всё о любом фильме:

Голгофа

Calvary
год
страна
слоган«Убить священника в воскресенье - хорошая идея»
режиссерДжон Майкл МакДона
сценарийДжон Майкл МакДона
продюсерКрис Кларк, Флора Фернандес-Маренго, Джеймс Флинн, ...
операторЛарри Смит
композиторПатрик Кэссиди
художникМарк Джерати, Фиона Дэйли, Имер Ни Мэлдауни
монтажКрис Гилл
жанр драма, комедия, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  24.2 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время102 мин. / 01:42
Смотрите на ТВ:
Среда, 28 июня в 08:20 на канале «Кинохит»
Отец Джеймс — католический священник в небольшом провинциальном городке — слушает покаяние, на котором прихожанин сообщает ему, что в течение многих лет подвергался сексуальному насилию со стороны ныне покойного священнослужителя. Прихожанин делится с Джеймсом своими размышлениями о том, что на гибель плохого священника никто и не обратит внимания, тогда как убийство хорошего может заставить общество задуматься. С этими словами он даёт святому отцу неделю на то, чтобы привести в порядок дела, после чего Джеймс будет убит. Однако вместо того, чтобы начинать готовиться к смерти или обратиться в полицию, в отпущенный срок священник занимается обычными повседневными делами, стараясь изменить жизнь своих прихожан к лучшему.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.40 (40 380)
ожидание: 92% (5903)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
135 + 16 = 151
7.6
в России
100%
12 + 0 = 12
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Роль Фредди Джойса исполнил Донал Глисон — сын исполнителя главной роли Брендана Глисона. Вместе на экране отец и сын появляются только в одном эпизоде.
    • В фильме 12 актёров второго плана — столько же, сколько у Иисуса было учеников.
    • Образ отца Джеймса актёр Брендан Глисон и режиссёр Джон Майкл МаДона придумали в конце работы над чёрной комедией «Однажды в Ирландии» (2011). Роль была написана специально для Глисона.
    • В одном из эпизодов фильма священник спит, облокотившись на камень, а его дочь читает книгу. Он просыпается, спрашивает, как долго он спал, и слышит в ответ: «Века,. .. целые эпохи». Книга, которую держит его дочь, принадлежит перу Говарда Филлипса Лавкрафта (1890-1937). Это американский писатель, поэт и журналист, который так часто использовал в своих трудах слово «эпоха», что оно практически стало его визитной карточкой.
    • Отец Джеймс произносит фразу «Господь велик, и нет пределов милосердию Его». Это цитата из книги австрийского писателя и мыслителя-эссеиста Жана Амери (1912-1978), которая называется «Самоубийство» (1976).
    • Малыш, который помогает отцу Джеймсу в исполнении Брендана Глисона, — тот же самый, что пришёл на помощь персонажу Глисона в фильме «Однажды в Ирландии» (Джон Майкл МакДона, 2011).
    • Автор сценария и режиссёр фильма Джон Майкл МакДона черпал вдохновение в творчестве французского режиссёра и сценариста Робера Брессона, «Причастии» Ингмара Бергмана (1962) и в игре Роберта Де Ниро в криминальной драме Улу Гросбарда «Тайны исповеди» (1981).
    • Некоторые эпизоды фильма снимали в поселке Раш в Ирландии, на железнодорожной станции, в портовом кабаке и в пабе.
    • Разговаривая в одном из эпизодов с дочерью, отец Джеймс упоминает парня, которого называет словом Cicsathoin. С ирландского Cic sa thoin переводится как «навалять» или «надавать по шее».
    • Герой Оуэна Шарпа произносит фразу «Whadda hear, whadda say». Эту фразу говорил герой Джеймса Кэгни (1899-1986) в известной гангстерской драме «Ангелы с грязными лицами» (Майкл Кёртиц, 1938).
    • В фильме это ни разу не упоминается, но по сюжету пожилого писателя из Америки зовут Райаном.
    • Действие фильма разворачивается в деревне Иско в графстве Слайго на северо-западе Ирландии. Там же проходили и съёмки.
    • Вторая часть так называемой «Трилогии о самоубийстве».
    • Герой Дилана Морана мочится на копию картины «Послы» (1533) кисти немецкого живописца Ганса Гольбейна Младшего (1497-1543). Эта работа выставлена в Лондонской национальной галерее. В нижней её части по центру изображён череп, который можно распознать, только если смотреть на картину не прямо, а сбоку.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В конце фильма священник (не отец Джеймс) читает книгу атеиста и популяризатора науки Ричарда Докинза «Бог как иллюзия» (2006).
    • В финале фильма герой Брендана Глисона жалеет, что так и не дочитал «Моби Дика». Речь идёт о романе 1851 года, написанном Германом Мелвиллом (1819-1891). В приключенческой драме Рона Ховарда «В сердце моря» (2015) Глисон сыграл Томаса Никерсона, который когда-то пережил гибель китобойного судна «Эссекс». Именно гибель «Эссекса» 20 ноября 1820 года в Тихом океане послужила толчком к написанию Мелвиллом романа.
    • В начальных сценах фильма будущего убийцу отца Джеймса играет не Крис О`Дауд, а дублёр, имя которого даже не было указано в титрах, но чей голос походил на голос О`Дауда.
    • еще 14 фактов
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1938 постов в Блогосфере>
    сортировать:
    по рейтингу
    по дате
    по имени пользователя

