всё о любом фильме:

Франкенштейн

Frankenstein
год
страна
слоган-
режиссерДэнни Бойл
сценарийНик Диар, Мэри Шелли
продюсер-
оператор-
композиторАлекс Барановский
жанр фантастика, драма, мелодрама, ... слова
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время110 мин. / 01:50
Доктор Виктор Франкенштейн создает Чудовище, вдохнув жизнь в тело, созданное из частей разных умерших людей. Однако, в ужасе от безобразности своего творения, он бросает его на произвол судьбы. Одинокий, уродливый, по-детски невинный монстр ждёт от мира доверия и любви, но повсюду сталкивается лишь со злобой, жестокостью и ненавистью. Окончательно отчаявшись, Чудовище клянется разыскать своего создателя и отомстить ему самым страшным образом.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 01:01
    все трейлеры

    файл добавил/EarlyBook\

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 5277 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Британский национальный Королевский театр дарит зрителям уникальную возможность насладиться самым яркими и зрелищными театральными постановками. Сила этих постановок не только в потрясающей актёрской игре, но и в изумительных, продуманных до мелочах декорациях, которые играючи сменяют друг друга. Уже с самых первых минут спектакль потрясает. На сцене, залитой светом сотней лампочек, имитирующих звёздное небо, появляется Создание. Сцена рождения — невероятная, драматичная и кажется бесконечной. Так появляется Создание, которое на наших глазах будет с нуля учиться ходить.

    Создание — Бенедикт Камбербэтч. Очень реалистично, самоотверженно и правдоподобно. Пылко, наивно, местами даже агрессивно. Чувственно, эмоционально и с полной самоотдачей. Бенедикт показал Чудовище, в котором больше человечного, чем во всех тех, кто его окружал. Яркий контраст образов. Он не такой как все. В его рождении — боль и непонимание. Борьба. В начале с самим собой, в попытках понять кто он, потом и со всем остальным миром, в надежде разобраться почему он тот, кем является. Он не был рождён Чудовищем, люди сделали его таковым. Камбербэтч тонко проводит грань между внутренним миром Создания и внешним миром людей. Чувственный, живой, добрый по своей сути, жаждущий любви, но обречённый на одиночество — таким на самом деле является Создание. И переход к тому, каким сделали его люди. Научили ненависти, страху, лжи и предательству. Единственный кто увидел в нём душу, не видя его лица, был слепой старик.

    Виктор Франкенштейн — Джонни Ли Миллер. Одержимый, сумасшедший, фанатик. У Ли Миллера профессор получился сдержанным и почти отстраненно-холодным. Решивши стать богом, не учёл того, что всякий бог заботится о своём создании. Своё же Создание он бросает. Бросает на растерзание озлобленных людей, на волю судьбе. Обрекает его на вечные вопросы, что будут мучить его. Предаёт его просьбу, его мольбу.

    Обе эти актёрские партии составляют единый целостный дуэт. Театр — это актер и зритель, один на один. Тут каждая эмоция, каждый жест и реплика не останутся не замеченными. Всё как на ладони. Камбербэтч с Ли Миллером остаются со зрителем лицом к лицу. Виктор Франкенштейн и Создание один на один между собой и зрителем.

    Спектакль «Франкенштейн» получился насыщенным, оставляющим после себя извечные жизненные вопросы, даже обостряя их, заставляя ещё раз задуматься. Может ли человек уподобиться богу? Вправе ли? Правда что жестокости в нас больше, чем милосердия? А добро — лишь добродетель избранных? Как одиноки мы? И вечно ли будет длиться наше одиночество? Стоит ли искать смысл жизнь? И есть ли он вообще?

    8 из 10

    18 марта 2014 | 22:56

    Я, конечно, под впечатлением…

    Вариант первый, когда Виктора Франкенштейна играет Камбербетч, а «монстра» — Джонни Ли Миллер. Вторая версия, где Виктора Франкенштейна играет Джонни Ли Миллер, а его создание — Бенедикт Камбербетч.

