всё о любом фильме:

Бал

Le bal
год
страна
слоган-
режиссерЭтторе Скола
сценарийЖан-Клод Пеншена, Руджеро Маккари, Фурио Скарпелли, ...
продюсерМухаммед Лахдар Хамина, Джорджо Сильваньи, Франко Коммиттери
операторРикардо Аронович
композиторВладимир Косма
художникЛучиано Риччери, Эцио Алтери, Франсуа Турнафон
монтажРаймондо Крочани
жанр мюзикл, история, ... слова
премьера (мир)
релиз на DVD
возраст
для любой зрительской аудитории
время109 мин. / 01:49
Номинации:
В фильме не говорят ни слова, а только флиртуют и кружатся в танце, ревнуют и мирятся. Сутенеры и фашисты, хиппи и старые девы проводят вечера в небольшом дансинге, а грохот европейской истории, изредка доносящийся с улицы, лишь на мгновения отвлекает их от вечного танца, который и есть жизнь, которая и есть танец.
Рейтинг фильма

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 02:08

    файл добавилvic1976

    Из книги «3500 кинорецензий»

    оценка: 9.0/10
    После излишне многословной исторической притчи «Новый мир» / «Ночь Варенны» о французской революции XVIII века итальянский режиссёр Этторе Скола, словно на пари, снял ещё одну политически ангажированную картину (а он был тогда членом компартии), в которой вовсе обошёлся без слов, изъясняясь только на языке танца, музыки и, конечно, кинематографа. Спектакль «Театра дю Кампаньоль», возглавляемого Жан-Клодом Пеншена, разыгран именно кинематографически. Но в отличие от трилогии сюжетных «кинобалетов» испанцев Карлоса Сауры и Антонио Гадеса («Кровавая свадьба»-«Кармен»-«Колдовская любовь»), в фильме Сколы отдельные интермедии и музыкально-танцевальные номера, в которых использованы различные социально-кинематографические мифы, свидетельствуют в более иносказательном и метафорическом плане о разных периодах в европейской (точнее — французской) истории на протяжении почти пятидесяти лет: от 1934-го до 1983 года. Народный фронт, немецкая оккупация, освобождение, война в Алжире, студенческая революция мая 68-го… Некоторый схематизм и упрощённость подхода к событиям XX века компенсируется за счёт ярких образных решений, точно найденных штрихов и деталей, максимально выражающих время. (... читать всё)
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 311 постов в Блогосфере>

    ещё случайные

    Если кто-нибудь в будущем захочет заниматься киноведением, и будет писать в институтах и прочих высших учебных заведениях работы, посвященные этой замечательной науке, то я тогда, с вашего разрешения, кину вам такой интересный и абсолютно неразработанный вопрос: почему именно в восьмидесятых режиссёры разных стран, находящихся практически на разных концах земного шара, начинают снимать работы, в той или иной форме анализирующих историю своей страны. Да причем конкретный временной отрезок — начиная с XX века и по сегодняшний (по меркам восьмидесятых) день.

    Можно понять, почему это происходило в раздробленной Германии. В умирающем СССР. Отчасти — в США. Но Италия?…

    А ведь именно это и представляет собой фильм «Бал».

    То есть, конечно, не только историю, разумеется. Это ведь не историческое полотно, снятое специально для телеканала «Культура» — это художественный фильм, интересно решенный в плане постановки. Тут намешано всего по чуть-чуть: конфликт поколений, психологические драмы, любовные многоугольники (в конце концов, танец — искусство зачастую парное)… Но за каждым эпизодом, за каждой жизненной ситуацией, случившейся на балу, слышится негромкий голос времени. Это оно, а не флегматичные бармены, властвует над этим местом, над этой заклятой танц-площадкой. Это оно заставляет повторяться некоторые ситуации, отсылая зрителя к тому, что было раньше. Конечно, время лечит, но ещё больше — загадывает неразрешимые для человеческого ума загадки…

    А вечными остаются одни и те же вещи, по сути. Это общество, это мужчина и женщина, это музыка и это танец.

