всё о любом фильме:

Короткий фильм о любви

Krótki film o milosci
год
страна
слоган-
режиссерКшиштоф Кесьлёвский
сценарийКшиштоф Кесьлёвский, Кшиштоф Песевич
продюсерРичард Чутковски
операторВитольд Адамек
композиторЗбигнев Прайснер
художникМагдалена Дипон, Галина Добровольская, Ханна Чвикло, ...
монтажЕва Смол
жанр драма, мелодрама, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время87 мин. / 01:27
19-летний Томек — вуайерист. В свободное от работы на почте время он подглядывает за красоткой напротив Магдой — сперва через бинокль, который завещал ему уехавший друг (тоже вуайерист), а теперь более основательно — через подзорную трубу. Поставленный еще приятелем диагноз: «КПЧД» (красивая попа, часто дает) — в результате наблюдений остается без изменений.

Однако чувства Томека к Магде носят хотя и патологически влюбленный, но при этом платонический характер. Узнав о том, что она находится под наблюдением юноши, Магда сама начинает испытывать к Томеку чувственный интерес, что неожиданно для всех приводит к драматическим последствиям…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
100%
13 + 0 = 13
8.3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 02:29

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.5/10
    По поводу этой ленты, также являющейся в сокращённой версии шестой частью цикла «Декалог», который по-своему соотносится с десятью ветхозаветными заповедями, не случайно могут возникнуть сомнения, к тому же спровоцированные её запутывающим названием. Утончённый, нежно-печальный, элегически-сострадательный рассказ о робкой, беззащитной любви в мире разобщённости, дефицита человеческих чувств, пошлости и грубости реальной жизни неизбежно вызывает в памяти уже новозаветную добродетель из нагорной проповеди Иисуса Христа: «Возлюби ближнего своего». И никак уж не хочется многим согласиться, что «Короткий фильм о любви» является как бы «экранизацией» более категоричной, запрещающей максимы старца Моисея: «Не прелюбодействуй», хотя примерно на том же настаивает девятая заповедь: «Не пожелай жены ближнего своего» — суть, в общем-то, одна. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Удивительно, как легко пану Кесьлёвскому удавалось передавать в своих лентах неподдельные чувства, опираться на социальную среду, но при этом не растрачиваться на лишние диалоги и ненужные сюжетные перипетии. За эмоционально опустошающим «Коротким фильмом об убийстве» последовала история трогательная, хоть и не менее тоскливая в своей внешней обреченности. Герои Кесьлёвского, как правило, самые обычные люди, живущие в среде атрофированных чувств, подменяемых утрированной идеей всеобщей нравственности. Спальный район, дома одинаково неуютны и серы, рабочие будни паренька Томека проходят на почте, а вечер в чужой квартире — собственной сирота еще не разжился. И в этой монотонной круговерти, среди изучения иностранных языков и поедания бутербродов, особое место занимает необычная форма досуга, а скорее даже навязчивая мания — подглядывание в подзорную трубу за живущей в доме напротив художницей Магдой. В течении года, как по расписанию, со звоном будильника рваться к окну, следить за каждым её шагом, встречать каждого нового мужчину на её пороге, звонить и молчать в трубку, силясь выдавить из себя хотя бы сдавленное извинение.