    Настолько разные впечатления! Ли Миллер-создание вызывал откровенное отвращение с первой секунды появления, отвращение, которое по мере развития событий превращалось в искреннее сочувствие. Камбербетч-создание похож на ребенка — как он изображает крики птиц, как передразнивает своего учителя — Де Лейси, как язвительно спрашивает все свои «почему»! Виктор Камбербетча холоден, мысленно он не просто где-то далеко, его вообще не волнуют люди, которые его окружают, может только брат; но, пока ты наблюдаешь за действием, в голову приходит мысль о том, правильно ли называть «монстром» создание, а не создателя. Виктор Ли Миллера болен; как только ты видишь его глаза, когда он говорит отцу, что мозг его превосходит возможности любого человека, ты понимаешь, что он болен; все его эмоции, кроме этих безумных глаз какие-то тусклые, словно он просто копирует реакции окружающих его людей на различные события.

    Смотрится прямо скажу с приподнятой бровью и на одном дыхании.

    Я не знаю, какой вариант лучше.

    3 августа 2015 | 13:13

    Готический роман Мери Шелли «Франкенштейн» уже миллион раз снимали, переснимали, интерпретировали. Тому подтверждение, только вышедшее убогое кинозрелище «Я, Франкенштейн», где авторы, исчерпав фантазию, представили зрителю свою версию, сделав его заурядным и скучным боевиком.

    Авторы английской версии «Франкенштейна» полностью взяли за основу канву романа, наполнив ого глубокой философией, интересными и умными диалогами, придали современное звучание старым истинам о добре и зле, о любви и ненависти. В результате получился не просто отличный спектакль, но совершенно потрясающее, завораживающее, незабываемое, волшебное зрелище. Эпитеты хотелось бы продолжать и продолжать.

    Пока сумела посмотреть только версию: Создание — Камбербэтч, Виктор Франкенштейн — Джонни Ли Миллер. Сказать, что актеры, исполняющие главные партии, великолепны — не сказать ничего. Это надо видеть. Они буквально проживают жизнь героев, достигая невиданных высот актерского мастерства. Только теперь понимаешь, что гениальность или бездарность можно почувствовать только на сцене. Кино своими многочисленными дублями и монтажом минутных диалогов убивают живую актерскую игру. За редким исключением.

    Первые десять минут спектакля, когда Создание появляется на свет — просто триумф человеческой гибкости и пластике. А ведь это актеры, а не гимнасты. Видно, какая проделана работа. Виртуозно!

    По ходу спектакля Создание приобретает человеческий облик (в переносном смысле, конечно), пытливый ум и жажду познания мира. Радуется солнцу, дождю, траве. Ну, чем не ребенок. Слепой старик на пути Создания учит его говорить, мыслить, чувствовать. Но он его не видит, и поэтому между ними возникает гармония. Появляющиеся люди (подразумевается Общество) пугаются его уродства и жестоко изгоняют прочь. Кому нужна внутренняя красота, важна лишь оболочка. Это одна из основных мыслей спектакля. Другая — жестокость порождает жестокость. Озлобленное Создание превращается в некое демоническое существо с жаждой мести. Но он еще не монстр. Глубоко чувствуя боль пугающего одиночества и невозможность жить вместе с людьми, он просит Франкенштейна создать ему подобное существо — женщину. « Разве ты знаешь, что такое любовь?» — спрашивает его Виктор. Монолог Создания о любви, возможно, самый пронзительный и трогательный в спектакле. Так кто же здесь монстр на самом деле? Существо, слепленное из мертвых останков, но умеющее любить, или живой человек, одержимый идеей уподобиться богу и принесший в жертву своему честолюбию и псевдо науке простые человеческие чувства. Это ведь не он, а Создание понимает, что только любовь — единственный смысл жизни.

    Красива своим трагизмом и концовка спектакля. Загнанные друг другом аж на Северный Полюс они, тем не менее, боятся друг друга потерять. Как Существо испугалось, что Виктор умер. «А я могу умереть?». Своей ненавистью и болью они неразрывно связали себя друг с другом, став чем-то единым. И, совсем финальная сцена, где Творец и его Творение уходят вместе в ледяное безмолвие. Уходят в вечность. Разве можно создать что-то более гениальное!

    Отдельно хочется отметить художественное оформление спектакля. Минимум декораций, но они абсолютно гармоничны. Тысяча маленьких лампочек олицетворяет звездное небо. Непонятно как появляется и исчезает железная дорога, трава, озеро, лодка. И это все кажется реальным. А чего стоят стайки птиц. Музыка добавляет впечатления. То громкая, то тихая, то трагическая, то лирическая. ВСЕ СОВЕРШЕННО.

