всё о любом фильме:

Ровер

The Rover
год
страна
слоган«Бойся человека, которому нечего терять»
режиссерДэвид Мишо
сценарийДэвид Мишо, Джоэл Эдгертон
продюсерДэвид Линд, Дэвид Мишо, Лиз Уоттс, ...
операторНаташа Брайер
композиторЭнтони Партос
художникЖозефин Форд, Тьюзди Стоун, Кэппи Айрлэнд, ...
монтажПитер Скиберрас
жанр драма, криминал, фантастика, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Нидерланды  2.4 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время103 мин. / 01:43
Через 10 лет после глобального экономического коллапса закаленный герой-одиночка преследует банду, угнавшую его автомобиль.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.40 (33 882)
ожидание: 92% (5919)
Рейтинг кинокритиков
в мире
66%
106 + 55 = 161
6.4
в России
88%
7 + 1 = 8
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Режиссер и сценарист фильма Дэвид Мишо изначально писал персонаж Эрика специально под Гая Пирса.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1419 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    На первый взгляд картина предлагает нам скучное и тягучее повествование, на самом деле наполненное глубоким смыслом. Правда, для тех, кто действительно способен его видеть. Именно таким должно быть авторское кино.

    Мир после апокалипсиса, где понятия «закон» больше не существует и прав лишь тот, кто быстрее стреляет. Разве не видели мы это ни раз? Режиссёру и автору сценария Дэвиду Мишо удалось передать глубокий смысл человеческой души, как это банально и пафосно не прозвучит. Минимум диалогов и максимум действий, в каждом из которых герои проявляют свой характер. И те немногочисленные фразы совсем не лишены смысла — здесь нет лишних диалогов, каждый из них — про нас с вами, людей со своими слабостями и недостатками. Фильм буквально сквозит пессимизмом, хотя если посмотреть — каким же он будет, если действительно любое поведение останется безнаказанным и выигрывает лишь тот, кто думает лишь о себе. События в мире это хорошо доказывают.

    Жизнь, которая окаменяет людей и делает их бездуховными, где самый щедрый человек — это полоумный попутчик, лишённый рассудка. Уже хотя бы потому, что в его реальности всё осталось по-прежнему… Что же будет дальше? И почему человек, имени которого мы за весь фильм так и не узнаем (и это неудивительно — ведь после апокалипсиса утратилась всякая индивидуальность) так стремиться вернуть себе машину, когда десятки подобных брошенным стоят у обочины? Ответ на этот вопрос мы узнаем в самом конце картины, и думаю каждый из нас останется поражён — это ещё одна глубокая мысль автора.

    Фильм не советую смотреть противникам авторского артхаусного кино, ведь «Ровер»/«Бродяга» — яркий его представитель. Картина позволяет о многом задуматься, и пока не поздно — попытаться хоть что-то предпринять. Чем-то творение Дэвида Мишо напомнило мне небезызвестную «Дорогу», хотя данное творение — намного глубже по смыслу.

    Интересно было увидеть Роберта Паттинсона в подобной роли. И хоть он давно уже для меня ассоциируется не только с героем Сумерек, подобного персонажа, вроде его Рея, не ожидал. Персонаж Гая Пирса вышел характерным: этаким мужланом, что без разбора разбирается со всеми, кто стоит на его пути, пока не встречает Рея — будто упавшего с иной планеты.

    Итог — фильм, который хорошо посмотреть под соответствующее настроение, и совсем не для того, чтобы просто скоротать время. Не зря он стал официальный выбором Каннского кинофестиваля — 2013 года.

    7 из 10

    7 сентября 2014 | 01:46

    Сумерки эпохи потребления. Теперь бескомпромиссный крик брутального героя Чака Паланика, что ты — это не твоя машина и не содержимое твоего кошелька, кажутся романтичной наивностью, которую человечество пропустило мимо ушей. Последний год более не требует объяснения, кто мы есть. Мы назвались самолично, фанатично расписывая на страницах сетевых дневников гастрономические пристрастия и цифровые предпочтения, соревнуясь в изысканности. Профессиональные информированные потребители. Миллионы селфи на винной дегустации или в новой машине, и вот мы уже убеждены в острой необходимости нового робота-пылесоса синхронизированного с нашим планшетом. Невозможность удовлетворения этого вызывает почти физические страдания, изливаемые нами в социальных сетях. На этом фоне Час Земли выглядит злой шуткой, брошенной кем-то в сгущающуюся темноту.

