всё о любом фильме:

Рыцарь кубков

Knight of Cups
год
страна
слоган-
режиссерТерренс Малик
сценарийТерренс Малик
продюсерНиколас Гонда, Сара Грин, Кеннет Као, ...
операторЭммануэль Любецки
композиторХанан Тауншенд
художникДжек Фиск, Рут Де Йонг, Жаклин Уэст, ...
монтажА.Дж. Эдвардс, Кит Фраэс, Джеффри Ричман, ...
жанр драма, мелодрама, ... слова
сборы в США
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 16 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время118 мин. / 01:58
Номинации:
Сценарист, живущий в Лос-Анджелесе, пытается разобраться в странных событиях, происходящих вокруг него.
Рейтинг фильма
IMDb: 5.80 (10 970)
ожидание: 97% (7438)
Рейтинг кинокритиков
в мире
46%
64 + 75 = 139
5.6
в России
100%
5 + 0 = 5
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    поделитесь с друзьями ссылкой на фильм
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 237 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    По «Рыцарю кубков» целый столп мыслей — нетрудно догадаться, что Малик непреклонен и требует отдачи от зрителя. Это сплошь поток сознания, помещенный в форму монтажных ассоциаций, а зафиксирован так, будто Платон увидел его эйдос, то есть, почти диалогом из античных тетралогий по философии. Отсюда ясно — смотреть на это течение кадров нужно не просто чуточку иначе, а с какой-то другой методикой. Кто выпишет — милости прошу.

    Впрочем, собирать нарекания тот уже привык. Малик разыщет десяток поводов избегать конференций: старик сбрендил, аудитория разъярена, а на кой черт здесь медийные актеры — самая малость из того, что выхаркивает брюзга. Рекомендую переменить позицию: к Платону, например, у нас тоже рой вопросов, но они возникают тогда, когда автор стремится дать возможные ответы. Или невозможные.

    Дело в том, что режиссер сцепляет свои три последних фильма в единую философскую концепцию: по метафизике, космогонии, этике и, превыше всего, самой природе любви. Как у Сократа — даже есть человек, что фиксирует его речи, Эммануэль Любецки по инерции плетет картинку из компилятивного монтажа, стыкует формы, которые подвластны не разуму, а сиюминутной ассоциации. Это хаос, у которого существует система и с нею нужно лишь совладать. Визуальная ткань диктует сюжетную нить, мы её теряем в бушующих волнах, но при желании и концентрации, обязательно нащупаем. Потому что в океане, скорее всего, исток наших ответов. В «Кубках» дается притча о египетском принце, который рабски отдался страстям. Он повстречал девиц, а затем испил чашу, после чего канул в забытие. Жизнь стала не полутонами, а пролетом над болотом. Кристиан Бэйл в фильме как раз таки воплощает современную вариацию уснувшего принца. То ли сценарист, то ли писатель, его стенания — не особенность творческой натуры, а фрустрация на грани небытия.

    Так «Рыцарь кубков» становится проникновенным диалогом об идеализме. Неоновые завесы клубов, царство стерильных квартир и площадок с бассейнами — только его, Рика претит это обитание в гедонизме, для него же — сомнамбуле, бесконечных метаниях плоти от одной девы ко второй. Тело явилось темницей души. Но окружающий мир так чист и красив, откуда появиться злу? Изнутри, под завывающий ветер пустошей. Малик вновь обращается к пустыне как образу человеческого вакуума. Здесь оформляется в чистом виде платонический подход: мы, прежде чем попасть в оковы повседневного восприятия, имели крылья, созерцали вечные идеи. Крылья обрезаны, а ложная реальность воспринимается за истинную.

    Возвышенный слог для Малика не чужд, впрочем, как и аспекты христианского понимания мира. Потому что история «Кубков», между прочим, еще и история грехопадения. Если религия стремится восстановить связь, которую люди якобы утратили с Богом, то Малик набрасывает варианты для решения, на месте, за два часа эффектных фотослайдов. Вот теперь-то и поищите такого радикала где-нибудь. Не найдете.