    Речь непостоянна. Каноны языка постоянно меняется — да даже слово «пафос» сорок лет назад значило совсем не то, что оно значит сейчас. И потом, ну какая разница, что говорить и как говорить? На танц-площадке главное не это, там совершенно другой язык, который практически не меняется.

    Вообще это потрясающий приём — взять площадку для танцев как отображение мира в конкретный временной период. Передать настроение и суть эпохи через музыку и танцы, внешний вид…

    Хотя, по сути, что там меняется за всё это время? Да ничего. Многое, конечно, произошло, и ещё произойдёт, но люди всегда одни и те же. Смешные, трагичные, любящие, бесчувственные, счастливые и несчастные.

    И не нужно никакого словесного лепета, чтобы понимать эту простую истину.

    25 ноября 2012 | 00:28

    Зал озаряется ярким, торжественным светом ламп или приглушённым маревом светомузыки, отражённым от граней диско-шаров. Наполняется живой музыкой в исполнении квинтета музыкантов или едва скрипучими синтетическими звуками, вырывающимися из трубы граммофона. Оживает залитый светом паркетный квадрат, столики и барная стойка по его периметру. Всё готово к балу. В помещении собираются люди, для которых танец не просто средство самовыражения, но и церемониальное средство общения друг с другом и с самим собой. Им не нужны слова, чтобы выразить свои чувства, они используют многогранный язык танца.

    События, на фоне которых развивается действие, меняются, провожая сюжет вглубь истории. Фильм проводит нас по многим отправным точкам в истории Франции прошлого века, пересказанной с помощью музыки, танца, мимики и движения. Танцевальный зал пройдёт и через бомбардировку Парижа немецкой авиацией и через майский кризис 1968-го года — эпизоды, когда людям, по воле судьбы попавшим на площадку, будет вовсе не до танцев. Каждый исторический стоп-кадр несёт в себе колорит эпохи и её оригинальные образы, неспешно рассказывает ту или иную аутентичную новеллу. Проследив каскад этих этюдов, можно увидеть, как сменяют друг друга исторические и социальные формации. Меняются режимы и государственные границы, меняются нравы и мода, музыка и ритмы. Остаются только люди, паркетный пол и коммуникативная функция танца.

    Люди разных мастей, взглядов и социального положения приходят в клуб. И в каждой новой истории нам попадаются одни и те же лица. Меняются характеры и персоналии, но актёры нарочито кочуют из одной главы в другую. Лишь несколько героев примеривают на себя роль, отличную от всех других. Это вечно пожилые музыканты, из года в год меняющие в угоду модным тенденциям наряды и название своего ансамбля. А также нестареющая застенчивая женщина в белых очках с роговой оправой, печальный удел которой — наблюдать за бальным праздником жизни со стороны. Или бармен танцзала — единственный «живой» персонаж, который проходит весь полувековой отрезок, обернувшись из юноши 30-х годов в седого старика годов 80-х. Все остальные люди — лишь архетипы, лица со старых чёрно-белых фотографий, как две капли воды похожие на своих предшественников и преемников.

    Танец — универсальное средство общения между людьми. Универсальный язык, зная который, каждый из нас с лёгкостью найдёт взаимопонимание с партнёром. Без помощи слов, тонкими штрихами, выверенными деталями и точными нюансами фильм рассказывает об эмоциях и внутреннем состоянии людей, попадающих в различные драматические коллизии. Иногда танец зачинает драматическую ситуацию, а иногда помогает её решить. Но всегда танец — это тонкая материя, соединяющая людей в едином ритме под звуки граммофона и рвущаяся зачастую ровно в тот момент, когда смолкает музыка. Бал — лишь короткий диалог на фоне судеб людей, не дающий ответы ни на какие вопросы и оставляющий после себя чувство лёгкого разочарования. Это именно бал, не пляски, не дискотека, не танцы и уж тем более не танцульки. За порой жеманными и эгоистичными масками бурлят эмоции и кипят страсти. Люди приходят сюда просто потанцевать, но проживают здесь свою жизнь.

