всё о любом фильме:

Признания опасного человека

Confessions of a Dangerous Mind
год
страна
слоган«When you lead two different lives, it's easy to forget what side you're on»
режиссерДжордж Клуни
сценарийЧарли Кауфман, Чак Бэррис
продюсерЭндрю Лазар, Эми Майнда Коэн, Стивен Эванс, ...
операторНьютон Томас Сигел
композиторАлекс Вурман
художникДжеймс Д. Бисселл, Изабель Гюэ, Николас Лепаж, ...
монтажСтивен Миррионе
жанр триллер, драма, мелодрама, комедия, криминал, биография, ... слова
бюджет
маркетинг
сборы в США
сборы в мире
зрители
США  2.7 млн,    Бразилия  138.8 тыс.,    Аргентина  121.7 тыс., ...
премьера (мир)
премьера (РФ)
релиз на DVD
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг R лицам до 17 лет обязательно присутствие взрослого
время113 мин. / 01:53
Номинации (1):
По автобиографической книге Чака Бэрриса. Чак Бэррис был автором популярнейших телевизионных развлекательных программ шестидесятых годов. Но не всегда у него дела шли гладко, и однажды, в период очередного кризиса, ему предлагает работу ЦРУ. Бэррису позарез нужны деньги и он соглашается.

Он проходит военную подготовку, где в совершенстве овладевает искусством профессионально отбирать человеческие жизни. Теперь он живет двумя жизнями: в одной он убивает тех, кого правительство сочло за врагов, а в другой он по-прежнему создатель рейтинговых телевизионных шоу.
Рейтинг фильма
Рейтинг кинокритиков
в мире
79%
126 + 33 = 159
7.2
в России
67%
4 + 2 = 6
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 6.5/10
    Незначительное изменение названия в российском прокате сразу же сместило акценты в восприятии этой ленты, которая оказалась в киносезоне 2002 года в одной связке с другой авантюрной ретро-трагикомедией — «Поймайте меня, если сможете» Стивена Спилберга. Потому что главный герой «Признаний опасного ума» (дословный перевод точнее свидетельствует, что к поведанному в книге Чака Бэрриса, популярного телеведущего 60—70-х годов, следовало бы относиться как к «опасным бредням рассудка») больше похож по своей склонности к невероятным приключениям на юного мошенника Фрэнка Эбегнейла, который несколько лет водил ФБР за нос. А Бэррис до сих пор уверяет, что долго был тайным агентом ЦРУ и выполнял шпионские задания по устранению неких лиц, в том числе — во время командировок в Европу, и убил таким образом 33 (!) человека, начав это делать примерно в 33 года, то есть в «возрасте Христа», когда уже отчаялся пробиться со своими задумками на телешоу. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 261 пост в Блогосфере>

    ещё случайные

    Сценарий фильма основан на личных дневниках и автобиографической книге американского телевизионного продюсера Чака Бэрриса (Сэм Рокуэлл). В них Чак утверждает, что он не только автор нескольких популярных телешоу, но и киллер, на счету которого 33 трупа. По словам Бэрриса, в начале 70-ых годов, когда его дела на телевидении шли не очень гладко, на него вышел человек по имени Джим Бёрт (Джордж Клуни). Джим оказался агентом ЦРУ, который давно следил за Бэррисом и решил предложить пробивному, агрессивному и аморальному парню побыть наёмным убийцей на стороне. Бёрт считал профессию Чака идеальным прикрытием для такой работы, потому что продюсер имел возможность свободно ездить в другие страны по делам телеканала. Дальнейшее развитие событий базируется на идее того, что всё, что написал Чак в своей автобиографии, это правда.

