всё о любом фильме:

Голгофа

Calvary
год
страна
слоган«Убить священника в воскресенье - хорошая идея»
режиссерДжон Майкл МакДона
сценарийДжон Майкл МакДона
продюсерКрис Кларк, Флора Фернандес-Маренго, Джеймс Флинн, ...
операторЛарри Смит
композиторПатрик Кэссиди
художникМарк Джерати, Фиона Дэйли, Имер Ни Мэлдауни
монтажКрис Гилл
жанр драма, комедия, ... слова
сборы в США
сборы в мире
сборы в России
зрители
Россия  24.2 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на Blu-Ray
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время102 мин. / 01:42
Отец Джеймс — католический священник в небольшом провинциальном городке — слушает покаяние, на котором прихожанин сообщает ему, что в течение многих лет подвергался сексуальному насилию со стороны ныне покойного священнослужителя. Прихожанин делится с Джеймсом своими размышлениями о том, что на гибель плохого священника никто и не обратит внимания, тогда как убийство хорошего может заставить общество задуматься. С этими словами он даёт святому отцу неделю на то, чтобы привести в порядок дела, после чего Джеймс будет убит. Однако вместо того, чтобы начинать готовиться к смерти или обратиться в полицию, в отпущенный срок священник занимается обычными повседневными делами, стараясь изменить жизнь своих прихожан к лучшему.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.40 (40 380)
ожидание: 92% (5903)
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
135 + 16 = 151
7.6
в России
100%
12 + 0 = 12
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлеры
    Знаете ли вы, что...
    • Роль Фредди Джойса исполнил Донал Глисон — сын исполнителя главной роли Брендана Глисона. Вместе на экране отец и сын появляются только в одном эпизоде.
    • В фильме 12 актёров второго плана — столько же, сколько у Иисуса было учеников.
    • Образ отца Джеймса актёр Брендан Глисон и режиссёр Джон Майкл МаДона придумали в конце работы над чёрной комедией «Однажды в Ирландии» (2011). Роль была написана специально для Глисона.
    • В одном из эпизодов фильма священник спит, облокотившись на камень, а его дочь читает книгу. Он просыпается, спрашивает, как долго он спал, и слышит в ответ: «Века,. .. целые эпохи». Книга, которую держит его дочь, принадлежит перу Говарда Филлипса Лавкрафта (1890-1937). Это американский писатель, поэт и журналист, который так часто использовал в своих трудах слово «эпоха», что оно практически стало его визитной карточкой.
    • Отец Джеймс произносит фразу «Господь велик, и нет пределов милосердию Его». Это цитата из книги австрийского писателя и мыслителя-эссеиста Жана Амери (1912-1978), которая называется «Самоубийство» (1976).
    • Малыш, который помогает отцу Джеймсу в исполнении Брендана Глисона, — тот же самый, что пришёл на помощь персонажу Глисона в фильме «Однажды в Ирландии» (Джон Майкл МакДона, 2011).
    • Автор сценария и режиссёр фильма Джон Майкл МакДона черпал вдохновение в творчестве французского режиссёра и сценариста Робера Брессона, «Причастии» Ингмара Бергмана (1962) и в игре Роберта Де Ниро в криминальной драме Улу Гросбарда «Тайны исповеди» (1981).
    • Некоторые эпизоды фильма снимали в поселке Раш в Ирландии, на железнодорожной станции, в портовом кабаке и в пабе.
    • Разговаривая в одном из эпизодов с дочерью, отец Джеймс упоминает парня, которого называет словом Cicsathoin. С ирландского Cic sa thoin переводится как «навалять» или «надавать по шее».
    • Герой Оуэна Шарпа произносит фразу «Whadda hear, whadda say». Эту фразу говорил герой Джеймса Кэгни (1899-1986) в известной гангстерской драме «Ангелы с грязными лицами» (Майкл Кёртиц, 1938).
    • В фильме это ни разу не упоминается, но по сюжету пожилого писателя из Америки зовут Райаном.
    • Действие фильма разворачивается в деревне Иско в графстве Слайго на северо-западе Ирландии. Там же проходили и съёмки.
    • Вторая часть так называемой «Трилогии о самоубийстве».
    • Герой Дилана Морана мочится на копию картины «Послы» (1533) кисти немецкого живописца Ганса Гольбейна Младшего (1497-1543). Эта работа выставлена в Лондонской национальной галерее. В нижней её части по центру изображён череп, который можно распознать, только если смотреть на картину не прямо, а сбоку.
    • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
    • В конце фильма священник (не отец Джеймс) читает книгу атеиста и популяризатора науки Ричарда Докинза «Бог как иллюзия» (2006).
    • В финале фильма герой Брендана Глисона жалеет, что так и не дочитал «Моби Дика». Речь идёт о романе 1851 года, написанном Германом Мелвиллом (1819-1891). В приключенческой драме Рона Ховарда «В сердце моря» (2015) Глисон сыграл Томаса Никерсона, который когда-то пережил гибель китобойного судна «Эссекс». Именно гибель «Эссекса» 20 ноября 1820 года в Тихом океане послужила толчком к написанию Мелвиллом романа.
    • В начальных сценах фильма будущего убийцу отца Джеймса играет не Крис О`Дауд, а дублёр, имя которого даже не было указано в титрах, но чей голос походил на голос О`Дауда.
    • еще 14 фактов
    Редакционные материалы
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 1940 постов в Блогосфере>
    сортировать:
    по рейтингу
    по дате
    по имени пользователя

    Отличнейший фильм. Только это никакая не комедия, ни черная, ни белая. Это жесточайшая, депрессивнейшая драма. О том, как даже в одной из самых вроде бы католических стран мира Бог никого не интересует, а если интересует, то очень ненадолго и в основном как предмет для насмешек. О том, как единственный пастырь, который ещё держится Его, остаётся чужим для всех. О том, как бессмысленна жизнь, когда весь её смысл в том, чтобы нажраться или заняться сексом.