    Судьба священника, получившего от исповедника недвусмысленную угрозу быть убитым через неделю во имя отмщения за совершенное предыдущим служителем дома господнего преступление против личности, предрешена названием фильма. Смерть неизбежна, но станет ли она заслуженной карой институту Церкви за многие содеянные в ее стенах грехи или еще одним жертвоприношением невинного во имя укрепления веры и спасения заблудших — вопрос, на который ищет ответ МакДона в своем втором полнометражном фильме.

    Выбирая с завидным постоянством невероятной красоты места на побережье Ирландии для съемок, расселяя в райских землях персонажей, режиссер убирает из факторов, формирующих моральные устои и характеры людей, трудности, обусловленные испытаниями среды. Показывая героев, поступающих одинаково, разными по уровню образования, достатка, возрасту, цвету кожи и полу, он относит на дальний план социальные влияния, предлагая сосредоточиться только на внутреннем мире человека, который он создает в себе самостоятельно, не давая возможности свалить вину за образ мысли и поступки на что-то постороннее. Что же мы видим? Люди, совершенно дезориентированные, лишенные внутреннего стержня, обиженные, избавленные душевного огня мстят священнику за утраченную веру в Бога. Жена не только не чувствует себя виноватой за измену мужу, но бравирует своей связью на стороне, муж благодарен супруге за то, что та не достает его, и приятельствует с ее любовником; миллионер, перед которым открыт весь мир, не способен обрести смысл жизни; мужчина, будучи изнасилованным еще в детстве, становится жигало, повзрослев, и видит в собственном положении сплошные преимущества; интеллигентный врач-философ тушит сигареты об органы, извлеченные у пациентов; не раскаявшийся маньяк-каннибал полагает, что может быть прощен; каждый третий при малейших личных трудностях подумывает не о преодолении их, а о самоубийстве. Несчастные безбожники исправно ходят на службу, доверяют свои грязные секреты, нет, не Богу, но человеку верующему, который сохранит их, который отличается от остальных и которого они тихо ненавидят за это. Всех вполне устраивал предыдущий лжесвященник, ведь на его тлетворное влияние можно было свалить все свои слабости и неудачи. Заметив же в настоящем слуге Божьем добро, придется в себе разглядеть зло, а такой поворот никого не устроит, убить белую ворону в старомодной черной сутане при подходящих обстоятельствах мог бы любой из прихожан. Режиссер намеренно это подчеркивает, чтобы зрители не ломали голову над тем, кто же скрывался за перегородкой в исповедальне. Перед нами не детектив.

