всё о любом фильме:

Под электрическими облаками

год
страна
слоган-
режиссерАлексей Герман мл.
сценарийАлексей Герман мл.
продюсерАртем Васильев, Андрей Савельев, Рушан Насибулин, ...
операторСергей Михальчук, Евгений Привин
композиторАндрей Суротдинов
художникЕлена Окопная
монтажСергей Иванов
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  18 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время137 мин. / 02:17
Номинации (1):
Действие фильма происходит в 2017 году. Мир находится в ожидании большой войны. Герои фильма живут совершенно разными жизнями, но каждый из них принадлежит к тем, кого в классической русской литературе называют «лишними людьми». Это история об их жизни, преодолениях и борьбе. Это также история одного недостроенного здания, вокруг которого оказались разбросаны их судьбы.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.30 (439)
ожидание: 97% (1637)
Рейтинг кинокритиков
в России
94%
16 + 1 = 17
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • Фильм находился в производстве более пяти лет и был отобран в конкурсную программу Берлинского кинофестиваля еще до завершения монтажного периода.
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 282 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Взгляд на недалекое будущее, попытка предугадать и бросить взор на предстоящее. Совершить временной вояж по нашей истории. Показать насколько важно прошлое и как оно может повлиять на наше настоящее.

    Новый фильм Алексея Германа мл. «Под электрическими облаками» это прекрасное полотно, на котором можно увидеть тысячу детально проработанных элементов, преподносящих тебе целостную картину показанного мира и времени. Но стоит только приглядеться поближе, как сразу становится заметно большое количество нюансов и различных оттенков не свойственных режиссеру. Я не говорю, что это ужасно или фильм Германа мл. не похож на фильм Германа мл., просто используя те же элементы в другом часовом механизме, не факт, что Ваши часы будут показывать точное и правильное время или заведутся вообще.

    2017 год. Потерянные и забытые люди, которые есть везде и всегда. Одинокое здание стоящее посреди «ничего». Туман, разруха, холод, инфантильность, одиночество души. Абсолютно разнообразные персонажи охватывают больше человеческих различий. Это всё предает незабываемою атмосферу. Но не чувствуется в этом фильме самого главного — «Германовского ключика». Предмет, с помощью которого как старший так младший(хоть немного в меньшей степени), могли вскрыть человека не хуже любого отменного хирурга. Я ни в коем случае не сравниваю этих двух режиссеров, каждый по своему впечатляет и как ни странно у них всё же немного разные взгляды на те или иные вещи. У Германа младшего, от части, более размеренный темп повествования, не особо наблюдаются отголоски того броуновского движения персонажей или преданности одной стилистической гамме.

    Проблема фильма возможно в том, что Герман мл. немного упустил временной промежуток выпуска фильма. Робот, как элемент будущего, не смотрится так впечатляюще и удивительно, а является просто частицей, подчеркивающей время не совпадающее с реальным. Ощущения какой то сюжетной зыбкости присутствует постоянно.

    Безумно красивый, местами поэтичный, каплю остроумный, но вся эта солянка не дает одного окончательного сногсшибательного результата.

    6 из 10

    28 июня 2015 | 15:52

    Россия недалекого будущего, пережившая процесс глобализации и застрявшая в эпохе постмодернизма; реклама отображается в небе, специально затянутом тучами; на дворе, кажется, круглый год поздняя осень; молодежь коротает время, реконструируя эльфийские баталии из фэнтези, читает книги философа, утверждающего, «что при Сталине было скорее хорошо, чем плохо, а Гитлер был не такое чудовище, как о нем говорят», и верит, что может «построить новый мир взамен старого, нужно только избавиться от всего балласта»; страна в очередной раз висит на волоске от большой войны.

    На фоне проникнутого тревожной неопределенностью общества нам показывают окраину какого-то мегаполиса на берегу моря, в центре сюжета — недостроенный дом и все, кто так или иначе с ним связан. Во вступительной ремарке сообщается, что фильм будет о людях, которые ничем не лучше и не хуже других, но без которых ничего никогда не происходит…

    Фильм состоит из семи глав, каждая из которых рассказывает о конкретном человеке (либо — людях), вовлеченном в общую авантюру строительства, как оказалось, никому не нужного дома: брошенный гастарбайтер, не знающий русского языка; дети богача, выдернутые из беспечной жизни и столкнувшиеся с шекспировски жестоким миром; юрист, мучимый воспоминаниями о друге юности; мирящийся с обстоятельствами полубедный искусствовед; архитектор, потерявший амбициозный проект и терзаемый ощущением бессмысленности жизни; и снова дети богатого отца, в неурочный час умершего, — так по-разному относящиеся к своему наследству, или, лучше сказать, наследию. И только этого самого отца в фильме не показывают: о нем неоднократно говорят, что он был «почти Бог», вот и обходят в картине молчанием образ Бога, как это заведено вообще в мировой культуре. Данный фильм просто высвечивает некоторый период из жизни людей, показывает их страхи и сомнения, их борьбу, их, в конце концов, обычное существование. А заодно — делает некоторый срез современного российского общества. Экскурсами автор отправляет нас то в период развала СССР, то в совсем недавнее прошлое и показывает, что в сущности, к 2017 году в социальном плане ничего не изменилось.