    Абсолютно киношная, совершенно безумная ситуация, которая, в теории, действительно имела место быть в жизни известного телевизионщика. Согласитесь, сложно поверить в то, что обыкновенный продюсер был завербован разведывательным управлением США и, во имя борьбы с коммунизмом, убивал неугодных американскому правительству людей по всему свету. Звучит как выдумка? О да, но вот что любопытно — россказни Чака так никто и не смог опровергнуть. Мало того, его коллеги по работе, которые оставили к фильму свои комментарии, неосознанно подтверждают многие странные белые пятна в биографии Бэрриса. К примеру, когда Чак ездил с победителями его шоу заграницу, он и вправду мог пропасть там куда-то на неделю. Плюс ко всему, чем больше «заказов» Чак выполнял, тем хуже ему становилось — люди стали замечать, что ни с того ни с сего жизнерадостный балагур начал стремительно превращаться в социопата. Допустим, всё это неправда, но тогда зачем Бэррис, душа компании и любимец женщин, однажды переехал в отель, комнату в котором не покидал несколько месяцев подряд? Собственно, во всех этих догадках и есть главная прелесть картины — это классическая автобиография, в которой используются все слухи, домыслы и предположения. Весь сеанс зритель будет гадать о том, что же по-настоящему случилось с Чаком Бэррисом: он сошёл с ума? Это всё бред любителя алкоголя и вечеринок?… Или же Чак ДЕЙСТВИТЕЛЬНО безнаказанно убил тридцать человек, а мы над этим страшным фактом только посмеиваемся?

    Разумеется, подобный сценарий нуждался в соответствующем актёрском составе, и я с большим удовольствием заявляю, что тут есть на кого посмотреть. Джордж Клуни (кстати, именно он является режиссёром) здорово сыграл нехарактерный для себя типаж хладнокровного и расчётливого Джима Бёрта, а Рутгер Хауэр и Джулия Робертс прекрасно выступили в качестве немецкого убийцы и связной Патрисии, с которыми (якобы) сотрудничал главный герой. Но, естественно, настоящая звезда здесь — это Сэм Рокуэлл. Рокуэлл играючи слился с предоставленным ему образом. Сэм не раз уже доказывал, что он обладает разносторонними талантами и способен достойно сыграть в любом жанре, что в очередной раз великолепно продемонстрировал — наблюдать за ним тут одно удовольствие.

    «Признания опасного человека» — поистине уникальный случай. Фактически, это два фильма в одном флаконе. Если вы не верите в то, что произошедшее с Чаком правда, то вас ждёт интересная, трагикомичная, шпионская драма. Если же верить всему, что Чак написал в своей автобиографии, то приготовьтесь отправиться в путешествие по одной из самых дикий человеческих историй, которой с вами когда-либо делились. Рекомендуется любому, кто жаждет от своего кино чего-то особенного.

    8 из 10

    7 декабря 2013 | 14:00

    Опасен разум не убийцы, что ранит кинжалом, скрываясь в плаще. И не шоумена, уничтожающего интеллектуальность в населении. Но человека, что способен заставить слушателя задуматься.

    И в этом можно убедиться, услышав последнюю фразу Чака Бэрриса, произнесённую в фильме.

    Здесь сложно что-либо сказать о правде и вымысле. Почти, если не полностью, невозможно доказать, что Чак не работал на сранное СРУ … т. е ЦРУ, и так же невозможно доказать, что он на неё работал. Пока само ЦРУ не прокомментирует это. И остаётся лишь запуганной толпе, прочитавшей нашумевшую в Америки автобиографическую книгу Бэрриса, считать автора психом. Ну, или, по крайней мере, страдающим расстройствами памяти. Ведь знакомые так и говорили, что он порой пропадал на неделю или больше, и никто не знал, где всё это время он находился. Быть может он уходил куда-нибудь в трущобы и впадал в забытье, фантазируя во сне свою вторую жизнь, либо действительно разъезжал по Мексикам, Восточным Германиям и естественно СССР, где обитали неугодные демократической Америке люди.

    Визуализация сомнения — это то, что Кауфман умеет создавать даже без помощи экрана и плёнки, без помощи режиссёров и операторов. С помощью одних только слов на бумаге, под звук щелкающих рычагов пишущей машинки. При помощи мягкого жадного сознания зрителя/читателя/слушателя. Тихий шёпот сомнения в белом шуме реальности.

