всё о любом фильме:

Кинолюбитель

Amator
год
страна
слоган-
режиссерКшиштоф Кесьлёвский
сценарийКшиштоф Кесьлёвский, Ежи Штур
продюсерВелислава Петровска
операторЯцек Петрицкий, Станислав Шабловски
композиторКшиштоф Книттель
художникБожислава Хмелевская, Анджей Рафаль Вальтенбергер, Габрела Стар-Тышкевич, ...
монтажТереза Мизьолек, Халина Наврочка
жанр драма, мелодрама, комедия, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
время117 мин. / 01:57
После рождения ребенка Филип покупает 8-миллиметровую камеру и первые любительские опыты посвящает дочери. В маленьком фабричном городке киноманский порыв дилетанта-оператора не остается незамеченным, и вот уже Филип становится личным помощником местного партийного босса.

С повышением по службе растет и слава любителя; только взгляд его на реальность через объектив становится все более неприятным и беспощадным и все менее устраивающим власть предержащих…
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
89%
8 + 1 = 9
7.3
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка

    ещё случайные

    Кшиштоф Кесьлевский, начинавший как документалист, переходит в жанр игрового кино. И в «Кинолюбителе», его третьей игровой картине, это прошлое явно считывается. При всей его совершенной художественности, не оставляет ощущение присутствия в съемочном процессе, в самом его рождении, воплощении, развитии. В некоем алгоритме создания собственного кинематографического слова. Этот эффект достигается и за счет сюжета.

    Герой ленты — самый ординарный человек. Живущий простыми семейными радостями. В ожидании рождения ребенка он покупает камеру для домашних съемок новорожденной. Пустяк, изменивший всю его жизнь и жизнь всего его окружения. Пустяк, оказавшийся настолько значительным, что ради него можно отказаться от многого; многое не заметить; многое переоценить, недооценить или вовсе оставить за пределами смысла…

    Настигающий жертву хищник — образ того внезапного и сильного, что ломает привычную картину мира. И какое же это счастье — обрести и смысл и истинную наполненность. И какое же это горе — утратить то, что прежде составляло тебя самого, или, может, казалось что составляло?..

    Вопросов много. Ответы не однозначны. Нравственная дилемма проходит через весь фильм. Каждый шаг и принятое решение неизменно сказывается на ком-то и не всегда это будет благом. Созидая, неизменно разрушаешь.

    И здесь интересно само движение поступка, его тщательно прописанный ход, разложенный на эмоциональную, рациональную и этическую составляющие. Показанная панорамная картина происходящего, заставляет увидеть событие разными глазами и интересами.

    Кульминацией картины, безусловно, является диалог супругов. Безупречно сыгранный Ежи Штуром, эмоционально наполненный и, финальным, трагикомичным аккордом, — выстраиваемый им операторский кадр уходящей жены, невольно и так естественно вложенный в его пальцы, как символ его принадлежности уже не этому миру, теплому обывательскому счастью. Будто непроизвольно произведенный жест, показывает его органическое сращение с тем, что принято называть призванием. С тем, чему невозможно сопротивляться.

    Ежи Штур сыграл главного героя. Это уже третья совместная работа с Кесьлевским. И здесь он участвует в написании диалогов и проживает своим персонажем весь отведенный хронометраж. Поразительна его мимика, отображающая актером самый тонкий нюанс, расставляющая нужные акценты. Игра без слов, на одном взгляде. Тандем Кесьлевский-Штур бесспорно удачен. И абсолютно заслуживает полученные награды. В том числе и мои искренние восторги.

    Безо всякого сомнения ставлю — 

    10 из 10

    31 мая 2010 | 12:53

    У Филипа все хорошо. Любимая жена родила ему дочь, друзья ценят, коллеги по работе уважают. На радостях он тратит два оклада на покупку камеры. Появляются первые сюжеты, затем и полноценные фильмы. Филип успешно выступает на различных конкурсах и фестивалях и, вероятно, спустя время столь же победоносно добрался бы и до Московского кинофестиваля, где скорее всего был бы разбит в пух и прах брежневскими борцами с крамолой. Но все не так просто, некогда маленькое хобби набирает силу, забирая себе все большую часть жизни героя. И вот уже жена ревнует, отношения с друзьями меняются, а коллеги начинают смотреть с недоверием.

