всё о любом фильме:

Дирижёр

год
страна
слоган-
режиссерПавел Лунгин
сценарийПавел Лунгин, Валерий Печейкин
продюсерПавел Лунгин, Евгений Панфилов
операторИгорь Гринякин, Александр Симонов
композиторИларион Алфеев
художникМарат Ким, Ольга Кравченя, Наталья Каневская
монтажКаролина Мачиевска
жанр драма, ... слова
сборы в России
зрители
Россия  46.3 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
релиз на Blu-Ray
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время86 мин. / 01:26
Дирижер отправляется со своим оркестром в Иерусалим, чтобы исполнить ораторию «Страсти по Матфею». Но гастроли оборачиваются трагедией. Черное солнце Иерусалима срывает с главного героя маску благополучного художника, заставляет увидеть себя в беспощадной наготе эгоизма и жестокости. Иногда за 3 дня человек может полностью переоценить и переосмыслить свою жизнь. Меняться никогда не поздно.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.60 (274)
ожидание: 94% (339)
Рейтинг кинокритиков
в России
60%
3 + 2 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 02:06

    файл добавилChudische

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 807 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Да, Лунгин тоже снимал про терроризм. Да, в России тоже могут. Притом очень и очень даже годно. Разумеется, в «Дирижёре» всё более метафорично и ни на каком реально существующем террористическом объединении не основано (в прямую, по меньшей мере, хотя отсылок более чем с лихвой, и ищущий да найдёт — немного таких примеров за последний век, прямо скажем; если мне память не изменяет, а думаю, что нет — всего три, и третий, самый любопытный — запрятан чуть поглубже остальных, однако же куда более подходит к контексту, нежели остальные два, куда более прозрачно-предсказуемые), однако же сама завязка истории — вот вообще крута.

    Дирижёр вместе со своим оркестром, разумеется, плавно движется на гастроли. Параллельно с тем главный герой преследует и ещё одну цель, куда более для него важную — разыскать ребёнка своего, невесть пойми где запропастившегося, однако же, явно угодившего в переплёт. Всё это великолепие разворачивается на фоне израильских пейзажей и в сопровождении казачьего хора.

    И в самом начале ленты никто и подумать не может, что закончится всё так, как заканчивается, потому как показывают нам исключительно процесс подготовки к гастролям, бесчисленные репетиции, небольшие вкрапления ссор между дирижёром и оркестром, и всё так мило и трогательно, что предположить какой бы то ни было реальной беды никто не может. Более того, даже тот факт, что главный герой в поисках своего ребёнка забредает в квартал наркопритонов, и именно в нём ребёнок и обретается, неизвестно, чем там занимаясь — да это тоже не слишком-то пугает.

    Ну мало ли — богема же, всякое случается.

    И героиня Даши Мороз, безумно, опять же, трогательная в своей тяге к паломничеству. И всё так красиво, так цветисто… Но наступает день финального концерта — и завершается всё отнюдь не ораторией, а взрывом. В прямом смысле слова. Не наркоманы то были, и даже не дилеры, а самые что ни на есть террористы. И вот тут-то, в последние практически минуты фильма и разворачивается резко всё основное действие фильма. Лунгин любит так делать — до последнего дотянет, финал скомкает и вышвырнет — а ты потом сиди и думай: а дальше-то что? Ну серьёзно — а продолжение где? А там ведь только всё началось вообще-то, ну зачем же вы, Павел, так.

    А потом вспоминаешь о законе природно-ориентировочной деятельности, усмехаешься и идёшь копошиться в архивах. И вот что характерно — умеет Лунгин истории выбирать, одна другой интереснее на деле оказывается. Прекрасные сценаристы у него. Просто восхитительные. Более того, операторская работа в данной работе тоже выше всяческих похвал. Не знаю — нельзя так снимать, это какая-то абсолютная рерберговщина века двадцать первого. И, да — саундтрек, если так можно называть запись выступления хора, тоже более чем уместен.

