всё о любом фильме:

Примесь

Upstream Color
год
страна
слоган-
режиссерШейн Каррут
сценарийШейн Каррут
продюсерШейн Каррут, Кэйси Гуден, Бен Леклер, ...
операторШейн Каррут
композиторШейн Каррут
художникТом Уолкер
монтажШейн Каррут, Дэвид Лоури
жанр драма, ... слова
бюджет
сборы в США
зрители
Великобритания  15.6 тыс.
премьера (мир)
возраст
зрителям, достигшим 18 лет
время96 мин. / 01:36
Однажды ночью Крис подвергается нападению. Вор гипнотизирует ее с помощью личинки, которая, попадая в организм, воздействует на психику человека, подавляя волю носителя, позволяя внушить ему все, что угодно и управлять им, будто марионеткой. Следуя инструкциям похитителя, она переписывает на него все свое имущество, оформляет кредиты в банке и остается без гроша. Вор оставляет ее на произвол судьбы, но благодаря удачному стечению обстоятельств таинственный незнакомец помогает извлечь разросшегося в ней паразита.

Проснувшись, она обнаруживает, что ее жизнь разрушена, а внутри остается лишь пустота. Спустя несколько лет Крис встречает Джеффа, с которым ее связывает гораздо больше нитей, чем она могла представить. Вместе они попытаются заполнить пустоту в своих душах и избавить друг друга от одиночества и страхов.
Рейтинг фильма
IMDb: 6.80 (19 304)
ожидание: 96% (247)
Рейтинг кинокритиков
в мире
85%
115 + 21 = 136
7.9
в России
2 + 0 = 2
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Трейлер 01:05
    все трейлеры

    файл добавилWorthGroup

    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • 152 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Столкнувшись впервые с тем, что вытворяет на экране Шэйн Кэррат, очень трудно заставить хаотично мечущиеся в голове мысли собраться воедино и сформулировать впечатления во что-то вербальное: не то чтобы речевые обороты не складываются в предложения, а скорее буквы — в слова. Но условно действие можно попытаться обвить вокруг центральной сюжетной линии. Так некий ученый умудряется из орхидей выводить паразитов, которые влияют на сознание и нервную систему человека. Безымянный грабитель, приторговывающий ими как ценным наркотиком решает обокрасть случайно выбранную женщину, а осушив ее до капли (в материальном плане), удаляется восвояси. Та, в свою очередь, попадает на свиноферму к ее закадычному владельцу посредством воздействия последнего на тех самых паразитов-червяков чем-то вроде аудио-магнита. Пересадив паразита из ее органа в свинью, фермер вроде бы решает проблему, но вскоре появляются две другие: она вскоре встретит и полюбит также освободившегося от зловредного воздействия психотропных веществ человека, и связь между ней и розовым млекопитающим образуется достаточно плотная. Впрочем, имеет ли это значение? И является ли все вышеперечисленное проблемами?

    Если кому вдруг данный синопсис покажется слегка путанным, мало чего объясняющим, то сам фильм, вероятнее всего, промелькнет перед сознанием жутковатым нашептыванием только что освободившегося от смирительной рубашки шизофреника — даже страшным в первые полчаса — а как подобное воспринимает зритель, голосующей долларом (рублем уже, судя по всему, не получится), рассказывать не надо. «Upstream Color», торжество гения-энтузиаста, собиралась на коленке, кропотливо, молекула за молекулой не для того, чтобы ворваться на большие экраны мультиплексов — хоть он и невероятно до подкашивания в ногах красив и настолько же аутентичен — и не в угоду фестивальным жюри, хвалящих сдержанно и через раз бубнящих о Малике. Да, все, что укладывается в эти два часа, действительно с попеременным успехом напоминает то Малика, то Кроненберга, то Каракса (или Годара?): но цитирование здесь либо очень умелое, либо вовсе случайное. По поводу последнего утверждения можно долго неодобрительно качать головой, но Кэррат, киношкол не оканчивающий и слышавший о тонкостях своей профессии лишь понаслышке, да из умных книжек, ни радикал, ни постмодернист, и даже не в полной степени концептуалист. Он, отличник в точных науках, берет от всего понемногу, складывает, вычитает лишнее, решает сложные уравнения — на самые простые темы, вроде любви — словом, оперирует знакомыми до боли элементами так, будто до него этого никто не делал.