    Завязка третьего игрового фильма Кшиштофа Кесьлевского выглядит довольно тривиально, но, как известно по творчеству поляка, у него чем проще, тем сложнее. Очередная история, словно сжатая пружина хранящая в себе потенциал, который вырвется наружу по прохождении сюжетом серии критических точек. Наверное, никто кроме самого режиссера не способен полностью объяснить, о чем же «Кинолюбитель». Остается лишь, подвергая критике чистый разум, наблюдать картину под разными углами, будучи не в силах добраться до самой сути. Итак, «Кинолюбитель» — это …

    … интроспективная лента в духе творений Бергмана и Феллини. К авторской биографии здесь отсылают и большой акцент на документальной съемке, и трудности создания фильмов в странах соцлагеря, и дань уважения ранним польским классикам. Но можно ли сказать, что главный герой — сам Кесьлевский? Однозначно, нет. Кесьлевский сразу знал, чего хочет, его увлечение кино не было спонтанным. Кроме того, польский режиссер все же нашел рецепт удачного сочетания семьи и работы. Такая «неполная автобиографичность» видна и на экране: съемка от первого лица чередуется с намеренным дистанцированием от главного героя. По глубине саморефлексии уместно сравнение с Феллини и его «Восемь с половиной». Как Гвидо, так и Филип вынуждены пройти по длинному коридору творческих мук, но на выходе оба не достигают своих целей. Однако если все терзания итальянского гения лежат исключительно в плоскости его внутренних противоречий, то проблемы поляка — это взаимоотношения с окружающими людьми.

    … интереснейшая лекция о кино, где Кесьлевский выступает в роли почтенного докладчика, с чувством, с толком, с раскадровкой излагая так хорошо знакомый ему предмет. Шутливо начинает с цитаты основателя Советского государства о «важнейшем из искусств». Затем меняет настроение, показывая, как пленка способна хранить память об ушедших. Ностальгирует по временам, когда истинные энтузиасты постигали искусство киносъемки по редким книгам и делали всю работу вручную. Откровенничает, обнажая закулисную жизнь фестивальных завсегдатаев. А под конец своего импровизированного доклада Кесьлевский обращает камеру на самого себя, тем самым напоминая, что за любыми движущимися картинками, претендующими на высокое звание кинофильма, должен быть виден автор.

    … экранное воплощение философских убеждений автора. Польский режиссер верил, что количество счастья и свободы в нашем мире ограничено, и если где-то убыло, то в другом месте должно прибавиться. На этом утверждении строятся этика и метафизика фильмов Кесьлевского. Продолжая мысль постановщика, можно сказать, что добро и зло в его произведениях подобно энергии в физике подчиняются закону сохранения, незримо перетекая от одной души к другой. Тот, кто в начале истории был последним грешником, может оказаться святым в финале, равно как и наоборот. Здесь нет однозначно плохих, Кесьлевский готов оправдать любого, ведь ничто в его мире не статично. Выступая этаким демиургом, он вершит судьбы своих героев, обрекая на испытания, с которыми те явно не способны справиться. История Филипа — яркий тому пример, на протяжении всей картины не покидает ощущение, что он принимает решения не по своей воле, а под давлением неких высших сил.

    Наконец, «Кинолюбитель» — это печальная исповедь творца, который оказался не в силах противостоять своей мании. Будущий любитель кино в одночасье продал душу, нет, не дьяволу, — 8-миллиметровой камере. Филип и предположить не мог, что маленький черный приборчик сначала расширит границы познаваемого мира, а затем уничтожит половину его жизни. Но пессимист по жизни Кесьлевский в своих картинах как будто восполняет недостаток веры в лучший исход, в финале обязательно протягивая своим любимым героям руку помощи. Что же будет с Филипом? Вероятно, и сам режиссер не знал ответа. Да, он всегда признавал в себе эту черту — оставлять фильмы незавершенными.

    13 августа 2012 | 15:39

    «Кинолюбитель» — это очень сложное, многогранное произведение со свойственным для Кесьлевского парадоксальным взглядом на мир и стремлением заглянуть за ту грань, где начинается непознаваемое. Понять его непросто, несмотря на то, что, казалось бы, основные сюжетные линии ясны и все «как бы» лежит на поверхности. Тем не менее, я, пожалуй, только сейчас, просмотрев картину 5-6 раз, сформулировал для себя её основную идею.

    Многие ошибочно трактуют «Кинолюбитель» как историю о том, что невозможно совмещать искусство и семью. Сам Кесьлевский про это говорил так:

    ««Кинолюбитель» вовсе не о том, что нельзя совместить. Можно. Во всяком случае, можно попытаться. Постоянно быть с домашними не менее рисовано, чем часто разлучаться. Дело ведь не в количестве времени».

