всё о любом фильме:

Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии

En duva satt på en gren och funderade på tillvaron
год
страна
слоган-
режиссерРой Андерссон
сценарийРой Андерссон
продюсерПернилла Сандстрём, Йохан Карлссон, Линн Киркенар, ...
операторИштван Борбаш, Гергей Палош
композиторХани Джаззар, Горм Сандберг
художникДжулия Тегстрём
монтажАлександра Штраусс
жанр драма, комедия, ... слова
сборы в США
сборы в России
зрители
Россия  16 тыс.
премьера (мир)
премьера (РФ)
возраст
зрителям, достигшим 12 лет
рейтинг MPAA рейтинг PG-13 детям до 13 лет просмотр не желателен
время101 мин. / 01:41
Два коммивояжера, Сэм и Джонатан, продают всяческие новинки. Во время своего путешествия они попадают в различные ситуации, показывающие красоту и хрупкость нашего мира, величие одних и мелочность других моментов в жизни.
Рейтинг фильма
IMDb: 7.10 (8113)
ожидание: 99% (917)
Рейтинг кинокритиков
в мире
88%
73 + 10 = 83
7.8
в России
100%
11 + 0 = 11
о рейтинге критиков

Послать ссылку на email или через персональное сообщение

    * КиноПоиск не сохраняет в базе данных e-mail адреса, вводимые в этом окне, и не собирается использовать их для каких-либо посторонних целей
    Знаете ли вы, что...
    • На выбор названия фильма повлияла вдохновившая его создателей картина Питера Брейгеля-старшего «Охотники на снегу» («The Hunters in the Snow»).
    • В военном гимне, который несколько раз исполняется в фильме, использована мелодия «Боевого гимна Республики».
    • По словам Роя Андерссона, источником вдохновения для этого проекта для него послужил фильм «Похитители велосипедов» (1948).
    Знаете похожие фильмы? Порекомендуйте их...
    Порекомендуйте фильмы, похожие на «»
    по жанру, сюжету, создателям и т.д.
    *внимание! система не позволяет рекомендовать к фильму сиквелы / приквелы — не пытайтесь их искать
    Отзывы и рецензии зрителей rss-подписка
    • Добавить рецензию...
    • Обсудить на форуме >
    • Опросы пользователей >
    • 104 поста в Блогосфере>

    ещё случайные

    Поскольку в свое время мне хватило терпения посмотреть две предыдущие картины знаменитой трилогии, решил потратить еще полтора часа на ее завершающее полотно, тем более носящее такое заманчивое название. В конце концов Рой выпускает свои фильмы не так часто, точнее аккуратно раз в семь лет. Очевидно именно столько времени нужно неторопливому шведу, чтобы накопить материала для набора еще не показанных миру абстрактно-бытовых зарисовок из жизни горячих шведских граждан, а зрителю порядком забыть о содержании предыдущих серий.

    И если говорить о поисках сути бытия человеческого, то очевидно нужно трактовать работу (работы) Андерсона как демонстрацию того, что мы заменяем эти самые поиски копанием в навозной куче. Что физиологическая основа довлеет над духовной: бороться за еду, есть, гадить, а на досуге искать какой же сокровенный смысл заложен в этих действиях. А проще: смысл в том, что мы существуем; но только ли для того, чтобы жрать, пить и гадить или еще открыть в себе духовное начало?

    В этом мире все мы в одной лодке, но в слепоте своей пытаемся грести кто куда попало и как придется, не замечая соседей, если нам не требуется от них чего-то конкретного. И фраза «надеюсь, у вас всё хорошо» давно превратилась в стандартный вопрос, который задают больше из вежливости, чем из действительного желания узнать о том, что же происходит с человеком на самом деле.

    Только парадокс восприятия подобного кино в том, что неискушенный интеллектуальными фильмами зритель, особенно позарившись на заявленный в прокате жанр «комедия», в первую очередь увидит здесь тоскливые рассказы о быте, а вовсе не о бытие; и вряд ли даже пять часов трилогии способны высечь в его сознании мысль-искру о том, что в его существовании чего-то не хватает. Зрителю же, к подобному кино подготовленному, основной идейный посыл трилогии, полагаю, становится понятным еще в первой части и тратить столько времени за наблюдением статичной его художественной реализации не слишком интересно.