    Священник легко мог бы вычислить потенциального убийцу по голосу, наконец, не будучи уверенным, он имел возможность просто обратиться в полицию, ведь угрожавший не просил отпущения грехов, и формально это освобождало слушающего от соблюдения тайны. Почему он пустил все на самотек, проживая последние семь дней так, словно впереди вся жизнь. Пресловутое — все в руках Божьих сбрасывать нельзя со счетов, но наш герой далек от иллюзий, он не сторонится мирской жизни и понимает, что в руках человеческих тоже немало. Легко склониться к тому, что пастырь добровольно взял на себя вину католичества, ведь все упреки людей, брошенные в адрес религии в разное время он не в состоянии парировать, ощущая в них правоту. Можно подумать, что у мужчины опустились руки от бессилия и невозможности что-то изменить, ведь авторитет Церкви настолько упал, что родители бояться доверять ей свои детей. Но потенциальная жертва не согласна ощущать себя таковой, четко разделяя зоны ответственности, не стремиться объять необъятное и исправить то, что рушилось десятилетиями, улучшить имидж христианства. Священник просто хорошо делает повседневную работу до последнего вздоха — пытается помочь прихожанам в разрешении их насущных проблем и забот, ничего не навязывая им, оставляя за каждым из них абсолютную свободу выбора. Перед нами не антиклерикальный памфлет.

    Беда в том, что истинная вера одного не смогла сдвинуть гору недоверия многих. Принявшая очередную жертву Голгофа не осветила божественным светом люд, ничего не заметивший. О безвинно погибшем плачет лишь дочь. Человечеству не нужно истинное служение, а лишь дешевые чудеса. Так может быть, сила и значение добровольного дара собственной жизни во имя других сильно переоценивается? Со времен Иисуса мы ведь не стали лучше. Другого вывода из этой философской трагикомедии не сделаешь, к сожалению…

    23 августа 2014 | 21:42

    Видимо, там все же что-то случилось. Что-то прошлое, но памятное, в чем-то католическая церковь в очередной раз облажалась, и в маленьком приморском ирландском городке все еще хорошо это помнят. Поэтому весь сюжет — на душевный раскол, прихожане старательно ходят в церковь, но вот с верой уже что-то не то и это «не то» воспринимается как нечто более правильное и честное, парочка хрестоматийных староверов (жена погибшего и напарник-священник), выглядят где-то даже и неприятно.

    Священника не гонят, но к нему никто не прислушивается, а его вера в вас — повод для насмешки и вызова. О священнике никто ничего плохого не может сказать, но его откровенно не любят и сторонятся. И тогда священник, будучи неглупым человеком, становится таким, каким только и может вынести его паства. Он перестает давать советы и цитировать писание, перестает его даже пересказывать своими словами в смыслообразующих формулировках, будто раздавая флаги на смерть или на жизнь, кому что — то, чем обычно занимаются священники в кино. Он просто пытается быть рядом. Он говорит «не знаю» на сложные вопросы. Он вообще почти свой. Он пьет и дерется, когда ему плохо. У него чокнутая дочка с перебинтованными запястьями. Он сомневается в себе, но не в Боге. Он несет свою службу как может, посвятить себя церкви для него — посвятить себя людям. Даже если их это бесит. Даже если они считают его бесполезным.

    Даже если его собираются убить. Фильм сразу начинается с этого. Первая сцена. Я убью вас отче, чтобы мир содрогнулся от незаслуженного убийства, потому что это единственное, что еще может содрогнуть мир. Это как исходный тезис. А дальше идет его анализ. Можно ли считать это исповедью? Нужно ли принимать ее всерьез? Можно ли идти с этим в полицию? Допустима ли самооборона или бегство? Обычные человеческие вопросы, как видите, я думаю, они встали бы перед каждым, кто бы такое в свой адрес услышал.

    А вот по форме, и здесь оригинальная работа с четвертой стеной, как я это чувствую, потому что контакт у зрителя не с персонажами или сюжетом, а через все это — именно с режиссером, разговор за жизнь за чашкой чая(кружкой пива), так вот по форме это детектив наоборот. Потому что убийство — в будущем. И потому что вопрос «кто убийца?» ставится для нас, а не для священника — ведь священник сразу же узнает голос говорившего, это совершенно точно. А дальше начинается его обычная жизнь и работа, где он сталкивается с разными людьми и зритель постоянно слышит, как в ходе их разговоров, в каждом диалоге в репликах собеседника мелькает мотив. И из-за всего этого даже не слишком важно, кто убийца. Если все собрались и хором растерзали священника, это было бы так же логично.