    Неверно было бы истолковывать этот фильм и как историю сугубо политическую. Кесьлевский в отличие от Вайды никогда не снимал политически ангажированного кино ни в пользу правительства, ни в пользу оппозиции. Не было ему свойственно и черно-белое мышление, которым было больно политически поляризованное общество тех лет.

    «Кинолюбитель» — фильм очень личный. В нем Кесьлевский иносказательно описывает свой собственный опыт: ведь до прихода в художественное кино он был документалистом. Не любителем, а профессионалом. Снимая документальные картины, Кесьлевский достиг определенных высот и славы. Вместе с тем, он сделал для себя несколько важных выводов, которые повлияли на всю его жизнь и заставили сменить профессию.

    1. Документальное кино в отличие от художественного совершенно безосновательно претендует на истину в силу самого факта, что имеет дело с реальными историями и героями. Но это иллюзия. Объективность документа не шире, чем рамки видоискателя. Автор по своему усмотрению оставляет за их пределами все, что не удовлетворяет его концепции. Вспомним дискуссию Филипа и директора. Она, как раз, в том числе и об этом.

    2. Для документалиста, как и для журналиста, живые люди это рабочий материал и «хлеб». Он неизбежно использует их, выстраивая дорогу к профессиональному успеху, славе и признанию. До самих людей, по большому счету, ему дела нет. Эта сторона вопроса выражена в герое Витека, помощника Филипа. Для него кино — это шанс выбиться в люди, уехать в большой город и «никогда оттуда не возвращаться». Характерна сцена, в которой герои смотрят по ТВ снятый ими фильм об одном из работников фабрики — карлике Вавжинце — в его квартире. Витек вскакивает, говорит тост, обещает, что это только начало, что они еще «всем покажут». Какое ему дело до Вавжинца, который в середине просмотра от избытка чувств вышел из комнаты и еще не вернулся? Да никакого. Или посмотрим на другую сцену, в которой Филип засвечивает пленку. Реакция Витека — бурное негодование, ругань. Возмущается ли он оттого, что им не удастся «донести правду»? Нет, он расстроен, потому что эта пленка была их билетом на ТВ, и теперь все пропало.

    И так, документалист использует живых людей, как глину или другой строительный материал, и относится к ним соответствующе. Но, вместе с тем, то, что он делает (учитывая п.1) самым серьезным образом может повлиять и влияет на жизнь его героев. Имеет ли он право выставлять кого-то в дурном свете, осрамить на всю страну, сделать посмешищем (вольно или невольно) ради самореализации, зарплаты, известности или награды фестиваля? Для Кесьлевского это были серьезные вопросы. И он решил их для себя предельно честно и радикально — уйдя в художественное кино.

    Так поступил и главный герой, Филип в конце картины, символически наведя камеру на себя. Он не отказывается снимать кино. Но вместо того, чтобы вмешиваться в чужие судьбы, судить о том, о чем о не знает — он обращается к себе, своему внутреннему миру, к своему личному опыту, т. е. к тому, что и составляет основу художественного произведения, которое априори является субъективным и не может претендовать на истину.

    24 мая 2016 | 16:04

    Трудно, сложно и почти невозможно что-то написать о фильмах Кшиштофа Кеслёвского. Возможно только подойти к нему и дотронуться до его творчества, но и этого больше чем предостаточно. Пессимистичный, погруженный в себя, думающий и философствующий польский кинорежиссер Кеслёвский был и остается одним из локомотивов польского кино, а, на мой взгляд, его величина сопоставима (а если быть откровенным, то и превосходит) с настоящими европейскими авторами: Феллини, Висконти, Бергман, Трюффо, Годар, Вайда, Полански, Дардены, Тарковский и другими людьми, насыщавших и насыщающих кинематограф, своими мыслями, идеями. Незаслуженно забытый польский гений, ставший ненадолго невероятно актуальным и мощным. Не хочется сравнивать его с другими режиссерами, все стоят особняком друг от друга. Все фильмы Кеслёвского обладают нерушимой магией, очаровательным волшебством. Его мир всегда отличишь, его язык всегда понятен и актуален, при этом он невероятно задумчив, печален и конкретен. Его фильмы это всегда нечто большее, грандиозное и впечатляющее.