    Безусловно, цветовое решение картины тщательно проработано и старательно сведено к единой, колористически ограниченной, гамме. Не менее тщательно выбраны ракурсы и планы съемки, всегда сохраняющие пространственную перспективу, однако не приглашающие зрителя войти внутрь, а оставляющие его на пороге. В картине принципиально отсутствуют крупные планы, что в добавок намеренно усилено исключительно статичным положением камеры во всех сценах. Мы всё время наблюдаем происходящее, а не участвуем в нем. В целом, режиссер показывает нам действие с позиции того самого голубя, что сидит в сторонке, безучастный к возне людской, что, соответствует представлению о человечестве, погруженном в майю (философский термин из индуизма; дословно «иллюзия»). Концепция в общем достаточно понятная, но ее визуализация весьма утомительна. Непроизвольно напрягаешь зрение, пытаясь разглядеть что же там на лицах героев. Раздражает как чтение очень мелкого текста, который невозможно увеличить.

    Приятно оживляют картину сцены с Карлом XII-ым и его войском в кафе. Но гораздо важнее то, что в этот раз Андерсон не ограничился только демонстрацией унылой духовной спячки людей, но и показал к чему она приводит, вставив в повествование иллюстрацию циничной жестокости человеческой. Странно только, что довольно абстрактная эта сцена вызывает такой шок у невинного зрителя. Сцена безусловно мрачная, но… Дамы и господа, неужели вы уже забыли о том, что еще в середине ХХ века в центре просвещенной Европы из трупов замученных людей варили мыло, из кожи делали дизайнерские дамские сумочки (ценилась кожа с татуировками), а костная мука шла на удобрения!? А профессор Шпаннер, организатор опытов по варке человеческого мыла, после 45-го как ни в чем не бывало преподавал медицину в Кёльнском университете? Надеюсь, с памятью у вас всё хорошо…

    6 из 10

    25 декабря 2015 | 17:26

    Изнаночная сторона страны, которая нередко представляется среднестатистическому зрителю как социалистическая утопия, присутствует во всех фильмах трилогии Андерссона. Но если в «Песнях со второго этажа» и фильме «Ты, живущий» о Швеции напоминают разве что язык актеров и предельно лаконичное обустройство быта, то в «Голубе…» скандинавская самобытность проникает почти в каждую сцену, дополняясь очевидными аллюзиями, как то песни о гётеборгском баре или появление Карла XII.

    Но назвать этот фильм фильмом о Швеции было бы совершенно неправильно. Это фильм о людях. Сто минут видеоряда освещают чуть ли не все возможные проблемы общества (причем скорее шведского, нежели какого-то другого) в целом, и человека в частности.

    Это фильм о лицемерии, о дружбе, о прощении, о квази-дружбе, о мелочности и о важности мелких вещей, о деньгах, о войне, о власти, о детях, о суете, о бессмысленной жестокости, о любви немного странной (не путать с любовью гомосексуальной) и любви «обыкновенной» и о смертности человеческой, в том числе, как это известно, порой внезапной.

    По словам режиссера, он старался убрать из картины все лишнее, оставив лишь самое важное. Это весьма бросается в глаза, несмотря на то, что картина под конец кажется слегка затянутой.

    Поэтому для того, чтобы суметь держать себя в тонусе и не принять слишком легкомысленно очередную сцену неплохо ознакомиться если и не со всеми проблемами шведского общества, то хотя бы с одним из предыдущих фильмов трилогии.

    А сцены эти, в свою очередь, стоят того, чтобы к ним внимательно отнеслись — все же не просто так Рой Андерссон работал более 3 лет над фильмом.

    9,5 из 10

    17 июня 2015 | 00:35

    Смотрел в «Факеле» с субтитрами. Первые два фильма трилогии заслуженного рекламщика Роя Андерссона смотрелись легко, динамично и на одном дыхании. А вот данный фильм — завершающий трилогию получился более затянутым и такое ощущение, что в некоторых сценах, при просмотре вязнешь, как в трясине. Это, например, затяжные сцены в кафе с глухим посетителем или с выпивкой за поцелуи, строгим вахтером и др. Также непонятно зачем нужно было делать несколько раз повторяющуюся в разных локациях ситуацию, где коммивояжеры Сэм и Джонатан предлагают свои товары одинаковым образом их демонстрируя на себе. Может быть это из-за того что первую часть трилогии «Песни со второго этажа» отделяет от последней «Голубя…» целых 14 лет и идея с течением времени так сказать поистлела…