    Если подхватить авторскую ремарку о «лишних людях», то стоит задаться вопросом: а кого, собственно, Герман-младший называет таковыми? Любой советский и российский человек со школы знает об Онегине, Печорине, Чацком, Обломове, Базарове, о, наконец, Ставрогине — они являют собой энциклопедический пример «лишних людей». Школьные учителя обычно цепляются за слово «лишний», со смаком рассуждают о том, почему героев так называют, и в итоге говорят, что все они родились как бы не в свое время, общество попросту еще не готово их принять. Но у автора фильма трагедия заключается как раз в том, что лишних людей не спасло бы, если б они родились веком позже или раньше, в любое время они бы не были поняты современниками и получилось бы, как здесь: «над вами же все смеются». Контекст этой реплики дает, кажется, ключ к пониманию лишнего человека Германом-младшим: это «внутренняя невозможность жить иначе». И по этому критерию далеко не все герои фильма — «лишние».

    Сюжет картины — незамысловатый, линейный, разбавленный немногими флешбеками. Действие обычно неторопливое, манера съемки тоже, все происходящее подается максимально беспристрастно, словно просто для осмысления. Музыки в фильме минимальное количество, просто чтобы подчеркнуть колорит российской действительности и придать поступкам и словам героев каплю ностальгической задумчивости. Воздействие на зрителя достигается по большей части благодаря уникальному визуальному ряду: матовому, слегка замутненному с красиво растекшимися по экрану красками, коих здесь много. И, стоит отметить, такой визуальный ряд вполне соответствует сюжету, окрашивает его, с одной стороны, в легкий оттенок ретро, а с другой — не дает забыть, что действие происходит в пусть и ближайшем, но будущем.

    Все актеры играют хорошо, справляются со своими ролями, раскрывают характеры героев и показывают, где надо, всю гамму чувств. В одном из интервью о фильме, А. Герман-младший рассказал, что ему очень важно было подобрать соответствующий каст, найти интересные лица. Что ж, ему это удалось. Новый для российского зрителя Луис Франк с выразительным пятном на лице и играющая мужчину Чулпан Хаматова — на высоте. Также хотелось бы отметить Карима Пакачакова: практически без слов, одной мимикой он трогательно изобразил дезориентированного, а впоследствии обретшего надежду иммигранта.

    «Под электрическими облаками» будет интересен всем любителям отечественной классической литературы, здесь много рассуждений о русской истории, о русском человеке, «распятом между равновеликими прошлым и будущим», действия немного, а сюжет, характеры и идеи раскрываются через диалоги героев. Именно такое кино можно с полным правом называть Искусством, и именно с большой буквы!

    10 из 10

    30 августа 2015 | 23:10

    В новой картине Алексея Германа мл. действия разворачиваются в недалеком будущем (2017 год), пропитанном декадансом и ожиданием большой войны. Основная история поделена на семь глав, связанных, так или иначе, с одним недостроенным домом, который прямо, или косвенно повлиял на судьбы героев, оказавшихся на обочине жизни…

    С одной стороны Германа мл. можно назвать абсолютным эгоистом, который вроде снял фильм о жизни, о людях и их судьбах, но в целом вложил что-то свое, личные переживания, мысли, взгляды и смыслы, понятные в основном ему одному, не заботясь при этом о зрителях и о том что они подумают. Он словно говорит — «я, мол, высказался, а остальное неважно. Понимайте меня как хотите». С другой стороны это можно воспринять как самодостаточность режиссера, снимающего так, как ему нравится и которому не надо что-то доказывать. Подойдя к этому вопросу с третьей стороны, мы увидим, что режиссер не навязывает свое мнение, которое похоже на крик души о наболевшем, хотя точнее было бы это назвать монотонным разговором, а дает зрителю полную свободу для понимания, интерпретирования и вложения собственных смыслов.

    «Под электрическими облаками» — это кино ни о чем и обо всем сразу: о цикличности времени, т. е. меняется фантик, а начинка остается прежней, разности поколений, у каждого из которых свои ценности и переживания, о России, людях, туманном будущем, всеобщем упадке и жизни в целом. Основной посыл здесь, также как, например и в «Левиафане», заключается в том, что все плохо и жизнь тяжела. Конечно в творении Германа мл. нет такой чернухи, но при этом пессимизма гораздо больше и выражен он более изобразительно. Не смотря на это, картина Звягинцева все же лучше воспринимается и гораздо понятней.

    Смотреть картину тяжело и утомительно из-за серости красок, удрученной атмосферы и тягучей, вялотекущей бессюжетности. Вообще, сразу после просмотра складывается ощущение, что действительно все очень плохо и жизнь не имеет никакого смысла. Так что фильм противопоказан людям склонным к суициду. Вскоре, «переболев» этим состоянием, начинаешь размышлять по поводу увиденного, анализировать, находить смыслы, что-то свое — личное и близкое. В этом заключается парадокс картины. Ее не столько интересно смотреть, сколько размышлять о ней уже после и приходить к пониманию увиденного. Таким образом, «Под электрическими облаками» можно назвать бомбой замедленного действия.