    Равно как и Куркова. И вот мне стало очень совестно, потому как я банально спутала её с Люси Дубинчик (а хотела уже сказать, что у Курковой есть две хороших киноработы — в «Мёртвых дочерях» и тут, но нет — одна). Так вот — Дубинчик. Она изумительная просто, и очень грустно, что после «Дирижёра», равно как и, собственно, до него мы её нигде особо-то и не видели (вот поэтому, наверное, и не запоминается, хотя играет — от сердца).

    Вообще каст не звёздный абсолютно, но лица свежие и вполне достойные. Итого — смотреть, пересматривать (хотя бы чтоб на российский кинематограф новой волны не слишком ругаться).

    9 января 2017 | 13:25

    Фильм режиссера Павла Лунгина «Дирижер» можно отнести к замечательному жанру умного, драматического, атмосферного кино. В подобных фильмах сюжет не имеет главенствующего значения, и зачастую даже не всегда ясна и не важна дальнейшая судьба героев фильма, но большое значение приобретает передача самой атмосферы действия, реакция героев на происходящее с ними, отклик их душ. Зритель словно погружается во внутренний мир героев, независимо от того симпатичны они ему или нет, и фильм заставляет его задуматься о себе, вспомнить о его поступках. Всего этого, конечно, невозможно достигнуть без музыкального сопровождения. Особенность же фильма в том, что здесь музыка «породила» фильм: не звуковой ряд писался под фильм, а сюжет сочинялся под определенную музыку, под ораторию «Страсти по Матфею» митрополита Иллариона (Алфеева), которой и был вдохновлен режиссер Павел Лунгин.

    Главной темой фильма «Дирижер» является покаяние, с которого начинается духовный путь человека и им же этот путь и заканчивается. Успешный и очень авторитетный, и очень властный дирижер Вячеслав Петров, собирается в поездку со своим оркестром в Иерусалим, чтобы там исполнить ораторию «Страсти по Матфею». Но, внезапно он ночью получает трагическое известие, которое как током прошивает его душу и навсегда меняет его жизнь. Подобно как в стихотворении Арсения Тарковского:

    «Сел старик на кровати,
    Заскрипела кровать.
    Было так при Пилате,
    Что теперь вспоминать?
    И какая досада
    Сердце точит с утра?
    И на что это надо -
    Горевать за Петра?
    Кто всего мне дороже,
    Всех желаннее мне?
    В эту ночь — от кого же
    Я отрекся во сне?»

    Так и главный герой — словно зеркальная противоположность отцу из евангельской притчи о «блудном сыне». Он не только не идет на встречу сыну, но даже отрекается от него, говоря «что нет у него сына». Считая сына мертвым — он сам становится мертвым отцом. Не случайно сын-художник пишет картину, а точнее пририсовывает голову отца к картине Ханса Гольбейна Младшего «Мертвый Христос» о которой Федор Достоевский произнес: «от такой картины вера может пропасть», потому что у Гольбейна Христос не победил смерть, а природа как бы поглотила Его. Очень символичен эпизод в фильме, где дирижер какое-то продолжительное время несет этот своеобразный коллаж, не замечая всей трагикомичности ситуации.

    Дирижер пытается оправдаться поведением сына, но не имеет любви к нему. Ведь «любовь долготерпит, милосердствует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает». Варсонофий Великий учил, что согрешение ближнего мы должны почитать за свое собственное. В молитве матери читается: «Господи, уврачуй душевные и телесные раны чада моего, моими грехами нанесенные». Апостол Павел: «отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали».

    Действие фильма происходит во Святом Иерусалиме, покаяние — в храме Гроба Господня. Но есть и другой Иерусалим, который открывается во встрече отца с друзьями сына — наркоманами и в теракте на рынке. О нем сказал апостол Иоанн Богослов: он «духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят». Главное достоинство фильма в том, что в нем музыка и христианская истина перекликаются с повседневной жизнью человека и что ответы на вечные вопросы дает только один Христос.

