всё о любом фильме:

1210

год
страна
слоган«Равнодушие рождает чудовищ»
режиссерАрсений Гончуков
сценарийАрсений Гончуков
продюсерАрсений Гончуков
операторКонстантин Рассолов
композиторНикита Белов
художникЕкатерина Лапынина, Александра Печкина
монтажАрсений Гончуков
жанр драма
бюджет
600 000 руб.
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
время73 мин. / 01:13
«1210» — это история про «маленького человека», который пытается добиться справедливости от государства. Но его попытки заранее обречены. Он — лишний, ненужный старик, против которого ополчилась даже его собственная семья.

Обездоленному и обворованному ветерану войны, кажется, остается только сойти с ума. Но это еще вопрос — он безумен в этом «нормальном» мире или «нормальный» мир сошел с ума от равнодушия? В итоге, отчаявшийся старик решается на страшный поступок. Поступок, который вряд ли можно будет оправдать.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.10 (22)
ожидание: 88% (171)

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 170 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Посмотрела первый полнометражный фильм Арсения Гончукова «1210» в минувший «Актуальный четверг» в Библиотеке киноискусства им. С. М. Эйзенштейна.

    Плакала. Думала. Копалась в себе.

    Скромный зал, небольшой по современным меркам экран, стулья вместо кресел. Публика немногочисленная и очень разная: с ожидаемыми претензиями к врагу-государству, трепетными разборами семейной трагедии главного героя, интересными философскими откровениями и неожиданными параллелями с «Малышом и Карлсоном», дотошностью в угадывании московских пейзажей — мест проведения съемки. Тот самый момент, когда фильм перестает быть просто историей, выходит за границы режиссерского замысла и обретает новую и удивительно разнообразную жизнь в зрительских умах и сердцах. Во истину, «у каждого свое кино».

    Сошлись, кажется, в одном — реальности происходящего на экране. На то и «остросоциальная драма» как есть, без прикрас, но и без нарочитой «чернухи» — частой гостьи в данном жанре. Длинные кадры, не блещущие внутрикадровым монтажом и динамичным действием, небольшие неровности в монтажных склейках, типичные социальные штампы в изображении второстепенных персонажей, слегка навязчивая тональность музыкального сопровождения, подсказывающая, что ты должен чувствовать в тот или иной момент, воспринимаемые в первом приближении как недочеты, в конечном итоге в своем органичном переплетении оказываются тем самым средством, что придает фильму глубину и документальность. Отсюда и весь этот зрительский интерес к судьбе героя до событий, показанных в фильме; и стремление ухватиться за любую светлую деталь — будь то одумавшийся (пусть и поздно) уличный бандит или девушка, застегивающая пуховик на бегу, которая вовсе не дочь, но так хочется в это верить; и потребность, и желание иного финала. Ибо осознав все это настоящее, живое, человеческое, неумолимо обрушившееся на тебя с экрана, невозможно без боли, без выворачивания себя наизнанку принять этот сокрушительный заключительный аккорд. Но даже перепиши режиссер концовку, что изменится в реальном мире? И если все показанное — реальность, то где в этой истории Я?

    Я в этой истории постоянно прохожу мимо. Мимо бомжей в переходах, соседских алкоголиков, старух, собирающих милостыню у порогов церквей, мимо надрывных стенаний кликуш, мимо пенсионеров, оббивающих пороги соцслужб. У каждого из них своя история и своя трагедия, своя растоптанная судьба. Так уж важно, как каждый из них оказался на самом дне? Я смотрю на героев фильма — ветерана-афганца, его семью, грабителей, готовых пойти на убийство ради наживы, и жалею каждого из них, не выбирая, кто достоин, а кто нет, и реву оплакивая в каждом из них просто человека, сломавшегося, слабого, несовершенного. И ненавижу каждого из них за то, что оказались просто людьми, заставили сомневаться в Человеке. Моя жалость — мерзкое чувство, ибо суть ее пустота и неспособность что-либо изменить. В такие моменты себя я презираю еще больше за свое бессилие, малодушие и страх, за то, что всегда, как бы остро не сопереживала каждому из них, я всегда мимо, я всегда в бездействии, и даже на расстоянии вытянутой руки — я всегда по другую сторону экрана. «Успокойся, я люблю тебя!» — на это ведь тоже надо решиться? Подарить искреннее и теплое чувство зачастую гораздо сложнее, чем в порыве секундного сострадания и самоискупления сунуть в руку мятую купюру, отвернуться и побежать дальше. Равнодушие, что рождает чудовищ, оно тоже отчасти мое.

