всё о любом фильме:

Великая красота

La grande bellezza
год
страна
слоган-
режиссерПаоло Соррентино
сценарийПаоло Соррентино, Умберто Контарелло
продюсерФранческа Чима, Никола Джулиано, Вивьен Асланян, ...
операторЛука Бигацци
композиторЛеле Маркителли
художникСтефания Челла, Даниэла Чианчио
монтажКристьяно Травальоли
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
сборы в мире
зрители
Нидерланды  262.2 тыс.,    Испания  232.7 тыс.,    Франция  133.3 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время141 мин. / 02:21
Смотрите в кино:
2 сеанса в 1 кинотеатре
Москва
сменить город
Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.70 (57 973)
ожидание: 94% (88)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
103 + 10 = 113
7.8
в России
69%
18 + 8 = 26
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм посвящен другу Паоло Соррентино — знаменитому итальянскому игроку в регби и журналисту Джузеппе Д’Авандзо (Giuseppe D`Avanzo), который умер во время съемок фильма.
    • В своем интервью итальянской радиостанции Radio 2, Паоло Соррентино отметил, что в какой-то момент на стадии продакшна, он думал о том, чтобы назвать фильм «Аппарат человека» (L`Apparato Umano). Это название вымышленного романа, написанного главным героем фильма, которого сыграл Тони Сервилло.
    • Представление, сыгранное персонажем Талии Концепт, — это очевидный намек на художницу Марину Абрамович.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1539 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    О, великая красота…Какое интригующе название, какое потрясающий изюм должен крыться за этим названием, думал я, начиная очередной просмотр оскароновского фильма. Ну и что же? Разочарование, господа.

    Герой не вызвал положительной реакции, разве что одевался он отменно, да. Вкус относительно тряпок определенно имел. Но вот постоянное полуулыбающееся выражение лица, эдакая усталость от жизни и поиск в глазах поднадоели к середине просмотра. Больше жизни, господа, веселее, активнее. Эта тема усталости…Ну что тут сказать. Я порядком устал от неё, вот каламбур. Так забавно наблюдать за поисками и треволнениями богемы. «Тебе не понять!» — скажут многие и будут правы. Я действительно не понимаю усталости человека, который не занимает своё тело и ум делами. Мы так погрязли в арт-хаусно-философичных облаках, что забыли про базовые вещи.

    Не понять мне и того, с чего же всё началось и чем же закончилось. Как будто весь фильм мы протопали на месте, точнее протанцевали на очередной вечеринке главного героя и теперь с опухшей головой пытаемся всё-таки определить, что с нами случилось.

    Как ни старался, особой красоты в фильме не увидел. Не удивительно, что и главный герой её не нашел.

    9 мая 2014 | 22:00

    Очень часто слышу комментарии в сторону кино, что оно ни чему не учит, а просто дает по новому взглянуть на вещи. Никогда не соглашусь с этим мнением. Сколько прекрасных картин перевернули не только взгляды на жизнь, но и меня саму.

    Фильм «Великая красота» не напрягал меня своим сюжетом, ты просто сидишь и втягиваешься в его атмосферу неподвластно себе.

    В фильме можно наблюдать много красивых и мудрых диалогов, которые представляются нам на фоне людишек не вдумывающихся в свои же слова. Но один из них, Джеп Гамбарделла, все же вникает в их суть.

    Не могу упустить факт, прекрасных пейзаже и вообще природы, которая была нам представлена в кинокартине. Как будто режиссер хотел, прекрасной и нежной природой Италии заполнить всю пустоту и безнадежность «сливок» общества.

    Скажу так, фильм не стал для меня чем то «резко свалившемся на голову», не назову его шедевром. Но считаю, что таким фильмам нужно уделять время, потому что смысл его касается конкретно каждого.

