всё о любом фильме:

Франкенштейн

Frankenstein
год
страна
слоган-
режиссерДэнни Бойл
сценарийНик Диар, Мэри Шелли
продюсер-
оператор-
композиторАлекс Барановский
жанр фантастика, драма, мелодрама, ... слова
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время110 мин. / 01:50
Доктор Виктор Франкенштейн создает Чудовище, вдохнув жизнь в тело, созданное из частей разных умерших людей. Однако, в ужасе от безобразности своего творения, он бросает его на произвол судьбы. Одинокий, уродливый, по-детски невинный монстр ждёт от мира доверия и любви, но повсюду сталкивается лишь со злобой, жестокостью и ненавистью. Окончательно отчаявшись, Чудовище клянется разыскать своего создателя и отомстить ему самым страшным образом.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 01:01
    все трейлеры

    файл добавил/EarlyBook\

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 5275 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Что ж, начну я, пожалуй, с небольшого вступления… Волею судеб мне посчастливилось в течение пары месяцев работать в одном из местных кинотеатров. Я узнал о многих тонкостях жизни «закулисного» персонала, разделил и их тягости и неприятности, и их довольно-таки исправную зарплату. Всё же, впечатления о работе остались не очень благостными и посещать это место в качестве обыденного клиента не хотелось. Но когда я увидел афишу с предстоящими показами «National Theatre Live» и отыскал в расписании «Франкенштейна», за билетами к знакомой кассе я побежал не раздумывая. Благодарен этому кинотеатру за то, что он вносит свой вклад в работу по ознакомлению населения с такими качественными театральными постановками, которые мы, жители холодных российских широт, не можем лицезреть в живую.

    Создание — Джонни Ли Миллер. Франкенштей н- Бэнедикт Камбербэтч. Именно с такой расстановкой ролей предстал передо мной «Франкенштейн», и, если честно, другой вариант рассматривать даже не хочется. Давно наблюдаю за работой обоих этих актеров, хотя штурмовал интернет в бессмысленном поиске видео-версии именно по причине участия Ли Миллера. Чем -то меня привлек этот актёр ещё со времен перевернувшего сознание поколения «Трайнспоттинга» авторства того же режиссера Дэнни Бойла. Вероятно, обаянием, харизмой и каким-то безумным огоньком в глазах, который по надобности может превратить своего обладателя и в наивного ребёнка, и в яростного убийцу. Именно эти искорки помогли ему в «Охотниках за разумом», «Декстере», и теперь поспособствовали столь искусному вливанию Джонни в роль Создания. Нет, я не сравниваю последнего с убийцами из вышеперечисленных картин. Для меня Создание как раз-таки является тем самым ребёнком с искрящимися глазами. Недаром спектакль начинается со сцены его непосредственного появления на свет, осязанию которого герой так искренне радуется… Мир, в котором он родился — друг. Согревающее солнце, свежая, сочная трава и спасительные капли освежающего дождя… А снег, снег! Snow! Зато люди, населяющие и порой оскверняющие эту природу — поверхностные, жестокие и недостойные, не умеющие и не желающие слушать, внимать, понимать. С этим и сталкивается дорогое Создание. Всё могло бы быть по-другому, если б первым, что он пережил, были бы не озлобленные удары дубинками местных невежд, а хоть какое-нибудь проявление заботы со стороны создателя — Виктора. Вы должны видеть, как Создание справляется с этими несправедливостями. Вы должны прочувствовать горечь его положения и почерпнуть из него некие выводы и о современном нам мире.

    Аплодирую Камбербэтчу за исполнение роли Виктора, которая так подходит этому актёру. Бэнедикт для меня является воплощением человека… мыслящего, и мыслящего прогрессивно и ясно. Поэтому весь мир оценил его новоявленного «Шерлока». Хотя он снимался и в других достойнейших картинах. Не видел ни одного «бестолкового» фильма с ним: все они дают вашему разуму немало поводов задуматься, через каждый из них проходит ясная нить поистине философского подтекста. Эта участь не обошла и «Франкенштейна». Этот роман охватывает множество проблем мира(не только общества, подчеркиваю: мира). Театр же, его воплощающий, пошёл ещё дальше. Что будет, если человек, наделенный исключительным разумом, возомнит свой разум божественным? Франкенштейн оказался на месте Бога, только ответственности его, как правильно заметило Создание, он разделять не захотел. И сполна за это поплатился… Во время прочтения романа Шелли я целиком и полностью был на стороне Создания, но Камбербэтч заставил меня сопереживать своему персонажу, погрузиться в наполняющий его хаос из ужаса потерь, раскаяния и противоречий.

