, создал то, чего сам испугался. А как бы повернулся сюжет, если бы Виктор не бросил свое дитя? Произошли бы все те события? Скажу одно, жестокость Виктора могла стать изначальной причиной озлобленности Создания.

    «Slowly I learnt the ways of humans: how to ruin, how to hate, how to debase, how to humiliate. And at the feet of my master I learnt the highest of human skills, the skill no other creature owns: I finally learnt how to lie». (Постепенно я научился у человека, как разрушать, ненавидеть, унижать, оскорблять. Но у Хозяина я научился основному человеческому умению, которым не обладает ни одно существо, я, наконец, научился врать).

    Я смогла посмотреть это только на экране кинотеатра, причем дважды и нисколько не пожалела, хоть и хотелось бы увидеть все в живую, но по некоторым аспектам, на экране было лучше смотреть, чем, допустим, из последнего ряда в театре. Камеры были рядом с лицами, показывая каждую черточку, каждую каплю пота актера. Спасибо огромное National Theatre Live за предоставленную возможность.

    18 июня 2012 | 01:27

    Впечатления от «Франкенштейна» Денни Бойла описать очень сложно, прежде всего потому, что для большинства из того, что происходит на сцене, в принципе трудно подобрать слова. В два часа создатели спектакля уложили не только вопросы, которые поднимала сама Мэри Шелли, но и все те, которые могли появиться за прошедшие двести с лишним лет. Снятся ли андроидам электроовцы? Будет ли душа у клонов? Можно ли перенести сознание в другое тело?

    Практически все антиномии, накопленные человечеством с начала философии, уложены в двухчасовое действо по роману 18-летней молодой женщины. Бог и человек. Создание и создатель. Родители и дети. Гордыня и ответственность. Зло и добро. Предательство и обещание. Любовь и ненависть. Опыт и невинность. Просвещение и романтизм. Мужчина и женщина. Сердце и разум. Механика и природа. Цивилизация и дикость. Красота и уродство.

    И что самое прекрасное — ответов нет. Каждый из двух ключевых персонажей — Франкенштейна и Создания, несет в себе и то, и другое, постоянно перетекая из одного состояния в другое, оказываясь то на одной, то на другой стороне. Ты сам ищешь эти ответы, и не исключено, что так и не найдешь.

    Режиссура спектакля мне очень понравилась. Огромная пустая сцена с минимумом декораций — целый огромный мир, в котором у главного героя (Создания, конечно) есть все, и одновременно нет ничего. Лампочки на потолке — звездный свет, свет потрясения, свет жизни, свет познания. Собственно внешнее обрамление убрано для того, чтобы вытащить на свет внутреннее и дать ему свободу. Не дать персонажам спрятаться за байронические кудри, стоячие воротнички, красочно изображенные трупы и прочее.

    Ну, и конечно, главное — игра актеров. Точнее, актера. Дело не в том даже, что Бенедикт Камбербэтч одним небрежным жестом вывернутой руки раскатывает Джонни Ли Миллера как паровой каток, и что даже покрытый уродливыми шрамами и грязью он все равно как-то неизбывно прекрасен, а в том, что там, где все играют — он живет.

    Вот Создание только вылупилось из странного то ли пузыря, то ли мешка — и пытается двигаться, ходить. Перед нами первочеловек, Адам с картины Сальвадора Дали, как будто до него во вселенной больше никого не было. На ум приходит то Евгений Миронов в «Превращении», то жеребенок, сразу же после рождения пытающийся встать на некрепкие еще ножки. Птица, которая хочет взлететь, но не может.

    Вот он же впервые познает мир — дождь, солнце, снег, трава, вода. Звуки, запахи, ощущения — как будто мир был создан специально для него (так оно и есть, в общем-то). Странные клокочущие звуки — первый смех. Нечленораздельное мычание вдруг обращается в речь. И вдруг — опа! — у оживленного электричеством трупа, оказывается, душа живая. Огромная, неуклюжая, пульсирующая как сверхновая звезда. Слов не хватает, их приходится собирать с бору по сосенке, пара строф из Мильтона, фразы из истории римских императоров — как конструктор, из которого надо выбрать нужные элементы.