    На практически премьерном сеансе было человек 10 — и это нормально. Мало кого в наше время прельщают подобные произведения искусства. Тут нет никаких эффектов, никаких твистов сюжета, есть лишь неторопливое повествование и бесконечная грусть островных проселков.

    Все актеры играю великолепно, особенно понравился персонаж богача. Редкие, но меткие проявления местного юмора поневоле заставляют губы кривиться в сомнительной усмешке. Послевкусие остаётся надолго, а для более-менее впечатлительных натур вроде меня возникает необходимость выкурить лишнюю сигарету. Чрезвычайно рекомендую, однако смотрите первую фразу рецензии.

    8 из 10

    Великолепно

    18 апреля 2014 | 15:50

    Фильм просмотрен на премьере в рамках фестиваля ирландского кино 19.03.2014.

    Режиссёр Джон Майкл МакДона 3 года назад отметился ярким дебютом — не зря его фильм «Однажды в Ирландии» получил приз на Берлинском Кинофестивале (почётное упоминание — лучший дебют). Та картина мало кого могла оставить равнодушным своим чёрным юмором и национальным колоритом. Ирландцы — одна из самых весёлых наций в мире, и создатели нас в этом убедили.

    Джон Майкл и Мартин МакДона снимают ленты отдельно, однако их произведения имеют схожий стиль. Оба работают в жанре криминальной комедии с элементами драмы, оба умеют сочинять сочные диалоги, шутить «по-чёрному».

    Всё это, включая упомянутый национальный колорит и Брендана Глисона, актёра, сыгравшего и в «Залечь на Дно в Брюгге», и в «Однажды в Ирландии», содержится в «Голгофе». Эта лента крайне остро на примере веры отражает падение нравственности в обществе. Ирландцы отдалились от религии, они смеются над ней. Можно верить в Бога или нет, но нельзя отрицать то, что вера всегда взывала к высшим духовным ценностям. Теперь же у людей ценности сменились: один из героев ценит только деньги, у него их настолько много, что ему от этого скучно жить и даже внесение пожертвований он делает не от чистого сердца, другая героиня бесконечно меняет любовников (прелюбодеяние), в церкви появились священники, которым при виде денег сложно сохранять спокойный вид. За неделю, что убийца отводит главному герою, хорошему священнику отцу Джеймсу, он (Джеймс) встречает людей, с которыми свела его жизнь, и видит, что практически все они потонули во грехе. Персонаж Глисона со всеми его положительными чертами выглядит одиноким в этом мире, и хотя все воспринимают его как хорошего человека, за его спиной все смеются над ним и над верой, которой он предан, заодно. На фоне такой удручающей картины автор ставит вопрос, а не поздно ли остановить это падение, и отвечает на него очень расплывчато, предлагая как наихудшее развитие событий, так и давая надежды на перемены к лучшему.

    Те, кто критикует фильмы за наличие чёрно-белых персонажей, наверняка будут готовы выпустить пару критических стрел в создателей за героя Глисона (который, кстати, играет как никогда душевно), однако если вспомнить название фильма и связать его с событиями, становится понятно, кого на самом деле играет ирландский актёр и почему он настолько положителен.

    Несмотря на то, что в картине важное место играет юмор про иммигрантов и национальная принадлежность, «Голгофа» имеет универсальную формулировку. Легко можно перенести место действия в другую страну — лента не перестанет быть актуальной. Хотя даже если ничего не менять, российскому зрителю эта лента будет близка, понятна и обязательно придётся по душе.

    8,5 из 10

    15 апреля 2014 | 23:33

    С воскресной исповеди для отца Джеймса начался последний отчёт его шагов по земному пути, концом которого должно будет стать следующее воскресенье, когда неизвестный грешник пообещал привести в исполнение вынесенный им священнику смертный приговор, которым честный служитель церкви должен искупить вину обесчестившего горемыку преступника, а за оставшуюся неделю может разобраться с земными долгами, дабы уйти Туда с чистой совестью и спокойной душой.

    Оказавшись в столь незавидном положении, пожилой священник, не предаваясь панике, бережёт от властей тайну исповеди, расхаживая среди своих нескладных прихожан, посматривая им в глаза и души, так что вскоре его добровольные визиты складываются в череду неслучайных исповедей, открывающих или только приоткрывающих скрытые в них пороки и беды, не выдавая собственных планов на приближающийся с каждым днём выходной.

    Избегая посещать храм, а некоторые даже отрицая веру, горожане изливают человеку в рясе, кто боль, кто страх, а кто свою растерянность перед неурядицами жизни или испытаниями, которые приносит внезапно пришедшая смерть, обнаруживая потребность в стороннем слушателе или собеседнике, включая его собственную непутёвую дочь, кажется, вознамерившейся вырвать отца из лап разлучницы — церкви.

    Все они, если не просят совета, то облегчают собственную душу, одаривая отца Джеймса тумаками, сбивая с толку новыми загадками, и духовно очищая его встречными вопросами, освобождающими священника от сомнений в крепости веры и уверяя в преданности служению, доводя до прижизненной святости, которой, как и обещано, должен быть положен кровавый конец, отправляющий просветлённого к святым, дабы оставить грешников без единственного спасителя.