    В фильме есть довольно любопытные мысли, связанные например с тем, что мир превратился в глобальную стройку, а природное и духовное уступило место техническому настолько, что уже даже рекламу проецируют в небе. В таком мире царит несправедливость, люди одиноки и никому не нужны, причем это может касаться как обычного ничем не примечательного человека, так и кандидата наук работающего гидом. Тронула также мысль о том, что можно прожить жизнь, а в итоге после смерти о тебе даже и не вспомнят, будто тебя и не было. Единственное вариант полностью не кануть в лету, это надеяться, что ты приснишься другу детства.

    Что касается актеров, то по словам режиссера, он искал их долго, так как хотел найти интересные, необычные лица и объективно говоря, ему это удалось. Благодаря актерам, персонажи получились живыми и рефлексирующими, но в тоже время преисполненные вселенской печалью, тоской и безнадегой, как того требовал контекст. Очень жаль, что Чулпан Хаматовой отвели совсем немного экранного времени, хотя ей и этого хватило сполна, чтобы полностью раскрыть свою героиню, причем даже без единого слова. Она предстала в образе странной, молчаливой пацанки, решающей совершить благое дело, которое заведомо обречено.

    В итоге можно сказать, что фильм довольно специфический, оригинальный, неоднозначным, со смыслом в контексте и визуальном ряде. В принципе такого еще не было, но поставлено это не лучшим образом, в плане восприятия. Просмотр превращается в испытание, так как картина в основном разговорная, тягучая, монотонная и угнетающая. Как уже было сказано выше, над ней интересней размышлять, чем смотреть. Стоит конечно понимать, что «Под электрическими облаками» — это фестивальное, артхаусное кино в стиле ретро, что говорит о его элитарности.

    P.S. В конце, Алексей Герман мл. все же дает надежду на лучшее, но при условии, если люди станут более отзывчивыми и будут помогать друг другу.

    6 июня 2015 | 21:16

    Можно ли при помощи вещи, ощущения или усердия внезапно обрести лицо, не имея оного от рождения, или намертво залитое свинцом безразличия, при добровольном приобщении к легкомысленному карнавалу механических душ? Сомнительно. С обретением лица, пускай и на мгновение, к горлу подступает жгучий комок невыносимой, всеохватывающей впоследствии, пустоты. Да и зачем? Ведь с истинным ликом одни неприятности: бестолковые рефлексии, ненужная озабоченность, бесполезные столкновения с лишними людьми, отрыжками прошлого и уповающими на ненадежное будущее, пафосно (начистоту: у русских крайне редко выходит иначе) томясь в вымученных размышлениях.

    Помимо всего прочего, фиксируемого персонально, Герман мл. медитативно анализирует разруху в клозетах, организованную посредством разрухи головной. Во времена до «попыток возрождения» ничего принципиально лучшего не происходило. Общество потребления всего-навсего почувствовало свободу в высказываниях и действиях, поскольку, к примеру, в эпоху правления мозговых сифилитиков-вождей, робеющий человек становился самим собой разве что дома на кухне, в то время как в хрониках кротко рассекал под знаменами, лаская восхищенными взглядами портреты гуру своей страны. То самое поколение, воспитанное в период «видимости морального облика», — с великим усердием разрушало страну в 90-е, занимаясь развязкой локальных конфликтов, расслаивая общество изнутри. Форма изменилась, содержание на прежнем уровне. Остается вера в чудеса, непоколебимая извне, ярким светом вспыхивающая в конце тоннеля, по которому еще долго предстоит передвигаться, прежде чем убедиться в том, что лампочка перегорела от кульминационного напряжения.

    Авторское видение большинства российских режиссеров-экзистенциалистов базируется скорее на форме, нежели содержании. Неизбежность негатива от среднестатистического зеваки повышается в разы. Кто подумает за тебя, если не ты? Трагически-метафоричный и мрачно-одиозный взгляд сквозь тусклое стекло исковерканных аномальными условиями злободневности. Амбициозные пляски на костях своей сути, подкрепленные потрясением русской цивилизации, эпохальным сломом и мнимыми грядущими переменами, предвкушение которых магнетически вовлекает в атмосферу гнетущего величия.

    Хрупкая цепь туманного будущего, каждое звено которой не унижено, оскорблено или невзрачно, оно — отбившееся от стада, затерянное в ином измерении, блуждающее в предзакатной дымке новой жизни, попавшее не в тот мир, не в то общество, не в свою жизнь. Тлеющее всякий раз, сопротивляясь «сегодня», снова выживающее, прикасаясь ко «вчера». Их открытые раны каплей гноя выдавливают из прозаичной обыденности. Кто-то проявляет напускную чуткость к ближнему, кто-то с богемной непринужденностью взращивает инфантильные мечты о фантастической свободе, кто-то меняет заскорузлые приоритеты, кто-то клянчит у коллеги деньги на новый девайс, параллельно досадуя на несправедливую невостребованность. Их объединяет одно — поиски уютного мира, новой жизни, навстречу которой каждый одиноко семенит сквозь густое марево фрустрационной анахренархии.