    Мне понравилось в этой постановке всё. Декорации-их мало, они невзрачны, но настолько совершенно подходят к самой излагаемой истории! И они не отвлекают внимания от главного- персонажей с их уникальными особенностями и эмоциями, а даже подчеркивают глубину их переживаний. А какое впечатляющее, эмоциональное, погружающее звуковое сопровождение!

    Не буду писать, что спектакль обязательно понравится всем. Он необычен, этим очарователен. Но увидеть ЭТО должно как можно больше людей. Может, тогда в мире станет хоть на толику меньше несправедливости.

    Спасибо тем, кто дочитал мою тираду до конца. Она не претендует на категорию рецензии (тем более, рецензии полезной), но, думаю, впечатления от увиденного описывает хоть сколько-нибудь фактурно.

    30 ноября 2013 | 23:49

    Европа, начало 19 века. Талантливый учёный Виктор Франкенштейн, будучи студентом, экспериментирует в области нейрохирургии, гальваники и анатомии. Из человеческих останков ему удаётся создать и оживить некое Существо. Виктор не верит в свой успех, однако, встретившись с «новорожденным», пугается и уезжает домой — в Женеву. Существо же оказывается на улице. Жалкое, униженное, отовсюду гонимое, оно встречает на своём пути слепого старика, который учит Существо читать и писать. Теперь у него появляется цель в жизни: найти Франкенштейна и убедить его создать для себя такую же уродливую и страшную подругу.

    Я очень давно присматривался к этому спектаклю. Всё-таки связка классического, всеми признанного романа Мэри Шелли, одного из самых многосторонних режиссёров современности Дэнни Бойла, упорно прущего в гору Бенедикта Камбербэтча, плюс магия имени «Национального Британского Театра» — всё это далеко не пустой звук. Сочетание очень интригующее. Не говоря уж о том, что оба актёра получили престижную премию Лоуренса Оливье, что рейтинги на киносайтах выше, чем у 99,9% представленных там фильмов, и что Бойл смог реализовать очень интересную задумку: поставить спектакль сразу в двух вариантах, чередуя актёров на ролях доктора Франкенштейна и Существа. Короче говоря, я никак не мог пропустить обе версии этого спектакля, когда один из крупнейших кинотеатров моего города объявил их в рамках своего театрального сезона.

    Так вот, если «Франкенштейн» и не шедевр, то, как минимум, что-то очень и очень близкое к этому. По крайней мере, в одной из версий точно. Я не знаком с литературным первоисточником, однако, сюжет в целом на слуху, да и старый фильм 1994 года с Кеннетом Браной, Робертом Де Ниро и Хеленой Бонем Картер я помню достаточно неплохо. Сюжет, прямо скажем, отличный! А в классической, театральной постановке он и вовсе начинает переливаться всевозможными смыслами и подтекстами. Автор пьесы устами слепого старика Де Лейси говорит о том, что он (и видимо Шелли тоже) придерживается мнения, что человек изначально рождается чистым и безгрешным, и лишь последующий его жизненный путь способен очернить душу человека, и наполнить его сердце греховными мыслями. Именно так произошло и с самим доктором Франкенштейном, который заигрался в Бога и отринул любовь, и с созданным им Существом, которое с самого момента рождения видело вокруг себя лишь разврат, пьянство, предательство, ненависть, смерть. Бедное-бедное Существо, затюканное и униженное, оно лишь хотело любить и быть любимым, но даже его создатель пылал к нему ненавистью, как впрочем, и ко всем, кого считал ниже себя в интеллектуальном плане.

    Пару слов об актёрах. Джонни Ли Миллер был весьма хорош, как в роли доктора, так и в роли Существа, и, пожалуй, мне бы его игры хватило, чтобы назвать спектакль чудесным. Однако, Камбербэтч — это просто что-то невероятное. Моё субъективное мнение: Бенедикт переиграл своего партнёра, причём в обеих ипостасях. И если в роли Франкенштейна, в принципе, это не слишком заметно, то вот Существо в исполнении Камбербэтча — это просто блеск! Всё дело в пластике и мимике. Если Существо Миллера — это, пусть больной, ограниченный, уродливый, но всё-таки человек, то Камбербэтч показал что-то очень оригинальное, космическое, какую-то тварь не от мира сего, ближайшим родственником которой является не Homo Sapiens, а какой-нибудь жук или таракан. И в те моменты, когда по сюжету ты должен испытывать к этому Существу чувство сострадания, душу наполняет диссонанс — тебе и жалко его, и в тоже время есть в этом что-то очень противоестественное.