    Но это лишь анабиоз. Выйти из забвения можно, все истоки, как уже догадались, в море. Стоит только прилить к берегу. Решать насколько убедительно высказывание, без вопросов, не самому бдительному, а тому, кто ловит комья рефлексии, они же и составляют нарратив фильма.

    Потому-то Knight of Cups говорит обо всем и ни о чем. Невозможно о чем-либо вести речь, когда сама мысль текуча, как и взаимосвязь мужского и женского ежесекундно бушует, изменяется — это оттарабанивают перебивки голосов за кадром. Можно и остановить течение, только следовало бы сделать уже на эдак минуте десятой, пока Малик не обманит вас условным разделением на главы. Глав в жизни не бывает, все ведь разбросано на бесструктурные кусочки. И кино таким быть может.

    #KnightOfCups

    14 июля 2016 | 21:45

    Однажды, Терренс Малик сидя дома в очередной раз решил, что он не только великий режиссер, но и великий сценарист (тем более, что ряд сумасшедших критиков его в этом достаточно часто уверяют) и решил наваять очередной «шедевр».

    «Так, я сценарист» подумал Малик, «значит главный герой будет сценарист». «Я люблю бухать и кутить, но при этом я забитый интроверт и практически не умею разговаривать… да, это определенно шедевр». Дальше, к этому супер-сценарию, Малик добавил свои мысли, которые видимо начитывал на диктофон находясь в пьяном или ином угаре. Так сценарий был закончен и все было готово к сьемкам.

    Конечно, прежде чем начать съемки, надо было все утвердить у продюсеров. Продюсер почитал и сказал: «Все неплохо, тем более что даже если ты снимешь двухчасовой фильм про лежащий на пляже камень, мы его потом пошлем на Каннский или Берлинский фестиваль, и все будут писать какой это необычный и глубокий фильм. Главное только взять Бреда Питта, чтобы он томным, или как получится, голосом начитал мысли этого камня о его суровой и жестокой жизни. А, впрочем, меня занесло, так вот, добавь драматизму персонажу и можно снимать». Фраза про драматизм, который надо добавить кстати упоминается даже в самом фильме, что как бы еще раз доказывает, что Малик все пишет исключительно из своей унылой жизни.

    Назвать сей шедевр он решил «Рыцарь кубков», ибо красивое такое название же. Пофигу, что карта таро, в честь которой назван этот фильм — это человек высоких устоев, романтичный, верный и преданный (полная противоположность главному герою), ведь чтобы знать об этом Малику нужно было прочитать две строчки текста. А с чтением у него также туго, как и с общением.

    Далее берем актера, такого, чтобы все оценивали фильм не ниже 5-6. Кристиан Бейл вполне подошел на эту роль. Ну, а далее просто гуляем с ним по городу и говорим (веди себя естественно) и снимает это на камеру. Заходим на вечеринку, в бар. Потом накладываем бред, начитанный Маликом и перезаписанный другим актером, с более подходящим голосом, на видео, и получаем фильм «Рыцарь кубков».

    Отправляем его на фестиваль, а дальше читаем отзывы «Это такой оригинальный фильм, необычный взгляд, шедевр», ведь все что отправляют на фестивали и все, что снято никак у всех — это шедевр. Такое ощущение, что в лексиконе критиков отсутствует слово «отстой», «мусор» и т. д.

    Если вы не «эстет», но очень большой фанат Бейла, то запасайтесь едой, книгами, планшетом, игровой приставкой, потому что пока там будут ныть два часа, вам надо будет себя чем-то занять. Если вы большой фанат режиссера, вам терять уже нечего, вы способны смотреть абсолютно все с любым хронометражем и в конце еще восхититься этим.

    Хочется пожелать Кристиану Бейлу не стараться сняться в каждом фильме и быть более избирательным. А тем, кто будет смотреть этот фильм, пожелать стойкости и мужества, потому что видимо «Рыцари кубка» — это зрители.

    2 из 10

    12 января 2016 | 15:35

    Фильм был снят в 2012-ом, но еще два с половиной монтировался. Все делалось в обстановке строгой секретности. Посмотрев, я поняла, почему. Сразу скажу, что поклонникам творчества режиссера, лучше не читать.