    Кроме того, сцена снята в фильме с разных точек пространства, поэтому усиливает впечатление при просмотре.

    Думаете, когда эмоции достигли своего апогея, когда слезы буквально катились из глаз. Когда актеры выходили на поклон. Это ли не великая сила искусства.

    10 из 10

    5 февраля 2014 | 21:59

    Что ж, начну я, пожалуй, с небольшого вступления… Волею судеб мне посчастливилось в течение пары месяцев работать в одном из местных кинотеатров. Я узнал о многих тонкостях жизни «закулисного» персонала, разделил и их тягости и неприятности, и их довольно-таки исправную зарплату. Всё же, впечатления о работе остались не очень благостными и посещать это место в качестве обыденного клиента не хотелось. Но когда я увидел афишу с предстоящими показами «National Theatre Live» и отыскал в расписании «Франкенштейна», за билетами к знакомой кассе я побежал не раздумывая. Благодарен этому кинотеатру за то, что он вносит свой вклад в работу по ознакомлению населения с такими качественными театральными постановками, которые мы, жители холодных российских широт, не можем лицезреть в живую.

    Создание — Джонни Ли Миллер. Франкенштей н- Бэнедикт Камбербэтч. Именно с такой расстановкой ролей предстал передо мной «Франкенштейн», и, если честно, другой вариант рассматривать даже не хочется. Давно наблюдаю за работой обоих этих актеров, хотя штурмовал интернет в бессмысленном поиске видео-версии именно по причине участия Ли Миллера. Чем -то меня привлек этот актёр ещё со времен перевернувшего сознание поколения «Трайнспоттинга» авторства того же режиссера Дэнни Бойла. Вероятно, обаянием, харизмой и каким-то безумным огоньком в глазах, который по надобности может превратить своего обладателя и в наивного ребёнка, и в яростного убийцу. Именно эти искорки помогли ему в «Охотниках за разумом», «Декстере», и теперь поспособствовали столь искусному вливанию Джонни в роль Создания. Нет, я не сравниваю последнего с убийцами из вышеперечисленных картин. Для меня Создание как раз-таки является тем самым ребёнком с искрящимися глазами. Недаром спектакль начинается со сцены его непосредственного появления на свет, осязанию которого герой так искренне радуется… Мир, в котором он родился — друг. Согревающее солнце, свежая, сочная трава и спасительные капли освежающего дождя… А снег, снег! Snow! Зато люди, населяющие и порой оскверняющие эту природу — поверхностные, жестокие и недостойные, не умеющие и не желающие слушать, внимать, понимать. С этим и сталкивается дорогое Создание. Всё могло бы быть по-другому, если б первым, что он пережил, были бы не озлобленные удары дубинками местных невежд, а хоть какое-нибудь проявление заботы со стороны создателя — Виктора. Вы должны видеть, как Создание справляется с этими несправедливостями. Вы должны прочувствовать горечь его положения и почерпнуть из него некие выводы и о современном нам мире.

    Аплодирую Камбербэтчу за исполнение роли Виктора, которая так подходит этому актёру. Бэнедикт для меня является воплощением человека… мыслящего, и мыслящего прогрессивно и ясно. Поэтому весь мир оценил его новоявленного «Шерлока». Хотя он снимался и в других достойнейших картинах. Не видел ни одного «бестолкового» фильма с ним: все они дают вашему разуму немало поводов задуматься, через каждый из них проходит ясная нить поистине философского подтекста. Эта участь не обошла и «Франкенштейна». Этот роман охватывает множество проблем мира(не только общества, подчеркиваю: мира). Театр же, его воплощающий, пошёл ещё дальше. Что будет, если человек, наделенный исключительным разумом, возомнит свой разум божественным? Франкенштейн оказался на месте Бога, только ответственности его, как правильно заметило Создание, он разделять не захотел. И сполна за это поплатился… Во время прочтения романа Шелли я целиком и полностью был на стороне Создания, но Камбербэтч заставил меня сопереживать своему персонажу, погрузиться в наполняющий его хаос из ужаса потерь, раскаяния и противоречий.