    7 из 10

    5 марта 2014 | 10:21

    Есть мнение, что «Великая красота» — это вольный ремейк фильма «Сладкая жизнь» Федерико Феллини. Я со своей стороны предположу, что это не ремейк, а своеобразное продолжение, переосмысление классической истории о бессмысленности человеческого существования. Фабула, безусловно, похожа: неудавшийся писатель, занимающийся журналистикой, пытается найти свое место среди высшего общества, которое окончательно прогнило изнутри. Тут и последние потомки древних родов, и деятели искусства, и богатые бездельники. Главный герой страдает от ощущения бессмысленности всего происходящего и от собственной никчемности.

    Но если Феллини ставит крест на обществе, мире, реальности главного героя, показывает, что он окончательно потерян, то Соррентино говорит: да нет же! Смысл есть, только нужно его получше поискать.

    Недаром Джузеппе Гамбарделла намного старше Марчелло. Это тот же вечный Марчелло, но только постаревший, забывший все, о чем мечтал, смирившийся и смотрящий на мир через призму горькой иронии. Да и персонажи вокруг него все те же, правда окончательно измельчавшие и жалкие на фоне все того же вечного города. Но если у Феллини суть персонажей в том, что они пустышки, красивые оболочки, внутри которых нет ничего, кроме животных инстинктов, то у Соррентино даже самый незначительный персонаж заставляет зрителя иронически и с жалостью усмехнуться, потому что он, несмотря на все свое убожество, живой. В «Сладкой жизни» персонажи при всей своей красоте вызывают отвращение, в «Великой красоте», при всем своем уродстве — сочувствие.

    Феллини развенчивает мифы о чудесах и высших смыслах: ключевая сцена с явлением Мадонны является фарсом, трагедией человеческой глупости и ничтожества. Соррентино вовсе не отрицает ложность общепринятых «чудес»(ярким примером тому является кардинал), он лишь призывает оглянуться вокруг и увидеть истинные проявления чуда в жизни, главным из которых, как бы это банально не звучало, является любовь.

    И именно поэтому Джузеппе Гамбарделла понимает то, чего не понял Марчелло. Он всю жизнь искал великую красоту, но стоило ему заглянуть поглубже, стало понятно, что сама по себе жизнь, с ее горестями, разочарованиями, убожеством и непредсказуемостью и есть та самая Великая Красота. И хотя Феллини заканчивает культовый фильм отсутствием катарсиса у главного героя, у Джузеппе Гамбарделло этот катарсис однозначно был. Да и у меня тоже.

    10 из 10

    10 октября 2016 | 00:37

    Главный герой писатель, накануне своего 65-летия проводя все свое время на светских вечеринках вдруг оказывается перед жизненным выбором и вспоминает свою жизнь, прожитую в великом городе Риме. Он приехал сюда в 26 полным творческих идей, надежд и писательской энергии. Последующие сорок лет он потратил на поиски Великой Красоты. Но так и не смог понять что же это такое. Может это архитектура вечного города Рима, может это прекрасные девушки которые окружают нас, а может это литература, которая его так захватила и вдохновила на написание первого романа, или может это дети весело бегающие по улицам, или музыка рожденная великими композиторами в самом музыкальном городе мира, а может Великая Красота это сама Жизнь.

    Это портрет вечного города Рима, который владеет этой красотой

    и дарит ее всем кто туда попадает и влюбляется.

    Фильм следующий традициям великой итальянской школы кино, заставляет вспомнить прежде всего Сладкую жизнь Феллини и весь итальянский стиль 60-х созданный Антониони и Висконти. А Сорентино показывает себя истинным знатоком кино и последователем великих режиссеров, для которых было важно ощущение красоты и мысли в кадре.

    12 июня 2014 | 18:43

    Красота спасёт Рим?