    И еще один вопрос — будет ли убийство. В это так сложно поверить, когда такое море вокруг, и когда тебя обнимает дочь, и когда ты молишься вместе с кем-нибудь… В это сложно поверить в современном мире, потому что этого слишком много. Когда в новостях говорят про очередное убийство, мы спокойно завтракаем, считая, что безумный мир за окном не имеет к нам отношения, отстраняясь, не плача. Потому что ты же знаешь, что ты хороший человек и вокруг — пусть несчастные, но тоже неплохие люди. И все бы хорошо… Однако для этих взвинченных, гордых и непримиримых людей где-то подспудно, в память о старых невыносимых обидах, хороший священник как и хороший коп — не заслуживает никакого доверия.

    И.. все, что имеет смысл этому попытаться противопоставить — прощение и вера. Верить, что прощение возможно и прощать самому. Верить, что простить другого проще, чем себя. Верить, что месть и обида и убийство — ужасное наказание и человек не станет брать такое страдание на свою душу.

    И тогда финальный выстрел разбивает вам сердце.

    18 июля 2015 | 03:53

    Ирландия. Первозданная красота Земли. Необходимый и прекрасный фон рассказанной драмы. На исповеди отцу Джеймсу, священнику маленького селения, некто повествует о своей жизни, искалеченной в детстве священником педофилом. Насильник уже мертв, но месть не совершилась, и ее адресатом станет отец Джеймс. Срок — неделя.

    Отец Джеймс проводит эту неделю, встречаясь то с тем, то с этим жителем селения, да еще приезжает к нему его дочь, рожденная до принятия им сана. И всюду проблемы. И все они сводятся к нарушениям всех библейских заповедей. Стараясь вникать, иногда иронизируя, Джеймс пытается разрешить или облегчить создавшиеся трудности, но ему это явно не по плечу: люди перестали искать советов у бога. Как мы увидим, Библия прогорела в церковном пожаре.

    И не зря дочь рассказывает Джеймсу о том, что некий человек, составивший список известнейших самоубийц, включил в него Иисуса Христа. Вот нынешний ранг божьего сына. Соотнесение главного героя с Христом, как мне кажется, является центральной аллюзией фильма: тот так же звал к возвращению на божий путь и даже крушил столы торговцев (в картине явная аналогия, правда, не в храме, а в баре, но ведь бар для современного человека ничуть не менее привычное место). Герой так же восходит на свою Голгофу, имея возможность отказа.

    Вот только оправдана ли эта жертва? Но можно спросить: а жертва самого Христа была оправданной? За два тысячелетия, минувшие с того события, человечество не стало лучше. Да и сама церковь несла людям ничуть не меньше вражды, розни, войн, нетерпимости и мракобесия, чем все прочие человеки. В этом фильме вновь нашему вниманию предстает почти наступивший апокалипсис. (Правда, такое предупреждение публиковалось несчетное количество раз).

    И что же делать нам? Говорит ли напугавший нас ужасами нашего бытия автор фильма — сценарист и режиссер Джон Майкл МакДонах — какой выход есть из этой катастрофы? Рецепт содержится лишь в одном кадре: люди должны услышать друг друга.

    Вот такое религиозно-этическое философствование с прекрасной игрой актеров и великолепной картинкой.

    27 июня 2014 | 00:11

    По правде сказать фильм «Голгофа» оставил противоречивые чувства. С одной стороны задумка неплохая, показать священника и его паству, одетые грехи человечества, а с другой не перегнули ли палку с набором откровенной грязи. Да, двоякое чувство. Можно и некий фарс углядеть, а можно увидеть нечто большее. Но для того, чтобы это нечто большее увидеть, придётся как-то примирится с некоторыми моментами и эпизодами, проще говоря закрыть на них глаза. А правильно ли это ? Дилемма.