    Ощутимая разница в возрасте и социальном статусе героев — далеко не главная проблема, поднятая в фильме. Куда важнее подкорный страх молодого парня, полюбившего далекий и малознакомый образ в окне. Страх, привитый обществом, в котором любое, пусть даже незначительное отклонение от нормы подвергается осуждению, иной раз даже оплеванию. И ведь фильм действительно о любви, но не пламенной, а робкой, обреченной влюбленности интроверта. Позднее лента войдет в цикл «Декалог», олицетворяя прелюбодеяние — режиссер вновь обращается к христианской морали, призывая не разбрасываться камнями в тех, кто не без греха, но проникнуться к ним состраданием. Томек и Магда по своему грешники, но можно ли осудить их, когда вокруг еще вьются толстые корни мертвого дерева социализма? И снова фатум вмешивается в судьбу героев, пересекая их судьбы, обнажая правду. Но встреча оборачивается столкновением — инфантильный парень мечтает о высоком, тогда как у Магды вся любовь вот уже много лет уживалась на белой простыне в полумраке однокомнатной квартиры. Любовь не смерть — место обыкновенному чуду в этом фильме нашлось, как нашлось оно и своеобразному покаянию. Герои поменялись местами, невольно Магда сама заглянула в подзорную трубу, ощутив себя одинокой женщиной, общественной сиротой, влюбленной в едва знакомого и едва не упорхнувшего навсегда парнишку. Перед самыми титрами режиссер предлагает зрителю взглянуть в окуляр, увидеть Томека и Магду вместе, но фильм уносит героев, оставляя их дальнейшую судьбу за кадром.

    10 мая 2014 | 17:22

    «Короткий фильм о любви», телевизионная версия версия шестой новеллы «Декалога», посвящен заповеди — «Не прелюбодействуй». Девятнадцатилетний юноша Томек каждый вечер подглядывает через подзорную трубу в окно за женщиной. Постоянно меняющей мужчин как перчатки. Однако в отличие от своего друга, Томек испытывает к порочной женщине любовь. Первую и чистую, как белый, свежевыпавший снег. И наивно предлагает ей всего себя, без остатка и умысла. но в том то и проблема, что эта женщина как говорится прошла все и вся и мыслит совершенно по другому.

    Для нее любовь — это физическая близость, начисто лишенная духовного поддекста. Разумеется ничего хорошего из этого выйти по определению не может. Кшиштоф Кеслевский по своему интерпретировал сказание о древнееврейской блуднице Марии Магдалине, примкнувшей к учению Христа. Главная героиня так же носит это имя, сокращенно Магда. Неожиданно поняв, что она только что упустила, раскаявшаяся в своей гордыне женщина пытается всячески замолить свой грех. Такого искренне влюбленного в нее мальчика уже не найти никогда.

    Томек для нее шанс, пропуск в новую жизнь, лишенную всех старых привычек и ошибок. Это как новая возможность начать жизнь с нового листа. Не всякий получает такой шикарный шанс от судьбы. И как порой мы бываем слепы, отказываясь от своего счастья. Поэтому безмолвно плача около кровати спящего парня, Магда хочет видеть в окне (окне своей новой, предполагаемой и бесконечно желанной жизни) себя и Томека.

    В версии для «Декалога» концовка несколько иная. Там режиссер не оставляет заблудшей женщине ни единого шанса на спасение, наказав ее за черствость и высокомерие. Но в этой версии Кеслевский оставляет Магде шанс на прощение и счастье. Юноша ласково гладит по голове Магду, и его глаза лучатся добротой и любовью, а женщина счастливо улыбается, обретя прощение и понимание. И найдя душевный покой. Как когда-то это было у Иисуса Христа и заплутавшей Марии Магдалены.

    Двойственно? Разумеется. Жизнь как это ни странно иногда дает нам альтернативу. Главное, вовремя суметь ей воспользоваться и не испугаться за свой выбор. Надеяться на лучшее надо. И Кеслевский эту надежду дает. Как героям, так и зрителям. Пусть и неявную. Все равно огромное ему за это человеческое спасибо. Ну и конечно как не упомянуть постоянные декалоговские символы, которые присутствуют и здесь. Молоко и странный парень с велосипедом. Кшиштоф Кеслевский не отступает от своих принципов повествования. Вот и замечательно.

    14 ноября 2008 | 09:50

    Кесьлёвский говорит о любви просто, без ухода в излишний лиризм, не погружая героев в драматические конвульсии, вся красота этого фильма в естественности в его персонажах, которых нельзя вырвать из жизни. Всё настолько знакомо и узнаваемо, и Варшава, неотличимая от Москвы 80тых, почта, молоко в бутылках, панельные дома, те же типажи и характеры с налётом советского наивизма.