    «Великая красота» — комедия нравов, переходящая то в сатиру, то в гротеск, то откровенную карикатуру. Но одновременно это и признание в любви неистребимой красоте Вечного города. Время, застывшее в античной архитектуре Рима, покрытого патиной упадка, олицетворяется здесь в образе многофигурной богемной клоунады, ежевечерне устраиваемой на арене цирка под названием «сладкая светская жизнь». Мы смотрим на это представление глазами Джепа Гамбарделлы — 65-летнего светского хроникёра, уже не способного вдохновляться настоящим и всё чаще предающегося воспоминаниям…

    «Сладкой жизни» Феллини уже более 50 лет, а пресыщенных роскошью пустословов, отбывающих свои номера на ярмарке тщеславия, с годами ничуть не убавилось, ведь именно такой образ жизни многих вдохновляет на то, чтобы ему следовать. Искушение Паоло Соррентино переплюнуть Феллини остаётся не больше чем поводом. С гениями тягаться непросто, но, наверно, всё-таки нужно. Другое дело, что гении имеют привычку «закрывать тему». Похоже, Феллини именно это и сделал в La dolce vita. Но было бы непростительно и глупо утверждать, что его преемник расписался в полной творческой несостоятельности.

    Соррентино этой весной уже в пятый раз сражался за «Золотую пальмовую ветвь». Достигнув пика творческой зрелости (42 года как раз принято считать таким пиком у кинорёжиссеров), он, судя по замыслу, взялся реализовать свой самый амбициозный проект. Видно, как режиссёра одолевают соблазны вывести на чистую воду современных римских нуворишей, которые именно наслаждение предпочитают всем остальным делам на свете. Но стать их обличителем и бичевателем ему явно не позволяет совесть. В конце концов, кто, если не они, раскошелятся на такой роскошный опус, на который Соррентино потребовалось без малого 10 миллионов евро. И именно поэтому в кадре над Вечным городом ярче, чем Луна, светит лейбл «Мартини».

    Режиссёр отдаёт главную роль своему постоянному исполнителю Тони Сервилло — обладателю лица даже более выразительного, чем у Геннадия Онищенко, и сегодня, по всей видимости, ключевому персонажу цеха итальянских актёров. Соррентино и Сервилло уже немало поработали друг на друга, превратив собственные имена в бренды высокого качества. 54-летний Сервилло и по жизни выглядит старше своих лет, поэтому вполне адекватен тут своему пожилому герою. В истории журналиста Джепа при желании можно разглядеть продолжение судьбы Марчелло Рубини, главного героя «Сладкой жизни». Джеп занимается тем же — пишет для интеллектуального журнала о современной культурной и богемной жизни.

    Шаржировано изображенный богемный парад-алле, вроде как ставший предметом насмешек, на самом деле является очень даже весомым объектом желания для многих его участников, променявших на пожизненную прописку в нём свои самые сокровенные и заветные мечты. Собственно суть этого труднопреодолимого соблазна — утонуть в декаданской роскоши прозябания и потребления — вполне передаёт короткий диалог Джепа с очередной светской львицей:

    - Чем ты занимаешься?
    - Я богатая женщина…
    - Хорошая работа.


    Сюжет, структурированный вокруг фигуры главного героя, тем не менее, распадается на мелкие осколки — зарисовки, извлеченные не то из записных книжек, не то из фантазий, походящих порой на умопомрачительной красоты сновидения. Но в мире, где любая красота давно уже попрана, она теперь всё чаще может обернуться кичем. И осознание этой истины не несёт утешения. А величественный масштаб этого замысла обесценивается уже тем только, что объектом вдохновения является тут другой фильм (пусть даже и шедевр), в то время как жизнь — главная питательная среда для творца — всё чаще становится поставщиком продакт-плейсмент.

    16 декабря 2013 | 10:20

    Вы когда-нибудь мечтали, чтобы картины великих художников ожили? Чтобы все искусства — будь то скульптура, живопись, опера, поэзия или перформанс — слились воедино? Когда-нибудь ваша душа замирала оттого, что летний вечер прорастал в вас красотой?

    Если да, то «Великая красота» Паоло Соррентино — для вас. Мировое кино давно не знало произведения такого масштаба. Здесь очень органично переплелись ядовитый гротеск, утонченный эстетизм и глубина философских размышлений о человеческом существовании.