    Дэвид Мишо и пустота

    Режиссёр картины «Ровер» Дэвид Мишо смело и зло заглянул в закат нашей эпохи, когда шахматный порядок гипермаркетов, минимаркетов и закусочных более не уродует пейзаж. А удары полицейских дубинок на митингах кажутся сладкой ностальгией. Терабайты информации более не могут исправно работать протезами души, стих гул плазменных панелей и рекламных щитов, красочно заливавших некогда города и веси. И мир, мир человека наполнила пустота. Долгие годы она заполнялась клиповым движением экранов и азартным шопингом, пока не вытеснила всё. Теперь пустота. И теперь факт убийства уже не пугает, пугает то, что всем это также безразлично, как и тебе. Как мало понадобилось человеку, чтобы перейти черту. Что же останется на дне, что теперь станет важным для продолжения движения бренного тела? Друг, брат, месть.

    Мишо намеренно перенёс действие постапокалиптичной драмы вдаль от больших городов, вынув всё материальное из своего мира, дабы колоритнее обозначить будущее и своих героев. Лишь мерный железнодорожный стук поезда, тянущего последние баррели нефти в далёкие города, намекает о наркотической зависимости человечества от потребления. В новом мире нет бунтарей, каннибалов или святых, просто люди, потерявшие опору, или рыскающие по пустыне в надежде ненадолго продолжить подходящую к концу вечеринку. На выжженных австралийских пустошах человечество просто греется в последних закатных лучах, словно степные грифы на сухих ветвях. Артхаусный «Ровер», сотканный из фундаментальных кадров, стараниями Мишо нагнетает звенящую интригу и привлекает интерес зрителя порой исподволь. Видеоряд пронизывает Тарковская тоска и катарсис диалогов героев, каждый из которых, то ли реквием, то ли исповедь, предельно честная исповедь.

    В центре сюжета Эрик (Гай Пирс) суровый и выхоложено злой, на первый взгляд, человек, чьи чувства похоронены в старом мире, человек без веры и страха, который преследует угонщиков своей машины. Его, волею судеб, партнёр, балансирующий на грани предельного простодушия и слабоумия, Рэй (Роберт Паттинсон) — брат одного из угонщиков, брошенный им и жаждущий мести. Взаимоотношения этой парочки и их песчаное турне подводит нас к основной морали Мишо. Герой Пирса медленно сближается с Рэем, это начинает двигать могильную плиту его чувств, что лишь ожесточает поступки. Простак Рэй же ощущает в себе совсем новые силы, которые пугают простодушную натуру. В итоге ярко утверждается постулат предельной и абсолютной необходимости человека человеку. И чем более сюрреалистичнее и экзистенциальнее становятся обстоятельства, тем яснее эта необходимость. Но жестокая истина режиссёра в том, что скоро лишь подобные агонизирующие обстоятельства заката цивилизации и смогут разбудить мерно дремлющее в тени очередного пассажа человечество.

    Остановленное время

    «Ровер» уникальная работа, пронизанная притчевостью и образностью. Она демонстрирует зрителю куда более масштабную картину постапокалипсиса, нежели её претенциозные коммерческие собратья, покрытые вычурной компьютерной графикой. Её постапокалипсис вкрался глубоко в души. Её мрачная красота ужасает убедительнее перспектив борьбы за выживание, так как остро поставлен вопрос, а зачем собственно нам это выживание в пустоте. В итоге становится ясно, что даже эти трансформации душ героев, отнюдь не проблеск надежды, а последний луч на закате Солнца. А полифоничность проблем общества и человека, столь долго скрываемая нами во всевозможные богадельни и исправиловки, нежно постанывающие под зорким оком психолога или на бланке офицера-надзирателя, прорвали барьеры и теперь просто идут титрами, предваряя незамысловатое — «конец фильма».

    8 из 10

    14 сентября 2014 | 16:59

    … все рушится, не держит середина,
    Анархия — в миру, и, как лавина,
    Безудержен прилив кровавотемный,
    И чистота повсюду захлебнулась…


    Часть этого стиха использовали в трейлере к фильму. Лучших строк, чтобы описать дух фильма нету.

    Блажен, кто посетил сей мир, в его минуты роковые.

    Событие, которое привело к концу истории, названо скромно — коллапс. Спустя десять лет после краха мировой экономики главные герои пересеклись где-то в Австралии.

    Фильм пугает, по крайней мере, меня уж точно. Потому что «мифология» фильма дает один из маловероятных, но возможных и очень реалистических сценариев.