    19 июня 2014 | 17:25

    Язык не поворачивается сказать фильм, это — картина, произведение искусства, очередной выверенный, продуманный, наполненный смыслом и божественными звуками оратории митрополита Илариона шедевр от Павла Лунгина…

    Оговорюсь сразу, что эту картину смотреть вполглаза категорически нельзя, в просмотр нужно окунуться полностью и с головой, нужно смотреть, слушать, вникать, не пропуская мимо ушей ни одного звука, не упуская из виду ни одного жеста, настроившись на одну волну с режиссером, и только тогда всё заиграет и зазвучит, как отлаженный оркестр, ведомый умелой рукой дирижера…

    Здесь не так много слов, зато много образов и параллелей, много метафор и пищи для размышлений, много божественного света, проливаемого на реалии жизни…

    В сюжете использованы привычные, даже обыденные, темы конфликта в отношениях: рабочих, дружеских, супружеских, родительских… Но, вся привычность и обыденность слущивается, как старая краска, когда герои ступают на Святую Землю Иерусалима, здесь конфликты настолько усугубляются, что не терпят отлагательств и требуют немедленного разрешения. Святые места выворачивают наизнанку души героев, поднимая с их дна потаенные и забиваемые много лет в дальний угол, но не забытые, обиды, здесь с языка срываются слова, которые много лет умалчивались, находят выход чувства, которые много лет сдерживались, здесь происходит апофеоз для каждого из героев, здесь их судьбы разделяются на «до» и «после», не просто разделяются, а разрываются с треском, как завеса в храме, когда Иисус Христос испустил последний вздох…

    Отныне пути назад уже нет. Иерусалим сорвал с них маски, показав им их подлинное лицо, обнажил их чувства, скрываемые от самих себя, позволил им посмотреть на себя со стороны… Они просто обязаны теперь измениться, никогда уже не быть им прежними.

    Просмотр всколыхнул во мне многие чувства, заставил посмотреть вглубь себя, покопаться в собственных мыслях и ощущениях, а еще… открыть Писание.

    Очень советую не проходить мимо и посмотреть, а потом задуматься.

    10 из 10

    4 июня 2012 | 10:47

    Вчера с моей прекрасной подругой Нютой, сходили на чудо-премьеру…

    Фильм Дирижёр.

    Когда я в первый раз спросила у Ани о чем он, она сказала мне: «Марусь, какая разница, это же фильм Лунгина! и мне этого достаточно». и только вчера я ее поняла на 100%. Это действительно фильм ПОРОДИСТЫЙ, если можно так выразиться, который привел к выводу что Лунгина нужно пересмотреть.

    Так вот, этот фильм пронизан такими звуками, такой музыкой… Церковной, я как человек глубоко неверующий в Христианство и всю ее мишуру, не могла даже подумать, что меня так тронут эти голоса и звуки из симфонии» Страсти по Матфею». Весь фильм построен на символике… Если человек плачет, то около стены плачь, если сын рисует умирающего отца то в облике Иисуса.

    Два самоубийства, проходят сквозь фильм, два сына умирают за разные идеалы, ценности, по разным причинам, кого-то в последний путь сознательной смерти провожает отец, а кто-то оставляет для отца лишь записку со словами «Извини, мы не правильно друг друга поняли. Я люблю тебя папа. Я больше так не буду».

    И что касается персонажей, как никак в этом фильме показана сущность людей, те кто на первый взгляд кажется хорошим, к конце фильма в самый ответственный момент проявляет свое малодушие и безразличие. А тот кого все ненавидят и боятся, оказывается самым человечным…

    Жаль только фильма мало… Хотя, это вопрос тоже не простой. Осталось ли такое послевкусие бы, если бы его было даже на 30 минут больше?

    Спасибо Лунгину, спасибо Ане!!!

    31 марта 2012 | 13:15

    Не кино, но пиршество. Тон которому задаёт звучащая почти на протяжении всего действа оратория. Многоголосье сюжетов в музыке перекликается с эпизодами крупных планов нескольких одинаково главных драматических лиц. Человеческая драма не исчерпывается эмоциями в отношениях между людьми, как любят показывать в кино, и в книгах, и в картинах, и во всех видах искусства снова и снова, просто вопроизводя устоявшиеся стереотипы. Человек — остров, и бурлящая в нём внутренняя жизнь снова и снова замыкается на самой себе в самой себе, хотя и питаясь от взаимодействий с другими людьми, не приводя к реальному взаимодействию-пониманию с ними. С чем/кем же всю жизнь человек борется, мирится, делит радость и печаль, разговаривает и молчит. Слово «бог» истёрлось. «Бессознательное» и «психическая жизнь» вот-вот дойдёт до той же стадии. Вопрос остаётся открытым.