    Это слоеный постмодернистский пирог, в котором слились воедино аллюзии на Феллини, Фицджеральда, Пруста, Антониони… Это поэма, симфония, обращенные в кинематограф — в ее узорчатом потоке море можно увидеть на потолке, а стоящий посреди ночного Рима жираф откроет возможность чуда.

    Сладкая жизнь, роскошные вечеринки и одни из самых красивых пейзажей на планете? Казалось бы, что еще нужно для счастья? Но «Великая красота» — это фильм о том, что от печали существования не обежать. Что бытие человека — здесь, на земле, в отмеренной двумя датами жизни, наполнено горечью. Да, есть красота. Но за нею всегда лежит печаль. И как бы человечество не бежало от правды, пропадая неделями на работе, вкалывая себе ботексы, прожигая жизнь на вечеринках, ему никогда не убежать от той правды, что все мы одиноки. Что, быть может, теряем самых дорогих людей, с которыми могли бы быть счастливы. Что и во дворцам люди страдают от невозможности подлинной коммуникации, от обедов в безмолвии роскошных комнат. Что сегодня мальчик и юноша завтра обратится в старика. Что мир — роскошный, переполненный красотой — равнодушен к нам, как равнодушно жаркое итальянское лето к происходящему. Что жизнь всегда остается прежней. Сколько жизней промелькнуло, сколько эпох завершилось. А Колизей стоит. И будет стоять вечно. И из поколения поколения жизнь будет такой же — с бегством от печали, одиночеством, неустроенностью, неудачами.

    Но как спасение — воспоминание. Там, в вуалях памяти, где-то есть вечер или ночь на маяке и давно потерянный образ. Самый важный образ. И чей-то силуэт уплывает от нас, пока мы смотрим на воду фешенебельного бассейна — быть может, силуэт самого дорого человека. Там, в памяти, можно найти пристанище. И в красоте. И в творчестве.

    Этот фильм называют сатирическим. Не знаю. Гротеск здесь есть, юмор есть, издевка над ботексами и прожиганием жизни. Но фильм — один из самых поэтичных, которые я когда-то видел. Его оценят, в первую очередь, люди искусства — те, кому посчастливилось родиться с душой художника. Я могу пересматривать «Великую красоту» бесконечно. И каждый раз этот фильм медленно, но верно ведет к катарсису. И после него мир обрушивается на тебя волнами своей красоты и наступает просветление.

    В голове роется очень много мыслей по поводу этого шедевра Соррентино. В нем очень много метафор и символов, которые стоило бы проанализировать. Но я не хочу этого делать. Я не люблю анализировать вещи, за которыми стоит поэзия. Это ее убьет, самую хрупкую вещь на свете. Более хрупкую, чем красота. Более хрупкую, чем наше существование. Квинтэссенцию невыносимой хрупкости бытия.

    Смотрите «Великую красоту». Это один из самых значительных фильмов последних лет, включенный кинокритиками и режиссерами в списки самых-самых. Он обречен стать классикой XXI века и войти в учебники по истории кино.

    Помните только, что этот фильм — для созерцания. Он сродни походу в музей, а не в кинотеатр. Это даже не фильм, а синтетическое произведение искусство.

    И последнее. Если вы все-таки способны разглядеть море на потолке своей комнаты, значит для вас не все потеряно. Значит вы, несмотря ни на что, счастливы.

    Однозначно:

    10 из 10

    23 января 2016 | 19:22

    Итальянское кино после тяжёлой продолжительной болезни, поразившей его по смерти Висконти и Феллини, похоже, начинает потихоньку приходить в себя. Последние 2 их фильма, что с успехом прошли по миру — «Лучшее предложение» Торнаторе и данное произведение Соррентино — тому свидетельство. Если расставлять приоритеты: «Предложение» более интересно поставлено, но у «Красоты» больше претензий называться произведением искусства в широком смысле этого слова. Да и «Оскар» за лучший фильм года не на английском языке кое о чём говорит.