    Весь фильм 19-летний Томек подглядывает за своей соседкой Магдой в подзорную трубу, он живёт с бабушкой и совсем мало знает о том, что бывает в жизни, а она уже зрелая женщина, пытается заниматься творчеством и меняет мужчин. И это абсолютно разные полюса. Два абсолютно разных пути познания любви. И тогда вспоминаются «Смешные любови» Кундеры, созвучные своей особой атмосферой.

    1 февраля 2011 | 16:17

    Как показать женщину глазами влюбленного в нее мужчины? Кшиштов Кесьлёвский блестяще решил эту задачу. Он смотрит на женщину, находящуюся в смятении после ссоры. Она делает резкое движение. Открытая бутылка с молоком падает на стол. Молоко льется на столешницу. Медленно, образуя лужицу. Объектив камеры увеличивает бутылку. Она садится лицом к столу, спиной к окну, и он видит, как вздрагивают ее плечи от рыданий. Это только один из многих незабываемых эпизодов фильма. В целом превосходная работа оператора, отличная постановка освещения и выбор планов.

    Камерный построенный на мизансценах фильм основывается на игре троих — ее, его и его матери. Он — вчерашний школьник почти вдвое моложе ее, испытавший первое в жизни серьезное чувство, неискушенный, наивный и чистый. Он совершенно не готов к настоящей, неплатонической любви. Он работает на почте, и его манера общения с клиенткой разительно отличается от бытового хамства, которое демонстрирует его начальница. Она — из мира искусства, опытная взрослая женщина, свободная от обязательств. Его мать — одинокая женщина, живущая ради сына.

    Люди разных поколений, волей случая и режиссера оказавшиеся лицом к лицу.

    Фильм воспроизводит обстановку 88-го года — время, которое как будто было вчера, хотя уже прошло больше тридцати лет. Польша. Бедные, но ухоженные подъезды и коридоры на этажах, цветы на клумбах, чистые дорожки во дворах. Польские «жигули» и единичные иномарки. Деревянные оконные рамы, белые выключатели. Джинсы и ковбойки. Плащи-больньи. Атласное белье и халаты. Допотопные мониторы и дубовые клавиатуры компьютеров. Мебель местного производства. Стеклянные молочные бутылки со знакомыми с детства мягкими станиолевыми крышками, только форма другая — более овальное горлышко, чем у тех бутылок, которые выпускались у нас раньше.

    И над всем этим — тонкий, невидимый, но осязаемый флер, сотканный из чувств, который дает жизнь и придает смысл всем окружающим предметам.

    Кесьлёвский использовал негромкую симфоническую музыку для сопровождения действия. Она очень ненавязчиво, но точно подчеркивает все происходящее на экране.

    Пожухлые цвета тогдашней польской кинопленки сообщают действию свое время и место.

    19 сентября 2009 | 22:16

    Классическая история любви молодого 19-летнего молодого человека к женщине средних лет. По правде признаться, происходит это необязательно, так как происходит в фильме, и это снова огорчает, что нам показывают классику. Хотя, скорее всего, это снималось для людей, точнее, под людей того периода социализма, многие, из которых подобные отношения именно так и воспринимали. Естественно, опускаем сюжет, потому что не в нем соль, тем более что он неинтересен и прост — парень следит за женщиной через подзорную трубу и отсюда все раскручивается, результат этого так же в рамках предсказуемости.

    Для чего же этот фильм тогда спрашиваю себя? Поглумиться над подобными ему молодыми влюбленными, изучить процесс взаимоотношений? Нет, этого не видно. Вот одна из знакомых рядом подсказывает (Я задаю ей тот же вопрос!): «Ну, что-то идеальное в этом фильме есть, что-то идеалистическое. Сами герои…». Говорит, что в фильме показано, что любовь делает людей добрее и тому подобное. Ну, вот хоть какой-то материал.