    Но при этом скромный режиссерский дебют Клуни, под аккомпанемент хитрого Кауфмана оказался совсем не предсказуемым, относительно мнения большинства. С позиции творцов, они вовсе не высмеивали и даже не пытались подвергнуть сомнению правдоподобность подвигов Бэрриса. Для них Бэррис оказался тем самым опасным разумом, в который хочется просто вежливо залезть и покопаться. Посчитать сюжет не криминальным шпионским боевиком, и не неуклюжей трагикомедией о свихнувшейся звезде, а психологическим анализом, возможно даже откровенным посвящением его смелости.

    И не важно, что ровная история обманывает своей поверхностной нудностью, скрывая в глубине острую сатиру на общество и верный принцип сдвига по фазе. Здесь забавен тот факт, что жизнь наёмного убийцы на службе у правительства кажется ещё более серой и скучной, чем жизнь мировой задницы, убивающей сознание зрителей. И в какой-то момент своей безысходностью киллерский промысел обращается наркотической зависимостью, когда вновь отвергнутый каналом NBC Бэррис встречает в туалете своего вербовщика Бёрда и говорит, что ему просто нужно «встряхнуться».

    И финальную точку в аккордах пародии ставит femme fatale, нестареющая Джулия Робертс, Патриция, девушка с животной манерой поцелуев, и криминальный мир двойных агентов собирается в единую картину гениально наигранных штампов, принимающих роковой, совершенно не смешной финал.

    Но «Исповедь Опасного Разума» нельзя назвать комедией, хоть и бывает смешно. И нельзя назвать драмой, хоть и бывает очень грустно. Возможно именно в этом один из немногочисленных туманных минусов картины. У неё нет жанра. Ведь не может комедия смотреться так уныло? А драма так ровно и без слезодавительных мелодий. И боевик не может быть таким медленным. И детектив таким простым.

    Если только жанром нельзя назвать безгрешно построенный стиль. На одной ноте пожирающих друг друга видений, рушащихся в сути повествования приключений, маленький мёртвый человек, Чак «Клубничный Член» Бэррис, ведёт десятки шоу, уничтожающих разумы людей. Оставляющий на диванах сотни зомби, зависящих от идеи Чака запечатлеть реальную жизнь на камеру. Слабая, глупая толпа, что жаждет зрелищ. Потенциальное мясо. Потенциальные мёртвые люди. Мёртвое телевидение. Маленький убийца Бэррис.

    Под кожей находится мясо. Мышцы, кости. В темноте, при кажущейся пустоте, обязательно есть угол стола, об который стучишься с завидной частотой, с завидной частотой матерясь одними и теми же словами. В маленькой комнате находится один только проектор. Совершенно безобидный, пока он не работает. И стены открываются, предоставляя не вход в новый мир, но путешествие через пространство. В совершенно такой же серый мир, с выстроенной стильно игрой актёров, с хитрым создателем и мудрым творцом.

    К сожалению, именно в голове происходит всё самое интересное. Это не аксиома, но так легче жить пугливым, обычным серым людям. Той массе, что можно легко убить, совершенно без мотива, совершенно тихо и без свидетелей. Создав ли шоу, и удивляясь тому, как люди стараются опозориться на телевидении, или читая некролог в газете. Всё останется, как есть. И опасностью может страдать даже самый невидимый из всех человек. Или самый добрый. Или самый милый. Или самый тихий.

    Создатели так и не скажут, победил ли Чак свои видения, или систему, в которой главгерой должен умереть. Но Рокуэллу достаточно того, что он был великолепен. А Клуни достаточно того, что он контролировал «Опасного человека». Бэррису достаточно того, что фильм получил признание. А Кауфману всё мало…

    15 февраля 2010 | 16:14

    Начинала смотреть это кино только из-за Сэма Роквэлла. Но уже на… Да, пожалуй, уже на самой первой минуте фильма я поняла, что мне предстоит полтора часа необыкновенного зрелища.