    В том же «Древе жизни» или «К чуду» экзистенциальный кризис преодолевался через религиозный катарсис, внутренний мир героев требовал скорее не сопереживания, но возможности разогнать свой двигатель до метафизического пространства, Кэррат же элементарно соскальзывает в биохимию. Также ловко совмещая в подобном материале макро и микро, заталкивая нас в почти осязаемую, с любовью созданную вселенную — параллельную нашей — необъятную, исполинскую по своей площади, но в то же время строго подчиняющейся своим законам. Нет вчера, нет завтра, есть только сегодня, только сейчас, постоянное движение вперед, легко уловимое сквозь симфонию образов. Где, между прочим, работа со звуком куда важнее трудов оператора — он играет в картине роль не менее важную, чем та, что у Саймец или Кэррата (да-да, он успевает играть — и прекрасно играть).

    И за такую самоотверженность, за стертую грань между неадекватной формой нарратива и вполне себе стройной поэзией Шэйн уже застолбил себе место где-то между Ричардом Келли и Дэвидом Линчем — королями пугающих фантазий. А история о червяке, скрепляющем наши души в единый организм — хотим мы того, или нет — через жгучую боль, чувство отчужденности, растерянности и осознания собственной ненужности в этом или любом другом мире, сама по себе заслуживает внимания. Может, бог — это и вправду такой фокусник-свинопас, извлекающий из самых обычных предметов звучную мелодию. А человек и свинья — два диаметрально противоположных определения, может, не так далеко, как нам кажется, ушли друг от друга: в вопросах, на которые пытается дать ответ Кэррат уж точно.

    9 февраля 2014 | 22:21

    Уже прошло много времени после моего просмотра «Upstream Color», но Загадочные Свиньи всё никак не дают мне покоя. Признаться честно, приступая к изложению своих впечатлений в текстовом виде, я понятия не имею, как на этот фильм вообще можно написать рецензию.

    «Примесь» (не знаю, насколько точен перевод) — это проект Шэйна Кэррата, в котором он выступил в качестве режиссёра, сценариста, оператора, монтажёра, композитора, актёра и продюсера. Авторское кино в чистом виде. Это запредельно претенциозная вещица. Любители старой-доброй американской классики 40-х, иными словами, будут недовольны. Впрочем, и с современным массовым зрителем Кэррат не находит общего языка. Конечно, случаев, когда современное эстетское и странное кино приглянулось бы пожирателям поп-корна известно не так уж много: лично мне вспоминается разве что «Малхолланд Драйв», популярный среди далёких от киноискусства людей из-за его спекулятивной нетривиальности.

    Жанровая завязка «Примеси» — это работа высочайшей пробы. Именно такого пугающего сочетания конспирологии и естественности не хватает массовым подделкам в духе «Транса». В «Примеси» зритель встречается с чем-то загадочным и необъяснимым.

    Ты даже не подозреваешь о том, что где-то выращивают растения с целью добывания червей, один из которых будет особенным. Возвращаешься с работы, но внезапно на тебя нападает неизвестный человек, насильно скармливая паразита. Так он полностью подчинит себе твою волю, заставит делать всё, что только пожелает. Тотальное зомбирование, но об этом ты даже не вспомнишь, очнувшись через несколько дней в машине. Где ты? Как сюда попал? Со счетов исчезли все сбережения, а служба безопасности банка предоставляет видео-подтверждение невероятного факта: именно ты снял все деньги. Вскоре тебе предстоит встретить человека, с которым сразу же найдёшь общий язык. Ты быстро поймёшь, что вас связывает какая-то мистическая тайна.

