всё о любом фильме:

Великая красота

La grande bellezza
год
страна
слоган-
режиссерПаоло Соррентино
сценарийПаоло Соррентино, Умберто Контарелло
продюсерФранческа Чима, Никола Джулиано, Вивьен Асланян, ...
операторЛука Бигацци
композиторЛеле Маркителли
художникСтефания Челла, Даниэла Чианчио
монтажКристьяно Травальоли
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Нидерланды  262.2 тыс.,    Испания  232.7 тыс.,    Франция  133.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время141 мин. / 02:21
Смотрите в кино:
2 сеанса в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (55 877)
ожидание: 93% (88)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
102 + 10 = 112
7.8
в России
69%
18 + 8 = 26
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм посвящен другу Паоло Соррентино — знаменитому итальянскому игроку в регби и журналисту Джузеппе Д’Авандзо (Giuseppe D`Avanzo), который умер во время съемок фильма.
    • В своем интервью итальянской радиостанции Radio 2, Паоло Соррентино отметил, что в какой-то момент на стадии продакшна, он думал о том, чтобы назвать фильм «Аппарат человека» (L`Apparato Umano). Это название вымышленного романа, написанного главным героем фильма, которого сыграл Тони Сервилло.
    • Представление, сыгранное персонажем Талии Концепт, — это очевидный намек на художницу Марину Абрамович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1542 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Кто любит и прожигает жизнь, наслаждаясь великой её красотой, кого не занимают скрытые смыслы, и всё воспринимаемое видится каким оно есть. Кому посчастливилось созерцательно гулять вдоль Тибра, и суждено иметь беспечную беззаботность быть писателем, чья терраса выходит на Колизей. Ему, безупречному цинику, чувствующего этот мир безо всякого труда, и не знающего утра, но не совсем забывшего… каково это — любить кого-то.

    Паоло Соррентино мажет современное кино на белой простыне такими красками, которые под рукой, и кажется ими ничего нельзя испортить. Его великой экзистенциальной красоты ровно столько, чтобы не заблудится в ней, и не оторваться от современной жизни. Его режиссерский замысел, в планах которого не обесценивать последствия любви, вполне могли бы уместиться в «одиннадцать» минут Паоло Коэльо. Может люди теперь и не созданы для прекрасных вещей, но музыка в завершении запоминаема, и здесь много действительно красивых кадров неоткрытого местами города, его сложный монтаж с ключами самых незабываемых минут из романа жизни, помимо даже того оплаченного экзорцизма в борделях. И сколько разных мыслей, которых, вот так сразу и не расскажешь… что это был за фокус, такой жизни.

    Федерико Феллини, никак нельзя не обойти его кино. Пусть не так всё концептно, даже эксцентрично, но теперь, так правдивее и современнее, несмотря на весь очевидный упадок нынешней культуры, упрощенной до сверхмерного реализма в виде фламинго и гаджетов. Теперь она, смешанная, злободневная, сладкая жизнь, безусловно иная, но она всё та же, с множеством тех некогда не существовавших, а теперь только появляющихся, вечно малоразрешимых вопросов. И пусть лучше поздно, чем никогда, где-то середина пути, благо далеко до финала, и можно ещё делать то, что потом не захочется. В общем, тратить время, наслаждаться жизнью и видеть море на потолке… правда зная уже, что физически лихо пройдена та одна лестница в старом теплом и светлом городе, и только увы ради любопытства, и малым оправданием и сознанием того, что другие её преодолевают ползком, обручившись с бедностью.

    10 января 2014 | 23:58

    Есть фильмы, о которых сложно писать. Пересказывать сюжет нет смысла, так как он всем давно известен. Говорить о вызванных просмотром чувствах — это личная и, как мне кажется, мало кому интересная информация.

    И, все же, рискну. К «Великой красоте» я подошел через продолжительный этап итальянского неореализма, фильм Де Сики, Антониони и Феллини. И только подумал, что родник иссяк, как встретился с дуэтом Соррентино — Сервилло. Случайно.

    Это был первый фильм, который я посмотрел на ноутбуке, на котором смотреть кино не люблю. Посмотрел за один присест, боясь даже попить воды, чтобы не потерять ощущения сопричастности происходящему на экране. И тут же посмотрел второй раз с супругой, потому как очень хотел поделиться. А потом — с друзьями, желая посмотреть в глаза тем, кто впервые открывает для себя «Великую красоту». Стоит ли говорить, что вслед за этим были отсмотрены все фильмы режиссера Соррентино и актера Сервилло?