    Так что, в сущности, нам даровано кино о мире, живущем без Бога, о пророке, которого не находят в своем отечестве, переплетающее низкое с высоким, цинизм с отковением, создавая невообразимое сочетание нравственно-этических контекстов бесчеловечности и духовности, отчего режиссёра за собственную работу и гениальный сценарий надо приписать к лику великих, только и всего.

    19 апреля 2014 | 00:07

    Так уж случилось, что в старину не было психиатров, психотерапевтом и прочих мозгоправов, но при всем при этом душевных проблем у людей было не меньше. Так как же люди справлялись с жизненными неурядицами, что на них навалились? С помощью выпивки? Ну да, накачав свое тело алкоголем человеку, как правило, было не до житейских проблем и все что его бы заботило, так это то как бы добраться до родного дома и там лечь спать, но в том то и дело, что проблему это не решало и на утро помимо головной боли приходила и душевная боль, да столь сильная что хоть в петлю лезь. Что же тогда делать? А ответ был прост — священник. Этот скромный бородатый дядя готов был выслушать своих прихожан, похлопать последних по плечу, отпустить грехи и дать пару мудрых советов, которые действительно могли помочь по жизни. И сегодня речь пойдет о священнике, а также о том, а нужна ли эта профессия в наш век высоких технологий. Итак, это — «Голгофа».

    Джеймс Лавелль — священник. Человек, который считает своим долгом лечить душевные раны своих прихожан и отпускать последним грехи сталкивается с проблемой- его хотят убить. И дело тут не в том, что отец Джеймс плохой человек или в прошлом он совершал страшные вещи, а совсем наоборот, просто один из прихожан, что в детстве был изнасилован священником решил объявить церкви, а с ней и богу войну. Разочаровавшийся в боге прихожанин дает отцу Джеймсу неделю дабы тот уладил все свои дела, после чего удаляется. А что же отец Джеймс? А он хоть и нервничает по этому поводу, но виду не подает. И раз уж священнослужителю была отмерена неделя на все про все, то он не собирается это время терять, а потому отправляется в город, дабы направить свою паству на путь истинный и помочь добрым советом.

    Паства же и слышать о священнике ничего не желает, ведь они «современные люди», которым не нужна вера… да им вообще никто и ничто не нужно и уж тем более помощь священника, которого чуть ли не за глаза величают педофилом и пьяницей. Но на самом деле, на самом деле, это мнение в корне неверно и все потому что люди, являющиеся паствой преподобного Лавелля запутались в себе и не могут выйти к свету без посторонней помощи. Вон девушка, которая была несчастлива с мужем в браке, а потому нашла себе чернокожего любовника, что ее избивает и девушка при этом убеждает себя в том, что это нормально и так и должно быть. А вон молодой паренек, который подумывает либо о том, как покончить с собой, либо о том как бы убить ближнего своего и все потому, что он не может найти язык с противоположным полом. А вон паренек, которого в свое время так же изнасиловал священник, но юноша не воспылал ненавистью ко всему миру, а решил принять навязанные правила игры. Нацепил маску цинизма и безразличия и стал мальчиком для любовных утех для комиссара полиции. А вон старый писатель, который настолько устал от жизни, что просит преподобного об одном простом одолжение. Об огнестрельном оружие с помощью которого он сможет прервать свои страдания. А ведь это далеко не все люди, кто нуждается в духовной поддержке святого отца. Человека, который не станет просить денег за свои услуги. Он даже не будет ждать от своих прихожан банального «спасибо». Отец Джеймс Лавелль — это тот человек, который разделяет с людьми их душевную боль, даже если последние его об этом не просят, вот только надолго ли его хватит? Ведь чтобы помогать другим ты и сам должен верить в лучшее завтра, а с этим у преподобного Джеймса проблема. И дело тут даже не столько в угрозе жизни, а в том, что родная дочь пыталась покончить с собой потому что ее бросил очередной парень. Потому что большинство людей, что работающих при церкви не верит в то что они делают благое дело. Они не верят ни во что помимо материальных благ и плотских утех. А так как наш герой находиться в отчаянном положение, то тут как тут появляются ангел и демон. Нет, не в буквальном смысле, а в фигуральном. В качестве демона выступает молодой и наглый патологоанатом, который сравнивает священника со слепым и глухим ребенком, оказавшимся в мире зрячих людей, которым не нужна вера. А в качестве ангела молодая девушка, которая попала в автомобильную аварию, но каким-то чудом уцелела, а вот ее молодой человек нет. Но это не сломило девушку, а сделала ее лишь крепче, и она верит в то что надо держаться, если и не ради себя, то хотя бы ради других. А вопрос кто же в этой ситуации прав «демон» или «ангел» фильм задает прежде всего не главному герою, а зрителю и ответ на этот вопрос вы найдете у себя в сердце.

    Подводя итог, хочется сказать, что это ни в коем случае не комедия. Это тяжелая психологическая драма, задающая множество вопросов, ответы на которые предстоит найти нам самим. Это фильм-аллегория на нашу с вами жизнь. Это фильм о том, как же легко потерять душу и даже не заметить этого. Это фильм о человеке, который был светочем во тьме, Данко если хотите, для людей которые ненавидели и презирали его, но вместе с тем любили и уважали. И отвечая на вопрос, что я задал в самом начале — да, сейчас такие священники нужны как никогда. А что до охоты на ведьм, взяточничества и растления малолетних, то это — человеческий фактор и не стоит всех священников грести под одну гребенку, среди них тоже есть и свои праведники и свои грешники. Это фильм, который я рекомендую к просмотру всем без исключения. Не факт, что он изменит ваше мировоззрение, уважаемый зритель, но задуматься точно заставит.