    Мы очень быстро привыкли к благам цивилизации. Человечество не может просто так сделать шаг назад в своем развитии (в феодализм, в 19 век, на выбор, как пожелаете) без лишнего, абсурдного и беспощадного насилия, без крови.

    При просмотре вы увидите, что практически все персонажи, тем или иным образом, совершают необдуманные или нелогические поступки. Мне кажется, что тут создатели фильма попали в точку. Герои живут в новом мире, с новыми правилами. Это мир, где логика действий затмевается мотивацией или прихотью. Мир без точного определения добра и зла, потому что никто не остался сухим, выйдя из воды, иначе бы просто не выжили. Мир, в котором чтобы самому жить приходится отбирать жизнь. Мир без наций, мир, где последние идеи, политика и мораль уничтожены под весом действительности, мир у которого уже нет будущего, так как у людей не осталось надежды.

    Человечество поднялось после нокдауна, но уже понимает, что бой проигран, и надеяться протянуть еще несколько раундов, или хотя бы до конца поединка.

    Атмосфера, которую я передал словами, безупречно передана главными героями, которые успели вопреки обстоятельствам привязаться друг к другу, передана бескрайним австралийским небом и шокирующими деталями, которые должны вызвать у зрителя страх и боль. Нельзя описать блестящую игру Гая Пирса и Роберта Паттисона, этих актеров нужно увидеть. Отдельная благодарность режиссеру, сценаристу, оператору и всей студии A21, которая дарит миру своеобразные фильмы в эпоху гонки за кассовой успех. Хотя бы поэтому, подобные фильмы нельзя называть плохими, потому что я безумно благодарен, что их вообще делают, та еще на таком высоком профессиональном уровне.

    Мне фильм очень понравился. Хотя я думаю, что многие после просмотра останутся разочарованными долгими и затянутыми сценами. Но мне хотелось, что бы в наше время, рядовые жители посмотрели этот фильм хотя бы с образовательных соображений. Хотел написать, что это один из лучших постапокалиптических фильмов последних лет, но что-то не припомню хороших других фильмов этого жанра. Мораль истории в том, что жизнь заставит творить плохие вещи, но плата за них должна быть совестью, памятью и болью от своих деяний. Как вы поняли это депрессивный фильм. Тем не менее, приятного просмотра.

    P.S. Будущее уже началось

    30 октября 2014 | 01:57

    Обветшалые дома, запыленные улицы, редкие, изнуренные жители пустынных городов — обычная картина постапокалиптического мира. Такой и представляется Австралия режиссера и сценариста Дэвида Мишо, новой фигуры на ниве независимого кино. Мишо не вдается в детали причин изображаемого им мира. Для понимания среды, в которую он собирается погрузить зрителя, достаточно краткого пролога — «Десять лет после кризиса». После какого и так понятно.

    Под песню неизвестной восточной певицы угрюмый одиночка выходит из «ровера», и мы следуем за ним в подобие бара с сонными азиатами, вяло обнимающими свои дробовики. Главного героя, которого играет Гай Пирс (Помните «Предложение» 2005 года?) зовут Эрик. Но это известно лишь из синопсиса к сценарию фильма. В самой же картине он лишь однажды называет себя фермером. И пока он не спеша потягивает контрабандное пиво, его ровер угоняет шайка бандитов, скрывающихся после ограбления. Фермер устремляется за ними в погоню. В преследовании, похожем на охоту хищника на жертву в дикой саванне, за ровер прольется не мало крови. Пуль вылетит больше, чем будет сказано слов. И состраданию здесь не найдется места. Но что отличает этот фильм от «Безумного Макса» и ставит его в более высокую категорию, это наличие такого персонажа, как Рэй (Роберт Паттинсон). Фермер подбирает раненого душевнобольного брата одного из угонщиков ровера. Рэй становится заложником, заклятым другом и одновременно напарником Эрика. Вместе они проедут через безмолвные выжженные пустыни мимо распятых на столбах жертв беззакония, сквозь холодные ночи, безжалостно уничтожая всех, кто встает на их пути к пункту назначения.