    Потом будет встреча с себе подобными, первый опыт отторжения (в глазах мучительное непонимание — за что? почему?), боли и отвращения. Потом — слепой добрый старичок, который, будучи воспитан в вольтерьянской добродетели, примется социализировать нашего Адама, но будет относиться к нему не более серьезно, чем к дрессированному тюленю.

    И наконец, главная встреча в жизни каждого человека (а в этой версии Создание, несомненно, человек, другую я пока не видела) — с тем, кто тебя создал. Вот тут и начинается трагедия. Вместо бесконечно любящего и совершенного Бога перед нами — безумный гений с непомерным тщеславием, считающий, что он может распоряжаться чужими жизнями и вполне согласно с учением еретиков-катаров полагающий, что хотя Бог, возможно, не только существует, но и дает душу, но уж тело-то — отвратительное в своей плотяной ограниченности и привязанности к инстинктам — уж точно создает дьявол. Ну, или человек, если у него достанет на это умения, становясь тем самым, равным Богу. Действительно, зачем любой бабе рожать Спинозу, когда можно до бесконечности проводить эксперименты, создавая все новых людей из кусков старых и наблюдать за тем, как очередная лягушка дергается под током.

    Интересно, что при всей гордости за свое достижение, Франкенштейн свое Создание элементарно боится. Но вовсе не потому, что, скажем, усомнился в моральной составляющей своего поступка, а потому, что оно, понимаете, вдруг вышло из под контроля и даже начало заявлять какие-то права! Добро пожаловать в подростковый возраст. Мучительная попытка преодолеть страшное, вселенское одиночество (Адам, где ты? — звал Бог, а тут никто не звал) не удалась. Из нелюбимых детей вырастают самые страшные монстры. Но как дети любят даже родителей-алкоголиков, бьющих их головой об батарею, так и здесь — ты ненавидишь меня, ты разрушил все, что могло быть мне дорого, ту огромную, невероятную, трепещущую любовь, которую я был готов подарить всему миру, ты растоптал, а я все равно буду с тобой. Любым способом. Пусть даже превратив тебя в своего преследователя.

    Чему можно научиться у своих мучителей? Тому, что человек есть зло. Он преследует и ненавидит себе подобных. Так что нужно, чтобы стать человеком? Совершить сознательное зло. Надкусить яблочко (впрочем, Франкенштейн почему-то оговаривается, что оно было надкушено заранее). Зло совершено — стал ли ты человеком?

    Самая потрясающая, на мой взгляд, сцена в спектакле — это сон Создания. Под рвущие душу гитарные переборы две фигуры в развевающихся одеждах медленно, гармонично двигаются в лунном свете. «Рождение весны» Ботичелли. Петрарка, сидя у окна, пишет сонет мадонне Лауре. Любовь, что движет солнце и светила.

    Кто это? Кто-то похожий на меня, но в то же время совсем-совсем другой. И бесконечно прекрасный. Как это назвать? Она, конечно она! А что она такое? Сторона? Грань? Ребро! Она иша, потому что я иш.

    Мимолетный призрак, мечта о возможном блаженстве, об утраченном рае.

    Мэри Шелли умерла столетие до того, как совсем другой писатель, споря с и Мильтоном, и с Уильямом Блейком, написал о Великом разводе рая и ада. В раю маленькая противная ящерка одной-единственной страстишки могла обернуться великолепным крылатым конем, то каким же невероятно прекрасным могло бы стать Создание, попади оно туда… Но это уже совсем другая история.

    8 апреля 2014 | 16:56

    Европа, начало 19 века. Талантливый учёный Виктор Франкенштейн, будучи студентом, экспериментирует в области нейрохирургии, гальваники и анатомии. Из человеческих останков ему удаётся создать и оживить некое Существо. Виктор не верит в свой успех, однако, встретившись с «новорожденным», пугается и уезжает домой — в Женеву. Существо же оказывается на улице. Жалкое, униженное, отовсюду гонимое, оно встречает на своём пути слепого старика, который учит Существо читать и писать. Теперь у него появляется цель в жизни: найти Франкенштейна и убедить его создать для себя такую же уродливую и страшную подругу.