    Все ранние фильмы Кеслёвского отражают тень времени. Они наполнены раздумьями автора, его отношением к Польше, несправедливости и несоответствии между декларируемой теорией и практикой жизни. Недовольство, скрепляющее дружественными и товарищескими узами Кеслёвского, Занусси, Вайду, позволившее авторам высказываться остро и прямо, за что их фильмы лежали на полках долгими, томительными годами. Вся система мироздания страны Польши подталкивала их, подстегивала их, заставляла идти против, быть на острие.

    Каждый фильм Кеслёвского это не просто художественное исполнение и наполнение пленки кадрами. Это по настоящему большая, непосильная работа, скрупулезная и разбираемая невероятно тщательно, на маленькие кусочки, которые приводили все его фильмы к такому ошеломляющему результату. Один эпизод рассвета солнца, он со своим верным оператором мог ждать с вечера, почти не говоря, думая и режиссируя всю картину в голове. Поиск нужного кадра, удачный игры актера, нужного света и тому подобное — все это Кеслёвский контролировал своим темпераментом и устойчивостью. Талант, дар в купе с настоящим ремесленничеством — это идеальная пара, редкая и эффективная.

    Его опыт в документальном кино придает его картинам вечно недостающий элемент — реальность и фиксирование «настоящего времени» со своим нешаблонным движением. Проблемы общества, остросоциальные или политические, Кеслёвский не боялся высказываться. Надо признать коммунистические гонения и цензура создали все условия для формирования гениального кинематографа, где кино наполнено неслыханной энергией, будоражащее всех. Не только в Польше, а во всех коммунистических странах. Этот тезис можно равноценно отнести ко всем видам искусства.

    «Кинолюбитель» замечательный и классический фильм Кеслёвского. Сотканный плавно, размеренно, история довольно проста и интересна. Увлечение, хобби, переросшее в нечто большое, захватывающее тебя полностью, когда ты теряешь связь с реальностью или наоборот создаешь её заново и многим это не по душе. Проникновение в чужую жизнь, душу, в другой мир — это дает возможность показать правду, справедливость, так нелюбимую всеми негодяями и непорядочными людьми, которые постоянно оказываются во властных структурах.

    Одержимость и новые ощущения, приводящие в восторг — это и есть любимое дело. На пути к нему всегда найдутся преграды: небольшие и непреодолимые. Если сможешь их пройти, то возможно удастся найти кусочек рая, островок на котором расположилась мечта.

    Потрясающее кино. Скромное, небольшое, но невероятно интересное и жизненное. Где гармонично сочетается юмор, любовь, дружба, вражда и всё что окружает людей каждый день.

    Осталось только посмотреть.

    10 из 10

    30 декабря 2014 | 22:46

    Уже во втором своем игровом кино Кшиштоф Кеслевский очень хорошо развернулся как режиссер. И фильм вышел очень личный, практически автобиографический. Фильм о профессии режиссера. Причем режиссера, которого волею судеб угораздило родиться в соцлагере. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. В этой картине по многим кадрам еще отчетливо видно, что режиссер совсем недавно был в неигровом кино. Плюс как всегда водилось за поляком, здесь есть куча фильммейкерских штучек, которые он потом последовательно разовьет в своем дальнейшем творчестве.

    На маленьком примере отлично показана вся фестивальная кинотусовка, все ее подводными камнями, течениями, веяниями (что во многом кому достанется приз, зависит от состава жюри и его пристрастий плюс, конечно же, партия). Партия (как потом и продюсеры) пристально высматривает всякую крамолу и неугодные вещи (или просто то, что им не нравится), ласково приговаривая — «Ты голубей то оставь, а вот этих людей вырежи. Не надо их».

    Причем главный герой в прекрасном исполнении молодого Ежи Штура снимает документальное и неигровое кино, как когда-то начинал Кеслевский. И понимая, что нашел, пожалуй, главный смысл жизни, настолько увлекается им, что теряет семью, так не может ей уделять столько внимания, как раньше. Кино для него как наркотик, воздух без которого невозможно жить. Даже глоток свежего воздуха в затхлом пространстве совка. Картина наглядно иллюстрирует жизнь таких людей — построение кадра, поиск нужного ракурса, злободневность, штудирование учебной литературы — все чем славится Кеслевский.

    Режиссер относится с уважением к классикам — в сцене, где главный герой листает книгу по киноискусству, есть картинки кадров из «Пепла и алмаза» Анджея Вайды. Также в картине появляется самолично режиссер Кшиштоф Занусси, на мой взгляд, не обладающий и половиной таланта Кеслевского, но окончивший одну с ним киношколу, кстати, в Лодзи (где и проходит фестиваль) и к тому времени более популярный, нежели его друг.