    Что мы имеем в картине? Прежде всего, хорош главный герой, якобы писатель, а на деле светский журналист-бездельник в исполнении Тони Сервилло — очень реалистичный (там многие второстепенные персонажи хоть и великолепные, но явно гротескные), ничего лишнего, всё в меру и всё очень со вкусом. Вроде как и играть-то там особо нечего, но смотрится он просто здорово. Панорама разлагающейся современной элиты итальянского общества дана просто шикарная, совершенно шедевральный паноптикум, зоопарк и цирк уродов. Ну и фильм просто очень красиво снят (не всегда и везде, но эффектных кадров много).

    Что касается минусов — на мой взгляд, их 3: излишняя затянутость (особенно вечеринки в самом начале картины), местами чрезмерная перегруженность символизмом и, самое главное, мне не очень понравилась вся эта последняя линия со столетней монахиней, пусть это тоже символика, но какая-то она уж слишком неприятная, что ли.

    В целом, фильм однозначно достойный своих наград: помимо «Оскара» он получил в этой же категории ещё «Глобус» и «Бафту», а также был назван «Европейским фильмом года» (Соррентино лучшим режиссёром, Сервилло лучшим актёром). Зато Канны не дали НИ-ЧЕ-ГО вообще (!), политкорректно присудив свою пальмовую ветвь примитивнейшей тошнотворно-картонной поделке про лесбиянок. Но Канны это уже давно диагноз. Резюме: любителям кино как искусства, особенно кино времён Висконти и Феллини, смотреть однозначно. Это не шедевр на все времена, но картина очень достойная.

    8 из 10

    16 октября 2014 | 17:08

    Дамы и господа, если ваша душа истосковалась по эстетике, то бегите скорее сюда. Итальянский режиссер Паоло Соррентино в своем изобретении 2013 года «Великая красота» потешит вас самым мощным коктейлем из современной итальянской богемы вместе с римской архитектурой, итальянским хором, костюмами из последней коллекции DOLCE & GABBANA, и красочными вечеринками, в которые он добавил «ягодку» декаданса и «дольку» гротеска. Не удивительно, если после выхода данного фильма, в Рим хлынул обильный поток туристов, ведь на рекламу режиссер не поскупился: эстетика достопримечательностей здесь в самом выгодном свете, реклама и без того известных марок типа «Martini» и «Peroni».

    Но прелести роскошной жизни высшего общества — это лишь фон глубинных переживаний главного героя. Вместе с ним не торопясь мы совершаем путешествие во вселенную под названием «Джеп Гамбарделла», где утраченное время с последними вздохами «протягивает руки» к прекрасному. Подобная тематика уже выходила на экраны в «Сладкой жизни» Федерико Феллини и сравнение этих двух фильмов вполне корректно, особенно если говорить о таком связующем звене как «общество потребления». Если в 50-е «Сладкой жизни» оно только зарождалось, то в «Великой красоте» 2013 года оно достигло «расцвета». И танцуя «паровозик» под примитивный саундтрек «Papa Americana» мы друг за дружкой толкаем нашу жизнь в Ничто. Люди ничего не создают и ни к чему не стремятся, они даже ни на что не надеются, а просто растрачивают деньги в полузабытом состоянии.

    Еще в самом начале фильма Джеп, отплясывая на вечеринке в честь своего 65-летия, начал знакомство со зрителем такой фразой: «В юности на вопрос «Что вы больше всего любите в жизни?»- Я отвечал — «Запах дома, где живут старики.» Тонкая душевная организация Джепа не заставила себя долго ждать. Он удивительно быстро прославился, написав свою первую книгу «Человеческий аппарат» и, к сожалению, последнюю, которая проложила ему дорогу в римскую элиту. Продолжая и по сей день почивать на славе некогда написанной книги, наш герой медленно, но верно растворял свой талант в алкоголе, сексе и наркотиках, что продолжает делать и на сегодняшний день. И если ориентироваться на идеологию «потребления», то Джеп просто преуспел: работа арт-критиком в модном журнале, квартира с видом на Колизей, открытые двери во все рестораны и клубы, внимание женщин. Только почему-то печальная улыбка не покидает лица Джепа. Почему? Может быть потому, что рано или поздно на закате лет стоит набраться мужества и посмотреть в глаза прожитой жизни. А это не просто, ведь мысль о том, что человек, возможно, что-то упустил, съедает заживо. Особенно, если он упустил все: любовь, семью, друзей, творчество. Все, что остается Джепу, это делать невозмутимый вид на вечеринках своих богемных товарищей по «коксу» и смотреть на их моральное разложение, а самое страшное, это осознавать, что он тоже часть этой системы. Он самолично устраивает «пирушки» для этого общества, где всячески пытается угодить ему рекой алкоголя, кокса и разврата. Но хочется быть пьяным не только от вина, но и от красоты окружающего мира. И где же здесь красота? А есть ли она вообще?