    Я очень давно присматривался к этому спектаклю. Всё-таки связка классического, всеми признанного романа Мэри Шелли, одного из самых многосторонних режиссёров современности Дэнни Бойла, упорно прущего в гору Бенедикта Камбербэтча, плюс магия имени «Национального Британского Театра» — всё это далеко не пустой звук. Сочетание очень интригующее. Не говоря уж о том, что оба актёра получили престижную премию Лоуренса Оливье, что рейтинги на киносайтах выше, чем у 99,9% представленных там фильмов, и что Бойл смог реализовать очень интересную задумку: поставить спектакль сразу в двух вариантах, чередуя актёров на ролях доктора Франкенштейна и Существа. Короче говоря, я никак не мог пропустить обе версии этого спектакля, когда один из крупнейших кинотеатров моего города объявил их в рамках своего театрального сезона.

    Так вот, если «Франкенштейн» и не шедевр, то, как минимум, что-то очень и очень близкое к этому. По крайней мере, в одной из версий точно. Я не знаком с литературным первоисточником, однако, сюжет в целом на слуху, да и старый фильм 1994 года с Кеннетом Браной, Робертом Де Ниро и Хеленой Бонем Картер я помню достаточно неплохо. Сюжет, прямо скажем, отличный! А в классической, театральной постановке он и вовсе начинает переливаться всевозможными смыслами и подтекстами. Автор пьесы устами слепого старика Де Лейси говорит о том, что он (и видимо Шелли тоже) придерживается мнения, что человек изначально рождается чистым и безгрешным, и лишь последующий его жизненный путь способен очернить душу человека, и наполнить его сердце греховными мыслями. Именно так произошло и с самим доктором Франкенштейном, который заигрался в Бога и отринул любовь, и с созданным им Существом, которое с самого момента рождения видело вокруг себя лишь разврат, пьянство, предательство, ненависть, смерть. Бедное-бедное Существо, затюканное и униженное, оно лишь хотело любить и быть любимым, но даже его создатель пылал к нему ненавистью, как впрочем, и ко всем, кого считал ниже себя в интеллектуальном плане.

    Пару слов об актёрах. Джонни Ли Миллер был весьма хорош, как в роли доктора, так и в роли Существа, и, пожалуй, мне бы его игры хватило, чтобы назвать спектакль чудесным. Однако, Камбербэтч — это просто что-то невероятное. Моё субъективное мнение: Бенедикт переиграл своего партнёра, причём в обеих ипостасях. И если в роли Франкенштейна, в принципе, это не слишком заметно, то вот Существо в исполнении Камбербэтча — это просто блеск! Всё дело в пластике и мимике. Если Существо Миллера — это, пусть больной, ограниченный, уродливый, но всё-таки человек, то Камбербэтч показал что-то очень оригинальное, космическое, какую-то тварь не от мира сего, ближайшим родственником которой является не Homo Sapiens, а какой-нибудь жук или таракан. И в те моменты, когда по сюжету ты должен испытывать к этому Существу чувство сострадания, душу наполняет диссонанс — тебе и жалко его, и в тоже время есть в этом что-то очень противоестественное.

    Ещё из плюсов: режиссура Бойла, чья рука чувствуется во всех маленьких деталях. Находка с лампочками под потолком, смена декораций, эхо в одном из главных диалогов, птицы, вылетающие из печных труб, дождь, снег, пожар — всё сделано тонко и со вкусом. И музыка подобрана чертовски верно!

    Одним словом, если вы до сих пор не видели «Франкенштейна» Дэнни Бойла, и у вас вдруг появится возможность посмотреть эту постановку — ни в коем случае не упускайте её. Это великолепное действо, находящееся на пересечении трёх искусств: литературы, театра и кино. Ну и как же хорош Камбербэтч…

    9 из 10

    19 марта 2014 | 10:17

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>