    И тем не менее надо отдать должное Андерссону — прежний абсурдный стиль юмора сохранен, манера съемки статичной камерой и цветовая концепция фильма опять же на высоком уровне. Перед нами вновь калейдоскоп из фрагментов жизни разных людей, со своими недостатками и слабостями. Блестящая подборка актеров, которые прекрасно передают комизм, нелепость и сюрреализм происходящего, особенно в первых сценах с открыванием бутылки и с влюбленной танцовщицей. Также производит огромное впечателение сцена с крутящимся гигантским барабаном, которая показывает какие жертвы приносятся только для того чтобы немного поразвлечь и доставить удовольствие мерзким богачам. Одним словом у Роя Андерссона получился продукт аналогичный предыдущему, но только, как-бы слегка разбавленный, разбодяженный.

    10 июля 2015 | 22:48

    Буквально вчера мне удалось посетить кинотеатр, где каким-то чудесным образом показывали фильм «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии». Разумеется, пропустить такой шанс было бы чрезвычайно грешно, поэтому я сразу же купил билет и отправился в небывалое путешествие по странным трагикомическим скандинавским зарисовкам Роя Андерссона в абсолютном одиночестве, ибо кинозал был пуст.

    Первое, что бросается в глаза — изменившаяся цветовая гамма, словно отображение того, что это всё-таки фильм, который уже по определению должен выделяться из остальных творений кинотрилогии. Впрочем, серость и тоска тоже имеют место быть, но уже в меньшей степени, чем, скажем, в «Песнях со второго этажа». Герои чрезвычайно изменчивы, они становятся добрее, терпимее друг к другу, здесь даже можно заметить поистине счастливых людей! А фраза: «Я рад, что у вас всё хорошо», которую произносят почти все герои, обретает именно тот символ Счастья с большой буквы. Счастья в простом течении жизни. Посему многие не верят, что именно за них рад кто-то ещё.

    Обобщая, можно сказать лишь одно: «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии» — это фильм, отлично завершающий трагикомическую трилогию Роя Андерссона и дающий надежду на то, что счастье, откровенно говоря, можно обрести всего лишь налив чашечку чая или закурив в окно.

    9 из 10

    18 августа 2015 | 14:29

    Именно зритель есть центральный персонаж этого кино. Потому что он решает, о чём этот фильм, и что хотят сказать авторы. В этом смысле фильм становится загадкой, которую и разгадывает зритель.

    Это кино о человеке в целом и о человеческой ответственности и о понимании, в этом у меня нет никакого сомнения. Абсурд, который плотно обтягивает каждую сцену, кажется, необходим для демонстрации Человека со стороны, а это очень трудно, потому что, как указывал Аристотель «всё, что мы знаем о мире есть человек», и мы глядим на человека глазами человека. Кто-то или в рецензиях или где-то еще говорил, что в этом фильме сцены как вольеры в зоопарке. Я думаю, что у Роя Андерссона получилось даже показать человека не в вольерах ситуаций, а даже более — в его естественной среде обитания.

    Может быть, получилось охватить и не все типы людей, и не все типы ситуаций, но это и не важно, поскольку самый, наверное, важный вопрос — вопрос о человеческой ответственности по отношению к своей жизни, к другим людям, поднят в фильме замечательным образом. Фильм как бы говорит «Omnia — homo» («Всё — человек»). И как бы мы не старались убеждать себя, что мы не такие жалкие, мы гордые, что мы не такие гадкие, мы хорошие — суть в том, что человеческое проявляется чрезвычайно многообразно.

    Жутко поразила сцена с гигантским барабаном (не говорю, что за барабан), после которой один из героев кричит «разве можно использовать людей ради собственного удовольствия!». Кричит он это, наверное, в порыве чувства ответственности за всех людей или в порыве некоего неожиданного понимания сути многих вещей.

    В одной из сюжетных линий даже плотно смешиваются исторические времена — приём «смены контекста» нужен, чтобы уменьшить силу предубеждений зрителя в отношении различных ситуаций, и усилить удивление, поскольку как говорил кто-то из философов — удивление рождает вовлечённость человека в ситуацию. Или же человек удивляется, но отрицает.

    В итоге мы и получаем эту разницу во мнениях по поводу фильма — одни говорят «Да ну, бред какой то, скучная дребедень», а другие говорят, что чуть ли не узрели в фильме самую суть человеского существа.