    Ещё из плюсов: режиссура Бойла, чья рука чувствуется во всех маленьких деталях. Находка с лампочками под потолком, смена декораций, эхо в одном из главных диалогов, птицы, вылетающие из печных труб, дождь, снег, пожар — всё сделано тонко и со вкусом. И музыка подобрана чертовски верно!

    Одним словом, если вы до сих пор не видели «Франкенштейна» Дэнни Бойла, и у вас вдруг появится возможность посмотреть эту постановку — ни в коем случае не упускайте её. Это великолепное действо, находящееся на пересечении трёх искусств: литературы, театра и кино. Ну и как же хорош Камбербэтч…

    9 из 10

    19 марта 2014 | 10:17

    Впечатления от «Франкенштейна» Денни Бойла описать очень сложно, прежде всего потому, что для большинства из того, что происходит на сцене, в принципе трудно подобрать слова. В два часа создатели спектакля уложили не только вопросы, которые поднимала сама Мэри Шелли, но и все те, которые могли появиться за прошедшие двести с лишним лет. Снятся ли андроидам электроовцы? Будет ли душа у клонов? Можно ли перенести сознание в другое тело?

    Практически все антиномии, накопленные человечеством с начала философии, уложены в двухчасовое действо по роману 18-летней молодой женщины. Бог и человек. Создание и создатель. Родители и дети. Гордыня и ответственность. Зло и добро. Предательство и обещание. Любовь и ненависть. Опыт и невинность. Просвещение и романтизм. Мужчина и женщина. Сердце и разум. Механика и природа. Цивилизация и дикость. Красота и уродство.

    И что самое прекрасное — ответов нет. Каждый из двух ключевых персонажей — Франкенштейна и Создания, несет в себе и то, и другое, постоянно перетекая из одного состояния в другое, оказываясь то на одной, то на другой стороне. Ты сам ищешь эти ответы, и не исключено, что так и не найдешь.

    Режиссура спектакля мне очень понравилась. Огромная пустая сцена с минимумом декораций — целый огромный мир, в котором у главного героя (Создания, конечно) есть все, и одновременно нет ничего. Лампочки на потолке — звездный свет, свет потрясения, свет жизни, свет познания. Собственно внешнее обрамление убрано для того, чтобы вытащить на свет внутреннее и дать ему свободу. Не дать персонажам спрятаться за байронические кудри, стоячие воротнички, красочно изображенные трупы и прочее.

    Ну, и конечно, главное — игра актеров. Точнее, актера. Дело не в том даже, что Бенедикт Камбербэтч одним небрежным жестом вывернутой руки раскатывает Джонни Ли Миллера как паровой каток, и что даже покрытый уродливыми шрамами и грязью он все равно как-то неизбывно прекрасен, а в том, что там, где все играют — он живет.

    Вот Создание только вылупилось из странного то ли пузыря, то ли мешка — и пытается двигаться, ходить. Перед нами первочеловек, Адам с картины Сальвадора Дали, как будто до него во вселенной больше никого не было. На ум приходит то Евгений Миронов в «Превращении», то жеребенок, сразу же после рождения пытающийся встать на некрепкие еще ножки. Птица, которая хочет взлететь, но не может.

    Вот он же впервые познает мир — дождь, солнце, снег, трава, вода. Звуки, запахи, ощущения — как будто мир был создан специально для него (так оно и есть, в общем-то). Странные клокочущие звуки — первый смех. Нечленораздельное мычание вдруг обращается в речь. И вдруг — опа! — у оживленного электричеством трупа, оказывается, душа живая. Огромная, неуклюжая, пульсирующая как сверхновая звезда. Слов не хватает, их приходится собирать с бору по сосенке, пара строф из Мильтона, фразы из истории римских императоров — как конструктор, из которого надо выбрать нужные элементы.