    2 октября 2015 | 11:20

    Как бы ни было тяжело найти сей фильм в кинотеатре, и как бы ни было легко в интернете, но, увидев восхитительную в своей лаконичности вырезку из отзыва The Hollywood Reporter о безупречности визуального ряда, я однозначно решил поддержать русско-польско-украинского производителя (Русского, благодаря Герману, здесь более всего) и сходить-таки в кинотеатр, не брезгующий показом артхаусного фильма.

    В предисловие замечу, что в российском кинематографе, а точнее, в лучшей его прослойке, то ли под действием кризисной ситуации конкретно в России, то ли из-за какого-то общественного настроя во всём мире, то ли из-за постоянной меланхоличности интеллигенции, представители которой, зачастую, и снимают артхаусное кино, наблюдается явная тенденция к съёмке фильмов, выносящих отнюдь не утешительный приговор нынешнему общественному устрою. «Дурак» критикует, по большей части, бюрократию и власть, «Левиафан» — всему русскому обществу, не только одну илиту, из-за чего некоторые обвиняли Звягинцева в русофобстве, а «Под электрическими облаками», скорее всего, по задумке автора и не был призван критиковать крупные социальные институты, поскольку почти сразу нам дают понять, что кино это «не о простых людях», а о людях «лишних», коих в нашем, да и, впрочем, и любом обществе неоспоримое меньшинство, но у него это всё равно невольно получилось.

    Пусть центральными героями фильма и получились «лишние люди», которых закадровый голос сопоставляет с Печориным, Онегиным и Чацким (Хоть в итоге никто из героев на оных и не оказался похож), но жизнь их, естественно, как и в первоисточниках, невозможна без людей простых, которые, по версии фильма, являются лишь инструментами в руках «лишних» относительно исторического прогресса, рассуждений о котором, кстати говоря, побольше, чем в самом эпическом произведении Льва Толстого, упоминаемом, что интересно, в самом фильме. Таким образом Герману всё-таки приходится вводить персонажей второстепенных и третьестепенных, и тут он делит всех героев на три группы: прогрессистов, идущих вперед, особо не заботящихся о прошлом, консерваторов, ищущих спасение в прошлом, и эскапистов, которые всеми силами пытаются абстрагироваться от гнусной (В этом определении реальности режиссёр соглашается со Звягинцевым и Быковым) жизни и уйти то ли в себя, то ли в компьютерные игры, то ли в выдуманные миры фантастических книг — это, впрочем, не важно. Герман предоставляет зрителю судить о каждой из этих групп самостоятельно, без предвзятости описывая характеры представителей каждой из этих категорий, выделяя тем самым плюсы и минусы каждого мировоззрения. И, в итоге, мы имеем страшное преобладание минусов над плюсами всех из них, что, в конце концов, и можно назвать критикой, и критикой глобальной. Герман задает вопрос — «Куда двигаться?» — и ответа на этот вопрос в фильме нет. Помимо этого в фильме присутствует, как уже мною было сказано, рассуждение на тему исторического развития общества чуть ли не в духе Льва Николаевича. Герман говорит о спиралевидной модели развития общества, которая предполагает прохождение человечества через одни и те же испытания (ось Х), но будучи на разных этапах технического и культурного развития (ось У). Некоторые персонажи, например, буквально сбежали из вишневого сада Чехова, сталкиваясь с проблемами, присущими дворянству на закате их существования как класса.

    Сценарная часть фильма имеет силу, но нетрадиционную — интересных и захватывающий диалогов здесь нет, но есть мысль и есть посыл. Вверх ли этот посыл, или вниз — выбирать самому зрителю, фильм оставляет много свободного пространства для личного мнения в составлении его трактовки. Герои прописаны неплохо, не многие персонажи остались к концу «картонными». Вкупе с хорошей актёрской игрой фильм обретает несвойственную артхаусу черту — реалистичность, которой многие иностранные и наши режиссёры часто пренебрегают в пользу углубления скрытого смысла, из-за чего действие получается слишком сюрреалистическим. Авторский почерк, во многом доставшийся режиссёру от покойного отца, узнаваем, и если Вам полюбился сравнительно недавний «Трудно быть богом» не только из-за чернухи, то и эта картина, с фирменными взглядами актёров прямо в камеру и, совсем уж местами, жестокостью, скорее всего тоже Вам полюбится.

    Подытоживая, хочется сказать, что данный фильм сильно отличается от всего того, что уже было сказано в отечественном, да и в иностранном кинематографе, и уже хотя бы это делает «Под электрическими облаками» много чести. Да, местами что-то не докручено, местами некоторые актёры не доиграли, но это на финальном впечатлении оседает совсем чуть-чуть, благо по большей части картина получилась универсально-хорошей почти для любого зрителя, решившего сходить на серьёзное кино.