    Действительно, в фильме, повторюсь, классические персонажи и показаны идеализированно, то есть они существуют в наших представлениях и что-то от них есть и в подобных реальных людях и получается, что разыгрывается ситуация не по-настоящему, хотя и жизненная, а воображаемая. И тогда выходит все довольно красиво и фильмом можно наслаждаться. Но, по-моему, все это защита фильма и он этого не стоит. Все-таки это временная картина (ударение на последний слог) и понравится только тем, кто любит или в мыслях и взглядах остался в восьмидесятых.

    5 сентября 2007 | 19:44

    Магда и Томек разно ориентированные натуры. Магда всецело отдаётся сексуальной любви, беспрестанно меняя партнёров, делая это яростно и самозабвенно, то на кухне, то в коридоре, то стоя, то, зарывшись в одеяло, на кровати. Она упивается сексом, играя в догонялки со своим оргазмом, который видится ей венцом всех чувств и ярчайшим из ощущений.

    Томек — прямая противоположность Магды. Наблюдая за ней и её сексуальными гонками, он не испытывает полового влечения, не мастурбирует и даже не фантазирует, не пытается представить себя вместе с объектом своего внимания. Его любовь носит отстранённый созерцательный характер. Тут, наверно, как раз то место, когда можно покрутить пальцем у виска. Ну, нормальный ли?

    И в самом деле, это нормально? Не делая никаких попыток к сближению, юноша, как пушкинская Татьяна Ларина, живёт мечтой: «… Хоть редко, хоть в неделю раз: В деревне нашей видеть. ..», то под одним, то под другим предлогом пересекаясь с объектом своих бестелесных желаний.

    Кеслевский нарочно прибег к крайностям, которые, обычно представляют в виде романтического союза, осеняющего благостью счастливых влюблённых. Здесь каждый из героев довольствуется своей частью, не помышляя о большем, либо не представляя себе, что чувства могут оказаться большим даром, чем ощущения.

    Оказавшись, наконец, рядом, они обнаруживают между собой пропасть, которая, как кажется, шире улицы, проходящей между их домами. Каждый из них ждёт от другого одного, своего, единственно близкого чувства, но каждый из них пришёл к другому со своим чувством, которое чуждо другому. Так что их ждёт? Разочарование? Боль? Утрата? Осознание ущербности своих чувств, или, напротив, обретение полноты ощущений?

    Минимум средств, один режиссёр, два актёра и одно чувство. У каждого — своё.

    8 из 10

    2 октября 2007 | 15:22

    Перед сном захотелось посмотреть еще один фильм из моего большого списка must-see. На сей раз выбор пал на польскую драму Кшиштофа Кесьлевского, которую я приметил на SFF. Даже не знаю, почему она меня заинтересовала. Я не очень люблю смотреть фильмы прошлого века, но в данном случае сделал исключение из правил ради более тесного знакомства с польским кинематографом. Да и название у фильма какое-то чарующее.

    В принципе, не жалею о потраченном времени. Вполне нормальная драма. Событий тут немного. Весь сюжет можно пересказать в нескольких предложениях, но тогда будет неинтересно тем, кто не смотрел. Суть в том, что робкий парнишка Томек любит подглядывать за женщиной из соседнего дома. Ничего опасного для Магды в мании юнца нет. Просто детские шалости вроде молчания в телефонную трубку, ложных вызовов спецслужб и т. п. В общем, простое ребячество. Эта «любовь» носила скорее платонический характер, поскольку главному герою ничего большего не требовалось. Он всего лишь хотел видеть Магду и придумывал новые поводы для встреч. То извещения отправит с почтового отделения, то молочником устроится в этом районе…

    А Магда совершенно не замечает смазливого паренька, который постоянно крутится перед ее носом. У нее насыщенная личная жизнь. Поэтому признания Томека, как в слежке, так и в любви, обрушиваются на нее, как гром среди ясного неба. А дальше не стоит рассказывать, чем все закончилось. Тем более финал тут открытый. Так что, нельзя с уверенностью сказать, что случится с героями. Да и смысл не в том, будут ли они вместе или нет. Он уже заставил Магду поверить в любовь таким вот по-юношески глупым методом. Но иначе, возможно, она не смогла бы посмотреть на себя другими глазами и не поверила бы, что может получать нечто большее, чем постоянные встречи для интимной близости.