    Живёт себе на периферии священник. И всё бы ничего, как исповедям и службам он привык, да в один не самый удачный день, приходится ему выслушать и исповедь и приговор. Причём приговор от лица исповедуемого. Хорошо ли это ? Плохо ли ? Это неизбежно. К чести отца Джеймса он, как и подобает священнику, в панику не впал, в истерику не ударился, а за отведённое ему время, в количестве семи дней попытался уладить все свои дела.

    Безусловно отец Джеймс это некий ориентир для людей. В течение всей картины, он не осуждает и не судит, не карает и не милует. Он просто живёт, отпущенное ему Богом время. Хотя вру. Всё-таки в одной из сцен в баре, он наставляет пистолет на двух весьма недружелюбных типов. Этот факт наверно говорит больше, чем все другие. Он показывает, что священник — это не святой, а такой же как мы с вами смертный человек, который подвержен стрессам и расстройствам. Конечно его фигура не столь идеальна, как многим того бы хотелось, но ведь на фоне тех других, он просто божий ангел, проводник божьей воли.

    Не знаю надо были показывать такие сцены, когда отец Джеймса посещает полицейского, а у того любовник. Жестко и правдиво ? Или перебор ? А потом он этого самого «красавчика» встречает в баре и тот поведал ему свою историю в весьма пикантных подробностях и выражениях. Богохульство или для того, чтобы очиститься надо непременно вывалятся в грязи, услышав такое ? Вопросов жутко много. Ответов нет. Людям с неустойчивой психикой, только что воцерковлённым такой продукт явно не придётся по вкусу. Нужно ли от этого воротить нос, якобы я не я, ничего про эту грязь слышать не хочу и не желаю ?

    В фильме есть очень хорошие дельные мысли, которые как раз сомнению не подлежат, ибо это уже веками утверждённые истины. «Бог милостив и границы его милости пока не установлены». Сильно сказано ! Сильно, а главное по существу. Не могу не отметить и другую фразу из фильма, которая понравилась своей новизной: «Мне кажется слишком часто говорят о грехах и недостаточно часто о добродетелях». Да, это мысль определённо мне нравится, поскольку чем чаще человека будут окунать в грязь, тем больше возможности ему оттуда не выбраться. Или наоборот ? Опять двойственная природа вещей.

    Как из общего повествования не выделить эпизод с картиной, когда отец Джеймс посетил одного богатого господина. Богатый устал от жизни, один в своём респектабельном доме. Денег куча, а душу изъедает скука, да такая что можно себе позволить помочиться на картину. Как это расценить ? Как назидание от сытого материального благополучия, от которого надо бежать или как бывает порой человек ленив и тщеславен ? Может быть есть и другие варианты трактовки данного события… Я не знаю. Возможно отец Джеймс знает, ибо именно он принял на себя бремя отпущения грехов. Не лично он конечно, а посредством его Бог проявляет свою милость и отпускает грехи. Если отталкиваться от мысли, как человек погряз в этих самых грехах, что с успехом показал режиссёр убив собаку, спалив церковь дотла, здесь разумеется есть о чём подумать. Но опять же некоторые моменты, всё-таки перебор, на мой взгляд. Где говорится о серьёзных вещах, тем паче религиозных и божественных там наверно юмор неуместен, пусть даже он ирландский и британский. Иначе это дело может попросту скатиться в фарс, как я уже выше упоминал. А вот концовка фильма меня порадовала. Есть в ней один из христианских постулатов о прощении. Причём это было мощно, когда финал не затронул впрямую главного героя, а его дочь. Понять, простить и услышать того, кто причинил тебе зло. Вот наверно мораль этого неоднозначного фильма.

    26 июня 2015 | 08:53

    Постараюсь не рассказывать сюжет, его можно понять в трейлере.

    Каюсь,«Однажды в Ирландии» не смотрел, поэтому это моё первое знакомство с режиссёром- Майклом МакДоном с глазу на глаз.

    Смешаем английский юмор с ирландской подачей и получаем серьёзный фильм с «тяжёлой душой». Да, именно такое описание подходит для «Голгофы»,фильм выдержан в белых красках с серым оттенком. Иногда это раздражает глаза, но со временем понимаешь замысел этих белых мерцаний.