    Потом будет встреча с себе подобными, первый опыт отторжения (в глазах мучительное непонимание — за что? почему?), боли и отвращения. Потом — слепой добрый старичок, который, будучи воспитан в вольтерьянской добродетели, примется социализировать нашего Адама, но будет относиться к нему не более серьезно, чем к дрессированному тюленю.

    И наконец, главная встреча в жизни каждого человека (а в этой версии Создание, несомненно, человек, другую я пока не видела) — с тем, кто тебя создал. Вот тут и начинается трагедия. Вместо бесконечно любящего и совершенного Бога перед нами — безумный гений с непомерным тщеславием, считающий, что он может распоряжаться чужими жизнями и вполне согласно с учением еретиков-катаров полагающий, что хотя Бог, возможно, не только существует, но и дает душу, но уж тело-то — отвратительное в своей плотяной ограниченности и привязанности к инстинктам — уж точно создает дьявол. Ну, или человек, если у него достанет на это умения, становясь тем самым, равным Богу. Действительно, зачем любой бабе рожать Спинозу, когда можно до бесконечности проводить эксперименты, создавая все новых людей из кусков старых и наблюдать за тем, как очередная лягушка дергается под током.

    Интересно, что при всей гордости за свое достижение, Франкенштейн свое Создание элементарно боится. Но вовсе не потому, что, скажем, усомнился в моральной составляющей своего поступка, а потому, что оно, понимаете, вдруг вышло из под контроля и даже начало заявлять какие-то права! Добро пожаловать в подростковый возраст. Мучительная попытка преодолеть страшное, вселенское одиночество (Адам, где ты? — звал Бог, а тут никто не звал) не удалась. Из нелюбимых детей вырастают самые страшные монстры. Но как дети любят даже родителей-алкоголиков, бьющих их головой об батарею, так и здесь — ты ненавидишь меня, ты разрушил все, что могло быть мне дорого, ту огромную, невероятную, трепещущую любовь, которую я был готов подарить всему миру, ты растоптал, а я все равно буду с тобой. Любым способом. Пусть даже превратив тебя в своего преследователя.

    Чему можно научиться у своих мучителей? Тому, что человек есть зло. Он преследует и ненавидит себе подобных. Так что нужно, чтобы стать человеком? Совершить сознательное зло. Надкусить яблочко (впрочем, Франкенштейн почему-то оговаривается, что оно было надкушено заранее). Зло совершено — стал ли ты человеком?

    Самая потрясающая, на мой взгляд, сцена в спектакле — это сон Создания. Под рвущие душу гитарные переборы две фигуры в развевающихся одеждах медленно, гармонично двигаются в лунном свете. «Рождение весны» Ботичелли. Петрарка, сидя у окна, пишет сонет мадонне Лауре. Любовь, что движет солнце и светила.

    Кто это? Кто-то похожий на меня, но в то же время совсем-совсем другой. И бесконечно прекрасный. Как это назвать? Она, конечно она! А что она такое? Сторона? Грань? Ребро! Она иша, потому что я иш.

    Мимолетный призрак, мечта о возможном блаженстве, об утраченном рае.

    Мэри Шелли умерла столетие до того, как совсем другой писатель, споря с и Мильтоном, и с Уильямом Блейком, написал о Великом разводе рая и ада. В раю маленькая противная ящерка одной-единственной страстишки могла обернуться великолепным крылатым конем, то каким же невероятно прекрасным могло бы стать Создание, попади оно туда… Но это уже совсем другая история.

    8 апреля 2014 | 16:56

    -«Так кто же ты?»
    - «Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо..» ("Фауст»)


    Драма, снятая Бойлом, по истине поражает гётевским размахом. В ней вся Вселенная.

    Я смотрела версию, где Ли Миллер — Франкенштейн, Камбербэтч — Создание. Хотела отвлечься от киношного образа Бенедикта, хотела увидеть другие грани его таланта. И я не ошиблась. Это было потрясающее зрелище. Очень сильно! 2 часа я была не в кинозале, я была там, с героями, я была участником действия.

    Я испытывала муки первых шагов вместе с Созданием, я радовалась первому дождю и пению птиц, я заново училась говорить, я чувствовала боль и разочарование, когда его гнали люди. Все чувствовалось кожей.

    Создание было изначально чистейшим ребенком, наивным, но оно быстро училось на своих ошибках, обладало пытливым разумом, жаждой познания.