    9 из 10

    27 июня 2014 | 13:57

    Место действия — маленький прибрежный городок в Ирландии. Страну совсем недавно захлестнул чудовищный скандал, во время которого вскрылись сотни случаев педофилии среди католических священников. Отец Джеймс (Глисон) — не такой, он священник добрый и порядочный, однако, это не мешает кому-то из жителей захотеть убить его. Просто в отместку за жестокие моральные и физические унижения, которым этот человек подвергался в детстве, будучи учеником в церковно-католической школе. Этот неназванный житель города приходит к отцу Джеймсу на исповедь и признаётся в своих намерениях, отведя священнику ровно неделю на прощание с жизнью.

    Ни для кого не секрет, что фильмы бывают разные — от совершенно пустых и ничем не тревожащих душу комедий, до пронзительно жёстких и даже жестоких драм, в которых каждый кадр кричит о том, что всё на свете плохо и нам остаётся только лечь и умереть. Картина «Голгофа» по своему внутреннему наполнению определённо находится гораздо ближе ко второй границе этого диапазона, однако, все печали и тревоги современного общества здесь не льются тёмным потоком на неподготовленного зрителя сквозь ткань (или стекло) экрана, а наоборот тщательно скрыты за пусть мрачными, но всё-таки довольно спокойными ирландскими пейзажами и неторопливыми диалогами.

    Зрителю не вдумчивому и невнимательному, такому, кто не будет раскапывать внешний слой происходящих на экране событий, фильм «Голгофа» покажется пустопорожней и скучной болтовнёй с одной-единственной интригой — кто же всё-таки вынес отцу Джеймсу столь суровый приговор. Однако, самое смешное в том, что по большому счёту не важно, кто конкретно это был, важно лишь то, что это мог быть, кто угодно. Пьяница-богатей Майкл, потерявший всё, что ему было дорого в этой жизни и мучающийся в невыразимой скуке? Легко! Чёрнокожий Саймон, живущий в стране, которая всегда славилась своей нетолерантностью к другим нациям? Почему нет? Тюфяк-мясник Джек, которому на глазах у всего города изменяет жена? Да запросто! Циник-врач Фрэнк, огрубевший за время работы в больнице? Да вообще без проблем. Скромный молодой человек Майло, не скрывающий, что хочет познать вкус крови, инспектор-гей Стэнтон, вульгарная изменщица Вероника — да кто угодно! Отец Джеймс — это как лучик света в тёмном царстве порока, скуки, слабости и унижения. Не мощный прожектор, а именно лучик — пытающийся осветить хоть что-то вокруг себя, но не особо хорошо справляющийся с этой задачей. Да, в конце концов, он сам мог придумать эту беседу, почему нет — чувство стыда за «церковных коллег», помноженное на любовь к алкоголю.

    В картине «Голгофа» под диалогами и видами бушующего ирландского побережья спрятан целый клад идей, образов и мыслей, порой взаимоисключающих, но до жути верных. С одной стороны — нельзя судить о какой-либо социальной группе по худшим её представителям, с другой стороны, жертвам насилия от этого не легче, и общественное мнение — вещь, с которой трудно спорить. С одной стороны, отец Джеймс — добрый и правильный человек, с другой стороны — «да отвали ты от нас со своими проповедями, не учи других жить, старый ирландский алкоголик». С одной стороны, прихожане Джеймсу попались, конечно, мама-не-горюй, с другой стороны, скелеты в шкафу есть у каждого, многие из которых легко объясняются воспитанием, жестокой окружающей средой и тяжёлой работой. Как можно было увязать всё это в одну недлинную картину и не потерять при этом какого-то внутреннего стержня и внятной логики — только МакДона знает.

    Вывод: «Голгофа» отличный, умный, сложный фильм с невероятной актёрской игрой Глисона и отличными второстепенными ролями, который портит только то, что в окружении отца Джеймса не оказалось хотя бы одного мало-мальски приятного человека. В жизни так, наверное, всё-таки не бывает. Но картина очень мощная — советую!

    9 из 10

    29 июля 2014 | 09:37

    Праведный католический священник (не скрытый гомосексуалист, не насильник, не педофил и даже не вор и взяточник, в пику поп-культуре, — просто праведный католический священник) проводит дни за молитвой, размышлениями о жизни и наставлениями ближних своих на путь истинный в одной прибрежной ирландской деревне. Ближние внимают плохо, потому что у каждого свои проблемы: неудачные отношения как причина резать вены поперек, любовный треугольник как причина приложиться женщине по лицу, детская психотравма как причина убить праведного католического священника. Каждый пытается жить как считает нужным, но все это, в итоге, мелочи. Ведь даже если все это будет гореть огнем (а оно будет), океан, который так любит камера, продолжит равномерно покачиваться, отбивая такт размеренной прибрежной жизни. Горит церковь, вытекает кровь. Море — вечно.