    У Кеслевского все снято отменно, каждый кадр идеален, нет ненужного пафоса, очень искренне и нефальшиво. И такое качество он умудрился пронести через всю свою карьеру, не расплескав по крутой дороге. А это поверьте, стоит уважения. Немногие режиссеры сумели сохранить то, что было так для них важно и приоритетно в молодости. Впоследствии размениваясь на многие ненужные вещи.

    И напоследок хочется отметить самый первый кадр картины. Когда сокол хватает птицу. Этот кадр наглядно обозначает тему, которая впоследствии станет одной из главных в творчестве польского режиссера. Тема маленького человека, которого порой захватывают большие проблемы, и с которыми он порой не в силах справиться. Всем поклонникам честного и искреннего кинематографа, пробивающего себе дорогу через все препоны, советую посмотреть. А тем, кто видел — пересмотреть. Это того определенно стоит.

    22 июля 2008 | 05:10

    Фильм можно разделить на две рецензии: положительная и отрицательная. Итого получилась бы — «нейтральная». Это если применять правила математики. Но в жизни все по-другому, поэтому фильм конечно же позитивный. Ну, и плюс я — оптимист (все-таки математики чуть-чуть добавил). В положительной части идет описание того как человек, достигает своей мечты. Как иногда сам того не осознавая, но постоянно о ней думая, создает возможности для ее реализации. Ему это нравится, он стремится к ней, начинает обучаться, читать, слушать, ходить на семинары, лекции, организовывает клуб единомышленников, попадает на фестивали любительского кино и эта мечта развивается в нем, она становится больше, и соответственно он уже растет как профессионал. Хочешь достичь своей цели — начинай что-то делать. Что в данном случае и произошло с героем картины Филипом (Jerzy Stuhr). И камера, которую он приобрел, как он всем говорит, для того «чтобы снимать как растет его ребенок», со временем становится объектом, которым он поглощается все больше и больше. И проявляется это в съемках совсем иных вещей, которые мы все видим, но мимо которых часто проходим просто мимо. И так, сам того не осознавая, он начинает снимать «социальное кино»: жизнь простых рабочих, окружающих людей, друзей, соседей, знакомых и просто незнакомцев, а иногда и такие банальные вещи как голуби сидящие на подоконнике. Все это начинает замечаться людьми, начальством и просто известными личностями. Каждый из них хочет «приблизить» его к себе. И у каждого из них свои методы. Это испытание «медными трубами», конечно же, самое тяжелое в жизни любого человека. И можно было бы сказать, что он его прошел бы, если бы не.

    И тут проявляется отрицательная сторона фильма. Это его жена Ирка (Malgorzata Zabkowska) и ее отношение к тому, что происходит с ее мужем и как, за буквально полгода, все вокруг них изменилось. Любовь к себе вызывает в ней «слепую ярость» и полное нежелание даже просто понять, что он делает, не говоря о том, чтобы оказать ему поддержку. Ее последняя фраза, перед уходом из дома: «Если бы не любила — было бы проще», как раз и показывает как человеку удобно жить в роли «жертвы» вместо того, чтобы спокойно «подавать патроны». В ней появляется какая-то ревность к камере как к какой-то сопернице, отнимающей у ее семьи мужа. Эта ревность разрушила и его семью, и мечту снимать «как взрослеет и растет его ребенок». Но она не смогла разрушить его мечту. Его мечта у него была, она у него есть и она осталась с ним. Отвечая на вопрос своей жены к нему: «Ты счастлив?», он говорит: «Да. Я счастлив». И отвечая, почему именно, он все равно больше говорит, о том как ему нравится заниматься тем, что он делает — снимать кино. И жить с этой мечтой он будет и дальше. Чего уже не скажешь про его семью.

    Он любит свою семью. Он любит и жену тоже. Он хотел и видел у себя в мечтах как растет его семья, снимая уже все на свою камеру. Он морально был счастлив от этого и финальное обращение главного героя к камере выглядит как исповедь, как желание повернуть все обратно. Но эта мечта уже так и останется мечтой. А реальность уже у него в руках. И только ждет, когда он скажет: «Камера! Мотор!»

    P.S. Очень понравился один замечательный момент — это фильм в фильме. Трогательная короткометражка «Работник», которую снимает Филип в фильме, сама по себе является достойна того, чтобы участвовать в фестивалях как отдельный фильм.