    «Я не вижу твоего лица, но я знаю, что ты добрый человек» — сказал Де Лейси. Да, он добр, первозданен, но почему же люди не хотят этого понять, почему они так жестоки? И кто же в большей степени чудовище: Виктор, создавший Это или само Создание? Все эти вопросы роились в моей голове и не покидали на протяжении действия.

    Я идеализирую создание, но этому есть свои причины. Этот, собранный из человеческих останков механизм, имеет душу! Он жаждет любви. Ему доступно то, что недоступно человеку. Грудь Создания разрывается, сердце горит, а для Виктора это лишь «симптомы», признаки функционирования организма. Он не может познать любви, он одержим… Он возомнил себя Богом, Создателем. Но Виктор не предусмотрел, что его Адам может быть хитрее. А виной всему люди…

    Так кто же настоящее чудовище? Урод с душой и чистым разумом младенца, или ученый, с черным сердцем и повадками честолюбца???

    1 февраля 2014 | 00:04

    Весьма необычно, по крайней мере, для отечественного зрителя приходить в кино и увидеть там театральную постановку. А как весьма недалекий отечественный зритель я шел на данную картину, не посмотрев ни одну из экранизаций Франкенштейна, не прочитав оригинал и имея лишь абстрактное представление об истории.

    Не бойтесь того, что это не кино в традиционном смысле, благодаря множеству трюков создателей фильма в динамике представление не потеряло.

    Авторы глубоко затрагивают фундаментальную общечеловеческую ценность — любовь. Если бы не ее отсутствие у Виктора Франкенштейна, такая история не могла бы произойти, а если бы и произошла, то закончилась бы совсем по-другому.

    Параллельно режиссер сталкивает нас в лоб с нашими принципами и наглядно показывает насколько форма для общества важнее сущности. Уверен, что каждый, испытывая это чувство омерзения и стыда, когда Существо подвергается унижению, про себя думает, что он поступил бы по-другому на месте окружающих, что это было в другое время и так далее.

    Но задумайтесь, ведь ничего не изменилось, и сейчас таких «Существ» вокруг нас множество, люди стали только еще более жестокими и форма играет все большую роль.

    Аплодисменты актерам, в особенности Бенедикту Камбербэтчу, воплотившему удивительный образ существа.

    Чудо театра и кино воплотились в одном

    9 из 10

    P.S. Если бы наши видные деятели культуры и искусств ставили перед собой хоть сколько-нибудь благородные цели, они не составляли бы список из 100 фильмов обязательных к просмотру школьникам. Они бы задумались, какому количеству людей станет доступен Театр и Искусство, если приложить немного усилий.

    11 июля 2012 | 14:28

    Являясь большой поклонницей Бена Камбербетча, я не могла пропустить «Франкенштейна», когда его показывали в одном из кинотеатров нашего города. И не прогадала нисколько.

    Первый совет. Смотрите обе версии. Так как, пусть спектакль один, подача у Камбербетча и Ли Миллера совершенно разная. От этого и разное впечатление от просмотра.

    Вариант «Камбербетч — Виктор, Ли Миллер — Существо». Сразу отмечаешь удивительную пластику и речь Существа. Наверное, очень тяжело на протяжении почти двух часов находиться в этом получеловеческом состоянии, когда ни двигаться, ни говорить по-обычному ты не можешь. Потрясающе! Ли Миллер показывает Существо совсем ребёнком (по эмоциональным, интеллектуальным параметрам). Очень легко проследить как за время спектакля этот персонаж изменяется, развивается и приходит к тому, что имеем мы в конце — человек, принявший все законы общества, черты характера, принципы поведения людей, списывая их, конечно же, со своего создателя. В финальной сцене, в Арктике, чувствуется даже какая-то насмешка Существа в сторону Франкенштейна, что можно трактовать как окончательное очеловечевание. Виктор у Камбербетча получился, как принято говорить у немецких романтиков, художником-Творцом, который посчитал, что может быть как Бог или лучше него. У Бена очень много персонажей, которых можно назвать гениями. И Виктор входит в их число. Беспринципный человек, который не гнушается возиться в гниющих останках, творящий свой универсум и, действительно, играющий в Бога. Когда он произносит фразу «Мой ум — самый выдающийся ум на планете», ты не сомневаешься в этом ни на минуту.

    Лейтмотивом для первого варианта постановки, мне кажется, можно обозначить чуть измененную формулу Экзюпери «Мы в ответственности за тех, кого создали». Виктор Камбербетча во всех своих бедах виноват только сам, Существо — лишь катализатор всего случившегося.