    Должна ли жизнь священника быть чиста, как белый лист?Почему именно добрых людей чаще всего выставляют за негодяев?Такие, и множество других вопросов возникает при просмотре данного фильма. Стереотип, сложившийся в обществе распространяется даже на тех людей, которые живут в маленьких городках, где все друг друга знают в лицо. И никому из горожан не важно, что вчера они ели пищу с твоих рук, исповедовались у тебя. За своими страхами ты всегда будешь лживым, корыстным извращенцем, которому нужны лишь деньги.

    Отдельное слово хотелось сказать про работу оператора. Красивый вид Ирландии удивляет своей нетронутой природой и своими масштабами, на это действительно интересно смотреть, сейчас говорю без «розовых очков».

    Перейдём к актёрам. Томный взгляд Брендона Глисона, он же Отец Джеймс, просто, вдавливает в кресло, а перевоплощение в простого мужичка, любящего иронизировать, забавляет. Что касается Кейлли Райлли, она же Фиона, то она заставила меня сомневаться в родственных узах между ней и Отцом Джеймсом, но с раскрытием прошлого, чувство сомнения проходит, а посмотрев дальше, её игра вызывает эмпатию. И конечно же Дилан Моран, хотелось бы уже увидеть его в другом образе, я уверен, что людей по-серьёзнее он играть тоже умеет. Ну, это личные пожелания, что касается его игры, то привычный образ дался ему хорошо, а в трезвых моментах ещё лучше.

    Если вы сомневаетесь идти на этот фильм, то позвольте я проясню.«Голгофа»- это твёрдое кино, которое можно понять, если полностью отдаться ему. Вопрос веры и религии в этом фильме не самый главный, поэтому не стоит встречать этот фильм «по одёжке». На протяжении всего фильма выдерживается интрига, зрителю предлагают принять участие в разгадке, представляется множество персонажей, объединённые одной целью:грешить.

    За не совсем комедию ставлю:

    8 из 10

    20 апреля 2014 | 02:44

    Когда дело касается религии и «темной силы» в одной кинокартине, то ненароком начинаешь фантазировать и доходишь до того, что драма трансформируется в ужасы (в голове, конечно). Как правило, так все и происходит, на протяжении фильма у тебя за спиной стоит тайна и шепчет тебе на правое ухо заклинания, которые не дают отойти ни в туалет, ни за чаем. И вот ты с глазами размером со спелое авокадо (возможно, даже такими же зелеными) уставился на экран и ждешь разгадки — хочешь увидеть «тайное лицо».

    Примерно того же я ждала от «Голгофы», когда смотрела трейлер и читала описание. В том заслуга автора последних работ — желание купить билет в кино возникает моментально. Покупаешь билет, но не тут- то было. Загадки нет, потому что самому Отцу Джеймсу (Брендан Глисон) все равно, кто там его собирается прикончить на берегу моря — так, есть пару догадок, но это не первое, что его беспокоит, а соответственно и зрителя тоже. Нам грамотными маневрами навязывают социальные вопросы под предлогом «а кто же бьет Веронику?», «почему Джеку наплевать, что его жена гуляет с негром?», «почему родное дитя бежит от проблем с помощью суицида?». А к этому всему еще богохульство, человеконенавистничество и неумение прощать. Среди прочего мелькают вечные идеи о вере, ошибках, духовной силе. Но меня ничего из вышеперчисленного не зацепило (если ты ищешь рассуждений, доводящих до дрожи в колениях и желания вести дневник, то тебе явно не к Джону МакДону). Меня привлек сам священник. А вернее — его образ.

    Реакция Джеймса на происходящее вокруг настолько естественна, что не возникает возмущений, глядя на виски в его руке и стрельбу из «пушки» по всему барному периметру. В каждом пятом действии Отца толика иронии. Он как- будто уже знает, что будет дальше. Он — пророк, и поэтому так снисходителен ко всем человеческим грехам, которые день за днем оккупируют его со свисающими слюнями. Я никогда не задумывалась над тем, каким должен быть священник в 21 веке, потому что не так много их повидала. Но образ защитника, отказывающегося от самооороны, который своими познаниями заставляет гуглить слово «фельчинг», очень похож на правду.