    8 из 10

    5 сентября 2016 | 12:58

    Второй полнометражный игровой фильм прославленного польского режиссера Кшиштофа Кесьлевского. В этой картине он показывает путь многих режиссеров — от короткометражной документалистики до полноценного художественного фильма (что нам к сожалению не показали) и причиной вдохновения начинающих режиссеров может послужить все что угодно, будь то важное событие в его жизни, до мельчайших деталей ежедневной рутины. Мировоззрение и просто кругозор их удивительным образом расширяются посредством маленькой 8-миллиметровой камеры. И подан этот довольно сложный материал так просто и понятно, что просто невозможно скрывать чувство восторга от фильма.

    Главный герой — режиссер-любитель поначалу просто хочет уловить необычные или же просто примечательные моменты своей жизни. Но вскоре это «хобби» перестает быть просто интересным занятием — оно начинает поглощать режиссера в себя, завоевывать всю его жизнь и из-за этого начинает рушиться его семья, потому что главный герой отказывается понимать, что его увлечение зашло слишком далеко, чтобы проболжать оставаться безобидным времяпрепровождением. Вот почему у деятелей исскуства так часто распадаются семьи… и печально, и познавательно.

    Также нельзя не отметить показанное нам «закулисье» фестивалей. Главный герой выставляет свой фильм на один маленький, но почетный для непрофессионального режиссера фестиваль и совместно с этим узнает, что получит его фильм приз, или же нет — это зависит от состава жюри, их настроения, от того, как ты себя будешь вести с членами жюри, есть ли там твое знакомые… И о каких «профессиональных мнениях жюри» или о «объективности» тут можно говорить? Довольно едко и злободневно. Конечно, Кесьлевски не хотел нам показывать, как все плохо с кинофестивалями, он показал нашу жизнь, в которых без связей и влиятельных знакомых успеха вряд ли добьешся… Обидно, досадно, но мы все уже привыкли.

    В общем, у Кесьлевского получился отличный фильм о нашей повседневной жизне и о разнице обычного взгляда на нее или же через обьектив кинокамеры.

    9 из 10

    4 августа 2010 | 22:23

    «Кинолюбитель» Кшиштофа Кесьлевского третий его игровой фильм. Но я бы сказала, что жанр колеблется где-то в пределах псевдодокументального кино и игрового автоского фильма. Ведь, настолько непосредственная игра актёров, что я, как зритель побывала внутри кадра и прожила жизнь вместе с героями, способы съемки: от «субъективной камеры» к «объективной», сам сюжет повествует нам о том, как из любителей превращаются в профессионалов — всё это говорит нам о неоднозначности в определении жанра «Кинолюбителя». Показывая жизнь пана Филипа Моша, Кесьлевский авторски, а может и автобиографично открывает зрителю, далёкому от искусства кино, маленькую часть большого острова синематографии, а зрителя, сведущего «в этих делах», предупреждает о подводных камнях, сложностях, издержках данной профессии.

    Ведь, сам главный герой Филип никак не мог догадываться о том, в какие дебри жизненных перипетий затащит его 8-миллиметровый объектив. Покупая за два оклада камеру, новоиспечённый отец Филлип хотел снимать, как подрастает его единственная и долгожданная дочь. Хотя, в то время не все будущие отцы и матери покупали камеры, ожидая пополнения; обычно, деньги тратились на устройство уюта в комнатках будущих детей, на распашонки и бутылочки. А Филип стал таким трогательным и трепетным, понимая как важно знать, каким ты был в первые дни своей жизни, как ты рос, какие совершал поступки (это некая материальная память), ведь, сам он ещё маленьким попал в детский дом. И уже повзрослевший, он точно знал, что хочет семейный уют, ребёнка, дом и машину. Как он говорил своему другу «мало просишь, много получаешь».

    Но с приобретением камеры и первой «коммерческой» съемкой, пан Мош понимает, что семья — это не единственное, чего он хотел. Он хотел найти и своё призвание в жизни. Нашёл. Только жена не была готова к таким переменам. Не понятно, кто больше ревновал — жена Ирэнка или камера?! Как только Филип ненадолго складывал камеру в чехол, чтобы заняться бытовыми семейными радостями, так внезапно появлялся в поле его зрения какой-нибудь интересный сюжет, который обязательно нужно было запечатлеть на плёнку. Как только Филип брался за камеру, так сразу Ирэнка менялась в настроении, и не всегда могла и хотела сдерживать свои эмоции. В данной ситуации главному герою хоть разорвись!

