всё о любом фильме:

За холмами

Dupa dealuri
год
страна
слоган-
режиссерКристиан Мунджиу
сценарийКристиан Мунджиу, Tatiana Niculescu-Bran
продюсерКристиан Мунджиу, Паскаль Кочето, Жан-Пьер Дарденн, ...
операторОлег Муту
художникКалин Папура, Михаела Поенару, Дана Папаруз
монтажМирча Олтяну
жанр драма, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Франция  57.4 тыс.,    Румыния  53.1 тыс.,    Италия  30 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время155 мин. / 02:35
Номинации (1):
Алина возвращается в Румынию из Германии, чтобы забрать с собой Войчиту, единственного близкого ей человека, когда-либо отвечавшего ей взаимностью. Но Войчита обратилась к Богу, а Бог — серьезный соперник, когда дело касается чувств…
Рейтинг фильма
IMDb: 7.60 (8478)
ожидание: 96% (332)
Рейтинг кинокритиков
в мире
91%
81 + 8 = 89
8.1
в России
79%
15 + 4 = 19
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 167 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Когда я вышел из кинотеатра, я не мог отделаться от мысли, на сколько этот фильм невероятно… убог. 2,5 часа невополнимой утраты. Оператораторская работа на столько скучна и напрочь лишена фантазии, что всё время хотелось кинуть тапком и подсказывать оператору как нужно снимать. Ни общих планов действия, ни лиц, лишь сплошное мельтешение монашек в чёрном, словно это документальный фильм о воронах. Актёрская игра, это не про этот фильм. Невозможно понять по скудным и не интересным диалогам, отсутствию крупных планов лиц, понять, что испытывают герои, что их волнуют, их переживания. Режиссёр как бы говорит нам, Я забыл, всё чему учили в университете. Фильм на столько нейтрален, что невозможно сопереживать и вообще что-то чувствовать. Нас не бросают из крайности в крайность, а только так ты можешь вкусить всю сущность действия и мысли. Этот маскарад вызывает лишь смех, скуку и смех. У фильма нет атмосферы, нет души. Это минималистичный, скудный на чувства и идеи фильм. Тут нет того качественного, знакового и нужного столкновения миров, о котором так вяло пытается сказать автор.

    Главная героиня Алина, ревнует свою подругу Войчиту, к богу, который там просто как идея, слово или предмет. На самом деле Войчита просто упёртая дурочка, которой проще плыть по течению в роли трупа, без самосознания и воли. Алина, сломанная, психически больная и ревнивая латентная лесбиянка, которая пытается всеми правдами и не правдами вырвать подругу из религиозного рабства, в своё рабство и распоряжение, как игрушку, куклу. Тот мирок, что возник между ними на расстоянии сантиметра и есть всё действо. Окружающий мир это просто бекграунд, как на вашем мониторе, не более. Ни кто кроме героинь не видит и не может видеть всей картины, окружающие просто мешки для битья, они суетятся, делают вид что делают что-то важное, что они что-то контролируют, но они слишком тупы. Поэтому их роли так же важны как стул, носовой платок или нужник.

    Этот фильм на столько прост и одномерен, что его можно смело рекомендовать к просмотру своим домашним животным.

    22 декабря 2012 | 11:37

    Давно не попадался мне такой фильм, что б задел один из самых важных вопросов:где же грань между духовным и физическим, ведь врачи и духовные отцы не могут дать однозначных ответов будет здоров человек или нет, но если они не будут сотрудничать, то результат, как показал сам фильм будет очень плачевным…

    Конечно, есть опасность неискушенному зрителю, близкому к саркастическому отношению к вере, оправдать свои взгляды результатом случившегося мракобесия, ведь никто не уверял что люди которые ведут монашескую религиозную жизнь являються святые, просто они пытаються найти решение своих жизненых вопросов путем веры… Кому-то удаеться, а кто-то переоценивает свои достижения и заходит слишком далеко, где уже нет здравого смысла, а только религиозный фанатизм…

    Скажу, что такие фильмы очень нужны современному человеку, духовные вопросы часто остаються без внимания, и в результате человек проживая свою жизнь в невежестве, делает много грубых ошибок, которых можно было избежать…

    Говорят, что этот фильм о любви и о жертвах… Быть может, но если подумать о том, как была Алина привязана к своей подруге, на какие она жертвы шла, это не любовь, это психологическая зависимость, каждый имеет свободу на то как ему строить свою жизнь, и этот выбор если не уважать, так значит быть психически больным. Конечно, эти жертвы весьма трогательные, каждый хотел как лучше… но у всех героев данного фильма был путь крайностей, который как всегда приводит к печальным последствиям…

    Очень поучительный фильм, рекомендую!