    Последующие события разделят зрителей на два лагеря: кто-то может спокойно преодолеть запредельную претенциозность, по своим масштабам превосходящую то, что мы видели в последнем фильме Малика, но многие будут не готовы к эстетике по своей сути близкой к поэзии романтичной четырнадцатилетней девочки, плотно подсевшей на ЛСД. В кадре появляются Загадочные Свиньи, всё происходящее начинает напоминать сон алкоголика с приличным стажем. И вот об этом, об этом совершенно невозможно что-то написать. Тут Кэррат переходит на язык образов. Их можно пытаться анализировать, но это разрушит целостность восприятия. Если у вас не получится воображаемым тумблером отключить рациональное мышление на период просмотра, то «Примесь» может вас разочаровать своей бессмысленностью, даже вызвать раздражение.

    На деле, конечно, всей это чертовщиной и полунамёками подготовленного киномана не удивишь. «Примесь», несмотря ни на что, один из самых интересных фильмов года, но что меня действительно поражает в творении Кэррата, так это его уровень технического совершенства. У меня есть потрясающие новости для тех, кто мечтает снять свой фильм: продвинутый уровень операторской работы, грамотный монтаж и хороший звук в независимом кино — это не мечты, а реальность. Теперь мы точно знаем, что при большом желании можно реализовать всё что угодно и при этом вовсе необязательно отказываться от «киношной» картинки, что характерно для некоторых «фестивальных» режиссёров.

    31 октября 2013 | 19:34

    Если хотите провести вечер, ощутив настоящий кейф от интеллектуального кино — то это то, что Вам необходимо.

    Здесь и аллюзия на Творца, который отдалившись от дел мирских, сочиняет очередной industrial/dark ambient/noise, упиваясь жизнью свиней. Композитор, именно как Творец, для которого сущее вокруг — есть ни что иное, как свиньи, при убийстве которых могут распуститься шикарные цветы.

    Здесь и взаимоотношения между Мужчиной и Женщиной, которым, на мой взгляд отводится отнюдь не главная роль, в данной ленте.

    Основная же идея, которая проходит красной ниточкой, меж судеб всех героев — это жизнь в лесу. Одноимённое произведение Генри Дэвида Торо упоминается героями этой ленты неоднократно.

    Сначала может возникнуть, что герои — потерянные создания, которые, также, как и герой «Уолдена, или Жизнь в лесу» — сосредоточены лишь на себе. На собственных переживаниях и заботах. Стоит вспомнить, как муж поддержал супругу, когда она ныряла в бассейне, за камнями. Или, финальный поединок между ней и композитором. Что также можно трактовать двояко. И, одна из трактовок, на мой взгляд — это вызов самому Творцу.

    Также следует упомянуть и о мельчайших аллегориях и аллюзиях,- здесь и проблема зависимости/со-зависимости, и болезненные манипуляции человеческим сознанием.

    Самое интересное, кино абсолютно бессюжетное. Вообще. И это ни сколь ни разнится с вышеописанным мною. Это как в жизни — искать в ней смысл дело неблагодарное и глупое. И, это последняя жирная метафора, которую принёс нам Шэйн Кэррат.

    В общем, кино определённо стоящее. Я бы определённо пересмотрел его ещё раз.

    Шэйн Кэррат, апплодирую стоя!

    10 из 10

    31 августа 2015 | 14:19

    С этой независимой картиной на самом деле нужно быть поосторожней, мало того, что режиссер Терренс Малик начинает извергать творчеством, как проснувшийся вулкан, так оказывается, что есть еще такие режиссеры как Шэйн Кэррат, которые способны продемонстрировать вам иную реальность. Единственная разница между ними в том, что в общей сложности, Малика творчество понять можно, в как бы медиативном виде оно не казалось.