    Уезжая на несколько дней на фестиваль, Филип обретает недолгое успокоение от семьи. И в этой сцене, Кшиштоф Кесьлевский показывает нам такой холёный, высокомерный бомонд фестивалей: распределение призовых мест происходит по принципу «брат-сват», зависит от того, как конкурсант будет контактировать с судьями, от их настроения и состава. В общем-то, с 1979 года мало что изменилось.

    Кесьлевский по оси фильма натягивает тонкую леску, на которую нанизывает вопросы, но мало на какие отвечает сам. Нравственная дилемма сопровождает «Кинолюбителя». За счёт того, что фильм снят «субъективной и объективной камерой», зритель может посмотреть на всю композиционную целостность кинокартины, как минимум с двух точек зрения. Картина абсолютно лишена пафоса, зато полна простотой, но невероятной интересностью сюжета, характеров героев, жизненных ситуаций, эмоциональных и рациональных поступков — всё искренне. Именно эта непосредственная честность режиссёра и героев заставляет влюбиться в польское кино. А какие красивейшие операторские кадры экстерьеров Польши! Архитектура и природа.

    Невозможно не отметить финальную сцену картины. Это исповедь киномана, который не в силах противостоять своей мании.

    Прочитав пару рецензий и отзывов о фильме в интернете, я, наконец, нашла ответ на свой вопрос «к чему же был сон Ирэнки и начальные кадры фильма, когда сокол хватает и убивает маленькую птичку?» Всё оказалось настолько просто, что я даже расстроилась, что сама не догадалась: «Этот кадр наглядно обозначает тему маленького человека, которого порой захватывают большие проблемы, и с которыми он порой не в силах справиться».

    25 апреля 2013 | 08:01

    Я всего лишь хотел запечатлеть на пленку рождение дочери. Но оказалось, что киносъемка — это то, ради чего я сам появился на свет.

    Как сложна жизнь! Неужели моей широкой души не хватило бы на то, чтобы любить и жену, и кинокамеру? Почему надо выбирать между семьей и любимым делом? Видимо, так устроено, что чем-то надо жертвовать.

    Почему должен был пострадать очень хороший человек? Он напутствовал меня словами: «В тебе проснулось что-то хорошее — следуй ему. Когда чувствуешь, что прав, все остальное неважно. Ты должен идти вперед». Но, идя вперед, я окончательно столкну его в пропасть. Я вынужден был уничтожить свой лучший фильм. Правильно ли я поступил?

    И в том, что вдруг обрушилось несчастье на соседа и друга, я тоже чувствую вину. Я снял его машину-катафалк, потом — его мать в окне. Вскоре она умерла.

    И вот я в пустой квартире, наедине с камерой. Мне одиноко, но я боюсь выйти из дома, чтобы еще кому-нибудь не навредить. Но я уже не могу не снимать. Я направляю объектив на себя. Как непривычно, трудно смотреть в его черный мигающий глаз. Я рассказываю, с чего все началось, с того момента, когда у жены начались схватки. «Она проснулась в четыре утра. Это было год назад. Ей было очень больно. Я ее нес почти всю дорогу. Было очень тяжело…».

    Я всего лишь хотел сохранить на дешевой восьмимиллиметровой пленке первые шаги моего единственного ребенка. Я и не думал, что кино станет моей жизнью. Скоро я соберусь с духом, выйду на улицу и снова буду снимать, снимать, снимать…

    9 из 10

    31 августа 2011 | 08:10

    «Кинолюбитель» — одна из самых известных работ Кшиштофа Кесьлёвского и один из главных представителей польского направления «кино морального беспокойства» (1976-1981). Фильм вышел в 1979 году и впервые был представлен публике в августе того же года на XI Московском международном кинофестивале, где удостоился Золотой премии и приза ФИПРЕССИ. «Кинолюбитель» получил также ряд премий других МКФ, в том числе в Берлине и Чикаго.