    И только после четырёх абзацев размышлений можно попытаться сделать для себя вывод, что же всё-таки в этом фильме главнее: зал, события, люди или танец. Ответ во всей своей простоте и противоречивости напрашивается сам. Танцзал, приютивший у себя осколки истории, отражённые в людях, главным средством самовыражения которых является танец.

    3 мая 2012 | 17:42

    Вся наша жизнь — музыка. По аналогии с фольклорным «вся наша жизнь — игра» звучит свежо и, возможно, несколько возвышенно. Но если задаться целью представить историю страны в музыкальных этюдах, то, оказывается, обладая хорошим вкусом, можно это сделать достаточно оригинально и, я бы даже сказал, изысканно. Картина, в которой в течение полутора часов не произносится ни одного слова, по праву принадлежит к высочайшим образцам мирового кинематографа. И ведь это не немое кино, в котором диалоги всё равно подразумеваются, хотя их и не слышно. Безусловно, представлены довольно узнаваемые, кочующие по времени людские типажи в исполнении одной и той же группы актёров. Однако упор сделан не на симуляцию характеров, а на драматургию целой эпохи 20-го века с её вереницей бурных событий, окрашенных соответствующими каждому периоду времени музыкальными ритмами. Скорее представлена не история Франции, а история музыки, разнообразные её жанры, доминирующие в том или ином отрезке эпохи, по которым мы эти периоды узнаём : от вальса и танго до рок-н-ролла 50-60-х и диско 80-х годов. И. безусловно, национальный колорит французских мелодий придаёт визуальному ряду особый, оттеняющий изыск.

    Передать время посредством танца хотели бы, наверное, многие, но не всякому это под силу. Тут необходимо иметь особое чутьё, нетрадиционный взгляд, нестандартное мышление. Когда смотришь на это представление, то понимаешь, что диалоги здесь и не нужны. Они свели бы драматургию фильма к отдельным разборкам между людьми, конфликтам мелкого масштаба, которые сшивать между собой музыкальными номерами было бы, наверное, проблематично и, скорее всего, неправильно. Ведь даже мюзикл подразумевает собой какую-то одну тему, в том числе и в музыкальном оформлении действия. Здесь же объявлен бал на все времена. Приглашённые на него представители разных поколений тусуются, как говорится, всякий раз по-своему. Кому-то важен собственный лик, кому-то возможность выявить недостатки партнёра, а остальным — общий формат большого праздника, где всегда, даже в самые трудные моменты жизни, можно танцевать. И это ли не главное, когда хоть на чуть-чуть отворачиваешься от политических и житейских дрязг. Вся наша жизнь — это бал!

    10 из 10

    22 ноября 2010 | 19:43

    Этот фильм я смотрела дважды: первый раз лет в 14-15… Тогда он показался мне забавным, немного смешным. Помню, мама обиделась на меня, на мои комментарии. А мне было просто не по силам понять всю простоту и сложность этого фильма. Ведь «Бал» — это сама жизнь.

    В небольшое танцевальное кафе приходят обычные люди. Они не кажутся особенными, но каждый из них интересен и индивидуален по-своему. У каждого из них свои мысли, свои желания, свои мечты. И ты узнаешь в них себя, своих родственников, друзей, знакомых… Актерам, не сказав ни слова, удалось создать вечные образы, которые мы встречаем ежедневно.

    И в течение всего фильма они танцуют. Меняются времена, музыка, мода, кумиры, поколения… Но люди продолжают танцевать. Как бы трудно это порой не было. Танец становятся символом жизни. И в этом танце есть все: любовь и боль, радость и разочарование, страсть и отчаяние, доброта, злость, ненависть, взаимопомощь, предательство… Все, с чем мы сталкиваемся каждый день.

    Но время идет… стихает музыка, гаснет свет, люди расходятся… Но завтра бал начнется снова. Зазвучит новая мелодия и новые герои встанут в пары. И до тех пор, пока на паркете будет хоть одна пара, жизнь будет продолжаться.