    После того, как братья-ирландцы Джон и Мартин Макдона написали, сняли и выпустили по две авторских полнометражных работы, можно с уверенностью сказать, что фамилия «McDonagh» становится кинематографическим брендом столь же узнаваемым, как созвучное название известного пищевого франчайза. И сравнение это, возможно даже, не столь неуместно, как может показаться на первый взгляд: массовый зритель любит «Залечь на дно в Брюгге» уже давно, сильно и каждый за разное и смеется над «Однажды в Ирландии», требуя еще «от тех выпивающих ребят к западу от Великобритании». Братья своим поздним появлением на мировой киноарене попали четко в стык массовой и авторской кинодраматургии. И если более мастеровитый Мартин выносит родное ирландское самосознание за пределы острова в Европу и США, то его брат (человек, чей возраст, к слову, на данный момент не знает даже интернет) гнет линию более патриотичную в плане съемочных локаций и исследуемых тем. Колорита придает и работа в тандеме с главным (после «Голгофы» — точно) актером ирландского кино Бренданом Глисоном. В уже упомянутом «Однажды в Ирландии» Глисон показал, что в свои «почти-шестьдесят» он способен еще на роли отвязных и молодых душой, комично плохих лейтенантов и разного рода хозяев жизни, а модно зализанная челка смотрится на нем еще вполне к месту. В таланте Глисона мало кто станет, наверное, сомневаться, но тем не менее, метаморфозы, которые произошли, казалось бы, всего лишь за три года, удивительны. Теперь это человек, если всмотреться, невероятно похожий на Иисуса Христа в старости — на того, кого никогда не было, но почему бы и нет. В глазах — усталость всего мира, в некогда рыжей бороде — седина, а в душе — страдания за судьбу каждого, кого имеет (не)счастье знать. Конечно, когда кино о том, «что будет, если убить священника в воскресенье, в понедельник его об этом предупредив», мотив судьбы Иисуса Христа очевиден. Метафорично воссоздается Страстная неделя с непременно долгой пятницей и воскресеньем без воскресения.

    И из этой задумки напрямую выходит несколько далеко не очевидных на первый взгляд выводов. «Голгофа», наиболее неожиданно,- это фильм ни разу не о Боге: Макдона — все-таки продолжатель семейной постмодернистской традиции, а еще автор, интересующийся земным гораздо больше чем небесным. Священники в здешнем изолированном зелено-голубом мире — это лишь обычные люди, которые просто строже одеваются, имеют специфичные хобби и уровень морали выше, чем в среднем по деревне. Обещанные началом откровения и социальщина — не здесь, не сейчас, возможно, стоит взять чуть восточнее. Отвязный ирландский священник носит рыжую бороду и безостановочно пьет в пабе? Тоже в другой раз: Макдона блестяще обманул пришедших за искрометными шутками про алкашей. А вот поэтичная история об обретении гармонии, совсем не религиозной, а персональной — пожалуйста. Джон Майкл Макдона (во многом в отличие от своего брата) — безнадежный символист и постановщик, способный глобальными образами передать что угодно, включая эту самую гармонию. С собой, с ближним, с тем, кто норовит треснуть по второй щеке и просит третью, с циничным веком, в котором не осталось места морали и состраданию. «Голгофа» — это трагедия того, как за чужие грехи распинают, возможно, последнего праведника на Земле, но на этот раз у него нет связей, как это уже было однажды. Он — простой человек, не сын не дядя, и даже не друг семьи того, кто мог бы сделать хоть что-нибудь. Праведничество отрывается от религии, становится понятием житейским, а не высокопарным, но страдальца никто не вспомнит, да и огнестрельные раны будет плохо смотреться стигматами. Жизнь продолжится, и за 2014-ым наступит 2015-ый. Океан снова в кадре — ритм не изменился. Значит, все идет по плану. Если этот план, конечно, есть.

    10 мая 2014 | 20:30

    «Может тогда люди лучше знали?»

    На мой взгляд, фильмы братьев МакДона очень разные по своей форме, но довольно близкие по своей сути и содержанию, по духу, если хотите. Честно говоря, мне больше нравятся фильмы и пьесы Мартина, они более острые и безжалостные, претензионные и в тоже время предельно понятные практически каждому человеку. Но творчество Джона Макдона наполнено своими особыми оттенками и историями, пропитано несколько другими настроениями, ужасно необходимыми в какие-то моменты жизни.

    Такие фильмы как Calvary ждешь с каким-то особым трепетом и предвкушением, хотя и знаешь, что хэппи-энд в них — довольно редкое явление. Тем не менее, некоторые вещи заслуживают внимания и ценны именно.

    And now I`m cold as stone
    You made me lost
    A stone of dust*


    Фильм — поиск ответов. Фильм о людях, потерянных и израненных. О страдании и прощении, об искривленных улыбках и попытках укрыться в своем маленьком уголке забытья, о любви, о цинизме и сожалении.

    Фильм — острый психологизм, фильм — черный юмор, фильм — сочащаяся боль, несмотря на которую все улыбаются и продолжают жить дальше, иногда, правда, не совсем понимая ради чего.

    «Что же это за вера, которую так легко потерять?»

    Calvary удивительно тиха и мелодична, с экрана, словно со страниц старинных книг, подгоняемые безудержным северным ветром, сходят старинные поверья и призраки прошлых великих событий, крепко переплетаясь с людскими жизнями. А еще она отчасти пропитана духом старых кельтских легенд, о которых невероятно сложно не думать. Кажется, они все еще живут здесь, в Ирландии, в уголке мира, в котором груз прошедших времен и бремя века настоящего складываются в единую тяжесть, опускающуюся на плечи и ощутимо давящую на сердце. Одно из многих мест, где некоторые вопросы, которым тысячи лет, все еще остаются без ответа.