    Кроме того, хотелось бы отметить отличную работу художника Джулию Тегстрём и операторов — Гергея Палоша и Иштвана Борбаша.

    20 декабря 2015 | 12:42

    Фильм вызвал целый спектр эмоций, от смеха над ситуациями, в которые попадают неказистые герои и восхищения эстетикой оживших картин, до ужаса при виде огромного крутящегося цилиндра в финале, в котором шведские солдаты сжигают живьем пленных. Повсюду гротеск: пустые грязно-белые и мутновато-зеленые убогие интерьеры (насмешка над модным ныне скандинавским стилем?), в которых обитают герои всех эпох с выбеленными как у мимов лицами, застывшая в веках рутина, в которой один день неотличим от другого, и все лица выражают общую остутствующую эмоцию.

    Здорово увидеть сегодня кино, которое создано в соответствии с какой-то своей только ему присущей поэтикой и драматургией, и заставляет зрителя говорить на своем языке, уводя от привычных штампов.

    Что любопытно, фильм напрочь лишен крупных и даже средних планов, и смотреть его можно только, сидя близко к экрану, иначе ничего не разглядеть, как на последених рядах в зрительном зале театра.

    Статичная манера съемок, в которой кадр равен сцене (критики сосчитали, что их 39), и герои, закапывающие чувства глубоко в себя (или напрочь их лишенные) вызвали у меня ассоциации со скандальным фильмом Ульриха Зайдля «В подвале». Но у Андерссона все интереснее, глубже, неожиданней и почти никакого секса. Заслуженный «Золотой лев» Венецианского кинофестиваля.

    12 января 2016 | 01:40

    Ты хочешь знать: кто я? что я? куда я еду?
    Я тот же, что и был и буду весь мой век.
    Не скот, не дерево, не раб, но человек!

    Александр Радищев


    Не верьте названию киноленты и постеру к ней — это наживка. Для разглядывания реалистичных животных лучше сходите в зоопарк, для знакомства с фантастическими — перелистайте бестиарий. «Первый после Бергмана» снимает не о животных — исключительно о людях, об их хрупкости и уязвимости. Его инертные несчастливцы — это слепки с нас самих. Это мы сами — те, какими зачастую по тем или иным причинам нам удобнее идти по жизни.

    Шведский режиссёр, чей «Голубь…» наподобие сказочного петуха склевал и «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля, и доморощенного «Золотого жука», и ещё пятнадцать наград в разных обличьях, мог бы охарактеризовать себя, повторив слово в слово за Вячеславом Бутусовым: «По натуре я пессимист, который очень хочет стать оптимистом». Что он и сделал, поделившись собственным мироощущением в экзистенциальной трилогии о том, как быть человеком («Песни со второго этажа» (2000), «Ты, живущий» (2007) и «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии» (2014)).

    Выдержав семилетнюю передышку, самый меланхоличный шутник сегодняшнего киномира и адепт клипового мышления (отголоски рекламного прошлого) снова скомпоновал подборку то ли из скетчей, то ли из новелл, то ли из 39 перемещений из комнаты в комнату. Где они находятся? Господин Андерссон консервативен в своих предпочтениях, а потому «место встречи изменить нельзя». Музей естественных наук — лишь пролог, присказка для внедрения голубя в сюжетную канву. Традиционная кунсткамера, по которой с деревянной поступью зомби блуждают андерссоновские неудачники, на практике — идеально выверенный паноптикум. Стражник-зритель получает там возможность наблюдать за всеми «преступниками», заключёнными в разных камерах цельной кинематографической конструкции.

    А как же голубь? У него всё хорошо, несмотря на финансовые проблемы, о которых в стихотворении со сцены упомянет девочка? Голубю приходится нелегко: перед ним проходит целая череда лиц, пренебрежительно смешиваются эпохи. Наиболее благодатной территорией для путешествий во времени оказываются точки общественного питания. Шведский король Карл XII со свитой отбывает под Полтаву, но по дороге умудряется испить газированной воды и пофлиртовать с официантом в современном кафе. Под песенные куплеты раздаёт пиво и поцелуи трактирщица Лотта, а через пару минут превращается в фата-моргану, «то ли девушку, а то ли видение» глухого завсегдатая заведения.

    Иные картины-фантасмагории доведены до абсурда, как сцена с нагреваемой медной бочкой, сквозь стенки которой издают прощальные трубные звуки горемычные папуасы. Настолько же странны действующие лица, по внешним признакам и внутреннему наполнению — типичные белые клоуны.