    Если коротко охарактеризовать фильм, то это — поток режиссерского сознания. Достаточно бредовый и бессистемный. У меня сложилось впечатление, что Малик перед съемками вдохновился приемом, описанном в рассказе Андрэ Маруа «Рождение знаменитости». Ибо фраза оттуда: «А вы видели когда-нибудь, как течет река?», — прекрасно подошла бы в качестве девиза картины. Будь я снобом, написала бы, что «Рыцарь кубков» — шедевр, сотворенный гением. А так скажу, что гений в составе съемочной группы один, оператор Эммануэль Любецки. Снова Любецки, тот самый, что работал над «Выжившим». Всяческие отсылки к Библии, старшим арканам Таро, закадровый текст, звучащий, практически, при полном молчании актеров — мишура, призванная вытащить фильм на уровень артхауса, который понятен лишь «избранным».

    «Рыцарь кубков» запомнится, как кино, где Кристиан Бэйл красиво ходит и бегает с цветочным горшком. Конечно, можно и дыру в заборе считать порталом в соседнюю вселенную, пытаться найти там нечто неизведанное, неподвластное массам, но не стоит.

    14 января 2016 | 14:19

    В качестве вступления: если бы фильм сняли в России, или режиссера бы звали не Терренс Малик, фильм получил бы столько критики, что и не снилась Томми Вайсо как драматургу.

    Предавшись в вечный гедонизм старина Терренс Малик вываливает монотонный выхолощенный бесструктурный хаос, прикрываясь аллюзиями к Библии, философским трактатам и собственному творчеству. Механизм настолько огромен, что вся цепь событий, состоящая из метафоричных отсылок, приводит в никуда крайне изощренным способом, что хочется поскорее забыть все. Гипертрофированный транс, не имеющий ни капли адекватного обоснования, не смотрящийся ни как алогичный сон, ни как какой-то сюрреализм, скорее, как никому не нужное самовыражение режиссерских мыслей, не формируется ни во что. Самобытный символизм посвященные уловят совершенно непостижимым образом, ибо отвлекают маневры операторской работы, придавая эффект безумной пляски, а нерядовой монтаж и вовсе обескураживает. Не принявшим образность материала, можно последить за актерами первой величины, они здесь, как сноска для быдло, которому после незатейливого анализа и скоропостижных выводов можно будет развлечься, следя за персонажами.

    «Рыцарь кубков» — лоскутное одеяло, в котором фрагменты рандомно разбросаны в неуловимом порядке и соприкасаются друг с другом благодаря зрительскому контролю над происходящим. И овладеть всем этим получится только у особо замороченных, у которых в голове имеется свой Терренс Малик, именуемый выходящим за рамки воображением. Но для таких ценителей режиссер мог и вовсе подготовить статичный белый фон на два часа. Это все к тому, что художник сменил эпохальные курсы, став из полотен подготавливать цветные обрезки, бросая их все в ту же корзину под названием «киноискусство». Хотя по содержанию это двухчасовая маститая документальная притча о бренности бытия, для людей, подготовленных к такому формату, но никак не полноценное игровое кино. Ведь потеряно самое главное — универсальность киноязыка, доступность для любого абсолютно зрителя, желающего прикоснуться к искусству, которое для Терренса Малика стало способом для самолюбования.

    10 января 2016 | 20:25

    В своей крайней картине Терренс Малик окончательно освобождается от пут нарратива и сценарной стройности, которых он хоть и условно, но придерживался в предыдущих своих работах, полностью отдавая полотно на волю уникальному поэтическому стилю. Зрителю предлагается наблюдать случайные фрагменты жизни главного героя, популярного сценариста Рика, которые не несут значительной смысловой нагрузки, и, как и сам Рик, тянутся пассивно, амбивалентно и местами необязательно. Голосом Бена Кингсли мы узнаем, что однажды Рик достал карту таро, сбившая его с пути истинного и теперь он мечется из рук одной красавицы к другой, роли которых, к слову, исполнили такие богини, как Кейт Бланшет, Натали Портман, Имоджен Путтс и Фрида Пинто, в поисках утраченного смысла бытия. Нельзя ни упомянуть и великолепного Кристиана Бэйла в роли Рика, становящегося для Терренса тем, кем когда то был Мастроянни для Феллини или Жан-Пьер Лео для Франсуа Трюффо. Их связь во многом медитативна, герой Бэйла за 118 минут экранного времени вслух произносит дюжину слов.