    Примечательно, что оба героя не вызывают порицания. Ни личная жизнь Магды, ни странные фетиши Томека не мешают зрителю понять каждого из них и проникнуться даже некой симпатией. Актеры сыграли хорошо. Приятное музыкальное сопровождение ласкало слух. Но все же фильм для меня прошел фоном. Вроде не было скучно, но и не погрузило в эту атмосферу. Просто подглядываешь за обоими героями, но уже не в бинокль, а в экран монитора. В принципе, неплохо. Посмотреть разочек можно. Все-таки польское кино не так уж популярно.

    6 из 10

    28 декабря 2012 | 05:20

    Томек, 20-летний флегматичный юноша, переезжает в квартиру к матери своего друга и занимает его маленькую комнатку в многоэтажном доме. Помимо комнаты ему в наследство достаётся карточка с чрезвычайно лаконичной надписью КПЧД, которая означает: «Классная попка, часто даёт». Так его друг охарактеризовал 40-летнюю Магду, живущую в доме напротив.

    Томек, воспитанник детского дома, постепенно все больше и больше очаровывается прекрасной незнакомкой. Он начинает подглядывать за Магдой сначала в театральный бинокль, а затем в украденную подзорную трубу. В юноше, жаждущем любви, восхищение взрослой женщиной незаметно перерождается в более глубокое чувство. И вот, наконец, Томек решается признаться Магде в своих чувствах…

    История тайной влюбленности юного вуайера, подсматривающего за интимной жизнью опытной незамужней дамы, постепенно переходит границу невинных наблюдений. В стремлении сблизиться с пани бальзаковского возраста, и, по возможности, ограничить её любовные контакты, тайный воздыхатель начинает все активнее вторгаться в её жизнь, придумывая для этого всяческие уловки. Работа на почте позволяет Томеку похищать корреспонденцию Магды и подделывать ложные извещения, а в пикантной ситуации он даже вызывает к ней на дом газовую службу.

    Используя в качестве ключевого драматургического хода прием скрытого наблюдения, Кесьлевский снимает притчу об отчуждении и неловких попытках его преодоления. Мудрому режиссеру удалось придать библейскую иносказательность и философское звучание вроде бы обыденной житейской истории, да еще на такую «избитую тему» как любовь.

    С редкой деликатностью представлена внутренняя перемена, произошедшая с молодым, только начинающим жить юношей, и зрелой, но не наделённой глубокими чувствами, женщиной. Драматизм развития их «связи» приводит к тому, что оба открывают в себе способность любить. Это высшее благо, которого он раньше никогда не знал, а она в его существовании, казалось, уже окончательно, разуверилась.

    Это вторая, после «Короткого фильма об убийстве», картина Кесьлевского, выросшая из знаменитого сериала «Декалог» и длящаяся на 30 минут дольше телевизионной версии. В фильме об убийстве исходной библейской заповедью была — «Не убий», здесь — «Не прелюбодействуй». Во многом благодаря именно этим двум картинам, вышедшим еще до премьеры телесериала, Кесьлевского стали считать одним из главных действующих лиц в европейском кино.

    21 августа 2012 | 20:41

    Короткий фильм, вернее вырваный сюжет из жизни двух обычных людей. Героиня, которая сама по себе интересная и притягательная, живет обычной жизнью женщины, встречается с мужчинами, радуеться, плачет и живет с надеждой о любви. И герой, 19-летний парень, еще неопытный, невозмужавший, романтичный и робкий он подсматривает за этой женщины, видя в ней образ идеальной женщины, влюбляеться в нее.

    Но любовь ли это? Он думает, что да, ведь уверен в ней и мог бы смотреть на нее часами, такая себе молчаливая, тихая любовь мальчика к женщине, без всяких пошлостей. Она же видит в этом лишь наивность. Фильм заканчиваеться на молчаливой и неопределенной минуте, где каждый сам может догадаться от дальнейшем исходе событий.