    Белый клоун плачет — никому не жалко.
    Поделом зануду отлупили палкой
    Он такой нелепый, в блёстках, неуклюжий.
    Белый скучный клоун никому не нужен.

    (Анжелика Игнатова)

    Два коммивояжёра из индустрии развлечений с кармой Ивана Сусанина, твердящие: «Мы хотим, чтобы людям было весело!» — являются квинтэссенцией всеобщей печальной клоунады и монотонности.

    В гостях у Андерссона непозволительно быть скромным — наоборот, заглядывайте повсюду, не забывая о специально распахнутых дверях и густо населённых заоконных пространствах. Именно там порой бурлят эмоции, в то время как прямо перед вами медитирует очередной угрюмый филантроп, повторяющий, будто священную мантру: «Я рад, что у тебя всё хорошо!»

    «В глаз этот, маленькую, округлую шайбочку коричневого цвета с чёрной точкой посередине, было страшно смотреть. Он выглядел словно пришитая на оперенье головки пуговица, без ресниц, без бровей, абсолютно голая, вывернутая наружу безо всякого стыда и до жуткого откровенно; одновременно в этом глазу светилось какое-то скрытое лукавство; и в то же время казалось, что он ни откровенен, ни лукав, а просто-напросто — неживой, словно объектив камеры, вбирающий в себя весь внешний свет и не выпускающий обратно изнутри ни единого луча…» (Патрик Зюскинд)

    С теми же магнетизмом и неподвижностью, что в рассказе немецкого писателя «Голубка», взирает на нас сидящий на ветке и размышляющий о бытии «Голубь…» Роя Андерссона. В его фильмах нет профессиональных актёров и натурных съёмок — есть чёрный юмор, беккетовская театральность и усердно выстроенные мизансцены. Если для трагедии предпочтительны крупные планы, а для комедии — длинные, то в андерссоновском трагифарсовом действе правят бал последние. Снимать принято одним дублем, без монтажных склеек, поэтому декорация строится вокруг статичной камеры. Она высвечивает перспективу и мельчайшие детали скупой, но продуманной композиции, словно прожектор.

    Уникальный стиль работ шведа с его же подачи окрестили «тривиализмом». Обывателей полагается высмеивать, обыденность — клеймить, а вот многие ли их воспевали? Андерссон не способен выступать против человека, каким бы он ни был. Ему милы его сила и особенно — его слабости: «Может, банальности не так уж банальны? Может, всё банальное на самом деле важно?» Именно этой теме посвящены его картины, больше тяготеющие к театральным постановкам, об этом говорят на камеру его герои.

    Перемежая жизнь со смертью, а грусть — с иронией, Андерссон действует от противного и, погружая в депрессию, вручает таблетку от неё же. Его тоскливый, псевдоналаженный мир в оттенках «песка и тумана» с людьми, чьи пастозные лица будто минуту назад окунули в «молочную реку с кисельными берегами», а тела отдали во власть пиквикского синдрома, — призыв к побегу из личного Шоушенка. Нарочно утрированный анабиоз подстрекает вырваться из замкнутого круга. «Только старости недостаёт. Остальное уже совершилось…» После просмотра заключительной части трилогии хочется немедленно поймать и зажарить всех пернатых в округе, послать куда подальше мыслительные процессы и испытать на себе прелесть действия. «Гнать, держать, вертеть, обидеть, видеть, слышать, ненавидеть, и зависеть, и терпеть, да ещё дышать, смотреть» согласно списку или в произвольном порядке, в среду или в четверг, но как можно скорее!

    Ты, живущий, довольно распевать песни с многоэтажек и размышлять о бытии, останавливая мгновения. Твори новые, дерзай, живи!

    7 ноября 2015 | 17:33

    «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии» — невозможно не отправить данную картину на полку с артхаусом, исходя только из названия. Честно говоря, оно было первым, что привлекло мое внимание и сподвигнуло к просмотру. Вторым был постер фильма — пара лежит на песке, рядом расположилась собака. «Золотой лев» — сверху по центру.

    «Если вы собираетесь посмотреть только один фильм этим летом, то посмотрите этот» — гласит цитата из TimeOut New York. Неужели он действительно так хорош? Смотрю!