    О чем же кино? О сильном, умном и ярком человеке, который живет в мире упущенных возможностей. 65-летний Джеп Гамбарделла с блеском по жизни играет свою роль, принимая и понимая игру окружающих его людей. История рассказана с нежностью, без нравоучения. Что до самой Великой Красоты, которой посвящен фильм, то она «может поразить, как смерть, или нанести рану, которая никогда не затянется».

    На мой взгляд, это лучший фильм 2013 года. Приятно и трепетно прикоснуться к Настоящему Кино.

    ЦИТАТЫ

    - Через несколько дней после того, как мне исполнилось 65, я понял одну важную вещь: я не могу больше тратить время, делая то, что не хочу делать.

    - Утро для меня — объект непонятный, неведомый.

    - В Риме постоянно что-то случается, но ничего не происходит.

    - Похороны — это светское мероприятие по большей части. Нужно терпеливо ждать, когда рассеется толпа вокруг родственников. И только тогда, когда ты убедишься, что все гости заняли свои места, только в этот момент можно подойти и выразить соболезнование. Таким образом, тебя заметят все. Берешь руки скорбящего в свои и не выпускаешь их. Шепчешь на ухо разный вздор, что-нибудь утешительно-обнадеживающее. Ну например: «В те дни, когда почувствуете пустоту вокруг, знайте — вы всегда можете на меня рассчитывать».

    - Никогда не плачь на похоронах. Не кради сцену горя у родственников. Это недопустимо. И аморально.

    - Наши паровозики — лучшие в Риме. Потому, что они никуда не едут.

    10 из 10

    31 июля 2014 | 11:23

    Потрясающее Кино. Глазами главного героя(безупречно сыгранного Тони Сервилло) автор проецирует отношение Италии к самой себе. Вечная и не перестающая волновать красота создает ощущение ежесекундного присутствия здесь и сейчас, красота форм, фонтанов, кричащих детей. Своеобразная медитация, в которой герой прекращает раскручивать вереницу ни кому не новых мыслей о сути и бытие. Эта красота не теряет своей силы, даже после знакомства со всей суетной и бессмысленной тусовкой современной Италии. Эта так, называемая элита, по сути перебралась из «La dolce vita» в Италию времен Соррентино и Сервилло, времен новых технологий и старых иллюзий. Пустота плохо загримированная, обличает себя громкими вечеринками и праздными разговорами, драматичными признаниями и дурным вкусом современного искусства. Безмятежность и тактичность главного героя, расставляет верные акценты в хронологии происходящего, но стильно срежиссированная шелуха времени не перестает завораживать.

    Послевкусие медленно, обволакивающее небо. Фильм оставляет в зрителе состояние неоконченного диалога, пускай бесконечность и в суете, и в праздности, но и в величии Вечного города.

    25 сентября 2014 | 19:20

    С первых кадров фильма я оказалась в прекрасном, ярком и незабываемом Риме. В городе, который поразил мня своей красотой раз и навсегда. И куда я бы с такой радостью приехала еще раз. В этот город влюбляешься. Хочется запечатлеть в памяти каждый момент. Вот и в начале фильма восторженные туристы ловят каждый звук, каждый вздох великого города. Один из них не выдерживает этой величайшей красоты и падает замертво.

    А ведь действительно, как вместить в себя все это былое величие, как не потеряться на фоне античных статуй, где руины Коллизея прекрасней, чем любые современные постройки, а люди живут во дворцах? И герой фильма Джеп Гамбарделла, который изначально хотел быть наполненным этой красотой, не выдержал давления, поэтому, написав свою первую книгу, осознал, что он всего лишь маленький человечек на фоне великих развалин древности. И он решил прожигать свою жизнь, устроить из нее фейерверк, вывести всех окружающих на чистую воду. Он смеется над Талией Концепт, которая в угоду публике готова разбить себе голову, он, шутя, выносит приговор своей подруге и всему высшему обществу в ее лице, ему не жаль даже девочку, которую лишили детства родители, чтобы заработать на ее славе. Кажется, что по-настоящему вызывает симпатию у него только служанка, которая олицетворяет новых жителей Рима. Ведь на смену развращенным римлянам всегда приходят жизнерадостные варвары.