    А ещё этот фильм можно прочитать как евангелие. Евангелие от Бога-Отца. Сокуров в «Фаусте» пересмотрел расклад внутри отношений бог-дьявол-человек. Лунгин пересматривает отношения в связке иисус-бог-отец (или иисус — бог-отец). Мы знаем точку зрения евангелистов прошлого на то, что думал (и чувствовал) Иисус о Боге-Отце, когда шёл на Голгофу: бог ответственен за смерть Иисуса, но не виноват в ней. Но задумывался ли кто-нибудь когда-нибудь, что думал (и чувствовал) наш антропоморфный (а значит способный думать в человеческих терминах) бог о смерти Иисуса?

    И всё же прежде всего это катарсический фильм — фильм, очищающий внутреннее стекло прорывом захлестнувших слёз ни по кому и ни по чему, не из-за того и не потому.

    5 апреля 2012 | 23:18

    В фильме присутствует несколько сюжетных линий. Одна из которых строится вокруг музыкального произведения «Страсти по Матфею», где изложено о последних днях жизни Иисуса Христа согласно Евангелию от Матфея. Следует отметить, что данная композиция будет сопровождать зрителя чуть ли ни на протяжении всего фильма. Другие сюжетные линии основываются на личной жизни тех, кто участвует в исполнении данной композиции.

    Одной из центральной фигур в картине занимает режиссер, который приезжает в Иерусалим с солистами, хором и оркестром, чтобы исполнить те самые «Страсти». В итоге становится известно, что концерт не является главной сутью рассказа, а лишь неким предлогом. Все, в самом деле, заключено в смерти сына Дирижера. Молодой человек покончил жизнь самоубийством из-за большого количества долгов, в которых он погряз. В дальнейшем выясняется, что сын даже просил у отца денег, но последний ему отказал. Я не буду погружаться глубоко в сюжет, обо всем вы сможете узнать, если посмотрите этот фильм. Скажу лишь то, что отец оказался человеком с не совсем правильными моральными и жизненными принципами, что, в конечном итоге, погубило его сына, его родную плоть и кровь.

    Далее режиссер «Дирижера» показывает нам, как отец знакомится с окружением сына, а при виде его мертвого тела, он не испытывает ни капли жалости, а лишь пытается найти себе оправдание. На похоронах он и вовсе отказывается признавать то, что он отец того, кто лежит в гробу. Лишь под конец, прочитав посмертную записку сына, где парень выражает свою любовь отцу и просит простить его, отец-монстр приходит на кладбище, дабы ответить сыну на его послание уже с того света. Зрителю не показывается, что кроется в той записки, остается лишь предположить, что человек с ложными жизненными принципами осознал свою ошибку и раскаялся в содеянном.

    Остальные истории намного короче, нежели первая. Так. Например, тенор сходит с ума от того, что ему кажется, что Дирижер испытывает к нему неприязнь, и пытается найти оправдание того, что его вокальные данные на момент концерта оставляют желать лучшего. Тем не менее, когда он получает что-то наподобие прощения, он надевает на себя маску льстеца и старается угодить своему патрону. Еще одними героями повествования становится супружеская пара, они музыканта. Жена терзаема ревностью к своему возлюбленному, который уже по горло сыт сценами ревности. Однажды, муж знакомится с паломницей, в тот самый момент, когда вся группа музыкантов летит в Иерусалим. Жена, заметив намек на интрижку, тут же отбирает мобильный у своего супруга, дабы не было ни малейшего шанса на измену. Немного позднее на одном из рынков города происходит взрыв, в котором пострадала та самая паломница, дальнейшая судьба которой остается за кадром.

    К сожалению, не совсем ясно, как все эти сюжетные линии пересекаются, и что общего они имеют, за исключением музыкальной композиции. Возможно, создатель «Дирижера» хотел показать, исходя из музыкального произведения, что даже спустя двадцать веков в том же месте происходит трагедия, схожая трагедии Иисуса. Это действительно трудно объяснить, так как многое, по моему мнению, осталось недосказанным и зрителю будет нелегко разглядеть основную суть. Про игру актеров сказать что-либо тоже дается с трудом, так как какого-либо намека на игру я не увидел. В заключение, хотелось бы добавить, что решение о том, стоит ли смотреть данную ленту, остается на ваше усмотрение.