    12 июля 2013 | 23:19

    Он был как безумный, орал с пеной у рта: «Ты трахалась с молочником». А потом он напоролся на мой нож. Он напоролся на мой нож десять раз (Джун)

    Первое, чему должна научиться послушница нищего румынского монастыря — вежливо, но твердо говорить «нет». Нет, владыка, мы не можем прислать яиц, они все обещаны детскому дому. Нет, милая, жаль, что тебе некуда пойти, но у нас беда с местом, вот если Пахомия передумает и вернется к мужу… Нет, сестра Кристина, довольно приваживать бездомных одичавших собак, итак пришлось на скудные средства обители покупать цепь. Сестра Кристина, в миру Войкица, робко и упрямо смотрит из-под черного платка, и в следующий раз приваживает бездомную и одичавшую бывшую любовницу Алину. Не подозревая о том, что применения цепи все равно найдется. Смерть от экзорцизма — так и напишем в медицинском заключении.

    В части способа подачи ключевого сюжетного события «За холмами» отдаленно напоминает, допустим, триеровскую «Медею». Там — известный эпизод детоубийства, здесь — художественное осмысление вполне реальной смерти Ирины Корнич, из которой ненароком изгнали жизнь в 2005-м (незадачливый экзорцист едва успел отсидеть свое). Оба события сами по себе невольно переключают нас в режим короткого поиска виноватых и выплеска негатива: сумасшедшая мать, проклятые мракобесы и далее по тексту. Вот только ни Триер, ни Кристиан Мунджиу сами в этот режим не входят и думающему зрителю подзависнуть в нем не дают. Не будет ни громов с молниями, ни миролюбивой пошлости «всех жалко, никто не виноват». Виновата коса, нашедшая на камень, агрессивное саморазрушение «жертвы» и гордыня священника, помешавшая вовремя признать поражение. Но, как и в предыдущих работах режиссера, вопрос ответственности не существен, и взятая в фокус острая тема — лишь повод поговорить о чем-то более важном, чем опасность запрета абортов или частные последствия провинциальной религиозности.

    За холмами сюжета, далекими отзвуками — Родина. Нищая, неустроенная, с усталыми равнодушными людьми на заваленных мусором улицах, госпиталями, где воспаление легких лечат галоперидолом, и новостными роликами о зарезанных подростками маменьках (снятое на телефон видео — сразу после рекламы). Высокодуховная в славянском понимании этого слова: сегодня уважительно кланяемся батюшке и расшибаем лоб перед «особенными» иконами, а завтра зубами рвем благословляющую руку и взрываем купола. Перевертыши: получив на руки больную, монахини вызывают скорую, а врачи — советуют помолиться. Образ Румынии в фильме беспросветен, но при этом не отдает помойным привкусом культивируемой киночернухи, к которой мы сегодня привычны. Не фестивальных успехов ради, но волей истины, ведь, прежде, чем уложить на крест, Алину выкинут (о, очень вежливо!) с работы, из приемной семьи, из больницы. Явно не в первый раз. Нищета страшна, но еще страшнее общее равнодушие и постоянное одиночество, от которого впору надеть апостольник или броситься в колодец.