    Действие в фильме развивается медленно. Мишо подолгу задерживается на молчаливых лицах героев и неожиданно повергает нокаутом натуралистического насилия посреди пугающей тишины. Затем экшн снова сменяется дорогой, по которой не спеша едет покореженный джип. Тишину заменяет минималистические композиции джазового экспериментатора Колина Стетсона. Все это и правда похоже на другой мир, альтернативный, жестокий, который пахнет, если прислушаться, и который совсем рядом, что протянешь руку — ощутишь удушливый жар австралийских пустынь. Мишо демонстрирует будущее без технических ноу-хау и вычурных костюмов. В его изображении он не уходит от сегодняшнего. Но главным на фоне пейзажа является пара совершенно разных людей, у которых разные цели: Рэй хочет отомстить брату за то, что тот бросил его раненого умирать. А Эрику нужен лишь его ровер. Но объединяет их одно — общий путь, который они преодолевают вместе.

    Особое внимание заслуживает Роберт Паттинсон. Запомнившийся всем в амплуа сладкого мальчика девичьих грез, Роберт предстает повзрослевшим и способным актером. Образ блаженного заики, лихо стреляющего из револьвера, быть может, не придется по вкусу закоренелым фанатам Паттинсона периода вампирских саг, но он уже снискал единогласное одобрение критиков на Каннском фестивале 2013 и наверняка найдет новых поклонников серьезного кино.

    «Ровер» необычная картина. Она синтезирует в себе сразу несколько жанров: драма, фантастика, боевик, триллер, роуд-муви. Кроме прочего в фильме присутствует много странных элементов, как например карлик-продавец оружия, играющий в домино с азиатами. Картина оставляет некоторые открытые вопросы. Но они, по большей части, имеют отношение к форме. Содержание же просто и доступно каждому, несмотря на статус артхаусного кино. Режиссеру помимо эффектного начала фильма, прекрасно удалась кульминация, которая шокирует и оставляет в исступлении, невольно вызывая слова, слетевшие с губ Марлона Брандо в картине «Апокалипсис сегодня»: «Ужас… ужас».

    Мишо кладет тему ужаса в основу сюжета, чтобы к концу фильма зритель раскопал ее сам и осознал, насколько же он на самом деле человечен.

    19 сентября 2014 | 14:30

    Дэвид Мишо представил зрителю бьющую наповал своей правдивостью картину постапокалиптического мира и существования людей в нем. «Ровер» служит человечеству еще одним беспощадным предупреждением: или мы сегодня что-то будем менять в себе и окружающих, или завтра гипотеза станет реальностью.

    В громадный плюс фильму послужило решение режиссера отойти от традиционных канонов в изображении главного героя. Обычно в таких случаях на пыльной дороге из ниоткуда появляется этакий «странствующий рыцарь». Иногда один, иногда в компании, возможны варианты. И начинает раньше или позже (чаще раньше) наводить порядок. Когда в одиночку, а когда — с пробудившимися от «спячки» сторонниками. С Эриком, которого безукоризненно играет Гай Пирс, все иначе. Он готов следовать, пусть и без особой радости, законам, проистекающим из формулы: «Человек человеку волк», а на судьбы мира ему плевать с высокой колокольни. Точнее, Эрик был уверен в этом до определенного момента, но блестящий в своей символичности финал и некоторые события до него вселяют надежду, что таким, как прежде, Эрик остаться не смог. Трагедия героя Пирса не только в придавленном на дно души, но иногда рвущемся наружу чувстве справедливости, но и связанном с этим чувством пониманием того, что мир живет «не так», что очень многое в нем неправильно. И от этого Эрику еще тяжелее, во многих сценах при взгляде на него ощущаешь это чуть ли не физически, настолько удачно передает это Пирс

    В то же время Мишо не делает его герою никаких поблажек, не пытается всеми правдами и неправдами найти в нем благородство. По большому счету, в ряде случаев Эрик действует теми же неблаговидными методами, что и все остальные. И так же, как и они, пытается отстраниться и защититься от безысходности притупляющим все чувства равнодушием. И актер снова блестяще передает это на экране.

    Однако для меня настоящим откровением стала в «Ровере» игра Роберта Паттинсона. Оптимизм в отношении присутствия таланта в этом актере появился у меня уже после «Космополиса», а картина Мишо убедила в этом окончательно и безоговорочно. В «Ровере» Паттинсон сыграл роль, которая, по моему убеждению, может с полным правом претендовать на «Оскар», настолько убедителен и самобытен его Рэй. Паттинсон потрясающе сыграл не вполне здорового психически брата одного из членов бандитской шайки, показав, как в его душе могут уживаться трогательная детская незащищенность, простота, непосредственность и поразительно контрастирующая вышеперечисленному жестокость, когда в считанные секунды человек меняется буквально до неузнаваемости, иы словно видишь перед собой брата-близнеца, являющегося первому полной противоположностью. Хотя если поразмыслить и проанализировать обстоятельства, то придешь к выводу, что зачастую эта жестокость была лишь ответной реакцией, к которой героя просто вынуждали.