    Lets kill the sun for what we are
    And leave me here with God
    And I`ve will pay my sins
    With my own blood*


    Мы видим рутину. Рутину старости и молодости, гнева и отрешения, любви и прощения, отчаяния и забытья, и бесконечных поисков ответов и хотя бы капли какого-нибудь смысла. Мы видим неделю жизни нескольких людей, дни, ступающие вроде бы привычными, но такими тяжелыми шагами. Дни, вешающие тебе на шею камень и подталкивающие к обрыву и дни, дающие надежду.

    «Я обязательно зайду. И мы будем возвращать тебя к жизни»

    Тут мне следует отвлечься от содержательной стороны и подумать о наполнении картины с несколько иного ракурса — постановка и актеры.

    Постановка сцен временами кажется смутно знакомой, особенно когда некоторые из них дословно, почти покадрово повторяют The Second Death, снятую Джоном в далеком двухтысячном году (там даже мелькает молодой Гиллен и Дэвид Уилмот с практически аналогичными ролями). Приятные аллюзии, приятные знакомые лица.

    Что касается актерского состава, который представляет собой практически весь цвет современного ирландского кинематографа, то он просто потрясающий. Сложно ожидать чего-то другого от людей, в таланте которых, будь он режиссерским или актерским трудно усомниться, особенно если он проверен и временем, и твоими собственными впечатлениями, чувствами и мыслями.

    Думаю, нет смысла перечислять всех актеров, если вы слышали об этом фильме и хотите на него сходить, то сами сможете оценить грандиозность состава. Но мне хотелось бы отметить среди всех несомненно прекрасно сыгранных характеров персонаж Дилана Морана. Кажется, он зацепил большую часть зрителей и своим персонажем, и своей великолепной игрой. Браво. Я не устаю поражаться.

    We love to hate
    And now your out of faith
    Confused we stand, a plague will kill this land*


    Неспешное повествование тихо подступает к ногам, словно пенные воды. Окружает свистом ветра и плеском волн, яростно бьющихся о прибрежные камни, бескрайним серым небом над Голуэйским заливом и такими же серыми каменными глыбами, иногда всплывающими посреди бесконечных зеленых равнин. И иногда свист ветра и шелест волн разбавляют тихие слова — о боли, жизни, смерти и прощении.

    Это не тот голос, оглушающий тебя в полнейшей пустоте, но слова, отдающиеся в ушах долгий и протяжным звоном.

    И кажется, что все это давно знакомо и звучит в голове привычным шумом, который обычно пытаешься не замечать.

    «Я старался отстраниться от всего этого. Знаешь, как будто читаешь в новостях».

    Но как же силен звон.

    Прим. *Nomy — Let The Sun Die

    26 апреля 2014 | 14:45

    Судьба священника, получившего от исповедника недвусмысленную угрозу быть убитым через неделю во имя отмщения за совершенное предыдущим служителем дома господнего преступление против личности, предрешена названием фильма. Смерть неизбежна, но станет ли она заслуженной карой институту Церкви за многие содеянные в ее стенах грехи или еще одним жертвоприношением невинного во имя укрепления веры и спасения заблудших — вопрос, на который ищет ответ МакДона в своем втором полнометражном фильме.

    Выбирая с завидным постоянством невероятной красоты места на побережье Ирландии для съемок, расселяя в райских землях персонажей, режиссер убирает из факторов, формирующих моральные устои и характеры людей, трудности, обусловленные испытаниями среды. Показывая героев, поступающих одинаково, разными по уровню образования, достатка, возрасту, цвету кожи и полу, он относит на дальний план социальные влияния, предлагая сосредоточиться только на внутреннем мире человека, который он создает в себе самостоятельно, не давая возможности свалить вину за образ мысли и поступки на что-то постороннее. Что же мы видим? Люди, совершенно дезориентированные, лишенные внутреннего стержня, обиженные, избавленные душевного огня мстят священнику за утраченную веру в Бога. Жена не только не чувствует себя виноватой за измену мужу, но бравирует своей связью на стороне, муж благодарен супруге за то, что та не достает его, и приятельствует с ее любовником; миллионер, перед которым открыт весь мир, не способен обрести смысл жизни; мужчина, будучи изнасилованным еще в детстве, становится жигало, повзрослев, и видит в собственном положении сплошные преимущества; интеллигентный врач-философ тушит сигареты об органы, извлеченные у пациентов; не раскаявшийся маньяк-каннибал полагает, что может быть прощен; каждый третий при малейших личных трудностях подумывает не о преодолении их, а о самоубийстве. Несчастные безбожники исправно ходят на службу, доверяют свои грязные секреты, нет, не Богу, но человеку верующему, который сохранит их, который отличается от остальных и которого они тихо ненавидят за это. Всех вполне устраивал предыдущий лжесвященник, ведь на его тлетворное влияние можно было свалить все свои слабости и неудачи. Заметив же в настоящем слуге Божьем добро, придется в себе разглядеть зло, а такой поворот никого не устроит, убить белую ворону в старомодной черной сутане при подходящих обстоятельствах мог бы любой из прихожан. Режиссер намеренно это подчеркивает, чтобы зрители не ломали голову над тем, кто же скрывался за перегородкой в исповедальне. Перед нами не детектив.