    А этот клубок кадров с разными загадочными и условными эпизодами, казалось бы, предназначен для людей с наивысшим баллом IQ, или тех, кто сдал GMAT на 800, но боюсь и они столкнуться с нерешенной задачей. Картина «Примесь» — это фильм без сценария, точнее он есть и продуман до такой степени, что вы его не способны увидеть.

    С техникой Шэйн Кэррат дружит очень даже не плохо, потрясающий визуальный ряд, монтаж и музыкальное сопровождение, работа оператора — все атрибуты художественного фильма говорят, что «Примесь» это кое-что иное, чем фильм. Вот и представьте себе такого чудотворца, который внушит вам, что клубника это пульт от телевизора, даже если вы определите это достоверным фактом, толку от такого пульта или клубники будет мало.

    Стоит ли смотреть этот фильм — затрудняюсь ответить, с одной стороны режиссер демонстрирует ранее невиданное, а с другой стороны — нужно ли такое зрителю? Возможно, для этого представителя арт-хауса и найдется свой зритель, а когда на сцене такой фокусник как Шэйн Кэррат, то какой бы гениальный он трюк не проделал, он не имеет для меня какой-либо ценности, потому что он мне не нужен.

    5 из 10

    25 мая 2013 | 17:02

    Кино со множеством смыслов, а может вообще без них. Всё зависит от искушённого восприятия зрителя.

    Человека выводящего и подселяющего червей, можно назвать мистером Жизнь. Он наделяет нас иллюзиями, которым мы следуем некоторое время, а потом с неумолимостью ангела смерти он забирает всё нажитое добро. Человек со свиньями может быть творцом, не сознающим жизнь своих творений, лишь кое-где разбросавшим как камни — признаки своего бытия (книги, диски с «музыкой сфер»).

    А может быть это сам режиссёр, отчаявшийся в надежде на то, что его замысел поймут и призывающий зрителя взять жизнь в свои руки, а не смотреть это манипулятивное кино?

    Единственное что может быть общем для зрителя, это мечта об одинаковом субъективном опыте влюбленных, который зачастую — источник непонимания. Хотя именно он здесь последний рубеж идентичности.

    Стоит отметить обличительную концовку, напомнившую «Вечное сияние чистого разума». Меж тем, материнская нежность Крис к поросёнку несёт в себе что-то первобытное. Впрочем как и весь сценарий фильма, напоминающий мифы древних народов, адаптированные под конспирологию.

    16 июля 2014 | 07:30

    8 из 10

    У фильма Шейна Каррута «Примесь», вызвавшего бурную полемику среди киноманов, есть своя неопровержимая логика в построении сюжета- логика сна. Быстрое движение глаз, когда человек меняет направление своего взгляда может вызвать «смену ракурса». Но что произойдет, если человек сменит направление взгляда во время сна? Шейн Каррут прибегает к подобному приему в «Примеси», на протяжении всего фильма он меняет направление взгляда столь стремительно, что проследить за развитием сюжета у большинства зрителей просто не получается. Остается в ответ на произвол режиссера выдумывать смыслы. Перефразируя Платона, можно сказать о том, что все кино Каррута — изощренный обман чувств, то есть ложь. Проще всего интерпретировать образы вызванные подсознанием режиссера как библейские и тогда все станет на свои места. Свиньи превратятся в в стадо свиней в которых Иисус изгнал бесов, а сам фильм Каррута в «попытку изгнать содержание в обычном смысле слова; где нет содержания, там нечего ис­толковывать». Можно так же прибегнуть к поэтическому истолкованию Примеси и обнаружить множество литературных реминисценций от Бориса Виана с его Хлоей, в легких которой расцветает орхидеи, до натуралиста Генри Дэвида Торо с его призывами «Живи так, как тебе хочется». Эволюция человека (а можно и так истолковать смысл «пути всякого червя») завершится приобретением общих воспоминаний, но если прибегнуть к высказыванию Шопенгауэра, то все мы все погружены в один и тот же сон; более того, что все видящие этот сон являются единым существом. По Кэрроту, жизнь и есть «быстрое движение глаз»,которую называют быстрым или парадоксальным сном.