    Мне понравилось в этой постановке всё. Декорации-их мало, они невзрачны, но настолько совершенно подходят к самой излагаемой истории! И они не отвлекают внимания от главного- персонажей с их уникальными особенностями и эмоциями, а даже подчеркивают глубину их переживаний. А какое впечатляющее, эмоциональное, погружающее звуковое сопровождение!

    Не буду писать, что спектакль обязательно понравится всем. Он необычен, этим очарователен. Но увидеть ЭТО должно как можно больше людей. Может, тогда в мире станет хоть на толику меньше несправедливости.

    Спасибо тем, кто дочитал мою тираду до конца. Она не претендует на категорию рецензии (тем более, рецензии полезной), но, думаю, впечатления от увиденного описывает хоть сколько-нибудь фактурно.

    30 ноября 2013 | 23:49

    Впечатления от «Франкенштейна» Денни Бойла описать очень сложно, прежде всего потому, что для большинства из того, что происходит на сцене, в принципе трудно подобрать слова. В два часа создатели спектакля уложили не только вопросы, которые поднимала сама Мэри Шелли, но и все те, которые могли появиться за прошедшие двести с лишним лет. Снятся ли андроидам электроовцы? Будет ли душа у клонов? Можно ли перенести сознание в другое тело?

    Практически все антиномии, накопленные человечеством с начала философии, уложены в двухчасовое действо по роману 18-летней молодой женщины. Бог и человек. Создание и создатель. Родители и дети. Гордыня и ответственность. Зло и добро. Предательство и обещание. Любовь и ненависть. Опыт и невинность. Просвещение и романтизм. Мужчина и женщина. Сердце и разум. Механика и природа. Цивилизация и дикость. Красота и уродство.

    И что самое прекрасное — ответов нет. Каждый из двух ключевых персонажей — Франкенштейна и Создания, несет в себе и то, и другое, постоянно перетекая из одного состояния в другое, оказываясь то на одной, то на другой стороне. Ты сам ищешь эти ответы, и не исключено, что так и не найдешь.

    Режиссура спектакля мне очень понравилась. Огромная пустая сцена с минимумом декораций — целый огромный мир, в котором у главного героя (Создания, конечно) есть все, и одновременно нет ничего. Лампочки на потолке — звездный свет, свет потрясения, свет жизни, свет познания. Собственно внешнее обрамление убрано для того, чтобы вытащить на свет внутреннее и дать ему свободу. Не дать персонажам спрятаться за байронические кудри, стоячие воротнички, красочно изображенные трупы и прочее.

    Ну, и конечно, главное — игра актеров. Точнее, актера. Дело не в том даже, что Бенедикт Камбербэтч одним небрежным жестом вывернутой руки раскатывает Джонни Ли Миллера как паровой каток, и что даже покрытый уродливыми шрамами и грязью он все равно как-то неизбывно прекрасен, а в том, что там, где все играют — он живет.

    Вот Создание только вылупилось из странного то ли пузыря, то ли мешка — и пытается двигаться, ходить. Перед нами первочеловек, Адам с картины Сальвадора Дали, как будто до него во вселенной больше никого не было. На ум приходит то Евгений Миронов в «Превращении», то жеребенок, сразу же после рождения пытающийся встать на некрепкие еще ножки. Птица, которая хочет взлететь, но не может.

    Вот он же впервые познает мир — дождь, солнце, снег, трава, вода. Звуки, запахи, ощущения — как будто мир был создан специально для него (так оно и есть, в общем-то). Странные клокочущие звуки — первый смех. Нечленораздельное мычание вдруг обращается в речь. И вдруг — опа! — у оживленного электричеством трупа, оказывается, душа живая. Огромная, неуклюжая, пульсирующая как сверхновая звезда. Слов не хватает, их приходится собирать с бору по сосенке, пара строф из Мильтона, фразы из истории римских императоров — как конструктор, из которого надо выбрать нужные элементы.

    Потом будет встреча с себе подобными, первый опыт отторжения (в глазах мучительное непонимание — за что? почему?), боли и отвращения. Потом — слепой добрый старичок, который, будучи воспитан в вольтерьянской добродетели, примется социализировать нашего Адама, но будет относиться к нему не более серьезно, чем к дрессированному тюленю.