    И все-таки когда-то он любил, когда-то он написал свой единственный роман. Когда-то давно, когда вокруг плескалась соленая вода, а вокруг были друзья и любимая девушка. На сегодняшний момент у него есть только оно — его собственное Море на потолке, только там он может быть по-настоящему счастлив.

    И вот ему 65 лет, это не так и много по меркам Италии, страны долгожителей. И он понимает, что больше нет сил и желания делать то, что он не хочет. Но есть ли надежда на перемены? Она приходит в образе старушки-монахини, почти святой женщины, сестры Марии. Ее образ лишен помпезности. Она вызывает некоторую долю иронии, такая ветхая, как будто сейчас развалится. Она напоминает маленькую девочку, которая сидит перед огромным скоплением священнослужителей и качает дешевой плетеной тапочкой на фоне роскоши Ватикана. Из всех жителей Рима сестра Мария выбирает Джепа, приходит к нему разделить хлеб. И в этот момент становится понятно, где на самом деле находится то, что искал наш герой, где эта Великая красота. Она здесь, в нем самом, и хочется верить, что еще не все потеряно даже в 65 лет.

    12 декабря 2013 | 16:43

    Об этом фильме можно много сказать — режиссер щедро усыпал его пространство разнообразными намеками, аллюзиями, обманчиво простой и выпирающей моралью, откровенной и грубоватой сатирой — да чего только здесь нет! Уж в чем-чем, а в пустоте и отсутствии идей «Великую Красоту» обвинить никак нельзя.

    Главный герой — скучающий писатель 65 лет, автор единственного зато «выстрелившего» романа «Человеческий Аппарат» Джеп. Он завсегдатай всех римских богемных тусовок, он знает всех, его знают все. Он как рыба в воде в светском Риме. Пресыщенный, разочарованный, одинокий. Вокруг — скучающие, пресыщенные, одинокие ровесники. Вся эта чудесная кампания пенсионеров как будто вышла из «Сладкой Жизни» Феллини, точнее и не выходила а все эти годы проплясала на вечеринках.

    - Почему ты не написал больше ни одной книги?

    - Я искал великую красоту. Но так и не нашел.

    Череда образов — плачущая девочка — художница, зарабатывающая миллионы, другая художница разбивающая себе голову на потеху публики, парень устроивший музей из фотографий каждого дня своей жизни, епископ — кулинар, чета аристократов, зарабатывающих своим именем на мероприятиях — один за другим проходят перед зрителем. Искать среди них Великую Красоту — занятие априори бессмысленное. Но может быть там искать веселее? Может и не хотелось ничего найти?

    Мораль у Соррентино лежит почти на поверхности, если конечно это не хитрая игра режиссера. Практически как в «крошка сын к отцу пришел». Метаний и страстей почти нет — все что могло сгореть, уже сгорело. Осталась тупая тоска, осталось желание исчезнуть..

    Это мир «Сладкой жизни», но мир выхолощенный, жутковатый и гротескный. Это «декаденс декаденса», как удачно сказано в одной рецензии. Джепу — Вергилию, ведущему нас по этому своеобразному аду, очевидно больно и грустно созерцать эти повторяющиеся и бессмысленные картины. Больно ему еще и оттого что он сам не в состоянии хоть что-то изменить. Его лучший друг уезжает из Рима со словами «я прожил здесь сорок лет и хотел попрощаться только с одним человеком — с тобой». А самому Джепу захочется проститься хоть с кем-то? В этом фильме можно увидеть и такой смысл: трагедию старого актера, сжившегося с одной-единственной ролью и не способный выучить ничего более. Можно увидеть горький памфлет — приговор современникам, чудовищно выродившимся и измельчавшим, что особенно контрастирует с Великой Красотой Вечного города.. А вполне вероятно что это просто фантазия на тему «что стало бы с журналистом Марчелло и его приятелями по Дольче Вита лет через тридцать».. Кто знает, что было на уме у Соррентино? Фильм многоплановый и многослойный, здесь можно находить новые смыслы снова и снова. Уже ради этого фильм стоит посмотреть — вы будете возвращаться к нему в мыслях снова и снова, даже если он вам не придется по душе.

    Фильм мастерски снят, к актерской игре никаких претензий. Единственно — на мой взгляд чересчур затянут, но может быть это тоже неспроста? Не одному же Джепу страдать день за днем, не одной же Святой на коленях взбираться по лестнице храма.

    PS Захотелось пересмотреть «Сладкую Жизнь».