    Фильм снят очень стильно, обрывочно, ярко и в то же время по-исторически тускло, что парадоксально: один и тот же кадр можно отнести как к современности, так и к тем годам, о которых и повествует тот или иной эпизод.

    До фильма я ничего не знала о Чаке Бэррисе, но после просмотра просто невозможно не заинтересоваться персоной, придумавшей всем нам известные шоу, которые правили миром на западе в недалёком прошлом, и правят им сейчас в матушке-России.

    «Признания..» — первый фильм Джорджа Клуни, но он удивительно умный, интересный, местами до чёртиков смешной, местами пробирает до слёз, короче, отличное кино.

    Актёрский состав очаровывает. Милашка Дрю Бэрримор, сыгравшая глупышку Пенни, которая оказывается не так глупа, как кажется на первый взгляд. Она искренне любит Чака, любит и не хочет замечать того, что творится в его жизни. Но даже её Чак не хочет брать в жёны — он до ужаса боится серьёзных отношений. Ему подавай интрижку с «коллегой по цеху» — женщиной-вамп в шляпе. Блистательная Джулия Робертс из-за финала заставляет меня задуматься о пересмотре картины. Идеально вписался в эпизодический образ мерзкого киллера Рутгер Хауэр. Камео Брэда Питта и Мэтта Дэймона удивили — Клуни продумал, чем можно удивить зрителя. Ещё один плюс для пересмотра.

    Из всех сцен картины можно выделить финальный эпизод — перекладывание кусочка сахара под «Лунную сонату». Надо видеть взгляд Сэма в этот момент, когда он перекладывает сахарок и хлопает глазками — это нечто. Я знала, что он талантлив, но эта картина ещё больше убедила меня в актёрском сумасшествии Сэма в хорошем смысле этого слова. Он умопомрачительно играет — пластика лица просто феерична. Даже внешне Сэм немного деформировался — под стать еврею Бэррису у него вьются волосы. Потрясающий актёр.

    Итог: отличный дебют Клуни и великолепный бенефис Роквэлла.

    9 из 10

    27 января 2010 | 09:54

    Доподлинно неизвестно, на самом ли деле являлся известный телепродюсер и шоумен Чак Бэррис киллером на службе ЦРУ или же просто решил дополнительно попиариться (на Бэрриса, судя по интервью, вставленным в фильм, это было похоже). А, может (на это, кстати, были намеки в начале и конце картины), Чак, разочаровавшийся в себе человек, все же понимающий, что жизнь свою исправлять уже поздно, решил запомниться хоть чем-нибудь, кроме создания второсортных телешоу, которые, однако, пипл хавал с удовольствием. Никаких доказательств ни того, ни другого, помимо автобиографической книги самого Бэрриса «Confessions of a dangerous mind», которая легла в основу сценария самого Чарли Кауфмана, который, как получилось, поставил Джордж Клуни, для которого «Признания опасного человека» стали дебютом.

    Перед зрителем разворачиваются сразу две очень тесно переплетенные (как в сценарии, так и в жизни Чака Бэрриса — давайте примем его книгу за истину) истории. Первая — захватывающий триллер о работе главного героя в ЦРУ, не снабженный каким-либо экшном, но поражающий своим цинизмом по отношению к спецслужбам (в Голливуде редко так проходятся по ним), но при этом абсолютно никого не осуждающий. Вторая история — драма о его деятельности на телевидении. Ее можно было бы считать острейшей сатирой на мир тогдашнего и даже нынешнего (для интереса — посчитайте, сколько абсолютно точных копий программ Бэрриса выходит сейчас хотя бы на российском ТВ) телевидения, если бы это все не происходило на самом деле. Поэтому заботливо подчеркнутые эпизоды из телешоу вызывают улыбку, еще более горькую, чем, если бы это все было гротескным изображением действительности.