    Ближе, ярче — личная трагедия двоих, осложненная вялым противостоянием ортодоксии и нью-европейского либерального устава, размахивая которым нынче модно ломиться в монастыри. Поначалу кажется, что вламывается именно режиссер: нарочито холодно и пусто звучат на первых минутах рассуждения о вере, пестуется в кадре тема бабьих суеверий. Но вот он дает слово оппоненту… и показывает, что сказать тому в сущности нечего. Пафосные Алинины демарши и восклицания в духе: «Бог не только для вас!» — насквозь фальшивы, потому что сами понятия «Бог» и «вера» с очевидностью лежат далеко за пределами сферы ее духовного опыта, кажутся ей ненастоящими. Нехитрая арифметика эгоизма: любовь = секс, желание = обладание, запрет = бунт. Истерическое крещендо неудовлетворенности: Ты, трахалась со священником, Войкица, поэтому не хочешь уехать со мной? С кем еще ты трахаешься?… А та любовь, что смотрит из подведенных усталостью глаз экс-подруги, непонятная, неизбывная, полная сострадания, но безжалостная к нуждам тела, ранит, как нож. Один раз. Десять. Ежеминутно.

    Примерно с тем же чувством смотрит на своих героинь сам Мунджиу, ничего о них не скрывая, не чувствуя себя вправе судить. Его символ веры: «Все сложнее». Мы все ушиблены тем или иным шаблонным мировоззрением. Но в реальной жизни то, что кажется дикостью, может оказаться милосердием, то, что кажется любовью — атрофией души. А может и не оказаться, как знать. Единственное, в чем, похоже, уверен режиссер (и это, как ни странно, очень христианская идея) — беззащитность добра, непомерная цена благих намерений, невозможность сохранить себя без помощи извне. Козмина Стратан, невероятно убедительная в своей первой и пока единственной роли, кажется стоящей в круге света. Ее Войкица обрела Бога, нашла «путь, на котором не будет одна». И эта опора не пошатнется, но как возмочь удержаться за нее? С появлением Алины, она обречена либо уйти и стать чужой игрушкой (целуй, иначе, сигану с балкона!), либо остаться и бесконечно нести бремя вины. Любое решение будет неверным, спасение не в человеческих силах.

    …Да не убо похитит мя сатана и похвалится, Слове, еже отторгнути мя от твоея руки и ограды; но или хощу, спаси мя, или не хощу.

    11 августа 2014 | 15:12

    After us the Savage God

    Уильям Батлер Йейтс

    Борьба — самая выигрышная тема для кинематографа. Борьба человека с человеком, борьба человека с самим собой. Зритель получает садомазохистское удовольствие от созерцания человеческих страданий и радостей. Особенно, когда все вместе. Румынский кинематограф, если и держится особняком, то только не в выборе сюжета.

    . История стара как мир. В центре повествования — необычная, трагическая история человеческой любви и нечеловеческой жестокости. Молодая девушка Алина возвращается из Германии в родной румынский городок, чтобы увидеться с Войкицей — подругой детства. Алина, разумеется, намеревается вместе уехать в Германию — ведь там уже найдена работа. Но годы шли — и у Алины появился самый грозный соперник, которого себе только можно представить. Он не появится в фильме — но зритель всегда будет ощущать его присутствие в каждой сцене, в каждом разговоре. Этим соперником мог быть импозантный молодой мужчина, «сильный мира сего», это могла быть и женщина, завладевшая наивной душой юной особы. Это было бы так, не будь режиссером Кристиан Муинджиу, в своем фильме «4 месяца, 3 недели, 2 дня» уже доказавший, что лабиринты и пропасти души человеческой, поиск самых необычных, самых страшных, порой даже и мерзких уголков может быть куда глубже и куда выразительнее.

    Львиная доля действия разворачивается в небольшой монашеской общине. Церковь здесь не имеет ничего общего с навевающими кладбищенскую романтику соборами и церквями из готических романов. Ну а о соборе Парижской Богоматери и напоминать не стоит. Сам образ церкви представляется немного оторванным, блеклым, размытым. Он буквально не вписывается в общую картину, но без него, как ни странно, картина распадется. Вообще, сам фильм напоминает мозаику, паззл, все складывается из маленьких, почти невесомых деталей: община, смиренные монашки, грозный священник, беспринципные врачи, напористая Алина и запутавшаяся в своих мыслях Войкица. Некоторые моменты могут показаться совершенно, пугающе натуралистическими — но таков Муинджиу, у него этого не отнять.