    7 из 10

    5 июня 2015 | 20:34

    «Великая красота» — это, как подмечено многими здесь, демонстративное возвращение в Италию: вот вам сумерки цивилизации, обломки древности, гротескное скопление музейных типажей, бродящих, словно призраки, по набережным и площадям Вечного города. Такая красота, что можно упасть замертво — что и происходит с наивным туристом-азиатом в первых кадрах фильма.

    Яркие краски, элитные стриптиз-клубы вперемешку с мудрыми и метафоричными диалогами, аристократическая атмосфера высшего итальянского общества со всеми его пороками и манерами — это настоящее киноискусство, настоящая «Великая красота».

    Упоительную круговерть красивостей и уродств современного Рима, многослойного города-пирога, от которого у эстетов запросто может случиться приступ, в единую картину склеивает присутствие Джепа Гамбарделлы, незабываемого персонажа Тони Сервилло.

    Значительной частью своего обаяния фильм обязан именно Сервилло и его самоироничному исполнителю роли Джепа: модника и пижона, философа и сноба, ловеласа и аристократа, проживающего каждый день как юбилей, но…

    И Соррентино прыгнул выше самого себя — снял лучший свой фильм.

    10 из 10

    25 ноября 2014 | 01:37

    Почему смотрел: Одно из важных кинематографических событий 2013 года, фильм, осыпанный наградами — определило выбор.

    Сюжет: Как такового, сюжета в фильме нет. В нем описывается жизнь 65-летнего писателя, в настоящем времени журналиста популярного журнала, Джеппа Гамбарделлы. Фильм в принципе представляет из себя череду событий и людей, с которыми Джепп вступает в контакт: старые друзья, деятели искусства, религиозные деятели, спутники и спутницы — все сплетается в пестрый хоровод, кружащийся вокруг Джеппа — то, что называется жизнью.

    Как это сделано: Фильм снят с огромной внутренней свободой. В нем вовсе нет некоей руководящей идеи, нет законченных автономных историй — в нем все смешано в каком- то волшебном легком коктейле: персонажи, истории, воспоминания, образы, красота Рима, ярмарка тщеславия, гротескные и талантливые герои — все это наносится на экран легкими свободными импрессионистскими мазками, и где тут главное, а где второстепенное: неважно. А всегда ли это понятно в той жизни, которая бежит и бьет вокруг нас ? Это живой и свободный слепок жизни — жизни культурной богемы Италии начала двадцать первого века и шире, жизни людей, окружающих главного героя.

    Артисты: Фильм настолько плотно заселен, что трудно выделить кого- то за исключением главного героя. Тони Сервильо прекрасно справился с заглавной ролью ироничного, циничного, доброго и жестокого, сухого и сентиментального, веселого и грустного, умного писателя, пристально вглядывающегося в жизнь, бьющую вокруг него

    Впечатления: Безусловно, фильм- событие, просто заставляющее вспомнить великих феллиниевских предшественников «Восемь с половиной» и «Сладкая жизнь». Это мир, преломленный взглядом художника, духовный опыт, причудливо преломляющийся в сознании главного героя и обогащающий его. Здесь мне кажется, что часто упоминаемая критиками сатирическая составляющая фильма не играет в нем столь существенной роли, как кажется на первый взгляд. Персонажи и события не только смешны и гротескны, они сложны, как сложна жизнь и поэтому никому нельзя однозначно вынести приговор. Девочка — начинающий художник… На первый взгляд острая пародия на бездарных гениальных детей, спекулятивно стригущих купоны для своих родителей. Но стоит лишь вглядеться и мы увидим, что за этим скрывается истовость и огонь, и картина, которая девочка получает в конце уже производит яркое впечатление. Пожилые аристократы — на первый взгляд чванные представители голубых кровей, нагло продающие свои свадебно- генеральские титулы. Но стоит взглянуть, как графиня заходит в помещения, где протекало ее детство — и все поворачивается другой стороной и люди, не находящие места в новом мире, становятся ближе к нам. Почему фламинго садятся на балкон, почему улетают при виде святой, зачем появляется святая в жизни героя, почему кардинал занят лишь рецептами блюд ? Нет ответов, жизнь не дает их и как мне кажется основным смыслом и идеей этого величественного, красивого, прекрасного фильма — это принятие героем этого чудесного, прекрасного мира во всех его проявлениях, мира, окружающего его. Джеп через 40 лет находит тщетно отыскиваемую им «великую красоту», красоту мира вокруг него. И ничего, что поиски заняли 40 лет. Дело стоило того. Он конечно же напишет теперь свой второй роман. И он будет прекрасным. Как сама жизнь.