    Вариант «Ли Миллер — Виктор, Камбербетч — Существо». Ли Миллер с первого же своего появления очень органично вписывается в постановку, наверное, за счет того, что он очень похож на Колина Фёрта времен «Гордости и предубеждения». Видимо, по этой ассоциации мой мозг моментально встроил Ли Миллера в 19 век. В данном версии, Виктор больше напоминает больного человека. Это читается в глазах, в манере говорить, в том, как он стоит даже. Воспаленный мозг Виктора генерирует идеи от которых у нормального человека стынет в жилах кровь. Отвлекаясь от темы гения и безумца, можно сказать, что Ли Миллер (опять же на мой вкус) понятнее передал мысль о том, что Виктор положил всё на алтарь науки, оставшись в итоге совсем один. Без любви. А ведь любовь — это как раз та категория, которая и отличает Существо от Франкенштейна. Виктор, будучи любим, сам любовь не познал. Существо, ненавидимый всеми, любовь в себе аккумулировал. Существо Камбербетча так же проработано с блеском (единственная вещь, в которой Ли Миллер его переплюнул — это речь). Но, чего не было у Ли Миллера, ближе к концу ты остро чувствуешь эмоциональность персонажа. Как он любит свою невесту, как он страдает без нее, как он винит себя за то, что сделает с Элизабет — все эти момент намного лучше проработаны у Бена. И в моей любимой сцене, всё в той же Арктике, я чуть не разрыдалась, когда Существо восклицал у тела Франкеншейна о своем будущем. Что Существо будет делать без Франкенштейна?! Они ведь две половинки…

    Здесь основной идеей я бы назвала развитие. Виктора его умственное развитие и чувственный регресс почти лишили рассудка. Существо в своем развитии достигло невероятных высот. На какой-то момент кажется, что Существо намного более развит

    , чем его создатель. И это придает некоторую изюминку в данный вариант постановки.

    Про второстепенных персонажей говорить не буду, потому что они действительно второстепенны. Отмечу только отца Франкенштейна! Он чудесен!

    Сам сюжет и композиция спектакля выверены до мельчайших тонкостей. Нет сцен, которые бы откровенно провисали, казались бы лишними или непонятными. Всё на своих местах.

    Отдельное внимание необходимо уделить чудо-сцене-трансформеру! Мало спектаклей могут похвастаться такой сценой. Смену декораций ты просто не замечаешь!!! 5+!!!

    Музыка. Группа Underworld сотворила божественную музыку! И точка!!!

    В итоге, спектакль однозначно смотреть! Причем обе версии. Они гармонично складываются в одну картинку, и ты прямо кожей ощущаешь всю глубину этой истории.

    Дэни Бойл — БРАВО!


    P.S. люстра необыкновенно-волшебная!!! хочу домой такую же! это просто магия какая-то

    10 из 10

    3 ноября 2016 | 11:23

    National Theatre Live — замечательный британский проект, который позволяет театралам по всему миру наслаждаться жемчужинами лондонской сцены. В этом году проект добрался и до России — в кинотеатрах Москвы и Санкт-Петербурга транслировали две постановки «Франкенштейна» — с Ли Миллером и Камбербэтчем в роли Чудовища Франкенштейна.

    Я смотрела тот вариант постановки, в котором роль Франкенштейна исполнял Ли Миллер, а роль Чудовища — Бенедикт Камбербэтч. И я уверена, что мне повезло.

    Сама идея демонстрировать спектакли в кинотеатрах мне кажется гениальной. Возможно, сказывается профессионализм операторов, но зритель ощущает полное погружение в театральную атмосферу. Уже через 10 минут забываешь, что тебя от актера отделает экран и несколько тысяч километров. И послевкусие такое, словно действительно побывал в театре.

    Оценивать фильм по традиционным кино-канонам не хочется. Все-таки, речь идет о полноценном спектакле. И здесь англичане, беспорно, впереди планеты всей. Как американский Голливуд является флагманом в киноиндустрии, так и лондонские подмостки еще с Шекспира заслужили себе славу самых передовых. И они действительно умеют делать шоу.

    Декорации и спецэффекты, постановка звука, уровень, на котором выполнен грим персонажей и подобраны костюмы — все сделано потрясающе. Все это в совокупности несколько затмевает игру актеров и сам философский посыл истории, но делает ее гораздо более интересной, увлекательной и зрелищной.