    27 октября 2013 | 13:46

    Церковная музыка — это продукт, который хорошо продается. Дирижер Вячеслав Петров давно это понял. Он не человек искусства — он бизнесмен. И в его оркестре все не музыканты, а простые ремесленники, для которых музыка — просто способ зарабатывания денег, немногим более привлекательный, чем работа на заводе. Из всего оркестра, играющего церковную музыку, только одна женщина верит в Бога! Правда, в фильме есть и еще одна верующая женщина — Ольга. Она едет с детьми в Иерусалим жить в гостинице при монастыре. Но ее религиозные чувства покрываются налетом иронии после того, как мы узнаем, что в монастырь она попала просто купив туристический тур, который «обошелся дешевле, чем в обычную гостиницу». Неужто Ницше был прав — Бог умер? И остался от него только бренд, которым теперь торгуют умелые коммерсанты?

    Лицо Владаса Багдонаса напомнило мне афишу фильма «Камень» — тоже каменное и абсолютно непробиваемое. Да, он жесткий и холодный. Его никто не любит. Он не понимает сына, потому что тот чувственная натура и хочет заниматься живописью — для дирижера, который считает, что искусство — ремесло, заявление сына кажется нежеланием работать. Даже когда он узнает, что его сын покончил с собой, устав от бедности и безысходности, отец не показывает горя, пытается сдержаться, ведь он противник проявления чувственности. Он старается оставаться таким же холодным, дает денег друзьям сына, чтобы они организовали похороны. На самом деле внутри у него дикая боль, но его гордость побеждает ее, ведь отец считает, что сын ненавидел его и тоже хочет ненавидеть его за это. Но оказывается, сын оставил ему предсмертное письмо, в котором говорит о том, что, несмотря ни на что, любит отца, они просто не поняли друг друга. Друзья покойного передают отцу картину сына, на которой дирижер изображен Христом после распятия. Обожествление ли это отца или же символ того, что Бог умер внутри него? Скорее, второе. Но Христос воскресает внутри дирижера. Он понимает, что это его эгоизм и черствость привели к такому исходу, но у него есть еще время обратиться к Господу, искупить свои грехи, начать жить по-другому. В конце фильма уезжающий из Иерусалима автобус с оркестром, герои, сидящие в нем, но дирижера не показывают. Может быть, его нет в этом автобусе. Может, он остался в Иерусалиме — в этом святом месте, чтобы быть ближе к Богу, которого всю жизнь старался держать на расстоянии…

    9 из 10

    4 апреля 2012 | 00:03

    Кино про то, как сложно быть человеком и принимать решения, все это на примере отношений отцов и детей, мужей с женами, а в целом — про малодушие.

    Подключившись в качестве режиссера к процессу где-то в середине съемок, Лунгин, тем не менее, снял очень гладкое и точно выстроенное кино на фоне оратории «Страсти по Матфею» митрополита Иллариона. Но, несмотря на духовную музыку и отсылки к библейским сюжетам, вроде блудного сына, самого важного фильму и не хватает. Это похоже на то, как человеку отрубают руки-ноги-голову, чтобы обнажить его тонкую душу. В данном случае ее так мало, этой души, что абсолютно непонятно, зачем была произведена ампутация. В фильме не хватает жизни, движения, чувств, картинки, — снимая кино на святой земле, Лунгин даже Иерусалим зрителю не показал. Фильм хороший, ведь, его снял грамотный и умный человек, но все же в этом кино не хватает кино.

    29 мая 2012 | 16:41

    Насыщенное эмоциями кино. Множественный катарсис.

    Кино этапное. Этапное как для кинопроцесса этой страны, так и для творчества Павла Лунгина. Многие люди, которые пишут о кино, например, журналист Татьяна Витковская, ждут от российского кино возрождения. Этот фильм — явное подтверждение тому подъему. Фильм вызывает ассоциации с работами Ларса фон Триера. Он сравним с европейским мейнстримом.