    Бродя жаркими днями и прохладными ночами по Риму, он алчно ищет ее: в мужчинах, женщинах, архитектуре, природе и т. д. Но все мимо. Работая журналистом в известном издании, он вынужден видеть не прекрасное, а безобразное современное искусство, которое искусством даже сложно назвать. Голая женщина, обмотанная аптечным бинтом, бегает по площадке с криками «Я всех ненавижу!», врезается в каменный столб и симулирует кровь. А потом на интервью она объясняет это некими «вибрациями», смысл которых сама не понимает. И это «искусство», которое собирает значительные гонорары. Так называемые «творцы» варварски манипулируют эстетическими чувствами людей, а те в свою очередь позволяют развращать себя. Высшее общество в лице знаменитых политиков, бизнесменов, актеров, разряженных как «мартышки» в дорогие костюмы и платья, буквально «за уши притянули» свои заслуги. Священнослужители, игнорирующие вопросы прихожан, перестают нести благоговение и доверие.

    Но вот вопрос: если все люди никчемные и продажные, то кто же создает эти посмертные произведения искусства? Кто выстроил великий Рим? Кто писал вековые шедевры на холсте? Кто написал романы, которые до сих пор читают? Кто расписывал соборы библейскими сюжетами так, что становится больно от этой красоты? Такой акт творения могли совершить только прекрасные люди. Значит, они были, есть и будут. Возможно в 21 веке в ситуации передовой роли технологий, человек начал осознавать утрату своей значимости. Выражение «человек-мера всех вещей» — для современников уже не актуально. К сожалению, вместо того, чтобы использовать технологии себе в помощь, мы стали их рабами.

    Приятно осознавать, что в ситуации современной пропаганды «мусорной» культуры все же пробиваются ростки познания истиной красоты, которые толкают нас к осознанию своих социальных и творческих возможностей. Радует, что подобные картины собирают внушительный багаж наград, что дает основание полагать о частичном отсутствии безразличия в адрес нашего будущего. Искусство не обязательно должно базироваться на античных канонах, оно прежде всего является чувственным выражением внутреннего мира художника (или целой эпохи), а внутренний мир тесно связан со временем, в котором живет человек. И поэтому современный человек вряд ли сможет мыслить как античный скульптор, но это не значит, что он не сможет показать себя красиво, тем более что современных технологий для этого предостаточно. Главное-это найти в себе то самое прекрасное, а «мусор» мы показать всегда успеем.

    Красота-это хитрая субстанция, которая вроде бы есть, но видят и чувствуют ее лишь немногие. Ее нужно обрести. Она может оказаться в монахине, собирающей яблоки для утренней трапезы, в сорокалетней стриптизёрше, умеющей любить и ценить людей, в матери, обнимающей своего ребенка, в первой любви, в утренних лучах солнца, пронзающих католические витражи и падающих на лица прихожан, в итальянском хоре, преданно сопровождающем нас с вами весь фильм…

    1 июля 2015 | 13:10

    Об этом фильме можно много сказать — режиссер щедро усыпал его пространство разнообразными намеками, аллюзиями, обманчиво простой и выпирающей моралью, откровенной и грубоватой сатирой — да чего только здесь нет! Уж в чем-чем, а в пустоте и отсутствии идей «Великую Красоту» обвинить никак нельзя.