    И наконец, главная встреча в жизни каждого человека (а в этой версии Создание, несомненно, человек, другую я пока не видела) — с тем, кто тебя создал. Вот тут и начинается трагедия. Вместо бесконечно любящего и совершенного Бога перед нами — безумный гений с непомерным тщеславием, считающий, что он может распоряжаться чужими жизнями и вполне согласно с учением еретиков-катаров полагающий, что хотя Бог, возможно, не только существует, но и дает душу, но уж тело-то — отвратительное в своей плотяной ограниченности и привязанности к инстинктам — уж точно создает дьявол. Ну, или человек, если у него достанет на это умения, становясь тем самым, равным Богу. Действительно, зачем любой бабе рожать Спинозу, когда можно до бесконечности проводить эксперименты, создавая все новых людей из кусков старых и наблюдать за тем, как очередная лягушка дергается под током.

    Интересно, что при всей гордости за свое достижение, Франкенштейн свое Создание элементарно боится. Но вовсе не потому, что, скажем, усомнился в моральной составляющей своего поступка, а потому, что оно, понимаете, вдруг вышло из под контроля и даже начало заявлять какие-то права! Добро пожаловать в подростковый возраст. Мучительная попытка преодолеть страшное, вселенское одиночество (Адам, где ты? — звал Бог, а тут никто не звал) не удалась. Из нелюбимых детей вырастают самые страшные монстры. Но как дети любят даже родителей-алкоголиков, бьющих их головой об батарею, так и здесь — ты ненавидишь меня, ты разрушил все, что могло быть мне дорого, ту огромную, невероятную, трепещущую любовь, которую я был готов подарить всему миру, ты растоптал, а я все равно буду с тобой. Любым способом. Пусть даже превратив тебя в своего преследователя.

    Чему можно научиться у своих мучителей? Тому, что человек есть зло. Он преследует и ненавидит себе подобных. Так что нужно, чтобы стать человеком? Совершить сознательное зло. Надкусить яблочко (впрочем, Франкенштейн почему-то оговаривается, что оно было надкушено заранее). Зло совершено — стал ли ты человеком?

    Самая потрясающая, на мой взгляд, сцена в спектакле — это сон Создания. Под рвущие душу гитарные переборы две фигуры в развевающихся одеждах медленно, гармонично двигаются в лунном свете. «Рождение весны» Ботичелли. Петрарка, сидя у окна, пишет сонет мадонне Лауре. Любовь, что движет солнце и светила.

    Кто это? Кто-то похожий на меня, но в то же время совсем-совсем другой. И бесконечно прекрасный. Как это назвать? Она, конечно она! А что она такое? Сторона? Грань? Ребро! Она иша, потому что я иш.

    Мимолетный призрак, мечта о возможном блаженстве, об утраченном рае.

    Мэри Шелли умерла столетие до того, как совсем другой писатель, споря с и Мильтоном, и с Уильямом Блейком, написал о Великом разводе рая и ада. В раю маленькая противная ящерка одной-единственной страстишки могла обернуться великолепным крылатым конем, то каким же невероятно прекрасным могло бы стать Создание, попади оно туда… Но это уже совсем другая история.

    8 апреля 2014 | 16:56

    Восхитительно. Воистину восхитительно. В наше время такое произведение, как «Франкенштейн» уже не вселяет в души людей благоговейный ужас от чего теряется замысел. Ведь Мэри Шелли писала эту повесть именно как повесть-ужас. Однако Дэнни Бийл рассказывает эту «страшную историю» больше с философической точки зрения. Он взял на себя смелость слегка изменить оригинальный сюжет и… и он не промахнулся. Рассказанная им история выглядит намного правдоподобнее, чем у Шелли.

    Спектакль смотрится на одном дыхании. Садясь на свое место в зрительном зале я опасалась, что это будет нудный тягомотный фильм, но отнюдь… отнюдь.

    Актерская игра. А стоит ли здесь что либо говорить? Камбербэтч, Ли Миллер превосходно справились с упавшей на них ответственностью сыграть по очереди обоих главных героев. Что же до моего мнения, так я считаю, что Бенедикту более удалась роль Виктора Франкенштейна, а Джонни правдоподобнее выглядел в роли Создания.

    14 июля 2012 | 18:40

    Весьма необычно, по крайней мере, для отечественного зрителя приходить в кино и увидеть там театральную постановку. А как весьма недалекий отечественный зритель я шел на данную картину, не посмотрев ни одну из экранизаций Франкенштейна, не прочитав оригинал и имея лишь абстрактное представление об истории.