    10 из 10

    16 марта 2011 | 23:58

    Помню, лет 12 назад мы с братом торопились куда-то уезжать и пока собирались — включили телевизор. Там как раз начинался фильм «Бал». И мы, начав смотреть, уже не могли оторваться. Мир сузился до размера экрана телевизора, и время остановилось. Оно текло только там, на экране, где жили и танцевали люди. Без единого слова, только языком музыки и танца была рассказана история Франции с 1933 по 1983 годы. Люди жили в танце. Они знакомились, влюблялись, расставались и встречались снова. Они приходили в танцзал, разбивались на пары и танцевали, рассказывая каждый свою историю.

    Менялась мода на одежду, музыку, танцы. Не менялись только люди. Сначала довоенная Франция, где каждый вечер жители ближайших кварталов собирались немного выпить, отдохнуть, потанцевать. Завязывались знакомства и рушились надежды, создавались семьи. Нормальная человеческая жизнь. И вдруг — война. Режим Виши. Кто-то идёт в сопротивление, кто-то попадает в гетто. А кто-то, тот, с кем ты вечерами за разговором пропускал рюмку-другую, оказывался предателем… А время всё течёт, снова меняются ритмы танцев и наряды танцоров. Война окончена! И те, кого ещё недавно боялись, сегодня вытолкнуты из общего круга, они отвергнуты и презираемы всеми. И снова меняются музыка и песни, проходя сквозь время. И люди кружатся в нескончаемом танце жизни. Кто-то уходит с площадки. Кто-то приходит. Меняются поколения и кумиры. Меняется одежда, причёски, ритмы, танцы. Вот бурные шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые сменяют друг друга. Рок-н-ролл, «Битлз», диско… В нескончаемом танце они сменяют друг друга, танцоры меняют партнёров и свитера на яркие рубашки с блёстками. И продолжается танец — жизнь под музыку, где есть счастье и беда, любовь и одиночество. Где у каждого своя судьба и своя партия в этом бесконечном танце жизни…

    Но вот музыка смолкает, танцоры расходятся и гаснет свет. Но завтра они вернутся. И танцы продолжатся. Ведь у этого танца не бывает конца… Просто время в очередной раз поменяет ритмы, стили и одежду. Но сам танец будет продолжаться, пока в этот зал будут приходить люди и танцевать, танцевать, танцевать…

    22 мая 2009 | 19:58

    В кинематографе есть немало необычных фильмов. С точки зрения оригинальности формы и концептуальности идеи, итальянский режиссер Этторе Скола для своего музыкального «Бала» не пожалел изюма. Он не только отказался от любых диалогов в кадре, используя исключительно пантомиму актеров для выражения эмоций, но и замахнулся на огромный временной пласт истории Франции, где свое отражение нашли и фашистский режим, и студенческие волнения 60-ых, и другие события. Мне понравилась только сама идея фильма. Какие бы события не происходили в стране, люди всё равно продолжают танцевать и веселиться. Как завещал нам Фредди Меркьюри: «The Show Must Go On». И это здорово, когда искусство танца, музыки или кино помогает нам отвлечься от повседневной рутины и, упаси Боже, политических дрязг.

    Честно говоря, в истории Франции, в классическом кинематографе и в ретро музыке я не силен, поэтому многие реминисценции прошли мимо меня, даже не затронув. Если бы тут показывали 90-ые или начало 2000-ых, то на меня наверняка нахлынула бы ностальгия по былым временам, когда с удовольствием вспоминаешь кумиров прошлых лет, модные джинсы и кеды на платформе, дикие начесы, ядовитые цвета и пластмассовые побрякушки. Но на этом балу не звучит «На теплоходе музыка играет» Зарубиной или «Музыка нас связала» группы Мираж, а я вообще не француз так-то, чтобы испытать патриотические чувства от первых нот Марсельезы. Поэтому весь фильм сжался в моих глазах до уровня ролика в стиле «Мода последних лет за 10 минут». Вот только это действие растянулось почти на два часа, а мне уже захотелось какого-то сюжета. Некоторые танцы были очень даже хорошо поставлены. Например, кураж под зажигательные рок-н-ролльные мотивы. Но в целом в голове осталась одна бессюжетная каша из карикатурных образов.