    8 из 10

    4 июня 2015 | 22:56

    Русский футуристичный пост-апокалипсис. Мир на грани войны. На фоне — тяжелый для русской цивилизации переход от индустриального общества к постиндустриальному. В стране полно нищих, наркоманов и безработных. Художники создают никому не нужные объекты современного искусства. Образованные люди теряют надежду найти себя в современном мире. Прошлое перестало быть нужным, превратилось в свалку. Её облюбовали люди, ведущие поиски. Кто-то ищет друга, а кто-то — смысл существования мира…

    В фильме шесть сюжетных линий, объединённых постройкой небоскрёба. Каждая линия — история о том, как эта постройка повлияла на жизнь совершенно разных, напрямую не связанных друг с другом людей. К концу фильма некоторые линии пересекается. Одной целостной истории, на мой взгляд, не получается, и это — одна из главных проблем фильма. Складывается ощущение, что в этот фильм режиссёр слишком много всего встроил. Есть непонятные сцены, выбивающиеся из контекста фильма. Например, сцена с рабочим и убийцей кажется мне довольно бессмысленной и не стыкующийся с самой историей.

    Художественное оформление фильма — одно из его главных преимуществ (хоть к концу фильма оно уже не производит столь сильного впечатления, как в первой части). Действие фильма происходит по большей части в двух пространствах: в городе и на пустоши. О городе мало что можно сказать, местами он выглядит довольно футуристично, но зачастую это довольно непримечательные пейзажи. Пустошь — сплошной пост-апокалипсис: разрушенные здания, старые, некому не нужные памятники. За пустошь держатся так называемые «лишние люди», среди которых есть, как и интеллигенты, так и просто бездомные. Большинство интеллигентов-художников находят там убежище от нового мёртвого мира, где живёт лишь безразличие и лицемерие. Сама же пустошь напоминает свалку, на которую выкинули всё напоминающее о жутком прошлом страны (например, памятник Ленину, возле которого много времени проводит дочь архитектора).

    Операторская работа в этом фильме также заслуживает похвалы. Пейзажи сняты нестандартно и интересно, с применением общих и средних планов (видимо, для соотнесения главных героев с окружающим их мёртвым миром).

    Трудно сказать что-то про актёрскую игру, она, как мне кажется, мало бросается в глаза. Могу выделить героиню Чулпан Хаматовой — этот персонаж в фильме раскрыт гораздо больше, чем все остальные. Вообще с раскрытием героев здесь всё довольно сложно, даже имён большинства из них зритель так и не узнаёт.

    Если подводить итог, то можно с уверенностью сказать, что с визуальной стороны фильм прекрасен — хорошая операторская работа и необычная стилизация дают красивую и живую картинку, погружающую желающих в мрачный и безысходный мир фильма. Драматургия — слабее. А. Герману-мл. не удалось соединить все истории персонажей в один цельный фильм, хотя всё это не отменяет его содержательности и актуальности.

    Сам фильм намекает на то, что в России появляются режиссёры, способные выражать интересные и непростые мысли в любопытной форме. Думаю, что Германа-мл. ждут ещё много работ, столь же громких и несвойственных для русского кинематографа.

    7 из 10

    27 апреля 2016 | 01:22

    Трейлер фильма «Под электрическими облаками», состоящий из несколько сюрреалистичных и гламурных кадров недалекого будущего и многозначительных реплик, не только стильно исполнен, но и полностью решает задачу, которой служат все промо-материалы — заинтересовать зрителя, пообещав ему интересную историю, нечто новое и неизведанное. Однако, на деле оказывается, что видеоролик обманчив и не имеет к происходящему непосредственно в картине никакого отношения. Трейлеры блокбастеров критикуют за то, что в них зачастую содержатся самые зрелищные моменты, но монтажер ролика данной картины поступил еще более смело, собрав наиболее поэтичные фразы и самые красивые кадры, тем самым превратив гнетущую, алогичную историю маргиналов в возвышенную драму.

    Начинается фильм режиссера Алексея Германа-младшего с закадровой речи, из которой зритель узнает о том, что действие разворачивается в России 2017-го года, когда обстановка в мире, очевидно, близка к кризисной. Объектом рассмотрения автор декларирует тех, кого он сам называет «лишними людьми». Не переходя к критике, можно сказать, что такая прямолинейность превосходит даже злоупотребление закадровым текстом и означает топорность исполнения и непонимание того, что кинематограф это область искусства (как, впрочем, и любая другая), в которой главными инструментами служат метафоры и многосложность. Герман же действует, не прибегая к усилиям, не рождая смыслов, не ведя диалога со зрителем — он просто проговаривает о чем, о ком и каковы цели фильма, будто зачитывая реферативную работу.

    Заявив, что в центре сюжета будут находиться «лишние люди», под которыми принято понимать аристократов по крови (или же в более современном варианте — духу), не имеющих возможности для продуктивной/прогрессивной/свободной деятельности в качестве самореализации и на благо общества, из-за удушающих рамок сложившегося социально-политического строя (особенно иронично это выглядит в свете того, что финансирование лента получила в том числе и со стороны государственных органов РФ). Но то ли режиссер поверхностно знаком с литературой, хотя будут в картине звучать имена Печорина и Чацкого, то ли полагает, что зритель совершенно неграмотен, так как из семи глав, на которые поделен фильм, под определение лишнего человека можно подвести лишь героев «Места под застройку» и «Архитектора», а остальные представляются либо деклассированными элементами, либо рядовыми членами общества, не имеющими отношения к катализаторам социального развития.