    Блестящее кино, которому чуть не хватило до десятки. Еще бы чуть — чуть моего личного соучастия — и фильм был бы идеален. Но ничего, он великолепен и так. Must see.

    9 из 10

    7 января 2014 | 20:28

    Фильм требующий от зрителя больше, чем дающий. Требующий в первую очередь внимания, во вторую, некоторую эрудированность, начитанность. В фильме мелькают Достоевский, Марсель Пруст, Флобер, Тургеньев. Да и к тому же главная идея про «Великую Красоту», которую я понял как моральное падение, подмена ценностей и внутреннюю пустоту в душах людских, но в то же время, толстовская капля веры в людей, отнюдь не популярна… Эту тему стараются избегать, не замечать, хотя скорее просто не видят. У Соррентино хватило мужества ее осветить, он не испугался потерять из-за этого часть аудитории, предпочитающей поедать попкорн, вместо того, чтобы взглянуть внутрь себя.

    Средства передачи мыслей автора, выраженные в поведении и диалогах героев, весьма заурядны, просты и прямолинейны. Полагаю, эти упрощения не из-за отсутствия вкуса, а из-за желания сделать фильм доступнее для обывателя, но в то же время видны тонкие, изысканные приемы, претендующие на Артхаус.

    Примерно тоже сделал Кеннеди с «Джакондой», превратив элитарный образ «Мона Лизы» 16 века в образ массового потребления. Вот и у Соррентино получилось что-то среднее, на грани профанации.

    Смотря фильм у меня появилась в голове фраза «Посредственность с выкриками изысканности».

    Да, именно эти слова характеризуют весь фильм.

    7 из 10

    2 октября 2014 | 22:16

    Не помню, кто на похвалу некой рекламе ответил: если бы реклама была действительно хорошей, то говорили бы не о ней, а о товаре, который она представляет.

    Авторское кино бывает разное.

    Есть фильмы, сделанные как изящный часовой механизм. Ни одной лишней детали, безупречная композиция, идеальный ход, изысканный дизайн — всё это и ещё много чего создаёт вкупе ощущение великолепной, мастерски выполненной работы. При просмотре такого кино испытываешь нарастающее ликование от уверенности в себе, от того, что точно знаешь КАК смотреть это кино. Ты чувствуешь властную руку автора и движешься, ведомый ею безошибочно. После просмотра — хочется говорить ОБ ИСКУССТВЕ. Хочется делиться своим восторгом от фантазии сценариста, находок режиссера, художника, актёрской игры и так далее. Фильм — как самостоятельный объект окружающего мира. Он начинает не просто рассказывать про мир, отображая его, но и жить уже своей собственной жизнью. Он дробится на цитаты и они становятся частью повседневной жизни. Через них фильм начинает быть вашим другом, поскольку он почти так же совершенен, как само творение Создателя.

    Есть другие фильмы. Тоже хорошие и даже великие, но другие. Они не кажутся совершенными. Экранное действо не имеет жёсткой структуры уже потому, что фабула их размыта и представляет собой всего несколько событий на длительный хронометраж. Поэтому сюжет — нестроен, состоит из разорванных кусков, соединённых неким связующим элементом: персонажем, местом действия, атмосферой… И над всем этим, как огромная птица в вышине, величественно парит ТЕМА. Режиссёр как бы погружает тебя в свой мир и даёт возможность быть в нём свободным. Он не руководит зрительскими эмоциями, не ведёт тебя за руку от начала до конца картины. Автор кидает тебя в воду: умеешь плыть — доплывёшь, нет — утонешь. И зритель вынужден барахтаться, судорожно цепляясь за что-то знакомое, узнаваемое, близкое. Более опытные, сразу пытаются нащупать тему, поймать её за хвост и на буксире спокойно плыть дальше. Есть и третий вариант — расслабиться, лечь на воду и позволить течению фильма нести тебя, куда ему захочется. Какой бы из вариантов ты не выбрал (если не утонул и не прекратил просмотр) в конце тебя точно ожидает приз.