    Для Малика доминантна идея, возведенная в «Рыцаре» в абсолют и препарирующаяся излюбленным и коронным инструментом режиссера — приемом ассоциативного монтажа; бесчисленное множество фрагментов, длящихся секунды, минуя мозг, достигают вашего подсознания намного глубже, чем вы могли себе представить; их нельзя понять, можно только прочувствовать, осязать. Взаимная любовь, гармония мужского с женским, по Малику, недостижимы априори. Ряд образов совершенных в своей форме констатируют, то, что чувства относительны, текучи и непостоянны. Подобные аксиомы были бы непозволительны мастеру, если в осадке от картины не оставалось бы такого же приятного послевкусия и флера одиночества, которое когда то оставлял своими прохладными пальцами на душах кинозрителей Антониони.

    В заключении хочется сказать, что если вы собираетесь посмотреть только один фильм этой зимой — то пусть это будет «Рыцарь кубков».

    9,5 из 10

    3 января 2016 | 02:36

    Сценарист и писатель Рик давно привык к проблемам коммуникации с окружающими, поэтому он почти всегда молчит. Всё своё время он проводит, расхаживая по вечеринкам и гламурным фотосессиям. Молчун привлекает внимание прекраснейших представительниц слабого пола и пытается найти любовь, но это у него никак не получается.

    Самый загадочный и скрытный режиссёр современности Терренс Малик продолжает свой лирико-эпический цикл, начатый им ещё в «Древе жизни». Критиковать и поливать грязью новый фильм режиссёра можно сколько угодно. Говорить, что Малик снял двухчасовой видеоклип тоже проще простого. Легче всего сказать, что это кино ни о чем и обвинить режиссёра в поверхностности, но все те, кто так скажут, очень сильно ошибаются. Хейтеров у этого человека всегда было предостаточно и после «Рыцаря кубков» их появится ещё больше, я не сомневаюсь.

    Малик продолжает развивать свою эстетику. Фильм состоит из коротких фрагментов, не всегда связанных между собой. Режиссёр никогда не был сторонником логической последовательности и здесь она также отсутствует. Натали Портман в одном интервью говорила о том, что на съёмочной площадке актёром приходилось много импровизировать. Режиссёр предоставил актёрам полную творческую свободу.

    «Рыцарь кубков» — это фильм-момент, фильм-вспышка. Картина несёт в себе мироощущение автора. Этот фильм невозможно просто смотреть, его необходимо прочувствовать, в каком-то смысле пережить и ещё раз двадцать обдумать. О чём же в этот раз размышляет Малик? Мне кажется в первую очередь о круговороте судьбы и способности выбора. Главный герой ищет ответ на вопрос о своем предназначении и мечтает обрести одухотворённость, размеренность жизни и отыскать чистую любовь.

    Фильм представляет собой большую абстракцию, но не лишённую смысла, а наоборот, переполненную им. В эту картину надо всматриваться, а иногда и вслушиваться. Главное — надо включить всю свою фантазию и смотреть этот фильм опираясь на свои чувства и ощущения, проходя при этом через сводку потрясающих образов, созданных оператором Эммануэлем Любецки.

    «Рыцарь кубков» — это скорее фильм обо всем, чем ни о чем. Режиссёр создал магически притягательную и поглощающую картину. Благодаря уникальному фрагментарному и поэтичному стилю Малика и восхитительно элегантной работе Эммануэля Любецки фильм становится настоящем откровением, которого сейчас почти не осталось в кинематографе.

    8 из 10

    7 января 2016 | 21:23

    Сегодня посмотрел этот фильм. Очень неординарный сюжет. С первых минут подумал: — Что то похожее я уже видел (имеется ввиду сюжетная линия), и вспомнился фильм «Древо жизни», потом почитал в интернете: оказывается и тот фильм тоже работа Терренса Малика, и тут все стало на свои места.