    Вот про образы тоже хочется сказать пару слов. Они все были яркими и пестрыми, как стеклышки в калейдоскопе, которые составляли на танцполе неожиданные комбинации. Но если посмотреть по отдельности на героев, то ни один персонаж не понравился. Ну, может, только элегантная дама средних лет в синем платье. Это был самый женственный интеллигентный образ, которым можно восхититься, потому что тут есть стать и изящество манер. А остальные все были излишне дерганными невротиками. Мне было бы интереснее смотреть, как один персонаж менялся со временем под влиянием моды и событий. Но неизменными в этой истории остались застенчивая девушка с журналом, хозяин заведения и консьержка в уборной комнате. В общем, я остался равнодушным. Для меня в фильмах сюжет первостепенен, а уже художественные средства и концептуальность идеи стоит на втором плане. Поэтому не мой жанр, видимо.

    3 из 10

    28 октября 2015 | 16:59

    Без единого слова… Только игра! Игра великого режиссера, игра великолепных актеров, игра музыки, игра Истории.

    Фильм можно смотреть с начала, с конца, с любого кадра! Если ты смотришь в первый раз, то от легкого ожидания «что будет дальше?», попадаешь в атмосферу радости, грусти, страстей, разочарований и надежд, любви — великого Зрелища, которое останется с тобой, и ты уже будешь возвращаться к нему всегда!

    Завораживающий фильм, на все времена! и главное, очень добрый и обаятельный!

    17 августа 2010 | 21:01

    Удивительный, наполненный музыкой, эмоциями, энергетикой, образами и житейскими история фильм без единого слова. И как тут не вспомнить Федора Тютчева с его «Мысль изреченная есть ложь?». Этторе Скола взял за основу спектакль Жан-Клода Пеншена, пригласил сценаристов Руджеро Маккари и Фурио Скарпелли и правдиво показал историю Франции от 1934 года до современности.

    О разных периодах времени можно судить по артефактам, текстам, изречениям. А можно — по костюмам и танцам. Скола пошел по второму пути. Танец-топот протеста против войны, стойкость времен оккупации, веселое безумие 1968 года, вторжение (иначе ин е сказать) рок-н-ролла. И за каждым танцем — срез характеров, судеб, типажей.

    Интересный творческий эксперимент, повторить который с таким же успехом будет невозможно в силу обреченности на вторичность. И все же, временами меня отвлекала от происходящего на экране слишком очевидная театральность действия, присущая телеспектаклям. Но это — субъективная особенность восприятия.

    8 из 10

    26 июля 2016 | 15:09

    Старый бармен в очередной раз открывает свой знаменитый клуб…

    Волшебное место, которое существует так давно, что само понятие времени потеряло для него всякое значение. Именно здесь и живет атмосфера почти не прерывающегося танца жизни способного пережить всякую войну или очередную революцию… Непреходящий бал в течение целых 50 лет.

    Постоянно переполненный огромный зал с людьми, лица которых никогда не меняются. Приходят новые, ранее неизведанные способы выражения каждой фигуры на этой отдельно взятой шахматной доске Этторе Сколы. Новые ужимки и желания, существующие только внутри вышеупомянутого танца. Безумного ригодона и различных людей упорно продвигающихся вглубь последних поколений.