    Не бойтесь того, что это не кино в традиционном смысле, благодаря множеству трюков создателей фильма в динамике представление не потеряло.

    Авторы глубоко затрагивают фундаментальную общечеловеческую ценность — любовь. Если бы не ее отсутствие у Виктора Франкенштейна, такая история не могла бы произойти, а если бы и произошла, то закончилась бы совсем по-другому.

    Параллельно режиссер сталкивает нас в лоб с нашими принципами и наглядно показывает насколько форма для общества важнее сущности. Уверен, что каждый, испытывая это чувство омерзения и стыда, когда Существо подвергается унижению, про себя думает, что он поступил бы по-другому на месте окружающих, что это было в другое время и так далее.

    Но задумайтесь, ведь ничего не изменилось, и сейчас таких «Существ» вокруг нас множество, люди стали только еще более жестокими и форма играет все большую роль.

    Аплодисменты актерам, в особенности Бенедикту Камбербэтчу, воплотившему удивительный образ существа.

    Чудо театра и кино воплотились в одном

    9 из 10

    P.S. Если бы наши видные деятели культуры и искусств ставили перед собой хоть сколько-нибудь благородные цели, они не составляли бы список из 100 фильмов обязательных к просмотру школьникам. Они бы задумались, какому количеству людей станет доступен Театр и Искусство, если приложить немного усилий.

    11 июля 2012 | 14:28

    В мае 2011 года, когда Национальный Театр давал «Франкенштейна», не думаю, что кто-то рассчитывал на то, что он выльется в такой глобальный успех. Непопулярный, особенно для российского зрителя, ассоциирующего его с телеканалом «Культура», формат записи театрального действа в полнометражный фильм, чудом — работает. Да еще как.

    Сюжет.

    Книгу, так или иначе, помнят все — по старым фильмам, по многочисленным упоминаниям и интерпретациям сюжета. Создание, которое учится жить, перенимая привычки и черты характера окружающих его людей, и гениальный профессор Франкенштейн, который горит идеей докопаться до истоков мироздания и сравняться с Богом в его ремесле. Психологически очень тяжелые, но безумно красивые отношения: между создателем и его творением, между ними двоими и остальным миром. Но особенно — их внутренние монологи и бесконечные вопросы.

    Актеры.

    Гениальный, ГЕНИАЛЬНЫЙ актерский состав, которому обязана поклониться вся аудитория, увидевшая спектакль. Я видела версию, где Бенедикт Кэмбербетч играл Франкенштейна, а Джонни Ли Миллер — Создание. И я могу представить рокировку. Но мне кажется, что именно этот вариант — идеальный. В Создании Ли Миллера чувствуется животное начало, в нем есть диковатость и наивность; Кэмбербетч идеален в роли ученого, на сцене в нем очень сильна эта страсть, погруженность, самоотдача… В общем, я не могу представить лучшего кастинга на эти роли, этого делать и не хочется.

    Об актерах второго плана многого не скажешь, что, возможно, и неплохо. У меня лично, правда, появился вопрос к Дэнни Бойлу и кастинг-директору. Но он касается генетики и супружеской верности, а не актерской игры))

    Впечатления.

    Несмотря на непривычную форму, содержание — выше всяких похвал. Вы чувствуете себя именно театральным зрителем (отличная операторская работа, кстати, видна даже мне, непрофессионалу), и остаетесь захваченным на протяжение всего спектакля. «Франкенштейн» в этом варианте совершенно точно не оставит никого равнодушным — он живой, трогательный, очень эмоциональный и очень красивый.

    10 из 10, и этого недостаточно.

    18 июня 2012 | 23:10

    «Франкенштейн» — это удивительный спектакль, поставленный абсолютно в духе оригинала Мэри Шелли. Потрясающий, органичный, захватывающий, с шикарными декорациями и музыкальным сопровождением. Идя в кино, плохо себе представляла себе как этот легендарный роман можно воплотить на театральной сцене. Оказывается можно. И причем с блеском. Роли Создателя и Создания играют Ли Миллер и Камбербэтч, причем в разных постановках они меняются местами. Я попала на вариант с Камбербэтчем в роли Создания. И лишний раз убедилась в том, насколько он чертовски талантлив.