    Фильм Кшиштофа Кесьлёвского рассказывает историю Филипа Моша — жителя небольшого рабочего пригорода Кракова, работника местного предприятия. Жизнь Филипа круто меняется после покупки им (на две сэкономленные месячные зарплаты) 8-миллиметровой любительской кинокамеры «Кварц» советского производства. Филип изначально покупает камеру, чтобы запечатлеть первые дни жизни своей дочери, однако начальство предлагает ему снять с её помощью фильм о праздновании юбилея предприятия, на котором Филип работает. Вскоре короткометражка Филипа попадает на специализированный фестиваль производственных фильмов и получает там приз жюри, в котором заседают различные творческие работники. Руководство предприятия создаёт Филипу условия для создания собственной заводской киностудии. Филип Мош постепенно из простого рабочего превращается в самого настоящего режиссёра-документалиста и сталкивается с характерными для этой профессии проблемами морального выбора и взаимоотношений с властью (в лице своего начальства).

    Главный герой живёт со своей семьёй в относительном достатке и, казалось бы, должен был быть умиротворён, однако его духовные запросы неустанно растут и требуют удовлетворения — простого материального и семейного благополучия Филипу уже недостаточно. И здесь выросшему духовно рабочему самую большую помощь предлагает интеллигенция — работники польского кино и телевидения.

    Ответственность польских кинематографистов перед простым народом, трудящимися — пусть не самая главная, но одна из важных тем фильма Кесьлёвского. В «Кинолюбителе» в роли самого себя появляется великий польский режиссёр Кшиштоф Занусси. Во время встречи со зрителями, на которой присутствует всерьёз увлёкшийся кинематографом Филип, Занусси говорит важную вещь, причём говорит, видимо, и от своего лица, и от лица Кесьлёвского:

    - Каждый из нас, кто делает фильм, надеется, что он кому-то поможет, изменит что-то в обществе. Но не стоит преувеличивать: мы уже не являемся инженерами людских душ, которым удалось создать один образ — и немедленно общественные явления изменятся, отступят, начнётся какая-то новая эра.

    Кинематографист Кшиштоф Занусси и польский телевизионный режиссёр Анджей Юрга (также играющий у Кесьлёвского самого себя) становятся прекрасными наставниками для рабочего Филипа, проявляя к нему искренний интерес и уважение. Занусси охотного принимает приглашение Филипа встретиться с жителями его небольшого фабричного городка. Кесьлёвский в своём фильме вполне определённо утверждает, что польские интеллигенция и пролетариат должны искать встречи друг с другом.

    Весьма любопытна в «Кинолюбителе» небольшая сцена, идущая следом после первого разговора между Мошем и Занусси. Филип, уже преисполненный нового сознания и морального непокоя, подходит к киоску, чтобы купить себе журнал о кино. Однако, немного поразмыслив, он просит дать ему и леволиберальный социально-политический еженедельник «Политика». Никакой сюжетной нагрузки этот короткий, длящийся всего несколько секунд, эпизод не несёт, но он наталкивает на мысль о том, что в результате взаимодействия с интеллигентской средой простой рабочий Филип в скором будущем всерьёз заинтересуется уже не только искусством, но насущными политическими вопросами. Это останется за кадром, однако социальные проблемы и плохая организация производства уже всерьёз беспокоят Филипа к концу фильма. В своих воспоминаниях Кесьлёвский пишет, что ещё даже до 1976 года, то есть до появления первых совместных организаций интеллигенции и пролетариата, он считал рабочих мыслящей частью общества, стремящейся всеобщей демократизации. А «Кинолюбитель» — это фильм уже 1979 года, сюжет которого развивается в 1978-м.

    Что интересно, «Кинолюбитель» Кшиштофа Кесьлёвского, главным героем которого является работник промышленного предприятия, отражает в себе не только и не столько черты польского пролетариата, сколько характерные особенности кинематографа ПНР. В Филипе легко угадывается сам Кесьлёвский — автор многих злободневных документальных фильмов — хотя в своих воспоминаниях режиссёр просит воздержаться от совсем уж буквального сравнения. Показанные в фильме отношения между директором предприятия и производственной киностудией напоминают реальные отношения между государством и кинообъединениями Польской Народной Республики. В «Кинолюбителе» производственная киностудия изначально возникает, чтобы делать фильмы для нужд предприятия. Однако под руководством Филипа стадия добивается значительной автономии. С одной стороны, директор завода обеспечивает киностудию всем необходимым, с другой стороны, он вступает в противоречие с вольнодумными устремлениями Филипа. Директор (в целом безуспешно) пытается установить контроль над кинопроизводством на собственном заводе, установить что-то вроде цензуры. Поэтому когда Занусси посещает заводскую киностудию, он замечает, что у него в этой связи с Филипом одинаковые проблемы.

    9 из 10

    13 июня 2014 | 12:46

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>