    Вот и получается, что две тяжелые и даже грязные истории, представляющие два довольно мрачных жанра, соединяются в один фильм, а смотрится он очень захватывающе и, главное, на удивление легко. И основная заслуга в этом, на мой взгляд, принадлежит режиссеру. Несмотря на то, что сценарий Кауфмана сам по себе содержит несколько забавных шуток (жанры картин по его сценариям вообще бесполезно определять, столько всего там намешано), именно талантливая и удивительно зрелая для дебюта постановка Клуни обеспечивает то, что кино смотрится буквально на одном дыхании и не создает эффекта какой-то чернухи. Давая зрителю «въехать» в происходящее своеобразно смотрящейся при таком сценарии комической подачей (сюда относится и камео Мэтта Деймона и Брэда Питта в роли безмолвных участников шоу с тупейшими лицами) и даже романтической линией (очень циничной, надо заметить), к финалу Джордж начисто убирает комедию и показывает картину с заметно более мрачной стороны. И вот уже вместо бодрого джаза и рок’н’ролла звучит размеренная и трагическая «Лунная соната» Бетховена. А реальный Чак Бэррис, не тот персонаж, великолепно сыгранный Сэмом Рокуэллом, а тот самый Бэррис, до сих пор живой, появившись на экране, подводит итоги своей безрадостной жизни. Хотя одним он точно может быть доволен — фильм о нем получился. Клуни, Кауфман, Рокуэлл и многие другие создатели «Признаний опасного человека» как минимум, холодильник, неоднократно упоминавшийся в картине как пример универсального приза, уж точно заслужили…

    10 сентября 2012 | 23:42

    Против своей природы не пойдешь. Да-с! («Самообольщение» Чехов Антон Палыч)

    Изо дня в день на теле планеты суетятся миллионы людей, подобно рою насекомых, досаждающих крупному зверю. Они проживают свои короткие жизни, подчиняясь единому движению, вектор которого был задан неизвестно кем до их рождения, неизменным останется этот вектор и после их смерти. Словно муравьи, проводят они в трудах отпущенное время, но к познанию смысла своих усилий не приближаются. Редкая особь выполняет неповторяющиеся действия, несмотря на это, каждая из них считает себя уникальной. Тянется за ними шлейф нереализованных надежд и амбиций.

    Явился однажды в мир Чак Бэррис — человек, которого осенила блестящая догадка: все желания толпы можно свести к одному знаменателю — личной минуте славы. И воспользовался он этим знанием на все сто: породил ТВ-шоу многочисленные, где пошляки и дураки могли с гордостью демонстрировать свою посредственность, принимая насмешливое внимание себе подобных за признание. Потекли деньги к создателю рекой, и понял он, что план удался. Получил Чак свою минуту славы, и осознал вдруг, что лишь ее жаждал. Увидел он в себе, как в зеркале, всех тех, кого презирал, и стал мужчина себе противен. Не выдержал он груза стыда, и описал житие свое неприглядное так, чтоб отвлечь народ от главного. Рассказал, что убивал не раз, и, оказалось, сделать это проще, чем признаться, что превратился он в производителя дерьма.

    Но раскусили его Клуни и Кауфман, и вместо солидного байопика, сняли по мотивам книги Бэрриса занятную и неглупую комедию. Раздали всем сестрам по серьгам, досталось и биографу, и обществу, что его родило. Впервые сев в режиссерское кресло, Клуни, ощутил себя в нем вполне комфортно, даже тетушке любимой сумел привет передать. Черновиком его создание никак не назовешь. А вот прологом — вполне. Нащупав здесь направление, в котором движется социум, в следующих своих картинах он будет упорно пытаться отыскать рычаги, что позволят его изменить. Можно считать остроумной находкой методику вкрапления в художественное полотно документальных воспоминаний коллег героя фильма. Чак, предстающий в них человеком скромным и всегда знающим чего хотят другие, разительно отличается от удалого убивающего для получения психической разрядки Чака из авторских жизнеописаний. Самым парадоксальным образом правдивые кадры из околотелевизионной реальности подтверждают вымышленность рассказанного в «Признании».