    29 января 2014 | 21:02

    Гений или безумец? Программист или режиссёр?

    Среди самых сильных последних впечатлений выделяю и обращаю ваше внимание на второй фильм — Upstream Color — американца Шэйна Кэррата. Это кино было премировано в январе на «Сандэнсе» — самом престижном фестивале независимого кино в Америке, а в феврале его показали на МКФ в Берлине. Вероятность выхода в российский прокат близка нулю: слишком своеобразно и слишком маргинально на сегодняшний день.

    «Интересно, что он курит?», — наверняка спросила бы меня одна знакомая синефилка, попадись ей это кино. Ну что ответить ей? «Точно, что не «Беломор». У меня почти случайно появилась возможность увидеть этот фильм на большом экране, и я не мог оторваться: смотрел как околдованный. Кино, делавшееся на коленке несколько лет, несмотря на вызывающую некоммуникабельность, отдающую доморощенным науч-попом, прорывается куда-то к экзистенциальным глубинам, не раз заставив меня впасть в оцепенение.

    Полагаю, всем самозваным нашим «режиссерам», тупо копирующим штампы массового кино, надо теперь застрелиться (дай им бог здоровья, конечно), в смысле — уйти в управдомы. Уж если и делать кино «в гараже», так вот такое — ни на что не похожее. Хотя, вру. Одна пара аналогий у меня по ходу просмотра всё-таки возникла. Если говорить о стиле, то это отчасти напомнило фильм Малика «Древо жизни», удостоенное, между прочим, не так давно «Золотой пальмы». Что касается темы, то в чем-то подобном раньше любил покопаться Дэвид Кроненберг. И в то же время картина Кэррата оставляет немало загадок и совершенно непредсказуема. А всё потому, что молодой американец пытается снимать так, как будто раньше до него никто не снимал кино.

    Такой неофитской отвагой обладают избранные единицы, по большей части, остающиеся впоследствии на обочине большого кинематографа, в ими самими же организованных маргиналиях. Полагаю, Кэррат раздвинет эти границы: между его дебютной работой, названной у нас «Детонатор», и второй, названной у нас «Примесь», куда больше различий, чем общих мест. Первая чем-то напомнила мне «977» Николая Хомерики, а вторая — уже сказал, что и кого, но в куда меньшей степени.

    Однозначно утверждать, кто в перспективе возьмёт верх — гений или безумец — применительно к этому режиссёру на данный момент просто невозможно. Обучавшийся режиссуре по теоретическим книжкам и на чужих фильмах, этот бывший программист-математик ухитрился проигнорировать всех своих учителей, даже Годара, с которым у него при желании, конечно, тоже можно обнаружить концептуальные переклички. Но почему-то лично у меня нет никакого желания искать тех, кто с той или иной долей вероятности мог повлиять на развитие этого самобытного таланта. Просто режиссерская самость здесь слишком очевидна. Но кино ли это вообще? А может это такая визуальная форма программного обеспечения?

    Кэррат, как мне представляется, задействует тут несколько вполне самостоятельных историй (если вообще в данном случае можно говорить о каких-то внятных сюжетных линиях). А именно: молодой женщины, над которой поставили довольно жесткий биологический эксперимент, чтобы затем экспроприировать её банковские вложения, звукооператора, по совместительству свиновода и «эскулапа», и молодого человека, который пытается завязать отношения с уже упомянутой жертвой ненаучного опыта.

    Если первый фильм Кэррата был очень даже словоохотлив, то во втором говорят куда меньше. Но что особенно бросается в глаза в новой работе, так это совершенно иной стиль высказывания, который во многом предопределяет непередаваемо изощренный, я бы сказал — ассоциативный, монтаж. Вместе с подложенной под изображение музыкой он превращает фильм в почти что музыкальный клип. Кроме того, в «Примеси» гораздо чаще используются крупные и сверхкрупные планы. Но смотреть это кино на мониторе — чисто конкретное убийство.