    Психические отклонения не позволяют Рэю адекватно воспринимать реальность и вроде бы этим предрешают его незавидную судьбу, однако… Душа героя Паттинсона остается по детски наивной, простой, искренней и доверчивой. Соответственно он воспринимает мир и людей в нем.

    Парадокс, но недуг, который должен был превратить его в изгоя, послужил во благо, став надежной защитой и оградив Рэя от тлетворных, разъедающих душу равнодушия и апатии, поразивших человечество словно вирусом.

    А из этого следует второй, не менее удивительный, парадокс: то что должно было сделать Рэя слабым, напротив, сделало его только сильнее. И чистота у него оказалась настолько незамутненной, что назло всем обстоятельствам смогла что-то сдвинуть в закосневшем в равнодушии Эрика. Отношение последнего к Рэю начинает медленно, трудно, но меняться. Отношения и характеры главных героев очень хорошо раскрываются в продуманных до мелочей диалогах, за что отдельное спасибо сценаристам и режиссеру, а также актерам, воплотивших их задумки на экране.

    Не забыли создатели и об антураже. И если австралийский буш вкупе с пустыней под палящим солнцем сами по себе служат идеальным местом, чтобы изобразить мир, «сдвинувшийся с места», то за персонажей второго и третьего планов этот мир населяющих авторам стоит сказать отдельное спасибо, настолько интересно и выразительно выписаны практически все. Ни одного лишнего действующего лица, как и ни одной лишней детали, в картине Мишо просто нет.

    Сюда добавляется также не менее профессиональный саундтрек Энтони Партоса, тонко прочувствовавший как настроение отдельного эпизода, так и настрой фильма в целом.

    Таким образом, «Ровер» пополняет число моих любимых фильмов и одновременно становится лучшей из просмотренных мной на сегодня австралийских картин.

    10 из 10

    30 сентября 2014 | 04:30

    Хотя, по сути, кино и ни о чем, но в общем и целом смотрится на одном дыхании и с неподдельным интересом. Очень любопытен так званый по фильму «коллапс», корни которого, по всей видимости, лежат в крайней экономической нестабильности то ли одной лишь Австралии, то ли всего земного шара. Не метеорит ударился оземь, не НЛО прилетело и поработило несчастных землян, не десяток атомных станций или бомб потрясло континенты, а жалкие бумажки стали сублимационным итогом, который подвел черту под трагедией целого социума. Вот так вот враз: бац и нет в людях ничего более человеческого. За десять лет стали скотами, которые тупо бегают и стреляют в друг-друга от тоски и грусти. Самое же печальное, что в жизни, поди и того меньше времени понадобиться, чтобы опустить большую или малую группу людей до подобного уровня. Если не ниже…

    Очень порадовал Патиссон. Первые проблески пускай не таланта, но органичной актерской пластики были видны еще в Кроненберговском «Космополисе», но в «Ровере» он просто красавец. Да, переигрывает, пожалуй, малость; да немного гипертрофирует своего персонажа, но в целом красавец. Я искренне думал, что он так не сможет. Ан нэт. В противовес своей экс-подруге кровосиське Стюарт, которая никак не может начать даже просто нормально эмоционировать, у этого товарища появился свет в конце тоннеля.

    Почему-то многие бузят на сюжет фильма, сетуя о малом присутствии (или вообще отсутствии) экшн-сцен, которые почему-то должны быть сродни классическому «Безумному Максу», забывая о том, что в жизни то как раз все вот так вот быстро и происходит. Как правило, без предварительных церемоний: раз и нет человека. Здесь уместно будет цитата из одной рецензии на «Кинопоиске»: «Его (Дэвида Мишо) герои убивают быстро, стараясь не дразнить зрителя кровью, а раскрываются не в боях, а в беседах у костра.» (с) Но нет, массе подавай буйство кетчупообразных красок и колорит насилия. Еще одна (крайне вульгарная, на мой взгляд) попытка провести ту или иную параллель с «Книгой Илая». Вот уж кто тянет жилы с «максовой» апокалиптики! По духу же новое творение Мишо ближе всего по своей идее к «Дороге» Хиллкоута, а по антуражу и принципам действия к Коэновским «Старикам тут не место».