    Сама история будто ярким пятном заливает серые будни героев. От фильма исходит романтичная меланхолия, естественность и красота жизни за стеклом.

    25 октября 2015 | 21:24

    «Короткий фильм о любви» творение Кшиштофа Кеслёвского. «Декалог» — возможно лучшее, что снял великолепный польский режиссер. Два фильма: о любви и об убийстве занимают ровно центральное место и возможно являются вехой «Декалога». Настоятельно рекомендую посмотреть этот потрясающий сериал. Конец восьмидесятых начало девяностых — это бурное развитие качественно нового вида сериалов. Сериалов словно раздутых по хронометражу фильмов. «Декалог» и «Твин Пикс» этому доказательство.

    Кеслёвский много и подробно описывает в своей книге о создании фильма, о его понимании, об интересных фактах. Лучше него никто не опишет фильм, не расскажет о заложенных смыслах и не поможет всем любителям кино разобраться в этих темных, судорожных событиях. Рекомендую всем к прочтению книгу Кеслевского, благо она есть на русском языке.

    Пан Кшиштоф философский, тонкий, скептически настроенный человек, много мыслей, много дум, слишком много правды, её в избытке, она рвется из каждого кадра. Будь то отношение к людям, к обществу, к государству, к машине избавления людей от жизни.

    Прямолинейность и стройность сюжета, будничность и неторопливость — это все магическим образом создает волшебство. Умершая однажды любовь, снова воскреснет, словно Лазарь, не уверен, что Томек выступил в роли ретранслятора воли бога, но каждый человек способен на подобное «доступное» чудо. Человек, погрузивший свои чувства глубоко внутрь мертв, он ограничен, не способен ощущать мир в полном объеме.

    Кеслевский проделывает интереснейший трюк, создавая контекст в котором мы наблюдаем за отчаянно влюбленного в прекрасную даму, молодого человека измотанного, иссушенного, искреннего в своих чувствах Томека, но не находящего отклика у той кого, он так желает. Впоследствии неких трагических событий, ситуация меняется кардинально. В Магде пробуждаются чувства, она оживает и устремляется всеми способами полюбить, но они фактически меняются местами. Хотя в расширенной версии, для кинозалов, концовка более чем сказочная, если сравнивать с сериальной.

    Чувство вины древнее и социальное, ранит обоих героев. Они болеют ею, лечат друг друга. Они становятся самыми близкими людьми, у которых нет секретов, сокровенных тайн, исчезли все границы.

    Страсть Кеслёвского описать мир, так как он его видит, мир такой какой он есть. Кшиштоф Песевич в этом помог своему другу и коллеге. Это удивительный тандем режиссера со сценаристом, просто потрясающий, необыкновенно плодотворный и достойный всех похвал.

    Любовь как чудо, которое может излечить человека, возродить его чувства и в это же время может отнять самое дорогое — жизнь. Это тонкая грань очень четко прослеживается, она в центре внимания.

    Декалог — 10 заповедей Моисея. Кшиштоф Кеслёвский основывается, отталкивается от библейских мотивов. Режиссер очень далек от основного текста, но при этом притча и религиозность чувствуется. Кеслёвский начитанный и умный режиссер, философ и трудоголик. Его фильмы сложны и многослойны. Один человек в белом, может трактоваться по-разному, это ангел, или апостол, или простой прохожий.

    Кеслёвский создает сложный мир, ненавидимые, бетонные, одинаковые многоэтажки становятся началом всех десяти фильмов из цикла, так или иначе все начинается в этих убогих и однообразных коробках.

    Великолепный, сложный, тонкий, страшный, удивительный и невероятно убедительный фильм. Короткое, компактное высказывание Кеслёвского на одну из самых важных тем. Повторюсь, рекомендую посмотреть весь цикл великого «Декалога».

    Как и фильм, получилось довольно короткое мнение.

    Осталось только посмотреть.

    10 из 10

    9 февраля 2015 | 19:46

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>