    Я попробовал — почти вся магия пропадает. Получается не кино, а суррогат. Поэтому вдвойне обидно за тех потенциальных зрителей, которым придётся знакомиться с этим на «13 дюймах по диагонали». Но о полноэкранном варианте приходится скорее забыть: ни один дистрибьютор в России, спустя более полугода после мировой премьеры не изъявил желания приобретать Upstream Color. А теперь, после появления «Примеси» в открытом доступе, и тем более вряд ли захочет покупать.

    29 июля 2013 | 19:17

    Это абстрактный фильм. Я думаю, что это правильный путь, чтобы описать это. Есть ли смысл (или поиск его) в том, что абстрактно? Это немного каверзный вопрос. Я думаю, что процесс построения истории или идеи начинается с изображения в вашей голове. В смешении через эти случайные кадры в вашей голове, как вы вяжете историю, и вы бы попытаться организовать их таким образом, что бы связать, чтобы быть конкретным повествования — и это не тот случай. Шейн Carruth сохраняет то смешение абстрактных кадров и представляет для вас так же, как они сами. орхидеи, нематоды, подчинение, аутоинвазии, мужчина и женщина, свинки, звуки и орхидеи… вспомнил «Древо жизни» Терренс Малик

    21 мая 2013 | 22:31

    Несмотря на абстрактность образов и, на первый взгляд, очень сильную размытость, картина передает не какое-то одно настроение, а целый спектр. Если Вы ищете в фильме острые эмоции или какую строго очерченную историю любви, то здесь Вы ее не найдете.

    Имеет ли смысл смотреть сие произведение искусства? Да — если Вы готовы воспринимать всю его неоднозначность от начала и до конца. Нет — если Вы пытаетесь найти смысл во всем, о чем будет рассказывать Вам эта картина.

    Просто приготовьтесь полностью погрузиться, безоценочно, тотально, с позиции наблюдателя.

    10 из 10

    30 мая 2013 | 20:32

    По настроению этот фильм близок к «Корпорации Святые моторы». Много символизма, аллюзий, недосказанностей и надежды, что все-таки есть ключик, позволяющий сложить детали паззла в цельную картину.

    На мой взгляд, у фильма три основные линии.

    1. Героиня — злодей. Здесь все наиболее понятно. Существует способ, позволяющий получить «особого» червя с помощью «особенных» цветов, происхождение которых становится ясно в конце фильма. Этот червь будучи помещенным в жертву тем или иным образом позволяет подчинить себе ее волю. Это и происходит с героиней, которой насильно скармливают червя и банально грабят.

    2. Героиня — герой. Вскоре ей встречается человек, с которым она быстро находит общий язык и который постепенно становится для нее большим, чем друг, любовник или муж. Скорее он становится частью ее самой. Даже воспоминания детства у них частично общие. Другими словами — примесь.

    3. Странный фермер — загадочные свиньи. Именно этот человек (человек ли?) помогает избавиться героине от особого червя (а, возможно, от раковой опухоли). Он поставил на поток странные эксперименты на людях, в результате которых люди оказываются прочно связанными со свиньями в загоне фермера. И их жизнь напрямую зависит от поведения этих созданий. А, может, все наоборот — свиньи в загоне лишь модели, с помощью которых фермер наблюдает за жизнью подопытных людей. Здесь еще раз стоит вспомнить название фильма.

    В конце фильм красиво закольцован: становится понятно происхождение цветов, из которых можно получить специальных червей. Оказывается, эти цветы вырастают на месте гибели ни в чем не виновных поросят со странной фермы.

    Вряд ли у кого-то сложилось полное понимание того, что хотел сказать автор этим произведением. Но удовольствие от фильма получить можно, если не зацикливаться на деталях паззла, которые никак не хотят вставать на свои места.

    3 ноября 2013 | 01:39

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>