    Претендуя на всеохватность, как это делали классики русской литературы, не разделяя зачастую собственно литературу и философию, Герман, тем не менее, не только не приближается к эталонным образцам, но показывает полный провал в раскрытии заявленной темы. Речь героев представляет несвязными обрывками, не просто неподдающимися осмыслению из-за каких-либо скрытых смыслов и аллюзий (как это бывает в художественных произведениях, из-за чего возникает многовариантность трактовки), а из-за банального игнорирования автором сценария аристотелевской логики. «Давай поиграем в карты? А где у нас постельное белье?» — без пауз и переходов, говорят все герои и одновременно никто. Очевидно, это авторская претензия на оригинальность взгляда, рассмотрение социума во всеохватности. Но Герман воспринимает художественные приемы буквально, что вызывает смех от шизофренического бреда, коим выглядит диалоговый массив и, одновременно, ужас от того, что подобное получило экранное время и главное — зритель потратил на просмотр «Под электрическими облаками» время и деньги, ожидая прекрасного, а получив нечто, лежащее вне критериев оценки.

    При профессионально выполненной, заслуживающей похвал работе оператора и цветокоррекции, превратившей мир героев фильма в вечное межсезонье со свинцовым небом, происходящее на экране наполнено физиологией в том виде, как ее воспринимают и транслирует постановщики, мнящие себя невероятными эстетами, способными в мерзости видеть красоту. Терзания плоти могут быть манящими и волнующими, выливаясь в нечто почти сексуальное, к примеру, в «Забавных играх». Или же, становясь объектом эстетизации, как в «Ганнибале» Брайана Фуллера или «Тите Андронике». А физиология во всей ее неприглядной бренности в конечном итоге становится прекрасной, если взглянуть под правильным углом, как сделал Джеймс Франко в «Интерьер: Садо-мазо гей бар». Но «Под электрическими облаками» демонстрирует лишь грязь и мерзость, настаивая на том, что это и есть реализм. Носовые кровотечения, слизь, грязные волосы, героиновые инъекции, мусор и неопрятная одежда (не говоря уже о том, что внешность большинства героев оставляет желать лучшего), жестокие убийства и мертвые животные — Герману нравится этот человеческий гной, он упивается им (странно, что не была показана рвота, дополнившая бы картину), моментом оргазма надо полагать можно считать зарисовку, в которой человека перемалывает строительная машина.

    Актеры фильма, как было уже сказано выше, выглядят крайне непривлекательно и демонстрируют отвратительную игру, бросая разрозненные безликие реплики, зачастую обладая при этом ужасной дикцией. На этом фоне выделяются лишь Мераб Нинидзе, Анастасия Мельникова и Луи Франк (последний, надо полагать из происходящей в фильме претенциозной чуши, был выбран режиссером исключительно из-за особенностей лицевой пигментации). Во-первых, они профессиональны и благородно красивы. А во-вторых, лишь новеллы с их участием заслуживают внимания. Нинидзе и Мельникова предстают в истории о разрушающемся музее, что скоро будет снесен либо застроен, и сама история в образе экскурсовода в костюме гусара покидает это место, оставляя его на усмотрение ничтожных людей, живущих днем сегодняшним. Рассказ с Франком хорош его персонажем — архитектором, которого все хвалят, но никто не слышит; человеком мыслящим, ищущим и не находящим. Также есть в «Под электрическими облаками» неплохой момент, где походя осмысливается роль и значение метафизики. «Я ведь никому не снюсь кроме тебя», — скажет миловидный черноокий мальчик, но этот пассаж занимает считанные секунды, а фильм меж тем идет два с половиной часа.

    Строительный мусор, речь Горбачева, бесконечный дождь, рефрены в сторону расовой нетерпимости и актриса Чулпан Хаматова зачем-то играющая мужскую роль, но не решающая этим никаких актерских задач (возможно, это особенности сексотипа и соответствующих предпочтений режиссера, кои он хотел показать в широком формате) — хаос, все и ничего. Цитируя в эпиграфе Поля Сезанна, Герман претендует на возвышенность и осмысленность, одновременно с этим бесстыдно настаивая на свой гениальности, позволяя себе совсем не задумываться о форме, так как содержание умещается в словосочетании «о великом». Сказать кому может быть интересна данная картина кроме режиссера и его знакомых трудно, ведь «Под электрически облаками» это не просто вторичность, но вторичность дешевая и примитивная, что не несет ни смысла, ни красоты. Гении, люди, опередившие свое время, зачастую гонимы и непоняты, но «Под электрически облаками» говорит не о гениях, а о маргиналах, живущих на помойке. Отрицая вековую историю искусства и культуры, режиссер Герман пытается повторить сказанное уже до него, притворяясь новатором, но и это у постановщика, культивирующего зрительский шок как основной метод своей работы, не получается, выходит лишь скудоумный рассказ об уродах, влачащих свое нелепое, грязное существование.