    Я в этой истории внутри семейного конфликта. И этот нравственный — безнравственный выбор дочери главного героя, как его оценить, осудить, попытаться понять? Я в своей собственной жизни пытаюсь найти и осознать, где заканчивается родительский, дочерний, сестринский, любой другой родственный долг и начинаются границы собственной жизни, свободы и личности? Должно ли быть семейное родство значимее всего остального? Стоят ли любви несмотря ни на что те, в чьих жилах течет одна с тобой кровь? Близки ли по-настоящему тебе твои близкие? Я не знаю правильных, универсальных ответов. Я всего лишь каждый раз делаю свой нравственный — безнравственный выбор и живу с ним.

    Я в этой истории смотрюсь в зеркало и вижу в нем собственное одиночество. И пусть мое — это полкастрюли ни с кем неразделенного и по той причине скисшего борща, выливаемого в унитаз; оторванная розовая дверца от кухонного шкафчика, которую некому повесить на место, и собака, что, как известно, «лучше людей», а не доведенная до крайности душевная пустота и безысходность как у героев картины — чужая беда, вопреки ожиданиям, не утешает. Становится больно и страшно.

    Такое кино. Такая жизнь. Такой повод лишний раз взглянуть в лицо себе самой и понять, кто ты есть на самом деле.

    А потом были еще кадры нового фильма и стихи. И трогательное признание в любви одной из актрис. И посредине всего этого Арсений, искренний, живой, щедрый.

    28 июня 2014 | 14:12

    Даже не знаю с чего начать.

    Очень сложный и противоречивый фильм. Настоящий, трогает сердце и душу. И несмотря на то, что в нем нет как таковых кроваво-жестоких сюжетов, он все равно сильно цепляет за живое. Исполнитель главной роли отлично сыграл, вернее даже не сыграл, а просто вжился в свою роль. В некоторые моменты казалось, что он как и его герой постепенно сходит с ума от иррациональности окружающего его мира.

    Стоит смотреть, однозначно. Но не всем. Не все поймут, не все смогут прочувствовать и поймать настроение фильма. Да и смотреть рекомендуется в определенном состоянии души, когда ты здесь и не здесь, когда вроде бы и нет причин для грусти, но и радости почему-то тоже нет.

    Отдельно отмечу музыку за кадром. Меня она просто завораживала временами.

    Также понравилась манера съемки оператора.

    Спасибо за фильм.

    9 из 10

    21 декабря 2012 | 13:58

    Фильм сложный; смотреть — тяжело; не смотреть — нельзя; не досмотреть — невозможно.

    О том, насколько фильм снят профессионально, говорить не буду. Я — не специалист, не журнальный критик, но я — зритель, который разглядел в этом фильме глубочайший смысл.

    Снято, конечно, на очень высоком уровне — мастерски и талантливо; снято настолько хорошо, насколько вообще можно снять за свои деньги. Фильм — как форма, которую можно оценивать с технической стороны — никак не ограничивает возможность смотрящего понять и почувствовать то, что хотел сказать автор картины. То, что я точно смог понять — это неоднозначность, мучительную неоднозначность не только самого «месседжа», но и человеческой жизни — как и главного героя, так и нашей с вами собственной.

    Если продолжать разговор о содержании, то следует упомянуть, что этот фильм — не о войне, не о её участниках, их судьбах и всеобщих последствиях, и — даже несмотря на название — не о жалких тысяче двухсот рублях. Для меня этот фильм — о честности. И главный герой — бывший военный, прошедший Афганскую войну — не случаен: если не он, то кто? В ком ещё искать такие качества, как честность, нравственность и просто порядочность?

    Мир жесток, ещё жёстче — бездушная «система», которой плевать на «ветеранскую» надбавку к пенсии — пенсии человека, прошедшего настоящий ад — и на её название, значащее для человека, который её получает, намного больше, чем может показаться на первый взгляд. Отмена «ветеранской» надбавки для главного героя — открытое наплевательское безразличие общества на трагедию, которая сломала ему жизнь, безразличие абсолютно всех, даже родных — самых близких ему — людей. Его честность на даёт ему спокойно жить, заставляя мучить не только себя, но и окружающих; его честность довела его до греха — двойного убийства — и кто в этом виноват, ответ дать не сможет никто.