    Что касается фильма: в целом впечатления разные, очень двоякие. С одной стороны кажется: из чего же состоит сюжет? И в чем смысл картины? Может многим зрителям фильм показаться скучным и однообразным, но если смотреть и чувствовать сюжет, и окунуться в него, то в нем описывается очень много событий. Событий ярких и жизненных, чувств. Это фильм про чувства, то есть описание чувств испытываемые человеком. Таких как любовь, радость, наслаждение, страсть, разочарование, потерянность, страх, умиротворенность, бесчувственность, хладнокровие, поиск, поиск себя, потеря и многие другие. Все чувства поочередно дополняют друг друга и тем самым украшая картину.

    Очень рад что главную роль исполнил Кристиан Бэйл. Могу сказать с ней он справился отлично, а все потому что он не играет, он живет на экране. В целом фильм понравился, потому что он не обычный, потому что когда смотрите его, то представляете все это мысленно, все эти чувства, и еще больше дополняете его, тем самым расширяя сюжетную линию в своей голове… И вы плывете в этих воображениях, кажется глаза вам не нужны вовсе, вам достаточно слушать этот фильм и воображать.

    В заключении хочу сказать, что смотреть фильм стоит. Хотя бы потому что он очень необычный, таких фильмов очень мало. Понравится или нет, вам судить.

    7 из 10

    2 февраля 2016 | 03:17

    Мой товарищ, который порекомендовал мне этот фильм, сказал такую фразу «Я никогда не видел ничего подобного» Я к словам отнесся с определенным скепсисом, но взглянуть таки решил — и не пожалел. Первые 20 минут просмотра были борьбой, попыткой увидеть линейность, последовательность мысли автора, но потом я просто откинулся на спинку кресла и стал любоваться.

    Первое, что хочется сказать об этом фильме -он безумно красиво снят. Работу Любецки не спутаешь ни с чьей — совершенно невероятные планы, кадры и движения камеры. потрясают виды моря, виды небоскребов, всего окружающего. Второе — это, конечно, музыка. Впервые вижу фильм, в котором музыка так органично вплетается в канву повествования. Кажется, убери ее — и вся магия картины развеется. Фильм очень медитативный, способный ввести в состояние транса. Закадровый голос, движения главного героя — словно бы Терренс Малик приглашает нас заглянуть в голову героя, в его мысли. Модернистский прием «потока сознания» я вижу в кино впервые, и стоит сказать, что смотрится все это очень даже симпатично. Ты смотришь на мир глазами героя, человека-переживающего драму, мелькающую перед нами своеобразными отголосками, вспышками, отдаляющимися от нас.

    Конечно, это кино не для всех. Но мне «Рыцарь кубков» определенно пришелся по душе, своей новизной, красотой и необычностью. Теперь новый фильм Малика «Невесомость», выходящий в этом году-главное киноожидание для меня. Тем более, что снимает его все тот же Любецки.

    За глубину, новизну подхода, яркость, медитативность и красоту

    10 из 10

    2 марта 2016 | 01:23

    Очевидной тенденцией в мире большого Голливуда последних полутора лет является обращение к его корням, истокам, к постижению его истинной непредельной сущности, существующей на тонкой грани между явью и вымыслом, реальностью кинематографической и реальностью обыденной, а по сути — вневременной. Голливуд пытается понять сам себя, но все больше запутывается. И «Звездная карта» Кроненберга, и «Хичкок» с «Девушкой», и — частично — «Бердмен» Иньярриту(хотя тамошнее пространство много больше обычного высказывания на тему театра и актерствования), не говоря уже о готовящемся к выходу «Аве, Цезарь» братьев Коэнов — все эти фильмы в той или иной степени, но переосмысливают природу Голливуда, превращая его в место бесконечного кафкианского кошмара, в котором синематические творцы стали заложниками собственного искусства. Впрочем, с последней по счету крупной режиссерской работой Терренса Малика, «Рыцарем кубков» 2015 года, представленном в рамках Берлинале, все крайне относительно. С Маликом вообще все относительно, ибо, как ни пытайся встроить его в общепринятую канву, все будет не то, половинчато и отрывочно. И, хоть на первый взгляд кажется, что «Рыцарь кубков» продолжает линию острокритических выпадов в сторону Голливуда, увы, сие мнение ошибочно и поверхностно, хотя без едких уничижительных плевков и издевательски эффектных комментариев в сторону нынешней лос-анджелесской праздной знати Малик не обошелся совсем, но без излишнего зацикливания.