    Пожалуй, единственным промахом (да и то весьма условным) Д. Мишо было поместить персонажей его истории в локации, которые будут ассоциироваться у большинства исключительно с «воином дорог». Впрочем, не будем забывать, что фильм для людей мыслящих, они то как раз, так или иначе, все поймут.

    Прожженные рационалисты и прагматики ищут в данной ленте явный посыл или смысл, который бы пестрым слоганом развевался там и сям на сюжетных узлах киноповествования, а раздосадованные отсутствием оного набрасываются с претензионной критикой на картину в целом. А жаль. Потому что, например, в крепко нудной повести дедушки Хемингуэя «Старик и море» тоже как такового смысла явного не наблюдается (пускай и разбросано по тексту там и сям пару громогласно-философских фраз), но ведь мало кому она кажется нулевой по содержанию.

    Такие фильмы не просто могут, но обязаны быть. А тем, кто жаждет экшна в том же духе, дождитесь перезагрузки «воина дорог» с умницей Харди. Кино обещает быть по-настоящему зрелищным.

    23 октября 2014 | 12:26

    Десять годков стукнуло после апокалипсиса. Не экологического, но экономического. Тоже не сахар. Австралия в упадке, работы не предвидится и счастья тоже нет. Одичавшее население еле сводит концы с концами: бродяжничает, торгует последними запасами и промышляет грабежами. Последнее, понятно, выгоднее всего. И вот одни такие бандюганы после не слишком удачного грабежа по пути угоняют у одного бродяги-фермера автомобиль. Не слишком им повезло и в этот раз, потому что бродяга упёрто намерен вернуть свою грязную тачилу, и готов ради этого со всех шкуру спустить.

    Опять двадцать пять. Австралия, пыльная пустыня, глобальная катастрофа. Отличия только по тону. Вышло не так грузно как в «Дороге», но и не так задорно аки в последних «Безумных Максах». Такое немного эксцентричное роуд-муви про вздорного дикого бородача, который одержимо ищет свою машину и по пути прихватывает подстреленного умственно отсталого брата одного из угонщиков. Контрастная компания, как и в любом дорожном кино, провоцирует на конфликтное общение, которое в итоге делает обоих контактирующих мудрее и терпимее. Но компания по характерам подобралась контрастная уж до боли. Прежде чем накидываться, надо заметить, что в актёры Дэвид Мишо подобрал крепких профи. Гай Пирс не раз уже снимался в подобных картинах, и полностью растворяется в очередном персонаже, в то время как Роберт Паттинсон смывает последние остатки воспоминаний о «Сумерках», шикарно трансформируясь из прошлой роли бизнесмена-интеллектуала из «Космополиса» в отсталого инфантила. Но если образ Паттинсона хорошо вписывается в данную немного горькую историю, то персонаж Пирса будто явился прямо из ада. Этот охрененно злой и неприятный шизоид возможно и до оставленных за кадром событий был таким, а цивилизационный упадок лишь окончательно превратил его в камень без тени сочувствия. Может не размышляя задушить или бошку в упор прострелить. Что-то типа Антохи Чигура, тоже с тёмными загонами и неохочий до трепотни. Этому типу самое место в подобном антураже, но он не особо вписывается в окружающую… хм… растяпистость (что подобранный пассажир, что угонщики, что вояки с базы — все одного поля ягоды). А Пирс своего бродягу так смачно выводит, что не оставляет даже поводов для двоякого отношения к нему. Лишь отвращение. А ведь это главный герой! У него ведь что-то дорогое увели (теперь уже после нашего дурного локализованного названия вряд ли будет спойлером, что квест заключаются не в поисках машины). А тут выходит, за парня-заложника (и даже за лохов-бандитов) больше беспокоишься, чем за бородатого душегуба.

    Своеобразное, короче, кино, да и довольно пустоватое за неимением подсказок, но это ведь австралийский пост-апокалипсис! А круче и колоритней, чем австралийские пост-апо, пост-апо не сыскать. Палящая пустыня, грязные, заросшие, обгорелые озлобленные людишки, пылища столбом, вездесущие мушки, циничные и кровавые междусобойные разборки. Несмотря даже на то, что никаких фантастических авто, собранных из металлолома, никаких шмоток, спёртых из ближайшего секс-шопа, никаких разукрашенных вусмерть сектантов здесь нету (видать, 10 лет всё-таки не 110), кинец всё равно смотрится эффектно. Но при этом всё же не покидает мысль о том, где эти два преследователя постоянно без проблем затариваются бензином, когда он то обычно главная засада в подобных картинах.