    Сам сюжет и философская составляющая остались в неизменном виде от Шелли. Ключевых идей по-прежнему две: имеет ли человек моральное право выступать в роли Бога и вершить судьбы других людей и собственно идея, что человек рождается чистым и уродуем его мы сами, общество и люди. Первая идея, как мне показалось, несколько скомкана. Единственной (но замечательной) отсылкой к ней был диалог Виктора и Чудовища:

    Ф.: — Я твой создатель, я могу делать с тобой, что захочу. Ты должен мне подчиняться.

    Ч.: — У создателя есть обязательства.


    Эта идея мне нравится, она глубока, но, пожалуй, уже несколько неактуальна. Тема о том, что Бог создал людей просто потому, что мог — избита. Может именно поэтому режиссер-постановщик больше сосредоточился на второй идее — идее порочности общества. Человек, — говорит нам само Чудовище, подразумевая себя, — должен или стать как все — научиться лгать, предавать, убивать — или умереть. В целом, не ново, но в наше время эта тема, поднятая романтиками два века назад, почему-то чрезвычайно актуальна.

    В целом, это, безусловно, стоит смотреть. Шоу безупречно, музыка и декорации завораживающие, актеры прекрасны и убедительны. Идея классическая, не вызывающая катарсиса, но дающая пищу для ума.

    Смотрите! Англичане такие англичане.

    P.S. А самое замечательное в этом спектакле это бесконечные вариации акцентов английского языка. Ирландские моряки — это потрясающе!

    24 июня 2012 | 16:38

    Глупо писать про то, премьера чего была аж в 2011 году. Но кто же виноват в том, что «Франкенштейн» докатился на нашего кинотеатра лишь в конце 2013-го. Но, как известно: лучше поздно, чем никогда.

    Это второй настоящий спектакль, просмотренный мною, который был снят на камеры в настоящем театре со зрителями и показанный на широком экране (проект Theatre HD). Первый — «Макбет» — был очень хорош (но не более). Этот же оказался практически идеальным и даже шедевральным.

    Понятно, что театральщик из меня тот еще (то есть никакой), но если час пятьдесят действа проносятся словно «Феррари» на трассе в Монце и ты ловишь себя на мысли, что на лице дурацкая удовлетворенная улыбка, а в руке давно пустой стаканчик колы (ну не каждый же раз с пивом смотреть кино), то значит всё попало в точку.

    Давно и горячо мною любимый Дэнни Бойл создал не просто спектакль, а почти… фильм. Эффекты на сцене подходят под приставку «кино». Современные технологии рулят и всем действом, и освещением и сценой. Даже музыка тут написана небезызвестной группой Underworld. И все это не то что не портит классику, а делает еще лучше.

    В общем, браво. Снимай есчо. Да, и Джонни Ли Миллер как создание прекрасен. И Бенедикт Камбербэтч (чью фамилию я правильно написал только с пятого раза) как Виктор Франкенштейн сверхзамечателен. И это даже несмотря на то, что этот актер сейчас снимается во всем что движется (и даже в откровенном мусоре) и за непродолжительное время уже порядком поднадоел.

    P.S. Все вышенаписанное относится лишь к версии, где «современный бибисишный английский шерлок» является ученым, а «бывший муж Анджелины Джоули и шерлок американский» играет создание. Другую вариацию, где все наоборот (кудрявый — играет уродца, а «больной» из фильма «На игле» — ученого) — я не смотрел.

    10 из 10

    15 декабря 2013 | 23:27

    Британский национальный Королевский театр дарит зрителям уникальную возможность насладиться самым яркими и зрелищными театральными постановками. Сила этих постановок не только в потрясающей актёрской игре, но и в изумительных, продуманных до мелочах декорациях, которые играючи сменяют друг друга. Уже с самых первых минут спектакль потрясает. На сцене, залитой светом сотней лампочек, имитирующих звёздное небо, появляется Создание. Сцена рождения — невероятная, драматичная и кажется бесконечной. Так появляется Создание, которое на наших глазах будет с нуля учиться ходить.