    Спасибо автору и всем, кто ему помог.

    10 из 10

    31 июля 2013 | 04:26

    Бывшего воина-афганца война не отпускает до сих пор. Ещё и очередным законом государство отменила ветеранскую надбавку — 1210 р. Герой решается на убийство хамоватых соцработниц и и своё собственное…

    Сначала о плюсах. Повально желание автора затронуть острую тематику, тем более, что в российском кино, эта тема почти неприкасаема. Похвально и то, что стал дожидаться подачки от министерства культуры (да и не получил бы, он же не Звягинцев), а снял на свои средства.

    Но на этом, пожалуй, плюсы и заканчиваются. Потому как:

    1. Действия в фильме почти нет — несколько сцен сильно разбавлены длинными серыми унылыми пейзажами провинциального городка в сопровождении такой же унылой монотонной мелодией. Если бы ограничились короткометражкой, ленту можно было бы сделать более смотрибельной.

    2. Не очень реалистично выглядит пусть и ветеран-афганец, но которого война не отпускает спустя 35 лет. Он с энтузиазмом только что вернувшегося с поля боя бойца рассказывает, как и кто окружал их колонну.

    3. И главное — автор не даёт выхода. Безысходность полная. Застрелить теток, которые не начислили пенсию и застрелиться самому.

    Это типично для буржуазного протестного кино. Мы знаем это по европейским фильмам 60-70х годов, есть и единичные примеры уже в постсоветском (тот же «Дурак», отлично снятый, но с той же безысходностью)

    Слоган фильма «Равнодушие рождает чудовищ» выглядит наивно. Чьё равнодушие? Опять-таки этих теток? А что они должны были сделать? Устроить пикет против нового закона правительства? Что должны были сделать дети? Отправить папу в психушку? Пожалуй, да, учитывая, каким нам рисуют главного героя. И учитывая его поступок в финале фильма. Но ведь авторы явно не это хотели сказать.

    Скромно умалчивается причина бедственного положения пенсионеров и других малоимущих. В атомизированном раздробленном обществе никому до тебя нет дела. Крутись сам как хочешь. Так кого винить в этом? Неужели этих социальных работниц, которые сами получают копейки?

    Словом, идея неплохая, но реализация сильно не дожата. Режиссёру желаю успехов.

    24 октября 2016 | 18:38

    В фильме Арсения Гончукова мы видим жизненную мудрость и, поэтому, силу. Фильм может вызвать споры по поводу того хорош ли главный персонаж или плох. Однако здесь вроде бы нет ясных акцентов в распределении ролей, недаром, потому, что театральности здесь минимум, а кинематографа максимум. Мы можем сказать это как про историю самих героев фильма, из которых нельзя выделить хороших или плохих, так и про обстановку, она скорее стремится к естественности, только переданной особыми средствами.

    Прежде всего, на что обращаешь внимание — это художественный вкус. Начиная со скрупулёзного подбора мест для съёмок (как признался режиссёр, он искал во многих местах, в том числе помогли блоги бабушек, которые выкладывают фотографии своего района), и актёров (прежде всего главный актёр Роберт Вааб не был ранее признан и играл на второстепенных ролях — здесь же мы видим, как актёр полностью вживается в роль), заканчивая решениями, касающимися самих съёмок.

    Самое лучшее в этом фильме, пожалуй, живая воля режиссёра, снимать своё кино, умное и структурированное в художественном плане. Не зря кинокритик Алексей Медведев, бывший на кинопоказе в ВШЭ, сказал о том, что Алексей буквально сделал себя своими руками. Ведь фильм чистый — мы видим это, хотя бы по тому, сколько художественных средств использовано. Ведь, смотря фильм, мы можем прочувствовать дым из люка как настоящее событие, или застывшие волны — как дар провидения.

    Интересно понаблюдать за особенностями актёрской игры. Например, бывший на показе, актёр Александр Гавриков в фильме играет инертного, но порой вспыльчивого домоседа-жлоба, не охочего до людей, и несколько отстранённого в своей затушенности эмоций. И мы видим, как актёр сам признаётся на показе, что во время съёмок фильма пришлось стать жлобом, раскрыть свои скрытые черты. Или Юлия Дегтяренко, у чьей героини в фильме сложная судьба забитой домохозяйки, которая, как и её муж, не могут вынести вечных душевных переживаний и требований старого отца. Или взять двоих жуликов — ведь каждый из них со своей историей, каждый раскрывается по-своему.