    Однако, не поверив строкам из книги, режиссер и сценарист изучили и препарировали подстрочник. Завлекая зрителя услаждающей слух музыкой и калейдоскопом ярких картинок шпионских приключений и бурного секса, они исподволь ткнули его носом в любопытный факт — обвинять знаменитого шоумена в том, что тот сеял зло, мягко скажем не серьезно. Чак Бэррис лишь взращивал то, что уже итак давным-давно росло внутри многих двуногих. И снискал их любовь и признательность, прямо по старику Шопенгауэру, предъявляя совершенно искренне нижайшие требования к уму и душе людей. Но попал в собственную ловушку. Домогаясь других, он находил лишь себя. В один жуткий момент каждый недалекий участник шоу стал поверхностью, отражающей шоумейкера. Так стоит ли прикрывать голую задницу, если существуешь лишь ты один? Вот оно подлинное одиночество.

    Тотальное разочарование. Ветер перемен развеял юношеские мечты. В данных обстоятельствах рождение идеи о пистолете и трех стариках, по очереди рассказывающих в закрытой комнате о том, что не удалось реализовать, смотрится органично. Цитируя Бэрриса: « Победит тот, кто не убьет себя» Но и здесь нет определенности. Если довериться духу псевдомемуаров, то персонаж естественного в своей роли Рокуэлла проиграл бы в подобной ситуации. Однако сам факт их наличия, говорит о том, что тот, кто рожден делать шоу, смастерит его даже из собственной неудачи, и автора воспоминаний с большой долей вероятности ждала бы очередная виктория.

    P.S. Герой этой истории еще не в могиле, и вроде не совсем еще деградировал. И кто знает, что еще он выкинет. Возможно, в следующей версии своей автобиографии он расскажет о том, что был представителем землян на встрече с инопланетянами. А мы подождем. К водопою спускаются медленно…

    7 декабря 2012 | 23:27

    Не знаю в чем, по слухам, нашли разногласия режиссер Джордж Клуни и сценарист Чарли Кауфман во время съемок картины «Признание опасного человека», однако видение конечного итога от фильма у них подсознательно было явно одинаковым. Хотя можно сейчас утверждать, что это далеко не лучший результат режиссерских попыток у Клуни, и также само не лучший сценарий у Чарли Кауфмана.

    В тот же год выхода фильма «Признание опасного человека», сценарист Чарли Кауфман блеснул одним из самых аппетитных сценариев последних лет фильма «Адаптация», а вот лучшей, считаю, на сегодняшний день работой Клуни — я бы назвал «Доброй ночи и удачи». Тем не менее, его режиссерский дебют состоялся, и состоялся с достаточно приятным послевкусием.

    Фильм, по сути, оказался целым коктейлем из жанров, но весь этот жанровый танец является лишь фоном рассказа о неординарном человеке как Чак Бэррис. Сам фильм тяжело воспринять частями, его просмотр находит тождество с прослушиванием классической музыки, когда человек, не разбирающийся в нотах, порождает вне своего создания чувства удовлетворения и радости.

    Именно такими эпитетами можно описать общее восприятие от фильма, не находя для себя причин и не вникая в структуру художественной картины, как-то легко у авторов ленты получается добыть от вас положительное впечатление. Режиссерский дебют у Джорджа Клуни удался, и как показывает практика, снимать фильмы этот «холостяк» умеет, да и еще как.

    8 из 10

    27 апреля 2012 | 02:15

    Бывает такое, что ты смотришь кино и начинаешь забывать, что это кино. Ты забываешь, что ты на диване дома сидишь или в кресле кинотеатра. Ты уходишь в кино с головой и всем телом, эмоциями и чувствами. Что-то так со мной произошло и в этот раз.

    Я посмотрел этот фильм уже после «Луны 2112» (очень уж хорош актер Сэм Рокуэлл в последней ленте). Поэтому я рад был лицезреть его работу вновь. Не скажу, что довольно-таки большое количество звезд стало плюсом сюжету. Но раз есть и тому рад. Рад, что нам (зрителям) досталась участь домысливать некоторые моменты, а также гадать: что фикция, а что правда. Потому как я даже сейчас, после просмотра, не скажу однозначно…

    Мне всегда также нравятся фильмы, в которых герой, за кадром, ведет разговор, как бы с тобой, но на самом деле, просто вслух… в далекую даль, в свои воспоминания, в свои ошибки и успехи, неудачи и победы. Я люблю, когда фильм отправляет тебя назад в прошлое. Ведь тебе всегда казалось, что там было иначе, всё по-другому и романтичней, и целомудренней, и проще… Ан, нет! Как в одной книге написано:

    Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.