    При просмотре обратите внимания на цвета — вы не увидите ярких красок. Красный будет казаться тошнотворно морковным, зеленый — болотным, желтый — как желчь, даже черный не остается абсолютно черным — он разбавлен серостью и грязью. Абсолюта в мире людей в этой картине нет — абсолютно чистым, абсолютно кристальным здесь является только небо, к которому так часто взывают все герои. Небо, которое часто отождествляют с тем самым страшнейшим соперником в сердечных делах. Музыка отсутствует — хотя это и создает «эффект присутствия», возможно, она придала бы больше драматизма, но в случае с «За холмами» это скорее означало бы подсказку для зрителей из серии «когда начинать плакать». «За холмами» — фильм без подсказок. Вероятно, нетрудно догадаться, что загадочный и всесильный соперник никто иной как Бог. А всесильный он соперник потому, что уже победил. Вопреки чувствам обеих девушек, вопреки всей ситуации, которая складывается к концу — все уже предопределено. Но парадокс этой мозаики в том, что события до того не логичны, до того неясны, что кажется, что куролесят. И именно в единстве хаоса и порядка протекает жизнь героев.

    Кстати, о куролесице. Само это слово имеет весьма символичное происхождение — от названия молитвы Kyrie eleison («Господи, помилуй»). Мольбе о прощении и снисхождении. Мольба, которую каждый в этом фильме истолковал по-своему. Мольба, которая не прекратиться ни на одном жизненном пути, которая фактически становится самой жизнью — а вот чего стоит такая жизнь…?

    Собираясь посмотреть этот фильм, стоит кое-что уяснить. Никогда — никогда не садитесь смотреть его в хорошем, приподнятом настроении. Идеально — если вы больны и у вас температура. И вы наполовину влюблены. Тогда удастся полностью окунуться в эту неудобную правдивую атмосферу, в эту реальность загадок и символов. Пытаться вместе с героями за несколько часов пережить весь их жизненный путь — тяжело, но того стоит. За небольшой срок главные героини узнают и поймут что-то принципиально новое и необычное, что-то, что способно изменить весь ход событий. Одну вещь лишь не узнать никогда. Она как тень, повисла немым вопросом в фильме. А слышит ли Бог наши молитвы?…

    6 января 2013 | 22:35

    Фильм от режиссера «4 месяца, 3 недели, 2 дня» Кристиана Мунджиу. После победы в Каннах румын ушел от социалистической истории своей страны и перешел к современности. Перешел с переменным успехом.

    В центре истории судьба двух молодых девушек Алины и Войчиты. Эти барышни росли вместе в приюте, но позже их дороги разошлись. Войчита стала монахиней. Алина сначала попала в приемную семью, а потом поехала на заработки в Германию. После всего она возвращается в Румынию, надеясь уговорить Войчиту теперь уже поехать за границу вместе. Так начинается эта история.

    Этот фильм очень мастерски снят. Понятно, почему в Каннах картина получила приз за сценарий. История очень четко расписана, не скучаешь эти 2,5 часа. А вот на счет 2-х фестивальных призов актрисам, я не согласен. Не сказать, что они сыграли плохо, скорее не ярко.

    Это фильм основан на реальных событиях. В середине нулевых где-то в Румынии произошло нечто подобное. Плюс сюжет перекликается с «4 месяцами…». И тут и там истории взаимоотношений двух девушек, и то как одна подруга просит (вынуждает) другую сделать что-то для нее. Есть ощущение, что Кристиан Мунджиу решил войти в одну реку дважды, повторить свой успех. Получилось хуже.

    Многие хвалят «За холмами» за то, что режиссер, как бы, не навязывает своего мнения, а просто фиксирует некую историю. Я думаю, что тут скорее румын сам не до конца решил, о чем будет кино. В «4 месяцах…» подруга жертвует собой ради подруги. Можно сказать даже, что это был фильм о солидарности. И все это было сделано буднично, даже страшно буднично (подруга ложится под доктора, пытается выбросить плод и т. д.). То есть за повседневностью скрывается нечто большее. Здесь же автор слишком увлекся фабулой. Сценарий, повторюсь, отличный. Но, кажется, что режиссер упустил что-то важное, после просмотра не остается никакого послевкусия. Но вроде и поругать не за что.