    7 июня 2015 | 20:38

    Долгое время на Алексея Германа-младшего русские критики возлагали серьёзные надежды, считая его достойным представлять кинематограф России на европейских смотринах. С последнего полнометражного опыта режиссёра, однако, прошло уже целых семь лет. Связано это с творческим кризисом или поиском инвесторов, готовых вложиться в заведомо убыточное предприятие, сказать сложно. Однако, в феврале 2015-го года долгострой «Под электрическими облаками» попадает в основной конкурс на берлинском кинофестивале и получает Серебряного Медведя «за выдающиеся художественные достижения». Пора говорить о триумфальном возвращении?

    Начать рассуждение о фильме разумно с закадрового текста, объясняющего настроение и набор персонажей, выбранных Германом в качестве опоры для столь шаткой кинематографической конструкции. «Во все времена были да и есть люди, которых когда-то называли «людьми лишними»… Их часто не любят, объединяют по тому или иному признаку, но ведь как-то так устроено, что ничего в мире без этих «лишних людей» и не происходит. Без них не может быть картины мира, страны и времени». Не стоит питать иллюзий о способности режиссёра заполнить нарративный вакуум подлинными героями нашего времени. Круг избранных Герман очерчивает «невероятно модным, но бессмысленным» архитектором, честолюбивым экскурсоводом в костюме гусара, флегматичной юной наследницей империи миллиардера и другими ещё менее заметными фигурами. Фиксация Германа на ипохондриках, очевидно, симптом его личной истории болезненных отношений с миром. Персонажи — лишь бесконечные вариации автопортрета, за которыми тяжело усмотреть контуры зрелой личности. Автор проводит зрителя за руку через слабо связанные главы в попытке вызвать у него симпатию и сочувствие к рефлексирующей интеллигенции. «Они такие разные, такие интересные и особенные», — мягко, но настойчиво вещает режиссёр, блуждая оком кинообъектива по мелькающим маскам, за которыми нет и намёка на индивидуальность. У случайных посетителей кинотеатров, в отличие от русскоязычных профессиональных критиков, нет нужды скрывать неловкость за принуждённой улыбкой, наталкиваясь от сцены к сцене на плоские, невыразительные и, что хуже всего, неотличимые друг от друга характеры. Скептики, чьё мнение не обусловлено фактом личного знакомства с режиссёром, готовы поставить неутешительный диагноз: «Под электрическими облаками» не более чем экзальтированная пустышка.

    Технические находки лишь маскируют тематическую несостоятельность фильма и неспособность автора проекта придать набившего оскомину вопросу частичку той глубины, на которую были способны, например, выдающиеся литераторы XIX века. Тем не менее, тщательно проработанный визуальный ряд заслуживает похвалы: именно благодаря совмещению осенних образов «совковой» России с кислотными красками создаётся эффект мучительно безнадёжного будущего. Постыдно глупый сценарий, напротив, слишком буквален и прямолинеен, он не заполняет жизнью экранную вселенную. Герман-старший в двух своих последних работах выступал в роли архитектора чудаковатых, мрачных и пугающе детализированных миров. Сын бледной тенью следует за отцом, но ему не хватает таланта, чтобы выйти из-под влияния незыблемых авторитетов советского кино, сохранив при этом устойчивый интерес к себе со стороны фестивальной публики. Манипулирование эстетикой лёгкого безумия — признак нулевой результативности затянувшегося поиска новых художественных приёмов. Под электрическими облаками не находится места для оригинальных находок, но здесь легко наткнуться на безыскусную попытку скопировать чудаковатую гармонию случайных фраз из наследия Киры Георгиевны и Алексея Юрьевича, или атмосферу, присущую притчам Андрея Арсеньевича. Фигура Алексея Алексеевича Германа начинает терять свои очертания, медленно оборачиваясь зыбким призраком усталого киношамана, совершающего свои обряды скорее по инерции, чем из чувства внутренней непреодолимой потребности. Режиссёр изводит себя бессмысленной и натянутой откровенностью, отчаявшись в попытках произвести впечатление. За поэтическим надрывом не скрыть очевидного: важна не только идея, неплохо бы обладать уникальным взглядом на действительность и способностью выразить мысли посредством языка кино.

    27 сентября 2015 | 02:42

    Истории героев закручиваются вокруг дома, архитектурно выполненного в форме спирали DNA. И судьба этой спирали не определена, впрочем, как и всегда — люди.

    Здесь сразу же дует ветер со снегом и кожей чувствуешь — надо догадываться. Такой мир, где одиночные выстрелы добивают очередями отбойных молотков, сложный. Чутьём его брать надо, боковым зрением. Герман создал настоящее лакомство для тех, кто ест глазами. Цитата за цитатой на фоне совершенно космических декораций, будто не люди, а восставшие титаны русской земли общаются между собой. Герои полумертвыми подняты из давно забытых национальных недр, перешиты на новый манер и всё же играют, сукины дети!