    5 из 10

    31 октября 2015 | 00:38

    Австралия. Недалекое будущее. Экономический кризис нанес тяжелый удар по стране. Царит беззаконие. Пока Эрик (Гай Пирс) — мужчина не первой молодости с засаленными волосами — выпивает в баре, его машину угоняют. Хмуря брови и вооружившись пистолетом, он бросается в погоню, по пути встречая брата одного из угонщиков Рея (Роберт Паттинсон). Вместе они проделывают нелегкий путь и параллельно ищут ответ на сокровенный вопрос — а осталось ли в них что-то человеческое?

    «Завораживающая, фантастическая работа. Лучший пост-апокалиптический фильм со временем «Безумного Макса». Великий Квентин Тарантино словами не разбрасывается — одна только похвала со стороны легендарного режиссера заставляет обратить внимание на проект Дэвида Мишо. Тем более, фильм австралийского постановщика действительно выглядит весьма бескомпромиссно в привычной компании причесанных премьер. Одежда грязная, борода неухоженная, взгляд нервный, руки трясутся — того и гляди, вышибет кому-то мозги.

    «Ровер» заимствует известную концепцию роад-муви — путешествие из точки А в точку Б, некая дистанция для проведения исследования над героями, препарирования их чувств, попыток найти аргументацию поступкам, которые только на первый взгляд кажутся нелогичными. В более глобальном понимании — речь не столько о людях, сколько об обществе в целом, запутанном и рискованном пути, по которому движется человечество. Что делать, когда привычная жизнь рухнула? Как остаться самим собой? Какими правилами руководствоваться, если правил больше нет? Что есть в такой ситуации моральное право?

    Мишо не выступает новатором в плане изображения действительности после катастрофы — будь он экономического или природного характера. Все эти унылые пейзажи мы уже видели — люди ютятся в полуразваленных домишках и трейлерах, перекати-поле властвует там, где раньше диктовали свои условия автомобили, прав тот, кто вооружен. Сопровождая происходящее пронизывающим и давящим эмбиэнтом, режиссер добивается вполне осязаемого ощущения безысходности. Мол, история мрачная, но дальше будет еще хуже.

    Небритый и потасканный Пирс идеально вписывается в атмосферу — говорит мало, стреляет на убой. К перевоплощениям Гая уже давно привыкли, ведь за двадцать с лишним лет карьеры он успел примерить на себя множество абсолютно разноплановых образов. Очевидно, стремится к этому и Роберт Паттинсон. В приличном обществе его уже никто не ассоциирует с «Сумерками», но британец продолжает упорно доказывать, что он — артист. На сей раз Роберто вполне эффектно изображает умственно отсталого молодого человека, ребенка в теле мужчины, который руководствуется чистыми инстинктами и эмоциями. Привязанность, любовь, ненависть — все в незамутненном первозданном виде.

    Беззаконие не всегда порождает бесчеловечность — иногда они идут рука об руку, то и дело опережая друг друга. В мире, где человек не в силах устоять от соблазна превратиться в зверя, жизнь животного временами ценится куда больше, чем бесценный Божий дар. И «тварь безмолвная» становится роднее сотни людей, ведь она не в силах осуждать, порицать и наказывать. Когда каждый готов убивать, когда каждому нечего терять, преданность становится главным достоянием.

    7 из 10

    4 сентября 2014 | 15:12

    Мимо фильма с Пирсом и Паттинсоном я не могла пройти в принципе, очень люблю этих актеров. Но после просмотра вынуждена констатировать: «Ровер» мог бы порвать всех в номинации «Тягомотина года». Я не увидела в нем общечеловеческих посылов, демонстрированных в сходных по жанру «Дороге» и «Книге Илая». Оно ни о чем, хотя актеры старались из этого «ни о чем» сделать «что-то». Собственно, без этих двух звездных имен «Ровер» — обычный, фигурально выражаясь, голый король, надувший щеки в тщетных попытках выглядеть тем, кем на самом деле не является.

    Мы видим в кадре поникшего немытого мужика, который несется по бушу за своей угнанной машиной, попутно спасает раненого придурковатого парня, брошенного угонщиками, а тот дальше, невзирая на недружелюбие спасителя, жмется к его ноге, как благодарный бездомный песик… Ни характеров, ни логики в поступках персонажей в этой картине нет. Диалогов — с гулькин нос. Собственно, и сюжета нет. Едут, идут, обыденно убивают. Скука смертная это досматривать.