    Главный герой — скучающий писатель 65 лет, автор единственного зато «выстрелившего» романа «Человеческий Аппарат» Джеп. Он завсегдатай всех римских богемных тусовок, он знает всех, его знают все. Он как рыба в воде в светском Риме. Пресыщенный, разочарованный, одинокий. Вокруг — скучающие, пресыщенные, одинокие ровесники. Вся эта чудесная кампания пенсионеров как будто вышла из «Сладкой Жизни» Феллини, точнее и не выходила а все эти годы проплясала на вечеринках.

    - Почему ты не написал больше ни одной книги?

    - Я искал великую красоту. Но так и не нашел.

    Череда образов — плачущая девочка — художница, зарабатывающая миллионы, другая художница разбивающая себе голову на потеху публики, парень устроивший музей из фотографий каждого дня своей жизни, епископ — кулинар, чета аристократов, зарабатывающих своим именем на мероприятиях — один за другим проходят перед зрителем. Искать среди них Великую Красоту — занятие априори бессмысленное. Но может быть там искать веселее? Может и не хотелось ничего найти?

    Мораль у Соррентино лежит почти на поверхности, если конечно это не хитрая игра режиссера. Практически как в «крошка сын к отцу пришел». Метаний и страстей почти нет — все что могло сгореть, уже сгорело. Осталась тупая тоска, осталось желание исчезнуть..

    Это мир «Сладкой жизни», но мир выхолощенный, жутковатый и гротескный. Это «декаденс декаденса», как удачно сказано в одной рецензии. Джепу — Вергилию, ведущему нас по этому своеобразному аду, очевидно больно и грустно созерцать эти повторяющиеся и бессмысленные картины. Больно ему еще и оттого что он сам не в состоянии хоть что-то изменить. Его лучший друг уезжает из Рима со словами «я прожил здесь сорок лет и хотел попрощаться только с одним человеком — с тобой». А самому Джепу захочется проститься хоть с кем-то? В этом фильме можно увидеть и такой смысл: трагедию старого актера, сжившегося с одной-единственной ролью и не способный выучить ничего более. Можно увидеть горький памфлет — приговор современникам, чудовищно выродившимся и измельчавшим, что особенно контрастирует с Великой Красотой Вечного города.. А вполне вероятно что это просто фантазия на тему «что стало бы с журналистом Марчелло и его приятелями по Дольче Вита лет через тридцать».. Кто знает, что было на уме у Соррентино? Фильм многоплановый и многослойный, здесь можно находить новые смыслы снова и снова. Уже ради этого фильм стоит посмотреть — вы будете возвращаться к нему в мыслях снова и снова, даже если он вам не придется по душе.

    Фильм мастерски снят, к актерской игре никаких претензий. Единственно — на мой взгляд чересчур затянут, но может быть это тоже неспроста? Не одному же Джепу страдать день за днем, не одной же Святой на коленях взбираться по лестнице храма.

    PS Захотелось пересмотреть «Сладкую Жизнь».

    7 из 10

    5 июня 2015 | 20:34

    «Великая красота.» Фильм, который притягивает с первого кадра, или отталкивает совсем — ибо других вариантов здесь не дано. Фильм — откровение… Фильм — филосовская притча, поднесенный, словно легкий десерт с воздушным кремом — сюрпризом внутри. Режиссерская подача, казалось бы простого сюжета с применением разных ходов и особенностей — восхитительна. Сочетание «высокого» и реалий современной жизни, удивительных в своей многогранности, создают своеобразный «легкий» когнитивный диссонанс.

    Мир искусства в сочетании с потрясающей музыкой поистине поражает своей глубиной чувств и эмоций. Окунувшись с головой, очень трудно вернуться назад, да и, желание, честно говоря, отсутствует. О фильме, который произвел очень сильное впечатление, могу говорить много и долго. Но стоит ли? Однозначно стоит смотреть людям творческим, эмоциональным, чувственным, способным к эстетическому восприятию мира. От меня же заслуженные овации.

    18 января 2014 | 22:29

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>