    Завершающий неформальную трилогию о бытие, начатую еще в 2010 году «Древом жизни», в 2012 году продолженную «К чуду», «Рыцарь кубков», в отличии от тех двух картин цикла, даже не пытается иметь видимую сюжетную структуру, хотя сама история главного героя со множеством ответвлений все равно вырисовывается более-менее конкретно. Начав высчитывать логарифмической линейкой перпендикуляры нарратива, зрителя ожидает самая, пожалуй, доступная из всех Истин противоречивого Малика. Сценарист Рик, утративший вдохновение и вкус к жизни, на всем протяжении лишенного любых всплесков осознанной драматургии повествования блуждает по Лос-Анджелесу, кружится в медленном танце рефлексии на фоне веселящейся публики, кричащей гламуром голливудской знати, для которой он свой, но фактически уже чужой, далекий, иноприродный. Но блеск и нищета голливудских кинокуртизанок меркнут перед личной историей самого Рика, которую Малик рассказывает намеками. Рик — это муж, разлюбивший свою жену и полный несусветной апатии вообще ко всяким женщинам(Рик и Женщины в картине ловко рифмуются с аналогичной расстановкой в «Сладкой жизни» Феллини, более претенциозной вариацией которого и является отчасти «Рыцарь кубков»). Рик — все равно что Мерсо из «Постороннего» Камю, встроенный в современную систему координат большого Голливуда, который предстает в своем китчевом лоске и выхолощенной пустоте. Глянец буквально слепит глаза, искусственность, вычурность и манерность побеждают все и всех. Долина Кукол становится Долиной Смерти, и Рик фактически обречен или на погибель, или на бунт. Но первое Маликом лишь только предполагается, а второе — невозможно. Рик плывет по жизни да и только. Он — наблюдатель, не вмешивающийся в большую игру; он лишь ждет воли свыше, сбывшихся предсказаний, неутраченных надежд. Но с той же высокой степенью уверенности можно трактовать все происходящее в «Рыцаре кубков» и как плод невоплощенного на бумагу воображения самого Рика, как его тягучий кинематографический сон, который длится ровно столько, сколь пожелает сам исписавшийся сценарист, творящий в своем пограничном разуме словно Бог, лишенный божественной сущности — Человек-миф, помещенный в бессмысленный по сути своей мир архетипических мифов Голливуда. Рик и сам режиссер, который предпочел свой творческий уют большой суете, становятся пресущественными Отцом и Сыном, создающим на экране собственную субъективную реальность, в которую зритель должен просто поверить, отменив и подменив любые реальные контексты, не интересующие Малика ввиду своей очевидной прозаичности. Прозу жизни режиссер заменяет ритмической поэзией кадра, изысканным монтажным рисунком, философической всеохватностью.

    Вообще, характерная для Малика стилистика остановившегося времени, приправленная вербализацией «правильных», морализирующих авторских тезисов, оборачивающихся в ряде случаев прямолинейным морализаторством в полном же отсутствии зримого нарратива и эдакой струящейся визуальной многослойной и многословной декларативностью(Малик-Пророк и Малик-эстет едины в своем лике с наступлением нулевых, хотя с темой Платона он, допустим, чересчур переборщил, буквально ткнув зрителей в одну из основных философских твердынь, на которых стоит его фильм), в «Рыцаре кубков»(а таковым является сам Рик) достигает своего апогея, красота запечатленного момента неслучайным Любецки сосуществует с красотой зрелой умозрительной авторской мысли, которая движет всем в фильме, но при этом в картине четко соблюдено единство времени и действия. За пределы Лос-Анджелеса Рик почти не выходит. Малик намеренно делает хронотопическое пространство замкнутым, превращая Город Грез в Город Слез — невыплаканных, невыстраданных, невысказанных, откуда, покуда не придет Знание, невозможно будет выйти, покинуть пределы собственной экзистенциальной ловушки, в которую Рик загнал себя сам, пресытившись, но не пожелав искать что-то новое, неизведанное.