    И это ж надо так тонко подобрать актёров, чтобы и судьбы их переплетались с их героями! Например, непростая творческая судьба Роберта Вааба словно граничит со знаковостью его образа в фильме, и даже, как выясняется, Николай Бутенин, в фильме играющий нищего, — на съёмках рассказал про себя именно ту историю, которая оказалась столь верна для описания характера его героя, что режиссёр подставил её в фильм. То же самое можно сказать и об Александре Сухинине и Александре Гаврикове. Подобное совпадение характеров не всегда встречается, и не зря режиссёр признаётся, что самое сложное — это подбор актёров (Арсений не может говорить в день более чем с двумя актёрами, потому что требует очень много ресурсом прочувствовать актёра).

    Мне показалось, так же, что фильм довольно тактичен. Мы, можем, конечно, не быть солидарными с концовкой, но с теми акцентами, что расставил режиссёр, почему бы и не быть солидарными, когда всё возникает из жизненных наблюдений и длительной работы. Например, для себя я отметил то, что герой проходит две фазы общения с женщинами из пенсионного учреждения. Совсем отличаются первый визит, когда слова отделяют большие промежутки времени и позиционируется неловкость и недоговорённость, и второй, казалось бы, более порывистый и свободный.

    Здесь, пожалуй, можно только сказать, что реализму не нужна излишняя вычурность, а нужен лишь восприимчивый зритель. Фильм при просмотре вызывает согласие с методами режиссёра, и стремление, как ответную реакцию на профессиональную волю.

    31 января 2013 | 01:33

    Посмотрела фильм «1210». Целый день ходила под впечатлением… Очень давно ничто так не бередило душу. Такие фильмы нужно показывать всенародным просмотром, чтобы люди становились добрее и задумались над тем, как они живут.

    «Равнодушие рождает чудовищ» — очень точно сказано. До мурашек, с комом в горле, до скрежета зубов, смотришь и понимаешь, что дальше так жить нельзя! Если ничего не изменить, то вот он, апокалипсис. Не с неба или с преисподней. Гораздо ближе. От нас самих.

    Я — обычный зритель. Поэтому не ищу шероховатости и недостатки. Я смотрю сердцем. Это кино, благодаря замечательной игре актеров, музыке, натуре съемок, переворачивает всё внутри. Незабываемый взгляд главного героя до сих пор передо мной.

    А еще я услышала «балабановские» нотки. Балабанов был моим любимым режиссером. Подумалось, вдруг: вот он! Снова с нами, в лице Арсения Гончукова.

    Мне кажется, что такое кино — это колокол, набат. И в наших интересах его услышать.

    10 из 10

    22 апреля 2014 | 14:25

    Картину «1210» хочется сравнить с отчаянным криком души. На подобное сравнение наталкивает не только содержание ленты, но и обстоятельства её создания. Жёсткая и хлёсткая драма о злободневных социальных проблемах была сделана непомерными усилиями горстки пламенных энтузиастов кино на собственные скромные средства, без какой-либо поддержки со стороны государства или продюсеров. Двигателем проекта является молодой режиссёр, по совместительству журналист и поэт, Арсений Гончуков. Так и подмывает окрестить его перспективным Годаром или Фассбиндером. Как и именитые предшественники, он выступает с «почти манифестами», где провозглашает право независимого кино на существование, порывает со всем, не имеющим «художественной ценности» и ратует за кинематограф как «искусство, а не шоу-бизнес». Как и мэтры, Гончуков подтверждает громкие слова делом: совмещая в одном лице роли режиссёра, сценариста и продюсера, он находится в центре каждого из этапов создания проекта, от зарождения идеи, до проката. Итогом бурной деятельности оказывается фильм, перечёркивающий все законы привычной системы кинопроизводства, и способный стать мощным импульсом для многих авторов, не желающих, как и Гончуков, в эту систему встраиваться.

    Для того чтобы обеспечить успех первой полнометражной работе, автор выбрал интересный ход. Он не стал заигрывать со столь любимыми дебютантами новаторскими формами или радикальным содержанием, а решил рассказать очень простую, но вечную историю. Это история «маленького человека», в которой отчётливо звучат отголоски Гоголя и Достоевского, Кафки и Камю.