    А Паттинсону, если бы могла, то сказала бы: ты бы поаккуратнее что ли… Понимаю, что ты хочешь стряхнуть со своей актерской репутации «сумеречное» прошлое и доказать, что ты актер с талантом и широким амплуа. Это обычная история после суперзвездной роли. Но главное — в азарте на этом благородном поприще лоб не расшибить. «Космополис» — прекрасный выбор проекта. А вот «Ровер», на мой взгляд, явный косяк.

    5 сентября 2014 | 00:53

    У попа была собака… (первый драфт сценария)

    Бороды — они бывают разные. Лапландская рождественская белая и окладистая, великоустюгская новогодняя — такая же белая, но длиннее, пушистее. Петровская рублёная в чистом виде в природе не встречается, являясь результатом селекционных трудов видных бородоведов древности. Арабская трахтибидошка ныне исчезающий вид и источник вдохновения для легенд. А австралийская пустынная, о которой пойдет речь, отличается редкой кровожадностью и целеустремленностью.

    Растянутые по времени панорамы пустыни да депрессивный звуковой фон (назвать это музыкой можно с натяжкой) с первых минут намекают: фильм ориентирован на упертых любителей придумывать смысл из ничего. Внятной истории, раскрытия персонажей и развития конфликта ждать не приходится, здесь это скорей опциональные функции. Балом правит трансляция мироощущения главного героя: за медитативной вакханалией унылых диалогов, однообразными пейзажами, заунывной и раздражающей музыкой скрывается попытка передать безбрежную тоску бесконечно одинокого человека в беспричинного коллапсированном мире. Такие дела.

    Отдельные представители австралийских пустынных бород отращивают себе лицо Гая Пирса. Как и большинство мимикрирующих организмов, лицо малоподвижно. В сезон миграции борода способна преодолевать огромные расстояния по пустыне, цепляясь к различным транспортным средствам — от машины до автомобиля. Прицепившись к такому средству, австралийская пустынная очень к нему привязывается и порой ведёт себя крайне агрессивно, если попытаться её отцепить. Мнемонических способностей данной разновидности достаточно, чтобы долгое время преследовать полюбившийся объект пешим ветром и даже, в некоторых случаях, на попутках. А того, кто осмелится перейти ей дорогу в неположенном месте, тут же и положат прям на неположенном месте.

    Чтобы проникнуться переживаниями героя, посмотреть на мир его глазами, было бы неплохо знать предысторию как самого персонажа, так и окружающего его мира (напомню, слегка отличного от зрительского в силу таинственного коллапса). Однако отдельные творческие личности считают, что базовыми данными легко можно пренебречь, компенсируя информационную недостачу аудиовизуальными средствами (так называемым киноязыком). Посему герой сурово молчит, сурово пялится в суровые пейзажи, сурово двигаясь к суровой развязке суровой и, до поры до времени, не совсем понятной завязки. И всё это медленно и печально.

    Но как бы странно это ни звучало, австралийские пустынные бороды ещё и крайне сентиментальны. Со стороны может показаться, что это не так, потому что внешние проявления оной сентиментальности редки и скудны, но тем не менее они (бороды, а не проявления) имеют свойство испытывать привязанность (не той, когда канатом к батарее). Особенно теплые чувства они питают к братьям нашим меньшим — собакам и альтернативно интеллектуальным вампирышам. Однако где собака зарыта — ещё не каждый досмотрит, а вампирыши прониклись всеобщим упадком и подсели на диету: кровь ещё проливают, но уже не пьют. Годы дрессировки не проходят даром, даром что проходят годы.

    Конечно, ближе к концу в голове зрителя сформируется биографическая справка (краткая и обрывистая) о личности героя. Больная тема верности, послужившая точкой излома всего мировоззрения, скорбь о потере друга, обретении и очередной утрате. Поговаривают, что собаки вообще весьма верные существа, редкий человек сможет отплатить им той же монетой. Но в полном личном хаосе, внутреннем коллапсе, лишенном каких-либо ориентиров и смыслов дальнейшего существования, — последние почести лохматому другу легко могут воссиять спасительной и путеводной звездой. А если на этой тропинке скорби кто-то неожиданно пробудит казалось бы навсегда уснувшие чувства, то одинокая скупая слеза станет прекрасным свидетельством катарсиса. Символично предать былое погребальному костру и с легким сердцем донести тяжелую ношу до пункта назначения. Такова суть.

    ЗЫ: А фильм — уныл.

    12 февраля 2015 | 15:52

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>