    7 из 10

    11 октября 2014 | 22:22

    Этот фильм по сути своей необычаен, попахивает правдивостью и раскрывает жестокие грани мира сего в частности понравился конец, тот момент когда священника и монахинь привезли в участок и полицейский сообщает что подросток убил и изнасиловал свою мать добавив при этом «куда катиться этот мир…»

    до этого же он осуждал действия монахинь и священника основываясь на защите прав человека и всяких конвенциях. Иногда мы сами не понимаем что творим.

    Каждый день в мире происходит много мерзостей, люди умирают и причём от всего, начиная естественной смертью, от болезней или что хуже от наркомании и жестокости других людей, от насилия от ужасов губящей душу детей -педофилии, но как только мы видим людей в церквях и монастырях где люди отошли в свой мир где избегают зла и проходя сквозь столько испытаний продолжают доказывать любовь Богу, мы неволей искушаясь глубоко в себе осуждаем их,,, ведь нелегко подставить правую щеку когда тебя ударять в левую. Иисус сказал приходящего ко мне не изгоню вон, но Алине всё было чуждо.

    Честно говоря странный фильм, душевный покой дорогого стоит, а Алина приехала из Германии вся изученная и несчастная… неужели её любовь настолько слепа что она не смогла порадоваться за подругу свою, ведь она действительно была счастлива и ей всё нравилось…

    7 марта 2013 | 03:53

    Впервые пишу рецензию. Впервые вижу фильм, так вовремя подошедший под жизненный период.

    Сразу скажу, что проблемы в фильме подняты все, какие только могут быть на свете. Ну просто, куда ни взгляни — везде, везде, везде. Все сюда вылили.

    Дети, оставленные без попечения родителей — Приемные родители, житье с которыми не является убежищем, нет. Они берут детей, чтобы те работали за еду и угол. Дети-сироты. Одни-одни-никому на свете не нужны.

    Заработки в другой стране- Эти вечные официантки, у каждой из которых душераздирающая история за спиной.

    Равнодушие и бездеятельность врачей — Молодцы, да!Первая помощь уйти в другой мир.

    Проблема любви.

    Проблема однополой любви — Любить крепко, мучительно сильно, когда все косятся на это чувство с брезгливостью.

    Проблема религии — Суетные монахини показались мне совсем не одухотворенными. А отец так и не вызвал доверия или уважения.

    Проблема личности,которая живет наперекор всем этим проблемам, которые осаждают ее душу.

    Наверное, да. Это и есть выход. Такие люди — лишние. Несостоятельность таких людей, невозможность вписать их в современную реальность диктуют такой выход. Алина потрясает своей яростной борьбой, непокорностью и нежнейшей любовью. Но она сгорела, кончилась.

    Героиня Войцита получилась очень многогранной. За внешней безэмоциональностью скрывался океан, бушующий внутри. Потом он вышел из берегов и проступил в ее глазах. Если в начале фильма передо мной предстало смиренное, доброе, тишайшее существо, к концу фильма ей было на что гневаться и было что сказать. Синеглазая девочка с черными волосами превращалась в женщину, лицо которой иногда пугало своей силой и жаждой правды.

    Героиня Алина получилась очень выпуклой. Я увидела, что ею руководит что-то огромное, первородное и очень сильное. Она полностью отпустила себя и полюбила. А так могут делать совсем немногие. И я ее боялась. Потому что с нею и ее любовью совсем ничего и никто не могли совладать. Не могу не отметить ее лица, с четкими плоскостями, тонкими губами и глазами — звериными и нежными.

    А что, если тебя так полюбят?А что, если так полюбишь ты?

    И я тоже ставила галочки подряд, когда читали грехи. Ужасно стало.

    Где правда-то?Любовь исправляет человека?Делает его добрее, жертвеннее?А что же тогда такое происходит с Алиной?Что с ней?(это вопрос был самый частый на протяжении всего фильма).

    Конец оборвал эту историю, но мысленно можно представить, что будет дальше. Душевный надлом, произошедший в душе кроткой Войциты не будет давать ей покоя, она будет погружаться и дальше в себя. Весь этот стройный мирок с монахинями и неосвещенной церковью распотрошат(на истории, попахивающие скандалом, в которых уже представлен результат всех событий, люди жадны. Как кровожадные стервятники слетятся и все раздерут). Но это все забудется. Разотрется, как грязь дворниками с лобового стекла машины. И покатится жизнь дальше.