    Побитый жизнью главный герой, Николай Иванович Баранов, в тонком, мастерском исполнении эстонца Роберта Вааба, безнадёжно ищет справедливости и понимания в заледенелом окружающем мире. Когда-то на одной нелепой войне он проливал за родину кровь, стал инвалидом, а теперь эта родина лишает его пенсионной ветеранской надбавки в астрономическую сумму 1210 рублей. Баранова, разумеется, волнуют не деньги, а кажущийся романтичным в наш век принцип, кратко выражающийся словами: «пообещал — сделай». Унижение воспринимается афганцем особенно остро в связи с тем, что как раз подступает очередная годовщина гибели сына, жертвы той же войны. Своими проблемами ветеран пытается поделиться с дочерью и зятем, но те остаются глухи, поскольку больше думают о том, как бы выжить любимого папу из квартиры. Довершает картину несчастий предприимчивая местная гопота, заприметившая однажды в кармане Баранова пачку денег, и теперь с соответствующими целями преследующая его. Рассудок ветерана не выдерживает подобного давления равнодушия и бессердечия: в финале он решится на крайние меры, но, как ни странно, зритель действия Баранова поймёт и едва ли не одобрит. Никаких сомнений в закономерности безумия героя в условиях безумного мира, к этому моменту не останется.

    Трагическую историю на тему тягостей существования рядового жителя нашей страны Гончукову удаётся рассказать без ухода в чернуху, без набившего оскомину смакования неустроенности быта, зато с душой и искренним состраданием к человеку. Автор избегает каких-либо изысков, обходясь лаконичными, быть может, уже тысячу раз повторенными, но всё же по-снайперски точно воздействующими на зрителя средствами. Да, для достижения необходимого душераздирающего эффекта Гончуков прибегает к падающим в рапиде осенним листьям и к крупному плану заплаканного лица главного героя. Но использует режиссёр подобные приёмы так ловко, тонко, уместно и со вкусом, что трудно не удивиться его умению и не откликнуться на призыв к сопереживанию герою. Тем самым автор успешно доказывает, что настоящее кино не нуждается ни в астрономических бюджетах, ни в громких именах звёзд. Нужны лишь талант и любовь к работе.

    Любопытно, что при всей простоте повествования, Гончуков всё ж таки позволяет себе лёгкую постмодернистскую игру с классикой, в горько-ироничном ключе цитируя самого «Чапаева», а именно сцену урока военной тактики на примере картошки. В фильме братьев Васильевых, комдив, помнится, доходчиво показал Петьке, что к чему на поле боя. Баранову, увы, даже таким проверенным способом не удаётся объяснить своим безразличным родственникам, что такое война. Зато исчерпывающе на тему войны высказывается Гончуков, показывающий, что раны от неё не заживают и спустя десятилетия.

    Конечно, это не новаторская картина, и в ней нет исключительных откровений. Но это картина нужная по затрагиваемой в ней проблематике: уж очень не хватает таких фильмов, которые правдиво и со смыслом говорят о сегодняшнем-наболевшем. Но главное, «1210» обозначает важное явление современной отечественной кинематографии: существование самобытного, внесистемного, независимого, почти безбюджетного авторского кино. Гончуков оказывается далеко не первым, но одним из лучших в числе тех, кто решается на рискованную авантюру самостоятельного создания фильма, и, хочется верить, эта авантюра завершится для режиссёра успешно.

    8 из 10

    26 октября 2012 | 05:06

    На часах было 21:36, после просмотра прошло больше часа. Этого времени хватило, чтобы собрать мысли в кучу и написать что-то дельное, а может и не совсем дельное, о фильме.

    Мною было прочитано много статей о том, как правильно писать рецензии. Но я так и не научилась этому (за это мне нужно съесть кусок пирога позора). Поэтому не судите строго, это просто искренний комментарий к фильму «1210».

    Всё началось с музыки. С первых секунд ты погружаешься в себя, в раздумья, всё внимание приковано к экрану и ты в ожидании, что же будет?