    Кино музыкальное. В основе фильма — музыка. Именно так: сначала Павел Лунгин услышал ораторию митрополита Илариона (Алфеева) «Страсти по Матвею», потом задумал фильм. Также в интервью он назвал фильм экспериментом, делал упор на соединении языка кино и музыки. Музыка дополняет темп, развитие и даже сюжетные ходы фильма.

    Кино мультикультурное. В фильме говорят по-русски и на иврите. Дирижёра играет бергмановский актер Владас Багдонас. Действие переходит на святую землю с ее обитателями.

    Кино театральное. Чрезвычайная насыщенность эмоциями — главное, что мне понравилось. Сильное, захватывающее действо, драматургия, игра актёров — как в театре. А театр способен дать чувство полноты жизни и поймать вдохновение. Я получил от фильма катарсис множественный.

    Не в моих силах изменить судьбу фильма в прокате на Большом экране, а жаль.

    10 из 10

    1 апреля 2012 | 04:30

    Придется согласиться с Норманом Лебрехтом и признать, что дирижеров ныне почитают, как патриархов РП-(и не только)-Ц, что ни слово — то алмаз, что ни мысль — то вселенский масштаб, что ни часы — то… Благодатная почва для глобального замысла, эпопеи. Но чтобы достичь вайдовских высот искренности и откровения, недостаточно просто смачно наречь фильм «Дирижером», нужно кое-что еще, чего Лунгину, по-видимому, не хватило.

    Сразу бросается в глаза характерная для режиссера привычка фокусироваться на мелких словесных конструкциях для обрисовки мизансцен — они несут мало дополнительного к происходящему на экране смысла и кажутся жутким расточительством. Действие бесконечно провисает в экспозиции, а развитие и развязка немного скомканы. Если сначала герои долго едут в аэропорт, долго и красиво взлетают и садятся, то в Иерусалиме события трех разных сюжетных линий смешиваются, разворачиваясь практически одновременно (что, однозначно, является сознательным режиссерским решением), но ясных отдельных пластов не получается.

    Смущает возникающая, в том числе и вследствие этого, фрагментарность психологических портретов, при очевидном стремлении их обрисовать. Эскизные, неполные и не всегда понятные эпизоды, а также большие не сопровожденные переводом вставки на иврите наталкивают на мысль, что предполагалась еще и невербальная передача, но она почему-то не срабатывает. Понимания на уровне чувств, без слов, не происходит, как и чуда анонсированного перерождения человека, даром что подкрепленного хрестоматийно правильными темами Святой Земли и Страстей Христовых, сюжетными трагическими поворотами.

    Со Страстями, к слову, тоже не все гладко. Вызвавшее в музыкальных кругах противоречивый ажиотаж, произведение митрополита Илариона и в «Дирижере» оставляет впечатление весьма странное. С одной стороны есть эффект будто бы узнавания барочного баховского стиля, а с другой — осознание, что это всего лишь подражание, и не самое вдохновенное, типа мытищинской подделки столь же нашумевших брегетов, которые то есть, то нет. Возможно, пару раз прошибет на дешевую слезу, но на том спасибо. Куда органичнее, самобытнее и даже православнее смотрелся бы Духовный концерт Альфреда Шнитке, но это же не модно…

    Можно было бы не упоминать о том, что музыкальные аспекты переданы весьма приблизительно, с той бутафорической напыщенностью, которая обычно и встречается. Дирижер кое-как машет, кордебалет Мосфильма кое-как «поет». Цепляться к этому нет смысла, и все же ожидаешь от ищущих, требовательных к себе художников больше работы над деталями. В «Концерте», в «Коко и Стравинском», в «Легенде о пианисте» это все есть, в «Ветке сирени» и здесь, к сожалению, не наблюдается.

    Эти, ключевые недочеты, при замечательной кинематографичности процесса, отличных операторских находках, наличии удачных комических сцен, — лишают фильм той прелести, на которую он по рангу мог бы претендовать, и относят его в обширный и кашеобразный разряд кино талантливого, но с явной печатью недоделанности.

    16 апреля 2012 | 04:18

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>