    Говоря о спектакле, хочется отметить его атмосферность, которую создает не только превосходная актерская игра, но и декорации. Они просто потрясающие. Я первый раз видела, чтобы сцена настолько быстро трансформировалась, появлялись из ниоткуда птицы, трава, дома, исчезая потом за несколько секунд. А о подсветке над головами зрителей и говорить не стоит, настолько все было красиво.

    Камбербэтч бесподобен. Нет, правда. Заявляю это абсолютно без тени шерлокофанатства. Бенедикт — большой молодец. Как и весь актерский состав. Вместе с Ли Миллером они, на мой взгляд, в полной мере сумели передать это ужасную обоюдную зависимость монстра с Виктором Фракенштейном. На последних минутах спектакля мне отчаянно хотелось плакать — заключительная сцена в снежной пустыне очень сильна. В ней раскрывается вся сущность и весь подтекст романа, все, что до этого внимательный читатель и зритель могли улавливать лишь между строк.

    Вердикт — этот спектакль то, что нельзя пропустить. Особенно тем, кто считает, что театр — это скучно. Думаю, что этот «Франкенштейн» останется для меня эталоном среди прошлых и будущих визуализаций романа М. Шелли.

    16 марта 2014 | 19:26

    National Theatre Live — замечательный британский проект, который позволяет театралам по всему миру наслаждаться жемчужинами лондонской сцены. В этом году проект добрался и до России — в кинотеатрах Москвы и Санкт-Петербурга транслировали две постановки «Франкенштейна» — с Ли Миллером и Камбербэтчем в роли Чудовища Франкенштейна.

    Я смотрела тот вариант постановки, в котором роль Франкенштейна исполнял Ли Миллер, а роль Чудовища — Бенедикт Камбербэтч. И я уверена, что мне повезло.

    Сама идея демонстрировать спектакли в кинотеатрах мне кажется гениальной. Возможно, сказывается профессионализм операторов, но зритель ощущает полное погружение в театральную атмосферу. Уже через 10 минут забываешь, что тебя от актера отделает экран и несколько тысяч километров. И послевкусие такое, словно действительно побывал в театре.

    Оценивать фильм по традиционным кино-канонам не хочется. Все-таки, речь идет о полноценном спектакле. И здесь англичане, беспорно, впереди планеты всей. Как американский Голливуд является флагманом в киноиндустрии, так и лондонские подмостки еще с Шекспира заслужили себе славу самых передовых. И они действительно умеют делать шоу.

    Декорации и спецэффекты, постановка звука, уровень, на котором выполнен грим персонажей и подобраны костюмы — все сделано потрясающе. Все это в совокупности несколько затмевает игру актеров и сам философский посыл истории, но делает ее гораздо более интересной, увлекательной и зрелищной.

    Сам сюжет и философская составляющая остались в неизменном виде от Шелли. Ключевых идей по-прежнему две: имеет ли человек моральное право выступать в роли Бога и вершить судьбы других людей и собственно идея, что человек рождается чистым и уродуем его мы сами, общество и люди. Первая идея, как мне показалось, несколько скомкана. Единственной (но замечательной) отсылкой к ней был диалог Виктора и Чудовища:

    Ф.: — Я твой создатель, я могу делать с тобой, что захочу. Ты должен мне подчиняться.

    Ч.: — У создателя есть обязательства.


    Эта идея мне нравится, она глубока, но, пожалуй, уже несколько неактуальна. Тема о том, что Бог создал людей просто потому, что мог — избита. Может именно поэтому режиссер-постановщик больше сосредоточился на второй идее — идее порочности общества. Человек, — говорит нам само Чудовище, подразумевая себя, — должен или стать как все — научиться лгать, предавать, убивать — или умереть. В целом, не ново, но в наше время эта тема, поднятая романтиками два века назад, почему-то чрезвычайно актуальна.

    В целом, это, безусловно, стоит смотреть. Шоу безупречно, музыка и декорации завораживающие, актеры прекрасны и убедительны. Идея классическая, не вызывающая катарсиса, но дающая пищу для ума.

    Смотрите! Англичане такие англичане.

    P.S. А самое замечательное в этом спектакле это бесконечные вариации акцентов английского языка. Ирландские моряки — это потрясающе!

    24 июня 2012 | 16:38

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>