    Священник легко мог бы вычислить потенциального убийцу по голосу, наконец, не будучи уверенным, он имел возможность просто обратиться в полицию, ведь угрожавший не просил отпущения грехов, и формально это освобождало слушающего от соблюдения тайны. Почему он пустил все на самотек, проживая последние семь дней так, словно впереди вся жизнь. Пресловутое — все в руках Божьих сбрасывать нельзя со счетов, но наш герой далек от иллюзий, он не сторонится мирской жизни и понимает, что в руках человеческих тоже немало. Легко склониться к тому, что пастырь добровольно взял на себя вину католичества, ведь все упреки людей, брошенные в адрес религии в разное время он не в состоянии парировать, ощущая в них правоту. Можно подумать, что у мужчины опустились руки от бессилия и невозможности что-то изменить, ведь авторитет Церкви настолько упал, что родители бояться доверять ей свои детей. Но потенциальная жертва не согласна ощущать себя таковой, четко разделяя зоны ответственности, не стремиться объять необъятное и исправить то, что рушилось десятилетиями, улучшить имидж христианства. Священник просто хорошо делает повседневную работу до последнего вздоха — пытается помочь прихожанам в разрешении их насущных проблем и забот, ничего не навязывая им, оставляя за каждым из них абсолютную свободу выбора. Перед нами не антиклерикальный памфлет.

    Беда в том, что истинная вера одного не смогла сдвинуть гору недоверия многих. Принявшая очередную жертву Голгофа не осветила божественным светом люд, ничего не заметивший. О безвинно погибшем плачет лишь дочь. Человечеству не нужно истинное служение, а лишь дешевые чудеса. Так может быть, сила и значение добровольного дара собственной жизни во имя других сильно переоценивается? Со времен Иисуса мы ведь не стали лучше. Другого вывода из этой философской трагикомедии не сделаешь, к сожалению…

    23 августа 2014 | 21:42

    And this became known to all the inhabitants of Jerusalem, so that field was called, in their own dialect, Akeldama, that is Field of Blood. Acts of Apostles 1:19

    В своей второй полнометражной работе Джон Майкл МакДона собрал весь цвет ирландского кинематографа в лице Брендана Глисона, Келли Райлли, Криса О’Дауда, Эйдена Гиллена и Дилана Морана. Покорив пространство четких линий, симметрии и чистых красок, МакДона написал сценарий, который по своей художественной красоте и драматизму превосходит всех лауреатов популярных кинопремий масскульта последних лет. Начав с цитаты Августина Блаженного о непропорциональности наказания и воздаяния, он ни на секунду не оставляет философских мотивов, делая «Голгофу» одой гуманизма и прощения.

    На арамейском «голгофа» означает «череп», а на иврите — «лобное место» (впрочем некоторые лингвисты полагают, что и на арамейском, откуда берет свои корни иврит, «gol goatha» также дословно обозначала место казни). Наказание как инструмент всеобщей справедливости, зачастую выбирает свой объект несообразно его делам, а лишь требуя установления предельного равновесия, которое в таком виде представляет довольно извращенный вариант баланса добра и зла. Но именно такое наказание и становится ключевым концептом «Голгофы».

    Ирландский священник по имени Джеймс, чей небольшой приход расположен на побережье, верен своим обетам. Ставя всепрощение выше всех добродетелей, он суров, но добр с теми, кто нуждается в нем. Даже получив недвусмысленную угрозу в свой адрес, человек в церковном облачении, не прибегает к помощи органов правопорядка, так как уповает на высшую справедливость, которой не требуется свидетелей, протоколов и обвинительных заключений.

    В немецком прокате картина получила название «В воскресенье ты умрешь», и это возможно правильно, учитывая, что каждый зритель это индивидуум с присущими ему суждениями мировоззренческого толка. Ведь не для всех «Новый Завет» является неопровержимым источником, а тот самый Иисус, взошедший на Голгофу, неоспоримым авторитетом. К примеру, в текстах, которые ближе автору этой рецензии, чем «Новый завет», а именно в иудейских, такого персонажа просто нет, а единственное упоминание о ком-то схожем с Иисусом по имени Иешу, носит для христиан нелестный характер (Моше бен-Маймон, «Послание в Йемен»).

    Оставив в стороне религиозную подоплеку, стоит акцентировать внимание на том как аккуратен автор картины в своих суждениях, которые хотя внешне и принадлежат к плоскости религии, но на самом деле обращаются напрямую к человеку и его страданиям, и ни к чему больше. Слово «Человек», Джон Майкл МакДона пишет с большой буквы, поэтому он имеет право критиковать церковь, и делает это без озлобленности, лишь с грустью подмечая, что некоторым викариям скорее пристало бы держать в руках бухгалтерскую книгу, чем четки. А общество в большинстве своем лишь внешне принадлежит к религиозной общине — видя неприглядную сторону действительности, в которой юные прихожане зачастую лишаются в лоне церкви своей невинности во всех смыслах этого слова — социум, сохраняя видимое смирение, стремиться дистанцироваться от служителей церкви.

    Но герой «Голгофы» не таков, он пример для всех, кто выбирает себе призвание, связанное с чтением священных книг. Перед отцом Джеймсом каждый день предстает целый калейдоскоп человеческих характеров, среди которых неверные супруги, чудаковатый богач, сексуально озабоченный юноша, циничный врач и множество других. Но служитель бога не осуждает никого из них, он лишь старается помочь каждому, не упоминая всевышнего, а взывая к человеку. Он хочет помочь своей пастве. Врачу, который видел столько крови и ада, что почти забыл о человечности. Удачливому бизнесмену, кичащемуся своим богатством, но на самом деле ни вот что не ставящим его, так как жизнь давно уже потеряла смысл, ускользнувший где-то между нолями в суммах на листах чековой книжки. И многим другим.