    А было вот что. Грустная, злободневная, печальная история жизни человека, потерявшего и потерявшегося. Запутавшегося в себе. Обезумевшего от бессилия и неисправности ситуации. Ведь мёртвые с того света (если таковой существует) не возвращаются. Человеку, который потерял близкого человека (маму, папу, брата, сестру, дедушку — не важно) это легко и больно понять. История трагична. Николай Иванович пытается справиться, но он не может найти в себе силы. В таких случаях свойственно обращаться к себе подобным. В лице самых близких родственников, а именно дочери и её семьи, Н. И. не находит поддержки. Они его отторгают, не пытаясь понять. Последняя надежда — старый товарищ. И тот подводит. И становится совсем плохо, потому что ты оказываешься чужим среди своих. И ноша становится ещё тяжелее и ты не в силах её вынести.

    Герой бродит по холодным улицам, мостам.. разговаривает сам с собой. И мосты олицетворяют неспособность перехода на другую сторону жизни. Это просто невозможно.

    Друзья, вы верите в то, что умершие люди могут с нами общаться? Я верю и герой фильма верит. Он разговаривал с сыном, оправдывался.. Замечательно то, что душа сына улыбалась.. «Отмучиться — всегда хорошо». Ему, где бы он ни был, было хорошо и спокойно. Он прожил свой век, он отмучился. Но слова «Я ухожу, теперь уже навсегда» повергают героя в шок. Что он чувствует? Отец, винящий себя в гибели сына? Весь диалог он плачет.. Красоту и глубину его глаз невозможно не заметить. Глаза — зеркало души. Эти глаза говорили о том, что герой через многое прошёл, но их свет, их яркость и открытость говорят о том, что Н. И. не потерял душевных качеств.. он остался человеком среди нечеловеческого отношения к себе. Но ему сложно отпустить сына.. «Я же тебя не отпускал..». Но такова жизнь, мы всегда кого-то теряем.

    И не надбавка, «1210 советских рублей», была конечной остановкой в жизни Николая Ивановича. Его дочь и мошенник (который взял деньги героя) одумались, но поздно. Несколько выстрелов подряд и земная жизнь героя оборвалась. Но началась другая, возможно лучше и чище, чем была.. во всяком случае, теперь отец и сын воссоединились, они оба отмучались.

    P.S. Фильм впечатлил и оставил тяжёлые эмоции. Плакали вместе с героем, сочувствуя его трагедии.

    Спасибо Вам, Арсений за показ!

    10 из 10

    17 ноября 2012 | 13:03

    Сюжет фильма я немного знал, финал оказался ожидаемым, но все равно неожиданным… Фильм, конечно, зацепил. С первых кадров и до финальных титров.

    Нынешний зритель — существо искушенное. Посмотрел столько фильмов, видео и черт те чего. В кино, по телевизору, на DVD, в сети. Ну, что мы до сих пор не знаем, не понимаем? Чего не видели, и что нас еще может удивить?

    Фильм простой. Мужик, в годах, афганец. Приходит в собес и отдает папку с документами на перерасчет ветеранской надбавки в 1210 рублей. Как так? Платили и вдруг перестали. Платили же, верно? Так почему отобрали?

    А тетки в собесе уже с утра раздраженные: всё ходят и ходят. Ведь русским языком объяснили: льготы и надбавки сняли, но увеличили пенсию. Пенсию свою получаете? Чо ходить-то?

    Дома Николай отмечает очередную годовщину смерти сына. Сын пропал без вести в тех же горах, где воевал отец. По моим подсчетам лет 15 назад. Годовщину отец отмечает один, в своей комнатке. Свечка, рюмка с водкой, накрытая хлебом, портрет. С сыном за эти годы уж обо всем переговорено, альбом с фотографиями листается без смысла. Водка идет как вода, но Афган снова начинает стрелять по мозгам и никак от этой заразы не избавиться…

    В последнее время я часто вспоминаю отца. Он был с 20-го года, в 39-м ушел в армию. Был на финской, но Бог миловал… Отечественную прошел всю. Несколько раз был ранен, под Кенигсбергом очень тяжело. Девять дней лежал в холодной палате (сарае?) для безнадежных, но выжил. Летом отправили в Монголию на войну с Японией. Зачем? Домой вернулся в 46-ом. Вся молодость прошла там, ладно, что живой остался.