    6 из 10

    5 октября 2014 | 12:15

    Бесспорно, к истории мученика, живущего среди грешников, обращались и будут обращаться множество авторов разной степени таланта, по-разному интерпретируя сюжет самой издаваемой книги в мире. Вопрос здесь всегда в акценте, в том, что именно автор хочет сказать.

    МакДона в своем высказывании предельно серьезен. Именно так. Не смотря на обилие иронии, жесткой, должен сказать, иронии, автор абсолютно серьезно высказывается о необходимость уметь прощать, жить по совести, о добродетелях и прочее. Пусть делает он это на языке едкого черного юмора, ну так что же с того? Ведь это просто его язык, на котором он умело и четко доносит до зрителя свою мысль. Однако, вот здесь и возникает вопрос: а что же это за мысль? О чем хочет сказать нам автор?

    Поместив своего героя в концентрированный мир грешников, изначально обозначив перед ним выбор и доведший его до предначертанного (не путать с ожидаемым) финала, автор лишь зафиксировал перед нами в величественных кадрах, искусно пересказал тонкими диалогами историю известную и мораль очевидную. Из привнесенного им — отношение людей (в основном негативное) к герою и качественный баланс между современными взглядами и высшей моралью в нем самом.

    Хорошо ли все это? Хорошо. Печально. Трагично даже. Оригинально? Да. Если говорить о ракурсе, о языке, которым рассказана извечная история. Но, снова таки, о чем? В его частном рассказе слишком явственно читается замах на общее. В том время как в истории, к примеру, князя Мышкина рассказ ведется все-таки о частном, общее подразумевая. Этого, мне кажется, и не хватило талантливому ирландцу.

    28 июня 2014 | 23:12

    Лично мой взгляд на этот фильм сугубо нетривиальный, философский и исполненный недоумения. Присоединяюсь к мнению многих авторов, в рецензиях которых отвергается и весьма сомнительна принадлежность данной киноленты к трагикомедии, но разве лишь пунктирно. Все-таки фильм настраивает на гуманную волну, нежели на обратное. Жанровая проблематика возникает, и споры вокруг этих противоречий есть и будут, но учитывая заявленный жанр, отправляющий нас к черной трагикомедии, важно упомянуть, что это довольно контрастное, смелое сочетание, подобная полярность которого не в меру рискованна.

    Наверное, каждый образованный человек четко представляет и знает, как проходит католическая Исповедь, и, мягко говоря, она очень отлична от православной, и первые кадры фильма имеют самое прямое отношение к вышеизложенному: они обескураживают. В наш век цинизма и беспрекословной свободы мысли неудивительна показанная явь. Но все же хочется верить, что затрагивать Святое — кощунственно.

    Священник Джеймс Лавелль (Брендан Глиссон вписался в роль неимоверно), на первый взгляд, типичный представитель духовенства, и в картине показано в основном не его служение Церкви во время Мессы или Исповеди, а скорее передана атмосфера быта и образ жизни священнослужителя, имеющее отношение именно к его личной свободе. Ему не чуждо ничто человеческое, но сталкиваясь с отрицанием, негативом и непониманием по отношению к своей персоне в лице грешных смертных, Джеймс и сам в какой-то момент впадает в раж. Ну, опять же, обращаясь к католическим канонам и устоям, они спокойно допускают события такого характера.

    Так в чем же суть данной ленты, ведь название четко и однословно отправляет нас в мир страданий и мучений. «Голгофа», как символ боли и духовных и телесных мук тяготеет скорее к скепсису о существовании ада и рая, и о невозможности достижения спокойствия, гармонии и Вечной жизни. Человек обречен на страдания.

    Разноликие персонажы, противоположные характеры, представленные в ленте, как ничто другое выгодно подчеркивают извечную тематику пороков, осуждаемых церковью.