    Сам же наш герой с точки зрения истового христианства не может считаться достойным настоятелем, так как он не может смириться и принять некоторых вещей — бог прощает все, но когда Джеймс навещает в тюрьме убийцу с маниакальными наклонностями, мы видим, что идея всепрощенья в этот момент кажется человеку в черной сутане неприемлемой. И в этих своих сомнениях и почти безусловном человеколюбии отец Джеймс представляет собой идеального служителя Града Божьего. Он приверженец того гуманизма, который стоит превыше всех архаичных верований. Иногда Джеймс «подрывает» авторитет той церкви, в которой случается тщательно скрываемое насилие, где порой внешняя роскошь главенствует над вечностью духа. Здесь Джон Майкл МакДона, как Виктор Гюго, изображает идеального монсеньера Бьенвеню, которого церковь несколько сторонится, но держатель ключей от Града уже распахнул пред ним ворота, так как отец Бьенвеню толкует божественный замысел единственно верным способом.

    Ярлык «black comedy», который прикреплен фильму в качестве маркетинговой метки, не соответствует реальному положению дел. «Голгофа» относится к той части кинематографа, о потере которой сокрушался Джеймс Каан в документальном фильме «Соблазненные и покинутые». На самом же деле, не смотря на утверждение Каана, хорошее кино все же есть и теперь, но теперь оно находится на задворках, и чтобы привлечь легкомысленного и не озабоченного собственной культурой зрителя, его создателям приходится называть черной комедией то, что на 100% представляет собой драму, причем драму образцового толка, в которой режиссер не выносит суждений, а предоставляет эту работу публике.

    Мир и церковь из-за настороженности первых, вызванной неправедностью вторых, почти потеряли точки соприкосновения. Лишь отец Джеймс пытается соединить, кажется, уже несоединимое. Кто-то будет смеяться ему в лицо, кто-то тихо ненавидеть, но каждый в глубине души будет знать, что этот рыжеволосый приземистый малый, возможно, единственный человек среди других, что по настоящему заслуживает уважения. А Джеймс в свою очередь верит лишь в человека и его разумность, что обусловлена силой духа и общей справедливостью.

    И справедливость грядет… В обличии абсолютного великолепия — высокий мужчина в белоснежной сорочке и начищенных до блеска туфлях, придет на побережье, которое делят между собой чернильное небо и свинцовые волны океанского простора. Ни грехов, ни искупления, лишь возмездие и боль составят в тот пасмурный день столь желанную справедливость, невыносимую в своей неотвратимости, но благочестивую в воздаянии.

    Без единой фальшивой ноты это повествование неподражаемо в своей безупречности настолько, что кажется «Голгофа» скорее относится не к жанру кино, а представляет собой литературное произведение, драматическую новеллу, которая написана по форме безыскусно, но в содержании своем заключает такие философские и религиозные концепты, переоценить которые трудно. Всепрощение можно изобразить как молчание людей, разделенных плексигласовым стеклом, а вечность — это океан, на берегу которого стоит мужчина в черной сутане, чьи молитвы давно уже прочтены.

    7 июля 2014 | 22:46

    Когда я слышу словосочетание «фильм-притча», заранее возникает весьма неприглядное представление об этом произведении киноискусства. Поскольку притчей у высоколобой критики принято называть любую маловразумительную поделку. Примеров можно привести сотни — но лучше не будем вспоминать о плохом. В этом плане сильно постарался Александр Гордон со своей программой «Закрытый показ», где «фильмов-притч» показали великое множество. Но «Голгофа» — на самом деле, фильм-притча. Удивительная, проникновенная история о настоящем священнике, который искупает грехи католической церкви и своих прихожан из маленького ирландского городка.

    История построена, как увлекательный детектив, где до самого конца не понятно, кто убийца. Хотя священник отлично его знает, и понимает, что может произойти в воскресенье. А может не произойти. Перед зрителем предстает череда уникальных персонажей, каждый из которых — человек, и потому несет в себе греховную сущность. Жена, изменяющая мужу. Чернокожий, агрессивно настроенный к церкви. Циничный врач, который видел столько кошмаров, что во всем разуверился. Дочь священника, пытавшаяся покончить с собой. Старый писатель, подумывающий о самоубийстве, чтобы не умирать медленно. Утративший интерес к жизни богач…

    Разумеется, основной в картине — образ священника. Он пришел в церковь после смерти жены. Образ, надо сказать, совсем не канонический, но очень правильный. Человек, обладающий житейской мудростью, способный выслушать, понять и подсказать каждому — как поступить правильно. Вот он — подлинный пастырь. Ему противопоставляется другой священнослужитель, глуповатый и ревностный. Авторы очень точно показывают, что Церковь не единое целое, а община кающихся грешников, принимающих на себя тяжкий труд — порой непосильную ношу — человеческих грехов.

    Блистательно сделаны диалоги. От фильма просто не оторваться. Они умны и проникновенны. Каждый — маленький шедевр, как будто сценарий написан одними только афоризмами, на основе — мыслей умных людей.

    Предыдущий фильм режиссера и сценариста Джона Майкла МакДона «Однажды в Ирландии», который многие смотрели в переводе Гоблина (он лучше дубляжа), отличается от этого фильма, как уточка для купания от кубика-рубика. Игрушка? Игрушка! Кино? Кино! Но одно — развлекательное. А другое — дающее пищу уму, волнующее душу.

    Картина уже получила несколько призов и номинаций на небольших кинофестивалях. Но будь я членом киноакадемии, я бы этому фильму дал «Оскар» как лучшей иностранной картине 2014 года — она совместного производства — Ирландии и Великобритании. Это очень большое кино, настоящий подарок для умного зрителя.

    10 из 10

    1 июля 2014 | 16:12

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>