    (Еккл.1:9)

    24 июня 2014 | 03:51

    Они убивают мою собственную скуку. Это лучше, чем телевидение. Паланик, «Уцелевший»

    Чак Бэррис решился стать телепродюсером и убил тридцать человек. Нет, он не пытался расчистить себе путь на лестнице славы, а с большинством из них и вовсе не был знаком. Это просто случилось… или так только написано в его почти правдивой автобиографии, получившей свое экранное воплощение в «Confessions of a dangerous mind». Впрочем мы все равно не сможем с полной уверенностью утверждать, что в точности произошло на самом деле. Все, что у нас есть, — это рассказ Чаки, так стремившегося на телевидение, и взгляд Клуни с той стороны волшебного экрана.

    Давайте же будем честны с собой и поговорим о жизненных целях, о сексе, карьере, самореализации; о свободе. О темных вечерах зимнего Берлина, где редкие снежинки, плавно танцуя в свете одинокого фонаря, нежно опускаются на узкие поля шляпы Чака, беспечно шагающего по пустынному переулку. Он сейчас счастлив. Он только что убил человека. И это счастье — один из элементов лабиринта, на создание которого Чаки растратил всю свою жизнь. Жизнь, в которой похоть влекла за собой стремление к успеху, а невозможность самореализации привела в итоге к пониманию потребности внутренней свободы. Свободы от рамок собственного ума.

    Вы включаете телевизор. Вы смотрите «Минуту славы», вы смотрите «Свидание вслепую», вы смотрите все, что найдется на расстоянии между кнопками засаленного пульта TV. Вы не догадываетесь, но очень вероятно, что когда-то давно в концепцию одного из этих шоу воплотились демоны воспаленного разума мистера Бэрриса. Быть может, он даже сам вел нечто похожее, как знать? Впрочем это — немногим позже. А сейчас Чаки почти звезда. Одна из многих «почти звезд», коим, в большинстве своем, так и не случается расцвести на лоскутном небосводе жизни. Он генерирует идеи, которые никому не нужны, и участвует в драках, в которых его неизменно избивают. А в перерывах пишет тексты песен, или просто выдает их за свои. Но все странным образом меняется, когда за стойкой бара (клубничный коктейль, пожалуйста) его вербует агент ЦРУ. Отныне Чак Бэррис будет забирать чужие жизни.

    Вы смотрите на собеседника, на его серьезное лицо. Вы ждете, когда плотно сжатые губы разойдутся в одобрительной улыбке, а в непроницаемом взгляде блеснут бесенята иронии. И кажется, вот-вот работник сцены нажмет «веселую» кнопку, загорится табличка, и в искусственном свете софитов студия погрузится в натужный хохот толпы. Но — нет, никто не обозначит здесь этой грани: между фарсом и драмой, между реальностью состоявшегося человека и вымыслом того, кем он является на самом деле. Немного — байопик; немного — трагикомедия; быть может, едва-едва — нуар. Кому-то фильм покажется чересчур серьезным, кому-то — неумеренно смешным, но правда в том, что именно такой и была жизнь маленького человека, отравленная парами его собственного кипучего разума.

    Полевой телефон как средство для допросов и пыток. Пенни. Вкус клубники на губах любимой. Рутгер Хауэр — обязательная фотография на память. Мир — немыслимая боль Джека. Изящная Джулия — la femme fatale. Нехотя собираются кусочки пазла, превращаясь в картину мировосприятия Чака Бэрриса. Картину столь трагичную в своей иронии. Картину, в основе которой секс как признак состоятельности; карьера как верный способ добиться секса; свобода убивать как стремление почувствовать себя самодостаточным; самодостаточность как тяга к личной свободе. Но лестница, состоящая из этих ступеней, вовсе не приведет Чака к выбранной цели, ибо здание его стремлений покоится на фундаменте отрицания собственного «я». И ни одно достижение здесь не станет действительным, а положение в обществе — заслуженным чем-то, кроме стечения обстоятельств. И страх несостоятельности как гончая — позади, и лабиринты разума все сужаются, запутывая сплавом иллюзии и происходящего на самом деле.