    Рик — это старший брат, ненавидящий младшего. Сын, который боится собственного отца, истово служащего Богу. Сызнова рефренизируя темы религии, «Рыцарь кубков» из метафизической притчи, из которой жанрово расходятся волны семейной драмы и сатиры на поп-кинематограф, становится притчей религиозной. Рик — это Каин, близкий к тому, чтобы убить своего Авеля, и блудный сын, не желающий возвращаться в родной дом, ибо там, среди мельтешащих в своей бесконечности призраков прошлого, придется исправляться. Ну, или хотя бы попытаться. Однако сложно поддаться чужой воле того, кто ломает собственных детей, того, для кого вера это много больше чем смиренные молитвы и покаяние. Безжалостный Отец, в уста которого режиссер вкладывает легенду про юного египетского принца, забывшего самого себя и смысл своего существования — легенду-лейтмотив всей картины, бесспорно, склонен быть неправым, его жесткость привела к очевидному краху семьи, в которой нет более согласия, но Отец, по Малику, равен Богу, и отвергая Отца, его непутевые сыновья отвергают и самих себя, свою истинную сущность. Только вот младший по-прежнему обитает подле, тогда как старший предпочел предательски надеть маску, спрятаться на голливудском маскараде, до поры до времени не понимая, что прошлое его настигнет. Глубинный кризис личности Рика не решить уже просто вернувшись к началу, к питательному витальному естеству.

    26 июня 2015 | 06:41

    Несмотря на то обстоятельство, что «Рыцарь кубков» попотчевал меня внушительной порцией ярких впечатлений и оставил после себя насыщенное послевкусие, я все-таки постараюсь не сильно ударяться в обильный поток мыслительных излияний по этому поводу и не стану топтаться вокруг да около, поскольку сэр Терренс Малик уже прошел сей тернистый путь и сделал это с присущими ему достоинством и благородством.

    В финальной картине своей релятивной кинотрилогии («Древо жизни», «К чуду») режиссер полностью сбрасывает с себя стандартные и привычные для законодательства принятого на территории «Голливудского царства» оковы реалистичного повествования, облачается в свежую камизу странствующего министреля эпохи пост-модернизма, берет в руки лютню и запевает изящную тантрическую Chanson de geste,тем самым отправляя героя по имени Рик (Кристиан Бэйл) вместе со зрителем/слушателем в долгий экзистенциальный (местами и пост-структуральный) «Крестовый поход» по необъятным трансцендентальным дебрям современного «города ангелов» (в простонародье LA), совершенно неограниченный даже условными пространственно-временными рамками и какими-либо локусами восприятия, что в принципе вполне должно истинному произведению искусства. Баллада, как и само путешествие, о котором она повествует, изобилует богатым спектром эмпирических оттенков, как негативного характера, так и наоборот, что наполняет ее лирической пронзительностью, характерной академической поэтике и риторике, но это отнюдь не делает нашу историю классическим произведением. Художественно-выразительных средств тоже хватает, — литературных: эпитеты, метафоры, олицетворения, иносказания, реминисценции и визуальных.