    Третьим, и, к сожалению, последним положительным пунктом «Голубя» явилась работа с камерой. Она статична, интересные мизансцены позволяют нам обратить внимание не только на передний, но и на задний план (вот только и тот, и тот в итоге получается одинаково лишенным смысла). Затянутость некоторых сцен вроде той, что про Карла 12-ого позволяют зрителю вдоволь назеваться, скинуть левую ногу с правой и закинуть правую ногу на левую, почесать нос, взглянуть на соседа слева и, вообщем-то, воспользоваться шансов увидеть вокруг больше, чем во всей 101 минуте «Голубя». Хватит зевать, мы еще не закончили!

    Посмотрим, что вещает нам описание фильма:

    «Два коммивояжера, Сэм и Джонатан, продают всяческие новинки. Во время своего путешествия они попадают в различные ситуации, показывающие красоту и хрупкость нашего мира, величие одних и мелочность других моментов в жизни.»

    Уж не припомню, сколько раз господа Сэм и Джонатан доставали из своего потрепанного жизнью чемоданчика мешочки со смехом, особо длинные вампирские зубы и прочую ерунду, всячески пытаясь показать, что они хотят развеселить как весь мир, так и тебя в частности. Вот только это не сработало. Ни разу. То ли юмор у шведов специфичный (в чем есть доля правды), то ли у меня его нет (что ложь). И чем больше это повторялось, тем больше хотелось елозить на стуле.

    Сюжета в фильме, как такового, не имеется. Не имеется и чего-то другого шаблонного, типа завязки, кульминации действия и развязки. Есть короткие, по несколько минут видеоистории несчастных людей, не способных сделать хотя бы что-то со своей жизнью. Эдакий тотальный фатализм, не иначе. Здесь фильм начинает грузить. Все люди — несчастны, не способные сделать хотя бы что-то, чтобы повернуть свою жизнь в другое русло. Это ли то, что я хотела узнать, направившись в кино в солнечный выходной день?

    «Фильм сразу сообщает, что является «заключительной частью трилогии о том, что такое быть человеком», ни больше ни меньше.»

    «Что такое быть человеком» — каждый из нас может увидеть, проснувшись утром и сварив себе кофе на кухне. Или, продырявив шину по дороге, судорожно пытаясь найти номер телефона кого-нибудь, кто может тебя выручить. Ковыряться в носу — это тоже быть человеком, как и ровно все остальное, что происходит вокруг нас. Для этого не нужно идти в кино.

    Мне посчастливилось побывать в Швеции, и я позволю себе заметить, что эта страна — это не только Ikea и скандинавское спокойствие, предрешенность всего вокруг и абсолютное следование правилам, от чего мне даже сейчас становится тошно. Для того, чтобы составить свое мнение о том, а что же на самом деле это за страна и что за люди там живут, я бы посоветовала вам посетить Швецию хотя бы раз. Как вариант, пересмотреть «Улыбки летней ночи» и «Фрёкен Юлия».

    И, ради бога, не судите по фильму.

    4 из 10

    П. С. Отдельное спасибо автору за песню в кафе.

    27 июля 2015 | 15:56

    Голубь, который сидит на ветке и размышляет о бытии. Голубь, который равнодушно следит за происходящим и не думает вмешаться. И камера таким же бесстрастным наблюдателем следит за героями. Не любит их, не сочувствует — просто фиксирует события.

    Два коммивояжера-неудачника, продающие вампирские зубы и маску дядюшки. Два неудавшихся коммерсанта, проходящих через весь фильм и с абсолютно унылым выражением лица объясняющих всем «Мы хотим, чтобы людям было весело». Индустрия развлечений с отсутствием чувства юмора. Маски, которые впору не продавать, а забирать у людей, потому что все они — в масках. «Я рад(а), что у тебя все хорошо», — говорят разные герои, с комом в горле, с равнодушием, с пистолетом у виска. Но нет в них этой радости. Есть просто необходимость что-то сказать, отреагировать на слова абонента на том конце провода.

    Короткие отрывки из жизни людей. Зарисовки-анекдоты. Карл XII, который по дороге на полтавскую битву заезжает в обычный бар на окраине. Учитель фламенко, безнадежно влюбленная в молодого ученика. Все это на фоне урбанистических пейзажей Швеции, до боли похожих на средний российский облцентр. Сюрреалистический грим — белые лица и кисти рук. Неспешность, поэтика, размышления. И смыслы, и цитаты, и отсылки к реальным событиям. И главный вопрос «Разве это правильно: использовать людей ради собственного удовольствия?»