    Он очнется обнаженным в захламленном номере отеля, когда сознание прояснится, а страх, наконец, предложит путеводную нить. Чуть позже он скажет: «Джулия, Лив…» Он скажет: «Патриция, давай убежим. Далеко-далеко, начнем все заново, ведь только ты по-настоящему знаешь, кто я». С кем, с ней? Да кто она ему… Нет, это просто мечтания вслух. Ведь нельзя выстроить еще один замок, будучи в иллюзорном мире; нельзя уснуть, и так находясь во сне. Он знает это; и спустя одну чашку кофе они расстанутся. Спустя чашку кофе Чак Бэррис останется один.

    Свобода одиночества — последняя, крайняя степень свободы потерявшего все человека, она вряд ли принесет много радости (если только это не вас колошматят субботним вечером в подпольном клубе на Бумажной улице, выбивая оставшийся ум). Ее очень сложно признать, и еще сложнее смириться, оказавшись наедине с самим собой. И Чаки побежит. Снова. К браку, семье, к той жизни, от которой скрывался все это время. Но когда он сделает свое признание, Пенни, теперь уже его жена Пенни, даже не заглянет ему в лицо в поисках иронии или улыбки; не станет ждать, загорится ли или останется мертвой сигнальная табличка в аудитории. Она просто рассмеется: рассмеется над самой главной трагедией его жизни. Нечаянно, искренне, как старому доброму анекдоту.

    4 сентября 2013 | 13:51

    Если бы ни Этот человек, телевидение не было настолько загажено разными бессмысленными шоу. Его это мало волнует, да и раньше не волновало. В этом фильме рассказана почти вся его жизнь. А жизнь у парня интересная, работа в ЦРУ, создания шоу, чьи аналоги крутятся на всех каналах.

    Сценарий написал (адаптировал) Чарли Кауфман, он же написал сценарий к «Быть Джоном Малковичем» и «Вечное сияние чистого разума», это важно, потому что благодаря ему фильм обретает смысл, зрителю даётся возможность понять «великого гения». Его отношение к девушкам, семье, и жизни. Описать душевные муки сложно, но ещё сложнее их сыграть, тут выходит Рокуэлл и показывает как надо, Робердс и Клуни меркнут.

    Кауфманский шедевр.

    9,9 из 10

    17 мая 2010 | 00:35

    Смотрел этот фильма исключительно из-за Джорджа Клуни. Был уверен, что актер, написавший неплохой сценарий, сможет и в режиссерском кресле удобно устроиться.

    Полагаю, схожие убеждения были у тех, кто вручил ему специальный именной приз. Видимо, они не могли обнести чашей дебют яркой знаменитости. Это двойной дебют: для Чака Бэрриса это тоже был первый опыт экранизации своей биографии и возможность увидеть себя, даже не со стороны (он имел возможность видеть себя еженедельно), а, скорее, изнутри.

    Фильм повествует о темных сторонах такой известной личности как Чак Бэррис. Как рассказывается на протяжении картины, Чак пошел работать на телевидение, чтобы привлекать внимание публики, в особенности противоположного пола. В принципе, обычные цели для любой страны и эпохи. Но в период холодной войны и стратегии силового утверждения демократии, главный герой привлек внимания ЦРУ, или тех кого мы отличить от агентов не можем. Его скелет с легкостью извлекли из сейфа и изучили…

    У любой женщины есть фотографии, которые она хотела бы сжечь. У всякого режиссера есть фильмы, которые лучше было не снимать.

    6 из 10

    13 августа 2009 | 20:44

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>