    Спасибо румынскому режиссеру, спасибо всем этим пейзажам и лицам.

    28 апреля 2013 | 23:59

    Перед просмотром не читала никаких рецензий, не знала, что за история вошла в основу фильма, а также то, что история эта имела место быть на самом деле. Ну и в какой-то момент погрузилась в этот фильм так, как будто это настоящие люди, настоящие жизни, настоящая борьба. Почему так просто было погрузиться? — благодаря отсутствию ощущения игры или какой-либо лжи, тем более жизнь в монастыре мне близка, я с ностальгией вспоминала и свой опыт трудничества, а показана эта жизнь и лица (!) очень близко к моему личному опыту. Единственным флажком того, что это все происходит НЕ на самом деле, маячила собственная мысль: «скорей бы уж предсказуемый финал — исцеление Алины, развязывающее все это духовное напряжение». И вот сюрприз — маячок, подсказывающий, что все это выдумки режиссера, оказался ложным: вместо исцеления — смерть, вместо снятия напряжения — понимание, что фильм основан на реальных событиях, где все не так предсказуемо, и где напряжение не обязательно по каким-то законам жанра будет снято.

    Погружение в реальность через отрицание: 1) во время просмотра я понимаю условность всего происходящего и свои собственные переживания, а затем, 2) как удар, наступает необходимость признать за картинкой ту реальность, над которой уже предстоит серьезно подумать. Поэтому я буду писать об этом фильме так, как если бы он был документальным, как будто я была свидетелем, или участником, одной из этих монахинь, потому что иначе не придет понимание изнутри, а пишу я для того, чтобы самой себе что-то объяснить.

    Так что же показывает мне эта внутренняя перспектива? — непоколебимость веры. Но если вера есть — добро, а ее адепты действительно не хотят никакого зла, то как может быть оценена та же непоколебимость, если речь идет не о Боге, а о том, что, например, показано в документальном фильме «Мама, я тебя убью», где воспитатели детского дома свято верят в то, что их подопечные умственно-отсталые, хотя это несомненно не так. Но их вера также непоколебима, как и здесь, а они точно также не хотят зла для этих детей и думают, что помогают им, как и монахини и священник верят в то, что все делают правильно. С одной стороны есть высшая сила — Бог, которая позволяет служить ему так, как они служат, с другой — государство, которая позволяет не сомневаться в истинности собственного положения работника с умственно-отсталыми и важности собственных функций внутри этого государства (повторюсь, беда в том, что дети-то абсолютно здоровы).

    И там и там непоколебимость веры в собственную правоту, корни которой питаются иерархически более высшей инстанцией, приводит к катастрофе, но вот в чем парадокс, с которым кто-то из читающих явно не согласится: послушников интерната калечат именно как личностей, и это несомненный факт, но никто не попадает под суд, в то время как «физическая расправа» над девушкой Алиной несомненно уголовно наказуема, только вот у меня лично остался вопрос по поводу спасения ее души: извините, но фильм и об этом тоже, если смотреть на происходящее так, как если бы оно было на самом деле, то в ее лице в конце было свидетельство какого-то другого состояния, ее исцеления.

    Эта история повергает меня в тягостные думы… Вроде все всё сделали правильно, итог: батюшка отсидит и поделом ему, Господь то знает, кто в итоге с ним, а кто нет… Мне лично интересна судьба подруги Алины. В конце фильма она остается жить с виной и огромным зерном сомнения. Куда оно ее приведет, неизвестно, я бы сняла продолжение истории про ее путь, но в любом случае такое потрясение и такого масштаба сомнение, событие в духовной жизни, заставляющее отречься от веры, это что-то очень значительное и большое в жизни любого человека. Сам фильм же становится большим вопросительным знаком, и должен вызвать толику сомнения у любого верующего человека, уже поэтому он имеет огромную ценность, не потому что вера — эта плохо… Но есть некоторые ее стороны, как непоколебимость, граничащая с преступлением, которым сомнение бы не помешало, и даже если оно не касается высшей инстанции, так пусть хоть коснется нашего собственного положения, наших собственных поступков, нашей личной ответственности за них, и пусть это сомнение препятствует тому мировоззрению, что все списывает на волю Божью, а беспрекословность веры не будет зачеркивать беспрекословность свободы воли каждого человека, ценность его личного выбора, ибо такая операция экзорцизма, даже если она не имеет летального исхода, несомненно является насилием над этой свободой (ведь девушка Алина никого не просила ее исцелять). Вывод для фильмов, которые я привела для сравнения, один: давайте не будем лечить тех, кто этого не хочет (и здесь еще хуже: ни дети, ни девушка даже не знают, что их «лечат», что вообще есть насилие в высшем смысле этого слова), а лучше лишний раз задумаемся о собственном «душевном здоровье» и правомерности нашего активного вмешательства в жизнь другого.