    Фильм смотрится довольно ровно, спокойно и без лишних эмоций, а это ускользает от триллерской теории, но финал в считанные минуты это поправляет и безжалостно опрвергает все положительные мысли о помощи Веры, о тайне Исповеди, и о Вечной Любви. Акт милосердия, покаяние, прощение — все эти моменты отсутствуют в сюжете. Грех первороден. Вера не спасает, наоборот, она вызывает море ненависти и зла в больном сознании человека, одержимого местью. Запрограммированный код насилия, боли и унижения бессильного ребенка вырывается в зрелом возрасте в тяжелое нарушение психики, и эта боль тяжела, невыносима.

    Говоря о достоинствах картины и ее плюсах, не могу пройти мимо наичудеснейшей музыки Птрика Кессиди, завораживающего музыкального сопровождения, великолепных ирландских пейзажей, которые в целом составляют гармоничный ансамбль и трогают до глубины души, что немаловажно создают особую атмосферу просмотра, идиллическое восприятие и соответсвующий настрой. Великолепные чистые краски и фон сине-серого оттенка в сочетании с живой природой придают максимум реалистичности повествованию.

    Молитвы прочитаны, но вера бессильна. и.. Он нажмет на курок… !!!… Кто?!

    Посмотрите сами.

    8 из 10

    10 марта 2015 | 16:36

    С самого начала фильма меня накрыло чувство щемящей тоски, безысходности. Серое небо, тусклые цвета, монотонные речи, беспросветные лица. Нужно отдать должное режиссеру, ему удалось заставить взгрустнуть.

    Опечалила меня не только сама атмосфера, но и сотни вопросов, которые так и остались без ответа. Вопросов религиозного характера, вопросов о мироздании и смысле, вопросов о сути. Казалось бы католический священник должен дать ответ, помочь разобраться в себе, но ничего подобного. Ни на один ответ в фильме не был дан вменяемый ответ, лишь контрольное «все будет хорошо»," я зайду, мы обязательно поговорим». Где же тот свет, где та яркая свеча, опаляющая сердца вопиющих? Неужели за бугром все такие священнослужители? А еще почему-то недолюбливал своего «коллегу», а чем же он лучше?

    Катарсиса нету, нету теплого и горячего, нет добра и зла, все как-то серо и однообразно. По-этому особого удивления концовка фильма не вызвала.

    Разве только «жаль, ну что поделаешь».

    Можно на досуге посмотреть, если нет более интересных занятий

    6 из 10

    14 сентября 2016 | 02:45

    Тяжело оценить такой фильм. Джон Майкл МакДона блестяще начал свою большую режиссерскую карьеру сняв уморительный «Однажды в Ирландии». Дальше он стоял на развилке — или играть на том же поле, или попытаться сделать что-то иное. В результате Джон решил совместить два подхода. Ведущий актер Брендан Глисон, циничные шутки, элементы черной комедии плавно перетекли из «Однажды в Ирландии» в новую картину. Но ко всему этому добавился новый жанр — философская притча. Вот такая гремучая смесь.

    Как оценить все это? Противоречивое впечатление. С одной стороны фильм явно нестандартный, интересный. Брендан Глисон очень удачно перевоплотился из полицейского в священника, не потеряв при этом своей харизматичности. Есть очень удачные моменты, которые по-настоящему трогают.

    Но с другой стороны во всем этом видится какая-то нескладность. Вот это маневрирование между библейской притчей и черной комедией…. Оригинально? Да. Но не совсем внятно. В результате комедийных моментов очень мало, это не «Жизнь Брайана по Монти Пайтон». А моменты, когда фильм трогает тебя за живое, сменяются циничными шутками и эффект ослабевает.

    При этом, должен заметить, что главный герой очень удачно подан. Можно даже сказать, что для сегодняшнего дня — это чуть ли не идеал того, как можно изобразить хорошего священника. Очень сложно сейчас не впасть в пафос, изображая положительного служителя Церкви.

    Что в итоге? Джон Майкл МакДона замыслил очень сложную картину. Есть проблемы с цельностью, но и плюсов у фильма много. В принципе можно поставить

    7,5 из 10

    25 октября 2014 | 16:49

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>