    Будь это самый разгар войны и вой сирены предупреждающей всех и вся о наступлении очередной бомбежки или безумное желание жизни студенческой революции 68… Нет никаких различий в этих поворотах истории описывающей очередную замысловатую петлю…

    Вот гордый аристократ, в котором лишь несколько минут тому назад жила гордость за собственное положение уже готов вскрыть себе вены осколком от бокала… А на иной временной развилке со всевозможными неудобствами расположился немецкий офицер почти приготовившейся к танцу в объятиях жалкого лизоблюда. Или совсем юный бармен, отдающий последнюю тарелку с еще горячей едой…

    А ведь «Бал» это не только пляска разнообразных десятилетий. В первую очередь Этторе Скола сумел показать сущность всякого простого человека. И он у него не всегда готов для демонстрации зрителю уже давно привыкшему к тщательным вскрытиям Бергмана или Пазолини. Но ему этого и не нужно. Несколько жестов, случайная улыбка или 6олее чем ощутимый страх. А может быть именно в этот раз будет презрение, скупая вежливость и желание хотя бы на несколько минут вновь стать счастливым человеком?

    В этих незначительных особенностях и кроется основное очарование «Бала»

    В маленьких деталях. В желании убежать куда подальше от круговорота жизни и хотя бы на непродолжительный миг почувствовать всю реальность происходящего чуда. И пусть это будет всего лишь очередной танец… Музыка играет и всегда должны существовать люди способные хотя бы на краткий отрезок очередного поворота поддержать жизнь в этом неведомом явлении.

    И совсем неважно, что режиссер был коммунистом.

    «Бал» это один из тех немногих фильмов сумевших обойтись без слов. Они ему без всякой надобности, как и Оскар, который прошел мимо него. И очень хорошо, что такие фильмы существуют. Они должны жить без оглядки на прошлое и устремляясь в будущие поколения, историю которых воссоздадут в ином бале со своим собственным постаревшим богом в роли добросердечного бармена. С толпой различных призраков и пыльными фотографиями всех предыдущих вечеров и балов…

    10 ноября 2011 | 10:55

    Этторе Скола является нормальным человеком. Это необходимо понимать больше и лучше, чем все остальное. И я предлагаю всем склонить свои рабочие колени людей перед этим человеком. Именно сегодня — в день, когда ты увидел аметистовый браслет. Этторе Скола — механик времени. Плевать на фильм, дело же не в кино, ну, это же та же самая планета, на которой и дальше ты будешь жить. Конечно, в картине тысяча триста семь моментов, когда человек с прямой вытянутой шеей может поставить ядро смерти, написать своей рукой скрижали и тут же умереть, но она и вправду медленно божественна в своей бессознательности повествуя о важности мира, чем кажется крокодилам.

    Фотографируя время, а тут уже так и есть, без квазиприближений к прямым смыслам, от которых всячески убегаешь, фотографируя танцующих в разные времена, а они маленькие — 10-20-30-40 лет — это магазины рядом стоят на таком расстоянии, и тут Скола ленив. Фотографируя время Multiplex — System 2,8, Этторе вводит в зрителя заблуждение, что мир прекрасен своей вечностью и пребыванием нас как наблюдателей происходящего кино над нами. Ведь тут почти все занимаются облачением жизни в кино и подтверждениями важностей проекций человеческого сознания на Вселенную. Именно этой нежностью занимается Этторе, а он, несомненно, человек и ему свойственно любовь ко всему, что принадлежит к открытию ума. Фотографируя танцы, бал жизни, которому подвержены все они, мы, и они, автор не дает поразмыслить над другими вариантами, хотя проще простого налить какого-нибудь напитка, или если ты «ну, вообще такой умный», то можешь позволить себе, будучи уверенным, что точно все уловишь, то есть что-то типа роллов, потому что роллы надо макать и отвлекаться на соус, а еще параллельно наслаждаться несколькими линиями восприятия способен не каждый мозг, и уж точно не каждый человек, которых меньше, чем мозгов.

    Но если не вдаваться в устройство мира, до которого разве что самоубийство дотянулось, то концовка фильма вызывает слезы Бога. Конечно, от смеха. Ты ушел, а сцена осталась. Да не было сцены, Винченцо Труффальдино, тогда уж школьницы на пикнике у Висячей скалы сидят на облаках и сосут глаза-леденцы в перевернутых яблочных садах из парафинового неба.

    25 января 2013 | 21:03

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>