    3 декабря 2013 | 05:05

    Картина начисто лишена музыкального сопровождения, но это отнюдь не делает её затянутой. Режиссер делает такой выбор осознанно. Фильм очень динамичен, и от начала до самого последнего момента этот сгусток напряжения, концентрация мыслей и вопросов только нарастает.

    Приезжающая в монастырь к подруге Алина явно не из этого мира — послушницам очевидно, что грехов у нее хоть отбавляй, и остаться в монастыре она не сможет. Куда же тогда идти? Может её примут в больнице, куда девушку привозят чуть живую? Или ждут приёмные родители, которых она не видела столько лет? А ведь у девушки ещё есть родной брат, уж он-то наверняка должен быть рад сестре! Но в больнице хотят поскорее освободить лишнюю койку, приёмная семья взяла из приюта взамен новую помощницу, а брат безразличен вообще ко всему. И корабль в Германии, на котором она нашла работу, ждать не будет, если девушка не успеет к отплытию.

    В таком случае где же ей место? Не сразу осознаёшь, что это главный вопрос, который ставит нам фильм. Она ведь просто хочет сделать что-то хорошее в своей жизни — встретиться с подругой, уехать и жить вместе, как они мечтали. Да, возможно немного эгоистично, но это могло бы сделать её счастливой. Но подруга уже выбрала свой путь и больше не собирается никуда уезжать. А настоятель, «отец», явно указывает, что Алине лучше здесь не задерживаться. И вроде бы мы не можем его осуждать, ведь с каждой минутой факт её пребывания в монастыре становится всё нелепее, она действительно лишняя. Безрадостным оказалось долгожданное воссоединение с подругой. Пошатнувшийся разум Алины отказывается понимать и принимать эту реальность.

    Виноват ли кто-нибудь? Точно не Войкица, она делает, что может. Сложно винить и настоятеля, он так долго разрешает приезжей остаться в монастыре, понимая, что пока ей некуда идти. Сама Алина? Разве можно обвинить человека в излишней любви и желании получить хоть каплю хорошего от жизни… Самое страшное пожалуй во всей этой истории, что вину списать не на кого. Почти всё, что мы видим в фильме, происходит из любви, сильной любви к ближнему.

    А вопросы так и остаются открытыми. Границы этой любви, готовность смириться, место человека в мире, непонимание, столкновение разных ценностей — вопросов много, а ответов почти ни одного. Проблемы, над которыми будешь думать ещё долго после просмотра фильма.

    Очень глубокая и серьёзная картина независимо от степени религиозности! Для вдумчивого просмотра.

    9 из 10

    20 сентября 2013 | 01:48

    Кристиан Мунджиу снял невероятно сложный фильм, который трудно рецензировать — слишком много в нем подводных камней и поднятых вопросов. Почитав предыдущие рецензии, я вижу, что данная работа, как никакая другая, отражает, что каждый видит то, что ему ближе. Люди неверующие видят в нем критику церкви и ее обличение, верующие же — символизм и мудрость, кто-то пишет о его психологичности и о внутреннем конфликте, кому-то центром фильма видится история однополой любви, кому-то эта же «любовь» видется как одержимость… Сколько людей, столько мнений. Самое интересное, что прочитав все рецензии, ни с одной не могу согласиться на 100%, хотя большинство написано очень талантливо и рассудительно.