    Создание — Бенедикт Камбербэтч. Очень реалистично, самоотверженно и правдоподобно. Пылко, наивно, местами даже агрессивно. Чувственно, эмоционально и с полной самоотдачей. Бенедикт показал Чудовище, в котором больше человечного, чем во всех тех, кто его окружал. Яркий контраст образов. Он не такой как все. В его рождении — боль и непонимание. Борьба. В начале с самим собой, в попытках понять кто он, потом и со всем остальным миром, в надежде разобраться почему он тот, кем является. Он не был рождён Чудовищем, люди сделали его таковым. Камбербэтч тонко проводит грань между внутренним миром Создания и внешним миром людей. Чувственный, живой, добрый по своей сути, жаждущий любви, но обречённый на одиночество — таким на самом деле является Создание. И переход к тому, каким сделали его люди. Научили ненависти, страху, лжи и предательству. Единственный кто увидел в нём душу, не видя его лица, был слепой старик.

    Виктор Франкенштейн — Джонни Ли Миллер. Одержимый, сумасшедший, фанатик. У Ли Миллера профессор получился сдержанным и почти отстраненно-холодным. Решивши стать богом, не учёл того, что всякий бог заботится о своём создании. Своё же Создание он бросает. Бросает на растерзание озлобленных людей, на волю судьбе. Обрекает его на вечные вопросы, что будут мучить его. Предаёт его просьбу, его мольбу.

    Обе эти актёрские партии составляют единый целостный дуэт. Театр — это актер и зритель, один на один. Тут каждая эмоция, каждый жест и реплика не останутся не замеченными. Всё как на ладони. Камбербэтч с Ли Миллером остаются со зрителем лицом к лицу. Виктор Франкенштейн и Создание один на один между собой и зрителем.

    Спектакль «Франкенштейн» получился насыщенным, оставляющим после себя извечные жизненные вопросы, даже обостряя их, заставляя ещё раз задуматься. Может ли человек уподобиться богу? Вправе ли? Правда что жестокости в нас больше, чем милосердия? А добро — лишь добродетель избранных? Как одиноки мы? И вечно ли будет длиться наше одиночество? Стоит ли искать смысл жизнь? И есть ли он вообще?

    8 из 10

    18 марта 2014 | 22:56

    Видеоверсия спектакля Дэнни Бойла (Миллионер из трущоб, На игле, Пляж, Sunshine) по пьесе Ника Дира по «Франкенштейну» Мэри Шелли. С Камербэтчем в одной из двух главных ролей.

    Рекомендую (и не только фанатам Бени или Дэнни). Формы не пугаться — это не какой-то статично снятый скучный телеспектакль. Съемки профессиональные, с нескольких камер, с клоуз-апами и полетами. Саундтрек от саншайновских Underworld. Несмотря на минималистичность сцены, сам спектакль работает с пространством очень эффектно и оригинально. В общем, на экране все это смотрится не хуже «Догвилля»-«Мандерлея».

    И содержательно, конечно, — богатство. Не вводитесь в заблуждение названием и всплывающими в памяти картинками огромного зомбака с шурупами в исполнении Карлоффа. Это не ужастик, а серьезная (но и не без хорошего юмора) сильная пьеса с кучей тематических тачпоинтов: создатель и творение, Бог и человек, наука и этика, взросление, развитие, остракизм, возмездие, природа зла, любовь как единственный смысл существования и прочая.

    NB! В прокате идут сразу две (!) версии спектакля. В первой, под названием Frankenstein: Benedict Cumberbatch, Камбер играет ученого Франкенштейна, а монстра — Миллер. Во второй, соответственно, наоборот. Так что, если ваша цель — Беня в виде чудища в одной набедренной повязке, то, несмотря на название, идите на Frankenstein: Jonny Lee Miller. Если же хотите видеть его холодным рационалистом — на первую.

    На мой вкус, Frankenstein: Benedict Cumberbatch смотрится выигрышней, органичней. Миллер потрясающе играет дебиловатое животное чудище, слюна капает в камеру, язык заплетается, но при этом его рост, прогресс по ходу пьесы налицо. В роли же Франкенштейна Джонни продолжает хрипеть, шевелить пальцами и облизываться, словно никак не может выйти из предыдущей ипостаси. Камбер же, наоборот, невероятно естественен в роли бесчувственного ученого, а монстра превращает, скорее, в картонную конструкцию, слишком очеловеченную и искусственную, а за всеми кривляньями так и сверкают холодные и неподобающе умные глаза.

    И последнее — спектакль не выходил на DVD и не планируется к релизу в будущем. Так что не упустите шанс.

    26 июня 2012 | 22:49

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>