    Отличный кастинг, чего стоит одна реинкарнация Сергея Бодрова. Когда видишь его снова, то понимаешь причины его популярности: очень родной и близкий русскому обаянию парень. Умер же человек, а актерская DNA живет, цветет типажом. Чудо же, ребята.

    Это всё — вечный русский транзит, сериал про жизнь. Это всё, что останется после меня — ДНК и дома из железобетона. Поиск национальной идеи снова в деле, пусть и скованный местами, хромоногий и кривой, но загудел наш кинематограф, греется. В нём есть теперь место для надежды.

    Транзит — перевоз товаров или пассажиров из одной страны в другую через лежащую на пути третью.

    8 из 10

    21 июня 2015 | 17:40

    «Линия и моделировка не существуют. Рисунок — это отношение контрастов или просто-напросто отношение двух тонов, чёрного и белого». Словами французского художника-живописца Поля Сезанна российский кинорежиссёр Алексей Герман младший открывает свой фильм. Цитата служит эпиграфом к картине постановщика, который тем самым подчёркивает своё стремление к импрессионизму и претендует на разумность и осмысленность посредством арт-хаусного жанра. В этом узком направлении у режиссёра своеобразное мировоззрение, которое склонно скорее к подавленному и минорному характеру, чем к проявлению искусства и его изяществу. Постановщик изображает людей из разных поколений, от 90-х годов до ближайшего будущего, от гастарбайтера до архитектора. Линии жизни главных героев не взаимосвязаны — эдакая вольная интерпретация «Облачного атласа», но в отличие от картины Тыквера и Вачовских, Алексей Герман не объединяет символическим образом между собой прошлое, настоящее и будущее, а повествует о каждом из них по отдельности, рассказывая о простых людях, или же как их называют в классической русской литературе «лишние люди», которые ничем не примечательны, но тем не менее они вносят свой немаловажный вклад для создания будущего.

    Говоря о простых людях, режиссёр сам себе изначально же противоречит, поскольку нарекает их философами и мыслителями того времени, в котором они находятся; будто бы в одном месте собрались лучшие умы эпохи, так как практически любой персонаж может похвастаться этим наделённым «глубоким» качеством. За мудрёной пеленой режиссёр отчаянно пытается найти и вскрыть нечто важное и значительное, даже там, где его нет и быть не может. Вполне вероятно, Герман мл. придерживается суждения о сверхчеловеке — образе, введённым немецким философом Фридрихом Ницше, для обозначения существа, которое по своему могуществу превосходит современного человека настолько, насколько последний превзошёл обезьяну. Это отчётливо выявляется в чуть ли не в каждом отрезке картины и подаётся так патетично, что всё творящееся кажется неестественным и фальшивым.

    Зимние пейзажи и мелькающие огни дальнего города вместе с одинокими людьми и памятниками придают картине эстетичные и тонкие черты, создавая мрачную и одновременно экспрессивную атмосферу. Операторы наилучшим образом улавливают в кадр самые примечательные и изысканные виды. В художественном контексте лента отлично проявляет себя, но одной лишь живописной изощрённостью не достигнуть успеха, а Алексею Герману проявить себя больше нечем, разве что одним лишь несчастьем и горем людей, которое целиком отражается в картине, будь то смерть, кризис, хаос или скорбь. Кажется, никогда и не было никакой лучезарности и радужности, остались одни красивые виды и растраченные впустую слова. Демонстрируемые в картине громады архитектуры иллюстрируют идеи ницшеанского превосходства, но ведут к их неизбежному краху: тот же памятник в вечном тумане или недостроенная высотка, тогда как люди в картине, наделённые мнимой печатью своего величия и значительности, лишь растворены в этой архитектурной монолитности. Они улетучиваются и теряются в этой безнадёжной атмосфере.

    Попытки поисков смысла жизни оборачиваются тщетностью, завуалированной за излишествами обыденных будней. Это не отношение двух тонов, чёрного и белого. Здесь только чёрный. Очевидно, что Алексей Герман упивается обречённостью, безнадёжностью и печалью, благо не хлещет водку, в отличие от своего соотечественника Андрея Звягинцева, зато заимствует у того горести и невзгоды порой безо всякой на то основательной причины. В связи с этим у постановщика складывается некоторое абстрактное мышление, и он наивно полагает, что подобное положение обстоятельств приводит к неминуемому выявлению глубины и смысла. Но это лишь иллюзия, самообман. По крайней мере, тот же Звягинцев демонстрировал настойчивость и темперамент, а Герман мл. всего лишь опускает руки, отдавая предпочтение заумным диалогам, брошенным в пустоту. Они искусственны и не несут ничего, кроме вычурности ради вычурности. Признак формализма: шикарно снаружи, но пусто внутри. Это не тот случай, когда двое смотрят в лужу, один видит лишь грязь, а другой отражающиеся в ней звёзды. Здесь режиссёр смотрит в пустошь и видит в ней нечто большее, чем обычную суету, заставляя тем самым закрыть зрителю глаза и восторгаться, как бы убедительно нашёптывая тому: тсс, это арт-хаус — искусство.

    2 декабря 2015 | 21:46

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>