    Мой взгляд на данную картину тоже непрост. После просмотра я очень долго размышляла, пыталась понять позицию режиссера. К слову, именно отношение Мунджиу к описанным событиям мне до сих пор не ясно до конца. С одной стороны, за основу взята имевшая большой резонанс в свое время история румынского священника, который, исцеляя девушку от бесов, довел ее до истощения и смерти. Однако складывается ощущение, что и у самого режиссера нет четкой оценки описываемых событий, он не облегчает задачу зрителя и не думает за него, не делает повествование черно-белым, так что я не согласна с теми, кто говорит, что данная история обличает церковное мракобесие.

    Меня не напугал быт монастыря — это все очень похоже на правду. Тяжелый труд, молитва, послушание — люди избрали свой путь как служение Богу, и они были к этому готовы и с удовольствием несут свой крест. Да, им свойственны заблуждения и суеверия, но и в монастыре человек остается человеком, и ему тоже приходится бороться за свою чистую душу. Церковь не изображена высасывающей деньги коммерческой организацией — монастырь живет бедно, и Батюшка тоже живет бедно, едва ли пожертвования идут в его собственный карман, во всяком случае, в фильме так считает только Алина. Решив, что они могут помочь девушке, которая пришла в монастырь якобы для служения Богу, а сама произносит страшные вещи и посягает на святость, Батюшка и монахини решаются провести обряд изгнания бесов. И даже в этот момент я не могу сказать, что они осознанно хотели нанести ей вред или быть к ней жестокими. Их желание помочь человеку, который об этой помощи не просил, привело к трагедии, но это не только трагедия Алины, а каждого участника событий. Лично мне жаль всех героев этой истории — Алину, которая пребывала в полном разладе с собой и окружающим миром, эгоизм которой заглушал любовь к подруге — когда любишь человека, желаешь ему добра, принимаешь его выбор, даже если он тебе кажется неправильным. Жаль Батюшку и монахинь, которые в желании помочь навредили и дошли до фанатизма — думаю, страшна даже не тюрьма, а те мысли, которые теперь их не оставят до самой смерти, потому что история Алины и того, что они с ней сделали, будет преследовать их всю жизнь. Но больше всего мне жаль Войкицу. В монастыре она была счастлива, и появление подруги детства внесло раздор в ее собственные мысли и мировоззрение. Появилось непослушание, сомнение, страдание. Невозможно было принять чью-то сторону. После всего случившегося ей, как никому, пришлось думать о своей вине, о том «что было бы если бы», «все ли я сделала правильно», «истинно ли то, во что я верила». Жаль, что нельзя узнать о дальнейшей судьбе этой девушки.

    Наверно, то, что монахи и монахини полностью отделяются от мира после пострига — это правильно. Так человеку предстоит много борьбы с самим собой, но он скрыт от соблазнов окружающего мира. Когда же мир монастырский и мир окружающий сталкиваются, это нередко приводит к разладу. В чужой монастырь со своим уставом не ходят — да, это так. Но и помогать человеку, которой об этой помощи не просит и ее не хочет — имеет ли хоть кто-то на земле на это моральное право? Наказанием за эту историю служит не только тюремное заключение, страдания и суки совести, но и последствия и сомнения в душах простых людей о самой церкви и вере. Не для всех это испытание окажется посильным.

    Жаль, что первоисточника-книги, по которой снят фильм, на русском языке нет. Я бы хотела отметить, что фильм ближе к книге, основанной на реальных событиях, чем к самим событиям, это важно.

    Хотелось бы четко обозначить, что я никого не оправдываю и не идеализирую в данном фильме, хоть так и может показаться. Этот фильм как раз показывает, что нет правых и виноватых. Можно осуждать Алину или жалеть ее, можно осуждать церковь, или пытаться оправдать и понять Батюшку и монахинь. Тем не менее, сути это не изменит, а итог мы все знаем.

    Это фильм из разряда тех, что нельзя отнести в графу «нравится» или «не нравится». Это шоковая терапия, надеюсь, приводящая к размышлениям и попытке на самом деле стать лучше и добрее — независимо от того, верующий Вы человек или нет.

    7 из 10

    27 марта 2014 | 11:00

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>