    В фильме есть очень сильная сцена. На кухне. Понимаешь всех. И мужика, из которого война прет и он никак не может остановиться. И дочь, с мужем и ребенком, у которых эта война не то, что в печенках, а в легких, ушах, мозгах. И там уже не помещается, вываливается. И слушать мочи нет, и любить такого трудно, и жить с ним невыносимо, и расстаться невозможно, и все к тому и идет…

    Мой отец научился жить на гражданке. Он даже как-то не сумел, а умел справляться со своими ранами, телесными и душевными. Я боялся смотреть на его шрамы, на них была такая тонкая пленочка, мне всё казалось, что она вот-вот порвется…

    Войну он всю жизнь носил с собой. Рассказывал мало. Это были короткие, простые и жуткие рассказы. Многие помню до сих пор, хотя прошло уж лет 40. Некоторые книжки про войну он читал. Молча. Кино про войну не любил. Если правды было мало, отзывался презрительно: «Как в кине…». Если правды было достаточно — смотрел с трудом. Когда бомбили воющие «юнкерсы», его хватало ненадолго — молча уходил на кухню… Сейчас осознаю с удивлением и благодарностью, как он сумел не поцарапать нас своей войной.

    Орденов у него не было, только медали. Мне больше нравились новенькие, блестящие. К 20-летию Победы, к 30-летию. Отец относился к ним с плохо скрываемым презрением. Чем-то они его сильно обижали и раздражали. Чем — по молодости лет я тогда этого не понимал, понял много позже.

    Странное дело, собрался писать о фильме, в котором отец разговаривает с убитым сыном, а пишу об отце, которого нет уже более 30 лет. То ли могу говорить только о себе, любимом, то ли фильм не только о них, но и о нас тоже…

    Много лет назад, когда мониторы были большими, я обнаружил забавный эффект. Обычно смотришь на экран и видишь зеленые буквы текста. А если посмотреть как-то иначе, то можно увидеть своё отражение и то, что за спиной. Занятно было иногда переключать свое вИдение. Как-то так смотрел я «1210»…

    Фильм напоминает, а то и просто вытаскивает из нашей памяти то, что мы забыли (хотели бы забыть?) или засунули поглубже, чтобы оно не мешало нам спокойно и комфортно жить. Хорошо бы это чувство сохранить подольше. Не потому, что я такой уж махровый мазохист, да и не люблю расковыривать свои болячки. Вряд ли мы бросимся помогать совсем чужим и незнакомым людям, потому как на нас лежит довольно толстый слой эгоизма. Но мы можем помочь нашим близким. Тогда и когда им нужнА и важнА наша помощь, пока наша забота и внимание их не раздражают. Часто это не требует никаких подвигов и даже денег. Просто чуть почаще и чуть повнимательнее их слушать, пытаться услышать и понять. Может и они захотят когда-нибудь понять нас…

    3 ноября 2012 | 16:40

    Очень атмосферный фильм. Так грустно, что хочется завыть. И музыка располагает. Но так много воздуха в этой грусти, так много… Близкая атмосфера, по сугубо моим ощущениям, у Балабанова в «Брате». И тема такая балабановская. Но фильм стоит на той тонкой грани, за которой неизбывная чернуха, такой нтвэшный треш. Он на той грани, когда еще возможно проследить логику, причинно-следственную связь. И он ни разу не свешивается ни одной секундой за эту грань. Даже пометка прокатная 12+.

    Пространство действия очень ограничено, ежедневный маршрут из дома в комитет и обратно. Жизнь-вода бежит вокруг, говна бурлят, а для пенсионера-афганца ничего не меняется. Туда и обратно, и снова туда. Путь вне жизни, вместо нее.

    А вся жизнь у него в голове. Там кромешный ад, и боль, и любовь. Но снаружи не видно и не понятно. Снаружи сплошные бумаги и казенные выражения. Ну и еще трагикомичная картошка с морковью на столе в роли танков и бэтээров, в которых на полном уже серьезе в 1986 погибло 150 молодых ребят. Безумие на многих кухнях страны, без романтики. И частый конфликт отцов и детей — когда дети заживо хоронят отцов, а те все понимают и живут рядом со своими детьми, зная от этом.

    Фильм очень чистый. Во всех смыслах — и по незамутненности основной сюжетной линии, и по тому, что ряд тегов к нему был бы «офицерская честь», «долг», «правда». Нижегородская поэтесса Марина Кулакова сравнила его с классической античной трагедией. Он такой очень ровный на протяжении почти 75 минут, а в конце как хлопок перед носом, и попробуй, не заморгай удивленно. Зал обескураженно завис и замолк до середины титров и только потом начал хлопать. И кстати, фильм основан на реальных событиях. Он не цитирует их, это не документалка, но осмысляет.

    4 ноября 2012 | 23:32

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>