    Шедевральный фильм, который оставляет долгое послевкусие. Еще несколько дней после просмотра продолжаешь осмысливать его, смаковать отдельные сцены, словно перекатывая их на языке, и так и эдак пытаясь распробовать вкус.

    P.S. После просмотра ушла гуглить «Болиден»

    10 из 10

    12 июля 2015 | 14:17

    Двое безэмоциональных коммивояжеров безрезультатно пытаются продать людям накладные вампирские клыки и мешочки со смехом. Мужчина умирает сразу после покупки обеда, и его пиво соглашается выпить один из посетителей. Король Карл XII заходит в современное кафе перед боем и делает молоденькому официанту недвусмысленные намёки. Привязанную мартышку бьют током в целях эксперимента. Трактирщица Лотта наливает пиво солдатам за поцелуй. Девочка рассказывает со сцены сюжет стиха о голубе с финансовыми проблемами. Старик-филантроп с пистолетом в руке рад, что у его собеседника всё хорошо. Люди на остановке пытаются выяснить какой сегодня день недели. Отставной моряк разговаривает на улице по телефону и не замечает, что в кафе за его спиной рушится чья-то жизнь.

    Я очень редко в своих киноизысканиях заступаю на территорию откровенного арт-хауса, и каждый раз оказываюсь к этому абсолютно не готов. Уже не помню, почему я решил, что мне непременно нужно посмотреть фильм «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии». То ли название привлекло, то ли «Золотой лев» Венецианского кинофестиваля, то ли восторженная рецензия Антона Долина, а может и всё сразу. В любом случае, как оказалось, это было смелое решение, учитывая, что «Голубь…» является заключительным фильмом трилогии заметного в узких кругах шведского режиссёра Роя Андерссона, первые два фильма в которой были сняты ровно в той же авторской манере, непривычной для привыкшего к мейнстриму глаза.

    И в общем-то всё в этом фильме понятно. Идеи считываются при минимальном напряжении натренированного на поисках скрытых смыслов серого вещества, благо что в целом все мысли здесь на поверхности. Рой Андерссон в серых тонах рисует нам унылое, лишённое красок человечество, погрязшее даже не в пороках, а в тотальном ощущении собственной «незначимости». Герои «Голубя..» обязательно лишены чего-то такого, без чего и жить-то вроде бы невозможно: кто-то обделён эмоциями, кто-то моралью, кто-то чувством юмора, кто-то внимательностью, кто-то милосердием, кто-то открытостью. И ведь ничего — живут как-то. Существуют. Даже находят себе поводы для радости: в собеседнике, в наступившем утре, в рождении ребёнка или в солдатском поцелуе. Хорошая, достойная идея для смелого кинематографиста.

    Вот только смотреть это без соответствующей подготовки оказывается тяжеловато. В словаре Даля в качестве примера словосочетания «арт-хаус» вполне мог бы фигурировать именно этот фильм. Полное отсутствие сюжетной линии, минимальные изобразительные средства, статичная, жёстко зафиксированная камера, серые краски, затянутые сцены, в которых на первый взгляд вообще ничего не происходит, странное, неестественное поведение героев в кадре, назойливо повторяющиеся реплики, гнетущий музыкальный ряд: в общем, полный авторский набор. Я всегда стараюсь понять чужие вкусы, вот и сейчас мне в принципе ясно, почему этот фильм может нравиться поклонникам подобного рода кинематографа. Это действительно сильное высказывание, сделанное уникальным, непривычным киноязыком. Но это не просто не моё кино.

    Очень сложно советовать этот фильм кому бы то ни было. Кто любит подобного рода кино, тот уже наверняка посмотрел «Голубя…» или занёс в список на просмотр, так как в мире арт-хауса эта лента — событие не из рядовых. А кто предпочитает что-то другое, что-то, где хотя бы есть сюжет, тому, наверное, стоит смотреть эту ленту исключительно из желания расширить свой кругозор и выйти из зоны мейнстримового комфорта. Тоже полезно, хоть временами и очень утомительно.

    7 из 10

    14 апреля 2016 | 11:19

    ещё случайные

    Заголовок: Текст:


    Смотрите также:

    Смотреть фильмы онлайн >>
    Все отзывы о фильмах >>
    Форум на КиноПоиске >>
    Ближайшие российские премьеры >>