    «Великая красота», без сомнения, относится ко второй категории. Во время длиннейшей сцены вечеринки (в самом начале) я еле поборол искушение выключить и заняться чем-то более полезным. В течении следующих полутора часов я несколько раз спрашивал себя: зачем я это смотрю? Нет, снято очень красиво, есть прикольные сцены (про ботекс, например, или Талию Концепт) и в общем — вполне смотрибельно. Но истории, которую бы хотелось досмотреть до конца — нет, а тема «сладкой жизни» в полной мере уже раскрыта Феллини. И вот когда я был уверен, что составил окончательное мнение о фильме, за пол часа до финала, на сцене появилась сестра Мария и передо мной неожиданно начало разворачиваться совсем другое кино. Через призму этого персонажа всё предыдущее стало восприниматься иначе. Кино заговорило о тщетности человеческой жизни ВООБЩЕ, о мимолётности живой красоты и вечности мёртвой. Что такое истинная красота, в чём она? Существует ли в человеческой жизни что-то реальное, помимо Бога?

    Вечные вопросы, вечные поиски ответов. К финалу лента Соррентино превратилась в эпическую фреску о человеческом бытии. По окончании мне казалось, что по мне проехал асфальтовый каток. Говорить не хотелось. А уж если говорить, то не про кино, а ПРО ЖИЗНЬ. Про свою собственную жизнь и отнюдь не в утешительном тоне. Значит, два с половиной часа были потрачены не просто так.

    Впрочем, можно презрительно скривить губы и произнести с бравурным цинизмом знатока, что всё это мы знаем, смысла в жизни нет, а значит нечего об этом и думать. Надо жить и наслаждаться жизнью. И это единственное, зачем можно снимать кино. А все попытки «что-то сказать» — смешны своей наивностью…

    Кто бы спорил…

    Красивое и жестокое кино. Посмотреть его стоит хотя бы для того, чтобы вспоминать Джепа Гамбарделла и понимать, что не один ты прожил свою жизнь зря.

    1 апреля 2014 | 16:47

    Главный герой картины — матёрый журналист и писатель Джеп Гамбарделла, который уже давно разочаровался в реалиях современного мира. Джеп встречает старость, печально взирая на окружающую его действительность, наполненную глупыми, напыщенными писателями, тщеславными священниками, престарелыми стриптизёршами, псевдоинтеллектуалами и поборниками примитивности современного искусства.

    Многие критики в сети вменяют фильму «Великая красота» в вину некоторую сумбурность сюжета, из-за чего картина распадается на нестройный ряд слабо зависящих друг от друга диалогов. В принципе, я с подобной характеристикой согласен, однако не вижу в этом построении недостатка. «Великая красота» — это попытка объять множество мелких тем, каждая из которых — кусочек общей мозаики под названием «Падение нравов».

    Мне очень понравилось, как создатели картины прошлись по многочисленным злободневным вопросам устами едкого и колкого Джепа, который на старости лет решил говорить своим собеседникам горькую правду. Эпизоды его бесед с арт-хаусной актрисой, с подругой-писательницей, напустившей на себя флёр вечной страдалицы, со священником, которому больше интересны свои кулинарные экзерцизы, нежели духовные темы — все эти диалоги прописаны просто на грани с фантастикой. В них столько горького смысла, столько грусти и тоски, столько ироничного осуждения.

    Чисто визуально и постановочно «Великая красота» сделана тоже очень и очень прилично. Яркие краски, аристократическая атмосфера высшего итальянского общества, элитарные стриптиз-клубы, вечеринки, устраиваемые Джепом для своих друзей, тихие Римские улицы, прогуливаясь по которым, можно запросто встретить мадам Фанни Ардан. Шик и блеск уровня «Великого Гэтсби», приправленные эстетством и красотой великого Рима. Настоящее киноискусство, настоящая «Великая красота».

    Ну и, конечно, мой нижайший поклон неизвестному мне доселе актёру Тони Сервилло. Сыграл просто отлично — эдакая отстранённость, эстетская брезгливость: «Я с вами лишь потому, что мне больше некуда деваться. Но я устал, боже, как я устал!». Этой мысли посвящено каждое движение Джепа, каждый жест, каждое выражение лица: будь то фальшивое веселье на одной из своих вечеринок, или же плохо скрываемое презрение в беседе с очередным представителем столь ненавистного ему окружения.

    «Великая красота» — это, пардон за тафтологию, очень красивый, эстетически приятный глазу фильм, с отличными диалогами, шикарной атмосферой тотального падения морали и нравов и с очень мощной игрой Сервилло. Ещё бы чуть-чуть покороче, да побольше связок между отдельными сценами — был бы фактически шедевр.

    9 из 10

    24 марта 2014 | 12:37

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>