    Сценарист Рик, истерзанный различными жизненными невзгодами, пребывает в творческом кризисе и предстает перед нами самым настоящим «рыцарем кубков» из заметно поредевшей колоды Таро, со всеми присущими персонажу характеристиками. Рик — нежный любовник и верный друг, дипломат, верующий в высшие силы, хотя и не всегда знает в какие. Самый настоящий «Рыцарь Святого Грааля», который продолжает нести свою высокую миссию сквозь иллюминированные неоновыми огнями непреступные крепости ночных стрип-клубов, наносит многочисленные визиты в стеклянные феоды многочисленных «голливудских лордов и маркизов», обрамленные пестрыми лужайками и лазурными бассейнами, осаждает и без того разрушенные горем владения членов своей семьи, резвится с прекрасными дамами, наслаждаясь морскими приливами или несется на верном четырехколесном коне за пределы горизонта, перестав заботиться о мнении очевидцев и отдавать себе отчет, что из озвученного выше реальность, а что воспоминание-ширма. Когда карта лежит прямо, наш Айвенго внушает силу и доверие, блещет умом и красотой, хоть и не без нарциссизма, мирно сосуществует с другими картами из колоды, — «Луной» и «Верховной жрицей», сопереживает с «Отшельником» потерю «Повешенного» и защищает его от нападок «Короля жезлов», в общем, полностью олицетворяет и воплощает собой абсолютную конвенциональную гармонию с собой и окружающим миром, городом, природой, жизнью на радость себе, Огюсту Конту и ряду неопозитивистов. Когда карта перевернута, Рик предстает перед нами в роли самоистязателя, которому не дают покоя внутренние инверсии, резиньяции, будто бы врожденные дистимии, или приобретенный от всего этого дерматозойный бред, заставляющий судорожно конвульсировать в такт балладе нашего многоуважаемого менестреля, которая периодически разбавляется то величественными канонами Пахельбеля, то психоделическими запилами хулиганов из Thee Oh Sees, что время от времени приводит к воспалению у нашего Ланселота аффективных уплощений, на потеху любителям Шопенгаура и Чорана. И поскольку у обозначенной карты есть две стороны (а у многих из нас и того больше), вполне естественно, что на протяжении всего этого действа постоянно разгораются как внутренние, так и внешние философские (и не только) столкновения-антитезы: духовного и материального, добра и зла, релятивистских представлений о категориях бытия, пространства, времени и субстанциальных, происходит конфликт в котором нет правых и виноватых, где совершать выбор вовсе не обязательно, поскольку наш рыцарь и сам не знает полон его кубок или пуст, он просто делиться всем, что у него есть с той же легкостью, что и принимает дары от других. Именно в результате всего этого структурного напластования, повествование прекращает быть классическим рыцарским романом и объединяется с сюрреализмом, абсурдизмом и прочими формами литературы «потока сознания», получается полотно, на котором францисканская Мадонна предстает перед нами супрематистским ромбом светло-оранжевого цвета, нечто напоминающее «Историю безумия в классическую эпоху» Мишеля Фуко или литературные опусы Итало Кальвино.

    Само это шествие, представляет собой динамичное перекатывание многострадальной карты, подгоняемой ветряной мельницей перемен, вдоль демаркационной тропы, которая играет не только разъединительную функцию, но и является, в то же время, центральной деталью, соединяющей фрагменты модернизированной схоластической фрески. Здесь рождается конфликт вышеупомянутой тропы и движущейся по ней энергии, где само это движение, ввиду почти полного отсутствия привычного кинематографического нарратива как такового, становится главной повествовательной единицей, посредством потрясающего визуального ряда, за который стоит поблагодарить мейстера Эммануэля Любецки, который в свою очередь, вступает в гармоничную дуэль с бардом Маликом. Каждый звук, каждый вздох, каждое слово, слетевшее с уст гипертекстуального глашатая, проиллюстрированы оператором настолько ярко и досконально, что картинка оживает не только ментально, но чуть ли ни тактильно. Природа, показанная на экране объята запахами, любовь учащает сердцебиение, прогулки персонажей по береговой линии обволакивают мурашками, а страдания Рика откликаются неприятным сосанием под ложечкой. И вот зритель снова предстает пред эмоционально-рациональной дихотомной развилкой и снова решает куда отправиться, то ли сделать шаг в сторону эпикурейского наслаждения, то ли продолжить шествие в долине вертеровских страданий. Посему, учитывая все озвученные и продемонстрированные обстоятельства, не следует считать поход съемочной группы за «Золотым медведем» неудачным, несмотря на то, что шкура его так и не была добыта. Само шествие получилось триумфальным. Да будет пир на весь мир!

    Баллада подошла к завершению. Сражения превращаются в далекие отголоски эха, страсти стихают, знамена развеваются на ветру, дворцовые стены восстанавливаются. Битва окончена, но война продолжается.

    10 января 2016 | 13:16

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>